ПОНЯТИЕ СТРУКТУРЫ НОРМ ПРАВА. ВИДЫ ГИПОТЕЗ, ДИСПОЗИЦИЙ, САНКЦИЙ

Понятие нормы права относится к числу важнейших категорий теории государства и права.

Нет в правовой системе другого составного элемента, который был бы связан с иными столь тесно и непосредственно, как нормы права. Любое правовое явление раскрывает и проявляет себя определенным образом только во взаимоотношении и взаимодействии с правовыми нормами. Прежде всего через них, на их основе происходит воздействие государства на правовую систему общества в целом и на составляющие элементы в отдельности.

Значительное внимание разработке учения о юридической норме было уделено видными представителями правовой науки в дореволюционной России (Н.М. Коркунов, Ф.В, Тарановский, Г.Ф. Шершенев и др.). Свое дальнейшее развитие оно получило в работах советских современных российских ученых (И. Александров, С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, М.И. Байтин, В.М. Баранов, П.Е. Недбайло, И.Н. Сенякин, Пиголкин, А.Ф. Шебанов и др.).

Право состоит из действующих в данном обществе юридических или правовых норм.

Актуальность темы исследования определяет то положение, что юридическая норма – первичная клеточка права, частица содержания, исходный, структурный элемент его системы. Именно поэтому естественно, что норме права свойственны все основные черты права как особого социального явления. Однако из этого положения не следует, что понятия права и нормы права совпадают. Право и единичная юридическая норма соотносятся между собой как общее и отдельное, которые наряду с чертами сходства имеют и свои особенности.

Отдельно взятая правовая норма или группа норм еще не есть право. Право – это система юридических норм, которая в наиболее полном и общем виде выражает в этих нормах государственную волю, ее общечеловеческий и классовый характер, пронизана едиными закономерностями и принципами, обусловленными экономической и политической структурой общества.

С учетом вышесказанного сформулируем основные задачи исследования:

– проанализировать особенности структуры юридической нормы с учетом различных теоретических подходов, имеющихся в юридической науке;

– исследовать способы изложения норм в нормативных актах государственного, гражданского, уголовного и уголовно-процессуального права,

Цель работы – исследование нормы права как особой разновидности социальных норм и признаваемое и обеспечиваемое государством общеобязательное право, из которого вытекают права и обязанности участников общественных отношений, чьи действия призвано регулировать данное правило в качестве образца, эталона, масштаба поведения, и особенности изложения норм в права в отраслях права.

Цель и задачи работы определили структуру работы, которая состоит из введения, основной части, состоящей из пять глав, заключения и списка использованной литературы.

Теоретической базой выступила нормативно-законодательная и теоретическая литература таких авторов как Коркунов Н.М., Корельский В.М., Лазарев В.В., Лившиц Р.З., Лейст В.О., Марченко М.Н., Пиголкина А.С. и др.

 

 

 

 

 

 

 

 

1.

 

Норма права является образцом (моделью) типового общественного отношения, которое устанавливается государством. Она определяет границы возможного или должного поведения людей, меру их внутренней и внешней свободы в конкретных взаимоотношениях. Норма права предусматривает свободу участников регулируемых общественных отношений в двояком смысле:

– во-первых, как способность воли субъекта сознательно избирать тот или другой вариант поведения (внутренняя свобода);

– во-вторых, как возможность действовать вовне, преследовать и осуществлять определенные цели во внешнем мире (внешняя свобода)1.

В современной юридической литературе норма права тоже определяется как правило или мера должного поведения. Перечислим формально-юридические признаки, характеризующие правовые нормы, среди которых: а) непосредственная связь норм права с государством (издаются или санкционируются государством); б) выражение ими государственной воли; в) всеобщий и предоставительно-обязывающий характер правовых норм; г) строгая формальная определенность предписаний, содержащихся в нормах права; д) многократность применения и длительность действия правовых норм; е) их строгая соподчиненность и иеархаичность; ж) охрана норм права государством; з) применение государственного принуждения в случае нарушения содержащихся в нормах права велений2.

Следует отметить, что любая единичная правовая норма приобретает качество, свойственное праву в целом только будучи включенной в его общую систему. Правовая норма можно сказать является относительно самостоятельным явлением, которое обладает собственными специфическими особенностями, углубляющими и конкретизирующими наши представления о праве, его понятии, сущности и содержании, о механизме регулятивного воздействия на общественные отношения.

Характерными чертами правовых норм следует отнести следующее:

1. Норма права единственная в ряду социальных норм, которая исходит от государства и является официальным выражением государственной воли.

2. Норма права отличается от других социальных норм свойственной только ей формальной определенностью, которая проявляется, прежде всего, в том, что правовая норма издается или санкционируется государством и выражается в той или иной установленной или признаваемой им форме. Например, в форме закона или подзаконного нормативного акта, договора с нормативным содержанием, правового обычая.

3. Норма права – единственная в ряду социальных норм, которая поддерживается в своей реализации, охраняется от нарушений принудительной силой государства.

4. Нормы права складываются из двух разновидностей общеобязательных правовых предписаний:

1) правил поведения, т.е. непосредственно регулятивных норм, норм прямого регулирования, которые обладают предоставительно-обязывающим характером, то есть устанавливают при наличии соответствующих условий вид и меру охраняемых и гарантируемых государством возможного и должного поведения участников общественных отношений, их взаимные субъективные права и юридические обязанности. Именно эти правила поведения составляют большую часть правовых норм.

2) исходных (отправных, учредительных) норм, к которым относятся нормы принципы, нормы-дефиниции и т. д., представляют собой нормы опосредованного регулирования1. Такие нормы хотя и не являются непосредственно регулятивными, поскольку сами не закрепляют прав и обязанностей субъектов, тем не менее также носят правовой характер; устанавливают (учреждают) общие начала, исходные положения и направления правового регулирования, участвуют в нем опосредованно, действуя в системной связи и единстве с нормами-правилами поведения, детализируются и реализуются через них.

5. Будучи, как все социальные нормы, с одной стороны, результатом отражения объективного мира, обобщения информации о нем, с другой – средством обратного воздействия, социальным регулятором отношений между людьми в общечеловеческих и классовых интересах, нормы права и в этом качестве отличаются существенными особенностями.

Следует подчеркнуть, что норма права адресована не отдельному лицу, а кругу лиц и ее действие не исчерпывается исполнением, а рассчитано на неограниченное число случаев, на многократное применение. Правовая норма продолжает действовать после реализации ее в общественных отношениях и поведении людей1.

Юридическая норма – предписание общего характера, которое рассчитано не на отдельное, разовое отношение, не на каких-либо конкретных лиц, а на множество отношений определенного вида и индивидуально неперсонифицированных лиц, подпадавших под условия ее действия. В то же время заметить, что норма права не предусматривает и не может предусмотреть в деталях каждое в отдельности жизненное обстоятельство. Она ориентируется лишь на типовые, вбирающие в себя сходные признаки жизненные ситуации, при которых возникает необходимость или потребность ее применения.

Таким образом, правовая норма отражает и регулирует наиболее типичные многократно повторяемые отношения между людьми, в упорядочении которых непосредственно заинтересовано и участвует государство. Так, отношения по поводу собственности, политической власти, управления, правосудия, охраны прав и свобод граждан, организации труда, борьбы с преступностью и т. д.

6. К специфическим признакам норм права является их охрана и обеспеченность государственным принуждением

Структура нормы представляет собой ее внутреннее строение, внутреннюю форму, способ связи и порядок расположения составляющих ее структурных элементов.

Необходимо выделить то положение, что наиболее распространено в юридической литературе мнение о трехчленной структуре правовой норме. Любая норма устанавливает для участников регулируемых общественных отношений взаимные права и обязанности, предусматривает фактические обстоятельства, при наличии которых носителями этих прав и обязанностей становятся определенные, конкретные лица — субъекты правоотношений; предупреждает о последствиях нарушения данной нормы. Именно такому содержанию нормы права — правила поведения — соответствует свойственная только ей структура, внутреннее строение, характеризуемое единством и взаимосвязью составляющих ее трех элементов: диспозиции, гипотезы и санкции1.

Гипотеза (предположение) — это элемент правовой нормы, в котором указывается, при каких условиях следует руководствоваться данным правилом. В гипотезе излагаются те фактические обстоятельства, при наличии которых у лиц возникают юридические права и обязанности.

Спектр таких жизненных обстоятельств и всякого рода условий широк и разнообразен. Гипотеза может выражаться, в частности, в указании на сроки вступления в действие правовой нормы, на достижение определенного возраста гражданина — субъекта права, на время и место совершения того или иного события, на «принадлежность» гражданина к тому или иному государству.

Например, в нормах ст. 59 (ч. 2) и 60 Конституции Российской Федерации2, предусматривающих, что «гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом» и что «гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет», гипотезой является факт принадлежности лица к конкретному государству Российской Федерации, факт гражданства. Гипотеза указывает, что данные нормы права касаются лишь граждан Российского государства и не относятся ко всем другим лицам, проживающим на его территории.

Можно привести в качестве примера норму гражданского права, изложенную в статье 284 Гражданского кодекса Российской Федерации3, которая определяет обязанность наймодателя по содержанию сданного внаем имущества. Гипотезой, в данной норме является сдача внаем имущества. При таком условии у одного лица (наймодателя) возникает обязанность содержать сданное внаем имущество, а у другого (нанимателя) — право требовать исполнения этой обязанности.

В зависимости от строения гипотезы подразделяются на простые и сложные.

Простая гипотеза предполагает какое-то одно условие, через которое реализуется юридическая норма. Например, гипотеза нормы, выраженной в ст. 276 ГК РФ: «Договор имущественною найма между гражданами на срок более одного года должен быть заключен в письменной форме»1.

Если гипотеза связывает действие нормы с наличием двух или более условий, то она называется сложной.

Разновидностью сложной гипотезы является альтернативная гипотеза. Ее сходство с другими сложными гипотезами состоит в том, что она также предусматривает два или несколько условий осуществления правовой нормы. Однако согласно альтернативной гипотезе — и в этом ее отличие для вступления нормы права в действие достаточно одного из перечисленных в ней фактических обстоятельств. Другим основанием для классификации гипотез служит форма их выражения. По этому критерию они подразделяются на абстрактные и казуистические.

Абстрактная гипотеза, указывая на условия действия нормы, акцентирует внимание на их общих, родовых признаках. Абстрагируясь от частного, она вместе с тем связывает осуществление нормы с наступлением конкретных отношений определенного вида в качестве предмета правового регулирования. Отсюда следует, что абстрактная гипотеза как и все абстрактное, является тем же неконкретным, неопределенным в его типичных чертах и проявлениях. Преобладание в правой системе норм с абстрактными гипотезами объясняется тем, что это способствует разумным пределам объема и стабильности нормативного материала.

Казустическая гипотеза связывает реализацию юридической нормы, возникновение, изменение или прекращение основанных на ней правоотношений с отдельными, строго определенными частными случаями, которые трудно или невозможно отразить с помощью абстрактной гипотезы. Например, гипотеза нормы уголовного права предусматривает вступление этой нормы в силу при наличии состава преступления.

Безотносительно к той или иной разновидности гипотеза всегда предполагает условия наступления действия юридической нормы, приведения в движение ее диспозиции.

Диспозиция (распоряжение) — это элемент правовой нормы, в котором указывается, каким может или должно быть поведение при наличии условий, предусмотренных гипотезой. Диспозиция раскрывает само правило поведения, содержание юридических прав и обязанностей лиц. Диспозиция является основой, ядром нормы права, без диспозиции немыслимо ее существование.

Вследствие того, что законодатель по-разному формулирует содержание диспозиции, иногда требуются определенные логические операции для того, чтобы точно определить круг сторон — участников возникающих на базе данной нормы правоотношений, а также их права и обязанности1. Подобная ситуация особенно часто возникает тогда, когда диспозиция дается не в прямой, а в описательной форме и когда требуется указание на основные признаки противоправного деяния или деяний (кража, грабеж, вымогательство, шантаж и др.).

Весьма четко и доступно излагается содержание нормы права (диспозиция) и указывается на права и обязанности сторон в договорах поручительства, подряда, купли-продажи, залога и других гражданско-правовых сделках.

В приведенном выше примере диспозиция предписывает, что наймодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт сданного внаем имущества, если иное не предусмотрено законом или договором, а наниматель в случае неисполнения наймодателем этой обязанности имеет право либо произвести капитальный ремонт и взыскать с наймодателя стоимость ремонта или зачесть ее в счет наемной платы, либо расторгнуть договор и взыскать убытки, причиненные его неисполнением.

Яркой иллюстрацией четкого определения диспозиции и указания на права и обязанности сторон может служить, в частности, ст. 359 Гражданского кодекса России2, регулирующая отношения, возникающие из договора о залоге. В ней говорится, что «кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещения кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено». Диспозиция в данном случае довольно четко и целенаправленно (на исполнение требований закона) определяет права кредитора (удерживать вещь «до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено») и обязанности должника (добросовестно исполнить лежащее на нем «соответствующее обязательство»).

Диспозиция — это стержень правовой нормы, квинтэссенция содержания правила поведения. В диспозиции получает выражение предоставительно-обязывающий характер нормы права, позволяющий ей, при наличии предусмотренных гипотезой условий, выступать в качестве государственного регулятора отношений между людьми, необходимой юридической предпосылки правовых отношений. Именно диспозиция заключает в себе модель правомерного поведения.

В зависимости от формы выражения диспозиции подразделяются на управомочивающие, обязывающие и запрещающие.

Управомочивающие диспозиции предоставляют субъектам право на совершение предусмотренных в них положительных действий, определяет тот или иной вариант их возможного, дозволенного поведения. В качестве операторов волевого поведения субъектов в управомачивающих диспозициях выделяют слова «вправе», «имеет право», «может». Например, диспозиция нормы, содержащейся в ст. 4 Конституции Российской Федерации: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не противоречащими закону»1.

Обязывающие диспозиции возлагают на субъектов обязанность совершения определенных положительных действии, предписывают им тот или иной вариант должного поведения. В качестве операторов волевого поведения в обязывающих диспозициях используются слова: «обязан», «должен», «надлежит». Например, диспозиция нормы, закрепленной в ст. 15 Конституции РФ: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы»2.

Запрещающими называются диспозиции, содержащие запрет совершения определенных противоправных действий (или бездействия). Запрещающая диспозиция требование воздерживаться от определенного варианта отрицательного поведения, которое законом признается правонарушением. Операторами волевого поведения в запрещающих диспозициях служат слова «запрещается», «не вправе», «не может», «не допускается».

В случае нарушения диспозиции правовой нормы вступает в действие предусмотренная данной нормой санкция.

Санкция (взыскание) — это элемент правовой нормы, в котором определяется, какие меры государственного взыскания могут применяться к нарушителю правила, предусмотренного диспозицией. Санкция определяет меры юридической ответственности за нарушение определенной нормы права.

Подчеркнем, что санкция всегда выражает реакцию государства в лице его судебных, правоохранительных и иных органов на противоправное поведение граждан или организаций. Именно санкция придает юридическим нормам, всему праву общеобязательный характер.

Санкция юридической нормы – это ее третий, заключительный элемент, в котором предусмотрены определенные нежелательные последствия материального, физического, психического и т. п. характера, наступающие для лица, нарушившего диспозицию данной нормы. По своему содержанию санкция есть вид и мера юридической ответственности правонарушителя.

Подкрепляя диспозицию, санкция вносит дополнительные существенные штрихи в характеристику юридической нормы и права в целом как государственного регулятора социальных отношений. В санкциях особенно выпукло проявляется и конкретизируется неразрывная связь государства и права.

Профилактическое влияние санкции на сознание субъектов регулируемого отношения в целях обеспечения их правомерного поведения начинается с момента издания правовой нормы. В действие же механизма правового регулирования она вступает в случае совершения правонарушения в целях пресечения противоправных действий (или бездействия) и восстановления нарушенного права.

Санкция – наиболее подвижная, динамичная часть нормы права. Она особенно чутко реагирует на изменения, происходящие в условиях жизни общества и государства, в общественных отношениях. Это позволяет, не меняя более или менее длительное время нормы права в целом, вносить изменения лишь в их санкции, приспосабливая тем самым существующие правовые предписания к решению назревших потребностей общественного развития.

В рассматриваемом примере наймодатель в случае нарушения своих обязательств должен в соответствии с законом возместить убытки нанимателю. Если же наймодатель добровольно не выполняет эти законные требования, то компетентные государственные органы (суд, арбитраж) применяют к нему соответствующие меры государственного воздействия, которые и обеспечивают исполнение договорных обязательств.

В зависимости от характера мер государственного воздействия санкции подразделяются на штрафные (карательные) и правовосстановительные.

Карательные санкции заключаются в лишении правонарушителя определенных благ, в наказании его путем лишения свободы, ссылки, высылки, путем осуждения его на выполнение принудительных работ и т. д. Карательные санкции состоят также в возложении на виновное лицо особых обязательств, например в виде уплаты пени, штрафа, а также в официально-властном осуждении и порицании (условное осуждение, выговор, предупреждение и т. п.) противоправного поведения.

Смысл правовосстановительных санкций состоит в восстановлении нарушенного права, в принуждении к исполнению невыполненной обязанности или же в возложении на лицо или организацию обязанности возместить незаконно причиненный ущерб. Согласно российскому гражданскому законодательству, а именно ст. 307 ГК, в частности, у лица, причинившего вред другому лицу, возникает обязательство совершить в его пользу «определенное действие»1, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п. либо воздержаться от определенного действия.

Некоторые авторы трактуют диспозицию как само правило поведения, то есть отождествляют диспозицию с нормой права. Такое суждение, однако, трудно признать правильным. Диспозицию нельзя не противопоставлять другим составными элементами правовой нормы, ни отрывать от них. Несмотря на свою приоритетность в структуре правовой нормы, диспозиция сама по себе еще не есть норма права. Только в результате системного объединения, целостного единства трех частей – диспозиции, гипотезы и санкции, обладающих относительной самостоятельностью и своими особенностями, образуется целостное, качественно новое правило поведения.

Каждый из названных элементов имеет в структуре правовой нормы свое особое место и назначение, вследствие чего, по справедливому суждению, сложившемуся в юридической науке, без гипотезы норма бессмысленна, без диспозиции немыслима, без санкции бессильна. Таким образом, структура юридической нормы как логическая взаимосвязь гипотезы, диспозиции и санкции в наиболее общем и кратком виде может быть выражена формулой: «если — то — иначе (в противном случае)».

Санкции юридических норм различаются прежде всего по их отраслевой принадлежности. К уголовно-правовым санкциям относятся, например, штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, конфискация имущества, лишение свободы на определенный срок и другие виды наказания, предусмотренные УК РФ. Они представляют собой меру государственного принуждения, применяемую только судом к лицам, совершившим преступление.

Административно-правовые санкции предусматривают штраф; конфискацию предмета, явившегося орудием совершения ими непосредственным объектом административного правонарушения; лишение специального права, предоставленного данному гражданину (например, управления транспортными средствами, охоты); исправительные работы; административный арест и другие виды взысканий. Они могут применяться административными органами и судом к лицам, совершившим административные правонарушения.

Дисциплинарно-правовые санкции включают в себя замечание, выговор, перевод на нижеоплачиваемую работу или смещение на низшую должность и другие взыскания, предусмотренные Кодексом законов о труде Российской Федерации. Они применяются администрацией предприятия, учреждения, организации за нарушение трудовой дисциплины. С этой разновидностью санкций сочетается, хотя имеет и самостоятельное значение, такая санкция как материальная ответственность рабочего или служащего за причиненный по его вине ущерб предприятию, учреждению, организации при исполнении трудовых обязанностей.

Среди гражданско-правовых санкций, применяемых за совершение гражданских правонарушений, преобладают санкции в виде возмещения правонарушителем причиненного имущественного вреда (изъятие имущества из чужого незаконного владения, возмещение убытков, принудительное выполнение невыполненной обязанности и т. п.) или в виде взыскания с виновного в нарушении договорных обязательств неустойки (штрафа, пени).

Соответствующие санкции присущи также нормам, относящимся и к другим отраслям права.

По характеру неблагоприятных для нарушителя последствий санкции подразделяются на правовосстановительные (возместительные) и штрафные (карательные). К первым относятся: санкции гражданского, финансового, трудового, процессуального права, ко вторым — уголовного и административного права.

В зависимости от степени определенности санкции юридических норм делятся на абсолютно-определенные, относительно-определенные и альтернативные.

Абсолютно-определенные санкции точно указывают меру государственного воздействия, которая должна быть применена в случае нарушения данной нормы

Относительно-определенные санкции устанавливают низший и высший или только высший пределы меры государственного воздействия на правонарушителя. Например, санкции норм Особенной части уголовного права, выраженные формулами: «наказывается лишением свободы на срок от … до … лет», «наказывается лишением свободы на срок до… лет».

Альтернативные санкции позволяют правоприменителю выбрать из двух или нескольких возможных вариантов меры государственного воздействия какой-то один — наиболее соответствующий конкретным обстоятельствам совершенного правонарушения.

Обобщая вышесказанное можно сделать такой вывод. Норма права может выполнять свои непосредственные регулятивные функции лишь при наличии всех ее структурных элементов. Если представить, что в норме не указаны обстоятельства, при которых она действует, то есть отсутствует гипотеза. Такая норма будет безжизненной, ибо неизвестно, при каких условиях следует руководствоваться изложенным в ней правилом. Если в норме нет диспозиции, то такая норма превращается в «пустышку», теряет качество социальной нормы вообще. Отсутствие в структуре нормы санкции, обеспечиваемой мерами государственного принуждения, лишает ее качества правовой нормы, поскольку важнейшим признаком нормы права является охрана ее государством. Таким образом, норма права может активно воздействовать на общественные отношения, быть их государственным регулятором только при единстве и логической взаимосвязи всех ее структурных элементов.

 

2. СПОСОБЫ ИЗЛОЖЕНИЯ НОРМ В НОРМАТИВНЫХ АКТАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА

 

Начиная рассматривать способы изложения норм в нормативных актах государственного права следует сказать следующее. В сферу государственного права попадает только определенная часть общественных отношений. Но это не значит, что сфера государственно-правового регулирования незначительна. На самом деле и по своему значению, и по объему эти отношения весьма важны. Более того, оставаясь только частью гражданского общества, государство постоянно расширяет свое вмешательство в общественную жизнь. Это происходит не только из-за за политических устремлений оказывающихся у власти тех или иных общественных сил, но и по причине объективно обусловленного усложнения экономических, политических и социальных отношений, возникновения все новых препятствий на пути общественного прогресса (рост преступности, падение нравов и духовности, угроза экологической катастрофы, опасности, связанные со злоупотреблениями научно-техническими открытиями, и др.).

Нормы государственного права предусматривают особый круг явлений реальной жизни, с которыми связываются определённые правовые последствия. Их главный отличительный признак обусловлен спецификой предмета правового регулирования рассматриваемой отрасли и состоит в социально-политической направленности юридических действии субъектов правоотношений, социально-политического характера последствий для определенной группы событий1. Юридические действия органов государственной власти во исполнении их компетенции, решения общественных организации о выдвижении лица кандидатом, в депутаты, запрос депутата на сессии ГосДумы, обращение гражданина в государственные или общественные органы с предложениями об улучшении их деятельности и т. д.,— все это юридические акты и юридические поступки совершаемые субъектами государственного права в политической сфере, в сфере осуществления государственной власти народом, его представителями в его собственных интересах. Нормы государственного права связывают реализацию гражданами их политических прав с наступлением, определенного возраста. Законодатель придает также юридическую значимость определёнными периодам времени, в течение которых должны быть избраны представительные органы, состояться отчет депутата, исполнительного комитета Совета народных депутатов и т. д.

Если обратиться к статьям нормативно-правовых актов (законам, актам исполнительной власти), то при анализе не всегда обнаруживаются все три элемента правовой нормы. Так, в статьях Конституции содержатся, как правило, только гипотеза и диспозиция, санкция же отсутствует. В ряде статей уголовного закона гипотеза и санкция излагаются в полном объеме, а диспозиция формулируется только в общем виде. Это говорит о том, что норма права и статья нормативно-правового акта не совпадают.

Фактически элементы правовой нормы (гипотеза, диспозиция, санкция) могут располагаться в различных статьях одного и того же нормативно-правового акта. В то же время следует заметить, что они могут располагаться иногда и в статьях различных нормативно-правовых актов, что обусловлено наличием неодинаковых форм правовых норм, способов их выражения с сохранением собственной логической структуры, так как норма права — это единое общеобязательное правило поведения, которое исходит от государства и находится под его защитой1.

В целях более глубокого и разностороннего понимания структуры нормы права, равно как и ее составных частей, важное значение имеет рассмотрение способов изложения норм права. В правовой теории и практике довольно часто возникает вопрос о том, как располагаются нормы права в текстах (частях, разделах, статьях) нормативно-правовых актов, и в частности, как соотносится структура нормы права со структурой ее статей (пунктов). Анализ такого соотношения показывает, что здесь возможны и в действительности существуют различные варианты.

Существуют следующие основные способы изложения правовых норм в статьях нормативно-правовых актов:

1. Прямой способ изложения. Суть этого способа состоит в том, что в статье нормативно-правового акта излагаются все три элемента правовой нормы (гипотеза, диспозиция и санкция). Здесь логическая структура нормы права совпадает со структурой статьи нормативно-правового акта. Можно найти множество примеров такого построения нормативного материала, когда бы оно идеально соответствовало трех членной структуре нормы права. В действующих нормативных актах такое совпадение бывает не всегда. Главное состоит в том, чтобы лица, применяющие норму права, смогли бы обнаружить в статьях нормативно-правового акта или актов все структурные элементы, так как только при их наличии норма может обеспечить государственно-властное регулирование общественных отношений.

2. Отсылочный способ изложения. При такой форме изложения правовой нормы в статьях нормативно-правовых актов содержатся не все ее структурные элементы, но имеется отсылка к другим родственным статьям этого же нормативно-правового акта, где находятся недостающие сведения.

3. Бланкетный способ изложения. При таком способе в статье нормативно-правового акта устанавливается лишь ответственность за нарушение определенных правил. Однако самих правил, которые нарушены, в ней не содержится и нет прямой отсылки к другой статье этого же закона. В таких статьях содержатся гипотеза и санкция, диспозиция же только называется, содержание ее не раскрывается.

Отличие бланкетного способа изложения элементов правовой нормы в статье закона от отсылочного выражается в следующем: при отсылочном способе указывается конкретная статья, к которой следует обращаться, чтобы добыть недостающие сведения об элементах правовой нормы. Эта статья содержится в том же нормативно-правовом акте. При бланкетном способе отсылка к конкретной статье закона не дается, а недостающие сведения об элементах правовой нормы следует искать в другом или других нормативно-правовых актах.

Правильное понимание структуры юридической нормы с необходимостью предполагает четкое представление о соотношении нормы права и статьи нормативного акта. Данный вопрос имеет важное не только научное, но и практическое значение. Смешение нормы права, которая относится к содержанию права, со статьей нормативного акта, относящейся к форме выражения права, их отождествление ведет к неправильному представлению о внутреннем строении юридической нормы, постановке под сомнение или даже отрицание ее трехэлементной структуры, затрудняет процесс применения права1.

Норма права далеко не во всех случаях совпадает со статьей закона или иного нормативного акта. Не всегда в словесной формулировке отдельной статьи можно обнаружить все три известных нам элемента соответствующей правовой нормы, не говоря о том, что и тогда, когда норма права и статья нормативного акта совпадают, структурные элементы нормы зачастую не лежат на поверхности, требуется вычленить их путем мыслительного процесса. Непринятие во внимание этого обстоятельства ведет к утверждениям о двухэлементной структуре некоторых правовых норм, когда у одних из них якобы отсутствует гипотеза, у других – санкция2.

Вопрос о соотношении нормы права и статьи нормативного акта тесно связан с правилами законодательной техники, такими ее требованиями, как ясность, краткость и компактность изложения нормативного материала, удобство его изучения, толкования и применения. Сообразно этому в тексте статей формулировки некоторых элементов нормы могут сливаться, отдельные элементы полностью или частично подразумеваются. Например, в словесной формулировке диспозиций многих норм нередко указываются либо только субъективные права, либо только юридические обязанности одной из сторон, но при этом необходимым образом подразумеваются соответствующие им обязанности или права другой стороны.

Как известно, что воздействие права на общественные отношения порождает правоотношения, через которые происходит реализация права. Что касается государственного права, то не все его нормы способны породить правоотношения. Эта отрасль в силу своего назначения и характера содержит много деклараций, которые, безусловно, важны для установления порядка в той или иной области, но не через конкретные правоотношения, а путем психологического воздействия на людей, провозглашения самых общих правил и принципов, которые влияют на создание конкретных норм.

Примером такой декларативной нормы является положение ст. 2 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Ясно, что эта норма не порождает конкретного правоотношения с его обязательственной частью, не может быть предъявлена в суде тем или иным человеком для защиты своих требований. Но она важна как самое общее указание государству постоянно помнить о приоритете человека по отношению к власти, и в этом — высочайшее значение данной нормы для поддержания демократического порядка.

Таким образом, ряд норм государственного права представляют собой нормы-декларации. Но большинство из них содержит конкретные общеобязательные правила поведения и предполагает или прямо указывает на возможность принудительного обеспечения. В них часто можно выделить обычные структурные элементы всякой правовой нормы: гипотезу, диспозицию и санкцию. Но во многих нормах санкция отсутствует, в иных же нет и гипотезы. Это затрудняет технико-нормативистский анализ многих конституционных правоотношений, заставляя юристов логически выводить или искать скрытые средства правового обеспечения таких норм. Но часто это не требуется, так как порождаемые этими нормами правоотношения не приводят к конфликтам или достаточно надежно обеспечиваются нормами политической морали.

Как и в других отраслях права, по характеру предписания к государственно-правовые нормы бывают:

1) императивными, в которых правило поведения не оставляет субъекту никакой свободы выбора, а четко предписывает поступать в соответствии с указанием. Пример (ст. 116 Конституции РФ): «Перед вновь избранным Президентом Российской Федерации Правительство Российской Федерации слагает свои полномочия»;

2) диапозитивными, в которых субъекту предоставляется возможность воспользоваться или не воспользоваться своим правом, выбрать одно из действий, предусмотренных в данной норме. Пример (ч. 1 ст. 85 Конституции РФ): «Президент Российской Федерации может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации…». Или (ч. 1 ст. 117 Конституции РФ): «Правительство Российской Федерации может подать в отставку, которая принимается или отклоняется Президентом Российской Федерации».

Нормы государственного права находят свое выражение в различных формах, среди них — конституция, закон, указ и другие правовые акты. Эти формы правовых актов характерны практически для всех институтов государственного права, и не следует думать, что каждому институту соответствует какая-то одна, форма. Так, институт исполнительной власти регламентируется в форме конституционных норм, законов, указов Президента, решений Конституционного Суда.

Для осуществления норм государственного права характерен особый механизм реализации через конкретные нормы других отраслей права.

Нормы государственного права имеют свои характерные особенности. В отличие от правовых норм других отраслей, которые, как правило, имеют гипотезу, диспозицию и санкцию в нормах государственного права формулируется, как правило, лишь диспозиция и гипотеза, а санкции содержатся в актах иных правовых отраслей (уголовного, административного и т. д.).

По характеру содержащихся предписаний нормы конституционного права классифицируются на:

1) управомочивающие (ст. 20, 83 Конституции);

2) обязывающие (ст. 58, 59 Конституции);

3) запрещающие (ст. 13 Конституции). По степени определенности содержащихся предписаний различают нормы:

1) императивные (ст. 72 Конституции);

2) диспозитивные (ст. 66 Конституции). По юридической силе (форме закрепления) эти нормы подразделяются на:

1) конституционные (обладающие высшей юридической силой);

2) содержащиеся в иных законодательных актах.

Конституция устанавливает наиболее важные нормы и принципы, из которых потом вырастает детальное правовое регулирование в различных формах. Но определенные нормы конституции могут иметь прямое действие, т. е. для своего применения не нуждаются в дополнительном регулировании.

В России действует Конституция, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. Наряду с этой, федеральной Конституцией, действуют конституции республик, входящих в состав Российской Федерации. Конституции республик также обладают высшей юридической силой на их территории. Но федеральная Конституция имеет верховенство на всей территории Федерации (ст. 4 Конституции), а это означает, что конституций республик, некоторые из которых приняты до принятия федеральной Конституции, должны тем не менее соответствовать последней и не противоречить ей. Аналогичной юридической силой на своей территории обладают уставы других субъектов Российской Федерации (края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа).

По российской Конституции предусматривается издание Федеральным Собранием федеральных конституционных законов, которые, безусловно, являются источниками государственного права, и федеральных законов, из которых такое значение имеют только законы конституционно-правового содержания (т.е. регулирующие применение прав и свобод человека и гражданина, устройство государственной власти). Источниками конституционного права являются постановления Государственной Думы и постановления Совета Федерации» Из смысла ч. 2 ст. 125 вытекает, что постановления палат могут иметь нормативный характер.

Источниками государственного права являются также законы, издаваемые законодательными органами субъектов Российской Федерации в соответствии с ч. 2 ст. 5 Конституции РФ и соответствующих конституций и уставов субъектов Федерации.

Следует различать международные договоры и соглашения, заключаемые Российской Федерацией с другими: суверенными государствами, и внутренние договоры и соглашения, заключаемые между Федерацией и ее субъектами или между субъектами Федерации. Конституция РФ (ч. 4 ст. 15) устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Более того, по аналогии с рядом зарубежных конституций Конституция устанавливает приоритет международного права по отношению к внутреннему, указывая, что, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

К числу источников государственного права относятся правовые акты, принимаемые Содружеством Независимых Государств, одним из членов которого является Россия, а также Договор о создании Союзного государства (1999 г.) России и Белоруссии и акты других объединений части государств СНГ и России. Правовые акты конституционного характера в будущем будут приниматься Межпарламентской Ассамблеей, Парламентом Союзного государства России и Белоруссии и соответствующими исполнительными и судебными органами. Процедура их принятия и юридическая сила пока не определены.

В практику Российской Федерации все шире входят внутренние договоры и соглашения. Важным источником конституционного права остается Федеративный Договор от 31 марта 1992 г., которым были разграничены предметы ведения и полномочия Российской Федерации и ее субъектов в той мере, в какой это не противоречит Конституции.

В этой правовой форме были приняты важные государственно-правовые нормы: Декларация о государственном суверенитете РСФСР (12 июня 1990 г.) и аналогичные акты в ряде республик — субъектов Российской Федерации, Декларация о языках народов России (25 октября 1991 г.). Все они были приняты высшим законодательным органом страны — Съездом народных депутатов или Верховными Советами республик.

Указы и распоряжения Президента Российской Федерации. Такие акты обычны для главы государства. В Конституции указывается, что они обязательны для исполнения на всей территории Российской федерации и не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам. Отсюда следует, что указы и распоряжения Президента относятся к числу подзаконных актов, т. е. могут быть отменены федеральным законом.

Указы Президента могут быть нормативными (см. ч. 2 ст. 125 Конституции) и ненормативными. Первые издаются на основании конституционных полномочий Президента или в случае пробелов в законодательстве. Вторые — это акты применения Президентом какого-то закона; до времени действия и по кругу лиц, на которых они распространяются, они носят ограниченный характер

Аналогичные правовые акты для своих территорий издают президенты и главы администраций (губернаторы) республик и других субъектов Российской Федерации.

Поскольку Правительство осуществляет исполнительную власть, оно издает постановления и распоряжения, обязательные к исполнению в Российской Федерации (ст. 115 Конституции). Но не все постановления Правительства, как и другие его акты, имеют нормативное значение и относятся к числу источников конституционного права. Таковыми являются только те акты, которые содержат общеобязательные нормы, регулирующие отношения в Сфере этой отрасли права.

Права, свободы и обязанности человека и гражданина, правовой статус организаций регламентируются также правовыми актами, издаваемыми такими федеральными органами исполнительной власти, как министерства, госкомитеты и ведомства.

«Заключительные и переходные положения» Конституции 1993 г. устанавливают, что законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции РФ. Сохраняет свое правовое значение ряд законов и постановлений, принятых Съездом народных депутатов и Верховным Советом СССР и РСФСР, а также постановлений Совета Министров СССР и РСФСР, хотя по мере принятия новых законов и других правовых актов число их постоянно убывает.

Конституция отмечает, что местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно (ст. 12). Это означает, что органы местного самоуправления вправе издавать свои правовые акты. И если эти акты регулируют отношения в сфере государственного права (например, расширяют права и свободы или усиливают их гарантии), то они должны признаваться его источником.

Этот вывод не противоречит конституционному указанию (в той же статье) на то, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. При любом толковании этого указания ясно, что не может быть предусмотренных Конституцией органов самоуправления, которые осуществляли бы публичную власть без издания правовых актов.

 

 

3. СПОСОБЫ ИЗЛОЖЕНИЯ НОРМ В НОРМАТИВНЫХ АКТАХ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

 

Нормы гражданского права, регулирующие на основе юридического равенства сторон имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения, расположены не хаотично, а находятся в определенной системе. Система гражданского права складывается объективно и покоится на специфических особенностях общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. При этом общие свойства многочисленных общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, предопределяют единство их правового регулирования, а специфические признаки конкретных видов этих отношений — дифференциацию их правового регулирования.

Нормы гражданского права могут быть закреплены как в законах, так и в подзаконных нормативных актах. Все эти нормативные акты, в зависимости от юридической силы, расположены по определенной строго иерархической системе, в которой значение нормативного акта определяется его юридической силой. Чем больше юридическая сила нормативного акта, тем выше его положение в системе гражданского законодательства. Такое построение нормативных актов гражданского законодательства имеет не только теоретическое, но и важное практические значение. Ввиду многочисленности нормативных актов гражданского законодательства и несовершенства законодательной техники встречаются ситуации, когда различные нормативные акты по-разному решают один и тог же вопрос. В таком случае применяется нормативный акт, имеющий большую юридическую силу1.

Все нормативные акты в зависимости от их юридической силы делятся на законы (законодательные акты) и подзаконные нормативные акты. Законы как нормативные акты высших органов государственной власти обладают большей юридической силой по отношению к подзаконным нормативным актам. Статья 76 Конституции Российской Федерации разграничивает федеральные конституционные законы и федеральные законы. Федеральные конституционные законы обладают большей юридической силой по сравнению с федеральными законами. Поэтому федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам.

Среди федеральных конституционных законов наиболее высокой юридической силой обладает Конституция Российской Федерации. Будучи Основным Законом нашей страны, Конституция РФ содержит в себе нормы различных отраслей права. Среди них есть и нормы гражданского права. В частности, основу гражданско-правового регулирования отношений собственности на территории Российской Федерации составляют ст. 35, 36 Конституции РФ. В основе гражданско-правового регулирования личных неимущественных отношений, возникающих по поводу таких духовных ценностей, как честь, достоинство и доброе имя гражданина, его свобода и личная неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность жилища, лежат ст. 20—25 Конституции РФ.

Особое место в гражданском законодательстве занимают отраслевые кодифицированные нормативные акты в виде Основ гражданского законодательства и Гражданского кодекса. Отраслевые кодифицированные нормативные акты призваны, в принципе, урегулировать все общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, и являются базой для развития всего текущего гражданского законодательства на территории Российской Федерации. По своей юридической силе наиболее важное место в настоящее время занимают часть первая и часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации.

Структура части первой и части второй и третьей ГК опирается на объективно существующую систему гражданского права. Вместе с тем между системой гражданского права и структурой ГК имеются некоторые расхождения, обусловленные как объективными, так и субъективными причинами.

ГК как отраслевой кодифицированный законодательный акт призван обеспечить единообразное правовое урегулирование имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим ГК закрепляет наиболее важные положения гражданского законодательства, направленные на регулирование, в принципе, всех общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Характерной чертой части первой и части второй ГК является то, что они заложили основу нормативной базы для гражданского оборота в условиях рыночной экономики. В них дано определение предпринимательской деятельности и содержится немало правовых норм, направленных на регулирование отношений в области предпринимательства1.

Содержащиеся в актах гражданского законодательства правовые нормы применяются как самими участниками общественных отношений, так и право применительными органами, например, в случае спора, возникшего между сторонами гражданского правоотношения. Правильное применение нормы гражданского права предполагает выявление ее характера и содержания. Характер гражданско-правовой нормы зависит от степени обязательности для участников гражданских правоотношений содержащихся в ней правил поведения. С этой точки зрения необходимо различать диспозитивные и императивные нормы гражданского права.

Если норма гражданского права содержит правило, которое участники гражданского оборота не могут изменять по своему усмотрению, то данная норма является императивной. Если же норма гражданского права содержит правило, которое участники гражданского оборота могут менять по своему усмотрению, то такая норма является диспозитивной., В силу специфики регулируемых гражданским законодательством общественных отношений большинство норм гражданского права носит диспозитавный характер. Так, ст.223 ГК предусматривает, что право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Это диспозитивная норма гражданского права, так как содержащееся в ней правило о моменте возникновения права собственности может быть изменено соглашением сторон в договоре. Например, стороны могут договориться о том, что право собственности на отчуждаемую вещь возникает у приобретателя в момент заключения договора или в момент уплаты покупной цены. В диспозитивных нормах отражается оптимальный баланс интересов участников общественного отношения, регулируемого данной нормой права. Содержание диспозитивных норм представляет собой, как правило, типичное, многократно проверенное решение.

Однако в гражданском законодательстве встречаются и императивные нормы. Так, ст. 198 ГК предусматривает, что сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон. Это означает, что правила ст. 196—204 ГК носят императивный характер. В большинстве случаев определить диспозигивный или императивный характер той или иной гражданско-правовой нормы не составляет особого труда. В статьях, содержащих диспозитивные нормы гражданского права, обычно имеется оговорка «если иное не предусмотрено договором». На императивный характер нормы указывают содержащиеся в соответствующих статьях правовых актов запреты типа «не допускается», «не могут», «недействительна» и т. п. В том случае, если в статьях нормативных актов гражданского законодательства отсутствуют какие-либо ориентиры, позволяющие выявить характер правовой нормы, последний определяется исходя из применимых к ней способов толкования.

Наряду с кодифицированными нормативными актами систему гражданского законодательства образуют специальные законы, регулирующие отдельные виды общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Например, Закон Российской Федерации «О страховании», регулирующий отношение в области страхования между страховыми организациями и гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями, а также отношения страховых организаций между собой; Патентный закон Российской Федерации, регулирующий имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием, правовой охраной и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов; Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей», регулирующий отношения, возникающие между потребителями и предпринимателями. Эти и другие специальные законы, хотя и не носят такого всеобъемлющего характера, как ГК, Основы гражданского законодательства 1991 г. или ГК 1964 г., имеют чрезвычайно важное значение в переходный к рыночной экономике период, поскольку в них отражены и юридически закреплены происходящие в нашей стране экономические преобразования.

Среди подзаконных нормативных актов ведущую роль в системе гражданского законодательства играют правовые акты, издаваемые Президентом и Правительством Российской Федерации. Указы Президента Российской Федерации как подзаконные нормативные акты, в принципе, не должны противоречить законам.

Постановления Правительства Российской Федерации также относятся к числу подзаконных нормативных актов. На основании и во исполнение ГК и иных законов, указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права. Указанные постановления Правительства Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации. В противном случае постановление Правительства Российской Федерации может быть отменено Президентом Российской Федерации (п. Зет. 115 Конституции РФ). Те постановления Правительства Российской Федерации, в которых содержатся нормы гражданского права, входят в систему гражданского законодательства. Так, постановлением Правительства Российской Федерации от 6 июля 1994 г. № 801 утверждены Правила предоставления услуг по техническому обслуживанию и ремонту автотранспортных средств , которые по своей отраслевой принадлежности относятся к гражданско-правовым нормативным актам. Гражданско-правовые нормы могут содержаться и в нормативных актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (ведомственные нормативные акты). Так, Министерство юстиции РФ 19 марта 1996 г. приняло Инструкцию «О порядке совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти».

Вместе с тем следует иметь в виду, что в соответствии с п. 7 ст. 3 ГК министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных ГК, другими законами и иными правовыми актами. Тем самым в настоящее время ГК существенно ограничил сферу нормотворческой деятельности министерств и других федеральных органов исполнительной власти.

Российская Федерация является частью мирового сообщества и поэтому гражданское законодательство Российской Федерации не может не считаться с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами, в которых участвует Российская Федерация. В силу этого п. 4 ст. 15 Конституции РФ устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Это означает, что при регулировании общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, применяются общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации. Международные договоры Российской Федерации применяются к отношениям, входящим в предмет гражданского права, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. При этом указанным актам Конституцией РФ придана более высокая юридическая сила, чем нормативным актам российского гражданского законодательства. Так, п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 2 ст. 7 ГК устанавливают, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством Российской Федерации, применяются правила международного договора. Последнее имеет чрезвычайно важное значение для вхождения Российской Федерации в мировую экономику.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4. СПОСОБЫ ИЗЛОЖЕНИЯ НОРМ В УГОЛОВНОМ КОДЕКСЕ

 

Уголовно-правовая норма — это правило поведения, предоставляющее участникам данных общественных отношений юридические права и возлагающее на них юридические обязанности1. Нарушение или несоблюдение этих норм влечет за собой применение мер государственного принуждения в виде уголовного наказания. Уголовно-правовые нормы отражаются (формулируются) в статьях УК.

Уголовный кодекс РФ делится прежде всего на две части: Общую и Особенную.

В Общей части УК определены понятия, значимые для всех преступлений и любого состава преступления: понятие, задачи и принципы уголовного закона, понятие преступления и наказания, основные элементы состава преступления, общие положения о назначении наказания, освобождении от уголовной ответственности и наказании.

Общая часть УК имеет шесть разделов, которые, в свою очередь, подразделяются на главы. Раздел I «Уголовный закон» имеет две главы: «Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации» и «Действие уголовного закона во времени и в пространстве». Раздел II «Преступление» — шесть глав; «Понятие преступления и виды преступлений», «Лица, подлежащие уголовной ответственности», «Вина», «Неоконченное преступление», «Соучастие в преступлении» и «Обстоятельства, исключающие преступность деяния». Раздел III «Наказание» — две главы: «Понятие и цели наказания. Виды наказаний» и «Назначение наказания». Раздел IV «Освобождение от уголовной ответственности и от наказания» — три главы: «Освобождение от уголовной ответственности», «Освобождение от наказания», «Амнистия. Помилование. Судимость». Раздел V «Уголовная ответственность несовершеннолетних» состоит из одной главы 14 «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». И, наконец, раздел VI «Принудительные меры медицинского характера» также включает одну одноименную главу.

В Особенной части Уголовного кодекса описываются конкретные виды преступлений и указываются виды и размеры наказания за них. Она также имеет разделы и главы, причем их нумерация — единая по всему Кодексу: Особенная часть начинается с раздела VII.

Разделы Особенной части строятся по признакам объекта преступления.

В то же время система Особенной части свидетельствует об иерархии ценностей, царящей в обществе на данном этапе его развития, и о приоритетах правовой защиты вообще и уголовно-правовой, в частности. На первое место поставлены «Преступления против личности», содержащиеся в разделе VII. Далее следуют раздел VIII «Преступления в сфере экономики», раздел IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», раздел Х «Преступления против государственной власти», раздел XI «Преступления против военной службы», и наконец, раздел XII «Преступления против мира и безопасности человечества». На главы (с 16 по 34) они разграничиваются по признакам видового объекта.

Главы как Общей, так и Особенной части состоят из статей; нумерация — также единая по всему УК. Большинство статей УК имеют части, которые выделяются в абзацы и имеют цифровое обозначение. Части статей УК могут подразделяться на пункты, которые обозначены буквами.

Следует отметить, статьи Особенной части УК содержат только две части, что всеми признано в науке и практике уголовного права. Но ведь есть еще и Общая часть УК, которая определяет преступление как «виновно совершенное общественно-опасное деяние, запрещенное настоящим. Кодексом под угрозой наказания» (ч. 1 ст. 14). И эти слова «запрещенное…» прямо относятся к каждой статье Особенной части УК. Любую из них следует читать (мысленно): «Убийство, т. е. умышленное причинение смерти другому человеку […как запрещенное настоящим Кодексом…] наказывается…» (ст. 105 УК). И именно потому, что оно закреплено и строго формально сформулировано законом, наказание за убийство выглядит не местью, не расправой, а цивилизованной формой законного принуждения, правовой, а не произвольной ответственности.

Этот пример говорит о том, что в «правоохранительной норме есть не только «диспозиция» (а точнее — гипотеза, т.е. описание вида преступления) и санкция, но и запрет под угрозой наказания. А запрещение есть не что иное, как содержание правила: запрещается!» (то есть диспозиция).

Таким образом, статья УК — это письменная форма выражения уголовно-правовой нормы. Причем уголовно-правовая норма и статья уголовного закона могут не совпадать между собой. Можно выделить следующие варианты соотношения нормы и статьи закона:

1. Уголовно-правовая норма содержится в одной статье закона (или одна статья содержит одну норму). Примером может служить ст. 109 УК, содержащая одну норму о причинении смерти по неосторожности.

2. Уголовно-правовая норма формулируется в нескольких статьях УК. Например, норма об умышленном убийстве формулируется законодателем в четырех статьях УК — 105, 106, 107, 108.

3. Одна статья УК содержит две (и более) уголовно-правовые нормы. Так, ст. 204 УК «Коммерческий подкуп» содержит одновременно норму о незаконной передаче взятки и незаконном получении взятки должностными лицами коммерческих и иных негосударственных организаций.

В общей теории права принято выделять три элемента нормы права: гипотезу, диспозицию и санкцию. Однако ни одна уголовно-правовая норма не содержит терминологической обрисовки всех трех элементов: в статьях Общей части нет санкций и. зачастую нет гипотез; статьи Особенной части «умалчивают» о гипотезах. Поэтому в уголовном праве общепринята двучленная классификация: диспозиция и санкция, хотя такое мнение представляется не бесспорным.

Диспозиция указывает деяния, которые признаются преступлениями и за совершение которых устанавливается наказание. Различают диспозиции четырех видов.

Простая диспозиция только называет преступление, не раскрывая его признаков. Такие диспозиции встречаются так же редка,, как и общепризнанные (бесспорные) термины, содержание которых очевидно и не требует пояснений. Примером может служить диспозиция ст. 126 УК — похищение человека.

Описательная диспозиция не только называет преступление, но и описывает его основные признаки. Например, клевета определяется как распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. А кража — как тайное хищение чужого имущества. Это самый распространенный вид диспозиций в уголовном законе, что совершенно правильно, ибо уголовный закон должен предельно формально определять все основные объективные и субъективные признаки деяний, за которые устанавливается уголовная ответственность.

Ссылочная диспозиция для установления признаков преступления предлагает обратиться к другой статье УК. Например, ст. 117 УК определяет истязание как «причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса».

Бланкетная диспозиция отсылает к нормам других отраслей права — трудового, гражданского, административного и т. п. Именно с помощью бланкетных диспозиций сформулированы почти все преступления в сфере экономической деятельности, большинство должностных преступлений, преступлений против общественной безопасности, связанных с нарушением специальных правил (горных, строительных и иных) либо правил обращения с предметами, представляющими повышенную общественную опасность (оружие, боеприпасы, радиоактивные вещества и т. д.).

Санкция — часть уголовно-правовой нормы и часть статьи УК, определяющая вид и размер наказания.

Абсолютно определенные санкции устанавливают точный вид и точный размер наказания. Действующее законодательство не содержит абсолютно определенных санкций, ибо они не позволяют индивидуализировать наказание в зависимости от обстоятельств конкретного преступления и личности виновного.

Относительно определенные санкции устанавливают конкретный вид наказания и его пределы, в связи с чем можно выделить три разновидности относительно-определенных санкций1:

с указанием минимального размера наказания («от трех лет лишения свободы»). Их максимальный предел установлен в статьях Общей части для данного вида наказания;

с указанием максимального размера наказания («до пяти лет лишения свободы»). Их минимальный предел установлен статьями Общей части для данного вида наказания;

с указанием минимального и максимального размеров наказания («от трех до десяти лет лишения свободы»). Именно данная разновидность наиболее распространена в статьях Особенной части.

Альтернативные санкции указывают два или более вида наказания, которые могут быть назначены за совершенное преступление («лишение свободы на срок от восьми до двадцати лет или смертная казнь или пожизненное лишение свободы»). Когда виды наказаний имеют в альтернативной санкции минимальные и/или максимальные пределы, она становится комбинированной (альтернативной и относительно-определенной).

Абсолютно неопределенная санкция не содержит указания ни на вид, ни на размер наказания. В действующем УК данный вид отсутствует, но многие международные договоры, посвященные борьбе с преступлениями, имеют такие санкции.

Таковы основные способы изложения норм в нормативных актах в уголовном кодексе Российской Федерации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5. СПОСОБЫ ИЗЛОЖЕНИЯ НОРМ В НОРМАТИВНЫХ АКТАХ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

Уголовный процесс регулируется уголовно-процессуальным правом; отдельные действия по уголовному делу регламентируются уголовно-процессу-альными нормами.

Как и другие нормы права, уголовно-процессуальные нормы имеют определенную структуру. Любая из них содержит: гипотезу, указывающую на те обстоятельства, при которых данная норма подлежит применению; диспозицию, формулирующую содержащееся в данной норме предписание, властное веление; санкцию, иначе говоря, те неблагоприятные последствия, которые наступают в случае неисполнения нормативного предписания1. Например, в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу. Свидетель обязан явиться по вызову дознавателя, следователя, прокурора, суда и дать правдивые показания. При неявке свидетеля без уважительной причины дознаватель, следователь, прокурор и суд вправе подвергнуть его приводу. Перечисленные положения, которые содержатся в статье 113 УПК РФ, можно изложить и иначе: если дознаватель, прокурор или суд вызывают гражданина в качестве свидетеля по уголовному делу (гипотеза), он обязан явиться по вызову и дать правдивые показания (диспозиция), а при неявке без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу (санкция).

Нормы уголовно-процессуального права находят свое закрепление, как правило, в законе, то есть в таком акте верховной власти государства, который обладает высшей юридической силой и носит процедурный характер. Однако регламентация процедуры сама по себе еще не обеспечивает успеха деятельности. Как всякий иной, уголовно-процессуальный закон подлежит точному и неуклонному соблюдению. И только при условии строгого следования этому требованию он может быть эффективен. Поэтому в тех случаях, когда требования уголовно-процессуального закона не исполняются добровольно, по велению чувства гражданского долга, а также в силу личной законной заинтересованности в определенном исходе уголовного процесса, органы государства и должностные лица, ведущие уголовное дело, вправе прибегнуть к мерам уголовно-процессуального принуждения (привод лица, уклоняющегося от добровольной явки к следователю или в суд, применение меры пресечения в отношении обвиняемого, предпринявшего попытку скрыться, и т. п.) и мерам иного юридического воздействия (например, привлечение к уголовной ответственности свидетеля за отказ от дачи показаний или за заведомо ложные показания).

Согласно части первой статьи 1 УПК1, порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации определяется данным Кодексом, основанным на Конституции Российской Федерации. Причем рад важнейших уголовно-процессуальных норм закреплен непосредственно в Конституции Российской Федерации, в частности, в главе 2 «Права и свободы человека и гражданина». Ими устанавливаются принципиальные процедурные условия заключения гражданина под стражу (ст. 22), ограничения права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (статья 23), проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц (статья 25), что имеет непосредственное отношение к производству обыска по уголовному делу. В Конституции закреплены основы отправления в России правосудия по уголовным делам судом с участием присяжных заседателей (статья 47), право на квалифицированную юридическую помощь (статья 48), в том числе и по уголовным делам, право каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу, предъявления обвинения (часть вторая статьи 48). Эти нормы имеют рельефно выраженную уголовно-процессуальную природу.

В Конституции (статья 49) получили детальное выражение важнейшие правила, вытекающие из презумпции невиновности, провозглашен принцип недопустимости повторного осуждения за одно и то же преступление (часть первая статьи 50) и впервые законодательно закреплены глубоко нравственные нормы, согласно которым: а) при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (часть вторая статьи 50); б) никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (статья 51). Эти нормы имеют определяющее значение для процедуры уголовно-процессуального доказывания и реального осуществления всего комплекса уголовно-про-цессуальных норм по защите от предъявленного обвинения.

В Конституции Российской Федерации закреплена еще одна совокупность уголовно-процессуальных по своей природе норм. В главе 7 «Судебная власть» предусматриваются осуществление правосудия только судом (статья 118); гласность судебного разбирательства (часть первая статьи 123); состязательность и равноправие сторон (часть третья статьи 123). Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие. Это означает, что при производстве по уголовному делу Конституция подлежит непосредственному применению, в частности, когда:

а) закрепленные в Конституции положения, исходя из их смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность применения лишь при условии принятия Соответствующего федерального закона;

б) когда действующий федеральный закон, принятый как до вступления в силу Конституции Российской Федерации, так и после, и подлежащий применению при производстве по уголовному делу противоречит этой Конституции1.

Например, начиная со дня вступления в силу Конституции РФ (декабрь 1993 г.) и вплоть до введения в действие УПК РФ 2001 г. в судебной следственной и прокурорской практике по уголовным делам непосредственно применялось отсутствующее в УПК РСФСР 1960 г. положение статьи 51 Конституции о том, что «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников».

Основной массив норм уголовно-процессуального права сосредоточен в УПК, состоящем из пяти частей, которые делятся на разделы, разделы — на главы, а главы аккумулируют в себе статьи, которые, в свою очередь, могут иметь сложную структуру и состоять из пронумерованных частей и пунктов. Действующий УПК вобрал в себя все крупные законодательные новеллы, состоявшиеся в период демократических преобразований и судебно-правовой реформы (институты судопроизводства у мировых судей, судопроизводства с участием присяжных заседателей и апелляционного производства, правила о широком участии защиты на стадии предварительного расследования, о судебном контроле за применением на предварительном следствии мер уголовно-процессуального принуждения, связанных с вторжением в сферу гарантированных Конституцией прав человека и гражданина). Вместе с тем, в нем предпринят ряд новых значительных шагов на пути демократизации основ российского уголовного судопроизводства в следующих магистральных направлениях1:

— дифференциация форм досудебного производства по уголовным делам в зависимости от тяжести совершенного преступления и других обстоятельств дела и связанная с этим дифференциация процедуры уголовного преследования; новый подход к осуществлению данной функции;

— существенное расширение Судебного контроля за применением мер процессуального принуждения на стадии предварительного расследования;

— укрепление института единоличного рассмотрения уголовных дел федеральными и мировыми судьями; поэтапный отказ от участия в уголовном судопроизводстве народных заседателей.

В действующий УПК впервые в истории российского уголовного судопроизводства включены целая (пятая) часть о международном сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства и отдельные главы о (об);

принципах уголовного судопроизводства (статьи 6—19);

реабилитации (статьи 133—139);

особом порядке принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (статьи 314—317);

особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (статьи 447—452).

Важное место в УПК занимает и особое значение имеет включающая целых 60 пунктов статья 5. Она не формулирует правовые нормы (правила поведения), а в алфавитном порядке закрепляет определения (дефиниции) 60 наиболее важных и наиболее часто употребляемых в последующем тексте понятий. Поэтому при изучении и применении соответствующих статей УПК целесообразно прежде всего обратиться к комментируемой статье и выяснить, не содержит ли она формулы соответствующего понятия.

Согласно Конституции Российской Федерации (часть пятая статьи 15), общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные по сравнению с предусмотренными законом правила, то применяются правила международного договора.

Наиболее масштабные и важные, имеющие непосредственное отношение к уголовному судопроизводству положения содержатся:

— во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., где провозглашается, в частности, принцип недопустимости произвольного ареста и задержания (статья 9), право каждого человека, которому предъявлено уголовное обвинение, на гласное и справедливое рассмотрение его дела независимым и беспристрастным судом (статья 20), презумпция невиновности и принцип недопустимости осуждения за деяния, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или по международному праву (статья 11);

— в Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., объемные статьи которого посвящены гарантиям прав личности при аресте (статья 9), гарантиям прав обвиняемых в преступлении и осужденных (статья 14), а также другие;

— в Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г., название которой говорит само за себя;

— в Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., в которой также сформулирован целый ряд норм — гарантий личной неприкосновенности (статья 5), прав обвиняемого в преступлении (статья 6), тайны личной и семейной жизни, неприкосновенности жилища и тайны переписки (статья 8)1.

Некоторые имеющие ограниченное значение нормы уголовно-процессуального права содержатся также в Федеральном законе РФ от 21 июня 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»2. Одни из них воспроизводят соответствующие нормы УПК и в таком качестве служат отправной базой для формулировок непроцессуальных правил, определяющих порядок и условия содержания заключенных под стражу в следственных изоляторах. Другие, как, например, части первая и вторая статьи 18 о свидании с защитником, по сути дела, детализируют и конкретизируют уголовно-процессуальные права обвиняемого, подозреваемого и их защитника и, таким образом, также имеют уголовно-процессуальную природу. Это же можно сказать и в отношении норм о порядке направления заключенным под стражу жалоб и заявлений, относящихся к уголовному делу (части вторая, пятая и шестая статьи 21), и об основаниях и порядке освобождения из-под стражи (статьи 49—50).

На уголовно-процессуальную деятельность значительное влияние оказывают решения Конституционного Суда Российской Федерации, что вкратце уже было показано в небольшом очерке об истории отечественного уголовно-процессуального права, и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики (пункт 5 статьи 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»), которые, как правило, основываются на результатах изучения большого массива уголовных дел определенной категории, рассмотренных судами в различных регионах России, а также на результатах анализа статистических показателей судебной работы. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ источником права не являются. В них формулируются не новые правила, восполняющие пробелы законодательства, а рекомендации по возникающим при рассмотрении уголовных дел вопросам применения действующего законодательства. Именно в этой роли разъяснения высшего судебного органа страны имеют важное значение для правильного и единообразного исполнения закона в уголовном судопроизводстве. Аналогичное юридическое значение имеют также адресованные органам дознания и органам предварительного следствия ведомственные акты: приказы и указания Генерального прокурора Российской Федерации, министра внутренних дел Российской Федерации, руководителей других министерств и ведомств.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Норма права — это правило поведения, установленное или санкционированное государством, элементарная частица права, относящаяся к нему как часть к целому. Обосновано, что норма права — это и не форма, и не содержание всего права, а именно его частица. Она обладает собственными содержанием и формой и в системообразующих процессах с другими нормами составляет содержание права в целом.

Никакое государственно-организованное общество не может обойтись без норм права. Характерными чертами правовой нормы является следующее.

Во-первых, норма права представляет собой отвлечение от признаков индивидуализации и указывает лишь на существенные черты поведения, т. е. рассматривает его как вид общественного отношения. Эти признаки, включенные в текст нормы, становятся правилами поведения, обязательными к реализации.

Во-вторых, норма права является повелительным предписанием независимо от того, каков его характер: запрет, обязывание или дозволение. Предписание в любом случае находится под охраной государства; так как оно им установлено, то предусмотрены и меры, принуждающие к его исполнению.

В-третьих, норма права представляет собой определенный метод воздействия на регулируемые отношения. При этом методы регулирования совершенно несхожи, как и сами отношения. В этот метод включаются: обстоятельства, при которых применяется норма; круг участников отношений, регулируемых этой нормой; взаимные права и обязанности; санкции за невыполнение обязанностей.

В-четвертых, норма права — общеобязательное правило поведения. Оно имеет значение не для отдельного индивида, а для всех входящих в состав данной категории людей (общества в целом) как возможных (или реальных) участников конкретного вида общественного отношения. Она рассчитана на неопределенный круг уполномоченных и обязанных лиц.

В-пятых, абстрактность нормы права вовсе не означает неопределенности ее содержания. Как раз наоборот, норма права потому и является таковой, что содержит вполне конкретное правило поведения.

Норма права регулирует повторяющийся вид общественных отношений, так как не исчерпывается однократной реализацией, а охватывает все возможные индивидуальные случаи. Именно в силу этого норма права — общее и общеобязательное правило поведения.

В-шестых, содержание правовой нормы определяется объективной природой того вида общественных отношений, упорядочить которые она призвана. Оно формируется под влиянием социального опыта регулирования; уровня общей и правовой культуры, нравственных и политических установок, .ориентации Государства и других факторов.

Норма права — это общее правило, которое вбирает в себя все богатство социального опыта общества и государства, многообразие особенного, индивидуального, отдельного. Норма права является научным, объективно обоснованным предписанием — моделью общественного отношения, отражающей интересы общества в развитии данного отношения.

При этом правовая норма отличается единством, целостностью, неделимостью. Для нее характерна особая структура, т. е. специфическая компоновка содержания, связь и соотношение ее элементов в структуру правовой нормы входит три элемента– гипотезы, диспозиция, санкции.

Содержание нормы права едино, ее элементы не изолированы, а составляют целое, в котором гипотеза, диспозиция и санкция предполагают друг друга, вытекают одна из другой.

Со структурой нормы права тесно связаны способы изложения элементов нормы права в статьях нормативно-правовых актов различны, однако она сохраняет свою логическую структуру. В наиболее общем виде все многообразие этих способов может быть сведено к следующим вариантам: а) одна статья нормативного акта содержит лишь часть нормы права или даже часть одного из элементов нормы права, либо наоборот: норма права содержится в нескольких статьях акта (актов); б) одна статья содержит несколько непосредственно связанных между собой норм права, или наоборот: норма права содержится в части статьи; в) одна статья содержит гипотезу или диспозицию, общую для многих непосредственно связанных между собой норм права, т. е. является как бы «вынесенной за скобки», общей частью для таких норм (соответственно диспозиций или санкций); г) одна статья содержит несколько гипотез или несколько диспозиций непосредственно связанных между собой норм; д) одна статья содержит гипотезу и диспозицию, так называемую «усеченную» норму, а санкции выделены в отдельную статью.

Правотворческий орган руководствуется необходимостью обеспечить нормам права вид логически стройной системы и подчиняет ей язык нормативно-правовых актов. Это ставит перед ним ряд специальных задач: придать нормам права вид логического развертывания от одной нормы к другой, как движение от общего к конкретному; избежать повторений в различных нормах права одних и тех же юридически значимых положений; добиться логической ясности языка нормативного акта, выразить норму права наиболее экономными средствами; исключить самоочевидные и общеизвестные (в силу массового социального опыта людей условия, факты и положения. Решение этих задач — постоянно действующий фактор, который объясняет несовпадение статьи нормативного акта и нормы права.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ: Принята 12 дек. 1993 г. М., 1993.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ: Принят 23 окт. 2003 г.// Российская газета. 2003. 16 ноября 2003 г.
  5. Кодекс об Административных Правонарушениях РФ: Принят 30 дек. 2001 г. Вступил в действие 01 июля 2002 г.// СЗ РФ. 2002. №. Ст. 1.
  6. УК РФ. М., 1996.
  7. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: Федеральный закон РФ от 21 июня 1995 г. // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2759.
  8. Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. в ред. от 29 мая 2002 г. «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // РГ. 2001. 22 дек.; 2002. 1 июня.
  9. Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г ратифицирована Россией в 1998 г. // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514

     

  10. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // ВВС РФ. 1995№ 1.
  11. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2003.
  12. Гражданское право- Словарь справочник / Под ред. Тихомирова М. М. 2001.
  13. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт.- Т.1. М., 2004.
  14. Гражданское право России / Под ред. О.Н. Садикова.-М.: Юристъ, 2003.
  15. Суханов Е. А.. Гражданское право в 2-х томах. Том 1, М., 2004
  16. Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информация. М., 1995.
  17. Лазарев В.В. Общая теория государства и права. М., 2003.
  18. Лившиц Р.З. Теория права. М., 2003.
  19. Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981.
  20. Лучин В.О. Конституционные нормы и правоотношения. М., 1997.
  21. Марченко М.Н. Теория государства и права. –М.: ООО «Велби», 2002.
  22. Новый Уголовный кодекс Франции. М., 1993.
  23. Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева.– М.: Юристъ, 2003.
  24. Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М. 2000.
  25. Проблемы теории государства и права / Под ред. М.Н. Марченко.–М.: Юристъ, 2002
  26. Смоленский М.Б. Конституционное (государственное) право России. М., 2004.
  27. Тихомиров Ю.А. Публичное прав. М., 2000.
  28. Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. –М.: НОРМА, 2001.
  29. Теория государства и права / Под ред. М.Н. Марченко М., 1995.
  30. Теория государства и права/ Под ред. М.Н. Марченко М., 2002
  31. Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 2000.
  32. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. -М.: Интерстиль, 2003
  33. Уголовное право. Общая часть/ Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселова.–М.: НОРМА, 2004
  34. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 2003.
  35. Уголовный процесс / Под ред. А.С. Кобликова. М., 2004.
  36. Уголовно-процессуальный право / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 2003
  37. Юридический энциклопедический словарь. М., 1984.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->