Современная советская поэзия: Владимир Высоцкий

Я не люблю себя, когда я трушу,

И не терплю когда невинных бьют.

Я не люблю, когда мне лезут в душу,

Тем более когда в неё плюют.

Вступление

 

    Если попытаться определить место Высоцкого в истории нашей культуры одним словом, то самым точным, на мой взгляд, будет: олицетворенная совесть народа . Поэтому и любимец народа, поэтому и массовое паломничество к его могиле на Ваганьковском вот уже сколько лет, поэтому и нескончаемое море цветов у его памятника, поэтому и нарасхват любые напоминания о нём — книги, буклеты, кассеты, пластинки. При жизни он не стал ни народным, ни заслуженным, ни лауреатом. Официальных наград и званий удостоен не был. Но поистине народным стал. Его талант, его творчество и явились тем самым нерукотворным памятником.

    Вот как рассказывает о Высоцком писатель — драматург Игорь Васильевич Бестужев – Лада:

    «Я впервые услышал голос Высоцкого, естественно записанный на магнитофон, из чужого окна, насколько помню, в конце 60-х. Услышал — удивился. Сначало голосу: да разве с таким голосом можно петь? А потом тому, что он пел. Странному, завораживающему сплаву мелодий и рифм: ярких, необычных, дотоле неслыханных. Неожиданные насмешки там, где вроде бы положено ужаснуться. Наконец — страшно сказать! — дерзости довольно ясного намёка на дубовость нашей официальной «чёрно — белой» пропаганды тех лет. «Из заморского из лесу, где и вовсе сущий ад, где такие злые бесы чуть друг друга не едят. Что б творить им совместное зло потом, поделиться приехали опытом. Страшно, аж жуть!»

    За такой намёк автору непоздоровилось бы от ревнителей старорежимных порядков! В те годы, когда публично костерили «вышедших за рамки» поэтов и художников, подобные строки вновь начинали становиться «чреваты последствиями», и требовалось известное гражданское мужество, что б произвести такое в открытую.

    Чуть позднее, опять — так и, я научился отличать эти песни от других. И не уставал поражаться: вот бы никогда не подумал, что можно тянуть согласные «л-л-л» или «р-р-р» совершенно так же,как гласные «о-о-о» или «а-а-а». А ведь от этого неожиданным образом меняется вся поэтика и, если можно так сказать, мелодика песни — так, что она западает в душу раз и навсегда.

    Я даже не заметил, как эти песни вошли в мою жизнь и находят отзывы в душе, к ним хочется обращаться вновь и вновь. Поистине они оказались теми песнями, которые строить и жить помогают, в трудные минуты давая утешение и вызывая катарсис. И всегда такое впечатление — словно плечо друга. Наверное, это и есть подлинное искусство.

    Высоцкий громко заговорил о том, о чем мы боялись даже задуматься. Произносит вслух наши потаенные мысли! Оказывается, у нас одинаковое видение о жизни. И так как его с восторгом слушает, понимает и принимает для себя подавляющее большинство людей, значит, наши и его мысли — никокая-то заумь, далёкая от жизни, ненарочитый негативизм, а частица подлинного общественного мнения».

    Голос Высоцкого призывал остановиться, задуматься, измениться. Он обличал пороки нашего деморализованного общества без нравоучений, без покровительственных ноток. Ему чужда была проза. Смыслом являлась борьба за возвращение абсолютного: чести, совести, достоинства. Вспоминаются его слова: «Досадно мне, что слово «честь» забыто…»?) Он умел болеть общим горем, умел нащупать и указать болевые точки общества. А это, куда важнее, чем даже многие художественные открытия!

    Высоцкий — типичный «шестидесятник». Таким странным словом мы именуем людей, в мировоззрении которых под впечатлением разоблачений беззакония, преступлений периода культа личности произошёл переворот, определивший их видение жизни на десятилетия вперёд, вплоть до нынешних времён.

Их мировоззрение с особой яркостью проявилось в 60-е годы — отсюда и название. Таким же типичным «шестидесятниками» были так же Евтушенко, Вознесенский, Ахмадулина. Они сразу заявили о себе. Сразу стали заметны.

    О Высоцком можно говорить бесконечно. Он на столько интересен, что полная книга о нём насчитывала бы не одну тысячу страниц, но я бы хотел закончить словами Бестужева — Лады :»Высоцкий с нами, живёт в нас все эти годы, он никого из нас не покидал.

 

 

 

 

 


И снизу лёд, и сверху — маюсь между.

Пробить ли верх иль пробуравить низ?

Конечно – всплыть и не терять надежду,

А там – за дело, в ожиданье виз.

 

Лед надо мною,- надломись и тресни!

Я весь в поту, как пахарь от сохи.

Вернусь к тебе, как корабли из песни,

Всё помня – даже старые стихи.

 

Мне меньше полувека – сорок с лишим,

Я жив, 12 лет тобой храним.

Мне есть что спеть, представ перед Всевышним,

Мне будет, чем ответить перед Ним.

 

 

Биография

 

Владимир Семёнович Высоцкий родился в Москве 25 января 1938 года в семье военнослужащего. В начале Великой Отечественной войны с матерью, Ниной Максимовной, эвакуировался в Оренбургскую область. Летом 1943 года они возвращаются в Москву.

1 сентября 1945 года пошел в первый класс 273-й Московской школы. Через два года, в 1947 году уехал с отцом и мачехой в Германию — город Эберсвальд. Пробыв там два года, в октябре 1949 года вернулся в Москву. Поселился в Большом Каретном, 15. Учился в 186-й мужской школе и в 1955 году окончил 10 классов. В этом же году поступил в Московский Инженерно-строительный институт им. Куйбышева, но уже через несколько месяцев, в начале 1956 года ушел из института.

Летом 1956 года поступил в Школу-студию МХАТ им. Немировича-Данченко на актерское отделение на курс Б.И.Масальского и А.М.Комиссарова. В мае 1958 года женился на студентке Школы-студии МХАТ Изольде Жуковой. В июне 1960 года окончил Школу-студию МХАТ. Устроился в Московский драматический театр им. А.С.Пушкина, затем в театр Миниатюр.

В 1961 году написана первая песня — «Татуировка».

Осенью 1961 года в Ленинграде познакомился с киноактрисой Людмилой Абрамовой, будущей второй женой. В ноябре 1962 года у Высоцкого и Л.Абрамовой родился первый сын — Аркадий.

С сентября 1964 года творческая жизнь Владимира Семёновича Высоцкого связана с Театром драмы и комедии на Таганке, куда он был зачислен в штат актеров. В 1965 году в Москве проходят первые сольные концерты. К тому времени им уже написано около сотни песен.

В июне 1966 года в Театре на Таганке премьера — «Жизнь Галилея». В главной роли — Владимир Высоцкий.

Летом 1966 года он снимался в двух фильмах: «Вертикаль» и «Короткие встречи». Свет увидела первая гибкая пластинка с песнями Высоцкого из фильма «Вертикаль». В 1967 году снялся в фильмах: «Служили два товарища» и «Интервенция». (Последний фильм при его жизни на экраны не вышел).

В июле 1967 года в Москве познакомился с французской киноактрисой де Полякофф Марина-Катрин, более известной нам, как Мариной Влади.

В марте 1968 года Высоцкого увольняют из Театра на Таганке, затем вновь принимают с множеством оговорок.

Август 1968 года — в Сибири написаны стихи для песен «Охота на волков» и «Банька».

В июле 1969 года первая клиническая смерть.

1 декабря 1969 года состоялась свадьба Высоцкого и М.Влади.

29 ноября 1971 года премьера «Гамлета» в Театре на Таганке. В главной роли — Высоцкий.

Летом 1973 года впервые едет на Запад — во Францию. В этом же году в США вышли первые два диска-гиганта с песнями Высоцкого

Весной 1975 года Высоцкий и Влади получили отдельную трехкомнатную квартиру на Малой Грузинской, 28.

10 мая 1978 года был первый съемочный день фильма «Место встречи изменить нельзя». Съемки закончились в феврале 1979 года.

25 июля 1979 года — вторая клиническая смерть — на гастролях в Бухаре.

1979 год — снялся в своем последнем фильме — «Маленькие трагедии».

17 июля 1980 года — последний концерт — в Болшево.

18 июля 1980 года — последний выход на сцену театра — в спектакле «Гамлет».

20 июля 1980 года — написано последнее стихотворение: «И снизу лед, и сверху — маюсь между…»

25 июля 1980 года — скончался в 4.10 утра в своей квартире на Малой Грузинской, 28.

Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. А в это время в Москве полным ходом шла Олимпиада, был прекрасный пятничный день, на стадионах вовсю раздавали медали, и, казалось, всем было не до него. Ни газеты, ни радио, ни телевидение не посчитало это событие настолько важным, чтобы уделить смерти поэта хоть чуточку внимания, они продолжали славить победы советских спортсменов. Только на «Таганке» висел написанный от руки некролог, и люди останавливались и читали. Их становилось все больше и больше, появились цветы, реки цветов — люди прощались с «Шансонье всея Руси» — Владимиром Высоцким. К его уходу из нашего мира в полной мере можно отнести сказанные им же слова.

» Я при жизни был рослым и стройным,

Не боялся ни слова, ни пули

И в привычные рамки не лез.

Но с тех пор, как считаюсь покойным,

Охромили меня и согнули,

К пъедесталу прибив ахиллес.

Не стряхнуть мне гранитного мяса

И не вытащить из постамента

Ахиллесову эту пяту,

И железные ребра каркаса

Мертво схвачены слоем цемента —

Только судороги по хрепту. »

Это пророческие слова. Высоцкий прекрасно знал, как ведут себя люди по отношению к «дорогому покойнику», и позволил себе посмеиваться над нами, предчувствуя, что мы поступим с ним по нашим стереотипам, уверенные, что делаем ему большое одолжение.

Нам долго не будет хватать В.Высоцкого — его талантливых выходов на сцену «Таганки» и его героев, которых он создал, его веселых, грустных, озорных и непримиримых песен, его доверительного хрипловатого голоса…

В своих стихах и песнях Высоцкий сумел передать склад ума и образ мыслей русского народа. Он выражал какую-то удаль, отчаянность,сумбур жизни своего народа и в то же время широту.Вот это все вместе, тут трудно подобрать одно слово, это поэтичное и в тоже время насмешливое и мудрое отношение к жизни делало его песни очень жизненными.

12 октября 1985 года был открыт памятник Высоцкому на его могиле. Поэт отлит из бронзы во весь рост, он словно стремится вырваться из стягивающих его пут. Над ним — гитара. Позади — две красивые лошадинные головы, которые напоминают о самой лучшей его песне:

» Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!

Вы тугую не слушайте плеть!

Но что-то кони мне попались привередливые,

И дожить не успел, мне допеть не успеть. »

В этом же году астрономы Крымской обсерватории назвали вновь открытую планету между орбитами Марса и Юпитера –ВЛАД ВЫСОЦКИЙ

В космосе, среди огромного количества планет, блуждает маленькая светящаяся точка, и это вечно живое небесное тело связано с именем знаменитого поэта, певца и актера — Владимира Высоцкого.

 

 

 

 

 

Творчество В. Высоцкого

 

Наверное, у каждого человека, знакомство с творчеством Владимира Высоцкого, есть «свой собственный Высоцкий», есть стихи или песни, которые нравятся больше других. Нравятся потому, что они чем-то роднее, ближе, убедительнее.

Для меня это «Охота на волков».

 

…Рвусь из сил — и из всех сухожилий,

Но сегодня — опять как вчера:

Обложили меня, обложили —

Гонят весело на номера!…

 

Важное место в его творчестве занимают песни о войне. При прослушивании его военных песен, встает вопрос: почему поэт, человек, который по своему возрасту явно не мог принимать участие в войне, все-таки пишет о ней, более того — не может не писать? Песни Высоцкого о войне — это, прежде всего, песни очень настоящих людей. Людей из плоти и крови. Сильных, усталых, мужественных, добрых. Таким людям можно доверить и собственную жизнь, и Родину. Такие не подведут.

Каждый раз у этих песен начиналась своя (и очень интересная!) жизнь. Они сразу же шли к людям, шли, будто бы минуя экран и сцену.

 

…Сегодня не слышно биения сердец.

Оно для аллей и беседок.

Я падаю, грудью хватая свинец,

Подумать успев напоследок:

«На этот раз мне не вернуться.

Я ухожу — придет другой.

Мы не успели, не успели, не успели оглянуться,

А сыновья, а сыновья уходят в бой»…

 

…»В фильме «Служили два товарища», где я играл роль белогвардейского поручика Брусинцова, в самом конце фильма он должен был стрелять себе в рот, падать с борта судна, отправляющегося за границу. Я долго просил, чтобы это мне разрешили. Ну, режиссер сказал: «Ладно. Я не видал, не знаю». В полной одежде 3-4 раза я падал в воду, а вода была ледяная. Был март месяц, три градуса Цельсия. Ну, после этого вытаскивали, приносили спирт… Растирать. Так что к четвертому дублю я сказал: «Еще сколько угодно»…

(В.С. Высоцкий)

 

Первые песни Владимира Высоцкого, как правило, имели конкретный адрес, были вызваны каким-то случаем, поводом. Например, фраза: «Что же ты, зараза… недавно головой быка убил…» о Левоне Кочаряне. А. Б. Утевский вспоминает: «Лева был очень справедливым человеком. Если в его присутствии кого-то обежали, он немедленно бросался на защиту. Лева хорошо дрался головой, он, действительно, как бык, шел напролом… Никогда не забуду случай… Мы шли втроем по улице Горького, к нам пристали несколько пьяных парней. Мы их побили, вернее не мы, а один Лева. Но в милицию забрали нас, и забрали, как мы считали, совершенно несправедливо… Но был составлен протокол. Когда Леве дали его подписать, он взял этот протокол и съел! Составили второй протокол, а Леве в руки его не дают. Но он все-таки сумел его вырвать и проглотить. Милиционерам это надоело: «Идите отсюда к чертовой матери! Едоки бумаги!..»


Или фраза: «Бить человека по лицу я с детства не могу…» была обязана своим появлением следующему случаю. Владимир Высоцкий, Артур Макаров и Михаил Туманишвили ехали в троллейбусе. На старой Арбатской площади в салон зашла большая компания, и кто-то из них имел неосторожность грубо приставать к девушке. Миша заступился, и кончилось это коротким спором и дракой. На Арбатской площади потасовка продолжилась. Силы были неравны, и потому Высоцкому, Макарову и Туманишвили с трудом удавалось избежать свистящих кулаков. Миша стоял за спиной у Артура и тот, не ожидая удара сзади, разбирался с передними, но вдруг получил сильный удар из-за спины…

Когда драка закончилась, он спросил Туманишвили:

— Как же так — ты был сзади и мне оттуда навесили? Как это называется?

Миша ответил:

— Артур! Люди разные. Ты без размышления можешь ударить любого, а я с детства не могу бить человека по лицу!

Владимир громко рассмеялся:

— Миша, родной! О таких вещах заранее предупреждать надо!..

 

У Владимира Высоцкого есть песни, которые чем-то похожу на роли. Роли из никем не поставленных и — более того — никем еще не написанных пьес. Пьесы с такими ролями, конечно, могли бы быть написаны, появиться на сцене. Пусть не сегодня, так завтра, так послезавтра. Но дело в том, что ждать до завтра Высоцкий не хотел. Он хотел играть эти роли сегодня, сейчас, немедленно! И потому сочинял их сам, сам был режиссером и исполнителем.

Он торопился, примерял на себя одежды, характеры и судьбы других людей — смешных и серьезных, практичных и бесшабашных, реальных и выдуманных. Он влезал в их заботы, проблемы, профессии и жизненные принципы, демонстрировал их способ мыслить и манеру говорить. Он импровизировал, увлекался, преувеличивал, был дерзок и насмешлив, дразнил и разоблачал, одобрял и поддерживал. Причем все это он делал так талантливо, так убедительно, что иные даже путали его с теми персонажами, которых он изображал в своих песнях. Путали и — восторгались. Путали и — недоумевали.

А Высоцкий вроде бы и не обращал на это никакого внимание. Он снова и снова выходил на сцену, продолжал сочинять и петь свои — всегда неожиданные, разноплановые, злободневные — «песни-роли». И в общем-то это уже были не роли, а, скорее, — целые пьесы со своими неповторимыми характерами, не придуманными конфликтами, точно выстроенным сюжетом.

Исполняя их, Высоцкий мог быть таким грохочущим, таким штормовым и бушующим, что людям, сидящим в зале, приходилось, будто от сильного ветра, закрывать глаза и втягивать головы в плечи. И казалось: — еще секунда — и рухнет потолок, и взорвутся динамики, не выдержав напряжения, а сам Высоцкий упадет, задохнется, умрет прямо не сцене… Казалось: на таком нервном накале невозможно петь, нельзя дышать! А он пел. Он дышал.

 

…Даже в дозоре можешь не встретить врага.

Это не горе, если болит нога.

Петли дверные многим скрипят, многим поют.

Кто вы такие? – вас здесь не ждут.

 

Но парус! Порвали парус!

Каюсь! Каюсь, каюсь…

(Парус. Песня беспокойства – 1966 год)

 

Зато его следующая песня могла быть потрясающе тихой. И от этого она еще больше западала в душу. Высоцкий только что казался пульсирующим сгустком нервов, вдруг становился воплощением возвышенного спокойствия, становился человеком, постигшим все тайны бытия. И каждое слово звучало по-особому трепетно.

…Когда вода Всемирного потопа

Вернулась вновь в границы берегов,

Из пены уходящего потока

На сушу тихо выбралась Любовь

И растворилась в воздухе до срока,

А срока было – сорок сороков.

(Баллада о Любви — 1975 год)

Однажды Высоцкого спросили, почему он такой грустный. Он ответил: «А чего особенно веселиться?!» И действительно, веселиться было не от чего: его травили, запрещали, унижали, распространяли всевозможные слухи и сплетни. КГБ в этом плане всегда преуспевал: несколько раз он был похоронен, несколько раз он «уезжал за бугор» и не возвращался, несколько раз отсидел.

Не выдержав тягот и невзгод, доведенный до отчаяния, В. Высоцкий пишет письмо кандидату в члены Политбюро, Секретарю ЦК КПСС, министру культуры СССР Демичеву.

Письмо было зафиксировано общим отделом ЦК КПСС за No. 63382 от 17 апреля 1973 года.

От артиста Московского театра Драмы и комедии на Таганке ВЫСОЦКОГО В.С.

«…В последнее время я стал объектом недружелюбного внимания прессы и Министерства культуры РСФСР.

Девять лет я не могу пробиться к узаконенному официальному общению со слушателями моих песен. Все мои попытки решить это на уровне концертных организаций и Министерства культуры ни к чему не привели. Поэтому я обращаюсь к Вам, дело касается судьбы моего творчества, а значит, и моей судьбы.

Вы, вероятно, знаете, что в стране проще отыскать магнитофон, на котором звучат мои песни, чем тот, на котором их нет. 9 лет я прошу об одном: дать мне возможность живого общения со зрителем, отобрать песни для концерта, согласовать программу.

Почему я поставлен в положение, при котором мое граждански-ответственное творчество поставлено в род самодеятельности?

Разумеется, «внимания и участия руководства» ожидать не приходилось. Демичев даже не соизволил ответить Высоцкому. Он передал его письмо зав. отделом культуры ЦК Шауро. Тот, в свою очередь, передал письмо своему заместителю Тумановой, таким образом, ответа так и не последовало.

…»Вот когда я выступаю с песнями, у меня всегда такое странное ощущение. Я смотрю в зрительный зал и вижу обычно такие, улыбающиеся лица и вдруг нахожу одно мрачное лицо и какая-то магическая сила к нему тянет, и вот когда он в первый раз улыбнется, для меня – праздник»… (В.С. Высоцкий)

Высоцкий пробовал себя в различных интонациях. Он искал для своих «пьес» все новые и новые краски, новые детали, и потому его песни имеют несколько вариантов, изменений, сокращений. И в этом — тоже он, Высоцкий, — его натура, его неудовлетворенность собой, его способ творчества.

Можно сказать, что дверь в его «творческую лабораторию» была постоянно распахнута. Он был весь на виду. Со всему удачами и неудачами, находками и приколами, сомнениями и убежденностью.

 

Я весь в свету, доступен всем глазам, —

Я приступил к привычной процедуре:

Я к микрофону встал, как к образам…

Нет, нет! Сегодня – точно к амбразуре.

 

И микрофону я не по нутру –

Да, голос мой любому опостылет.

Уверен, если где-то я совру,-

Он ложь мою безжалостно усилит…

(1971-1972 год)

Владимир Высоцкий писал очень разноплановые песни. Были среди них и лирические, и песни о войне, и шуточные песни, и конечно же лагерные песни. В которых показывается поведения человека в местах лишения свободы (тюрьмах, лагерях):

Мой первый срок я выдержать не смог.

Мне год добавят а может быть, — четыре.

Ребята, напишите мне письмо,

Как там дела в свободном вашем мире!…

(1964 год)

 

Он был невероятно популярен. Достать билет на его выступление было намного труднее, чем «пробиться» летом в сочинскую или ялтинскую гостиницу.

Но если для нормальных людей Владимир Высоцкий был своим, был близким, необходимым и любимым человеком, то для мещанствующих снобов он, прежде всего, был «молодым».

А он ненавидел мещан. И снобов — презирал. Любых. Недаром у него есть горькая и злая песня, которая заканчивается такими словами:

 

Не надо подходить к чужим столам

И отзываться, если окликают.

 

Однако когда Владимира Высоцкого окликали не снобы, люди — просто люди, — он поворачивался всем корпусом и отзывался всем сердцем и всей душой!

Вспомним, к примеру, его «сказочные песни». Те самые, которые он писал для «Алисы в стране чудес», для кинофильма «Иван-да-Марья» и просто — для себя.

По этим сказкам видно, как радостно он работал над ними, буквально «купаясь» в теме! Он очень любил свою Родину, свою Россию:

В синем небе, колокольнями проколотом,-

Медный колокол, медный колокол

То ль возрадовался, то ли осерчал.

Купола в России кроют чистым золотом,

Чтобы чаще Господь замечал…

(Песня о России – 1975 год)

 

…»Как пишутся песни? Ну, об этом я никогда не рассказываю. Да это и невозможно объяснить или рассказать. Я не отношу себя к числу тех, кого называют бардами или менестрелями или еще как-нибудь. Я недавно слышал, как один из них рассказывал, что вот он сидел на берегу и у его ног плескалась волна… И вот он подумал… Нет, я сажусь работать. У меня какая-то мелодия, какое-то настроение. Иногда получается смешно, иногда грустно, иногда не очень… Но песни сами за себя говорят, а рассказывать… Это ни к чему… (В.С. Высоцкий)

Заключение

 

Так кем же он все-таки был — Владимир Высоцкий? Кем он был больше всего? Актером? Поэтом? Певцом? Неизвестно.

Известно только, что он был личностью. Явлением. И факт этот в доказательствах уже не нуждается…

Песни Владимира Высоцкого — для жизни. Они — друзья людей. В песнях этих есть то, что может поддержать тебя в трудную минуту, — есть неистощимая сила, непоказанная нежность и размах души человеческой. А еще, в них есть память. Память пройденных дорог и промчавшихся лет. Наша с вами память…

Когда-то он писал:

 

… Но кажется мне, не уйдем мы с гитарой

В заслуженный и нежеланны покой…

(1968 год)

 

Правильно писал!

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Владимиром Высоцким написано более 600 песен и стихов, сыгранно более 20 ролей на сцене театра, 30 ролей в кинокартинах и телефильмах, 8 — в радио спектаклях.

Владимир Высоцкий умер 25 июля 1980 года и похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Его могила круглый год усыпана живыми цветами.

Еще в далеком 1973 году, почти за 7 лет до смерти, Владимир Высоцкий написал стихотворение, которое прошло через всю его жизнь.

Когда я отпою и отыграю,


Чем кончу я, на чём – не угадать.

Но лишь одно наверняка я знаю –

Мне будет не хотеться умирать!

 

Посажен на литую цепь почёта,

И звенья славы мне не по зубам…

Эй! Кто стучит в дубовые ворота

Костяшками по кованым скобам?!

 

Ответа нет. Но там стоит, я знаю,

Кому не так страшны цепные псы,-

И вот над изгородью замечаю

Знакомый серп отточенной косы.

 

Я перетру серебряный ошейник

И золотую цепь перегрызу,

Перемахну забор, ворвусь в репейник,

Порву бока – и выбегу в грозу!

 

О нем много пишут, о нем делают кинофильмы и телепередачи, выходят его пластинки и книги. Садоводы называют его именем лучшие сорта цветов, альпинисты — труднодоступные горные перевалы. Поэты, художники, композиторы посвящают ему свои произведения. Слова его песен высекают на мраморе обелисков в честь погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Он продолжает жить в стихах, песнях, названием улиц. Его именем работники Крымской астрофизической обсерватории назвали малую планету «Владимир Высоцкий».

Лучше всего, на мой взгляд, творчество В.С.Высоцкого охарактеризовал Евгений Евтушенко:

 

Тебя, как древнего героя, держава на щите несла,

Теперь неважно, что порою несправедливою была.

Тебя ругали и любили, и сплетни лезли по земле,

Но записи твои звучали и в подворотне и в Кремле.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В. Высоцкий

Почему все не так? Вроде — все как всегда:

То же небо — опять голубое,

Тот же лес, тот же воздух и та же вода…

Только — он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас

В наших спорах баз сна и покоя.

Мне не стало хватать его только сейчас

Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,

Он всегда говорил про другое,

Он мне спать не давал, он с восходом вставал

А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, — не про то разговор:

Вдруг заметил я — нас было двое…

Для меня — будто ветром задуло костер,

Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалось, словно из плена, весна.

По ошибке окликнул его я:

«Друг, оставь покурить!» — а в ответ — тишина…

Он вчера не вернулся из боя.

Наши мертвые нас не оставят в беде,

Наши павшие — как часовые…

Отражается небо в лесу, как в воде,

И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,

Нам и время текло — для обоих…

Все теперь — одному.

Только кажется мне

  • Это я не вернулся из боя.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

  1. Высоцкий В. Проза поэта. –М.: Вагриус. 2000.
  2. Высоцкий В. Стихотворения и песни. –М.: Профиздат. 2001.
  3. Перевозчиков В. Владимир Высоцкий: правда смертного часа. Посмертная судьба. –М.: Политбюро. 2000.
  4. Солдатенков П.Я. Владимир Высоцкий. –М. Олимп; Смоленск: Русич, 1999.

 

 

 

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->