СТИЛИСТИЧЕСКИ ОКРАШЕННАЯ ЛЕКСИКА

СТИЛИСТИЧЕСКИ ОКРАШЕННАЯ ЛЕКСИКА, или ф у н к ц и о н а л ь н о с т и л и с т и ч е с к а я л е к с и к а — слова, которые имеют особую стилистическую значимость из-за того, что они обычно употребляются в той или иной функциональной разновидности (см. Функциональные разновидности речи): пройдоха, электричка, уйма; лелеять, кардинальный, дефиниция, наниматель; разновидность окрашенной лексики (см. Окрашенная лексика).

     
 

     Правильно:

     
 

     Стилистически окрашенная лексика бывает:

     
 

     1) сниженная — та, которая используется в разговорной речи, закрепляется за разговорной речью (см. Разговорная речь), то же, что разговорные слова (см. Разговорные слова);

     
 

     2) повышенная — та, которая используется в тех функциональных разновидностях, для которых основной формой является письменная речь; то же, что книжная лексика, книжные слова. Это могут быть слова, которые чаще используются в какой-то одной функциональной разновидности: деловая лексика, или канцеляризмы (см. Деловая лексика), научная лексика (см. Научная лексика), газетная лексика (см. Газетная лексика), поэтизмы, или слова, обычно используемые в художественной речи (см. Поэтизмы). К повышенной лексике относятся также книжные слова, которые употребляются в любой функциональной разновидности, кроме разговорной речи.

     
 

     Слова одной стилистической окраски составляют стилистический пласт.

     
 

     Стилистически окрашено может быть все слово или одно из его значений; иногда одно из значений слова может иметь сниженную, а другое — повышенную, книжную окраску: скажем, слово налезть окрашено во всех своих значениях («набраться куда-н. в большом количестве»; «об одежде, обуви: надеться»); слово мораль в значении «нравственное учение нравственность» будет нейтральным, а в значении «нравоучение» — сниженным, разговорным; у слова мистика одно значение («религиозная вера в непосредственное общение человека с так называемым потусторонним миром») имеет книжную окраску, а другое («нечто загадочное, непонятное, необъяснимое) — сниженную, разговорную.

     
 

     Стилистическая окраска не является чем-то постоянным, застывшим: скажем, разговорные слова со временем могут стать словами нейтральными — подстегнуть (в значении «заставить делать что-л.»), ребята, жилье. Особенно активно этот процесс происходит в газетной речи, где соединяется лексика самых разных стилистических пластов.

     
 

Чем точнее мы представляем стилистические возможности слова, тем правильнее и полнее мы сможем использовать эти возможности в речи.

     
 

     Неправильно:

     
 

     Основные ошибки при использовании стилистически окрашенной лексики аналогичны тем ошибкам, которые встречаются при употреблении любого окрашенного слова (см. Окрашенная лексика).

     
 

     Выразительно:

     
 

     Стилистически окрашенную лексику можно использовать для усиления выразительности текста. Основные способы такого использования:

     
 

     1) стилистически окрашенная лексика используется для изображения ситуации или человека путем стилизации; при стилизации речь насыщается словами (а иногда формами слов, типами предложений) одного типа, которые не характерны для этого вида речи, в результате мы получаем имитацию особенностей одной функциональной разновидности в тексте другой функциональной разновидности, подражание какой-то манере изложения.

     
 

     Такая имитация возможна прежде всего в авторской речи (см. Авторская речь). Скажем, в романе В.О.Богомолова «В августе 44-го» множество терминов радиодела (в сочетании с профессионализмами — см. Профессионализмы), что создает ощущение достоверности повествования, так как устанавливается соответствие между темой, предметом речи и формой изложения: человека, в речи которого часто встречаются слова из какой-то профессиональной области (и эти слова употребляются к месту), мы воспринимаем как знающего, ему мы больше доверяем. В авторской речи (в газетном или художественном тексте) возможна также имитация деловой речи, для этого используется деловая лексика:

     
 

      «Улица пахнет гарью, залежалой пылью от порушенного жилья. Ни души. По колее опустевшей дороги разбросаны конторские книги: накладные, расписки, наряды и целые бухгалтерские книги. Никому теперь не нужные.

     Счет

     Бухгалтерии пристани Заярск от команды баржи N 906.

     После выгрузки вашего груза на пристани Заярск с вас причитается получить за механическую очистку 1000-тонной баржи в сумме триста руб.

     Шкипер баржи N 906 Гудзаков.» (В.П.Росляков) — это не документ в полном смысле слова, а фрагмент художественного текста, но он составлен в соответствии с правилами и нормами деловой речи, передает ее лексические особенности.

     
 

Если мы хотим передать ощущение непринужденной речи, рассказа, нам понадобятся разговорные слова (иногда в сочетании с просторечными словами):

      
 

     «Жил-был в селе Чебровка Семка Рысь, забулдыга, но непревзойденный столяр. Длинный, худой, носатый — совсем не богатырь на вид. Но вот Семка снимает рубаху, остается в одной майке, выгоревшей на солнце. …И тогда-то, когда он, поигрывая топориком, весело лается с бригадиром, тогда-то и видна вся устрашающая сила и мощь Семки. Она — в руках… Руки у Семки не комкастые, не бугристые, они — ровные от плеча до кисти, толстые, словно литые. Красивые руки. Топорик в них — игрушечный. Кажется, не знать таким рукам усталости, и Семка так, для куража, орет:

     — Что мы тебе, машины? Тогда иди — заведи меня — я заглох. Но подходи осторожней — лягаюсь! «(В.М.Шукшин).

     
 

     Стилистически окрашенная лексика может быть и в речи персонажа, героя — в этом случае мы добиваемся индивидуализации речи, передаем манеру его речи и получаем речевую характеристику (см. Речевая характеристика): «- Да нигде я не была задействована. Как пришла туда восемь лет назад, так и играла «Пришел мужчина к женщине» и «А чой-то ты во фраке?» Может, поэтому и ушла.

     
 

     — Но причем (надо написать раздельно.- Н.М.) тут «роман с любимой профессией»? Откуда такой пессимизм?

     — Депрессуха. Обычная депрессуха. Я сначала была очень напугана этим, но потом меня успокоили — сказали, что так и надо.»(газ.) — в этом интервью сохраняются особенности речи актрисы Любови Полищук, с помощью сниженной лексики передается непринужденная атмосфера разговора, а деловое слово задействована цитируется актрисой с явной иронией.

     
 

     Для речевой характеристики можно использовать и научную лексику, термины (см. Термины):

     
 

     «Безусловно оптимально: взять их с поличным, с рацией, в начальный период их пребывания в лесу — до выхода в эфир. Безусловно, оптимально перед задержанием прокачать их на засаде с подстраховкой, попытаться заставить проявить свою суть — это уже залог или вероятная предпосылка незамедлительного получения момента истины!»- заключил Поляков и улыбнулся.»(В.О.Богомолов); «Один из сотрудников, заметив, что я чаще всего встречаюсь с Березиным, как будто бы ревниво сказал:

     — Постарайтесь познакомиться с Галей Ярченко из отдела экспериментальной астрофизики. Как говорится, для более полного спектра. Но предупреждаю, с ней не надо говорить о Березине. Она его терпеть не может.»(И.Зюзюкин);

     
 

2) стилистически окрашенная лексика используется для выражения оценки; оттенки этой оценки могут быть самыми разными (см. Оценка):

     
 

     «Бойкие молодые человеки, нарифмовав хлестко пару страниц в толстом журнале, сорвав хлопки на ответственной вечеринке, уже рвут толстые авансы, уже бродят важным кандибобером по писательским ресторанам, уже пудрят фиолетовые круги под глазами и хулиганят на площадях в ожидании памятников себе.»(М.Кольцов) — отрицательная, неодобрительная оценка; «Минута, и уже мелькали под нами гнилые еловые лесишки и моховые болота, окружавшие Петербург.»(И.С.Тургенев) — легкая насмешка, ирония;

     
 

     «Художник

     Холсты еще пусты

     и краски в заточенье.

     И мысль от воплощенья далека.

     Но выполнить свое

     предназначенье

     спокойная

     готовится рука.

     Еще он человек,

     а не создатель,

     и миру ничего не говорит.

     Грустит.

     Смеется.

     И острит некстати.

     Но замысел в душе его горит.» (И.А.Сергеева) — восхищение, поклонение.

     
 

     Стилистически окрашенная лексика, которая используется в прямой речи, также может быть не только изобразительным средством речевой характеристики, но и оценки говорящего лица: «Он таскал с собой поседевший портфель, со сводками и счетами. Говорил он косноязычно, как бесталанный хозяйственник: «лимитировать расходы на дорогу«, «сделать засъемку«, «организовать закуску«, «перекрыть нормы по линии лесосплава»… Небо выцветало от скуки от одного присутствия этого человека.»(К.Г.Паустовский) — человек, который использует деловую лексику даже тогда, когда говорит о вещах простых, житейских, уже не человек, а машина, все живое рядом с ним умирает; «Ну-с, в этом самом именье у меня усадьба «махенькая«: огород, как водится, прудишко с карасишками, строения кой-какие- ну, и флигилек для собственного грешного тела.»(И.С.Тургенев) — в речи этого персонажа разговорные слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами помогают создать образ простого, душевного человека.

     
 

     Часто стилистически окрашенная лексика является строительным материалом для различных приемов, усиливает выразительность, которая создана другим языковым средством:

     
 

1) пародия стиля — усиленное, подчеркнутое, преувеличенное подражание чему-либо с целью создания комического эффекта; чтобы этого добиться, насыщаем текст стилистически окрашенными словами; основные разновидности пародии:

     
 

     а) пародийность — преувеличение особенностей функциональной разновидности речи (см. Функционалтьные разновидности речи) или одного из жанров (см. Жанр) с целью осмеяния этих особенностей:

     
 

     «Итак, «Золушка» прочитана взахлеб, безотрывно! Что привлекает в этом произведении прежде всего? Почему мы следуем за вектором авторских устремлений, все во власти будоражащего эстетического чувства? Ведь автору отнюдь не принадлежит приоритет в открытии данной темы, и пользуется он давно апробированными, успевшими набить оскомину за многовековую историю литературы, атрибутами.»(газ.);

     
 

     б) пародийный перепев — это использование элементов той или иной функциональной разновидности речи для того, чтобы осмеять то, о чем мы говорим, сам предмет речи:

     
 

     «Докладчик от социал-демократов читает длинный реферат по вопросу об обязательном введении в венских школах полотенец для вытирания рук. Доклад длинен, умен, блестящ. Он рассматривает вопрос со всех буквально точек зрения; безупречные аргументы переплетаются в красивый, хитрый узел. Полотенце как фактор гигиены. Полотенце как важное звено в нарастании предпосылок народного просвещения. Полотенце как символ морально-этической профилактики («надо подходить к каждому делу с чистыми руками»). Полотенце как путь к внедрению коллективистических навыков в школьном возрасте («целая школа должна научиться пользоваться одним полотенцем, и чтобы все при этом были довольны»).»(М.Кольцов);

     
 

     2) стилистический контраст — сочетание повышенной и сниженной лексики обычно в сатирических целях:

     
 

     «Мало-помалу сказка становится былью. «А вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейте водосточных труб?»- спрашивал поэт. Отвечаю: можем! Можем ноктюрн, можем симфонию, можем «С голубого ручейка начинается река». Можем на флейте водосточных труб, можем на валторне канализационных коммуникаций, можем на гармошке теплоснабжения.

     Превращение обычного жилого дома в музыкальную шкатулку достигается просто, причем само собой. Металлический сифон ванны стандартной полусидячей после трех лет эксплуатации дает течь в 22 ведра воды в сутки и одновременно издает чуть сипловатый, но все же довольно чистый звук «си-бемоль» малой октавы. Кран горячей воды с истершейся прокладкой склонен к полифонии: при струе в спичку он выдает звонкое «до-диез» третьей октавы, а будучи отвернутым на два с половиной оборота, не только обливает все вокруг побочными струями, но и воспроизводит музыкальную картинку «Ночь в саванне»- и ту именно часть, где осатаневшие от жажды буйволы мчат к водопою.»(В.Надеин) — умелое переплетение деловой и научной лексики (музыкальной терминологии) с бытовыми, разговорными словами создает в этом фельетоне комический эффект.

     
 

3) сравнение (или метафора): «Плотный, подвижный, он, как шаровая молния, носится по этажам во время перемены, излучая пока еще дискуссионную психическую энергию.» (И.Зюзюкин).


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->