РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ СЛОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Культурные контакты с соседями жизненно необходимы для нормального развития любого народа. Взаимное обогащение лексики, заимствование слов, терминов и даже имен неизбежны. Как правило, они полезны для языка: употребление отсутствующего слова позволяет избегать описательных словосочетаний, язык становится более простым и динамичным. Например, длинное словосочетание «торговля в определенном месте один раз в год» в русском языке удачно заменяется пришедшим из немецкого языка словом ярмарка. В современной России, к сожалению, часто приходится сталкиваться с неправомерным и неоправданным употреблением иностранных слов в обыденной речи. Всевозможные шопы, консалтинги, маркетинги и лизинги буквально засоряют русский язык, отнюдь не украшая его. Однако следует признать, что и запреты могут нанести вред его нормальному развитию.

Заимствование, процесс, в результате которого в языке появляется и закрепляется некоторый иноязычный элемент (прежде всего, слово или полнозначная морфема); также сам такой иноязычный элемент. Заимствование – неотъемлемая составляющая процесса функционирования и исторического изменения языка, один из основных источников пополнения словарного запаса. Заимствованная лексика отражает факты этнических контактов, социальные, экономические и культурные связи между языковыми коллективами. Так, в германских языках имеется обширный пласт древнейших латинских заимствований, относящихся к различным предметным сферам, в славянских языках древнейшие заимствования – из германских и иранских языков. Например, немецкое слово Arzt «врач» произошло из латинского archiater (из греческого, букв. «главный врач»), Kreuz «крест» из лат. crucem, Tafel – из лат. tabula, schreiben из лат. scribere и т.д. Из древнейших заимствований в русском языке можно назвать слово князь (из др.-германского kuningaz), шлем (из др.-герм. helmaz); из иранских языков – например, слово собака. Заимствования бывают прямыми или опосредованными. Так, многие европейские слова были заимствованы русским языком через посредство польского, например музыка (слово греческого происхождения, пришедшее в русский язык через Европу и Польшу, о чем свидетельствует звук ы вместо и и изначальное ударение музка), слово рынок (из польского rynek с тем же значением, возникшего, в свою очередь, из немецкого Ring «кольцо, круг») и др. Есть заимствованные слова с очень долгой и сложной историей, например слово лак: в русский язык оно пришло из немецкого или голландского, в эти языки – из итальянского, итальянцы же заимствовали его, скорее всего, у арабов, к которым оно попало через Иран из Индии. История таких «странствующих» слов воспроизводит историю соответствующих реалий.

ЗАИМСТВОВАНИЯ ИЗ НЕСЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКОВ

 

В заимствовании русским языком иноязычных слов в разные эпохи отразилась история нашего народа. Экономические, политические, культурные контакты с другими странами, военные столкновения накладывали свой отпечаток на развитие языка.

Самые первые заимствования из неславянских языков проникали в русский язык еще в VIII – XII вв. Из с к а н д и н а в с к и х языков (шведского, норвежского) к нам пришли слова, связанные с морским промыслом: шхеры, якорь, крюк, багор, имена собственные: Рюрик, Олег, Ольга, Игорь, Аскольд. В официально-деловой речи Древней Руси употреблялись устаревшие теперь слова вира, тиун, ябеда, клеймо. Из финно-угорских языков мы заимствовали названия рыб: сиг, навага, семга, салака, акула, корюшка, сельдь, а также некоторые слова, связанные с жизнью северных народов: сани, тундра, пурга, нарты, пельмени и др.

К числу древних заимствований относятся и отдельные слова из г е р м а н с к и х языков: броня, меч, панцирь, котел, холм, бук, князь, бор, свинья, верблюд и другие. Относительно происхождения некоторых слов ученые спорят, поэтому количество заимствований из древнегерманских языков разным исследователям представляется неоднозначно (от 20 до 200 слов).

Близкое соседство т ю р к с к и х народностей (половцев, печенегов, хазар), военные столкновения с ними, а затем и монголо-татарское нашествие оставили в русском языке тюркские слова. Они относятся главным образом к кочевому быту этих народов, одежде, утвари: колчан, аркан, вьюк, шалаш, бешмет, кушак, каблук, кисет, кумач, сундук, кистень, кандалы, кабала, казна, караул и др.

Самым значительным влиянием на язык Древней Руси было влияние г р е ч е с к о г о языка. Киевская Русь вела оживленную торговлю с Византией, и проникновение греческих элементов в русскую лексику началось еще до принятия христианства на Руси (VI в.) и усилилось под воздействием христианской культуры в связи с крещением восточных славян (IX в.), распространением богослужебных книг, переведенных с греческого языка на старославянский.

Греческими по происхождению являются многие названия бытовых предметов, овощей, фруктов: вишня, огурец, кукла, лента, лохань, свекла, фонарь, скамья, баня; слова, связанные с наукой, просвещением: грамматика, математика, история, философия, тетрадь, алфавит, диалект; заимствования из области религии: ангел, алтарь, амвон, анафема, архимандрит, антихрист, архиепископ, демон, елей, евангелие, икона, ладан, келья, схима, лампада, монах, монастырь, пономарь, протоиерей, панихида и т. д.

Более поздние заимствования из греческого языка относятся исключительно к сфере наук, искусства. Многие грецизмы пришли к нам через другие европейские языки и широко используются в научной терминологии, получившей всеобщее признание: логика, психология, кафедра, идиллия, идея, климат, критика, металл, музей, магнит, синтаксис, лексикон, комедия, трагедия, хронограф, планета, стадия, сцена, театр и под.

Л а т и н с к и й язык также сыграл немалую роль в обогащении русской лексики (в том числе и терминологии), связанной преимущественно со сферой научно-технической и общественно-политической жизни. К латинскому источнику восходят слова: автор, администратор, аудитория, студент, экзамен, экстерн, министр, юстиция, операция, цензура, диктатура, республика, депутат, делегат, ректор, экскурсия, экспедиция, революция, конституция и т. д. Эти латинизмы пришли в наш язык, как и в другие европейские языки, не только при непосредственном контакте латинского языка с каким-либо другим (что, конечно же, не исключалось, в особенности- через различные учебные заведения), но и при посредстве других языков. Латинский язык во многих европейских государствах был языком литературы, науки, официальных бумаг и религии (католицизма). Научные сочинения вплоть до XVIII в. часто писались именно на латинском языке; медицина до сих пор использует латынь. Все это способствовало созданию международного фонда научной терминологии, которая была освоена многими европейскими языками, в том числе и русским.

В наше время научные термины нередко создаются из греческих и латинских корней, обозначая понятия, неизвестные в эпоху античности: космонавт [гр. kos-mos — Вселенная + гр. nautes — (море)-плаватель]; футурология (лат. futurum — будущее + гр. logos — слово, учение); акваланг (лат. aqua — вода + англ. lung — легкое). Это объясняется исключительной продуктивностью латинских и греческих корней, входящих в различные научные термины, а также их интернациональным характером, что облегчает понимание таких основ в разных языках.

Более позднее лексическое влияние европейских языков на русский стало ощущаться в XVI — XVII вв. и особенно активизировалось в Петровскую эпоху, в XVIII в. Преобразование всех сторон русской жизни при Петре I, его административные, военные реформы, успехи просвещения, развитие науки — все это способствовало обогащению русской лексики иноязычными словами. Это были многочисленные названия новых тогда предметов быта, военные и морские термины, слова из области науки и искусства.

Из н е м е ц к о г о языка были заимствованы такие слова: бутерброд, галстук, графин, шляпа, контора, пакет, прейскурант, процент, бухгалтер, вексель, акция, агент, лагерь, штаб, командир, юнкер, ефрейтор, лафет, патронташ, верстак, фуганок, никель, кварц, селитра, вольфрал, картофель, лук.

Из г о л л а н д с к о г о языка пришли морские термины: верфь, гавань, вымпел, койка, дрейф, лоцман, матрос, рейд, рея, руль, флот, флаг, фарватер, шкипер, штурман, шлюпка, балласт.

Из а н г л и й с к о г о также были заимствованы морские термины: бот, бриг, баржа, шхуна, яхта, мичман. Влияние английского языка оказалось сравнительно устойчивым: из него в русский язык проникали слова в течение всего XIX в. и позднее. Так, к этому источнику восходят слова из сферы общественных отношений, технические и спортивные термины, названия бытовых предметов: лидер, департамент, митинг, бойкот, парламент, вокзал, лифт, док, бюджет, сквер, коттедж, троллейбус, рельс, макинтош, бифштекс, пудинг, ром, виски, грог, торт, плед, свитер, пиджак, френч, финиш, спорт, спортсмен, футбол, баскетбол, волейбол, бокс, крокет, покер, хоккей, жокей, бридж, спиннинг и др.

Значительный след в русской лексике оставил ф р а н ц у з с к и й язык. Первые галлицизмы проникли в нее в Петровскую эпоху, а затем, в конце XVIII — начале XIX в., в связи с галломанией светского общества заимствования из французского языка стали особенно популярными. Среди них — слова бытового назначения: костюм, капот, корсет, корсаж, жакет, жилет, пальто, манто, блуза, фрак, браслет, вуаль, жабо, этаж, мебель, комод, кабинет, буфет, салон, туалет, трюмо, люстра, абажур, портьера, сервиз, лакей, бульон, котлета, крем, рагу, десерт, мармелад, пломбир и под.; военные термины: авангард, капитан, сержант, артиллерия, марш, манеж, кавалерия, редут, атака, брешь, батальон, салют, гарнизон, курьер, генерал, лейтенант, блиндаж, рекрут, сапер, корнет корпус, десант, флот, эскадра.

Немало слов из области искусства также восходят к французскому языку: бельэтаж, партер, пьеса, актер, суфлер, режиссер, антракт, фойе, сюжет, амплуа, рампа, репертуар, фарс, балет, жанр, роль, эстрада. Все эти слова стали принадлежностью нашего языка, следовательно, произошло заимствование не только названий, но и понятий, необходимых для обогащения русской культуры. Некоторые же французские заимствования, отражавшие узкий круг интересов изысканного дворянского общества, не привились на русской почве и вышли из употребления: рандеву, плезир, политес и под.

Через французский язык к нам попали и некоторые и т а л ь я н с к и е слова: барокко, карбонарий, купол, мезонин, мозаика, кавалер, панталоны, бензин, арка, баррикада, акварель, кредит, коридор, бастион, карнавал, арсенал, бандит, балкон, шарлатан, баста, балюстрада и др.

Из итальянского языка во все европейские языки, и в том числе и в русский, пришли музыкальные термины: адажио, ариозо, ария, альт, бас, виолончель, бандура, капелла, тенор, каватина, канцона, мандолина, либретто, форте, пиано, модерато и т. д. К итальянскому источнику восходят и слова: клавесин, балерина, арлекин, опера, импресарио, браво.

Единичны заимствования из и с п а н с к о г о языка, которые в русский язык проникали нередко через французское посредство: альков, гитара, кастаньеты, мантилья, серенада, карамель, ваниль, табак, томат, сигара, лимон, жасмин, банан.

К числу иноязычных заимствований следует отнести не только отдельные слова, но и некоторые словообразовательные элементы: греческие приставки а-, анти-, арки-, пан-: аморальный, антиперестроечный, архинелепый, пангерманский; латинские приставки: де-, контр-, транс-, ультра-, интер-. деградация, контригра, трансевропейский, ультралевый, интервокальный; латинские суффиксы: -изм, -ист, -ор, -тор и др. хвостизм, гармонист, комбинатор. Такие приставки и суффиксы закрепились не только в русском языке, они получили международное распространение.

Следует отметить, что и русские слова заимствуются другими языками. Причем в разные периоды нашей истории в иные языки проникали не только такие русские слова, как самовар, борщ, щи, клюква и под., но такие, как спутник, советы, перестройка, гласность. Успехи Советского Союза в освоении космоса способствовали тому, что родившиеся в нашем языке термины этой сферы были восприняты другими языками. космонавт, луноход.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ОСВОЕНИЕ ЗАИМСТВОВАННЫХ СЛОВ РУССКИМ ЯЗЫКОМ

 

Иноязычные слова, попадая в наш язык, постепенно ассимилируются им: приспосабливаются к звуковой системе русского языка, подчиняются правилам русского словообразования и словоизменения, в той или иной степени утрачивая, таким образом, черты своего нерусского происхождения.

Прежде всего, обычно устраняются иноязычные особенности звукового оформления слова, например носовые звуки в заимствованиях из французского или сочетания звуков, свойственные английскому языку, и т. д. Затем изменяются нерусские окончания слов, формы рода. Например, в словах почтальон, суфлер, тротуар уже не звучат характерные для французского языка звуки (носовые гласные, трассированный [r]); в словах митинг, пудинг нет английского заднеязычного н, произносимого задней частью спинки языка (в транскрипции [*нг], кроме того, первое из них утратило дифтонг; начальные согласные в словах джаз, джин произносятся с характерной русской артикуляцией, хотя их сочетание для нас непривычно. Латинское слово seminarium превратилось в семинарий, а затем — в семинар; греческое analogos — в ан`алог, a analogikos — в аналогичный. Существительное seukla, имеющее в греческом языке значение множественного числа, в русском стало восприниматься как существительное единственного числа, причем не среднего, а женского рода: свекла. Немецкое marschierеп получает русский суффикс -овать и преобразуется в маршировать.

Обрастая словообразовательными аффиксами, заимствованные слова входят в грамматическую систему русского языка и подчиняются соответствующим нормам словоизменения: образуют парадигмы склонений, спряжений.

Освоение заимствованных слов обычно приводит и к их семантическим изменениям. Большинство иноязычных слов в русском языке утрачивают этимологические связи с родственными корнями языка-источника. Так, мы не воспринимаем немецкие слова курорт, бутерброд, парикмахер как слова сложной основы (курорт из kurie-rеп — ‘лечить’ + Ort — ‘место’; парикмахер — дословно ‘делающий парик’; бутерброд — ‘масло’ и ‘хлеб’)

В результате деэтимологизации значения иноязычных слов становятся немотивированными.

Однако не все заимствования ассимилированы русским языком в равной мере: есть такие, которые настолько обрусели, что не обнаруживают своего иностранного происхождения (вишня, тетрадь, партия, шалаш, суп, котлета), иные же сохраняют отдельные черты языка-оригинала, благодаря которым выделяются в русской лексике как слова-пришельцы.

Среди заимствований есть и не освоенные русским языком слова, которые резко выделяются на фоне русской лексики. Особое место среди таких заимствований занимают э к з о т и з м ы — слова, которые характеризуют специфические особенности жизни разных народов и употребляются при описании нерусской действительности. Так, при изображении быта народов Кавказа используются слова аул, сакля, джигит, арба и др. Экзотизмы не имеют русских синонимов, поэтому обращение к ним при описании национальной специфики продиктовано необходимостью.

В другую группу выделяются в а р в а р и з м ы, т.е. перенесенные на русскую почву иностранные слова, употребление которых носит индивидуальный характер. В отличие от других лексических заимствований варваризмы не зафиксированы словарями иностранных слов, а тем более словарями русского языка. Варваризмы не освоены языком, хотя со временем могут в нем закрепиться. Таким образом, практически все заимствования, прежде чем войти в постоянный состав лексики, какое-то время были варваризмами. Например, В. Маяковский употребил как варваризм слово кемп (Я лежу,- палатка в кемпе) , позднее достоянием русского языка стало заимствование кемпинг.

К варваризмам примыкают иноязычные вкрапления в русскую лексику: о’кей, мерси, happy end, pater familias. Многие из них сохраняют нерусское написание они популярны не только в нашем, но и в других языках Кроме того, употребление некоторых из них имеет давнюю традицию, например alma mater.

 

 

4. ФОНЕТИЧЕСКИЕ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ЧЕРТЫ ЗАИМСТВОВАННЫХ СЛОВ И КАЛЬКИРОВАНИЕ

 

Среди ф о н е т и ч е с к и х примет заимствованных слов можно выделить следующие.

1. В отличие от исконно русских слов, никогда не начинавшихся со звука [а] (что противоречило бы фонетическим законам русского языка), заимствованные слова имеют начальное а: анкета, аббат, абзац, ария, атака, абажур, арба, ангел, анафема.

2. Начальное э отличает преимущественно грецизмы и латинизмы (русские слова никогда не начинаются с этого, нейотированного, звука): эпоха, эра, этика, экзамен, экзекуция, эффект, этаж.

3. Буква ф свидетельствует о нерусском источнике слова, поскольку у восточных славян не было звука [ф] и соответствующий графический знак использовался лишь для обозначения его в заимствованных словах: форум, факт, фонарь, софа, фильм, афера, форма, афоризм, эфир, профиль и под.

4. Сочетание двух и более гласных в слове было недопустимо по законам русской фонетики, поэтому заимствованные слова легко выделяются по этой их особенности (так называемому зиянию): поэт, ореол, аут, театр, вуаль, какао, радио, пунктуация.

5. Созвучия ге, ке, хе, подвергшиеся фонетическим изменениям в исконных словах, оказались возможны в словах заимствованных: кедр, герой, схема, агент, аскет.

6. Не свойственная русскому языку последовательность гласных и согласных звуков выделяет заимствования, в которых средствами русской фонетической системы передаются непривычные для нее созвучия парашют, пюре, коммюнике, джип, жюри.

7. Особым фонетическим признаком слов тюркского происхождения является гармония гласных (сингармонизм) — закономерное употребление в одном слове гласных только одного ряда: заднего [а], [у] или переднего [е], [и]: атаман, караван, карандаш, башмак, аркан, сундук, сарафан, барабан, каблук, кушак, улус, мечеть, бисер.

Среди м о р ф о л о г и ч е с к и х примет заимствованных слов самой характерной является их неизменяемость, отсутствие флексий. Так, некоторые иноязычные существительные не изменяются по падежам, не имеют соотносительных форм единственного и множественного числа: такси, кофе, пальто, беж, мини, макси.

К с л о в о о б р а з о в а т е л ь н ы м приметам заимствований относятся иноязычные приставки: интервал, дедукция, индивидуализм, регресс, архимандрит, контрадмирал, антихрист и суффиксы: деканат, студент, техникум, редактор, литература, пролетариат, популизм, социалист, полемизировать и т. д.

Одним из способов заимствования является к а л ь к и р о в а н и е, т. е. построение лексических единиц по образцу соответствующих слов иностранного языка путем точного перевода их значимых частей или заимствование отдельных значений слов Соответственно различают кальки лексические и семантические

Л е к с и ч е с к и е кальки возникают в результате буквального перевода на русский язык иноязычного слова по частям: приставки, корня, суффикса при точном повторении способа его образования и значения. Например, русское слово выглядеть образовано по немецкой модели aussehen в результате калькирования приставка вы = немецкой aus-; глагольная основа — глядеть = немецкой sehen. Слова водород и кислород — кальки греческих hudor — ‘вода’ + genos — ‘род’ и oxys — ‘кислый’ + genos — ‘род’; аналогично немецкое Halbinsel послужило образцом для кальки полуостров; английское sky-scraper в русском языке имеет кальку небоскреб (ср. украинское хмарочес). Путем калькирования пришли к нам такие заимствования: жизнеописание (гр. bios+grapho), сверхчеловек (нем. ьber+Mensch); благосостояние (фр. bien+кtre), правописание (гp. orthos+grapho) и многие другие. Подобные кальки называются еще с л о в о о б р а з о в а т е л ь н ы м и, точнее лексико-словообразовательными.

С е м а н т и ч е с к и е кальки — это исконные слова, которые, кроме присущих им в русской лексической системе значений, получают новые значения под влиянием другого языка. Например, русское слово картина, обозначающее — ‘произведение живописи’, зрелище’, под влиянием английского языка стало употребляться также в значении ‘кинофильм’. Это калька английского многозначного слова picture, имеющего в языке-источнике значения: ‘картина, рисунок’, ‘портрет’ ‘кинофильм, съемочный кадр’.

Много семантических калек с французского языка ввел в употребление Н. М. Карамзин: трогать, трогательный, вкус, утонченный, образ и др. Обращение к ним в начале XIX в. было отличительной чертой «нового слога», разработанного карамзинской школой и одобренного Пушкиным и его единомышленниками.

Лексико-словообразовательное калькирование использовалось при пополнении русского лексикона из греческого, латинского, немецкого, французского источников.

Иной разновидностью заимствований являются лексические п о л у к а л ь к и — слова, в которых объединены дословно переведенные иноязычные и русские словообразовательные элементы. Например, слово гуманность имеет латинский корень human-us, но к нему добавляется русский суффикс -ость (ср. гуманизм) или в сложном слове телевидение соединены греческая (tele) и русская (видени-е) основы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5. ОТНОШЕНИЕ К ЗАИМСТВОВАННЫМ СЛОВАМ

 

В отношении к заимствованным словам нередко сталкиваются две крайности: с одной стороны, перенасыщение речи иностранными словами и оборотами, с другой — отрицание их, стремление употребить только исконное слово. При этом в полемике часто забывают о том, что многие заимствования совершенно обрусели и не имеют эквивалентов, являясь единственными наименованиями соответствующих реалий (вспомним пушкинское: Но панталоны, фрак, жилет — всех этих слов на русском нет…). Отсутствие научного подхода к проблеме освоения иноязычной лексики проявляется и в том, что ее употребление порой рассматривается в отрыве от функционально-стилевого закрепления языковых средств: не учитывается, что в одних случаях обращение к иноязычным книжным словам стилистически не оправдано, а в других — обязательно, так как эти слова составляют неотъемлемую часть лексики, закрепленной за определенным стилем, обслуживающим ту или иную сферу общения.

В разные периоды развития русского литературного языка оценка проникновения в него иноязычных элементов была неоднозначной. Кроме того, с активизацией процесса лексических заимствований обычно усиливается и противодействие ему. Так, Петр I требовал от своих современников писать «как можно вразумительнее», не злоупотребляя нерусскими словами. М. В. Ломоносов в своей «теории трех штилей», выделяя в составе русской лексики слова различных групп, не оставил места для заимствований из неславянских языков. А создавая русскую научную терминологию, Ломоносов последовательно стремился находить в языке эквиваленты для замены иноязычных терминов, подчас искусственно перенося подобные образования в язык науки. Против засорения русского языка модными в то время французскими словечками выступали и А. П. Сумароков, и Н. И. Новиков.

Однако в XIX в. акценты сместились. Представители карамзинской школы, молодые поэты во главе с Пушкиным вынуждены были бороться уже за использование лексических заимствований на русской почве, поскольку они отражали передовые идеи французского просветительства. Не случайно царская цензура вытравляла из языка такие заимствованные слова, как революция, прогресс.

В первые годы советской власти самой насущной культурно-просветительной задачей стало приобщение широких народных масс к знаниям, ликвидация неграмотности. В этих условиях крупные писатели и общественные деятели выдвигали требование простоты литературного языка.

В наше время вопрос о целесообразности использования заимствований связывается с закреплением лексических средств за определенными функциональными стилями речи. Употребление иноязычных слов, имеющих ограниченную сферу распространения, может быть оправдано читательским кругом, стилевой принадлежностью произведения. Иностранная терминологическая лексика является незаменимым средством лаконичной и точной передачи информации в текстах, предназначенных для узких специалистов, но может оказаться и непреодолимым барьером для понимания научно-популярного текста неподготовленным читателем.

Следует учитывать и наметившуюся в наш век научно-технического прогресса тенденцию к созданию международной терминологии, единых наименований понятий, явлений современной науки, производства, что также способствует закреплению заимствованных слов, получивших интернациональный характер.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Русский народ с древних времен вступал в культурные, торговые,военные, политические связи с другими государствами, что не могло непривести к языковым заимствованиям. В процессе употребления большая частьих подверглась влиянию заимствующего языка. Постепенно заимствованныеслова, ассимилированные (от лат. assimilare — усваивать, уподоблять)заимствующим языком, входили в число слов общеупотребительных и уже невоспринимались как иноязычные. В разные эпохи в исконный язык (общеславянский, восточнославянский, собственно русский) проникали слова издругих языков. В настоящее время такие слова, как сахар, свекла, баня идругие, считаются русскими, хотя они были заимствованы из греческого языка. Вполне обрусели и такие слова, как школа (из латинского языка черезпольский), карандаш (из тюркских языков), костюм (из французского языка) имн. др. Национальная самобытность русского языка ничуть не пострадала отпроникновения в него слов иноязычных, так как заимствование — вполнезакономерный путь обогащения любого языка. Русский язык сохранил своюполную самостоятельность и лишь обогатился за счет заимствованных слов.

В зависимости от того, из какого языка пришли те или иные слова, могутбыть выделены два типа заимствований: 1) заимствования родственные (изславянской семьи языков) и 2) заимствования иноязычные (из языков инойязыковой системы). К первому типу относятся заимствования из родственногостарославянского языка (иногда в лингвистической литературе его называютдревнеболгарским). Ко второму — заимствования из греческого, латинскогоязыков, тюркские, скандинавские, западноевропейские (романские, германскиеи др.). По времени проникновения заимствованная лексика тоже неоднородна: однислова в ней относятся к периоду индоевропейской языковой общности, другие -к общеславянскому языковому единству, третьи пополняли язык восточныхславян в древнерусский период его существования и, наконец, немало словвошло уже в собственно русскую лексику. Одновременно и русские слова входили в другие языки.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бельчиков Ю.А. Стилистика и культура речи.–М.: УРАО, 2006.
  2. Васильева А.Н. Основы культуры речи. М., 1990.
  3. Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Ростов-на-Дону, 2000.
  4. Головин Б.Н.. Основы культуры речи. — М.: Высшая школа, 1980.
  5. Соколова В.В. Культура речи и культура общения. М., 2008.
  6. Скворцов Л. И.Теоретические основы культуры речи. М.: Наука, 1980.
  7. Федосюк М.Ю., Ладыженская Т.А., Михайлова О.А., Николина Н.А. Русский язык.–М.: Наука, 2003.

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->