РЕЧЬ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Язык и мышление неразрывно связаны между собой, это ни у кого не вызывает сомнения. Язык, как важнейшая знаковая система является необходимым условием возникновения мышления, формой его существования и способом функционирования. В процессе развития человеческого сообщества и его культуры мышление и язык складываются в единый речемыслительный комплекс, выступающий основанием большинства культурных образований и коммуникативной реальности.

Знак — это внешнее выражение внутреннего содержания предметов и явлений — их значение. Человек — единственной существо, моделирующее внешний мир при помощи знаковых систем. Знаки — это символы таблицы Менделеева, музыкальные ноты, рисунки, имена и т.д. В любом человеческом сообществе люди реагируют на те или иные знаки в соответствии с культурными традициями, ибо формирование знаковой картины мира и восприятие мира в знаковой системе всегда опосредованно культурой. Знаки, выражающие значения явлений могут иметь либо условный, либо реальный характер (например, местные особенности одежды). Условные знаки, в свою очередь, делятся на специальные и неспециальные. Роль неспециального знака может сыграть, скажем, дерево, используемое как ориентир; специальные знаки — это жесты, знаки уличного движения, знаки различия, ритуалы и т.д.

Важнейшие условные знаки человеческой культуры — это слова. Предметы и явления окружающей действительности редко полностью подвластны человеку, а слова — знаки, которыми мы их обозначаем, подчиняются нашей воле, соединяясь в смысловые цепочки — фразы. Со знаками, со значениями, которые им придаются, оперировать легче, чем с самими явлениями.

Язык — главная из знаковых систем человека, важнейшее средство человеческого общения. К. Маркс, например, назвал язык «непосредственной действительностью мысли». С помощью слов можно интерпретировать другие знаковые системы (например, можно описать картину). Язык — универсальный материал, который используется людьми при объяснении мира и формировании той или иной его модели. Хотя художник может это сделать и при помощи зрительных образов, а музыкант — при помощи звуков, но все они вооружены, прежде всего, знаками универсального кода — языка.

Язык — это особая знаковая система. Любой язык состоит из различных слов, то есть условных звуковых знаков, обозначающих различные предметы и процессы, а также из правил, позволяющих строить из этих слов предложения. Именно предложения являются средством выражения мысли. С помощью вопросительных предложений люди спрашивают, выражают свое недоумение или незнание, с помощью повелительных — отдают приказы, повествовательные предложения служат для описания окружающего мира, для передачи и выражения знаний о нем. Совокупность слов того или иного языка образует его словарь. Словари наиболее развитых современных языков насчитывают десятки тысяч слов. С их помощью благодаря правилам комбинирования и объединения слов в предложения можно написать и произнести неограниченное количество осмысленных фраз, заполнив ими сотни миллионов статей, книг и файлов. В силу этого язык позволяет выражать самые разные мысли, описывать чувства и переживания людей, формулировать математические теоремы и т.д.

Язык может быть устным и письменным, он возникает в человеческом сообществе, выполняя важнейшие функции:

  1. выражения мысли или сознания;
  2. хранения и передачи информации;
  3. средства общения или коммуникативную.

    У высших животных имеются зачатки звуковой сигнализации. Куры издают несколько десятков звуков, выражающих чувство опасности, подзывающих цыплят, сигналящих о наличии или отсутствии пищи. У таких высокоразвитых млекопитающих, как дельфины, имеются уже сотни звуковых сигналов, что дает основание ученым полагать наличие языка в их коммуникации, и если это так, то нужно будет признать, что существует особая «дельфинья цивилизация». По мнению физиолога И.П.Павлова, сигнализация животных основана на ощущениях и элементарных представлениях, названных им первой сигнальной системой. Она ограничена в объеме предаваемой информации, любая сигнализация животных может выразить столько единиц информации, сколько в ней есть сигналов. Любой человеческий язык может передать и выразить неограниченное количество информации и разнообразных знаний.

    Язык человека принято называть «второй сигнальной системой». Она возникла исторически в процессе развития коммуникации и культуры, как инструмент познания и преобразования мира. Главная отличительная особенность второй сигнальной системы состоит в том, оперируя условными знаками-символами и составленными из них предложениями, человек может выйти за границы инстинктов и выработать неограниченные по объему и разнообразию знания.

    Интересно, что все попытки научить человекообразных обезьян звуковому языку были безуспешны, так как звуковой аппарат животных не в состоянии воспроизводить разнообразные членораздельные звуки человеческой речи, однако удалось научить нескольких шимпанзе пользоваться рядом жестов языка глухонемых. Подобные опыты лишь подтверждают тот факт, что человеческая речь в ее современном виде появилась не сразу, а прошла длинный и трудный путь становления культуры, сопровождая этот процесс, развиваясь вместе с ним.

    С древнейших времен до наших дней люди часто приписывают именам людей и названиям предметов магический смысл, волшебное значение. У многих народов, например, сохранилась традиция давать человеку множество имен, в том числе и такое, которое не произносилось: оно считалось подлинным и настоящим. Запретным для употребления считалось в некоторых религиозных верованиях, например, у тибетцев или иудеев, «настоящее имя бога». Люди полагали, что знание имени чего-либо или кого-либо дает определенную власть над носителем этого имени. Недаром же Адам, первое, что сделал после своего сотворения, это дал имена всему, что окружало, ибо Бог, согласно Библии, назначил ему «владеть всем».

    Любая культура опирается подобно библейскому Адаму на раздачу «имен» всем предметам и явлениям мира. Культура находит яркие, запоминающиеся имена, позволяющие воссоздать в памяти образы отсутствующих предметов, создает огромную систему значений, благодаря которой можно различать, дифференцировать оттенки восприятий и переживаний внешнего мира, выработать сложную иерархию оценок, в которой сконцентрирован опыт многих поколений. Дать имя предмету значит сделать первый шаг на пути к его познанию. А, следовательно, язык выполняет в культуре гносеологическую функцию, о которой подробно речь пойдет ниже.

    Только благодаря языку возможно само существование культуры и мышления, как основополагающего фактора ее формирования и функционирования. Ряд антропологов полагает, что неандерталец, живший 200-40 тысяч лет назад в силу слаборазвитых речевых центров мозга, о чем свидетельстве анализ найденных археологами останков, почти не умел говорить. Однако данные археологических раскопок свидетельствуют и о том, что в этот период строились жилища, осуществлялась загонная охота, т.е. существовало определенное достаточно эффективное средство общения, которое позволяло осуществлять совместные действия, не уподобляясь строителями Вавилонской башни. Сопоставление этих данных позволяет сделать вывод о том, что язык как способ коммуникации формируется в человеческом сообществе постепенно, что отражается и на самом физиологическом строении «человека говорящего».

    На земном шаре великое множество языков, и каждый из них чем-то да отличается от других. Отчего нередко возникают сложности при переводе с одного языка на другой? В частности из-за того, что не все слова одного языка имеют точный эквивалент в другом, не говоря уже о многозначности слов в любом языке. Кроме того, языки различаются по их структуре. Например, в некоторых кавказских и других языках существует по сорок с лишним падежей, а в некоторых других каждое слово не может быть более чем односложным, а есть еще и такие, где каждое предложение оказывается одним единственным словом. Например, в языке индейцев нутка (о-в) все слова больше походят на наши глаголы, а у индейцев винту (южная Калифорния) глаголы различаются по степени достоверности: когда речь идет о событии известном с чужих слов, то употребляется один глагол, когда говорит очевидец, для обозначения того же действия употребляется другой глагол. Еще интересные примеры — в гавайском языке всего семь согласных звуков, а в языке саамов их 53; в тональных языках (японском, китайском, тайском и др.) ударный слог отличается от безударного по высоте тона.

    Таким образом, есть множество способов осознания действительности, и велико число способов, которыми их можно выразить в языке. Встает вопрос — а насколько похоже мыслят люди, которые говорят на разных языка?

    Американский ученый Бенжамин Ли Уорф, разбирая взаимоотношения между языком и мышлением, языком и познанием, языком и поведением человека, пришел к выводу, что во многих случаях люди ведут себя в соответствии с тем, как они говорят. Японец, малаец и француз будут реагировать на одни и те же события по-разному. В психологии существует понятие языкового мышления, обозначающее неотъемлемую принадлежность стиля, способа форм мышления каждого человека в строгом соотнесении с его родным языком. Часто именно языковыми различиями объясняются психологические типы разных народов. Известный представитель герменевтического направления в философии Г. Гадамер писал: «Язык есть нечто большее, он есть всеобъемлющая предвосхищающая истолкованность мира. Прежде всякой … мысли мир есть для нас всегда мир, истолкованный в языке. С изучением языка, с нашим врастанием в родной язык мир становится для нас членораздельным.» Однако не стоит забывать о географическом факторе формирования культуры, а, следовательно, и языка, поэтому свести психологические и культурные различия народов к их языковым различиям было бы весьма ограниченно. Безусловно, в определенных пределах о культуре народа можно судить по его словарному запасу. Например, нетрудно предположить, что народ имеющий в своем словаре десяток слов для обозначения разных видов снега живет в Арктике, а народ насчитывающий в своем словесном обиходе сотни названий плодов — из тропиков или субтропиков.

    Многозначность слов естественного языка создает потенциальную возможность для противоречивого мышления. Например, в английском языке такое прилагательное как free имеет 38 значений, а глагол take — 69. Немало примеров многозначности слов можно найти и в русском языке. Все эти примеры подтверждают тот факт многообразие и сложность языка выражает сложность и многообразие человеческого общения. Язык изменяется в процессе развития культуры, изменяется смысл и значение самих слов, условия словоупотребления, языковой фон развертывания речевого общения, происходит взаимопроникновение разных языков друг в друга. Например, широко известен тот факт, что знаменитые французские «бистро» этимологически восходят к русскому слову «быстро», с которым казаки в 1814 году входили каждую корчму. Русский язык, особенно последнее время изобилует примерами использования слов иностранного происхождения, в наш словарь уже прочно вошли «парламент», «бизнес», «мэр» и т.д. Одним словом, язык ведет себя как живое существо, которое реагирует на все внешние изменения. Вот как, к примеру, о русском языке писал поэт Ярослав Смеляков:

    У бедной твоей колыбели,

    еще еле слышно сперва,

    рязанские женщины пели,

    роняя, как жемчуг, слова…

    Вы, прадеды наши, в недоле,

    мукою запудривши лик,

    на мельнице русской смололи

    заезжий татарский язык.

    Вы взяли немецкого малость,

    хотя бы и больше могли,

    чтоб им не одним доставалось

    ученая важность земли.

    Разумеется, обмен словами — это только деталь проявления того процесса, который можно назвать обменом знаниями. Подлинный перевод одного языка на другой становится возможным, когда есть сходные понятия, символы, образы. Невозможно было перевести Шекспира или Достоевского на упрощенный язык пиджиниглиш, возникший на островах Тихого океана для конкретных и узких задач простейшего общения.

    Проблема межнационального, межэтнического общения в разные времена решалась по-разному, в качестве языка межнационального общения принимался либо какой-либо из естественных языков, либо создавался искусственный. Примером такого искусственного языка можно считать все языки программирования и отчасти латынь, которая в Средние века в Европе использовалась, будучи уже мертвым языком, в качестве международного языка для богословия и науки. Однако латынь, наряду с древнегреческим, продолжает и сейчас активно функционировать в живых языках — из нее до сих пор черпаются различные научные термины и символы — например, «космонавтика», «электроника» и многое другое.

    Таким образом, взаимопереплетение языков, являвшееся проводником взаимообогащения культур, сопровождалось всегда создание определенных типов и стилей мыслительной модели мира или способа мышления. Люди могут понимать друг друга, ибо учатся воспринимать мысли друг друга и мыслить в русле общей парадигмы. Когда люди по-разному воспринимают языковые образы, они никогда не найдут общего решения проблемы, т.к. это будет разговор «слепого с глухим».

    Важно отметить, что связи мыслительных процессов с лингвистическими структурами, широко обсуждается сегодня представителями различных школ и учений философии — структурализмом, постпозитивизмом (лингвистический позитивизм), герменевтикой и др. Представители постпозитивизма обсуждают, как правило, отношения между мышлением и языком в рамках проблемы духовного и телесного («ментального» и «физического»). Одним из наиболее активных защитников идеи «экстралингвистического знания» является К.Хуккер. Он исходит из того, что лингвистические структуры — это подкласс информационных структур, поэтому недопустимо, по его мнению, отождествлять мысль и речь. Справедливо отмечая, более широкий характер информационных структур по сравнению с лингвистическими К.Хуккер склонен к абсолютизации их, придания им статуса бытийности. Из этой идеи исходит и другая идея постпозитивизма — о тождестве «ментального» и «физического», эту идею пропагандируют «элининативныке материалисты». Они полагают, что «ментальные термины» теории языка и мышления должны быть элиминированы, как ненаучные и заменены терминами нейрофизиологии. Чтобы решить эту задачу, нужно, прежде всего, как они полагают, отвергнуть «миф данного», т.е. утверждение о том, что мы располагаем некоторым непосредственным и мгновенным знанием о собственных «ментальных» процессах. Пожалуй, самым решительным образом отрицает «непосредственно данное» П.Фейерабент. По его убеждению, «непосредственно данное» является вовсе не фактом природы, а «результатом того способа, которым любой род занятий (или мнения) относительно сознания воплощен и воплощается в языке». Этот «якобы факт природы» есть типичная кажимость, обусловленная «бедностью содержания ментальных терминов по сравнению с физическими терминами»

    Заметим, что отрицание «непосредственного данного» означает, что знание существует только тогда, когда оно вербализовано, т.е. выражено словами. Если этот факт «непосредственно данного» признается, то вопрос о его отношении языку и речи решается по-разному. Встречается точка зрения, что непосредственное знание о собственных сознательных состояниях всегда так или иначе вербализовано. Например, Г.Фейгл говорит о наличии сугубо личного языка, с помощью которого субъект выражает для себя указанное знание. Непосредственное знание, прямой опыт он называет «сырыми чувствами». Последние и выступают в форме «личного языка», который в процессе общения переводится на интерсубъективный, обыденный язык. Эти примеры свидетельствуют о междисциплинарном характере проблемы соотношения языка и мышления и возможности различных трактовок этого взаимодействия.

    Можно разделить два способа существования мысли при помощи языка: «живую мысль», т.е. актуально переживаемую данным человеком в данном интервале времени и пространства и «отчужденную мысль», зафиксированную в тексте и т.п. «Живая мысль» — это собственно и есть мышление, реальное онтологическое его развертывание. Оно никогда не бывает абстрактным мышлением, т.е. тем, с которым имеет дело наука. Последнее возможно только в отчужденной от человека форме, например, в компьютере. Реальный процесс мышления, осуществляемый индивидом, есть сложное и динамичное образование, в котором интегрированы многие составляющие: абстактно-дискурсивные, чувтвенно-образные, эмоциональные, интуитивные. К этому следует добавить непременную включенность в процесс мышления целеобразующих, волевых и санкционирующих факторов, которые исследованы пока крайне слабо. Как видно, реальный процесс мышления и мышление, как предмет логики, как логический процесс сильно отличаются друг от друга.

    Мышление как реальный процесс представляет собой одну из важных форм активности сознания. Поэтому оно не может быть адекватно описано и понято вне содержательно-ценностных и структурных характеристик сознания. Будучи сознательной деятельностью, мышление органически связано с информационными процессами, протекающими на бессознательно-психическом уровне. По-видимому, правильнее было бы даже сказать, что реальный процесс мышления осуществляется в едином сознательно-бессознательно-сознательном психическом контуре, анализ которого является специальной и весьма сложной задачей. Поэтому мы ограничиваемся уровнем сознания, включая рассмотрение тех его периферийных областей, где постепенно меркнет свет рефлексии.

    Мышление как активный, целенаправленный процесс осуществляется сознательно, является формой деятельностного сознания. А это указывает на факт оценочной регуляции (саморегуляции) мыслительного процесса. Всякий сознательный процесс, в том числе и мышление, есть в той или иной степени общение. Естественно, что общение невозможно без языка. Однако язык является главным, решающим, но не единственным средством общения., а это позволяет думать, что коммуникиативность мышления не ограничивается его вербализуемость.

    Следует различать общении с другими и общение с собой. Особенность общения с собой состоит в том, что оно протекает в интроспективном плане и существенно отличается по характеру вербализации от общения с другими. Характерно, что общение с другими включает множество невербальных средств коммуникации и понимания (жест,пауза, ритм, мимика, выражение глаз и т.д.). Не исключено, что развитие человеческой коммуникации пойдет по линии увеличения удельного веса этих элементов в общении и со временем, следуя предсказаниям писателей-фантастов, мы станем телепатировать. Но пока язык остается уникальным всеобщим способом коммуникации.

    Логично предположить, что общение с самим собой осуществляется через использование средств невербальной коммуникации. Каждый знает это состояние — «знаю, понимаю, а сказать не могу». А вот как это состояние выразил Фет:

    «Как беден наш язык! — Хочу и не могу

    Не передать того ни другу, ни врагу,

    Что буйствует в груди прозрачною волною.

    Напрасно вечное томление сердец,

    И клонит голову маститую мудрец

    Пред этой ложью роковою.»

    Целесообразно выделить два уровня внутреннего говорения — еще не вербализованный и уже вербализованный — именно его принято именовать внутренней речью. Внутренняя речь включает различные степени словесной оформленности мысли и , следовательно, она всегда характеризуется, по крайней мере, первичной словесной офрмленностью, затем преобразуется, достигая большей адекватности.

    Несовпадение «живой мысли» с внутренней речью, сложность процесса вербализации мысли и др. позволяет подвергнуть сомнению общепринятую трактовку языка как прародителя мышления. Исследования психологв, физиологв, лингвистов, языковедов и философов подтвержадют тот факт, что язык и мышление связаны тысячами нитей и взаимопереходов. Они не могут существовать друг без друга. Речь без мысли — пуста, мысль без речи — нема, а, следовательно, не понята. Но было бы ошибкой отождествлять одно с другим, ибо мыслит не значит говорить, а говорить не всегда значит мыслить.

    Взаимодействие человека как личности с окружающим его миром осуществляется в системе объективных отношений, которые складываются между людьми в их общественной жизни и, прежде всего, в производственной деятельности.

      Объективные отношения и связи (отношения зависимости, подчинения, сотрудничества, взаимопомощи и др.) неизбежно и закономерно возникают в любой реальной группе. Отражением этих объективных взаимоотношений между членами группы являются субъективные межличностные отношения, которые изучает социальная психология.

    Вступая в общение и взаимодействие внутри группы, люди обнаруживают свои отношения друг к другу, которые основываются на двоякого рода связях. В одном случае взаимодействие может базироваться на непосредственных отношениях между людьми:

  • симпатии или антипатии;
  • податливости к воздействию другого или других людей или устойчивости к этим воздействиям;
  • активном общении или замкнутости, изолированности;
  • совместимости с другими людьми по психофизиологическим особенностям или отсутствии такой совместимости и т. д.

    В некоторых конкретных группах, если в них отсутствуют или слабо выражены общие, принятые и утверждаемые всеми членами группы цели, задачи и ценности (идеалы, убеждения, оценки), которые могли бы опосредствовать личные взаимоотношения, подобное взаимодействие является преобладающим. В другом случае взаимодействие имеет опосредствованный характер: взаимоотношения между членами группы опосредствуются принятыми в ней ценностями и оценками, важными для всех задачами и целями совместной деятельности. Этот тип взаимодействия наиболее характерен для коллективов, т. е. для такого рода групп, которые объединяются общими ценностями, целями и задачами деятельности, значимыми для группы в целом и для каждого ее члена в отдельности.

      Исследование личности есть всегда другая сторона исследования общества, общественных отношений.
         Значит, важно с самого начала рассмотреть личность в общей системе общественных отношений, каковую и представляет coбoй общество, т.е. в некотором «социальном контексте». Этот «контекст» представлен системой реальных отношений личности с внешним миром. Проблема отношений занимает в психологии большое место, у нас в стране она в значительной степени разработана в работах Владимира Николаевича Мясищева (1892-1973) (Мясищев, 1949). Фиксация отношений означает реализацию более общего методологического принципа — изучения объектов природы в их связи с окружающей средой. Для человека эта связь становится отношением, поскольку человек дан в этой связи как субъект, как деятель, и, следовательно, в его связи с миром роли объектов связи, по словам Мясищева, строго распределены. Связь с внешним миром существует и у животного, но животное, по известному выражению Маркса, не «относится» ни к чему и вообще «не относится». Там, где существует какое-нибудь отношение, оно существует «для меня», т.е. оно задано как именно человеческое отношение, оно направлено в силу активности субъекта.
         Но все дело в том, что содержание, уровень этих отношений человека с миром весьма различны: каждый индивид вступает в отношения, но и целые группы также вступают в отношения между собой, и, таким образом, человек оказывается субъектом многочисленных и разнообразных отношений. В этом многообразии необходимо прежде всего различать два основных вида отношений: общественные отношения и то, что Мясищев называет «психологические» отношения личности.

    Структура общественных отношений исследуется социологией. В социологической теории раскрыта определенная субординация различных видов общественных отношений, где выделены:

  • экономические;
  • социальные;
  • политические;
  • идеологические и другие виды отношений.
  • Все это в совокупности представляет собой систему общественных отношений. Специфика их заключается в том, что в них не просто «встречаются» индивид с индивидом и «относятся» друг к другу, но индивиды выступают как представители определенных общественных групп:
  • классов;
  • профессий или других групп, сложившихся в сфере разделения труда;
  • групп, сложившихся в сфере политической жизни, например политических партий.

    Такие отношения строятся не на основе симпатий или антипатий, а на основе определенного положения, занимаемого каждым в системе общества. Поэтому такие отношения обусловлены объективно, они есть отношения между социальными группами или между индивидами как представителями этих социальных групп. Это означает, что общественные отношения носят безличный характер; их сущность — не во взаимодействии конкретных личностей, но, скорее, во взаимодействии конкретных социальных ролей.

  • Условный термин, обозначающий характеристику тех компонентов общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности, в психологии получил название интерактивной стороны общения. Исследование проблемы взаимодействия имеет в социальной психологии давнюю традицию. Интуитивно легко допустить несомненную связь, которая существует между общением и взаимодействием людей, однако трудно развести эти понятия и тем самым сделать эксперименты более точно ориентированными.
         Часть авторов просто отождествляют общение и взаимодействие, интерпретируя и то и другое как коммуникацию в узком смысле слова (т.е. как обмен информацией), другие рассматривают отношения между взаимодействием и общением как отношение формы некоторого процесса и его содержания.
         Иногда предпочитают говорить о связанном, но все же самостоятельном существовании общения как коммуникации и взаимодействия как интеракции. Часть этих разночтений порождена терминологическими трудностями, в частности тем, что понятие «общение» употребляется то в узком, то в широком смысле слова. Если придерживаться предложенной при характеристике структуры общения схемы, т.е. полагать, что общение в широком смысле слова (как реальность межличностных и общественных отношений) включает в себя коммуникацию в узком смысле слова (как обмен информацией), то логично допустить такую интерпретацию взаимодействия, когда оно предстает как другая — по сравнению с коммуникативной — сторона общения. Какая «другая» — на этот вопрос еще надо ответить.

    Если коммуникативный процесс рождается на основе некоторой совместной деятельности, то обмен знаниями и идеями по поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых совместных попытках развить далее деятельность, организовать ее. Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее, что и позволяет интерпретировать взаимодействие как организацию совместной деятельности.

     В ходе ее для участников чрезвычайно важно не только обменяться информацией, но и организовать «обмен действиями», спланировать общую деятельность. При этом планировании возможна регуляция действий одного индивида «планами, созревшими в голове другого» (Борис Федорович Ломов (1927-1989), 1975, с. 132), которая и делает деятельность действительно совместной, когда носителем ее будет выступать уже не отдельный индивид, а группа. Таким образом, на вопрос о том, какая же «другая» сторона общения раскрывается понятием «взаимодействие», можно теперь ответить: та сторона, которая фиксирует не только обмен информацией, но и организацию совместных действий, позволяющих партнерам реализовать некоторую общую для них деятельность. Такое решение вопроса исключает отрыв взаимодействия от коммуникации, но исключает и отождествление их: коммуникация организуется в ходе совместной деятельности, «по поводу» ее и именно в этом процессе, людям необходимо обмениваться и информацией, и самой деятельностью, т.е. вырабатывать формы и нормы совместных действий.

      В истории социальной психологии существовало несколько попыток описать структуру взаимодействий. Так, например, большое распространение получила так называемая теория действия, или теория социального действия, в которой в различных вариантах предлагалось описание индивидуального акта действия. К этой идее обращались и социологи: Макс Вебер (1864-1920), Питирим Александр Сорокин (1889-1986), Толкотт Парсонс (1902-1979) и социальные психологи. Все фиксировали некоторые компоненты взаимодействия: люди, их связь, воздействие друг на друга и, как следствие этого, их изменения. Задача всегда формулировалась как поиск доминирующих факторов мотивации действий во взаимодействии.

    Основными механизмами взаимопонимания в процессе общения являются:

  • идентификация;
  • эмпатия;
  • рефлексия.

    Термин «идентификация» имеет в социальной психологии несколько значений.
         Идентификация — это мысленный процесс уподобления себя партнеру по общению с целью познать и понять его мысли и представления

    Эмпатия — также мысленный процесс уподобления себя другому человеку, но с целью «понять» переживания и чувства познаваемого человека. Слово «понимание» здесь используется в метафорическом смысле — эмпатия есть «аффективное понимание».
         Как видно из определений, идентификация и эмпатия очень близки по содержанию, и часто в психологической литературе термин «эмпатия» имеет расширительное толкование — в него включаются процессы понимания как мыслей, так и чувств партнера по общению.

    При этом, говоря о процессе эмпатии, нужно иметь в виду и безусловно положительное отношение к личности. Это означает два момента:

  • принятие личности человека в целостности;
  • собственная эмоциональная нейтральность, отсутствие оценочных суждений о воспринимаемом.

    Рефлексия в проблеме понимания друг друга — это осмысление индивидом того, как он воспринимается и понимается партнером по общению. В ходе взаимного отражения участников общения рефлексия является своеобразной обратной связью, которая способствует формированию и стратегии поведения субъектов общения, и коррекции их понимания особенностей внутреннего мира друг друга.

    Еще одним механизмом понимания в общении является межличностная аттракция.
         Аттракция (от англ. attract — притягивать, привлекать) — это процесс формирования привлекательности какого-то человека для воспринимающего, результатом чего является формирование межличностных отношений. В настоящее время формируется расширенная трактовка процесса аттракции как формирования эмоционально-оценочных представлений друг о друге и о своих межличностных взаимоотношениях (как положительных, так и отрицательных), своего рода социальной установки с преобладанием эмоционально-оценочного компонента

    Межличностные отношения — это объективно переживаемые, в разной степени осознаваемые взаимосвязи между людьми. В их основе лежат разнообразные эмоциональные состояния взаимодействующих людей и их психологические особенности (Н. Н. Обозов). В отличие от деловых отношений межличностные связи иногда называют экспрессивными, эмоциональными.

     Развитие межличностных отношений обусловливается полом, возрастом, национальностью и многими другими факторами. У женщин круг общения значительно меньше, чем у мужчин. В межличностном общении они испытывают потребность в самораскрытии, передаче другим личностной информации о себе. Они чаще жалуются на одиночество (И. С. Кон). Для женщин более значимы особенности, проявляющиеся в межличностных отношениях, а для мужчин — деловые качества. В разных национальных общностях межперсональные связи строятся с учетом положения человека в обществе, половозрастных статусов, принадлежности к различным социальным слоям и др.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ТЕМА 2. РАЗНОВИДНОСТИ РЕЧИ. ПРОБЛЕМЫ РИТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ

     

    В зависимости от того, как говорящий использует язык, существуют две его формы: устная и письменная. Рассмотрим их в сопоставлении.

    Устная форма

    1. Первична по отношению к письменной. Первоначально звучание — самая естественная форма существования языка — была единственной. На языке только говорили. И до сих пор по степени употребительности явно преобладает устная речь.

    2. Устная речь обычно менее подготовлена, в ней больше непосредственности, стихийности, случайного, оговорок, повторов, междометий, незаконченных конструкций, слов-« паразитов ».

    3. Устная речь обладает средствами звуковой выразительности: темпом и тембром, паузами, логическими ударениями, силой звучания. Кроме того, она может сопровождаться жестами, мимикой.

    4. К устной речи предъявляются орфоэпические требования (правильное произношение звуков, постановка ударения).

    Письменная форма

    1. Письменная речь вторична. Она появилась из-за потребности передавать речь на расстоянии и сохранять ее на долгие времена. Сначала она была лишь способом передачи устной речи, но потом оказалось, что различие между ними столь велико, что говорят об особой, письменной речи.

    2. Письменная речь более строга, сложна по форме, более полна и логична по содержанию, в ней соблюдаются литературные нормы. В ней строже выбор слов, сложнее предложения.

    3. Письменной речи это несвойственно, поэтому она менее выразительна (в какой-то степени эти недостатки восполняются использованием знаков препинания, курсива, петита, шрифтовых выделений и т. п.).

    4. К письменной речи предъявляются орфографические и пунктуационные требования.

    В настоящее время наблюдается взаимодействие устной и письменной форм речи: устная речь нередко опирается на письменную. Доклады, выступления, звуковые письма и т. п. вначале составляются письменно, а затем озвучиваются, поэтому такая устная речь обладает многими чертами письменной: подготовленностью, полнотой и правильностью, но при этом она сохраняет такие достоинства устной, как звуковая выразительность, мимика и жесты.

    Речь существует также в форме монолога или диалога.

    Монолог — это речь одного лица, адресованная многим слушателям (реже одному). Это развернутый вид речи, обычно заранее подготовленный. Он имеет определенный замысел и композицию, обладает относительной законченностью (доклад, лекция, выступление на собрании и т. п.).

    Монолог мало зависит от ситуации, от условий; обычно он не поддерживается и не направляется вопросами слушателей.

    Диалог — это разговор двух или нескольких лиц. Он связан с обстановкой, в которой протекает речь. Каждая новая реплика в диалоге опирается на предыдущие. В диалоге важную роль играют жесты, мимика, указания на окружающие предметы, обращения, междометия, звукоподражательные слова, интонация.

     Определим риторику, как возможность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета». (Аристотель [1998]: 751). Этому расширению риторики в наше время способствует развитие технологий массовой коммуникации, которые отсутствовали во времена автора «Риторики».

    Разработкой же своих научных основ риторика обязана именно Аристотелю, понимавшему ее как красноречие убеждать. Д. Миртов так оценивал взаимоотношения риторики, диалектики и политики в системе Аристотелевских координат: » Вспомогательное значение по отношению к политике имеет риторика, в которой Аристотель видел собственно применение диалектики к целям политики. Задача философии — учить, задача красноречия — убеждать; первая опирается на истину, вторая — на вероятные основания, почему диалектика, как искусство вероятных доказательств, и является условием риторики». (Миртов [1998]: 22)

    Научное обоснование риторики, носящей всеобъемлющий характер — заслуга Аристотеля. Риторикой, применяемой при самых разнообразных случаях жизни, при советах, разъяснениях и убеждениях, всякий пользуется и сегодня на каждом шагу. Все люди причастны и к риторике, и к диалектике — к обоим искусствам! — «так как всем в известной мере приходится как разбирать, так и поддерживать какое-нибудь мнение, как оправдываться, так и обвинять».

    Аристотель первый и понимает риторику как способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета. В этом истоки столь широко декларируемого сегодня методологического значения риторики.

    Существенно, что в книгах «Риторики» основное внимание Аристотель уделяет доказательству оратором своих мыслей — таковые различаются у Аристотеля применительно к предмету речи, к самому оратору и к слушателям.

    Важно чрезвычайное внимание Аристотеля именно к продумыванию, а не оформление речи, не к искусству приятно сказать. В области ораторского искусства только доказательство обладают признаками, свойственными ораторскому искусству, а все остальное — не что иное, как аксессуары.

    Ценным и продуктивным в развитии неориторического знания сегодня является представление о технических способах убеждения — тех, которые могут быть созданы нами с помощью метода и наших собственных средств (оратора). В Аристотелевском представлении главенствует именно эта, третья группа средств: «Что же касается способов убеждения, доставляемых речью, то их три вида: одни из них находятся в зависимости от характера говорящего, другие — от того или другого настроения слушателя, третьи — от самой речи».

    Проблема убедительного и истинного в приложении к работе современных масс-медиа обсуждается и в современной риторике.

    Аристотелевские роды речи — совещательные, судебные, эпидектические — сегодня представляются теорией частной риторики и жанроведения. Без категорий хоть и не аристотелевской, но античной риторики — логос, пафос, этос речи — не обходится обсуждение риторических проблем современными исследователями (Ю. В. Рождественский, Е. Н.Зарецкая, А. А. Волков, Г. Г. Почепцов).

    Занимаясь проблематикой языковых и риторических навыков в частной области словесного воздействия мы понимаем, что эта риторика входит как составная часть в общую риторику, которая разрабатывает проблематику речевого воздействия «в рамках работы по массовому обучению наиболее эффективным видам речевым действиям всех видов: построению и восприятию устной речи в разных ситуациях, построению письменной речи и искусству чтения, умению пользоваться массовой коммуникацией» (Рождественский 1997:7)). Современная риторика решает две основные задачи: «Первая задача риторики состоит в умении быстро воспринимать речь во всех видах слова и извлекать нужные смыслы для принятия оперативных решений, не давать себя увлечь, сбить на деятельность, невыгодную себе и обществу. Вторая задача риторики есть умение изобретать мысли и действия и облекать их в такую речевую форму, которая отвечает обстоятельствам. Это значит уметь создавать монолог, вести диалог и управлять им, управлять системой речевых коммуникаций в пределах своей компетенции» (Рождественский 1997: 10). Знание видов словесности, их смысловых возможностей, отношения к другим видам семиозиса представляются составляющими риторической грамотности.

    С аристотелевского времени к сфере риторики относятся этические вопросы речи, способы убеждения, предоставляемые речью (необязательно логические), нравственный характер речи, доверие. В центре внимания находится оратор, желающий смягчить своего слушателя, заставить его быть милостивым. Возникает интерес к отражению в речи страха и стыда, сострадания, счастья, возможного и невозможного (так называемая топика). Предмет риторики понимался широко, как структура любой речи на любую тему и в любой области знания или умения и как искусство передавать свои знания с помощью речи (Цицерон, Секст Эмпирик). В системе Квинтиллиана используются четыре основные понятия: изобретение, расположение, словесное наполнение (элокуция) и исполнение речи (элоквенция). Нередко эти четыре понятия сводили к трем, соединяя изобретение и разработку темы, так как в первых двух случаях речь идет о структуре мысли, в третьем случае — о воплощении мысли в слове как носителе смысла, а в четвертом — об искусной фонации (или графике) . Старо исследование общих мест в речи, топики. Оно предусматривалось риториками Ломоносова, Зеленецкого, Толмачева. Из современных работ, занимающихся топикой, можно указать на работы А. А. Волкова и Т. В. Анисимовой и Е. В. Гимпельсон.

    Традиции античной и средневековой теософской риторики не только как практического овладения красноречием, но и в связи с задачей развития мысли в речь были продолжены М. В. Ломоносовым: «…должно самым искусством чрез рачительное наблюдение и философское остроумие высмотреть, от каких представлений и идей каждая страсть возбуждается…» В основе древних категорий инвенции и элокуции лежит семантизация высказываний в виде понятий и образов. В дальнейшей истории филологии происходит отказ от риторики, и риторические задачи берет на себя поэтика (Виноградов В. В.). Сегодня в условиях изменившейся коммуникации и отчуждения человека цивилизацией вновь встает вопрос о подготовке речедеятеля нового типа. Риторика разрабатывается в исследованиях С. С. Аверинцева, Ю. Н. Варзонина , В. В. Виноградова , Е. Н. Зарецкой , Н. Н. Кохтева , О. А. Лаптевой , А. А. Леонтьева , М. Р. Львова , О. И. Марченко , А. К. Михальской , А. А. Мурашева , Ю. В. Рождественского , Т. Г. Хазагерова .

    Активно расширяется проблематика неориторики, имеющей в качестве своего предмета описание принципов построения любых словесных произведений; проблемы устной интерпретации литературы, нацеленной на понимание художественного произведения, речевой педагогики, дебатирования (Н. А. Безменова , В. А. Радченко, П. Сопер,R. Bryant , P. Morier , P. Ross , J. Sarett ). Явственно отмечается вторжение в неориторику новой терминологии из теории коммуникации, психологии, социологии, семантики. Неориторика ставит и проблему речевого существования человека и народа; изучает эффективность речи в контексте подготовки современного речедеятеля; дает рекомендации пользования словарем речедеятелям, принадлежащим к разным профессиям. Современные функции риторики, которые могут быть поняты и как ее задачи, мыслятся как общественное управление, формирование морали, нравственности и этики, формирование стиля, исследование психологии речетворчества (Рождественский 1997: 95).

    Задача речевого поступка (выбор слов, выбор риторических фигур) состоит в производстве уместной, правильной и эффективной речи, приводящей к действию. Трактуя глубину понимания как меру свободы человека, риторика ставит своей задачей и включение человека (организованное или стихийное, не организованное обучением) в речевые отношения. «Становление риторики нового типа вызвано в первую очередь л и н г в и с т и ч е с к и м и факторами, через которые она включается в круг семиотических дисциплин» (Топоров 1998). Взаимосвязь риторики и лингвистики предполагает зависимость (и ориентацию) объектов риторики (риторических структур) от объектов лингвистики (языковых структур): «Описывая и предписывая процедуры конструирования коммуникативных форм и ситуаций, в которых речь употребляется с разными целями, риторика сама берет на себя задачу создания «функционального языка», выступая как один из важнейших элементов культуры, который организует ее коммуникативную систему (Топоров 1998: 95).

    Оригинальная авторская концепция риторики представлена в труде Е. Н. Зарецкой (1998). Риторика как наука, изучающая целесообразную речь, тесно связана с проблемой культуры речевого поведения:

    ДЛЯ ЧЕГО МЫ ГОВОРИМ – ЦЕЛЬ

    ЧТО МЫ ХОТИМ СКАЗАТЬ – ЗАМЫСЕЛ

    КАКИМИ СРЕДСТВАМИ МЫ ЭТО ДЕЛАЕМ – ТЕКСТ

    КАКОВА РЕАКЦИЯ НА НАШУ РЕЧЬ — РЕАКЦИЯ.

    В концепции Е. Н. Зарецкой представлен синтез речи от семантического параметра через синтактико-морфологический элемент к фонетико-графическим средствам.

    Современные исследования риторики ведутся по сферам красноречия — военное (Е. А. Ножин), судебное (Н. Н. Ивакина. Н. И. Порубов, В. В. Одинцов), педагогическое (М. Р. Львов, А. А. Леонтьев и многие другие), богословское (А. А. Волков), политическое (Р. Водак).

    Современная риторика пользуется идеей троичного различения структуры речевого действия, восходящей к практике античной диалектики с ее терминами ЭТОС, ПАФОС и ЛОГОС (Зарецкая 1998; Рождественский 1997). Этосом принято называть те условия, которые получатель речи предлагает ее создателю.. Под пафосом традиционно понимается намерение, замысел создателя речи с установкой на развитие перед получателем определенной и интересующей его тему. Предмет нашего исследования в терминах риторики представляет собой логос, т.е. словесное воплощение пафоса в условиях этоса.

    Анализ текста в риторике есть анализ «выражение — словесное воплощение замысла, осуществление речевой коммуникации». Средства языкового выражения, изучаемые в риторике, это особенности применения языка и стиля в конкретном высказывании (Рождественский 1997: 234). Исследуя речевое выражение, риторика стремится выделить то, что может характеризовать данную речь и только ее. Выбор слова в риторике диктуется образуемой им ноэмой. В речевом контакте участвуют: сам факт речевой связи; ритм, тембр и интонация; динамика речи (т.е. громкость и быстрота), модальность речи, предметное значение лексики. «Попытки анализа речи через стилистику или лингвистическими методиками или через идейные и социальные факторы тщетны потому, что они не считаются с механизмом порождения речи от задач до исполнения речи» (Рождественский 1997: 173).

    Сегодня наблюдается значительное количество публикаций по риторике, она сближается с теорией коммуникации, заимствует данные когнитивной психологии, психолингвистики и по сути дела является эквивалентом такого филологического направления, как анализ дискурса в англо-американской традиции. Анализ дискурса — современное направление риторики — идейно держится на «трех китах» — действие, (по)строение и варитативность. Когда люди говорят или пишут, они тем самым совершают социальное действие. Конкретные свойства этих социальных действий определяются тем, как устный дискурс или письменный текст построены — с помощью каких лингвистических ресурсов, отобранных говорящим или пишущим из всего многообразия языковых средств, функциональных стилей, риторических приемов. Именно эти факторы принимаются исследователями во внимание при оценке произведений в той или иной сфере красноречия.

    Не подлежит сомнению, что текстологическая работа должна быть тесно увязана с риторической: понимание семантики слова, семантики текста (дидактические корреляты — задания вставить пропущенные слова, выделить главное, ключевое слово), пониманием прецедентных текстов, историко-литературных фактов. С такой работой должны быть связаны и тренинги публичных выступлений. В американской традиции это осуществляется в рамках предмета «speech».

    Намечая перспективы дальнейших исследований, отметим, что описанию и осмыслению должны подвергаться отдельные смыслы и метасмыслы в коммуникации — например, ироническое в речевой коммуникации- гротеск, парадокс, пародия, остроумие, гипербола, контраст, соединение различных речевых стилей. В центре внимания окажется речь с разными риторическим условиями и установками- речь ритуальная, провокационная, императивная, убеждающая: Интересны связи неориторики с современными науками коммуникативного цикла, теорией массовой коммуникации, риторика и новые информационные технологии. В современной риторической науке и практике занимает видное место проблема соотношения слова и дела.

    Все данные предметные исследования положат начало важным наблюдениям над функционированием слова в социальном контексте, над суммой опыта рецепции предметных представлений, речевых произведений и топосов-смыслов, который, как известно, и составляет языковую личность. Языковая личность оценивается по тому, каким искусствам речи и с какой полнотой она обучена и каким опытом и навыками она владеет в разных родах, видах и формах словесности.

    Риторизация образования призвана возродить риторический цикл наук — ораторское искусство, красноречие, собственно риторику, логику, эристику (исследование спора), эвристику (метод наводящих вопросов), жанроведение. Изучение данных дисциплин в процессе подготовки современного речедеятеля призвано расширить философский и риторический кругозор обучающихся, способствовать развитию рефлексии и интеллекта.

    Неориторика, основательно представленная, например, в книге Н. А. Безменовой, не только охватывает все самые современные направления ораторского искусства, но и утверждает , что все они восходят к классике. Неориторика претендует не без основания на роль всеобщей методологии гуманитарного знания.

    Существенно понимание сфер общения. Сферами общения В.В. Виноградов называет речевое общение с помощью определенного вида речи. Современная риторика приложима к обсуждению многих насущных проблем: правил репродуцирования, компилирования и реферирования произведений, специфики журнальной литературы, массовой коммуникации, пропаганде — всех тех сфер, где человек выступает как создатель, демиург языка. Вспомним, например, интересное самонаблюдение, как Д. С. Лихачев учился писать научную прозу. Он читал книги, написанные, с его точки зрения, хорошей прозой — научной, искусствоведческой — М. Алпатова, Дживилегова, Муратова, Грабаря, Н. Н. Врангеля (путеводитель по Русскому музею), Курбатову. Давайте следовать его совету.

    Все мы являемся свидетелями интенсивной саморефлексии знания, что требует развития способностей рефлексии и понимания от каждого обучаемого. Причина научно-технических и социальных успехов ряда народов видится в риторизации систем образования. Воспитание человека не только знающего, но и умеющего устанавливать связи и перевыражения этих связей между предметами познания — задача системы образования, непосредственно связанная с социальной жизнью. Постановка познающим субъектом себя перед вопросом «Что же я понял?» — основа риторизации образования. Анализ гуманитарной научной литературы ХХ века демонстрирует повсеместное развитие интересных риторических идей не в рамках риторики, пережившей в XX веке незаслуженное забвение и ренессанс, а в рамках других предметных сфер.

    Вышеприведенное еще и еще раз свидетельствует о важности риторизации образования, что снижает возможность некритического, нерефлексивного усвоения информации и несвободного, невежественного поведения.

    Царь Птоломей I спросил своего учителя геометрии Эвклида: «Нет ли более легкого способа изучить геометрию?» И Эвклид ему ответил: » Нет царских путей в геометрии». Нет царских путей и в риторике. Но будем же стремиться и методологично мыслить, и умно и красно говорить в речах…

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ТЕМА 3. ПОЛЕМИКА: СОДЕРЖАНИЕ, ОСНОВНЫЕ ПРИЕМЫ

     

    Разговор — это словесный обмен мнениями, сведениями. Разговор часто употребляется как синоним к слову беседа. Разговор, беседа, обсуждение предполагают наличие 2-х или нескольких участников, которые в непринужденной обстановке высказывают свои мнения, соображения по тому или иному поводу. Обсуждение ведется по какой-либо определенной теме и каждый участник высказывает свою точку зрения. Участники разговора задают друг другу вопросы, чтобы узнать точку зрения собеседника или прояснить непонятные моменты обсуждения. Беседа особенно эффективна в том случае, если возникает необходимость разъяснить какой-либо вопрос, осветить проблему. Собеседование — специально организованная беседа на общественные, научные темы.

    Спор. Слово спор служит для обозначения процесса обмена противоположными мнениями. Под спором понимается всякое столкновение мнений, разногласия в точках зрения по какому либо вопросу, предмету, борьба, при которой каждая из сторон отстаивает свою правоту.

    В русском языке есть и другие слова для обозначения данного явления: диспут. дискуссия, полемика, дебаты, прения. Довольно часто они употребляются как синонимы к слову спор.

    Слово диспут пришло к нам из латинского (disputar — рассуждать, disputatio — прение) и первоначально обозначало публичную защиту научного сочинения, написанного для получения ученой степени. Сегодня в этом значении слово диспут не употребляется. Этим словом называют публичный спор на научную и общественно важную тему.

    Дискуссией (лат. discusso исследование, рассмотрение разбор) называется такой публичный спор, целью которого являются выяснение и сопоставления разных точек зрения, поиск, выявление истинного мнения, нахождение правильного решения спорного вопроса. Дискуссия считается эффективным способом убеждения, так как ее участники сами приходят к тому или иному выводу.

    Дискуссия- это обмен мнениями по вопросам в соответствии с более или менее определенными правилами процедуры и с участием всех или только некоторых присутствующих на собрании. При массовой дискуссии все члены, за исключением председателя, находятся в равном положении. Здесь не выделяют особых докладчиков и все присутствуют не только в качестве слушателей. Специальный вопрос обсуждается в определенном порядке, обычно в соответствии со строгим или несколько видоизмененным регламентом и под председательством должностного лица.

    Собрание, не обставленное формальностями и посвященное обсуждению какого-либо частного вопроса, обычно называется массовым митингом. Заседание комиссии- наиболее частый вид массового обсуждения. Регулярные деловые сессии большинства общественных организаций проводятся также, как дискуссии этого вида. Массовые дискуссии подчиняются правилам парламентской процедуры. Но иногда процедура бывает совершенно простой, неформальной. Однако и в таких случаях имеется председатель, который следит, чтобы обсуждение шло нормально и только по повестке дня, чтобы никто при обсуждении не занимал преимущественного положения и чтобы высказалось по возможности как можно больше компетентных участников собрания.

    Групповая дискуссия заключается в обсуждении вопросов специальной выделенной группой перед аудиторией. Как и любая форма обсуждения перед слушателями, она представляет диспут. Цель групповой дискуссии — представить возможное решение проблемы или обсудить противоположные точки зрения по спорным вопросам. Но обычно она не разрешает спора и не склоняет аудитории к какому-либо единообразии действий.

    В групповой дискуссии принимает участие от 3 до 8 членов, не считая председателя. Её вариант- диалог, включает только двух участников. Участники должны быть хорошо подготовлены, иметь при себе заметки со статистическими и другими необходимыми данными. Они должны обсуждать вопросы непринужденно. В оживленной манере. Задавая вопросы и делая краткие замечания.

    Симпозиум — ряд выступлений группы людей с короткими речами на одну и ту же тему. Как и в групповой дискуссии её цели сводятся обычно не к разрешению проблемы или спора а к изложению различных точек зрения для расширения кругозора аудитории и оказании на неё воздействия. Число выступающих не должно превышать четыре или пять, чтобы не затянуть собрание и не лишить каждого участника группы возможности развить точку зрения по обсуждаемому вопросу. В большинстве случаев на симпозиуме принята процедура обоих видов дискуссии. На симпозиуме иногда допускаются комментарии или вопросы со стороны слушателей.

    Лекция, представляя собой единственное выступление с последующими вопросами слушателей и ответами на них лектора, иногда рассматривается как дискуссия. Но говорить о ней более уместно в разделе о симпозиуме. Лекционная форма часто находит применение на занятиях по искусству речи, поскольку она не связана определенной формой и временем.

    Другой характер носит полемика. Об этом свидетельствует и этимология данного термина. Древнегреческое слово polemicos означает «воинственный, враждебный». Полемика-это не просто спор, а такой, при котором имеется конфронтация, противостояние, противоборство сторон, идей и речей. Полемику можно определить как борьбу принципиально противоположных мнений по тому или иному вопросу, публичный спор с целью защитить, отстоять свою точку зрения и опровергнуть мнение оппонента.

    Полемика отличается от дискуссии и диспута именно своей целевой направленностью. Участники дискуссии и диспута, сопоставляя противоречивые суждения, стараются прийти к единому мнению, найти общее решение, установить истину. Цель полемики иная : надо одержать победу над противником, отстоять и утвердить собственную позицию.

    Однако следует иметь ввиду, что подлинно научная полемика ведется не просто ради победы как таковой. Опираясь на принципиальные позиции, полемисты решают социально значимые вопросы, их выступления направлены против всего, что мешает эффективному общественному развитию.

    Полемика — это наука убеждать. Она учит подкреплять мысли убедительными и неоспоримыми доводами, научными аргументами.

    Слово дебаты французского происхождения (debat- спор, прения). Прения- русское слово, зафиксированное в лексиконе 17 века.

    Единой классификации споров не существует, хотя делаются попытки систематизировать их. К основным факторам, влияющим на характер спора и его особенности относится цель спора, социальная значимость предмета спора, количество участников, формы проведения спора. По цели различают следующие виды спора: спор из-за истины, для убеждения кого-либо, для победы, спор ради спора. Спор может служить средством для поиска истины, для проверки какой-либо мысли, идеи, для её обоснования. Чтобы найти правильное решение, полемисты сопоставляют самые разные точки зрения на ту или иную проблему. Они защищают какую-либо мысль от нападения, чтобы узнать, какие могут быть возражения против этой мысли, или, напротив, нападают на положение, высказанное оппонентом, чтобы выяснить, какие есть аргументы в его пользу. В таком споре тщательно подбираются и анализируются доводы, взвешенно оцениваются позиции и взгляды противоположной стороны. Конечно, такой спор возможен только между компетентными людьми, знающими данную проблему, заинтересованными в её решении. Кроме несомненной пользы, спор ради истины приобретает характер особой красоты, он может доставить настоящее наслаждение и удовлетворение участникам спора. В результате такой умственной борьбы человек чувствует себя возвышеннее и лучше. И даже если приходиться отступать, сдавать позиции, отказываться от защищаемой мысли, то неприятное ощущение от поражения отступает на задний план.

    Задачей спора может стать не проверка истины, а убеждение оппонента. При этом выделяются два важных момента. Спорящий убеждает противника в том, в чем сам глубоко убежден. Но порой он уверяет и потому, что так «надо» по долгу службы, в силу каких-либо обстоятельств. Сам же он вовсе не верит в истину того, что защищает, или в ложность того, на что нападает.

    Целью спора бывает не исследование, не убеждение, а победа. Причем полемисты добиваются ее по разным мотивам. Одни считают, что отстаивают правое дело, защищают общественные интересы. Они убеждены в своей правоте и до конца остаются на принципиальных позициях. Другим победа нужна для самоутверждения. Поэтому им очень важны успех в споре, высокая оценка окружающих, признание своих интеллектуальных способностей, ораторских данных. Третьи просто любят побеждать. Им хочется победы поэффективнее. В приемах и средствах для одержания победы они не стесняются.

    Довольно часто встречается и спор ради спора. Это своего рода «искусство для искусства». Для таких спорщиков безразлично, о чем спорить, с кем спорить, зачем спорить. Им важно блеснуть красноречием. Если вы будете отрицать какое-либо положение, они обязательно начнут его защищать. Подобных полемистов можно встретить среди молодежи.

    Приведенная классификация видов спора по цели носит условный характер. В жизни их не всегда удается четко разграничить.

    Характер спора определяется и социальной значимостью обсуждаемой проблемы. Предметом спора бывают вопросы, отражающие общечеловеческие интересы. К ним, в частности, относятся проблемы экологии, выживания человечества, сохранения мира на Земле. В процессе спора могут затрагиваться национальные интересы, интересы определенных социальных слоев общества. Нередко приходиться отстаивать групповые интересы, например : людей определенной профессии, коллективов отдельных предприятий, учреждений. В споре защищаются семейные, а также личные интересы полемистов.

    На специфику спора влияет количество лиц, принимающих участие в обсуждении проблемных вопросов. По этому признаку можно выделить три основных группы: спор-монолог (человек спорит сам с собой, это так называемый внутренний спор), спор-диалог (полемизируют два лица), спор-полилог (ведется несколькими или многими лицами). В свою очередь спор-полилог может быть массовым (все присутствующие участвуют в споре) и групповым (спорный вопрос решает выделенная группа лиц в присутствии всех участников).

    Споры могут происходить при слушателях и без них. Присутствие слушателей, даже если они не выражают своего отношения к спору, действует на спорящих. Победа при слушателях приносит большее удовлетворение, льстит самолюбию, а поражение становится более досадным и неприятным. Поэтому участники спора при слушателях обязательно учитывают присутствующих, их реакцию, тщательно отбирают необходимые аргументы, чаще проявляют упорство во мнениях, порой излишнюю горячность.

    В общественной жизни нередко приходится встречаться и со спором для слушателей. Спор ведется для того, чтобы привлечь внимание к проблеме, произвести на слушателей определенное впечатление, повлиять необходимым образом.

    На процесс спора накладывает свой отпечаток и форма борьбы мнений. Споры могут быть устными и письменными. Устная форма предполагает непосредственное общение конкретных лиц друг с другом, письменная форма — опосредованное общение. Устные споры, как правило, ограничены во времени и замкнуты в пространстве. Письменные формы более продолжительны во времени.

    В устном споре, особенно если он ведется при слушателях, важную роль играют внешние и психологические моменты. Большое значение имеет манера уверенно держаться, быстрота реакции, живость мышления, остроумие. Робкий, застенчивый человек обычно проигрывает по сравнению с самоуверенным противником. Поэтому письменный спор бывает более пригоден для выяснения истины, чем устный.

    Споры делятся на организованные и неорганизованные
    (стихийные). Организованные споры планируются, готовятся, проводятся под руководством специалистов. Полемисты имеют возможность заранее познакомиться с предметом спора, определить свою позицию, подобрать необходимые аргументы, продумать ответы на возможные возражения оппонентов.

    Неорганизованные, стихийные споры, как правило, менее продуктивны. В подобных спорах выступления участников бывают недостаточно аргументированными, порой приводятся случайные доводы, звучат не совсем зрелые высказывания.

    СПОР – это характеристика процесса обсуждения проблемы, способ ее коллективного исследования, при котором каждая из сторон, аргументируя (отстаивая) и опровергая (оппонируя) мнение собеседника (противника), претендует на монопольное установление истины.

    В процессе ведения спора в явном или скрытом виде проявляется некоторое противоречие, которое позволяет сформулировать проблему. В ходе коллективного осуждения либо происходит разрешение проблемы, либо каждая из противоборствующих сторон остается при своем мнении.

    Андреев выделяет семь вариантов протекания дискуссии-спора:

    Эвристический подход к ведению спора, когда одна из сторон, не настаивая на своем подходе к решению проблемы, используя методы убеждения, интуицию и здравый смысл, постепенно склоняет к своей точки зрения другого или других собеседников, участников спора.

    Логический подход к ведению спора, для которого характерны жесткий логический анализ и аргументация, благодаря чему, следуя приемам и правилам формальной логики, участники дискуссии приходят к некоторому окончательному выводу.

    Софический подход к ведению спора, при котором одна из сторон стремится победить своего оппонента любым, даже логически неправильным путем, используя так называемые софизмы.

    Авторитарный подход к ведению спора, когда одна из сторон, опираясь на авторитеты либо используя свой авторитет, а нередко и власть, навязывает свою точку зрения другим.

    Критикующий подход к ведению спора, когда одна из сторон всецело акцентирует внимание лишь на недостатках, слабых местах и позициях своих оппонентов, не хочет и не стремится увидеть позитивные элементы в противоположной точке зрения и не может предложить свое решение.

    Демагогический подход к ведению спора, который заключается в том, что одна из сторон ведет спор не ради истины, а скорее всего для того, чтобы увести дискуссию в сторону от истины, преследуя при этом свои личные, часто неизвестные участникам спора цели.

    Прагматический подход к ведению спора, который заключается в том, что одна или каждая из сторон ведет спор не только ради истины, но ради своих практических, иногда меркантильных целей, которые скрыты и не известны собеседникам.

     

    Цели ведения спора, в зависимости от того, направлены они на решение обсуждаемой проблемы или, наоборот, на то, чтобы создать дополнительные проблемы и барьеры, могут быть разделены на две группы: конструктивные и деструктивные.

    Перечислим наиболее характерные конструктивные цели ведения дискуссии, спора:

  1. обсудить все возможные варианты решения проблемы;
  2. выработать коллективное мнение, коллективную позицию по какому-либо вопросу;
  3. привлечь внимание к проблеме как можно больше заинтересованных и компетентных лиц;
  4. опровергнуть ненаучный, некомпетентный подход к решению проблемы, разоблачить ложные слухи;
  5. привлечь на свою сторону как можно больше лиц, готовых к сотрудничеству;
  6. оценить возможных единомышленников и противников.

    Деструктивные цели, которые могут быть целями отдельных групп и участников спора:

  7. расколоть участников спора на две непримиримые группы;
  8. завести решение проблемы в тупик;
  9. опорочить идею и ее авторов;
  10. превратить дискуссию в схоластический спор;
  11. используя заведомо ложную информацию, повести спор по ложному пути;
  12. разгромить инакомыслящих, дискредитировать оппозицию.

    Вероятно, этих целей, как конструктивных, так и деструктивных, значительно больше. Кроме того, в чистом виде они, как правило, не проявляются в рамках одного спора, а могут реализоваться в самых разных сочетаниях.

    Вербальные, знаковые системы всегда были, и по всей видимости будут главными средствами человеческого общения. «Слово- это сама жизнь,» — говорил Т. Манн. Принципиальным условием успешного взаимодействия является способность людей «найти общий язык» — именно язык, а не жест или позу.

    «Слово, — пишет психолог А. Р. Лурия, — является и средством контакта, и орудием сложной мыслительной деятельности. Практика свидетельствует о возрастающем знании о речевых коммуникаций в условиях усложнения производственных контактов людей, в процессе взаимоотношений руководителей и подчиненных, личности и коллектива. Для правильного изложения мысли с помощью слова необходимо внимательно следить за гармоничным соединением в слове функций общения и обобщения, коммуникации и мышления. »

    Так, Дионисий Галикарнасский, говоря о красоте и ценности слова, предупреждал молодых ораторов : «… все молодые души наслаждаются цветистостью выражения и стремятся к ней безумно, словно одержимые богом. Они-то и нуждаются с самого начала в основательном и разумном надзоре и руководстве, если только хотят не всякое выговаривать слово, что на язык попадет, и не наудачу соединять между собою первые попавшиеся слова, но пользоваться подбором слов чистых и подлинных и содействовать их красоте, соединяя их величаво и вместе с тем приятно…слово же брошенное наугад, как попало, губит вместе с собой и полезную мысль.»

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ТЕМА 4. СЛУЖЕБНО-ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ. ОСОБЫЕ ВИДЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ

     

     

    Деловое общение – такое взаимодействие людей, которое подчинено решению определенной задачи, т.е цель делового взаимодействия лежит за пределами процесса общения. Ограничения в поведении людей: достаточно жесткая регламентация, иерархичность построения организации (между подразделениями и сотрудниками закрепляются отношения подчинения, зависимости, неравенства), мотивация труда как условие эффективной деятельности или предприятия. Требования к речевой коммуникации: четко определенную цель своего сообщения, делайте с. понятным и доступным для восприятия разными группами работников, делайте с. по возможности краткими и сжатыми, отказ от излишней информацией, в раз. с сотрудниками следуйте правилам активного слушания, демонстрирует им сигналы вашего понимания и готовности к совместными действиям.

    Деловая беседа- разговор преимущественно между 2 собеседниками. Цели: стремление одного собеседника посредством слова оказать определенное влияние на другого, вызвать желание к действию; необходимость выработки руководителем соотв. решений на основе анализа мнений и высказываний сотрудников. Вопросы в деловой беседе: по характеру ожидаемых ответов – закрытые и открытые; по заключенному в них содержанию – вопросы о фактах, вопросы о мнениях, желаниях, установках; по функциям – контрольные вопросы (служат для проверке достоверности ответов), уточняющие ( уточняя или перепроверяют сказанное), зондирующие( цель – получить как можно больше информации о собеседнике, чтобы решить в каком направлении действовать). Зеркальные вопросы -построены на полном повторении ответа собеседника или на повторении ключевых слов в его ответе, напр. на достижение понимания его чувств, переживаний, состояний. Косвенные вопросы – используются в случаях, когда есть опасение, что на прямой вопрос человек не будет отвечать искренне. Эстафетный в опрос предназначен для поддержания и продолжения диалога.

    Вопросы – мосты – используются для перехода к другой теме в беседе. Заключающие – используются при завершении, если важно подчеркнуть равноправие собеседников. Виды деловых бесед: беседа при приеме на работу ( носит характер приемного интервью, основная цель которого оценить деловые качества поступающего на работу), беседа при увольнении с работы (ситуация незапланированного, добровольного ухода сотрудника и сит., когда приходиться увольнять сотрудника или сокращать), проблемные и дисциплинарные беседы(поручение задания, критика подчиненного, отчет о работе). Структура; подготовительный этап ( продумать вопросы, условия и время проведения, подготовить необходимые материалы и документы), начало беседы (установление контакта с собеседником, пробуждение интереса к беседе: метод снятия напряженности- использование. теплых слов, метод зацепки – использование кого-либо события, сравнения, личного впечатления, анекдота, метод стимулирования игры воображения, метод прямого подхода – непосредственный переход к делу) , основная часть( сбор и оценка информации, выявление целей и мотивов собеседника) , заключительная часть ( своеобразная общая оценка беседы, достижение цели, обеспечение благоприятной атмосферы).

    Деловое совещание- деятельности, связанная с принятием решения группой лиц. Факторы успеха: тщательное планирование цели, состава участников, повестки дня и места проведения. Виды деловых совещаний:

  • принадлежность к сфере общественной жизни ( собрания и заседания раз. пол., научные симпозиумы, семинары, конференции
  • масштаб привлечения участников (меж., отраслевые, региональные, областные, городские)
  • место проведения (местные, выездные)
  • периодичность проведения (регулярные, постоянно действующие
  • кол-во участников( в узком составе, в расширенном, представительные

    Цели инструктивных совещаний: передача необходимый сведений и распоряжений сверху вниз по схеме управления. Цели оперативных совещаний получено информации о текущем состоянии дел. Проблемных совещаний – поиск наилучших решений определенной проблемы в кратчайшие сроки.

    Проблемное совещание может включен мозговой штурм.

    Телефонный     разговор – контактное по времени, но дистантное в пространстве и опосредованное спец. тех. ср-ми общение собеседников. Особенности телефонной коммуникации: скорость передачи информации, немедленное установление связи абонентов, конфиденциальность контакта.

    Невербальные средства общения: паузы, интонация, шумовой фон, быстрота снятия трубки, параллельное обращение к другому собеседнику.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ТЕМА 5. МЕХАНИЗМ ПЕРЕГОВОРНОГО ПРОЦЕССА: ПРОБЛЕМА ЭФФЕКТИВНОСТИ

     

     

    Для того чтобы вести переговоры, необходимо понять, что они из себя представляют. Переговоры – это вид совместной с партнером деятельности, как правило, направленной на решение проблемы. Они всегда предполагают, по крайней мере, двух участников, интересы которых частично совпадают, а частично — расходятся. В иных случаях мы имеем дело совсем с другими видами взаимодействия. При полном совпадении интересов сторон обсуждение не требуется, участники просто переходят к сотрудничеству. При полном их расхождении мы наблюдаем в наиболее явном виде конкуренцию, состязание, противоборство, конфронтацию.

    Нравится вам это или нет, но вы являетесь человеком, ведущим переговоры. Переговоры — это факт нашей повседневной жизни, основное средство получить от других людей то, чего вы хотите.

    В наше время все чаще приходится прибегать к переговорам: ведь конфликт является, образно говоря, развивающейся индустрией. Каждый человек хочет участвовать в принятии решений, которые его затрагивают; все меньше и меньше людей соглашаются с навязанными кем-то решениями. Хотя переговоры происходят каждый день, вести их как следует нелегко. Люди оказываются перед дилеммой. Они видят лишь две возможности ведения переговоров — быть податливым или жестким. Вторая стандартная стратегия в переговорах предусматривает средний подход — между мягким и жестким, но включает в себя попытку сделки между стремлением достичь желаемого и ладить с людьми.

    Есть третий путь ведения переговоров, предусматривающий позицию, основанную не на слабости или твердости, а скорее объединяющий и то и другое. Метод
    принципиальных переговоров, разработанный в рамках Гарвардского проекта по переговорам, состоит в том, чтобы решать проблемы на основе их качественных свойств, то есть, исходя из сути дела, а не торговаться по поводу того, на что может пойти или нет каждая из сторон. Метод означает жесткий подход к рассмотрению существа дела, но предусматривает мягкий подход к отношениям между участниками переговоров. Он не прибегает к трюкам и не использует фактор положения. Принципиальные переговоры показывают, как достичь того, что вам полагается по праву, и остаться при этом в рамках приличий. Этот метод дает вам возможность быть справедливым, одновременно предохраняя от тех, кто мог бы воспользоваться вашей честностью. Метод принципиальных переговоров входит постепенно и в нашу жизнь, соседствуя с остальными методами и постепенно вытесняя их.

    Обычно считается, что переговоры нужны только для того, чтобы договориться. В целом это утверждение справедливо. Переговоры нужны для того, чтобы совместно с партнером обсудить проблему, которая представляет взаимный интерес, и принять совместное решение. Однако переговоры порой используются и с иными целями. В этом смысле переговоры могут выполнять разные функции, что необходимо учитывать, общаясь с партнером. Например, стороны заинтересованы в обмене взглядами, точками зрения, но не готовы по каким-либо причинам на совместные действия или решения, считая их, допустим, невыгодными или преждевременными. В этом случае функция переговоров будет информационная. В общем, это еще и не переговоры, а скорее предпереговоры.

    Близкой к информационной является функция, связанная с налаживанием новых связей и отношений — коммуникативная. Здесь основная задача также заключается в обмене точками зрения и информацией. Поэтому можно говорить о единой информационно-коммуникативной функции. Независимо от характера, типа и т.д. конкретных переговоров эта функция обязательно в той или иной степени присутствует на любых переговорах.

    К числу других существенных функций переговоров относятся регулирование, контроль, координация действий. Эти функции, в отличие от информационно-коммуникативной, реализуются, как правило, при наличии хорошо налаженных отношений партнеров, обычно в тех случаях, когда уже имеются договоренности и переговоры ведутся по поводу выполнения достигнутых ранее совместных решений.

    В переговорной практике возможны и такие ситуации, когда одна из сторон (или несколько) идут на переговоры, не собираясь фактически не только ничего решать, но и даже обмениваться мнениями. Например, переговоры той или иной стороне нужны лишь для отвлечения внимания партнера. Так, если речь идет о торговых переговорах, то один из участников может начать их только для того, чтобы заинтересовать другое, более выгодное, по его представлениям, лицо.

    Торговые переговоры известны издревле. Однако первоначальное понимание успешной торговой сделки было близко к тому, чтобы «надуть» партнера. Часто вызывал уважение тот, кто смог избавиться от плохого товара, получив при этом изрядную сумму денег. Иное понимание успешных торговых переговоров господствует ныне. Успешные переговоры – это, прежде всего, взаимовыгодные решения. При этом не надо думать, что остальные функции переговоров остались в прошлом. Они сосуществуют друг с другом и часто на переговорах реализуются одновременно, имея большую или меньшую значимость. Некоторые из них, такие как информационно-коммуникативная функция, присутствуют на всех переговорах, другие появляются временами, поэтому в целом можно говорить об иерархии функции переговоров. И все же сегодня к переговорам обычно прибегают тогда, когда в одностороннем порядке решить проблему либо невозможно, либо это связано слишком с большими затратами.

    Часто на практике тот факт, что переговоры предполагают совместную деятельность участников со смешанными интересами, просто игнорируется, особенно если стороны не обладают достаточным опытом их ведения и ведут себя так, как будто партнера не существует, ориентируясь только на свои интересы и пытаясь только их реализовать на переговорах.

    Следствием того, что переговоры представляют собой совместную деятельность, является необходимость учитывать не только интересы партнера, но и его видение проблемы, его отношение к переговорам и многое другое. Иными словами, встает задача правильно составить представление о противоположной стороне. Это представление формируется еще до начала непосредственно переговорного процесса и уточняется в ходе ведения переговоров. Но даже когда стороны пришли к решению и переговоры формально закончились, взаимодействие продолжается. Оно связано с выполнением достигнутых договоренностей. На этом этапе формируется представление о надежности партнера, о том, насколько строго он следует подписанным им документам.

    Исходя из вышесказанного, в процессе переговоров можно выделить три основные стадии:

    — подготовка к переговорам;

    — процесс их ведения;

    — анализ результатов переговоров и выполнение достигнутых договоренностей.

    Переговоры — это менеджмент в действии. Исходный пункт любых управленческих действий — это определение цели. Если речь идет об управлении организациями, мы не можем ограничиться вопросом: «Чего мы хотим достичь?», но должны поставить и такой вопрос: «В чем состоит проблема, которая должна быть решена для того, чтобы цели нашей организации могли быть достигнуты наилучшим образом?» При этом нельзя ограничиваться поверхностным размышлением и надеждой на память. Здесь не обойтись без записей. Если над подготовкой к переговорам работает группа, то ключевую проблему можно написать на доске, чтобы каждый сотрудник постоянно имел запись ее перед глазами. Ошибается тот, кто в качестве цели переговоров ставит безоговорочное принятие своей точки зрения. Он должен помнить, что его решение — это лишь один из вариантов достижения цели, но не сама цель. Сегодня это может быть единственно возможным и разумным путем к цели, все остальные могут быть неприемлемыми. Тем не менее это только путь, сама же цель остается где-то впереди.

    Вторая ступень практического менеджмента — это планирование. Упрощая, можно было бы сказать: идет поиск лучшего пути и его обстоятельное изучение. Планы зависят от цели и средств. При этом средства — это не только финансовые фонды или материальные вспомогательные ресурсы, но и — как бы это ни резало слух — люди, которые реализуют принятые решения, опираясь на свой творческий потенциал и возможности. Предметом изучения должны быть и обстоятельства, сопутствующие выбранному варианту решения. Нет ли правовых противопоказаний? Есть ли прецеденты? Какие возможные последствия? Не выходим ли мы за рамки уже имеющихся решений? Использовалась ли информация, имеющая вероятностный характер?

    По всем этим пунктам к началу переговоров должна быть полная ясность. Они очерчивают «игровое» поле переговоров вне зависимости от наших пожеланий. Это границы, в рамках которых принимаются решения, когда все обстоятельства изучены.

    Теперь следует подумать о том, как реализовать выбранное решение. Кто что делает и к какому сроку? Каковы основные направления движения? Как одна стадия переговоров переходит в другую?

    Хорошо подготовлен тот, кто задумался над следующими вопросами:

    — насколько цель партнера по переговорам отличается от вашей собственной;

    — насколько пути, которые может выбрать партнер, отличаются от вашего варианта;

    — из каких параметров собственного плана (сроки, средства, люди) может исходить партнер;

    — насколько широк его временной горизонт, располагает ли партнер информацией, которой нет у вас, или наоборот;

    — какими могут быть его представления об организационном обеспечении своего варианта решения.

    Итак, только тогда, когда потенциальный клиент видит преимущества, которые могут быть ему предоставлены и отвечают его «эгоистическим» устремлениям, можно сказать, что и вы достигли успеха, приобретя нового партнера.

    Подготовка по существу переговоров должна происходить основательно. Обратимся к книге К.Ханса «Добивайтесь своего — это успех на переговорах». Предложенный в ней вопросник — хороший советчик. Вот лишь некоторые вопросы из него для изучения партнера: 1. Какого «сторонника» я могу привести с собой? 2. Что у вас общего? 3. Какие у него увлечения?4. Какие излюбленные темы?5. Какие политические убеждения? 6. Что за психологический тип? 7. Какие у него особенности?8. Каково его отношение ко мне, к моей фирме?9. Есть ли у него табу?10. В каком он находится положении (независим, испытывает давление со стороны, заинтересован)?11. Какова моя тактика?12. Какой может быть его тактика?

    Дополнить этот список можно и другими вопросами. Внимание следует обратить и на другой фактор, отвечающий принципу «творческого ведения переговоров» и противоречащий классическому принципу ведения переговоров, уходящему корнями в авторитарные сферы. Целью творческого ведения переговоров является «раскрытие» партнера, обеспечение условий, удобных для него, снимающих его скованность. Конечно, при этом большую роль играют психологические и даже конституциональные свойства партнера. То же самое относится и непосредственно к вам. Любые переговоры, один из участников которых находится под давлением или испытывает четко выраженное чувство недовольства, имеют весьма малые шансы на успех. И наоборот, чем лучше удается настроиться на партнера по переговорам, изучить его потребности, сильные и слабые стороны, вкусы и страхи, тем больше шансов на плодотворное общение. Далее будут освещены основные приемы формирования аттракции с целью расположения к себе партнера по переговорам.

    Готовясь к переговорам, надо иметь ввиду, что уже на этой стадии происходит установление рабочих отношений с партнером. Стороны, как правило, вступают в переговоры, обсуждая, например, повестку дня и процедурные вопросы. Первые чисто «технические» сбои здесь могут негативно сказаться на дальнейшем ходе переговоров. Поэтому не стоит с пренебрежением относится к подобным «мелочам». Характер отношений с партнером по переговорам также оказывает значительное влияние на результат.

    Рассматривая непосредственно процесс ведения переговоров, многие исследователи отмечали, что он — в зависимости от задач, которые решают его участники — может быть подразбит на несколько этапов. Даже в тех случаях, когда партнеры совершенно искренне стремятся найти совместное решение обсуждаемой проблемы, на пути к конечному результату им надо пройти эти этапы. В противном случае существует опасность либо завершить переговоры неудачным решением, либо вообще упустить возможность выйти на договоренность.

    В самом общем виде можно говорить о трех основных этапах ведения переговоров:

    — взаимное уточнение интересов, точек зрения, концепций и позиций участников;

    — их обсуждение (выдвижение аргументов в поддержку своих взглядов, предложений, их обоснование);

    — согласование позиций и выработка договоренностей.

    Разумеется, выделенные этапы следуют не строго друг за другом. Уточняя позиции, стороны могут и согласовывать сразу ряд вопросов или отстаивать свою точку зрения (возможно, организовав для этого специальные рабочие органы — экспертные группы), а в конце переговоров участники могут вновь перейти к уточнению отдельных элементов своих позиций. Однако в целом последовательность в решении указанных задач должна сохраняться. Ее несоблюдение может вести к значительному затягиванию переговоров, а то и их срыву.

    Кроме этапов процесс ведения переговоров предполагает использование определенных способов подачи позиции на каждом из них. Возможные способы подачи позиции вытекают из логики соотношения интересов сторон. В процессе переговоров стороны редко воспринимают абсолютно точно объективную ситуацию. Ведя переговоры, каждый участник сознательно или бессознательно акцентирует внимание на тех проблемах, которые он считает первоочередными, и в то же время может умалчивать о других. Выдвигая свои предложения, аргументируя их, стороны соответствующим образом представляют свою позицию, стремясь при этом повлиять на партнеров, на их оценку возможных исходов переговоров. Ведя переговоры, их участники могут указывать либо на то, что их объединяет, либо на то, что является различным. Кроме того, члены каждой делегации информируют своих партнеров по тем или иным вопросам собственной позиции, тем самым открывая ее, в то время как другая часть позиций по ряду соображений является закрытой.

    Итак, выделяются четыре основных способа подачи позиции, которые могут быть использованы участниками переговоров при их ведении:

    — открытые позиции;

    — закрытые позиции;

    — подчеркивание общности в позициях;

    — подчеркивание различий в позициях.

    Использование способа подачи на конкретном этапе будет составлять тактический шаг.

    В каждом выступлении участников переговоров может содержаться как один способ подачи позиции, так и все четыре. Соответственно и выступление может состоять из одного или нескольких тактических шагов. Подчеркивание общности и открытие позиции являются неким аналогом «мягкого», кооперативного поведения, а подчеркивание различий и закрытие позиций — аналогом жесткого, конкурентного типа ведения переговоров. Какую стратегию выбрать — подсказывает логика ситуации. Как правило, используется пропорциональное соотношение использования позиций, универсального решения нет.

    Обобщая структурные элементы непосредственно процесса ведения переговоров и способы подачи позиций, в качестве ориентира при ведении переговоров удобно использовать следующую таблицу:

    Способы

    Этапы 

    1.Открытие
    позиции

    2.Закрытие
    позиции

    3.Подчеркивание
    общности

    4.Подчеркивание
    различий

    А.Уточнение

    позиций 

      

      

      

      

    В.Обсуждение

    позиций 

      

      

      

      

    С.Согласование

    позиций 

      

      

      

      

    При этом в ходе переговоров полезно иметь ввиду следующие вопросы:

    — на каком этапе в данный момент находится процесс переговоров;

    — достаточно ли адекватно своим задачам используются способы подачи позиции;

    — есть ли резкое изменение соотношения способов подачи позиции у партнера;
    — каковы причины изменения поведения партнера на переговорах (изменение внешних обстоятельств, ошибки, связанные с процессом ведения переговоров, какие-либо иные причины).

    И, наконец, несколько слов о последней стадии переговоров, значение которой ни чуть не меньше первых двух.

    Выше отмечалась важность такого фактора на переговорах как репутация. Добавим, что репутация — это та сфера явлений, которая может сохраняться достаточно долго несмотря даже на то, что факты могут противоречить ей. Поэтому нарушение выполнения договоренностей может негативно сказаться не только на дальнейшем взаимодействии с этим партнером, но и с другими, поскольку информация о степени надежности партнеров быстро распространяется.

    Часто на анализ переговоров просто не остается времени. В лучшем случае подводятся итоги содержательной части — что было сделано. Вопросы же о том, как были достигнуты договоренности, участники переговоров зачастую не рассматривают вообще. Такое игнорирование анализа процессуальной стороны может впоследствии обернуться неудачами и содержательного плана. Поэтому каждый раз по завершении переговоров их участникам целесообразно обсудить следующие вопросы: — что, какие действия способствовали успеху переговоров;- какие возникали трудности, как эти трудности преодолевались;- что не было учтено при подготовке к переговорам и почему;- какие неожиданности возникли в ходе ведения переговоров;- каково было поведение партнера на переговорах;- какие принципы ведения переговоров возможно и нужно использовать на других переговорах.

    Переговоры являются неотъемлемой частью деловых контактов. Американские специалисты считают переговоры «острием экономических отношений». Помимо хорошего знания предмета обсуждения необходимо владеть техникой ведения переговоров, получить определенную профессиональную подготовку.

    В отличие от зарубежных коллег, которые с юности овладевают переговорным процессом (а рынок без переговоров немыслим), для российских предпринимателей это совершенно новая область деятельности. Отсюда и соответствующее отношение к переговорам. В одних случаях — это просто растерянность, в других — наши предприниматели прибегают к методам, усвоенным при командно-административной системе. В результате переговоры «не идут», партнеры терпят убытки, а иногда безвозвратно теряют возможность наладить взаимовыгодные внешнеэкономические связи. Выход один — научиться искусству ведения переговоров.

    Для участников переговоров главное не иметь набор готовых рецептов, а понимать для чего нужны переговоры, какие возможности они открывают, каковы основные принципы анализа ситуаций, возникающих во время переговоров.

    В процессе ведения переговоров поведение участников может соответствовать трем различным подходам. Первый подход отвечает идее противостояния сторон. Стол, за которым ведутся переговоры, уподобляется своеобразному полю битвы. Согласно данной логике участники переговоров рассматриваются в качестве солдат, призванных отстоять ранее утвержденные позиции. Основной девиз таких переговоров можно выразить словами «кто — кого» или «перетягивание каната».

    Степень противостояния может меняться в широких пределах: от простого желания добиться торговых уступок до стремления добиться от партнера по переговорам максимума возможного. Такой подход связан со многими негативными моментами. Участники переговоров могут чувствовать себя ущемленными. Дальнейшее сотрудничество может оказаться под вопросом. «Выигрыш» на одних переговорах может повлечь за собой стремление партнера «взять реванш» на других.

    Второй подход можно считать противоположностью первого. Стороны занимают дружеские позиции. Более слабая сторона ожидает от партнера по переговорам «дружеского» к себе отношения и ведет себя заискивающе. На практике второй подход встречается редко.

    Наконец, третий подход основан на понимании сторонами необходимости поиска взаимоприемлемого решения. Участники переговоров совместно анализируют ситуацию и заняты поиском таких решений, которые в максимальной степени отвечали бы интересам обеих сторон. Третий подход может быть назван партнерским. Сказанное вовсе не означает, что в поведении партнеров присутствуют элементы альтруизма. В философском плане партнерский подход основан на теории «разумного эгоизма», развитой французскими мыслителями ХVIII века. Эта теория развивает идеи сознательного подчинения собственных интересов общему делу с тем, чтобы общий «выигрыш» позволил реализовать уже личные интересы.

    В основу подхода, получившего название «совместный анализ проблемы», положены два принципа теории «разумного эгоизма»:

    — тщательный анализ интересов, в т.ч. собственных;

    — собственные интересы реализуются полнее, если партнер достигает своих интересов.

    Такой подход продуктивен, но он предполагает более высокий уровень доверия между партнерами. Только «открыв карты», можно реально анализировать ситуацию. Доверительность отношений должна сочетаться с необходимостью сохранять коммерческие тайны.

    На практике трудно встретить «чистые» варианты вышеописанных подходов. Скорее можно говорить об ориентации участников переговоров на один из подходов. И все же развиваясь, усложняясь, индивидуализируясь, деловой мир движется по пути все большей ориентации на партнерские отношения.

    Реальная практика не исключает встречи с партнером, использующим разного рода «грязные уловки». Эти приемы необходимо знать и уметь их нейтрализовать. Одно из старых правил состояло в «максимальном завышении начального уровня». В ходе переговоров один из партнеров стремился как можно дольше отстаивать эту крайнюю позицию. Часто этот прием предусматривал включение таких пунктов, от которых впоследствии можно было безболезненно отказаться, выдавая это за уступку и ожидая аналогичных шагов от партнера по переговорам.

    Этот прием часто приводит к отрицательным последствиям. Подобное поведение вызывает недоверие, да и современные методы оценки потенциала сторон оставляют мало возможностей для его использования.

    Другой прием, близкий к описанному — «расстановка ложных акцентов в собственной позиции» и как один из вариантов этого приема — внесение явно неприемлемых для партнера предложений. Этот тактический прием заключается в том, что демонстрируется, например, крайняя заинтересованность в решении какого-либо вопроса, хотя на самом деле этот вопрос является второстепенным для данного участника переговоров. Мотивы такого поведения могут быть различными. Иногда это делается непосредственно для торга: вопрос в дальнейшем снимается, чтобы получить необходимые решения по другому, более важному вопросу.

    Прием «вымогательства» также близок к только что описанным приемам завышения начальных требований и расстановке ложных акцентов. Различия скорее в том, когда эти приемы используются. Если применение первых двух наиболее характерно для начала переговоров, то вымогательство обычно используется в конце, когда стороны подошли к подписанию договоренностей. Иногда этот прием называется «выдвижением требований в последнюю минуту», поскольку нацелен именно на завершающий этап переговоров. Одна из сторон в конце переговоров, когда практически становится очевидным успешное их завершение, вдруг выдвигает новые требования. При этом она исходит из того, что ее партнер, будучи крайне заинтересованным в подписании достигнутых договоренностей, пойдет на уступки. Последствия такого поведения достаточно очевидны. Конечно в этом случае, можно получить некие уступки от партнера. Но какими будут после завершения переговоров отношения между их участниками представить не трудно. Более того, репутация в современном деловом мире значит порой значительно больше, чем получение конкретных прибылей и преимуществ.

    В более широком контексте прием «вымогательства» по своей природе близок другому приему — «постановке партнера в безвыходную ситуацию». Довольно образно этот прием описан американским исследователем — Т.Шеллингом. Два грузовика мчатся навстречу друг другу по узкой дороге. Приблизившись, один водитель на глазах у другого выбрасывает свой руль в окно. У второго водителя два возможных варианта поведения: либо съехать на обочину, либо врезаться в него. Разумеется, первый водитель может и добиться уступки, но он, с одной стороны, рискует причинить себе значительный ущерб в случае столкновения, с другой — вызывает отрицательную оценку своего поведения с этической точки зрения. На переговорах — поставить партнера в безвыходную ситуацию – это, вероятнее всего, риск сорвать их. Соглашение же, полученное таким путем, вряд ли будет прочным. В лучшем случае можно добиться каких-то временных уступок, но не обойдутся ли они потом втридорога?

    Довольно часто в рамках концепции торга, кроме вымогательства и постановки партнера в безвыходную ситуацию, используются другие приемы, связанные с оказанием на него давления. Один из них — «ультимативность требований»: либо вы соглашаетесь на наше предложение, либо мы уходим с переговоров. Понятно, что разговор с помощью ультиматума — это уже не переговоры, а попытка решить проблему в одностороннем порядке. Другой тактический прием — «угроза». В принципе отличие этих двух приемов состоит в том, что, если первый относится к предложениям, то угрозы могут быть выдвинуты по любому поводу.

    «Выдвижение требований по возрастающей.» Видя, что партнер соглашается с вносимыми предложениями, выдвигают все новые и новые. Эта тактика, например, была использована премьер-министром Мальты на переговорах с Великобританией по поводу размещения на территории Мальты воздушных и морских баз. Каждый раз, когда Великобритания считала, что соглашение уже достигнуто, ей говорилось: «Да, конечно, согласны, но есть еще проблема». В итоге эти небольшие проблемы обернулись для нее 10 миллионами фунтов стерлингов или гарантированием работы для всех докеров и рабочих баз на протяжении всего действия этого договора.

    Еще один прием — «салями». Он состоит в том, что информация о собственных интересах, оценках и т.д. дается очень маленькими порциями по принципу нарезания колбасы салями — отсюда и название. Смысл приема в том, чтобы заставить партнера первым «раскрыть свои карты», а там уже в зависимости от этого соответствующим образом действовать. Применение этого приема оборачивается искусственным затягиванием переговоров в ущерб делу.

    «Дача заведомо ложной информации или блеф». В целом этот прием исчезает из арсенала средств участников переговоров, поскольку в современных условиях его использование может стать легко и быстро очевидным, что ведет к потере репутации данного участника переговоров.

    Назовем еще два приема. Один из них — «отказ от собственных предложений», когда партнер готов пойти на их принятие. Цели здесь могут быть различными: и затягивание переговоров, и попытка «выторговать побольше», и нежелание вообще чего-либо решать с помощью переговоров. Другой тактический прием — «двойное толкование». Он предполагает следующее. Стороны в результате переговоров выработали некий документ. При этом одна из сторон «заложила» в формулировки двойной смысл, который не был замечен ее партнером, с тем, чтобы трактовать соглашение в своих интересах, якобы не нарушая его. Понятно, что подобное поведение может нести в себе весьма большую опасность.

    При ориентации на дружеский подход (что все же бывает редко) характерно принятие практически любых предложений партнера, значительные уступки, при которых ничего не требуют взамен, «прямое открытие позиций».

    При реализации сторонами партнерских отношений центральным звеном становится совместный анализ проблемы, совместное творчество. Чем полнее и глубже будет проанализирована проблема, тем больше шансов найти разрешение имеющих место противоречий. Поэтому любые действия, направленные на изучение проблемы, играют положительную роль. Информация о положении дел должна быть доступна участникам переговоров. При ориентации на совместный с партнером анализ проблемы надо высказать свою точку зрения, выслушать партнера, сопоставить их.

    В большинстве случаев начинать целесообразно с анализа общих интересов и моментов, а через них выходить на определение возможной общей зоны решения. Даже если стороны, вступившие в переговоры, находятся в состоянии конфликта, необходимо постараться избежать подчеркивания различия на начальном этапе ведения переговоров.

    Одной из продуктивных тактик ведения переговоров может быть «постепенное повышение сложности обсуждаемых вопросов». Эта тактика предлагает сначала обсудить наиболее легкие вопросы. Их решение оказывает положительное психологическое воздействие на участников переговоров, демонстрирует возможность достижения договоренностей. Использование приема «постепенного повышения сложности» может быть весьма продуктивным. Решение сначала более легких вопросов создает благоприятную психологическую атмосферу на переговорах, показывает, что проблемы, в принципе, решаемы.

    К изложенному приему примыкают действия, направленные на «поиск общей зоны решения», т.е. стороны сначала приходят к согласию относительно содержания совместного документа, иными словами определяется зона возможных решений или по определению американских исследователей У.Зартмана и М.Бермана «общая формула решений». Итак, достигнув договоренности по принципиальным вопросам, стороны отрабатывают детали соглашения. Такое двухступенчатое ведение переговоров позволяет значительно экономить время.

    Заслуживает одобрения разработка и внесение таких предложений, которые бы способствовали реализации обоюдных интересов, т.е. предложений, на которые партнер мог бы ответить утвердительно. Иногда, партнер по переговорам согласен с существом предложений, но находит сами формулировки неприемлемыми.

    Конечно, совместный анализ разногласий не предполагает обмен одними комплиментами. Возможны и необходимы возражения. Однако их смысл принципиально отличен от разногласий в условиях торга. Там возражения — один из инструментов манипулирования поведением партнера, здесь — инструмент анализа проблемы. Важна форма изложения возражений. Они должны быть хорошо аргументированы и ориентированы не на защиту собственной позиции, а на поиск согласования интересов.

    В ходе переговоров бывает полезно «разделить проблему на отдельные составляющие», а не пытаться сразу решить проблему. Разложив проблему, участники переговоров смотрят, возможно ли достижение договоренности по каждому элементу. Если — нет, то может быть целесообразно вынести некоторые из них «за скобки», иными словами — не рассматривать. Конечно, в этих условиях не будет достигнуто всеобъемлющего соглашения. Однако в целом ряде случаев наличие такого частичного соглашения будет значительным шагом вперед по сравнению с отсутствием какой бы то ни было договоренности.

    Иногда действия партнера нельзя отнести к тому или иному подходу. Похожие внешне они могут иметь различный смысл. В качестве примера может быть приведен хорошо известный прием «пакетирования», когда несколько предложений или вопросов увязываются и предлагаются к рассмотрению в виде «пакета», т.е. обсуждению подлежат не отдельные предложения или вопросы, а их комплекс. В процессе переговоров используются два вида «пакета», но один из них отражает концепцию торга, другой — совместный с партнером анализ проблемы.

    Использование «пакета» в рамках торга предполагает увязывание привлекательных и малопривлекательных предложений в один «пакет». Автор «пакета» исходит из крайней заинтересованности партнера в нескольких предложениях из этого «пакета» и надеется на одобрение всего пакета. Тем самым автор «пакета» открывает свою позицию. После дискуссии стороны приходят к какому-либо решению.

    Иногда «пакет» возникает в результате дискуссии, или предлагается в начале переговоров, если стороны хорошо знают позиции друг друга. «Пакет», обсуждаемый с партнером, предполагает размен уступок и увязку его в «пакете».

    Другой прием характерен для многосторонних переговоров и предполагает разработку «блоковой тактики», заключающейся в согласовании действия с партнерами, выступающими единым блоком. При большом числе сторон, участвующих в переговорах, сначала предлагается найти решения для части из них и тем самым облегчить поиск конечного решения. В других случаях этот прием используется в прямо противоположных целях, а именно: не дать провести решение путем, например, выдвижения альтернативного предложения от блока.

    Приведенные примеры показывают, что внешне одинаковые действия для участников переговоров могут иметь различный смысл. Если партнер прибегает к подобным действиям, то необходимо прежде всего понять, какие цели он при этом преследует.

    Как быть, если партнер использует различного рода «грязные уловки», недозволенные приемы? Это один из основных и, пожалуй, наиболее сложных вопросов, с которыми сталкиваются участники переговоров. Одно из основных правил при ведении переговоров с партнером, применяющим подобного рода приемы, — не отвечать взаимностью. Второе, что имеет смысл сделать — это проанализировать причины, по которым партнер ведет себя «недостаточно честно». В зависимости от результатов анализа следует в дальнейшем строить и свою линию поведения. Возможно в данной ситуации целесообразно обратиться к иной альтернативе и решать проблему либо на односторонней основе, либо совместно с другим партнером. При этом не стоит резко прерывать переговоры. Поведение, ориентированное на «хлопанье дверьми», не лучший выход из данной ситуации. Оно осложняет в дальнейшем продолжение диалога.

    Наиболее разумное поведение в условиях конфронтационного подхода — попытаться изменить игру, показав, что в интересах обеих сторон отказаться от концепции торга и направить совместные усилия на поиск решения проблем. Делать это необходимо без излишних демонстраций, рационально и аргументировано.

     

     

     

     

     

     

     

    ТЕМА 6. ВЫБОР ТЕХНИЧЕСКИХ УСТРОЙСТВ В ДЕЛОВОМ ОБЩЕНИИ

     

    В процессе общения субъект и объект управления обмениваются информацией, которая передается в форме управленческих решений, замыслов, идей, отчетов, докладов, сообщений и т.д. Не менее важен также осуществляемый в ходе устного делового общения обмен интересами, настроениями, чувствами. В этом случае деловое общение в управлении и само управление деятельностью объекта управления предстает как коммуникативный процесс. Комплекс знаков (речь, жесты и т.д.), используемый в данном случае, направлен на обеспечение исполнения принятого решения.

        Важно учитывать, что коммуникативные процессы между персонифицированными субъектом и объектом управления (т.е. между начальником и подчиненным) существенно отличаются от информационного обмена в технических устройствах. М.Р. Битянова отмечает: Межличностная коммуникация и по своему содержанию и по своей форме обладает важными специфическими чертами. Эта специфика проявляется в следующих особенностях:

        а) в характере процесса обратной связи;

        б) наличии коммуникативных барьеров;

        в) наличии феномена коммуникативного влияния;   

        г) существовании различных уровней передачи информации.

    С точки зрения эффективности управления, для руководителя очень важно понимание этих особенностей и их учет в повседневной деятельности.

       Коммуникативная сторона охватывает средства коммуникации, которыми являются следующие знаковые системы:

    а) вербальные средства коммуникации — речь, пара- и экстралингвистические системы (интонация, неречевые вкрапления в речь — паузы и т.п.);

    б) невербальные, или экспрессивные средства коммуникации — оптико-кинетическая система знаков (жесты, мимика, пантомимика), система организации пространства и времени коммуникации, система контакта глазами.

       Деловое общение – это прежде всего коммуникация, т.е. обмен информацией, значимой для участников общения. Коммуникация должна быть эффективной, способствовать достижению целей участников общения, что предполагает выяснение следующих вопросов: каковы средства коммуникации и как правильно ими пользоваться в процессе общения; как преодолеть коммуникативные барьеры непонимания и сделать коммуникацию успешной?

    Как известно, выбор технических средств определяется участниками коммуникационного процесса и их финансовыми возможностями.

    Наиболее распространенными техническими средствами информирования являются системы радиовещания и телевидения. Однако в деловом общении имеется широкий набор технических средств, которые относятся к классу документальной электронной связи.

    В современную информационную эпоху понятие «язык общения» имеет двоякую нагрузку. Первое это его традиционные задачи выражения своих мыслей в процессе изложения их речи, в деловом письме, в художественных произведениях. Второе, это передача информации на расстояние, ввод ее в Банки данных, в компьютеры, на оптические диски, поиск информации в многочисленных информационных системах. Последнее имеет свои особенности. Помимо того, что появились много новых слов и требуется соответствующая стандартизированная терминология, разработаны программные и технические средства, являющиеся неотъемлемой частью  современного «языка общения».

    Технические средства имеют определенный набор символов, т.е. клавиатуры аппаратуры передачи данных не может быть неограниченной, кроме того она для многих стран не только устойчива, но и настолько широко внедрена, что любое ее радикальное изменение исключено. К сожалению, не все лингвисты это учитывают, предлагая символы, которые почти невозможно включить в стандарты, ввиду трудностей включения их в клавиатуру.

    К техническим средствам информирования относятся: факс, факс-модем, сканер (ручной, листовой, планшетный), электронная почта, телеконференция, пейджер (сигнальный, голосовой, цифровой, текстовый), персональный электронный секретарь.

    Среди технических средств обсуждения самым распространенным является телефон, сотовый телефон (основан на использовании радиосигналов).

    Технические средства демонстрации предназначены для реализации любых типов видеоконференций – от телевизионных «мостов» до компьютерной видеоконференции.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ТЕМА 7. СПЕЦИФИКА ОБЩЕНИЯ ПО РАДИО И ТЕЛЕВИДЕНИЮ

     

    Анализируя особенности общения по радио и телевидению, выделим два ключевых момента: 1) влияние характера радио- и телевизионной аудитории на поведение выступающих; 2) факторы, определяющие привлекательность или непривлекательность образа выступающего в глазах аудитории.

    Рассматривая характерные особенности радио- и телевизионной аудитории, отечественный психолог А.А. Леонтьев обратил внимание на ряд психологических трудностей, с которыми не встречается выступающий в «живой» аудитории, но которые возникают у человека во время выступления по радио или телевидению.

    Во-первых, коммуникатор не видит своей аудитории, следовательно, он лишен возможности непосредственно регулировать средства воздействия на слушателей, сообразуясь с их реакцией. Чтобы выйти из затруднения, вызванного отсутствием обратной связи, необходимо прогнозировать, представить, как эта невидимая аудитория может реагировать на то, что было сказано. Оптимальный путь такого прогнозирования, по-видимому, предполагает как бы мысленное сужение этой аудитории до «своей», до той, которую коммуникатор хорошо знает.

    Во-вторых, радио- и телевизионная публика не просто рассредоточена в пространстве — она рассредоточена психологически.» Люди становятся радио- или теле аудиторией случайно, без объединяющего их мотива, интереса, цели. Если обычный оратор имеет дело с людьми, уже заведомо представляющими собой некоторое психологическое единство, то в условиях радио или телевидения публичное выступление требует с самого начала усилий по привлечению внимания слушателей/зрителей, включая специфическое построение самого выступления, особую манеру поведения выступающего, т.е. все, что могло бы их заинтересовать. И хотя иногда интерес может вызвать сама тема выступления или популярность передачи, в которую приглашен выступающий, все-таки чаще всего коммуникатор сталкивается с необходимостью самому «подготовить почву» в умах зрителей или слушателей для восприятия своего выступления.

    В-третьих, аудитория телевизионного и радиовыступления практически не поддается «заражению», поэтому манера обращения, сам способ говорить с нею должен отличаться от обычной публичной речи. Восприятие массовой коммуникации, особенно телевидения, очень зависит от той малой группы, в составе которой человек слушает

    или смотрит передачу. Интерес к передаче и мнение об ее достоинствах и недостатках складываются обычно как единое мнение семьи или другой группы людей, воспринимающей се совместно. Поэтому выступление должно не только привлекал» внимание (интерес), но и постоянно поддерживать его.

    В-четвертых, человек слушает и смотрит радио- и телепрограммы, так сказать, в «мягких туфлях», в домашней обстановке, что не может не влиять на требования как к форме, так и к содержанию выступления. От публичного выступления по радио и телевидению ожидается, с одной стороны, сохранение некоторой отстранённости, а с другой — доверительность, неофициальность.

    В-пятых, аудитория радио и телевидения гораздо более разнообразна, чем аудитория «живого» публичного выступления. Поэтому выступающий должен ориентироваться на очень разный уровень слушателей/зрителей.

    Итак, ясно, что аудитория, с которой, имеет дело выступающий по радио или телевидению, определяет особые требования к его речевому поведению.


    Образ выступающего Не менее важным социально-психологическим моментом является

    то, как воспринимают самого выступающего зрители или слушатели, какой образ формируется в их представлении. Аудитория, на которую хочет воздействовать оратор, оценивает то, что он говорит, как он говорит и каков сам выступающей. От этой оценки во многом зависит, будет принята или отвергнута предлагаемая информация, как будут поняты передаваемые сообщения, повлияет ли переданное сообщение на действия зрителей/слушателей и т.д.

    Не только на коммуникатора, но и на аудиторию психологический контекст их собственного восприятия обычно действует как некая скрытая сила. Люди испытывают на себе результаты ее действия, но не всегда могут объяснить, что именно и почему определило их окончательное впечатление от конкретной теле- или радиопередачи. Иногда одного появления на экране или первых слов зазвучавшего по радио голоса достаточно, чтобы привлечь внимание зрителей и слушателей. Бывает и по-другому: выступающий говорит правильные вещи, но они не вызывают ответного интереса или даже возникает чувство неловкости за человека в кадре или у микрофона.

    Между восприятием образа выступающего и воздействием его сообщения обнаружена следующая связь: если у аудитории складывается положительный образ коммуникатора, то это, как правило, содействует положительному восприятию его сообщения, и наоборот.

    Важно учитывать, что при формировании образа коммуникатора в равной степени имеют значение два ряда факторов, определяющих отношение, во-первых, между коммуникатором и сообщением, во-вторых, между коммуникатором и аудиторией.

    Каждый ряд содержит свою систему характеристик.

    Наиболее значимы для первого ряда отношений следующие характеристики коммуникатора:

    • знание того, о чем он говорит;

    • его искренность, правдивость, убежденность в том, что он говорит;

    • умение донести свои знания, мысли до аудитории.

    Среди характеристик, наиболее значимых для
    второго ряда отношений, можно назвать следующие качества коммуникатора;

    • знание своей аудитории;

    искреннее уважение к аудитории;

    • умение общаться с ней на равных, не поучая, не заискивая, не занимаясь самолюбованием.

    Аудитория тонко чувствует отношение к себе. Степень ее доверия и симпатии к выступающему зависит от таких его важных качеств, как авторитетность и компетентность, внешняя привлекательность и тактичность.

    На разных этапах общения эти качества могут играть разную роль. Например, на начальной стадии эффект привлекательности может возникнуть лишь благодаря внешности выступающего и его манере держаться, а представления о компетентности и авторитетности формируются на основе информации о его образовательной подготовке и социальном положении. Однако, чем длительнее общение, тем большее воздействие будут оказывать

    перечисленные выше характеристики коммуникатора в отношении как к аудитории, так и к тому, о чем он говорит. Незаинтересованное, формальное выступление оставляет людей равнодушными, высокомерие вызывает неприязнь. При этом важно знать, что даже хороший оратор или квалифицированный журналист не может скрыть своей внутренней позиции, если она не совпадает с тем, что он говорит. Достаточно точно установлено, что, когда человек неискренен, некоторые характеристики его голоса меняются определенным образом, не говоря уже о более доступных наблюдению сигналах мимики к жестов.

    Таким образом, без учета рассмотренных выше социально-психологических особенностей общения но радио и телевидению невозможно понять задач;;, которые необходимо решить режиссеру, редактору и, конечно, самому выступающему в процессе подготовки его радио- или телевизионного выступления.

    Обращаясь к собственно речевому поведению на радио и телевидении и принципам его организации, важно помнить следующее:


    Нельзя повторить дважды только что сказанное в эфире, следовательно, необходимо ориентироваться на первоначальное восприятие текста аудиторией, так как «вторичного» восприятия из эфира быть не может.

    • Зрителями или слушателями вашего выступления будут люди:

    разных возрастов, профессий, разного культурного уровня и , интересов.

    • Встреча с вами на экране или по радио для многих из них явится, скорее всего, случайной.

    Учет этих ключевых моментов предполагает, что теле- или радио речь должна быть конкретной и доходчивой по содержанию, непринужденной по тону, т.е. организована по типу неофициальной беседы (разумеется, за исключением случаев официального заявления). Таким образом, выступление будет максимально эффективным, если оно оптимальным образом сочетает элементы социальной и личностной ориентированности общения.

    Вместе с тем такое сочетание не может не быть противоречивым, задавая внутреннюю конфликтность речи, в чем также нужно отдавать себе отчет. Противоречие возникает, с одной стороны, между реально существующим односторонним контактом выступающего в кадре или перед микрофоном со зрителями или слушателями и необходимостью при этом имитировать двусторонний контакт; а с другой — между заранее подготовленным письменным текстом и устной формой его воспроизведения: речевой поток, который должен восприниматься как спонтанный, на самом деле таким не является.

    Помимо этого интонация речи, используемой в массовой коммуникации, отличается от интонации непринуждённого межличностного общения «нейтральностью» мелодии основного тона. Коммуникатор не повышает голос до крика и не понижает до шёпота, каждое слово произносится более или умение чётко – не проглатывается, как это имеет место в общении лицом к лицу. Редукция безударных гласных менее выражена, паузы между словами, речевыми тактами не выходят за рамки строго обусловленных границ. На телевидении существует стереотип неречевого поведения, который ограничивает мимическую деятельность и жестикуляцию выступающего.

    Все эти характеристики обусловлены социальной ориентированностью радиовещания и телевидения. Они же требуют соединения в речевом поведении человека, выступающего в эфире, устно-литературной нормы и нормы непринуждённой разговорной речи при сохранении целенаправности, информативности, ясности сообщения. Чтобы этого достичь, необходимо строить выступление, используя принципы разговорности, диалогизации, интимизации речи. Перечисленные принципы в равной степени относятся как к «сольному» выступлению, так и различного рода беседам в эфире, будь это интервью, беседа за круглым столом, дискуссия. Разумеется, сама форма беседы предполагает, что в речь собеседников вводится приёмы ее диалогического построения. Тем не менее для человека, не имеющего большого опыта выступления по радио или телевидению, знание таких принципов может оказать существенную помощь при подготовке к выходу в эфир.

    Принцип разговорности

    Экономное использование лексики.. Восприятие устной речи затрудняется при превышении определенных порогов лексического разнообразия. Если письменная речь подразумевает развернутость словесного выражения мысли, приведения логически строгой системы аргументов, то устная речь не требует этой развернутости. Удачное сравнение, метафора или намек могут сделать больше, чем точное и строгое, но длинное доказательство.

    Четкая структурная организация выступления. Передачи разговорного жанра не терпят композиционной расплывчатости. Они должны развиваться динамично. Основная проблема здесь не столько в определении темы выступления, сколько в самоограничении; все понимают, что за несколько минут невозможно рассказать обо всем, однако многие выступающие пытаются это сделать, что в конечном счете приводит к легковесности. Специалисты указывают на важность конкретизации темы, выбор одного аспекта, наиболее важного из множества вопросов, фактов и поворотов темы.

    Выступление должно быть информационно точным, в противном случае попытка слушателя или зрителя понять, о чем идет речь, отвлечет от последующей информации. Это относится к устному слову вообще. Однако в условиях одностороннего контакта данное требование приобретает исключительное значение.

    Важно помнить:

  • Информация достигает оптимального воздействия, когда в ней содержится новизна (новость). При этом можно выделить три типа новостей, которые надо совмещать и комбинировать: новое о неизвестном; новое об известном; формирование нового отношения к фактам. Недостаток новизны стимулирует переключения внимания.
  • Интерес вызывает доказательная информация, которая опирается на эмпирический опыт аудитории, статистику, фактологический материал.
  • Начало и конец выступления имеют важную психологическую нагрузку. Если изложение интересное, то доказательность следует оставить на конец, чтобы не уменьшить значимость идеи.

    Последнее замечание свидетельствует о важности выбора такой драматургии выступления, которая бы удерживала зрителя /слушателя у экрана / радиоприемника от начала до конца.

    Композиция выступления по радио или телевидению, с одной стороны предусматривает те же структурные моменты, которые свойственны любому публичному выступлению: продуманные начало и конец, импровизацию основной части на основании продуманной линии изложения, логическую организацию материала, эмоциональную форму подачи. Наряду с этим описанные выше особенности восприятия устной речи в эфире оказывают существенное воздействие на ее композицию. Очень емко эти особенности сформулировал

    Поль Сопер: «Вводные замечания должны быть краткими, целеустремленными и интересными, все последующие – свободными от общих мест. Пример вплотную идет за примером, заранее намечены пункты, освежающие внимание. Переход от одного раздела к другому происходит быстро, фразы коротки — не более чем в 20 слов. Слово должно быть насыщено смыслом, обладать ритмом и отличаться образностью. Финал не следует затягивать: он должен состоять из одной-двух энергичных фраз или коротенького примера и ни в коем случае из пространных выводов.

    Принцип диалогизации

    Диалог представляет собой принцип взаимодействия между людьми, взаимоуправления друг другом. В речевой коммуникации диалог означает-‘ процесс, при котором люди взаимодействуют посредством выражения в словах смысловых позиции-суждении. Для реального диалога 3 необходимы следующие условия: s

    1) наличие желания и готовности у обоих партнеров выразить. свою позицию по отношению к обсуждаемой проблеме:

    2) готовность воспринять и оценить позицию партнера;

    3) готовность к активному взаимодействию;

    4) наличие у партнеров общей основы и определенных различий -в решении обсуждаемой проблемы.

    Актуальность принципа диалогизации речи по радио или телевидению определяется тем, что выступающий воспринимается публикой прежде всего как партнер по взаимодействию. Если это ожидание не подтверждается, то существенно снижается эффективность воздействия его выступления и возможность поддержания внимания и интереса.

    Вместе с тем реализация принципа диалога в теле- и радиоперадаче требует использования особых драматургических и стилистических средств. Как уже отмечалось, своеобразие радио- и телебеседы состоит в том, что собеседники присутствуют не в одном месте, а отделены друг от друга пространством, поэтому выступающий в кадре или перед микрофоном должен предугадать реакцию зрителе и слушателя и суметь ответить на нее. Беседа строится в расчете на невидимого собеседника, который мыслится как активный участника двустороннего контакта. Вот почему здесь необходимо учитывать иные, отличные от тех, что выражает говорящий, мнения и позиции по обсуждаемым вопросам, предвидеть различные точки зрения на проблему, аргументируя собственную. Слушатель/зритель должен чувствовать ход мыслей оратора: вместе с выступающим он оказывается перед проблемой и вместе с ним приходит к определенным выводам. Этот процесс можно назвать сопереживанием, параллельным мышлением.

    Таким образом, диалогизация теле- и радиопередачи заключается в том, что она композиционно построена как монолог со структурными элементами диалога, т.е. рассчитана на реакцию слушателей.

    Для диалогической речи справедливы требования к устной речи в целом, а именно: лаконичность (немногословность), простые короткие фразы. Если монологической речи предшествует выработка программы (плана) речи, адекватная реализация которой сознательно контролируется, то диалогической речи свойственна свёрнутость этапов внутренней обратной связи, отсутствие жесткого сознательного контроля за речевым потоком.

    Следующие стилистические
    приемы придают выступлению диалогический характер.

    • Вопросно-ответный комплекс (пара вопрос —ответ).

    Ход диалога зависит прежде всего от того, удачно или неудачно формулируются исходные вопросы и даются ответы на них. Именно благодаря вопросам отдельные высказывания приобретают смысл. То, что ни на что не отвечает, оказывается бессмысленным и остается за пределами диалогической ситуации.

    • Прямое и непрямое обращение к собеседнику. Набор формул прямого обращения (т.е. непосредственного обращения к собеседнику) достаточно разнообразен. Это обращения F типа «Я рад встрече с вами, дорогие радиослушатели (телезрители)» или «Мне очень важно знать ваше мнение» и т.п. К разряду непрямых обращений относятся высказывания, которые можно определить как мы высказывания. Ценность приема непрямого обращения заключается в том, что инициаторы общения говорят при этом не только от своего имени, но и от имени, самих радиослушателей и телезрителей, выражая мнения и оценки, которые у них могут возникнуть (например, « Все мы находимся под впечатлением…» или «Разве можем мы согласиться с…») .

    Оценка факта или события, о котором говорится. Для того чтобы речь воспринималась как диалогическая, важно, чтобы запланированная оценка фактов и событий подавалась так, как будто она сформировалась спонтанно в процессе взаимодействия, и у аудитории создавалось впечатление непроизвольности, непреднамеренности сделанного сообщения. Это достигается, в частности, указанием выступающего на те эмоции, которые он переживает в данный момент. Таким образом, внедрение диалога в монолог способствует развитию эмоционального начала в повествовании. Воздействие на чувства зрителя

    (слушателя) усиливает
    в нем переживание соучастия, включает в размышление, которое происходит в кадре и у микрофона.

    Принцип интимизации

    Камерность обстановки, в которой воспринимается выступление по телевидению или радио, предполагает поиск особых форм выражения, рассчитанных на каждого слушателя в отдельности. Интимизация снижает официальность общения, делает его более непринужденным. Этой цели служат разговорная экспрессивная лексика, разговорная фразеология, лексические образные средства (тропы) и синтаксические средства выразительности (стилистические фигуры). Для достижения большего контакта со зрителем/слушателем, большей доходчивости вполне допустимы использование неправильного порядка слов в предложении (инверсия), риторические вопросы, высказывания с вводными словами и предложениями и другие конструкции разговорного синтаксиса, а также соответствующая лексика. Например: «Вы поймете меня, дорогие мои женщины, поймете, потому как, кому, как не нам, пусть даже тяжело нам, сейчас, думать о будущем нашем, о детях . наших» и т.д. (из передачи Петербургского радио).

    Принцип удобства звукового воспроизводства и слухового восприятия

    Помимо рассмотренных нами принципов важным условием организации речи является то, что радио- и телетекст должен быть удобен для звукового воспроизводства и слухового восприятия.

    Полезными для практической деятельности как редактора, так и человека, выступающего по радио или телевидению, представляются следующие рекомендации С.И.Бернштейна, улучшающие восприятие высказываний:

    • Выделение в особые фразы (после точки, двоеточия, точки с запятой) придаточных предложений, вводимых союзами потому что, причем, хотя, ибо. так как и т.п., а также фраз, присоединяемых к предыдущей фразе при помощи союзов д, и, но и др.

    • Замена громоздких цитат пересказом.

    • Расчленение в необходимых случаях сложных предложений на ряд простых.

    • Замена конструкции с причастными оборотами, с отглагольными существительными, страдательными оборотами, с «нанизыванием одинаковых падежей (чаще всего родительных) синонимичными синтаксическими конструкциями (обычно с личным глаголом действительного залога).

    • Объяснение малоизвестных узкоспециальных терминов

    Умеренное использование цифрового материала (в необходимых случаях можно округлять дробные наименования н больших числах, употреблять вместо цифр слова — вдвое, больше, половины и т.д.).

    • Замена сокращенных слов (типа и т.д., и т.п., и др., т.е.} полными.

    • Обозначение апострофом места ударения в словах, вызывающих затруднения у готовящего текст.

    Таким образом, краткость фраз (на 14—15-м слове может наступить «порог внимания») и даже слов (очень длинные слова трудно произносить), их удобочитаемость и удобопроизносимость, правильно поставленное ударение, расчленение фразы при помощи интонации — необходимые условия для полного усвоения информации в телерадиопередачах.

    Одно из требований культуры звучащей речи — благозвучие. Неудачная фонетическая организация речи, затрудненная артикуляция мешают восприятию материала на слух,

    отвлекают внимание слушателя от содержания высказывания. Для выступающих по телевидению и радио важно избегать навязчивого повторения одинаковых и сходных звуков, употребления неблагозвучных словоформ, труднопроизносимых сочетаний звуков при соединении слов. В речевом потоке звуки должны быть подобраны так, чтобы речь была легко произносимой и в то же время отчетливой. Поэтому стечение многих согласных или столкновение гласных создает неблагозвучную речь. Примером могут служить фразы типа сталкивались ли ей, пробовали ли вы, я знал ее и ее июльские планы и т.н.

    Интонация — темп речи, паузы, тембр, гон речи, мелодика, логическое ударение и словоударение — воспринимается слушателем/зрителем как выражение внутреннего состояния, настроения ч искренности (или неискренности) говорящего. Само звучание речи должно вызывать определенную реакцию у аудитории. Если ожидание слушателей обмануто, если интонация не дает эмоционально-конкретного освещения смыслу, речь (ic’i-ается бездейственной.

    Таким образом, рассмотренные выше особенности радио- и телевизионной речи как устной звучащей речи, обращенной к многомиллионному слушателю и зрителю, позволяют характеризовать ее как особую форму ораторского искусства с присущими только ей принципами организации и стилистическими характеристиками.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ТЕМА 8. ПРОБЛЕМА КУЛЬТУРЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ

     

    Широкое понятие культуры непременно включает в себя то, что называют куль турой общения культурой речевого поведения. Чтобы владеть ею, важно понимать сущность русского речевого этикета.

     В коммуникации люди передают друг другу ту или иную информацию, те или иные смыслы, что то сообщают, к чему то побуждают, о чем то спрашивают, совершают определенные речевые действия. Однако прежде чем перейти к обмену логико-содержательной информацией, необходимо вступить в речевой контакт, а это совершается по определенным правилам. Мы их почти не замечаем, поскольку они привычны. Заметным становится как раз нарушение неписаных правил продавец обратился к покупателю на «ты», знакомый не поздоровался при встрече, кого то не поблагодарили за услугу, не извинились за проступок. Как правило, такое неисполнение норм речевого поведения оборачивается обидой, а то и ссорой, конфликтом в коллективе. Поэтому важно обратить внимание на правила вступления в речевой контакт, поддержания такого контакта — ведь без этого деловые отношения невозможны. Ясно, что осознание норм общения и речевого поведения полезно всем, а особенно людям тех профессий которые связаны с речью. Это и педагоги, и врачи и юристы, и работники сферы обслуживания и бизнесмены, да и просто родители.

    Правила речевого поведения регулируются речевым этикетом   сложившейся в языке и речи системой устойчивых выражений, применяемых в ситуациях установления и поддержания контакта. Это ситуации обращения, приветствия, прощания, извинения, благодарности, поздравления, пожелания, сочувствия и соболезнования, одобрения и комплимента, приглашения, предложения, просьбы совета и мн. др. Речевой этикет охватывает собой все, что выражает доброжелательное отношение к собеседнику что может создать благо приятный климат общения Богатый набор языковых средств дает возможность вы брать уместную для речевой ситуации и благоприятную для адресата ты- или вы форму общения, установить дружескую, непринужденную или, напротив, официальную тональность разговора.

    Важно подчеркнуть, что в речевом этикете передается социальная информация о говорящем и его адресате, о том, знакомы они или нет, об отношениях равенства/неравенства по возрасту, служебному положению, об их личных отношениях (если они знакомы), о том, в какой обстановке (официальной или неофициальной) происходит общение, и т.д. Так, если кто то говорит другому — Доброго здоровьица! — то нет сомнения, что это пожилой житель деревни или выходец из нее. Если кто то бросает — Привет! — значит, обстановка неофициальная, находятся в равных, непринужденных дружеских отношениях. Но представьте себе, что «Привет!» ученик скажет учителю!

    Таким образом выбор наиболее уместного выражения речевого этикета и составляет правила (да и искусство) вступления в коммуникацию.

    Употребляя выражения речевого этикета, мы совершаем сравнительно несложные речевые действия обращаемся, приветствуем, благодарим… Но почему же в языке существует такое множество способов это делать? Ведь у нас до сорока выражений применяемых в приветствиях (у японцев более пятидесяти!), множество форм прощания, благодарности и т.п. А сколько возможностей осуществить просьбу: Я прошу Вас сделать это; Просьба не шуметь; Сделайте это, пожалуйста; Если Вам не трудно, подвиньтесь пожалуйста; Вы не могли бы подвинуться?; Вам не трудно подвинуться?; У Вас не найдется, чем записать? — и так до сорока моделей. А все дело в том, что каждое выражение мы выбираем с учетом того, кто — кому — где — когда — почему   зачем    говорит. Вот и получается, что сложная языковая социальная информация заложена как раз в речевом этикете в наибольшей степени.

    Зададимся вопросом, почему же выражения речевого этикета обладают «волшебной силой», почему их правильное применение приносит людям удовлетворение а неисполнение в нужной ситуации ведет к обиде? Думается можно выделить несколько сущностных признаков речевого этикета, объясняющих его социальную остроту.

    Первый признак связан с неписаным требованием общества к употреблению знаков этикета. Хочешь быть «своим» в дан ной группе — большой или малой, национальной, социальной,— исполняй соответствующие ритуалы поведения и общения.

    Второй признак связан с тем, что исполнение знаков этикета воспринимается адресатом как социальное «поглаживание». Объясним это на примере из области биологии. В одном из экспериментов ученые хотели выяснить, являются ли в животном сообществе прикосновение, вылизывание, выискивание и т.п. лишь гигиенической необходимостью или это «социальная» потребность животных в контактах.

    Третий важный признак речевого этикета заключается в том, что произношение этикетного выражения представляет собой речевое действие, или речевой акт, т. е. выполнение конкретного дела с помощью речи. Известно, что для осуществления множества действий, состояний речь не нужна.

    Четвертый признак связан с третьим и касается самой структуры высказываний в которых открытыми оказываются «я» и «ты»: Я благодарю Вас; Извините меня. Это открытое, эксплицитное представлена коммуникантов в грамматике предложения, но может быть и скрытое, имплицитное, семантическое представление их, как в благодарности Спасибо или извинении Виноват которые, в силу синонимии, функциональной эквивалентности с представленными ранее, содержат в глубинной структуре «я» говорящего и «ты» адресата (Я говорю Вам) спасибо. Поскольку коммуниканты открыты в структуре выражений речевого этикета, сила его воздействия проявляется ярко.

    Пятым важным признаком речевого этикета можно считать его связь с категорией вежливости. С одной стороны вежливость   это моральное качество, характеризующее человека, для которого проявление уважения к людям стало привычным способом общения с окружающими повседневной нормой поведения. С другой стороны — это абстрагированная от конкретных людей этическая категория, получившая отражение и в языке, что, конечно, следует изучать лингвистике. Вежливость нужно именно выражать, демонстрировать при общении (как и любовь), потому что если я в душе кого-то уважаю, но никак этого не проявляю, уважительность к человеку окажется нереализованной явно. Особенно важно это в официальной речевой ситуации или при общении с незнакомыми людьми. Вступая в контакт с родными, друзьями, знакомыми, мы, заранее зная «меру» любви и уважения друг к другу, имеем множество способов это подчеркнуть, с незнакомыми же людьми мера хорошего отношения — это вежливость, и здесь речевой этикет незаменим. С точки зрения речевого поведения вежливость предполагает «ненанесение ущерба» речью (иначе — не оскорбление), оказание знаков внимания, одобрение (по возможности) партнера и в то же время отведение от себя комплиментов, проявление скромности в самооценках и даже некоторое преуменьшение собственных достоинств, проявление такта, не позволяющего вторгаться в личную сферу собеседника, задавать нескромные вопросы проявление желания оказать услугу, помочь тому, кто в этом нуждается. Вежливые люди в разных ситуациях и по отношению к разным партнерам ведут себя корректно учтиво, галантно. А вот неумелая и неуместная вежливость воспринимается как манерность, церемонность. При этом надо понимать, что бывает вежливость искренность, идущая от чистого сердца, а бывает вежливость маска, за внешним проявлением скрывающая иные отношения. В мимолетном общении с незнакомыми люди соприкасаются главным образом лишь своими социальными ролями: продавец — покупатель, врач — пациент, юрист — посетитель, служащий — проситель,   пассажир — пассажир, кассир — покупающий билет и т. д. В этих ситуациях вежливость маска лучше, чем открытая грубость, — так улыбаются всем и каждому американцы, так здороваются с продавцом в странах Западной Европы.

    Шестой сущностями признак связан с тем, что речевой этикет — важный элемент культуры народа, продукт культурной деятельности человека и инструмент такой деятельности. Речевой этикет, как видно из сказанного, является составной частью культуры поведения и общения человека. В выражениях речевого этикета зафиксированы социальные отношения той или иной эпохи.

    Сегодня важно не только уметь построить свое устное высказывание, убедительно отстаивая собственную позицию (естественно, с соблюдением правил культуры речевого общения), но и уметь понимать чужую речь и адекватно реагировать на нее. Причем если при контактном общении слушающий в какой-то степени может регулировать темп новой информации, переспрашивая собеседника (лектора), прося его говорить медленнее, прокомментировать какое-либо не очень понятное высказывание, то при дистантном восприятии речи (радио, телевидение) такой возможности нет. Слушающий  вынужден  воспринимать речь в том темпе, языковом оформлении и объеме, которые не учитывают его индивидуальных возможностей.

    В связи со сказанным напомним, что «античная риторика, ориентированная главным образом на судебные и парадные речи, была переработана в средние века в расчете преимущественно на сочинение писем и проповедей, а в эпоху Возрождения и классицизма — применительно ко всякой художественной прозе»

    К величайшему сожалению, современная риторика — по своему содержанию и используемым приемам речетворчества — продолжает оставаться примерно на том же уровне, что и столетия назад. Она не учитывает, во-первых, новых задач и исторических реалий, во-вторых, результатов исследований в смежных областях знаний, например данных лингводидактики о темпоральных характеристиках речи и оптимальной длительности звучания текстов в различных ситуациях и с разных источников информации, данных лингвистики о специфике лексико-грамматического оформления мысли в тех или иных ситуациях общения. А ведь подобными сведениями, полученными в результате научных исследований, давно и успешно пользуются специалисты в области обучения неродным языкам.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->