Опыт электронного правительства в мире

Как уже отмечалось, канадский правительственный портал представляет собой один из самых крупных порталов, объединяющих G2C и G2B функции. Сайт представлен на двух языках — английском и французском и наряду с разделами для граждан Канады содержит G2C и G2B разделы для граждан, не проживающих в стране постоянно.

«Канадский сайт» правительства дает «возможность канадцам иметь электронный доступ ко всей открытой государственной информации, многим услугам, в удобное для них время и в удобном месте» [47].

Руководящий принцип создания электронного правительства в Канаде: организация услуг и информации в соответствии с потребностями и ожиданиями граждан. Правительство работает над тем, чтобы электронные правительственные услуги были общедоступными, простыми в использовании и соответствовали приоритетам канадцев; не требовали больших затрат времени и денег; были качественными и всесторонними; были конфиденциальными и безопасными; отвечали потребностям населения Канады.

Обсуждение возможности и необходимости разработки проекта американского электронного правительства велось с 1998 года. Однако только 24 июня 2000 года Билл Клинтон объявил об открытии правительственного портала в течение ближайших 90 дней.

Правительственный портал «Первое правительство» открылся в сентябре 2000 года. Техническим обеспечением занимался Эрик Брюер — один из основателей и главный научный сотрудник корпорации Inktomi. На сегодняшний день портал содержит 47 миллионов страниц — сайты всех американских правительственных учреждений, как центральных, так и местных.

Сейчас официальный портал правительства США предоставляет гражданам любую общедоступную правительственную информацию. Портал имеет четкое разделение на тематики G2G, G2B и G2C (G2C — government-to-citizen, взаимодействие государственных ведомств с гражданами, G2B -government-to-business, взаимодействие государственных ведомств с коммерческими организациями, G2G — government-to-government, внутригосударственное взаимодействие) [47].

В разделе G2B выделены точки перехода на правительственные ресурсы, касающиеся ведения бизнеса в сельском хозяйстве, проблем ведения бизнеса, связанных с наличием дочерних компаний, ведения внешнеторговой и экспортной деятельности, малого бизнеса, ведения бизнеса женщинами.

Кроме ресурсов государственных организаций на портале широко представлены ресурсы по информационной поддержке среднего и малого бизнеса:

– система для поиска информации, касающейся государственных тендеров и подачи заявок;

– ресурс, посвященный поддержке установления деловых отношений между предприятиями малого и среднего бизнеса, база данных ресурса содержит информацию о более чем 195000 предприятиях;

– система поиска информации о продажах оборудования и другого имущества различными государственными службами, а также о подобных закупках со стороны государства;

–ресурс, посвященный лицензированию различных видов деятельности, содержит ссылки на сайты лицензирующих организаций в каждом из штатов;

– отдельно выделена поисковая система по различным формам бизнеса по территориальному принципу.

Основная идея западной стратегии внедрения электронного правительства заключается в том, что электронное правительство выступает как инструмент развития демократии. Поэтому в западной литературе часто термины «электронное правительство» и «электронная демократия» употребляются в качестве синонимов [64].

Интернет и современные средства телекоммуникации открывают, прежде всего, новые возможности для организации взаимодействия между властью и обществом. Теоретически, широкое использование Интернета позволит сделать шаг от современной представительской демократии к современной «прямой демократии», т.е. к демократии в режиме реального времени» [64].

Концепция формирования электронного правительства с западной точки зрения должна исходить из нескольких основополагающих принципов:

– повышение осведомленности граждан о деятельности правительственных структур различных уровней;

– обеспечение доступности информации и ее доставка до конечных пользователей;

– поддержка и усиление обратной связи между властями и обществом.

– обеспечение участия граждан в деятельности государства;

– непосредственная поддержка демократических процессов [64].

Таким образом, система «электронного правительства» в рамках западного подхода ведет фактически к трансформации демократических процедур и сути демократии в обществе.

Что касается государственной политики, то «электронная демократия» (и в Канаде и в США) представляет собой, с точки зрения критерия «государственные органы власти — гражданское общество», «демократическую модель», при которой применяются механизмы привлечения к разработке и осуществлению государственной политики граждан и общественных организаций при сохранении централизованного управления. Поощряются различные гражданские инициативы, государство оперативно реагирует на мнение населения, проявляет чуткость, формирует условия для активизации деятельности гражданского общества. А с точки зрения критерия «центр-регионы и местная власть», — это явный пример модели «снизу вверх», при которой формирование политики начинается с нижних структур государственного управления, активно привлекаются региональные, городские и местные органы власти, участвующие в разработке и осуществлении различных программ и проектов, постановке целей и задач. На основании их предложений, с учетом их мнений и интересов затем разрабатывается целостная государственная политика в конкретной сфере жизнедеятельности [47].

Рассмотрим также модели электронного правительства, применительно к восточным государствам

Широкомасштабное внедрение ИТ во все сферы жизни и все слои общества стало для внутренней политики Сингапура задачей наивысшей приоритетности еще с 1980 года, когда был принят «План национальной компьютеризации» (The National Computerization Plan), действовавший до 1985 года .

Принятые десять лет назад национальный план «ИКТ 21» (InfoCom 21) и «План действий по внедрению электронного правительства» (e-Government

Action Plan) были направлены на расширение практического применения

информационных технологий в каждой сфере деятельности всех

правительственных департаментов и нашел свою реализацию в проекте

«СингапурОДИН»,    посвященном    строительству    государственной инфраструктуры, состоящей из комплекса высокопроизводительных информационных сетей, охватывающей все население страны. Уже к концу 2000 г. активными пользователями «СингапурОДИН» стали 60 тысяч сингапурцев, а по состоянию на январь 2002 г. к услугам этой системы постоянно обращалась половина всех семей страны (при том, что регулярным пользователей Интернета является каждый пятый ее житель).

Логичным продолжением описанных выше программ, в 2003 году стали национальный план «Соединенный Сингапур» (Connected Singapore) и «План действий по внедрению электронного правительства II» (e-Government Action Plan II), цель которых заключается в превращении Сингапура к 2010 году во всемирную столицу информационно-коммуникационных технологий XXI века, экономика которой, благодаря оптимальному использованию современных компьютерно-сетевых возможностей, была бы в высшей степени эффективной и динамичной. На расширение онлайновых форм работы правительственных служб и переход общественных организаций к работе в условиях «новой экономики» запланированы капиталовложения в размере полутора миллиардов сингапурских долларов (около $865 млн.). При этом в качестве ключевых вопросов деятельности электронного правительства определены инвестиции в ведущие сферы технологии, подготовка работников госсектора к работе с новыми информационными средствами и системами, адаптация административной системы к новым экономическим условиям.

План действий включает в себя стратегические цели и стратегические программы электронного правительства. Среди основных стратегических целей развития электронного правительства в Сингапуре в документе названы:

1)    перестройка Правительства согласно принципам цифровой экономики;

2)    предоставление интегрированных электронных услуг;

3)    упреждение и отзывчивость по отношению к гражданам и бизнесу;

4)    использование информационных и коммуникационных технологии (ИКТ) для открытия новых возможностей;

5)    поддержка инноваций.

Высокий уровень внедрения информационных технологий в сингапурскую действительность серьезно облегчает государственным структурам выполнение широкомасштабных контрольных функций, открывая перед ними в этом направлении широчайшие перспективы.

В отличие от западной модели электронного правительства, открытость деятельности государства для правительства Сингапура не является целью. Это скорее неизбежная уступка, жертва, взамен которой власти получают фактически неограниченную информацию о каждом гражданине, которую могут использовать по своему усмотрению.

С помощью правительственного портала «Электронный гражданин» каждый гражданин Сингапура может не только получить информацию о том или ином государственном ведомстве, но и совершить цикл жизненно необходимых операций, традиционно требующих больших временных затрат и многократного хождения по официальным инстанциям. Безусловным достоинством электронизации взаимоотношений гражданина с государственными органами является то, что клиенту высокоразвитого правительственного сайта совершенно не нужно знать ни о местонахождении того или иного учреждения, ни о режиме его работы, ни о «физической сущности» той операции, которую ему надлежит выполнить. Да и никаких углубленных компьютерных знаний от него, в принципе, не требуется.

Еще один пример государства с авторитарными чертами и системой государственной службы, выстроенной по модели рациональной бюрократии, добившегося значительных успехов в сфере электронного правительства – Южная

Южная Корея стремится добиться регионального лидерства в развитии электронного правительства.

Ассоциация стран Юго-Восточной Азии, а также Китая, Японии и Южной Кореи (ASEAN Plus 3) разрабатывает план по организации регионального центра электронного правительства и Южная Корея лоббирует его размещение в Сеуле. Согласно планам южнокорейского правительства, такой центр будет работать в качестве моста между странами ASEAN Plus Three и стимулировать обмен опытом, человеческими ресурсами, технической экспертизой и т.д.

А с точки зрения критерия «центр-регионы и местная власть», тут, как и в рамках «электронной демократии», наблюдается модель «сверху-вниз», когда решения принимаются на высших уровнях управления, а затем они доводятся до нижних уровней и конкретных органов регионального или местного управления, которые играют пассивную роль и выступают в роли простых исполнителей государственной политики или программ [41].

Такое сочетание моделей государственной политики имеет полное право на существование в качестве альтернативы электронной демократии и, возможно, может быть с успехом заимствована целым рядом государств.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->