ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ ГОСУДАРСТВА

Государство является продуктом общественного развития. Возникнув на определенной ступени зрелости человеческого общества вследствие экономических, социальных, нравственных, психологических и других закономерностей, государство становится его основной управляющей системой. Государственно-организованной общество приобрело новые, уникальные возможности для своего существования: развития производительных сил, социальных отношений, нравственных устоев, культуры, науки, международных связей.

Актуальность темы исследования определяется тем, что без глубокого и разностороннего понимания природы и сущности государства и государственной власти практически невозможно грамотное, квалифицированное управление государством.

Цель работы – раскрыть сущность государства и государственной власти.

Раскрыть сущность государства и государственной власти – значит выявить то главное, определяющее, что обусловливает его объективную необходимость в обществе, уяснить, почему общество не может существовать и развивать без государства, которое в свою очередь диалектически связано с государственной властью.

Для раскрытия темы исследования необходимо решить следующие задачи:

– раскрыть сущность понятия государства;

– рассмотреть основные признаки, характеризующие государство;

– сформировать понятие государственной власти и проанализировать основные признаки государственной власти;

– исследовать понятия легальность и легитимность государственной власти;

– анализ соотношения государственной и политической властей.

Первая глава посвящена определению понятия государства.

Во второй главе рассматриваются основные признаки государства.

В следующей третьей главе исследуются понятие и признаки государственной власти. Обращено внимание на содержание понятий легальности и легитимность государственной власти.

В заключительной главе раскрывается соотношение государственной и политической властей.

В ходе выполнения работы использована литература следующих авторов: Алекссев С.С., Болл Т., Дегтярев А.А., Демидов В.И., Дмитриев Ю.А., Ильин В.В., Комаров С.А., Краснов Б.И., Лазарев В.В., Силин А.А., Корельский В.М., Перевалов В.Д., Хайек Ф.А., Шабров О.В., Фаткуллин Ф.Н., Хропанюк В.Н.

 

 

 

1.

 

Понятие государства включает в себя характеристику его сущности, т.е. главного, определяющего, устойчивого, закономерного в данном явлении, и социального назначения — служебной роли и исторической цели.

Марксизм научно обосновал, что политическая власть является одновременно и важнейшим признаком государства, и основным содержанием его сущности. Государство по своей сущности есть организация политической власти общества.

Вместе с тем возникшее полтора века назад марксистское понимание государства, которое более семидесяти лет воспринималось советским обществоведением как единственно правильное и незыблемое, с учетом исторического опыта и современного уровня научных знаний нуждается в критическом переосмыслении и уточнении.

В частности, следует признать ошибочной общепринятую в советской юридической, философской и политологической литературе трактовку государства исключительно с классовых позиций, исходя из основополагающих указаний классиков марксизма, рассчитанных на государство в обществе, разделенном на антагонистические классы. Именно применительно к такому обществу они рассматривали государство как организацию политической власти экономически господствующего класса, орудие его диктатуры.

«Политическая власть в собственном смысле слова, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс, — это организованное насилие одного класса для подавления другого»1. «Государство, — утверждал Ф.Энгельс, — есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим»2. Вслед за Энгельсом В.И. Ленин также видел в государстве машину «для поддержания господства одного класса над другим»3. «Государство, — считал он, — есть орган господства определенного класса, который не может быть примирен со своим антиподом (с противоположным ему классом»)1.

Хотя приведенные и подобные им другие положения, выражавшие суть марксистского понимания государства в обществе с антагонистическими классами начиная со второй половины 40-х годов XIX в. и вплоть до свершения Октябрьской революции и начала строительства социализма в России, играли прогрессивную роль в объяснении происхождения, сущности, функционирования и развития государства, нельзя было придавать им всеобщего значения, превращать в догму и распространять на все времена и страны, тем более в изменявшихся на глазах исторических условиях.

Такой подход обеднял и в известной мере искажал представление о государстве, содержал упрощенное, одностороннее понимание его сущности и социального назначения, ориентировал на приоритет принудительной, насильственной стороны данного явления, на обострение классовых противоречий и борьбы внутри отдельных стран и на международной арене. Поэтому понятно, что в связи с коренными изменениями, происшедшими в мире после Второй мировой войны, трактовка государства исключительно с классовых позиций вступила в противоречие с ходом развития государства не только в капиталистических странах Запада, но и в Советском Союзе, а после его распада — в России и других странах СНГ2.

Важно заметить, что рассматриваемый подход к трактовке государства необоснованно отвергал как идеалистические и ненаучные многочисленные немарксистские учения о государстве от Аристотеля до Каутского, его нынешних последователей в западноевропейской социал-демократии и современных буржуазных теорий. Несмотря на разнообразие и особенности этих учений, в том числе и в дореволюционной России (Б.А. Кистяковский, М.М. Ковалевский, Ф.Ф. Кокошкин, Н.М. Коркунов, М.М. Сперанский, Б.Н. Чичерин, Г.Ф. Шершеневич и др.), в большинстве своем представляющих огромную духовную ценность, почти все они, в той или иной мере отражая многовековой опыт мирового развития, сходятся в понимании государства как института социального компромисса и достижения общего блага. Однако при всей привлекательности такого подхода он также односторонен: тогда как марксизм сводит суть понимания государства к его классово-насильственной стороне, немарксистские теории так или иначе признают государстве лишь другую его сторону — общесоциальную, общечеловеческую1.

В этой связи особое внимание привлекает высказанная в «Капитале» мысль Маркса о том, что государство охватывает своей деятельностью два момента: и выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и специфические классовые функции.

Данный тезис, затронутый Марксом лишь мимоходом при рассмотрении другого вопроса применительно к рабовладельческому и буржуазному государству, не получил дальнейшей специальной разработки ни в самом «Капитале», ни в более поздних трудах Маркса, не повлиял на суть понимания государства его последователями.

Между тем именно в приведенном суждении Маркса получает краткое синтезированное выражение наиболее существенное и ценное как в марксистском, так и в немарксистском подходе к государству; делается шаг в направлении преодоления односторонности в трактовке государства, понимания его как единства двух его тесно взаимосвязанных сторон — общечеловеческой и классовой2.

Следует отметить, любое государство, наряду с решением сугубо классовых задач, выполняет и общечеловеческую миссию, без которой не может существовать ни одно общество. К выполнению общих дел относится прежде всего осуществление разнообразных коллективных потребностей общества: организация здравоохранения, образования, социального обеспечения, средств транспорта и связи, строительство ирригационных сооружений, борьба с эпидемиями, преступностью, меры по предотвращению войны и обеспечению мира и т.п.

Общечеловеческое предназначение государства в более широком смысле состоит в том, чтобы быть инструментом социального компромисса, смягчения и преодоления противоречий, поиска согласия и сотрудничества различных слоев населения и общественных сил; обеспечения общесоциальной направленности в содержании всех осуществляемых им функций.

Сочетая в себе, таким образом и классовое, и общечеловеческое, государство выступает одновременна и как организация политической власти общества, и как его единственный официальный представитель. Согласно этому оно призвано обеспечить выполнение и общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и специфических классовых задач1.

Только учитывая общечеловеческое и классовое в государстве, можно достигнуть научной объективности в его изучении, рассматривать его таким, каково оно есть в действительности.

Поэтому нельзя согласиться с теми, кто стремится к иной односторонности, предлагая полностью отказаться от классового подхода, ограничившись лишь общечеловеческим.

Следует иметь в виду, что соотношение между общечеловеческим и классовым в государстве в разные эпохи не одинаково, это не застывшее состояние, а динамично отражающее реалии социально-экономического и политико-государственного развития, достигнутый уровень прогресса и демократии.

Соответственно в определенных условиях, например, в рабовладельческих и феодальных государствах, в буржуазных государствах периода промышленного капитализма, в некоторых буржуазных государствах эпохи монополистического капитала, особенно с тоталитарным режимом, а также в государствах диктатуры пролетариата, в характеристике сущности и социального назначения государства на первый план выступает классовое господство, насилие, подавление.

Раскрывая соотношение общесоциальных и классовых начал (сторон) государства в современных условиях, трудно не заметить, по общему правилу, приоритет общечеловеческих ценностей. Такая гуманистическая тенденция особенно наглядно проявляется в последние десятилетия в развитых государствах Америки и Европы и в современном Российском государстве.

Государство, представляющее собой преимущественно орудие социального компромисса, соответствует уровню развития демократии, характеризующемуся идеологическим плюрализмом, гласностью, многопартийностью, свободными выборами, разделением властей, верховенством закона, охраной прав и свобод личности, наличием высоко-авторитетного и независимого суда и т.д1.

Демократическое, цивилизованное государство, пределы власти которого, а также формирование, полномочия, функционирование строго основываются на праве, высшее назначение которого — признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, является правовым. Ныне это наиболее высокая ступень во всей многовековой истории развития государства.

Закрепление в статье 1 Конституции РФ нормы о том, что «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления» не означает, однако, что правовое государство у нас уже создано, что ныне существующее государство стало правовым.

В действительности в приведенном положении Конституции РФ правовое государство рассматривается как цель, к которой мы» стремимся, с достижением которой связано нынешнее и последующее развитие России. Данный процесс должен быть органически пережит обществом, которое само должно созреть для этого экономически, политически, духовно, юридически. Вместе с тем нельзя не заметить, что процесс формирования и фактического утверждения правового Российского государства находится все еще в начальной стадии, осуществляется не вполне последовательно и недостаточно интенсивно.

Поэтому на первый план все более выдвигается задача тесного соединения теоретических представлений о том, каким должно быть правовое государство, с повседневной практической деятельностью государственных органов и муниципальных учреждений, общественных объединений, должностных лиц и граждан по его реальному созданию.

В связи с этим важно иметь в виду, что демократия и правовое государство предполагают необходимые для всего общества законность и правопорядок, при которых все равны перед законом и судом, закон обязателен для всех без исключения, и никто из тех, кто нарушит его, не сможет уйти от ответственности.

Последовательное обеспечение законности и правопорядка — основа жизнеспособности и прочности демократии и правового государства.

Подводя итог вышесказанному о двуединой общечеловеческой и классовой природе сущности и социального назначения государства, можно предложить один из возможных вариантов его краткого общего определения. Государство — это организация политической власти, необходимая для выполнения как сугубо классовых задач, так и общих дел, вытекающих из природы всякого общества1.

Учитывая, что государство весьма сложное явление, в ряду факторов (начал), оказывающих непосредственное влияние на его сущность и социальное назначение, кроме рассмотренных выше, в конкретных исторических условиях развития отдельных стран следует также иметь в виду религиозный фактор (Иран, Пакистан, Афганистан), национальный фактор (государства Балтии) и некоторые другие. Сказанное, однако, не означает, что все эти факторы должны быть отражены в определении государства вообще. При этом достаточно исходить из его наиболее общих начал — общечеловеческого и классового.

Таким образом, следует привести такое определение. Государство — это политико-правовая организация общества, обеспечивающая его единство и территориальную целостность, обладающая суверенитетом, осуществляющая власть, управление и регулирование в обществе.

Это самое общее определение, применимое ко всем видам, типам государства и во все времена. При этом каждая конкретная государственно-правовая система имеет свои особенности, обусловленные различными факторами на разных стадиях исторического развития. Неодинаковыми могут быть определения государств и в зависимости от того, к какому социальному слою принадлежит исследователь, с каких методологических и идейных позиций он рассматривает данные явления.

Для более глубокого понимания природы государства и выяснения его сущность необходимо исследовать основные его признаки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ГОСУДАРСТВА

 

Понятие государства раскрывается через характеристики, показывающие его социальное предназначение, уникальность и отличия от других догосу-дарственных и негосударственных форм организации общественной жизни людей.

Государство — организация (орудие, машина) непосредственного политического властвования. Все другие организации, входящие в политическую систему общества, участвуют в осуществлении власти опосредованно, через государство, в различной мере и различных формах сотрудничая с ним.

Государство отличается от этих организаций рядом существенных признаков1.

1. Государство в пределах своих территориальных границ выступает в качестве единственного официального представителя всего общества, всего населения, объединяемого им по признаку гражданства.

2. Государственный суверенитет, под которым принято понимать присущее государству верховенство на своей территории и независимость в международных отношениях. Государство — единственный носитель суверенной власти.

3. Государство издает законы и подзаконные акты, обладающие юридической силой и содержащие нормы права.

Те или иные общественные объединения могут принимать решения, обязательные для их внутриорганизационных подразделений и членов, тогда как нормативные акты государства обязательны для всех государственных и муниципальных органов, общественных объединений, частных организаций, должностных лиц и граждан. Правотворчество — исключительная прерогатива государства.

4. Государство есть сложный механизм (аппарат) управления обществом, разносторонними социальными сферами и процессами, представляющий собой систему государственных органов и соответствующих материальных средств (вещественных придатков), необходимых для выполнения его задач и функций.

Специфическая особенность органов, образующих в своей совокупности государственный механизм, состоит в государственно-властном характере их полномочий, что связано с обязательным юридическим закреплением формирования и деятельности этих органов и основанной на этом способности издавать правовые акты и охранять их от нарушения.

Функционирование этого специально созданного государственного механизма, этой своеобразной отлаженной «машины» необходимым образом предполагает наличие особого слоя лиц — государственных служащих, основное назначение которых, с учетом сложившегося в классовом обществе разделения труда, в том только и состоит, чтобы управлять.

5. Государство — единственная в политической системе организация, которая располагает правоохранительными (карательными) органами (суд, прокуратура, милиция, полиция и т.д.), специально призванными стоять на страже законности и правопорядка.

6. Только государство располагает вооруженными силами и органами безопасности, обеспечивающими его оборону, суверенитет, территориальную целостность и безопасность.

7. Один из важнейших признаков государства, так или иначе соприкасающийся со всеми рассмотренными выше и обобщающий некоторые из них, — это тесная органическая связь государства с правом, представляющим собой экономически и духовно обусловленное нормативное выражение государственное воли общества, государственный регулятор общественных отношений. Трудно найти в истории пример, когда бы государство могло обходиться без права, а право — без государства.

Взятые в совокупности отмеченные признаки государства объясняют его особое место и ведущую роль в политической системе общества. Вполне понятно, что в разные исторические эпохи, в различных социально-экономических условиях указанные признаки государства отличаются как конкретным внутренним содержанием, так и своим внешним проявлением.

В современных условиях Российскому государству принадлежит первостепенная роль в утверждении демократии и свободы, стабильности и гражданского мира, согласия и сотрудничества народов страны, в продолжении реформ и переходе к цивилизованному обществу, организации обороны страны.

Успешное претворение этих целей в жизнь неразрывно связано с осуществлением задач укрепления государства, совершенствования его механизма, обеспечения действенности всех институтов государственной власти в России, наведения правопорядка в самой власти и в стране.

Государство — это уникальное, сложное, многогранное «изобретение» человечества. По мере своего развития оно продолжает усложняться и одновременно приближаться к конкретному человеку с точки зрения обеспечения его безопасного и комфортного существования:

Интеллектуально-культурное содержание деятельности государства, его направленность на решение проблем человека обеспечивает право.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ. ЛЕГАЛЬНОСТЬ И ЛЕГИТИМНОСТЬ

 

3.1. Сущность, основные структурные элементы и механизм функционирования государственной власти

 

Государственная власть есть система отношений господства и подчинения, концентрированное выражение воли и силы доминирующего социального, национального слоя (класса, нации) или народа, воплощенные в государственно-правовых институтах. Она обеспечивает стабильность и порядок в обществе, защищает его граждан от внешних и внутренних посягательств путем использования различных методов и средств, в том числе государственного принуждения и военной силы1.

Государственная власть – разновидность социальной власти, суть которой состоит в реальной возможности и способности властвующих подчинять своей воле подвластных в целях управления общественными процессами, обеспечения организованности и порядка в обществе.

Структурный анализ государственной власти открывает путь к углубленному ее познанию, раскрытию богатого содержания этого труднопостижимого общественно-политического явления. В структуре государственной власти взаимодействуют, переплетаясь, компоненты социально-психологического, нравственного, правового и предметно-материального порядка.

Структурные элементы государственной власти можно с определенной долей условности подразделить на два вида2:

элементы, характеризующие ее природу и сущность: социально-экономически обусловленная воля доминирующего социального слоя (класса) или народа, связывающая власть с ее субъектом (соответственно доминирующим слоем или народом); концентрированная сила, превращающая властную волю в реальный и действенный фактор общественного бытия, придающая власти свойство принудительности;

институциональные элементы, организационно оформляющие власть и придающие ей постоянно функционирующий и общеобязательный характер: государственные органы власти и управления, силовые учреждения с их материальными придатками и правовые нормы (право).

Социально-экономически обусловленная воля образует важнейший элемент любой социальной власти, без учета которого невозможно понять ее природу и явления властвования. Она нерасторжимо соединяет государственную власть с ее субъектом: власть принадлежит тому социальному слою (классу), народу, волю и интересы которых «на выражает. Бессубъектной, т. е. никому не принадлежащей ^власти, нет и быть не может. Вот почему в учении о государственной власти важную роль играет понятие «властвующий субъект».

Концентрированная воля — деятельная сторона общественного сознания, следовательно, по своей сути явление социально-психологическое. Она формируется через демократические институты в процессе сложного переплетения объективного и субъективного, диалектического взаимодействия индивидуального и общественного сознания.

Неотъемлемым элементом государственной власти является организованная сила. Речь идет не о физической силе, хотя государственная власть способна проявлять себя и таким образом, а о силе в социальном смысле (силе закона, силе привычки). Государственная власть может быть сильной или слабой, но, лишенная организованной силы, она теряет свое основное качество, так как становится неспособной проводить волю властвующего субъекта в жизнь, обеспечивать законность и правопорядок в обществе1. Поэтому, пока существует государственная власть, у нее будут предметно-материальные источники организованной силы — вооруженные организации людей или силовые учреждения (армия, полиция, органы государственной безопасности и др.), а также тюрьмы и другие принудительные материальные придатки. Но эта сила должна направляться разумной волей властвующего субъекта. Правда, любая государственная власть, тем более современная, нуждается в силе авторитета, традиций, идеологического воздействия, средств массовой информации. Если она для решения внутренних проблем опирается только на предметно-материальное насилие, то это верное доказательство ее неустойчивости, отсутствия у нее глубоких и прочных основ и корней в обществе.

Применение всей наличной силы и мощи государственной власти имеет безусловное оправдание при отражении агрессии извне, в борьбе с терроризмом или пресечении преступности.

Неотъемлемым структурным элементом государственной власти являются государственные органы, учреждения, должностные лица, образующие ее механизм (аппарат). Воплощенная в механизм государственная власть приобретает предметно-материальное внутреннее строение и оформление. Кроме того, механизм придает государственной власти качество постоянно и непрерывно функционирующего феномена.

Между властвующим субъектом и механизмом (аппаратом) государственной власти возникают сложные взаимоотношения и взаимосвязи, именуемые в научной литературе фактической конституцией. В этом взаимодействии определяющая роль принадлежит властвующему субъекту. Вместе с тем властвующий субъект (например, народ) не может сам постоянно осуществлять принадлежащую ему власть. Ведь невозможно непрерывно проводить всякого рода референдумы. Народ должен заниматься производительным трудом. Кроме того, деятельность по практической реализации государственной власти на различных уровнях требует глубоких знаний, высокого профессионализма, таланта и опыта. Для этого необходимо специально отбирать и готовить людей, способных на постоянной основе профессионально осуществлять властные полномочия. При этом властвующий субъект, да и все общество, заинтересованы иметь недорогой, но качественно работающий государственный аппарат.

Важно подчеркнуть, что властвующий субъект не передает свою власть государственным органам, а непосредственно или опосредованно наделяет их властными полномочиями. Непосредственно наделяются властными полномочиями выборные органы, а опосредованно — ими назначаемые по определенной процедуре другие органы государства. Властвующий субъект определяет также, в каком объеме и в какой форме тот или иной орган государства будет выражать и проводить в жизнь его властную волю. В идеале государственный аппарат должен неуклонно и последовательно проводить в жизнь волю и интересы властвующего субъекта.

Практика же показывает, что без надлежащего контроля со стороны властвующего субъекта в работе механизма государственной власти появляются тенденции к его разрастанию, к увеличению независимости, в том числе и от властвующего субъекта. Бесконтрольность и безответственность могут превратить выборных лиц из слуг народа в его повелителей, в государственном аппарате появляются бюрократизм и коррупция.

Следовательно, органы государства не только оформляют, проводят в жизнь государственную власть, но либо повышают, либо снижают ее эффективность, а иногда могут причинять социальный вред.

Государственная власть постоянно функционирует, непрерывно воздействует на различные сферы общества и сама проявляется в особом виде отношений — властеотношениях, образующих своеобразную политико-правовую ткань общества.

Как и любые отношения, властеотношения имеют свою структуру — стороны (субъект и объект власти), содержание властеотношений, методы, способы, обеспечивающие доминирование воли властвующего субъекта.

Субъектом государственной власти, как уже отмечалось, могут быть социальные слои или национальные общности, элитарные группы, классы, народ, от имени которых действуют органы государства.

Объектом власти являются индивиды, их различные объединения, слои и общности, классы, общество. Содержание властеотношений образует единство двух проявлений — навязывание воли властвующего субъекта подвластным и подчинение (добровольное или принудительное) подвластных этой воле. Суть властеотношений, следовательно, состоит в том, что одна сторона — властвующий — адресует (навязывает) свою волю, обычно возведенную в законы и юридически обязательную, другой стороне — подвластным, направляет их поведение в русло, определенное правовыми нормами1.

Властеотношения отличаются ярко выраженной целенаправленностью: верховенство государственной власти в обществе, доминирование воли властвующего субъекта — главная цель властеотношений. Основные методы достижения этой цели предопределяются политическим (государственным) режимом того или иного государства.

Методы, способы, обеспечивающие доминирование воли властвующего субъекта в конкретных жизненных ситуациях, зависят от интересов и волевой позиции сторон. Если, к примеру, воля властвующего и подвластных совпадает, что возможно в демократических государствах, то властеотношения осуществляются без внешнего воздействия, тут достаточно соответствующего информационного обеспечения. Если же интересы и воля сторон в чем-то расходятся, то уместны и эффективны методы разъяснения, убеждения, стимулирования, согласования. В тех случаях, когда позиции властвующего и подвластных противоположны и непримиримы, используется метод государственного принуждения.

Дав определение понятию «государственная власть», следует перейти к исследованию основных его признаков

 

3.2. Основные признаки государственной власти

 

Важнейший признак государственной власти заключается в ее политической природе. Она изначально возникла как публичная власть, несовпадающая с обществом, но выступающая от его имени. На протяжении многих веков и до сих пор политический характер государственной власти придает ей классовость. Государственная власть — это своеобразная ось, вокруг которой вращается политическая жизнь в любой стране1.

Важная черта государственной власти состоит в том, что она проявляется в деятельности государственных органов и учреждений, образующих механизм (аппарат) этой власти. Она потому и называется государственной, что ее практически олицетворяет, приводит в действие, претворяет в жизнь механизм государства, состоящий из различного уровня чиновников, должностных лиц, профессиональных управленцев, из которых и комплектуются органы управления и принуждения. Без этого физического воплощения государственная власть представляет собой тень, пустую абстракцию.

Особенностью государственной власти является и то, что ее субъект и объект обычно не совпадают, властвующий и подвластные чаще всего отчетливо разделены, особенно это имеет место в обществах с большой классовой напряженностью. В демократическом обществе возникает тенденция сближения субъекта и объекта власти, влекущая к их частичному совпадению. Диалектика этого совпадения состоит в том, что каждый гражданин становится не только подвластным, как член демократического общества он вправе быть индивидуальным первоносителем и источником власти. Он имеет право, да и должен активно участвовать в формировании выборных (представительных) органов власти, выдвигать и выбирать кандидатуры в эти органы, контролировать их деятельность, быть инициатором их роспуска, реформирования. Право и долг гражданина — участвовать в принятии общегосударственных и других решений через все виды непосредственной демократии. Иначе говоря, при демократическом режиме нет и быть не должно тех, кто только властвует, и тех, кто только подвластен. Даже высшие органы государства и должностные лица имеют над собой верховную власть народа.

Вместе с тем и в демократическом государственно-организованном обществе полного совпадения субъекта и объекта власти нет. Если демократическое развитие приводит к такому (полному) совпадению, то власть приобретет новое качественное состояние.

Государственная власть реализуется через государственное управление — целенаправленное воздействие государства, его органов на общество в целом, те или иные его сферы (экономическую, социальную, духовную) на основе познанных объективных законов для выполнения стоящих перед обществом задач и функций. Под воздействием государственной власти и государственного управления система общественных отношений приобретает характер направляемых и контролируемых связей, в обществе утверждается организованность и порядок.

Государственная власть суверенна, она является верховной внутри страны и независимой в международных отношениях.

Глубокое единство и сложное взаимодействие существует между правом и государственной властью. Последняя, как правило, имеет нормативно-правовую форму выражения и реализации в жизнь. Право обеспечивает гуманный, наиболее стабильный и эффективный режим властвования, придает легитимность и легальность государственной власти. В то же время за правом стоит сила и мощь государства, государственной власти, придающие праву свойство государственной принудительности. Для регулирования общественных отношений, выполнения задач и функций государства властвующий субъект возводит свою волю в законы, обязательные как для государства, его органов, так и для всех субъектов права. Следовательно, государственная власть служит одним из источников позитивного права, а право — формой выражения ив данной плоскости функциональным элементом государственной власти.

Все это превращает государственную власть в мощный регулирующий, управляющий и дисциплинирующий фактор общественной жизни. Кроме того, сильная государственная власть — важнейшая политическая гарантия обеспечения прав и свобод человека и гражданина, законности и правопорядка. А пронизанная правовыми началами государственная власть становится и легитимной, и постепенно правовой.

Государственная власть детерминируется в конечном счете властью экономической, источниками которой служат богатство, деньги. В отличие от государственной экономическая власть как бы сторонится внешней атрибутики, не выставляет себя напоказ, однако в значительной мере предопределяет поведение людей на политической арене. Однако государственная власть не только предопределяется властью экономической и опирается на экономическую основу. Она способна активно воздействовать на всю экономическую систему, обеспечивать ей устойчивость, ограждать экономику от стихийности и кризисных ситуаций, охранять существующие формы собственности.

История и особенно современность свидетельствуют о фундаментальном значении власти, ее способности активно и действенно влиять на экономику. Всем мировым опытом доказано, что государственно-правовыми методами можно обеспечивать динамику экономического развития, избегать или минимизировать экономические кризисы, переориентировать экономику на решение социальных задач.

Устойчивость, активность и сила государственной власти во многом зависят от ее социальной основы, которую образуют заинтересованные в ней и поддерживающие ее слои, классы и группы общества. На них обычно и опирается государственная власть. Ей приходится функционировать в обществе, разделенном на классы, социальные слои и группы с противоречивыми, часто непримиримыми интересами. Без авторитетной, сильной государственной власти разнонаправленные социальные и национальные силы могут разорвать социум на части, ввергнуть его в пучину «выяснения» интересов при помощи разрушительной охлократической энергии. Для разрешения социальных противоречий и конфликтов, согласования различных интересов государственная власть ищет поддержку и доверие к себе у тех или иных слоев общества. Престиж и степень доверия к государственной власти зависят от широты ее социальной основы. Как раз в уважении, доверии к власти широких слоев населения и заключена ее социально-психологическая суть. Именно здесь скрыта та глубокая тайна властвования, о необъяснимости которой писали многие мыслители прошлого, в том числе и русские.

Поддержка государственной власти народом может быть осознанной и неосознанной. Последняя обычно опирается на мифы, слухи, эмоции, вызванные политическим популизмом, громкими обещаниями и посулами государственных деятелей. Осознанная поддержка — следствие всесторонней оценки результатов функционирования государственной власти, деятельности ее органов.

Какой бы ни была государственная власть, она всегда стремится создать в обществе представления о себе как безупречно нравственной, доказывает тождественность ее целей народным интересам и целям, даже если это и не соответствует действительности. Еще в Древних Греции и Риме сложились нравственные идеалы, к которым должна стремиться власть: она функционирует только для добра, реализуется для общего блага, всегда следует за справедливостью и т. д. Вот почему- государственная власть, преследующая цели и использующая методы, противоречащие нравственным идеалам и духовным ценностям, признавалась и признается аморальной, лишенной нравственного авторитета.

Для государственной власти, ее полноценности большое значение имеют исторические, духовно-культурные, национальные традиции. Если власть опирается на традиции, то они укореняют ее в обществе, делают более стабильной и жизнеспособной. Не случайно как прошлые, так и современные государства бережно относились и относятся к своим историческим, национальным и духовно-культурным корням. Таким образом, государственная власть, экономически, социально и нравственно детерминированная, опирающаяся на традиции, духовные ценности, принятые в обществе, становится в глазах народа авторитетной и уважаемой. Она значительно реже использует метод принуждения для достижения своих целей.

 

3.3. Методы осуществления государственной власти

 

Арсенал методов реализации государственной власти достаточно разнообразен. В современных условиях значительно возросла роль методов морального и особенно материального стимулирования, используя которые, государственные органы воздействуют на интересы людей и тем самым подчиняют их своей властной воле.

К общим, традиционным методам осуществления государственной власти, несомненно, относятся убеждение и принуждение. Эти методы, по-разному сочетаясь, сопровождают государственную власть на всем ее историческом пути1.

Убеждение — это метод активного воздействия на волю и сознание людей идейно-нравственными средствами для формирования у них взглядов и представлений, основанных на глубоком понимании сущности государственной власти, ее предназначения и целей. Механизм убеждения включает совокупность идеологических, социально-психологических средств и форм воздействия на индивидуальное или групповое сознание, результатом которого является усвоение и принятие индивидом, коллективом определенных социальных ценностей.

Превращение идей, взглядов в убеждения связано с деятельностью сознания и чувствами человека. Только пройдя через сложный механизм эмоций, через сознание, идеи, общественные интересы и требования власть приобретает личностное значение. Убеждения тем и отличаются от простого знания, что они неотделимы от личности, становятся ее узами, из которых она не может вырваться, не причинив вреда своему мировоззрению, духовно-нравственной ориентации. По мысли Д. И. Писарева, «готовых убеждений -нельзя ни выпросить у добрых знакомых, ни купить в книжной лавке. Их надо выработать процессом собственного мышления, которое непрерывно должно совершаться самостоятельно в нашей собственной голове…»1. Известный русский философ и публицист второй половины XIX в. вовсе не исключал воспитательного, убеждающего воздействия на человека со стороны других людей, он лишь делал акцент на самовоспитание, на собственные умственные усилия личности, на постоянный «труд души» по выработке прочных убеждений. Идеи быстрее превращаются в убеждения, когда они выстраданы, когда человек самостоятельно добыл и усвоил знания.

Метод убеждения стимулирует инициативу и чувство ответственности людей за свои действия и поступки. Между убеждениями и поведением нет промежуточных звеньев. Знания, идеи, которые не воплощаются в поведении, нельзя считать подлинными убеждениями. От знания к убеждению, от убеждения к практическим действиям — так функционирует метод убеждения. С развитием цивилизации, ростом политической культуры роль и значение этого метода осуществления государственной власти закономерно возрастают.

Государственная власть не может обойтись без особого, только ей присущего вида принуждения — государственного принуждения. Используя его, властвующий субъект навязывает свою волю подвластным. Этим государственная власть отличается, в частности, от авторитета, который тоже подчиняет, но в государственном принуждении не нуждается.

Государственное принуждение — это психологическое, материальное или физическое (насильственное) воздействие полномочных органов и должностных лиц государства на личность с целью заставить (принудить) ее действовать по воле властвующего субъекта, в интересах общества и государства.

Само по себе государственное принуждение — острое и жесткое средство социального воздействия. Оно основано на организованной силе, выражает ее и потому способно обеспечивать безусловное доминирование в обществе воли властвующего субъекта. Государственное принуждение ограничивает свободу человека, ставит в такое положение, когда у него нет выбора, кроме варианта, предложенного (навязанного) властью. Посредством принуждения подавляются, блокируются интересы и мотивы антисоциального поведения, принудительно снимаются противоречия между общей и индивидуальной волей, стимулируется общественно полезное правомерное поведение.

Государственное принуждение бывает правовым и неправовым. Последнее может обернуться произволом государственных органов, ставящих личность в никем и ничем не защищенное положение. Такое принуждение имеет место в государствах с антидемократическим, реакционным режимом — тираническим, деспотическим, тоталитарным.

Правовым признается государственное принуждение, вид и мера которого строго определены правовыми нормами и которое применяется в процессуальных формах (четких процедурах). Законность, обоснованность и справедливость государственного правового принуждения поддается контролю, оно может быть обжаловано в независимый суд. Уровень правового «насыщения» государственного принуждения обусловлен тем, в какой мере оно: а) подчинено общим принципам данной правовой системы; б) является правовым по своим основаниям и условиям применения; в) действует через механизм прав и обязанностей; г) оснащено развитыми процессуальными формами1.

Чем выше уровень правовой организации государственного принуждения, тем оно в большей мере выполняет функции позитивного фактора развития общества и в меньшей — выражает произвол и своеволие носителей государственной власти. В правовом и демократическом государстве государственное принуждение может быть только правовым.

Формы государственного правового принуждения достаточно многообразны. Это меры предупредительного воздействия — проверка документов с целью предотвращения правонарушений, прекращение или ограничение движения транспорта, пешеходов при авариях и стихийных бедствиях и др.; правовое пресечение — административное задержание, привод, обыск и т. д.; меры защиты — восстановление чести и доброго имени и другие виды восстановления нарушенных прав.

3.4. Легитимность и легальность государственной власти

 

Часто толкуемая в широком (общесоциальном) смысле легитимность государственной власти — это степень доверия и поддержки ее широкими массами населения данной страны за присущие ей качества и достоинства, признание способности управлять страной, готовность ей подчиняться. Действительно легитимная власть — это власть, отвечающая представлениям, ожиданиям и надеждам населения страны, достаточно полно выражающая его коренные интересы. Легитимность повышает авторитет и эффективность государственной власти, упрочивает ее социальную основу.

Легитимность власти наглядно проявляется в ее поддержке населением. Эта поддержка проявляется по-разному. Она находит свое выражение в результатах голосования на выборах парламента, президента, других органов государства, в итогах референдумов, в массовых выступлениях населения в защиту государственной власти при попытках совершения государственных переворотов. О поддержке государственной власти или ее отсутствии могут свидетельствовать опросы населения, анкетирование, проведение публичных мероприятий (скажем, организация общенародного обсуждения проекта конституции)1.

Существует несколько оснований и форм легитимации государственной власти. Крупный немецкий ученый М. Вебер называл три из них: традиционную, харизматическую и рациональную (легальную). Традиционная легитимация опирается на священность издревле сложившегося порядка, на силу вековых, нередко духовно-религиозных традиций и обычаев. Наиболее, отчетливо влияние религии, духовных традиций и обычаев на легитимацию государственной власти наблюдается во многих мусульманских странах.

Харизматическая легитимность (харизма — божественный дар) обеспечивается богато одаренными качествами выдающихся личностей — вождей, лидеров, стоящих во главе того или иного государства. Яркое эмоциональное массовое чувство, твердая вера в их непогрешимость и преданность народу, в их необычный дар мощно легитимируют государственную власть. Особая харизма может быть порождена культовой идеологией (например, культ личности Сталина в СССР, Мао Дзэдуна в Китае).

Рациональная (легальная) легитимация основана на подчинении общим разумным правилам, содержащимся в законах, перед которыми все без исключения равны. По мысли М. Вебера, рациональная легитимация не имеет такой ценностной и мощной опоры, как традиции или харизма. Однако она более надежна и менее подвержена субъективизму. При таком подходе население поддерживает или отвергает государственную власть, руководствуясь разумной оценкой результатов ее функционирования.

В узком смысле легитимной признается законная власть, образованная в соответствии с процедурой, предусмотренной правовыми нормами. В данном смысле легитимность во многом совпадает с легальностью власти.

Легальная государственная власть — понятие юридическое: она официально провозглашается, правомерно устанавливается, функционирует в режиме законности. Правда, в условиях реакционных политических режимов легальная власть может действовать неправовыми методами насилия, террора, произвола (например, в гитлеровской Германии). Но это лишь видимость легальности такой власти.

Следует отличать легитимность и легальность властвующего субъекта от легальности государственных органов. Легитимность и легальность властвующего субъекта находят отражение и юридическое закрепление в конституции страны. Так, ч. 1 ст. 3 Конституции РФ гласит: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Значит, Конституция провозглашает и определяет многонациональный народ России первоносителем и первоисточником государственной власти, тем самым подчеркивая ее легитимность и легальность.

Государственные органы приобретают свойство легитимности и легальности по-разному. Представительные и другие выборные органы становятся легитимными и легальными на основе предусмотренных и регламентированных законом выборов. Эти органы получают властные полномочия и определенный кредит доверия (мандат) от первоисточника власти. Органы управления и принуждения формируются путем особого отбора, образуются чаще всего выборными органами, от них черпают и властные полномочия в порядке, предусмотренном либо законами, либо указами президента, либо постановлениями правительства. Законными должны быть и осуществляемые органами государства властные полномочия, методы деятельности, особенно метод государственного принуждения.

Нелегитимная нелегальная (незаконная) власть признается узурпаторской. В узком смысле слова узурпация — противозаконный захват власти каким-либо лицом или группой лиц, а также присвоение себе чужих властных полномочий. Узурпацией признается, например, серьезное нарушение правовых процедур при проведении выборов или их фальсификация. Узурпировать можно и легально образованную власть, если ею злоупотреблять, т. е. использовать в противозаконных целях во зло обществу и государству, превышать властные полномочия. В ч. 4 ст. 3 Конституции РФ сказано: «Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону».

В обществе возможна нелегитимная и нелегальная, например, мафиозно-преступная власть, тяготеющая к жестоким формам принуждения, насилия. Если легальная власть опирается на официально признанные, документально закрепленные и известные обществу нормы, то преступная, нелегальная – на неписаные, известные лишь определенному кругу людей правила поведения. Легальная власть стремится стабилизировать общество, утвердить в нем порядок, нелегальная же подобна раковым клеткам, поражающим и уничтожающим здоровую ткань социума.

Таким образом, в заключении главы можно сделать следующий вывод. Любая политическая деятельность в конечном счете так или иначе связана с государственной властью. Можно спорить о том, какие факторы лежали в основе возникновения государства, чьи интересы выражают те или иные современные государственные образования. Но аксиомой является то, что квинтэссенцией результата политической деятельности людей и их объединений выступает государственная власть. И что бы ни было зафиксировано в программных документах различных политических партий разных времен, ясно одно: им нужна государственная власть для осуществления декларативных или тайных целей. Самое существенное в государстве — не возможность объединения людей, не территория, а обладание властью. Поэтому чрезвычайно важным для всего общества является создание четкого, бесперебойно работающего правового механизма образования и осуществления государственной власти.

4. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ, ИХ СООТНОШЕНИЕ

 

Изучение сложной темы о сущности государства представляется логически последовательным начать с рассмотрения неразрывно взаимосвязанного с ней вопроса о политической власти.

Чтобы разобраться в проблеме политической власти, необходимо уяснить, что такое власть вообще, т.е. рассмотреть власть как общесоциологическую категорию.

Известно, что политическая или — что одно и то же — государственная власть не единственный вид общественной власти. Власть присуща любой организованной, более или менее устойчивой и целенаправленной общности людей. Она характерна как для классового, так и бесклассового общества, как для общества в целом, так и различных составных его образований. Соответственно принято различать виды власти: власть рода, племени, общины; политическую (государственную); экономическую; различных общественных объединений; родительскую; церковную.

Каждая из разновидностей общественной власти имеет известное своеобразие, отличается специфическими особенностями. Вместе с тем всем им присущи общие черты, синтез которых позволяет дать характеристику власти как общей социальной категории.

При всем многообразии взглядов на власть многим из представителей различных течений общественной мысли присуща ее характеристика как авторитета; обладающего возможностью заставить повиноваться, подчинить своей воле других людей.

В связи с этим значительный интерес представляет статья Ф. Энгельса «Об авторитете», которая и в современных условиях сохраняет свое научное значение. В этой статье, обращенной против анархистов, пользовавшихся для обозначения власти термином «авторитет», Ф. Энгельс писал: «Авторитет в том смысле, о котором здесь идет речь, означает навязывание нам чужой воли; с другой стороны, авторитет предполагает подчинение»1.

Ф. Энгельс рассматривал власть в качестве отношения, двуединое содержание которого, с одной стороны, означает навязывание воли властвующего подвластному, с другой — подчинение подвластного воле властвующего.

Важно иметь в виду, что, во-первых, неотъемлемым элементом содержания любой власти является принуждение. Общественная власть немыслима без принуждения, которое в соответствии с исторической обстановкой и характером власти приобретает различные содержание и форму. Во-вторых, отношения по поводу власти, или властеотношения, носят волевой характер и с точки зрения своей структуры складываются из «господства-подчинения» и «руководства-подчинения». В зависимости от конкретно-исторических условий власть может либо выступать как сочетание отношений «господства-подчинения» и «руководства-подчинения», либо проявляться только в отношениях «руководства-подчинения»1 .

Ф. Энгельс, показывая, что всякая организация общества, в котором происходит процесс производства и обращения продуктов, невозможна без авторитета, без власти, и отмечая, что с развитием крупной промышленности и крупного землевладения материальные условия производства и обращения неизбежжг усложняются и стремятся ко все большему расширению сферы этого авторитета, подчеркивал, что и в будущем власть не исчезнет, а только изменит содержание и форму.

Власть вообще, будучи непосредственным порождением разносторонних устойчивых связей между людьми, их устремлений к удовлетворению своих интересов и смягчению при этом противоречий, а стало быть, к возможному компромиссу и определенному порядку сосуществования, представляет собой объективно необходимое условие для участия членов общества в производстве и воспроизводстве жизни. Власть есть средство функционирования любой социальной общности, проявляющееся как отношение подчинения входящих в это сообщество лиц единой руководящей в нем воле.

Изложенное позволяет сформулировать краткое определение понятия власти как общесоциологической категории. Власть — это соответствующее характеру и уровню общественной жизни средство функционирования всякой социальной общности, заключающееся в отношении подчинения воли отдельных лиц и их объединений руководящей в данном сообществе воле.

Такое определение характеризует любую общественную власть — классовую и неклассовую, государственную и негосударственную.

Политическая и государственная власть представляют собой особую разновидность общественной власти. Термины «политическая власть» и «государственная власть», равно как и стоящие за ними понятия, — синонимы. Политическая власть в собственном смысле этого слова и есть власть государственная, т.е. такая, которая исходит от государства и реализуется не иначе как при его (прямом или косвенном) участии.

Как отмечал К. Маркс, политическая сущность всякого вопроса заключается в его отношении к власти государства. Государство и все его разнообразные институты, в частности избирательная система, по мысли Маркса, есть политическое бытие гражданского общества. При этом в статье «Морализирующая критика и критизирующая мораль» он прямо отождествляет понятия «политическая власть» и «власть государственная»1.

В специальной юридической, философской и политологической литературе наряду с признанием одними авторами тождества понятий политической и государственной власти другие авторы (Ф.М. Бурлацкий, Н.М. Кейзеров, Л.Т. Кривушин и др.) выступают за различение этих категорий. Сторонники последней точки зрения понятие «политическая власть» употребляют в более широком смысле, нежели «государственная власть», — это власть, осуществляемая не только государством, но и другими звеньями политической системы общества: партиями, массовыми общественными организациями (например, профсоюзами и иными общественными объединениями).

Однако употребление термина «политическая власть» в широком смысле с точки зрения строго научного подхода весьма условно, ибо сама политическая власть и степень участия в ней, в ее отправлении, в том числе роль различных партий в осуществлении политической власти, — не одно и то же.

Этого обстоятельства не учитывают авторы, которые исходят из посылки, что политическая власть — это одно, а государственная власть — нечто другое, и предлагают определения политической власти без указания на ее связь с государством и его роль в ее осуществлении. Особенно трудно согласиться с Ю.А. Дмитриевым, который в последнее время пришел, по сути, к противопоставлению государственной и политической власти, утверждая, что «полем действия» первой «является собственно государство и его органы», а «полем реализации» второй, «наоборот, выступает преимущественно гражданское общество»1.

Итак, еще раз подчеркнем, что политическая, или государственная, власть — это такая разновидность общественной власти, которая или осуществляется непосредственно самим государством, или делегирована или санкционирована им, т.е. проводится от его имени, по его уполномочию и при его поддержке.

Рассматривая такую власть в качестве важнейшего, определяющего признака государства в отличие от организации ее в родовом обществе, Ф.Энгельс обращал внимание на то, что это «особая публичная власть»2.

Характерные черты этой свойственной государству особой публичной или политической власти, отличающие ее от общественной власти доклассового общества, заключаются в следующем.

При родовом устройстве общественная власть выражала интересы всего бесклассового общества, всех его членов, объединенных в том или ином коллективе — общине, роде, фратрии, племени и т.д. Государственная власть носит классовый характер.

Родовая власть доклассового общества, осуществляемая старейшинами и другими выборными лицами, которые были первыми среди равных, не знала какого-либо особого аппарата или слоя лиц, специально предназначенных для того, чтобы управлять, и в этом смысле сливалась со всем населением.

Иначе обстоит дело с политической публичной властью. Она в отличие от родовой не совпадает непосредственно с населением, осуществляется выделенным из человеческого общества аппаратом управления, состоящим из категории людей, которые только тем и заняты, чтобы управлять другими.

При родовом строе, выросшем из общества, не знавшего внутренних антагонизмов, не было никаких других способов принуждения к подчинению власти старейшин и соблюдению обычаев, кроме общественного мнения.

Политическая же власть опирается на возможность государственного принуждения, для осуществления которого создаются вооруженные силы, специально приспособленный для этой цели аппарат, включающий в себя так называемые карательные или правоохранительные органы.

Для содержания разветвленного государственного аппарата, не принимающего непосредственного участия в производстве материальных благ, для содержания этой публичной власти необходимы взносы граждан — налоги, которые были неизвестны родовому устройству общества.

При родовой организации общества люди подразделялись по принципу кровного родства; учреждение политической власти, знаменующее возникновение государства, сообразуется с разделением населения по территориальному признаку.

Одна из тонких сторон соотношения между политической, государственной и общественной властью первобытно-общинного строя четко выражена в положении Ф. Энгельса: «…Самый жалкий полицейский служитель цивилизованного государства имеет больше «авторитета», чем все органы родового общества, вместе взятые; но самый могущественный монарх и крупнейший государственный деятель или полководец эпохи цивилизации мог бы позавидовать тому не из-под палки приобретенному и бесспорному уважению, которое оказывают самому незначительному родовому старейшине. Последний стоит внутри общества, тогда как первые вынуждены пытаться представлять собой нечто вне его и над ним»1.

Приведенное суждение помогает уяснению того факта, что с точки зрения соотношения публичной власти с обществом при первобытнообщинном строе имела место «власть авторитета», тогда как политическая, государственная власть есть «авторитет власти». От власти авторитета к авторитету власти — эволюция общественной власти в процессе перехода от первобытно-общинного строя к классово организованному обществу.

Таковы основные признаки политической власти, отличающие ее от общественной власти родового строя.

Для более полного и точного, современного понимания политической власти ее характеристику, кроме сказанного выше, необходимо дополнить указанием на сочетание в ней классового и общечеловеческого начал. Будучи экономически обусловленной властью определенного класса (или народа), она вместе с тем учитывает интересы всех слоев населения, их стремление не только к классовому, национальному, религиозному противоборству, но и к согласию, компромиссу; отражает реальную социально-политическую структуру общества, тенденции его развития.

Непосредственным воплощением, особой организацией политической власти и является государство.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Государство представляет собой сложное явление. Попытки дать его определение, предпринимаемые различными учеными, политическими деятелями, мыслителями, сводились главным образом к перечислению признаков государства.

Многие исследователи подчеркивали, что государство представляет собой объединение, корпорацию, общность людей, проживающих на определенной территории и подчиненных политической власти, способной применять принуждение.

Государство – это политическая организация общества, обеспечивающая его единство и целостность, осуществляющая посредством государственного механизма управление делами общества, суверенную публичную власть, придающая праву обязательное значение, гарантирующая права, свободы граждан, законность и правопорядок.

Рассматривая государство с разных позиций — философской, исторической, социологической, юридической, географической и др., можно выделить лишь те или иные аспекты (характеристики) государства. Юридический подход позволяет выделить следующие основные признаки государства, отличающие его от других организаций современного общества. К ним обычно относят:

1) наличие особой публичной (политической) власти, располагающей специальным аппаратом управления и принуждения;

2) государственный суверенитет;

3) общеобязательный характер актов, издаваемых государством;

4) взимание налогов.

Особая публичная (политическая) власть — один из главных признаков государства.

Выступая в роли арбитра между различными слоями, группами и классами населения, государственная власть приобретает политический характер. Особенность этой власти в том, что она не совпадает с обществом, а стоит над обществом, отделена от него. Эта власть обладает относительной самостоятельностью по отношению к обществу и другим источникам власти.

Публичная власть институционализирована, — ее осуществляет государственный аппарат. Он обслуживается слоем людей, чиновниками, для которых работа в государственном аппарате служит профессией.

Суверенитет означает верховенство государственной власти внутри страны, т.е. ее самостоятельность в определении содержания своей деятельности, внутренней и внешней политики, и независимость во взаимоотношениях с другими государствами. Однако суверенитет современных государств самоограничивается исходя из необходимости соблюдения естественных и неотчуждаемых прав человека, а также — международных договоров.

Общеобязательный характер актов государства вытекает из исключительных полномочий государства осуществлять правотворчество, т.е. издавать, изменять или отменять юридические нормы. Только государство посредством общеобязательных актов может устанавливать правовой порядок в обществе и принуждать к его соблюдению.

Налогообложение также составляет один из основных признаков государства, поскольку без налогов, других обязательных платежей государство не может содержать свой аппарат. Только государство вправе устанавливать налоги и распространять обязанность их уплаты абсолютно на всех, кто находится на его территории, либо освобождать от них отдельные категории людей и организаций.

С учетом перечисленных признаков государство – это исторически выделившаяся из общества политическая организация особой суверенной публичной власти, выражающая и защищающая общие интересы различных социальных групп, а также обеспечивающая выполнение общих дел, вытекающих из природы общества.

С понятием государством, с механизмом его действия и существования тесно связана самым глубоким образом государственная власть. Государство и государственная власть находятся в сложном диалектическом единстве. Властвующий субъект определяет, в каком объеме и в какой форме тот или иной орган государства будет выражать и проводить в жизнь его властную волю, устанавливает для государственных органов юридические пределы, в границах которых их деятельность признается правомерно. Вместе с тем государство, его органы в значительной мере определяют эффективность этой власти.

Государственная власть есть концентрированное выражение воли и силы, мощи государства, воплощенное в государственных органах и учреждениях. Она обеспечивает стабильность и порядок в обществе, защищает его граждан от внутренних и внешних посягательств путем использования различных методов, в Ом числе государственного принуждения и военной силы.

Основными методами осуществления государственной власти являются принуждение и убеждение. Убеждение – есть метод активного воздействия на волю и сознание человека идейно-нравственного средствами для формирования у него взглядов и представлений, основанных на глубоком понимании сущность государственной власти, ее целей и функций. Государственное принуждение – психологическое, материальное или физическое (насильственное) воздействие полномочных органов и должностных лиц государства на личность с целью заставить (принудить) ее действовать по воле властвующего субъекта, в интересах государства.

Важнейшими характеристикам государственной власти являются ее легитимность и легальность.

В широком смысле легитимность – это принятие власти населением страны, принятие власти населением страны, признание ее права управлять социальными процессами, готовность ей подчиняться. В узком смысле легитимной признается законная власть, образованная в соответствии с процедурой, предусмотренными правовыми нормами.

Легальность – юридическое выражение легитимности власти, ее нормативность, способность воплощаться в нормах права, ограничиваться законом, функционировать в рамках законности.

Государственная власть, решая стоящие перед ней задачи, непрерывно воздействует на общественные процессы и сама выражается в особом виде отношений – властеотношениях, образующих своеобразную политико-правовую ткань общества.

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Алексеев С.С. Государство и право. М., 2003.
  2. Алексеев С. С. Общая теория права. М., 2000. Т. 1.
  3. Байтин М. И. Государство и политическая власть. Саратов, 1972.
  4. Байтин М. И. О понятии государства // Правоведение. 2002. № 3.
  5. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. М., 2000.
  6. Болл Т. Власть // Полис. 1993. №5.
    1. Демидов В. И. Ценностные измерения власти // Полис. 1996. №3.
    2. Дмитриев Ю.А. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества // Государство и право. 1994. № 7.
    3. Дегтярев А. А. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения // Полис. 1996. №3.
    4. Иванников И. А. Государственная власть, политика и право // Правовая политика и правовая жизнь. 2002. № 1.
    5. Комаров С. А. Общая теория государства и права. М., 1999.
    6. Краснов Б. И. Теория власти и властных отношений // Социально-политический журнал. 1994. № 6.
    7. Ленин В.И. Полн. собр. соч. М., 1977. Т. 33.
    8. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. М., 1978. Т. 4.
    9. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. М., 1982. Т. 18.
    10. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. М., 1983. Т. 21.
    11. Общая теория государства и права / Под ред. В. В. Лазарева. М., 2003.
    12. Писарев Д. И. Соч. М., 1956. Т. 4.
    13. Силин А. А. Философия и психология власти // Свободная мысль, 1995. № 12.
    14. Теория государства и права / Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова. М., 2001.
    15. Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В.Малько. М., 2003.
    16. Хропанюк В. Н. Теория государства и права. М., 2000.
    17. Чиркин В.Е. Политическая и государственная власть // Советское государство и право. 1989. № 1.
    18. Чиркин В. Е. Государствоведение. М., 2000.


       

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->