Разговорный стиль

Стилистика — раздел языкознания, объединяющий стилистику текста, стилистику художественной речи, стилистику практическую и стилистику функциональную.

 В середине 50-х гг. XX ст. на смену так называемой традиционной стилистике, развивавшейся в двух направлениях: нормативном (практическая стилистика, культура речи) и литературном (изучение языка художественной литературы), приходит функциональная, основу которой составляют стилистические исследования A . M . Пешковского, Л.В. Щербы, Г.О. Винокура, В.В. Виноградова. Дальнейшее развитие функциональная стилистика получила в работах М.Н. Кожиной, А.Н. Васильевой, О.Б. Сиротининой, М.Н. Шмелева, Т.Г. Винокур и др. На передний план она выдвигает задачу объективного исследования естественного функционирования речи, различных ее типов и разновидностей, т.е. она изучает «диалектику языка в речи» (А.Н. Васильева). Опираясь на фонологию, орфоэпию, лексикологию и грамматику, стилистика учит сознательному использованию их законов, определяет, насколько средства языка, соответствующие его нормам, отвечают целям и сфере общения, учит четко, доходчиво и ярко выражать мысль, выбирая из нескольких однородных языковых единиц, близких или тождественных по значению, но отличающихся какими-либо оттенками, наиболее точные. Речевые нормы устанавливаются при этом дифференцированно для каждого стиля и определяются на базе изучения речевого материала, реализующего именно этот стиль.

Исходя из мысли о первичности содержания, функциональная стилистика рассматривает стиль как содержательную форму. Стили потому и формируются в языке, что осознается специфика содержательной стороны каждой сферы общения, связанной с определенным видом деятельности (биосоциальной, преобразовательной, гносеологической, эстетической, коммуникативной и др.), и разрабатываются на практике те комплексы форм и функций, которые служат для выражения наиболее полного в данной сфере содержания.

Представители традиционной стилистики исходили из положения о том, что владение стилями – это искусство выражать одно и то же содержание разными формами. Функциональная стилистика является в основном стилистикой речи, тогда как традиционная была преимущественно стилистикой языка.

Кроме того, функциональная стилистика рассматривает стиль как систему статистического характера, где многообразно реализуется диалектический закон перехода количества в качество, и различия между стилями выражаются не только в наличии разных качественных признаков, но и в различных количественных проявлениях качественно общих признаков. Традиционная же стилистика изучала стили преимущественно с качественной стороны и стремилась к тому, чтобы описание стиля было списком (и как можно более полным) окрашенных элементов.

Главная задача стилистики — изучение и описание функциональных стилей, признаков и стилистических свойств отдельных языковых единиц, которые объединяют их (в пределах общей системы языка) в частные, функционально однородные подсистемы. Этим определяются основные понятия, которыми оперирует стилистика: функциональные стили и стилистические коннотации (стилистическое значение и стилистическая окраска).

Изучение стилистики в вузе имеет как теоретическое, так и практическое значение. Знания о функциональном аспекте языка, а следовательно, о языке в целом, которые дает стилистика, служат фундаментом для практической работы, повышают лингвостилистическую культуру студентов, являющуюся существенной частью их общей культуры.

Кроме того, стилистика закладывает теоретические основы культуры речи и методики преподавания языка в средней школе, она имеет важное практическое значение для разработки научных основ редактирования, решения проблем машинного перевода и т.д.

Задачами преподавания стилистики являются: изложение теоретических основ функциональной стилистики, ознакомление с ее основными понятиями, принципами речевой организации стилей, закономерностями функционирования языковых средств в речи, 2) развитие стилистического чутья, навыков и умений оценивать и правильно употреблять языковые средства в речи в соответствии с конкретным содержанием высказывания, целями, которые ставит перед собой говорящий (пишущий), ситуацией и сферой общения.

Языковые единицы, кроме основного значения (денота-ции), могут иметь дополнительные семантические или стилистические значения и окраску (стилистические коннотации), ограничивающие возможности употребления данной единицы языка определенными сферами и условиями общения.

Различаются эмоционально-экспрессивные (оценочные) и функционально-стилевые разновидности стилистических коннотаций.

Эмоционально-экспрессивные коннотации связаны с выражением отношения к предмету (в широком смысле этого слова), его оценкой: зайчишка, веточка, старушонка, директорша, лиса, заяц, медведь (о человеке), грандиозный, грядущий, труженик, административно-бюрократическая система.

Языковые средства с эмоционально-экспрессивной окраской разделяются на мелиоративные, выражающие положительное отношение (оценку) к высказываемому (энтузиаст, восхитительный, несгибаемый, одухотворенный), и пейоративные, выражающие отрицательное отношение (главарь, примиренчество, белоручка, раболепный, потворствовать, кичиться).

Среди положительных окрасок выделяются возвышенная, торжественная, риторическая (нерушимый, беззаветный, держава, чаяния, водрузить), одобрительная (изумительный, великолепный, чудесный), ласкательная (доченька, голубонька, барашек) и др., среди отрицательных -пренебрежительная (брехун, аптекарша, врачиха, болтун, замухрышка, стадо баранов, уставиться как баран на новые ворота), презрительная (анонимка, буржуй, базарная баба), неодобрительная (лежебока, брюзга, тащиться), ироническая (убить бобра -обмануться в расчетах, пролить бальзам на что-либо, калиф на час), бранная (аферистка, гад, гадюка о человеке, бюрократ, проходимец) и др.

Функционально-стилевые коннотации обусловлены преимущественным употреблением языковой единицы в какой-то определенной сфере общения. Традиционно языковые средства с функционально-стилевой окраской в русском литературном языке разделяются на книжные (К): отчизна, интеллект, уведомление, чрезмерный, крайне, весьма, читающий, ахиллесова пята, танталовы муки, ничтоже сумняшеся и разговорные (Р): читалка, дружище, ехидный, балагурить, понарассказыватъ, поставить на ноги, грамм (в родительном падеже мн. ч.), в отпуску.

Функциональный стиль — это исторически сложившаяся и общественно осознанная разновидность литературного языка (его подсистема), функционирующая в определенной сфере человеческой деятельности и общения, создаваемая особенностями употребления в этой сфере языковых средств и их специфической организацией.

Понятие о стиле (или слоге) как особом качестве речи зародилось в античной поэтике и риторике (греч. stylos — заостренная с одного конца палочка, которой писали на восковых дощечках; другой конец палочки имел форму лопатки — им разравнивали воск, стирая написанное). Древние говорили: «Поворачивай стило!», что означало в прямом смысле ‘стирай написанное’, а в переносном -работай над слогом, обдумывай написанное’. С развитием науки о языке представления ученых о том, что такое стиль, менялись. Противоречивые мнения по данному вопросу высказываются современными учеными. Однако общим является признание функциональной природы стилей, их связи с определенной сферой речевого общения и видами человеческой деятельности, понимание стиля как исторически сложившейся и общественно осознанной совокупности приемов употребления, отбора и сочетания единиц языка.

В основе классификации стилей лежат экстралингвистические факторы: сфера применения языка, обусловленная ею тематика и цели общения. Сферы применения языка соотносятся с видами деятельности человека, соответствующими формам общественного сознания (наука, право, политика, искусство). Традиционными и социально значимыми сферами деятельности считаются: научная, деловая (административно-правовая), общественно-политическая, художественная. Соответственно им выделяются и стили официальной речи (книжные): научный, официально-деловой, публицистический, литературно-художественный (художественный) [4]. Им противопоставлен стиль неофициальной речи — разговорно-бытовой — разговорный), экстралингвистической основой которого является сфера бытовых отношений и общения (быт как область отношений людей вне их непосредственной производственной и общественно-политической деятельности).

 

 

 

2. Разговорный стиль: общая характеристика; фонетические; лексические, морфологические особенности.

 

Общая характеристика разговорного стиля, его стилевые черты
Под разговорным стилем понимаются особенности разговорной речи носителей литературного языка Разговорный стиль характерен для устной формы литературного языка, однако может встречаться в письменной форме языка в некоторых жанрах, например, в частных письмах, объявлениях, объяснительных записках, записках и т.п. Разговорный стиль проявляется в основном в сфере бытовых отношений, но отдельные его особенности могут наблюдаться и в неофициальном профессиональном общении.

Данный стиль своеобразно отражается в разных типах бытовой и профессиональной речи, например, в семейной речи, в дружеской беседе, в светской беседе, в беседе коллег-профессионалов и т.д. Даже в семейной бытовой речи выделяются ее разновидности на основе разделения семьи по возрасту, полу, по отношению к семье (прямые и непрямые родственники, домочадцы), а также на основании образовательной, религиозной характеристики семьи (семья крестьянская; просвещенная интеллигентная семья; семья религиозная — нерелигиозная).

Для разговорного стиля в разных его проявлениях характерны некоторые общие стилевые черты: неофициальность, непринужденность общения; неподготовленность речи; автоматизм речи; преобладание устной формы; преобладание диалогической речи, когда говорящие принимают непосредственное участие в разговоре (хотя возможен и монолог); сопровождение речи жестами, мимикой; конкретизированный характер речи; эмоционально-оценочная информативность, аффективность речи; эллиптичность речи (пропуски слов объясняются влиянием ситуации); прерывистость, часто логическая непоследовательность речи; выражение личностного отношения к высказываемому (обычно); наличие речевых стандартов; идиоматичность речи (фразеологизмы).

Понятие разговорный стиль yже, чем разговорная речь, так как в разговорной речи могут употребляться и нелитературные элементы (просторечие, диалекты, жаргонизмы и т.д.).

Стилевые особенности разговорного стиля находят выражение в языковых средствах.

Языковые особенности разговорного стиля

Стилевые особенности разговорного стиля проявляются на всех уровнях языка (фонетическом, лексическом, морфологическом и синтаксическом).

На фонетическом уровне стилевые черты разговорного стиля проявляются в разнообразии интонации, ритма, темпа речи, в эллиптичности речиДля разговорной речи характерно убыстрение темпа, экспрессивность (выразительность), эмоциональность (выражение чувств) речи, неполное произношение звуков и слогов, усиление редукции (ослабление) гласных звуков, ассимиляция согласных звуков (уподобление рядом стоящих согласных)Например: 1″Полторы тыщи всего дали!» — с каким-то странным торжеством говорила мать… (Ю. Нагибин)[Тыщи вместо тысячи]»Здрасьте, Ван Ваныч» [Вместо здравствуйте, Иван Иванович].

На лексическом уровне своеобразие разговорного стиля проявляется в следующемВ речи широко используется лексика (слова) с конкретным значением, часто — бытового содержания, отсутствуют книжные слова с абстрактным значением, термины, новые заимствованные слова, еще не освоенные носителями языка.

Для разговорного стиля характерно употребление фразеологизмов (устойчивых сочетаний), которые делают речь выразительной, например: море по колено, с ножом к горлу пристать, тяжелый на подъем, уши вянут, средь бела дня, задать баню, валять дурака, губа не дура, вещь в себе, умыть руки, попасть впросак, ломать голову, положа руку на сердце, ума не приложу, тертый калач, переливать из пустого в порожнее, сизифов труд, ахиллесова пята, с коломенскую версту и т.п.

Часто встречаются в разговорной речи (литературной) авторские новообразования, значение которых обусловливается условиями общения, речевой ситуацией.

В разговорном стиле развита многозначность слов (полисемия), при этом происходит переосмысление известных в языке слов, так называемое индивидуально-окказиональное изменение значения слов.

Словообразовательные особенности разговорной речи связаны прежде всего с выражением оценки. Для разговорного стиля характерно употребление имен существительных и прилагательных с суффиксами оценки (ласкательности, пренебрежения, уменьшительности, увеличительности), например, -ущ- (-ющ) (большущий, здоровущий), -еньк- (-оньк-) (беленький, здоровенький), -ешенек-, -ешеньк-, -ехоньк- (-охоньк-) (седехонек, седешенек, здоровехонький), -ик, -чик (супчик, лимончик), -ек, -ок (чаек, лучок), -ец (супец), -к- (молочко), -це (деревце) и дрКроме того, большое количество суффиксов, образуя слово, также выражают оценку отношение и носят сугубо разговорный характерПриведем несколько примеров: -ага (-яга) (работяга, трудяга), -уха, -ушка (простушка, воструха), -ыга (торопыга), -ун (несун, летун) и дрРазговорные суффиксы есть и среди глаголов, например, -ану- : долбанул, стуканулРазговорную окраску имеет, например, приставка раз- (рас-), указывающая на высокую степень того, что названо в производящем слове: раскрасавица, развеселый, разлюбезныйВ разговорной литературной речи частотны сложные слова, образованные повтором одного слова, однокоренных слов или слов, близких по значению: еду-еду, иду-иду, шел-шел, тихо-тихо, тихо-мирно, тихо-претихо.

В области морфологии также можно отметить специфичность разговорного стиля.

Так, например, еще акЛ.ВЩерба писал: «Разговорная речь наша стремится к распространению форм множественного числа на ударенное -а от известной категории имен мужского рода»Ср.: профессора, учителя вместо устаревших профессоры, учители, а также свитера (разг.) и свитеры, джемпера (разг.) и джемперы, инженеры и инженера (разг.), ветра и ветры, годы и года (разг.), редакторы и редактора (разг.) и мн.др.
В родительном падеже мужского рода единственного числа встречаются окончание -а и -уСлова с окончанием -а нейтральны (т.ехарактерны для любого стиля), а слова с окончанием -у — признак разговорного стиля, ср.: таблетка анальгина — таблетка анальгину, тарелка супа — тарелка супу, бутылка кефира — бутылка кефиру.

В разговорной речи редко встречаются краткие прилагательные (типа красив, хороша и т.п.); малоупотребительны простые формы превосходной степени прилагательных (типа красивейший, интереснейший), они заменяются сложной формой превосходной степени (самый красивый, самый интересный); сложные формы сравнительной степени (типа более красивый, более умный) заменяются часто простыми формами типа красивее, умнее; принадлежностью разговорной речи являются притяжательные прилагательные с суффиксами -ин, -ов, указывающие на принадлежность отдельному лицу: папин дом, отцов характер, мамина шаль, дедова шапка.

Яркой особенностью числительных в разговорной речи является утрата склоняемости простых и особенно сложных (типа пятьсот, пятьдесят) и составных числительных (типа сто сорок пять, пятьсот восемьдесят два).

У местоимений в разговорной речи ослабляется их значение и они используются для выражения экспрессии (для создания выразительности речи), например: Пришел этот, твой, высокий.

Много своеобразия в употреблении глагольных форм в разговорной речи.Так, в разговорной речи употребляются глаголы с суффиксами -ыва-, -ива-, -ва-, обозначающие многократное действие в прошлом типа хаживал, говаривал, сиживал Эти глаголы были широко употребительны и в книжном языке XVIII-XIX веков, в современном же языке они сохранились только в разговорной речи (ср. А.Пушкина: Здесь барин сиживал и современное: Я бывала в Москве не раз).

Для разговорной речи характерно употребление междометных глаголов типа хвать, прыг, скок, бух. Данные глаголы, встречающиеся в художественной литературе, отражают разговорную речь (являются признаком стилизации под народную речь), ср.: Крылова: Хвать друга камнем в лоб, у Пушкина: Татьяна — прыг в другие сени Ср.: Он ехал на велосипеде и вдруг — бух в канаву.

Для выражения экспрессии (усиления выразительности речи) используется переносное употребление форм времени. Так, формы настоящего времени используются в рассказе о прошлых событиях, чтобы сделать наглядным, образным повествование о прошедшем событии. Например: Шел я вчера по улице и вижу: идут по улице колонны курсантов. Формы настоящего времени употребляются также в значении ближайшего будущего, для обозначения действия, которое обязательно совершится в будущем: Завтра я еду в командировку; Иду учиться в университет; Поступаю в этом году на юридический факультет.

Формы настоящего времени могут приобретать вневременное значение, обозначая действие обобщенное, характерное для многих. Не случайно это настоящее обобщенное время употребляется в пословицах и поговорках: Тише едешь, дальше будешь; Любишь кататься — люби и саночки возить; Колокольным звоном болезни не лечат; С печали не мрут, только сохнут. Ср.: разговорной речи: Идешь, бывало, по весеннему лесу и видишь, как просыпается все вокруг.

В переносных значениях наряду с формами настоящего времени употребляется будущее время глаголов: Вижу, ведут его, а как начнет падать, подхватят под руки.

Формы прошедшего времени в особых, экспрессивных, разговорного типа предложениях могут иметь значение настоящего времени, ср.: Плевал я на сплетни, вместо: Плюю я на сплетни.; могут иметь значение будущего времени: Если от него не будет ответа, я погибла (вместо погибну).

В переносных значениях для усиления выразительности речи употребляются формы наклонений. Так, формы повелительного наклонения часто в разговорной речи имеют условное значение, например: Случись со мной такая оказия, укуси меня бешеная собака, я бы сразу себе пулю в лоб[Из письма А.П. Чехова]

Формы повелительного наклонения употребляются также для обозначения единственного выхода из какого-то положения (часто в сочетании с частицей хоть): Почерк у меня такой, хоть в министры иди [Из письма А.П. Чехова]; У нее нет ни дома, ни семьи, хочешь не хочешь, а сиди и слушай разговоры.

Формы сослагательного наклонения (условного) употребляются в значении повелительного для выражения смягчения просьбы, совета, приказания, например: Шел бы ты спать — вместо: Иди спи; Почитал бы ты — вместо: Читай! Почитай!

Поскольку в разговорной речи обычно выражается мнение говорящего, то характерным является употребление глагольных форм с личными местоимениями: Я пойду; Я принесу; Я узнал и т.п. В связи с этим употребительность личных местоимений в разговорном стиле значительно выше, чем в других стилях.

Разговорный стиль характеризуется своеобразным количественным соотношением частей речи.

Так, причастия и деепричастия не свойственны разговорной речи и заменяются обычно личными глаголами (вместо: увидя, сказал употребляется: увидел и сказал; вместо: мальчик, прочитавший книгу — мальчик, который прочитал книгу).В отличие от других функциональных стилей в разговорном частотны междометия, выражающие разнообразные эмоции: Увы! Ах! О! и т.д.

В разговорной речи широко распространены частицы, например, такие, как: ну, вот, ведь.

Синтаксические особенности разговорного стиля наиболее специфичны и ярки Проф. А.МПешковский писал: «Стилистические возможности в синтаксисе гораздо многообразнее и значительнее, чем в морфологии. По условиям места, здесь можно привести только перечень важнейших разрядов синтаксических синонимов, предоставляя читателю самому вдумываться во внутренние различия, когда в том встретится надобность. Задача наша — выдвинуть принципиальную важность этой работы»[Принципы и приемы стилистического анализа и оценки художественной прозы]Именно в синтаксисе наиболее ярко проявляется эллиптичность, эмоциональность, экспрессивность разговорного стиля. Характеризуя разговорную речь, А.М. Пешковский писал: «…Мы всегда не договариваем своих мыслей, опуская из речи все, что дано обстановкой или предыдущим опытом разговаривающих. Так, за столом мы спрашиваем: «Вы кофе или чай?»; встретив знакомого, спрашиваем: «Ты куда?»; услышав надоевшую музыку, говорим: «Опять!», предлагая воду, скажем: «Кипяченая, не беспокойтесь!» и т.д.»[А.М. Пешковский Избранные труды- М., 1959, с58].

Таким образом, для разговорного стиля характерно широкое употребление неполных предложений, в которых чаще всего пропущены главные члены предложения, побудительных и вопросительных, повествовательных и восклицательных предложений, например: Ты откуда?; Воды сюда!; Был там?; Ах,хорошо!; Ах, как хорошо!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Научный стиль: общая характеристика; лексические, морфологические, синтаксические особенности.

Научный стиль речи является средством общения в области науки и учебно-научной деятельности. Каждый член современного общества в разное время жизни и в разной мере сталкивается с текстами данного стиля, функционирующего в устной и письменной форме, поэтому овладение нормами научного и учебно-научного стиля речи является важной составной частью культуры русской устной и письменной речи.

Научный стиль принадлежит к числу книжных стилей русского литературного языка, обладающих общими условиями функционирования и схожими языковыми особенностями, среди которых:

– предварительное обдумывание высказывания;

– преимущественно монологический характер речи;

– строгий отбор языковых средств;

– стремление к нормированной речи.

Появление и развитие научного стиля связано с прогрессом научных знаний в различных областях жизни и деятельности природы и человека. Первоначально научное изложение было приближено к стилю художественного повествования (эмоциональное восприятие явлений в научных трудах Пифагора, Платона и Лукреция). Создание в греческом языке, распространявшем свое влияние на весь культурный мир, устойчивой научной терминологии привело к отделению научного стиля от художественного (александрийский период). В России научный стиль речи начал складываться в первые десятилетия XVIII в. в связи с созданием авторами научных книг и переводчиками русской научной терминологии. Значительная роль в формировании и совершенствовании научного стиля принадлежала М.В. Ломоносову и его ученикам (вторая половина XVIII в.), окончательно научный стиль сложился лишь к концу XIX в.

Научный стиль речи имеет свои разновидности (подстили):

собственно научный;

научно-технический (производственно-технический);

научно-информативный;

научно-справочный;

учебно-научный;

научно-популярный.

Реализуясь в письменной и в устной форме общения, современный научный стиль имеет различные жанры, виды текстов:

Учебно-научная речь реализуется в следующих жанрах:

сообщение;

ответ (устный ответ, ответ-анализ, ответ-обобщение, ответ-группировка);

рассуждение;

языковой пример;

объяснение (объяснение-пояснение, объяснение-толкование).

Многообразие видов научного стиля речи базируется на внутреннем единстве и наличии общих внеязыковых и собственно лингвистических свойств этого вида речевой деятельности, которые проявляются независимо от характера наук (естественных, точных, гуманитарных) и собственно жанровых различий.

Сфера научного общения отличается тем, что в ней преследуется цель наиболее точного, логичного, однозначного выражения мысли. Главнейшей формой мышления в облас-ти науки оказывается понятие, динамика мышления выражается в суждениях и умозаключениях, которые следуют друг за другом в строгой логической последовательности. Мысль строго аргументирована, подчеркивается логичность рассуждения, в тесной взаимосвязи находятся анализ и синтез. Следовательно, научное мышление принимает обобщенный и абстрагированный характер. Окончательная кристаллизация научной мысли осуществляется во внешней речи, в устных и письменных текстах различных жанров научного стиля, имеющих, как было сказано, общие черты. Общими внеязыковыми свойствами научного стиля речи, его стилевыми чертами, обусловленными абстрактностью (понятийностью) и строгой логичностью мышления, являются:

научная тематика текстов;

обобщенность, отвлеченность, абстрактность изложения. Почти каждое слово выступает как обозначение общего понятия или абстрактного предмета. Отвлеченно-обобщенный характер речи проявляется в отборе лексического материала (существительные преобладают над глаголами, используются общенаучные термины и слова, глаголы употребляются в определенных временных и личных формах) и особых синтаксических конструкций (неопределенно-личные предложения, пассивные конструкции);

логичность изложения. Между частями высказывания имеется упорядоченная система связей, изложение непротиворечиво и последовательно. Это достигается использованием особых синтаксических конструкций и типичных средств межфразовой связи;

точность изложения. Достигается использованием однозначных выражений, терминов, слов с ясной лексико-семантической сочетаемостью;

доказательность изложения. Рассуждения аргументируют научные гипотезы и положения;

объективность изложения. Проявляется в изложении, анализе разных точек зрения на проблему, в сосредоточенности на предмете высказывания и отсутствии субъективизма при передаче содержания, в безличности языкового выражения;

насыщенность фактической информацией, что необходимо для доказательности и объективности изложения.

Важнейшая задача научного стиля речи — объяснить причины явлений, сообщить, описать существенные признаки, свойства предмета научного познания.

Названные особенности научного стиля находят выражение в его языковых характеристиках и определяют системность собственно языковых средств этого стиля. Научный стиль речи включает в себя языковые единицы трех типов:

  1. Лексические единицы, обладающие функционально-стилевой окраской данного (т.е. научного) стиля. Это особые лексические единицы, синтаксические конструкции, морфологические формы.
  2. Межстилевые единицы, т.е. языковые единицы стилистически нейтральные, используемые в равной мере во всех стилях.
  3. Стилистически нейтральные языковые единицы, преимущественно функционирующие именно в данном стиле. Таким образом, стилистически значимым становится их количественное преобладание в данном стиле. Количественно маркированными единицами в научном стиле становятся, прежде всего, некоторые морфологические формы, а также синтаксические конструкции.

    Морфологические особенности научного стиля речи

    Языку научного общения присущи свои грамматические особенности. Отвлеченность и обобщенность научной речи проявляются в особенностях функционирования разнообразных грамматических, в частности морфологических, единиц, что обнаруживается в выборе категорий и форм, а также степени их частоты в тексте. Реализация закона экономии языковых средств в научном стиле речи приводит к использованию более кратких вариантных форм, в частности форм существительных мужского рода вместо форм женского рода: клавиш (вместо клавиша), манжет (вместо манжета).

    Формы единственного числа имен существительных используются в значении множественного числа: Волк — хищное животное из рода собак; Липа начинает цвести в конце июня. Вещественные и отвлеченные существительные нередко употребляются в форме множественного числа: смазочные масла, шумы в радиоприемнике, большие глубины.

    Названия понятий в научном стиле преобладают над названиями действий, это приводит к меньшему употреблению глаголов и большему употреблению существительных. При использовании глаголов заметна тенденция к их десемантизации, т.е. утрате лексического значения, что отвечает требованию абстрактности, обобщенности научного стиля изложения. Это проявляется в том, что большая часть глаголов в научном стиле функционирует в роли связочных: быть, являться, называться, считаться, стать, становиться, делаться, казаться, заключаться, составлять, обладать, определяться, представляться и др. Имеется значительная группа глаголов, выступающих в качестве компонентов глагольно-именных сочетаний, где главная смысловая нагрузка приходится на имя существительное, называющее действие, а глагол выполняет грамматическую роль (обозначая действие в самом широком смысле слова, передает грамматическое значение наклонения, лица и числа): приводить — к возникновению, к гибели, к нарушению, к раскрепощению; производить — расчеты, вычисления, наблюдения. Десемантизация глагола проявляется также в преобладании в научном тексте глаголов широкой, абстрактной семантики: существовать, происходить, иметь, появляться, изменять(ся), продолжать(ся) и пр.

    Для научной речи характерно использование глагольных форм с ослабленными лексико-грамматическими значениями времени, лица, числа, что подтверждается синонимией структур предложения: перегонку производят — перегонка производится; можно вывести заключение — выводится заключение и пр.

    Еще одна морфологическая особенность научного стиля состоит в использовании настоящего вневременного (с качественным, признаковым значением), что необходимо для характеризации свойств и признаков исследуемых предметов и явлений: При раздражении определенных мест коры больших полушарий регулярно наступают сокращения; Углерод составляет самую важную часть растения. В контексте научной речи вневременное значение приобретает и прошедшее время глагола: Произведено n опытов, в каждом из которых x принял определенное значение. По наблюдениям ученых, процент глаголов настоящего времени в три раза превышает процент форм прошедшего времени, составляя 67-85% от всех глагольных форм.

    Отвлеченность и обобщенность научной речи проявляется в особенностях употребления категории вида глагола: около 80% составляют формы несовершенного вида, являясь более отвлеченно-обобщенными. Немногие глаголы совершенного вида используются в устойчивых оборотах в форме будущего времени, которое синонимично настоящему вневременному: рассмотрим…, уравнение примет вид. Многие глаголы несовершенного вида лишены парных глаголов совершенного вида: Металлы легко режутся.

    Формы лица глагола и личные местоимения в научном стиле также употребляются в соответствии с передачей отвлеченно-обобщающих значений. Практически не используются формы 2-го лица и местоимения ты, вы, так как они являются наиболее конкретными, мал процент форм 1-го лица ед. числа. Наиболее частотны в научной речи отвлеченные по значению формы 3-го лица и местоимения он, она, оно. Местоимение мы, кроме употребления в значении так называемого авторского мы, вместе с формой глагола часто выражает значение разной степени отвлеченности и обобщенности в значении «мы совокупности» (я и аудитория): Мы приходим к результату. Мы можем заключить

    Синтаксические особенности научного стиля речи

    Для синтаксиса научного стиля речи характерна тенденция к сложным построениям, что способствует передаче сложной системы научных понятий, установлению отношений между родовыми и видовыми понятиями, между причиной и следствием, доказательствами и выводами. Для этой цели используются предложения с однородными членами и обобщающими словами при них. В научных текстах распространены разные типы сложных предложений, в частности с использованием составных подчинительных союзов, что вообще характерно для книжной речи: вследствие того что; ввиду того что, в то время как и пр. Средствами связи частей текста служат вводные слова и сочетания: во-первых, наконец, с другой стороны, указывающие на последовательность изложения. Для объединения частей текста, в частности абзацев, имеющих тесную логическую связь друг с другом, используются указывающие на эту связь слова и словосочетания: таким образом, в заключение и пр. Предложения в научном стиле однообразны по цели высказывания — они почти всегда повествовательные. Вопросительные предложения редки и используются для привлечения внимания читателя к какому-либо вопросу.

    Обобщенно-абстрактный характер научной речи, вневременной план изложения материала обусловливают употребление определенных типов синтаксических конструкций: не-определенно-личных, обобщенно-личных и безличных предложений. Действующее лицо в них отсутствует или мыслится обобщенно, неопределенно, все внимание сосредоточено на действии, на его обстоятельствах. Неопределенно-личные и обобщенно-личные предложения используются при введении терминов, выведении формул, при объяснении материала в примерах: Скорость изображают направленным отрезком; Рассмотрим следующий пример; Сравним предложения.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    4. Официально-деловой стиль: общая характеристика; лексические, морфологические, синтаксические особенности; подстили.

     

    Официально-деловой стиль – это стиль, который обслуживает правовую и административно-общественную сферы деятельности. Он используется при написании документов, деловых бумаг и писем в государственных учреждениях, суде, а также в разных видах делового устного общения.

    Среди книжных стилей официально-деловой стиль выделяется относительной устойчивостью и замкнутостью. С течением времени он, естественно, подвергается некоторым изменениям, но многие его черты: исторически сложившиеся жанры, специфическая лексика, морфология, синтаксические обороты – придают ему в целом консервативный характер.

    Для официально-делового стиля характерны сухость, отсутствие эмоционально окрашенных слов, сжатость, компактность изложения.

    В официальных бумагах набор используемых языковых средств заранее задан. Самая яркая черта официально-делового стиля – это языковые штампы, или так называемые клише (франц. clich). От документа не ждут, чтобы в нем проявилась индивидуальность его автора, наоборот, чем более клиширован документ, тем удобнее им пользоваться (примеры клише см. ниже)

    Официально-деловой стиль – это стиль документов разных жанров: международных договоров, государственных актов, юридических законов, постановлений, уставов, инструкций, служебной переписки, деловых бумаг и т.д. Но, несмотря на различия в содержании и разнообразие жанров, официально-деловой стиль в целом характеризуется общими и самыми важными чертами. К ним относятся:

    1) точность, исключающая возможность инотолкований;

    2) языковой стандарт.

    Эти черты находят свое выражение а) в отборе языковых средств (лексических, морфологических и синтаксических); б) в оформлении деловых документов.

    Рассмотрим особенности лексики, морфологии и синтаксиса официально-делового стиля.

    Лексические признаки официально-делового стиля речи

    Лексическая (словарная) система официально-делового стиля, кроме общекнижных и нейтральных слов, включает:

    1) языковые штампы
    (канцеляризмы, клише): ставить вопрос, на основании решения, входящие-исходящие документы,
    контроль за исполнением возложить, по истечении срока.

    2) профессиональную терминологию: недоимка, алиби, черный нал, теневой бизнес;

    3) архаизмы: оным удостоверяю, сей документ.

    В официально-деловом стиле недопустимо употребление многозначных слов, а также слов в переносных значениях, а синонимы употребляются крайне редко и, как правило, принадлежат одному стилю: снабжение = поставка = обеспечение, платежеспособность = кредитоспособность, износ = амортизация, ассигнование = субсидирование и др.

    Официально-деловая речь отражает не индивидуальный, а социальный опыт, вследствие чего ее лексика предельно обобщена. В официальном документе предпочтение отдается родовым понятиям, например: прибыть (вместо приехать, прилететь, прийти и т.д.), транспортное средство (вместо автобус, самолет, «Жигули» и т. д.), населенный пункт (вместо деревня, город, село и т.д.) и др.

     Морфологические признаки официально-делового стиля речи

    К морфологическим признакам данного стиля относится многократное (частотное) использование определенных частей речи (и их типов). В их числе следующие:

    1) существительные – названия людей по признаку, обусловленному действием (налогоплательщик, арендатор, свидетель);

    2) существительные, обозначающие должности и звания в форме мужского рода (сержант Петрова, инспектор
    Иванова);

    3) отглагольные существительные с частицей не- (лишение, несоблюдение, непризнание);

    4) производные предлоги (в связи, за счет, в силу, по мере, в отношении, на основании);

    5) инфинитивные конструкции: (провести осмотр, оказать помощь);

    6) глаголы настоящего времени в значении обычно производимого действия (за
    неуплату взимается штраф…).

    7) сложные слова, образованные от двух и более основ (квартиросъемщик, работодатель, материально-технический, ремонтно-эксплуатационный, вышеуказанный, нижепоименованный и т.п.).

    Использование указанных форм объясняется стремлением делового языка к точности передачи смысла и однозначности толкования.

     Синтаксические признаки официально-делового стиля речи

    К синтаксическим признакам официально-делового стиля относятся:

    1) употребление простых предложений с однородными членами, причем ряды этих однородных членов могут быть весьма распространенными (до 8–10), например: … штрафы в качестве меры административного взыскания могут устанавливаться в соответствии с законодательством России за нарушение правил техники безопасности и охраны труда в промышленности, строительстве, на транспорте и в сельском хозяйстве;

    2) наличие пассивных конструкций (платежи вносятся в указанное время);

    3) нанизывание родительного падежа, т.е. употребление цепочки имен существительных в родительном падеже: (результаты деятельности органов налоговой полиции…);

    4) преобладание сложных предложений, в особенности сложноподчиненных, с придаточными условными: При наличии спора о размерах причитающихся уволенному работнику сумм администрация обязана уплатить указанное в настоящей статье возмещение в том случае, если спор решен в пользу работника.

    По тематике и разнообразию жанров в рассматриваемом стиле выделяют две разновидности: I – официально-документальный стиль и II – обиходно-деловой стиль.

    В свою очередь в официально-документальном стиле можно выделить j язык законодательных документов, связанных с деятельностью государственных органов (Конституция РФ, законы, уставы), и kязык дипломатических актов, связанных с международными отношениями (меморандум, коммюнике, конвенция, заявление). В обиходно-деловом стиле различают j язык служебной переписки между учреждениями и организациями, с одной стороны, и k язык частных деловых бумаг – с другой.

    Все жанры обиходно-делового стиля: служебная переписка (деловое письмо, коммерческая корреспонденция) и деловые бумаги (справка, удостоверение, акт, протокол, заявление, доверенность, расписка, автобиография, и др.) – характеризуются известной стандартизацией, облегчающей их составление и использование и рассчитанной на экономию языковых средств, на устранение неоправданной информационной избыточности (см. подробно 4.2; 4.3; 4.4).

    Рассмотрим кратко одну из разновидностей официально-документального стиля – дипломатический подстиль.

     Дипломатический подстиль

    Дипломатия – это искусство разрешения международных разногласий мирными средствами; это также техника и мастерство, гармонично воздействующие на международные отношения и подчиняющиеся определенным правилам и обычаям.

    Дипломатическая деятельность всегда носила ярко выраженный ритуальный характер. Дипломатическая профессия очень стара. Свидетельства договоров о мире встречаются среди древнейших исторических памятников. Одним из важнейших качеств дипломата – общительность. Общество дипломатов – это ограниченный круг людей, хорошо подобранный, в какой-то мере изолированный, со своими строгими правилами этикета и профессиональной вежливости. Дипломат должен обладать тактом.

    Сфера функционирования дипломатического подстиля – дипломатия и международные отношения. Дипломатический подстиль включает в себя следующие жанры: конвенция, коммюнике, декларация, заявление, меморандум, нота, международное соглашение и др.

    Структурно-логическая схема «Официально-деловой стиль речи и его разновидности»


     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    5. Публицистический стиль: общая характеристика; лексические, морфологические, синтаксические особенности.

    Публицистический стиль используется в общественно-политической сфере деятельности. Это язык газет, общественно-политических журналов, пропагандистских радио- и телепередач, комментариев к документальным фильмам, язык выступлений на собраниях, митингах, торжествах и т.п. Публицистический стиль – это речевая деятельность в области политики во всем многообразии ее значений. Основные средства публицистического стиля рассчитаны не только на сообщение, информацию, логическое доказательство, но и на эмоциональное воздействие на слушателя (аудиторию).

    Характерными особенностями публицистических произведений являются актуальность проблематики, политическая страстность и образность, острота и яркость изложения. Они обусловлены социальным назначением публицистики, – сообщая факты, формировать общественное мнение, активно воздействовать на разум и чувства человека.

    Публицистический стиль представлен множеством жанров:

    1. газетные – очерк, статья, фельетон, репортаж;

    2. телевизионные – аналитическая программа, информационное сообщение, диалог в прямом эфире;

    3. ораторские – выступление на митинге, тост, дебаты;

    4. коммуникативные – пресс-конференция, встреча «без галстука», телемосты;

    5. рекламные – очерк, объявление, плакат, лозунг.

    Функция сообщения состоит в том, что авторы текстов публицистики информируют широкий круг читателей, зрителей, слушателей о значимых для общества проблемах.

    Информационная функция присуща всем стилям речи. Ее специфика в публицистическом стиле заключается в тематике и характере информации, в ее источниках и адресатах. Так, телевизионные передачи, газетные и журнальные статьи информируют общество о самых разнообразных сторонах его жизни: о парламентских дебатах, об экономических программах правительства и партий, о происшествиях и преступлениях, о состоянии окружающей среды, о повседневной жизни граждан.

    Способ подачи информации в публицистическом стиле также имеет свои отличительные черты. Информация в публицистических текстах не только описывает факты, но и отражает оценку, мнения, настроения авторов, содержит их комментарии и размышления. Это отличает ее, например, от официально-деловой информации. Другое отличие в предоставлении информации связано с тем, что публицист стремится писать избирательно – прежде всего о том, что вызывает интерес у определенных общественных групп, он выделяет только те стороны жизни, которые важны для его потенциальной аудитории.

    Информирование граждан о положении дел в общественно значимых сферах сопровождается в публицистических текстах осуществлением второй важнейшей функции этого стиля – функции воздействия. Цель публициста состоит не только в том, чтобы рассказать о положении дел в обществе, но и в том, чтобы убедить аудиторию в необходимости определенного отношения к излагаемым фактам и в необходимости желаемого поведения. Поэтому публицистическому стилю присущи открытая тенденциозность, полемичность, эмоциональность (что вызвано стремлением публициста доказать правильность своей позиции).

    В различных публицистических жанрах одна из двух названных функций может выступать в качестве ведущей, при этом важно, чтобы функция воздействия не вытесняла информационную функцию: пропаганда полезных для общества идей должна опираться на полное и достоверное информирование аудитории.

    Языковые признаки публицистического стиля речи

     Лексические признаки

    1. В публицистическом стиле всегда присутствуют готовые стандартные формулы (или речевые клише), которые носят не индивидуально-авторский, а социальный характер: горячая поддержка,
    живой отклик, резкая критика, наведение элементарного порядка и др. В результате многократных повторений эти клише нередко превращаются в надоевшие (стертые) штампы: коренные преобразования,
    радикальные реформы.

    Речевые образцы отражают характер времени. Многие клише уже устарели, например: акулы империализма, болезнь роста, слуги народа, враг народа. Наоборот, новомодными для официальной прессы конца 90-х гг. стали слова и выражения: элита, борьба элит, элита криминального мира, высшая финансовая элита, раскручивать, виртуальный, имидж, знаковая фигура, пирог власти, дитя застоя, деревянный рубль, инъекция лжи.

    Многочисленные примеры речевых клише вошли в состав так называемой публицистической фразеологии, позволяющей быстро и точно давать информацию: мирное наступление, сила диктата, пути прогресса, вопрос безопасности, пакет предложений.

    2. Отношения между отправителем и адресатом в публицистическом стиле подобны отношению между актером и зрителями. «Театральная» лексикавторая яркая черта публицистического стиля. Она пронизывает все публицистические тексты: политическое
    шоу, на политической арене, закулисная борьба, роль лидера, драматические события, известный в политике трюк, кошмарный сценарий
    и др.

    3. Характерной особенностью публицистического стиля является эмоционально-оценочная лексика. Эта оценка носит не индивидуальный, а социальный характер. Например, слова с положительной оценкой: актив, милосердие, помыслы, дерзать, процветание; слова с отрицательной оценкой: насаждать, обывательский, саботаж, расизм, обезличка.

    4. В публицистическом стиле особое место принадлежит книжным пластам лексики, имеющим торжественную, гражданско-патетическую,
    риторическую окраску: дерзать, воздвигать, самопожертвование, воинство, отчизна. Патетическую тональность придает тексту также использование старославянизмов: свершения, держава, страж и т.д.

    5. В текстах публицистического стиля часто присутствует военная терминология: гвардия, штурм высоты, передний край, линия огня, прямая наводка, стратегия, мобилизация резервов. Но она употребляется, естественно, не в своем прямом значении, а образно (речь в текстах с этими словами может идти, например, об уборке урожая, введении в строй новых объектов производства и т.д.).

    6. В качестве оценочного средства в публицистике могут встретиться слова пассивного словарного запаса – архаизмы. Например: Доллар и
    его
    лекари. Военные
    барыши растут
    .

     Морфологические признаки

    К морфологическим признакам публицистического стиля мы относим частотное употребление тех или иных грамматических форм частей речи. Это:

    1) единственное число имени существительного в значении множественного: Русский человек
    всегда отличался выносливостью; Преподаватель
    всегда знает
    студента;

    2) родительный падеж имени существительного: время перемен, пакет предложений, реформа цен, выход из кризиса
    и др.;

    3) императивные формы глагола: 
    Оставайтесь с нами на первом канале!

    4) настоящее время глагола: в Москве открывается, 3 апреля начинается;

    5) причастия на -омый: ведомый, невесомый, влекомый;

    6) производные предлоги: в области, на пути, на базе, во имя, в свете, в интересах, с учетом.

     Синтаксические признаки

    К синтаксическим признакам публицистического стиля следует отнести часто повторяющиеся, а также специфические по характеру типы предложений (синтаксических конструкций). В их числе:

    1) риторические вопросы:
    Выдержит ли русский человек? Хотят ли русские войны?

    2) восклицательные предложения: Все на выборы!

    3) предложения с измененным обратным порядком: Воюет армия с природой (ср.: Армия воюет с природой). Исключение составляли предприятия добывающей промышленности (сравни: Предприятия составляли исключение);

    4) заголовки статей, очерков, выполняющие рекламную функцию: Малые беды большого флота. Зима – сезон горячий.

    В заголовках часто используется специфический языковой прием – «соединение несоединимого». Он дает возможность минимальными языковыми средствами вскрыть внутреннюю противоречивость предмета или явления: трудящийся тунеядец, повторяемое неповторимое, мрачное веселье, красноречивое молчание.

    6. Художественный стиль: общая характеристика; лексические, морфолого-синтаксические особенности; понятие благозвучия.

    Художественный стиль — функциональный стиль речи, который применяется в художественной литературе. Текст в этом стиле воздействует на воображение и чувства читателя, передаёт мысли и чувства автора, использует всё богатство лексики, возможности разных стилей, характеризуется образностью, эмоциональностью речи.
    Художественный стиль находит применение в художественной литературе, которая выполняет образно-познавательную и идейно-эстетическую функцию.

    Для художественного стиля речи типично внимание к частному и случайному, за которым прослеживается типичное и общее. Вспомните «Мертвые души» Н.В. Гоголя, где каждый из показанных помещиков олицетворял некие конкретные человеческие качества, выражал некоторый тип, а все вместе они являлись «лицом» современной автору России.
    Мир художественной литературы — это «перевоссозданный» мир, изображаемая действительность представляет собой в определенной степени авторский вымысел, а значит, в художественном стиле речи главнейшую роль играет субъективный момент. Вся окружающая действительность представлена через видение автора. Но в художественном тексте мы видим не только мир писателя, но и писателя в этом мире: его предпочтения, осуждения, восхищение, неприятие и т.п. С этим связаны эмоциональность и экспрессивность, метафоричность, содержательная многоплановость художественного стиля речи.

    Проанализируем небольшой отрывок из рассказа Н.Толстого «Иностранец без питания»: «На выставку Лера отправилась только ради ученика, из чувства долга.» «Алина Крюгер. Персональная выставка. Жизнь как утрата. Вход свободный». В пустом зале бродил бородач с дамой. На некоторые работы он смотрел через дырку в кулаке, чувствовался профессионал. Лера тоже посмотрела через кулак, но разницы не заметила: все те же обнаженные мужчины на курьих ножках, а на заднем плане пагоды в огне. В буклете про Алину было сказано: «Художница проецирует притчевый мир на пространство бесконечного». Интересно, где и как учат писать искусствоведческие тексты? Наверное, с этим рождаются. Бывая в гостях, Лера любила листать художественные альбомы и, посмотрев репродукцию, прочесть, что об этом пишет специалист. Видишь: мальчик накрыл насекомое сачком, по бокам ангелы трубят в пионерские горны, а в небе самолет со знаками зодиака на борту. Читаешь: «Художник рассматривает холст как культ мгновения, где упрямство деталей взаимодействует с попыткой осмысления будней». Думаешь: автор текста мало бывает на воздухе, держится на кофе и сигаретах, интимная жизнь чем-нибудь осложнена» .

    Перед нами не объективное представление выставки, а субъективное описание героини рассказа, за которой отчетливо виден автор. Текст построен на соединении трех художественных планов. Первый план — это то, что видит на картинах Лера, второй — искусствоведческий текст, интерпретирующий содержание картин. Эти планы и стилистически выражены по-разному, намеренно подчеркивается книжность, заумность описаний. А третий план — это авторская ирония, которая проявляется через показ несоответствия содержания картин и словесного выражения этого содержания, в оценке бородача, автора книжного текста, умения писать такие искусствоведческие тексты.

    Основой художественного стиля речи является литературный русский язык.

    Слово выполняет номинативно-изобразительную функцию.

    Лексический состав в художественном стиле речи имеет свои особенности. В число слов, составляющих основу и создающих образность этого стиля входят образные средства русского литературного языка, а также слова, реализующие в контексте свое значение. Это слова широкой сферы употребления. Узкоспециальные слова используются и незначительной степени, только для создания художественной достоверности при описании определенных сторон жизни.

    В художественном стиле речи очень широко используется речевая многозначность слова, открывающая в нем смыслы и смысловые оттенки, а также синонимия на всех языковых уровнях, благодаря чему появляется возможность подчеркнуть тончайшие оттенки значений. Это объясняется тем, что автор стремится к использованию всех богатств языка, к созданию своего неповторимого языка и стиля, к яркому, выразительному, образному тексту. Автор использует не только лексику кодифицированного литературного языка, но и разнообразные изобразительные средства из разговорной речи и просторечья.

    На первый план в художественном тексте выходят эмоциональность и экспрессивность изображения. Многие слова, которые в научной речи выступают как четко определенные абстрактные понятия, в газетно-публицистической речи — как социально-обобщенные понятия, в художественной речи несут конкретно-чувственные представления. Таким образом, стили являются дополнением друг друга. Например, прилагательное «свинцовый» в научной речи реализует свое прямое значение — «свинцовая руда», «свинцовая, пуля», в художественной образует экспрессивную метафору — «свинцовые тучи», «свинцовая ночь». Поэтому, в художественной речи важную роль играют словосочетания, которые создают некое образное представление.

    Для художественной речи, особенно поэтической, характерна инверсия, т.е. изменение обычного порядка слов в предложении с целью усиления смысловой значимости слова или придания всей фразе особой стилистической окраски.

    Синтаксический строй художественной речи отражает поток образно-эмоциональных авторских впечатлений, поэтому здесь можно встретить все разнообразие синтаксических структур. Каждый автор подчиняет языковые средства выполнению своих идейно-эстетических задач.

    В художественной речи возможны и отклонения от структурных норм для выделения автором какой-нибудь мысли, черты, важных для смысла произведения. Они могут выражаться в нарушении фонетических, лексических, морфологических и других норм.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    7. Литературное редактирование как учебная дисциплина. История вопроса. Определение дисциплины. Задачи литературного редактирования текста.

     

    Литературное редактирование как область литературно-творческой практики в современных условиях большого массива регулярно выпускаемых изданий имеет весьма широкое распространение, ибо редактированием занимается каждый человек, так или иначе связанный с общественной практикой.

    Цель литературного редактирования как учебной дисциплины – помочь будущим специалистам в области менеджмента книжного дела овладеть профессиональными приемами редакторской работы над текстом любого произведения при подготовке его к публикации.

    Культурно-творческая деятельность будущих книгоиздателей, книговедов, библиографов, библиотековедов предполагает умение готовить к печати тексты, написанные людьми, зачастую весьма далекими от литературного и научного творчества. Поэтому совершенно необходимо изучать методику литературного редактирования как систему рациональных приемов работы над текстом.

    Кроме того, с каждым годом все больше людей оказываются вовлеченными в общественно-политическую и научную деятельность. Необходимость точно формулировать свои мысли, предложения, решения, выводы и пр. требует от автора определенного литературного навыка, умения придать любому написанному им документу грамотно отредактированную форму.

    Понятие редактирование (от лат. redactus – приведенный в порядок) в современном русском литературном языке имеет следующие основные значения:

    1) руководство деятельностью органов печати и электронных СМИ;

    2) научно-литературная деятельность, связанная с проверкой и исправлением текста;

    3) точная формулировка какой-либо мысли, понятия.

    В данном учебном пособии речь пойдет о редактировании во втором его значении, т. е. о литературном редактировании текстов.

    В широком смысле литературное редактирование включает в себя все стороны работы над рукописью, в которую входят оценка содержания представленного автором произведения (в этом смысле редактор выступает в качестве рецензента и критика), проверка и исправление изложения с фактической точки зрения (научной, технической, специальной) и, наконец, собственно литературная обработка текста.

    Чтобы представить пути развития редакторских методик на всем протяжении богатейшей отечественной истории книги, автор данного учебного пособия считает целесообразным показать хотя бы в общих чертах процесс зарождения, становления и развития редактирования как самостоятельной сферы деятельности. Один из аспектов этой учебной дисциплины – изучение редакторского опыта русских писателей, публицистов и ученых прошлого и настоящего, что, несомненно, обогатит знания студентов в области общей методики редактирования.

    Данное учебное пособие состоит из двух глав и Приложения.

    В первой главе рассматриваются редакторское наследие выдающихся русских издателей, литераторов, ученых прошлого, внесших огромный вклад в современную теорию и практику редактирования, а также особенности современной практики редактирования и подготовки изданий.

    Вторая глава пособия раскрывает следующие темы: «Общее понятие о редакторском анализе и критериях редакторской оценки», «Текст как предмет работы редактора», «Методика редакторского анализа и виды правки», «Логические основы редактирования текста», «Способы изложения и виды текстов», «Работа над композицией рукописи», «Проверка и анализ фактического материала» и др.

    Таким образом, не претендуя на полноту изложения, данное учебное пособие ставит своей целью ознакомить студентов с наиболее важными, необходимыми в их дальнейшей практической работе теоретическими вопросами и помочь им овладеть некоторыми основными навыками литературной обработки различных текстов.

    В качестве приложения ко второй главе пособия включены упражнения по редактированию текстов по разным темам курса. Выполнение их должно помочь студентам приобрести навыки литературной правки.

    Знание общих положений редакторской методики, безусловно, послужит основой выработки частных приемов на практике. Редакторская работа над текстом любого содержания – это своеобразный род литературного труда, к которому редактор всегда должен подходить творчески.

    Литературное редактирование – одна из наиболее молодых филологических дисциплин. Впервые курс лекций по литературному редактированию был разработан профессором факультета журналистики МГУ К.И. Былинским. В конце 40-х годов XX века вышел в свет его труд «Основы литературного редактирования и правки газетных материалов», в котором автор сосредоточил основное внимание на особенностях редактирования газетных публикаций – в ту пору важного средства политической пропаганды.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    8. Работа редактора над композицией произведения. Особенности редакторского чтения рукописи. Требования к композиции текста. Недостатки в размещении материала.

    Значительное по содержанию литературное произведение будет неэффективным, если несовершенны смысловая организация его материала и композиция.

    Композиция — это построение произведения, объединяющее все его элементы в единое целое, это путь раскрытия содержания, способ системной организации элементов содержания.

    Структурные элементы содержания могут соответствовать теме в данной разработке, целесообразному объему, их состав и содержание могут оцениваться положительно, но при этом не исключается неправильный с точки зрения специфики произведения и издания и требований логики порядок их расположения. При вполне благополучной структуре, рассматриваемой как совокупность элементов содержания произведения, может быть неудовлетворительная композиция. В одних случаях речь идет о логических ошибках в построении материала, в других — о несоответствии композиции предметно-тематической направленности произведения, его жанру, виду литературы, целевому назначению или читательскому адресу издания. Единство содержания и формы требует оптимального варианта композиции по отношению к содержанию. Чем сложнее по замыслу произведение, тем сложнее его композиция. С изменением композиции меняется и содержание.

    Работа редактора над композицией произведения включает следующие этапы:

  4. анализ, характеристику и оценку общего построения работы;
  5. анализ, характеристику и оценку построения отдельных частей, выделяемых по признакам речевых структур — повествований, описаний, рассуждений;
  6. обобщение результатов анализа и общую оценку композиции.

    Какие требования предъявляются к композиции литературного произведения? Композиция должна соответствовать специфике произведения и издания, объему произведения, законам логики, определенному типу текста.

    Критериями оценки композиции являются гармоническая целостность и системность. Гармоническая целостность предполагает совершенную организацию литературного материала: логически правильную последовательность частей, их соразмерность, согласованность, соподчиненность. Системный подход к оценке композиции требует рассмотрения произведения в качестве системного образования со своими подсистемами, компонентами и элементами и соответствующими отношениями между ними. В системном образовании связь между частями такова, что любые изменения, касающиеся даже самых маленьких частей, влекут за собой изменения целого.

    Анализ общего построения произведения в целом представляется следующим образом:

  7. выявление структурообразующих частей произведения, вплоть до самых мелких рубрик, с использованием логических правил деления;
  8. определение реальных логических отношении между выделенными частями;
  9. установление порядка расположения равнозначных и соподчиненных частей.

    Основой изучения построения произведения является формально-логический анализ, который связан со специально-предметным и лингвостилистическим анализом. Структурно-композиционные части выделяются по результатам осмысления содержания произведения. Это фрагменты предметно- и проблемно-тематического плана и все элементы произведения. Анализ текста с точки зрения синтаксиса и пунктуации позволяет понять смысл высказываний автора и найти однородные по каким-либо признакам части текста. Выявление фрагментов по их принадлежности к определенным речевым структурам базируется на нормативных материалах лингвистики.

    Анализ композиции предполагает выявление логических связей на уровне структурообразующих частей работы и на уровне фрагментов внутри каждой части. Эти связи раскрывают смысловые, структурно-логические отношения между ними. Они могут быть логически правильными и неправильными. Правильные с точки зрения логики связи могут не соответствовать специфике произведения и издания. Именно от особенностей произведения и издания зависит характер отношений между содержательными частями произведения. Поэтому сначала анализ направлен на выявление смысловых связей между самыми разными частями произведения, а затем — на оценку этих связей с точки зрения соответствия, во-первых, законам логики и, во-вторых, специфике произведения и издания. Целесообразность того или иного способа общего построения произведения и использования в нем сочетаний разного рода речевых структур определяется характеристиками произведения и издания.

    Процесс анализа композиции основан на мысленном разрушении существующих вариантов построения произведения, т. е. на его декомпозиции. Критический подход, на котором базируется анализ, требует осмысления содержания и установления связей, объективно существующих между фактами, независимо от того, как их представляет автор. Это процесс противоречивый. С одной стороны, при чтении отмечается четкая реакция на те варианты построения произведения, которые дает автор, с другой — авторские варианты разрушаются, и осмысление содержания и композиции проходит независимо от них, а в ориентации на объективно существующие связи, реальные логические закономерности и отношения.

    Существует понятие композиционные связи. Это смысловые, структурно-логические отношения между самыми разными частями произведения. Они могут быть выражены в произведении и издании по разному:

    по смыслу, без внешних признаков;

    словесно-понятийными средствами;

    графическими и полиграфическими средствами.

    Следовательно, в одних случаях композиционные связи в произведении никак не обозначены, в других — связь между композиционными элементами определенным образом обозначена, причем может быть прямо сказано, какая это связь («сделаем выводы», «итак», «уточним направления исследования», «приведем описание прибора» и др.), или же может быть только «сигнал» о начале нового композиционного фрагмента (наборные элементы, пробел в наборе и другие полиграфические средства).

    В основе построения произведений всех видов литературы, кроме художественной, лежит план. По плану можно составить представление об общем построении работы. Однако надо иметь в виду, что план может быть несовершенным и в какой-то мере не соответствовать содержанию. Только в результате полного анализа можно объективно оценить общее построение произведения.

    По итогам осмысления содержания произведения редактор выявляет его структурно-тематические части, а затем приступает к анализу логических отношений между ними. Есть равноправные (интегративные) отношения и отношения соподчинения. Разного рода недостатки композиции обусловлены тем, что характер связей между тематическими частями произведения не соответствует их реальным отношениям. После выявления реальных связей между частями произведения следует рассмотреть порядок их расположения. Возможна разная последовательность как равноправных, так и соподчиненных частей. Равноправные части, например, могут располагаться от простого к сложному, от главного к второстепенному, от известного к неизвестному, от общего к частному и др. Целесообразная последовательность определяется спецификой вида литературы, предмета и жанра произведения, целевого назначения и читательского адреса издания. Построение произведения зависит от логики исследования предмета, рассматриваемого в произведении, использованной методики, маршрута движения, описываемой технологии и др. Иначе говоря, построение произведения зависит от всего того, что лежит в основе его замысла и создания.

    Связи между всеми системообразующими элементами произведения устанавливаются с учетом их содержательной значимости. Ключевые положения, аргументы и примеры находятся в сложных взаимоотношениях. Каждая из системообразущих частей связана определенным образом как с аналогичными по содержательной значимости частями, так и с частями другой содержательной значимости. На уровне одинаковых по содержательной значимости фрагментов имеют место интегративные связи, на других уровнях — соподчинительные.

    При анализе и оценке композиции, кроме содержательной значимости отдельных фрагментов, принимаются во внимание средства выражения и формы представления литературного материала, его информативность, эстетическая, психологическая и эмоциональная насыщенность, используемые речевые структуры, характеристики по критериям достоверности, точности, новизны, научности, уместности, яркости, выразительности, наглядности, доступности. Иначе говоря, при анализе композиции рассматриваются все без исключения элементы произведения с учетом их логической и содержательной роли. При этом имеется в виду, что взаимосвязи между элементами анализа и элементами произведения многообразны и взаимообусловлены. Поскольку композиция — это путь, способ раскрытия содержания, порядок расположения частей произведения влияет на выразительность, наглядность и другие характеристики того или иного фрагмента и произведения в целом.

    Композиция является средством развития темы, представлением главной мысли и идеи произведения. Если фактический материал расположен в последовательности от плохого к хорошему, от известного к неизвестному, от временных изменений предмета к качественным, то в этом отражается логика содержания, именно так читателя подводят к главному выводу литературной работы. Смысловые оттенки содержания связаны и с расположением нетекстовых элементов произведения (таблиц, формул, рисунков) и фрагментов с цифрами, датами, фамилиями, названиями, цитатами. Предметом изучения при разборе композиции являются также порядок следования и сочетание материалов рационального и эмоционального характера.

    Выделив части произведения по признакам речевых структур — повествования, описания, рассуждения, — необходимо рассмотреть, в какой последовательности они расположены, какие между ними логические связи и как эти связи выражены. Нужно выявить связи между описаниями в рассуждениях, рассуждениями в повествованиях, а также между фрагментами, одинаковыми по признакам речевых структур. В произведении, как правило, имеют место сложные речевые структуры, включающие и повествования, и описания, и рассуждения, что усложняет композиционные связи.

    Целесообразный порядок расположения системообразующих частей произведения обусловлен не только их собственной логической значимостью и всеми присущими им особенностями, но и реальной значимостью для читателя. С чего, например, начать раздел? С ключевого положения или, может быть, с примера? В научной работе — с ключевого положения, в научно-популярной — можно и с примера.

    Многие недостатки композиции объясняются нарушением требований основных законов логики. К наиболее распространенным недостаткам композиции относятся: неправильное деление произведения на наиболее крупные структурные части; неправильная классификация фактического материала; выход за пределы темы; неполное раскрытие темы; несоразмерность частей; перекрещивание и взаимопоглощение материала; повторения; бессистемное изложение; неправильные логические связи между частями; неправильная или нецелесообразная последовательность частей; неудачная разбивка текста на абзацы.

    Осознанное использование при анализе четырех правил логического деления позволяет не только найти логические ошибки в композиции, но затем и устранить их.

    Деление произведения на части, т. е. структурирование фактического материала, должно быть обоснованным — всегда должно быть выдержано одно основание деления, один признак, принцип деления. Части целого, в данном случае тематические части произведения, имеют свои видовые различия, которые и являются основанием деления. Разработка каждой микротемы в произведении предполагает такую концентрацию соответствующего материала в одном разделе, при которой исключается перекрещивание и повторение фактов. Это требования взаимоисключения вопросов, тем. Члены деления, т.е. части произведения, должны исключать один другого.

    Логическое деление произведения на части должно быть соразмерным. Сумма объемов членов деления должна совпадать с объемом делимого. Другими словами, общий объем выделенных частей должен составлять целое — целесообразный объем произведения. При этом тема должна быть полностью раскрыта в соответствии с планом конкретной разработки. Логическое деление должно быть непрерывным. Каждая из выделенных частей в свою очередь делится на части и так до самых мелких частей. Каждая часть, с одной стороны, является самостоятельной, и в ней выявляются свои составляющие ее части, с другой стороны, она занимает свое определенное место в составе целого произведения.

    Деление произведения на части отражается в рубрикации, оглавлении, плане, плане-проспекте произведения.

    В качестве примера рассмотрим оглавление научно-популярной монографии «Человек и курение табака»:

    Немного из истории курения табака

    Табак и табачный дым

    Распространенность курения табака и его причины

    Пагубное влияние курения табака на здоровье человека

    Влияние курения на нервную систему

    Действие табака на сердечно-сосудистую систему

    Влияние табака на органы дыхания

    Влияние табака на органы пищеварения

    Влияние табака на органы чувств и эндокринную систему

    Курение и рак

    Курение и женский организм

    Влияние курения на организм детей

    Страдают окружающие

    Курение и работоспособность

    Заболеваемость и смертность курящих

    Алкоголь и курение

    Безвредного табака нет

    Меры борьбы с курением.

    Анализ оглавления показывает, что в структурировании произведения не выявляется одно основание деления. Логика развития данной темы просматривается легко:

    история табакокурения,

    курение табака и связанные с ним явления,

    современное положение дел с курением табака,

    влияние табака на здоровье курильщика,

    влияние табачного дыма на окружающих курильщика людей,

    влияние табака на работоспособность и продолжительность жизни человека,

    курение и другие вредные привычки,

    меры борьбы с курением.

    Однако при логически обоснованном общем подходе в развитии темы логически правильное структурирование работы не получилось. Так, в главе «Пагубное влияние курения табака на здоровье человека» материал сначала разделен на части по важнейшим системам жизнедеятельности организма и органам человека, а с раздела «Курение и рак» какой-либо общий принцип деления отсутствует. В результате неизбежно перекрещивание тематически однородного материала, например, в разделах «Курение и рак», «Влияние табака на органы чувств и эндокринную систему», «Курение и женский организм», «Страдают окружающие» и др.

    Наличие рубрикации и дробность рубрик определяются спецификой предмета, рассматриваемого в произведении, вида литературы, жанра произведения, его объемом, целевым назначением и читательским адресом издания. Чем сложнее содержание и характер связей между фактами, тем сложнее рубрикация.

    Рубрики имеют свои обозначения: словесно-понятийные, нумерационные, графические. Рубрики могут быть немыми (пробельная строка, наборные знаки, орнамент, родовые наименования с цифрами) и могут словесно выражать тему. Словесно-понятийные обозначения рубрик бывают в форме понятий, тезисов, вопросов. Родовые обозначения рубрик — часть, раздел, глава, параграф. Рубрики делятся на внетекстовые (на шмуцтитуле, шапка, на спуске полосы, вразрез текста) и внутритекстовые (размещение форточкой, фонариком, выделение шрифтом).

    Любое литературное произведение состоит из относительно самостоятельных и законченных смысловых фрагментов — абзацев. Абзац — это самая мелкая рубрикационно-композиционная часть произведения. Предложения в одном абзаце должны представлять смысловое единство. Процесс чтения и осмысление литературного материала во многом зависят от того, как выполнено деление текста на абзацы.

    В процессе анализа редактор должен определить, во-первых, правильное ли с логико-смысловой точки зрения абзацное деление в пределах отдельных фрагментов и произведения в целом и, во-вторых, соответствует ли оно специфике предмета, рассматриваемого в произведении, виду литературы, жанру произведения, целевому назначению и читательскому адресу издания.

    При анализе возникает вопрос о целесообразной дробности абзацного членения произведения. Так, дробное деление текста на абзацы предпочтительно, например, в школьных учебниках. Однако чрезмерно малые абзацы затрудняют чтение, усложняют его осмысление. При чтении фиксируется значительная реакция на абзац. Происходит мгновенная естественная остановка при переходе к новому абзацу. Многочисленные необоснованные содержанием остановки такого рода приводят к рассеиванию внимания, читатель отвлекается и с трудом усваивает прочитанное.

    При работе над композицией литературного произведения используется рабочее оглавление. В нем отражаются структура произведения, интегративные и соподчинительные связи между структурными элементами вплоть до самых мелких рубрик и смысловых фрагментов. Последние выносятся в рабочее оглавление по усмотрению редактора. В рабочем оглавления построение произведения представляется в схематизированном виде, что очень удобно для анализа, поскольку в такой записи легко выявляются принципы организации и структурирования литературного материала, логика развития темы. Составление рабочего оглавления есть письменно зафиксированный результат логического исследования композиции.

    При рассмотрении композиции выделяются все имеющиеся в произведении проблемно- и предметно-тематические фрагменты, логико-содержательные и другие элементы произведения. Выводы синтезируются применительно к понятиям «гармоничная целостность» и «системность». Они связаны с нормативными требованиями к общему построению произведения и с требованиями по соответствию признакам произведения и издания. Например, несоразмерность частей может быть недостатком произведения, а может быть и целесообразной в связи с необходимостью рассмотреть отдельные вопросы более подробно. Несоразмерность частей произведения также может быть обусловлена наличием интересного материала в большом объеме.

    После анализа, характеристики и оценки общего построения произведения следует анализ построения отдельных частей, которые определяются по признакам речевых структур — повествований, описаний, рассуждений. В произведении выделяются фрагменты по принадлежности к какому-либо типу текста — повествовательному, описательному или объяснительному (тексты-рассуждения). Каждый тип текста характеризуется своим типом изложения материала, логическими связями, своей внутренней логикой, последовательностью расположения элементов и композицией в целом.

    Типы текстов, принципы их построения, характеристика речевых структур описаны в литературной стилистике и литературном редактировании. Редактор, владея этими материалами, во-первых, определяет в каждом случае тип текста, во-вторых, анализирует текст с точки зрения целесообразности использования данного типа в конкретном варианте, в-третьих, анализирует фрагмент в плане его соответствия признакам типа, т. е. проверяет, правильно ли построено повествование, описание или рассуждение. Когда в произведении встречаются сложные речевые структуры, включающие и повествования, и описания, и рассуждения в переплетении их элементов, необходимо выявлять преобладающий тип. В структурах с разными типами изложения связи между фактами сложны и многообразны, что отражается на композиции.

    Предметы и явления реальной жизни могут быть отображены в произведении разными способами:

    в развитии во времени, последовательно во временных изменениях;

    в совокупности всех признаков и качеств, воспринимаемых одновременно;

    в причинно-следственных и других логических отношениях.

    В повествовательных текстах события, процессы, явления описываются в изменениях во времени. Структурные связи в них — временные, хронологические. Они имеют свои разновидности: прямое, обратное и смешанное хронологическое построение.

    В описательных текстах события, процессы, явления рассматриваются в совокупности всех присущих им признаков, свойств, черт, независимо от того, как они протекают во времени, как нечто законченное по своему содержанию, определенным образом сложившееся на данном этапе. Такие характеристики могут быть количественными, качественными, функциональными, структурными и др.

    Описания как речевые структуры отличаются обособленностью и статичностью (динамичностью). По структуре они делятся на аналитические, синтетические и аналитико-синтетические (смешанные). Между перечисленными признаками в описаниях возможны разные структурные связи. Предмет можно описать по движению глаз, его рассматривающих, по его собственному перемещению (например, вокруг оси), по маршруту движения, в соответствии с его строением, характеристиками или методами исследования, по убыванию или возрастанию признаков, от простого к сложному, от менее значимого к более значимому, от низшего к высшему, от определяющего к определяемому и др. В каждом конкретном случае выбирают строго определенный порядок расположения материала.

    Объяснительные тексты, или тексты-рассуждения, фиксируют движение, развитие мысли на логико-понятийном уровне. Мысль в рассуждениях развивается к выводу. Из ряда высказываний выводится новое высказывание, и между ними устанавливаются логические связи. Рассуждения должны соответствовать правилам умозаключения и доказательства. Они могут быть построены по индуктивному или дедуктивному способу. В рассуждениях возможны разные структурные связи: от посылки к выводу, от тезиса к аргументу и выводу, от явления к сущности, от фиксирования изменений к анализу их причин, от количественных характеристик к качественным, от содержания закона к формам его проявления, от истории предмета к его осмыслению, от абстрактного к конкретному и наоборот.

    Тексты-рассуждения наиболее сложны для работы. Части произведения, включающие рассуждения, например, тезисы и доказательства, не просто выделяются в виде логической схемы. Они могут быть разделены фрагментами текста разного объема. Их признаки (такие слова, как «следовательно», «далее», «наконец», «получим вывод», «рассмотрим пример», «четыре причины явления», «попытаемся доказать» и др.) в тексте произведения не всегда соответствуют реальным логическим связям и отношениям между явлениями, предметами.

    Оценка построения отдельных частей произведения обусловлена лингвистическими нормами, что позволяет исключить субъективные выводы. Так, иногда авторам говорят о том, что в отдельных частях произведения материал скучный, растянутый, однообразный и плохо воспринимается. При этом в целом правильном заключении не выявляются причины несовершенства этих фрагментов и, следовательно, трудно дать конкретные рекомендации автору, трудно объяснить, как работать с материалом. Например, в научно-популярном произведении встречается много описаний, которые следуют одно за другим, и в них не обнаруживается соблюдение какого-либо принципа построения (по движению объекта, по степени важности характеристик, по убыванию или возрастанию признаков и др.). Если редактор это понимает, он может обосновать свой вывод и легко объяснить автору, в чем именно несовершенство произведения или его части, а также может показать, в каком направлении и как работать, т. е. что практически можно сделать для устранения недостатков. При необходимости редактор должен объяснить автору, какими композиционными средствами достигается то или иное воздействие на читателя, как сделать произведение более ярким, а процесс чтения динамичным.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    9. Проблема классификации функционально-смысловых типов речи. Описание.

    В зависимости от содержания высказывания нашу речь можно разделить на такие типы: описание, повествование, рассуждение. Каждый тип речи обладает отличительными признаками.

    Описание — это изображение какого-либо явления действительности, предмета, лица путем перечисления и раскрытия его основных признаков. Например, описывая портрет, мы укажем на такие признаки, как рост, осанку, походку, цвет волос, глаз, возраст, улыбку и т. д.; описание помещения будет содержать такие его признаки, как размер, оформление стен, особенности мебели, количество окон и т. п.; при описании пейзажа этими признаками будут деревья, река, трава, небо или озеро и т. д. Общим для всех видов описания является одновременность проявления признаков. Цель описания в том, чтобы читатель увидел предмет описания, представил его в своем сознании.

    Описание может быть использовано в любом стиле речи, но в научном характеристика предмета должна быть предельно полной, а в художественном акцент делается только на самых ярких деталях. Поэтому и языковые средства в научном и художественном стиле разнообразнее, чем в научном: встречаются не только прилагательные и существительные, но и глаголы, наречия, очень распространены сравнения, различные переносные употребления слов.

    Примеры описания в научном и художественном стиле.
             1. Яблоня — ранет пурпуровый — морозостойкий сорт. Плоды округлой формы, диаметром 2,5—3 см. Вес плода 17—23 г. Сочность средняя, с характерным сладким, слегка вяжущим вкусом.

    2. Липовые яблоки были крупные и прозрачно-желтые. Если посмотреть сквозь яблоко на солнце, то оно просвечивалось как стакан свежего липового меда. В середине чернели зернышки. Потрясешь, бывало, спелым яблоком около уха, слышно, как гремят семечки.

    Повествование — это рассказ, сообщение о каком-либо событии в его временной последовательности. Особенность повествования в том, что в нем говорится о следующих друг за другом действиях. Для всех повествовательных текстов общим является начало события (завязка), развитие события, конец события (развязка). Повествование может вестись от третьего лица. Это авторское повествование. Может оно идти и от первого лица: рассказчик назван или обозначен личным местоимением я.
        Описание — один из самых распространенных компонентов монологической авторской речи. В логическом плане описать предмет, явление — значит перечислить его признаки.

    «Описание,- читаем в «Теории словесности» П.С. Когана (1915), — заключается в изображении целого ряда признаков, явлений, предметов или событий, которые необходимо представить себе все одновременно».

    Выделяют статическое описание, которое прерывает развитие действия, и динамическое описание — обычно небольшое по объему, которое не приостанавливает действия, будучи включенным в событие. Например, пейзаж дается через восприятие персонажа по ходу его передвижения («Степь» А.П. Чехова). Описание как тип речи зависит от точки зрения автора или рассказчика, от жанра, стиля, принадлежности автора к определенному литературному направлению.

    В художественной литературе, публицистике описание — важнейший элемент речи, позволяющий ярко, живо, наглядно, образно представить предмет, человека, событие, явление. Вот характерный пример из воспоминаний К.И. Чуковского о Репине:

    Между тем наступила зима. А зимняя Куоккала была совсем не похожа на летнюю. Летняя Куоккала, шумная, нарядная, пестрая, кишащая модными франтами, разноцветными дамскими зонтиками, мороженщиками, экипажами, цветами, детьми, вся исчезала с наступлением первых же заморозков и сразу превращалась в безлюдную, хмурую, всеми покинутую. Зимою можно было пройти ее всю, от станции до самого моря, и не встретить ни одного человека. На зиму все дачи заколачивались, и при них оставались одни только дворники, сонные, угрюмые люди, редко выбиравшиеся из своих тесных и душных берлог…

    Описание как тип речи тесно связано с лицом (портретизация), с местом, как в только что приведенном примере (сценичность), с условиями (ситуативность), в которых протекает действие. Описания могут быть портретными, пейзажными, событийными и т. д. Вплетаясь в авторскую речь, они выполняют многообразные стилистические функции.

    Так, пейзажное описание рисует атмосферу действия. Оно или совпадает с внутренним миром героя, или диссонирует с ним, дается по контрасту. Гамма оттенков здесь очень многообразна.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    10. Редакторская оценка различных типов повествования. Повествование как функционально-смысловой тип речи. Способы повествования.

    Повествование как рассказ о событиях, явлениях, дей­ствиях людей может быть включено в тексты самые различ­ные и по содержанию, и по стилевой принадлежности, и по жанрам. В публицистике так строятся информационные ма­териалы, хроникальные сообщения; в научной речи – рас­сказы об экспериментах, исследованиях и судьбах учёных; в официальных документах – протокольные записи о различ­ных происшествиях и т. д. В художественной литературе по­вествование – самый необходимый способ изложения, имен­но он служит изображению событий в развитии, описанию явлений, сменяющих друг друга. Даже в поэтических произ­ведениях повествование занимает значительное место, если автор избирает эпические жанры. Так, в «Евгении Онегине» легко найти примеры повествования.

    Онегин был готов со мною

    Увидеть чуждые страны;

    Но скоро были мы судьбою

    На долгий срок разведены.

    Отец его тогда скончался.

    Перед Онегиным собрался

    Заимодавцев жадный полк.

    У каждого свой ум и толк:

    Евгений, тяжбы ненавидя,

    Довольный жребием своим,

    Наследство предоставил им,

    Большой потери в том не видя

    Иль предузнав издалека

    Кончину дяди старика.

    LII

    Вдруг получил он в самом деле

    От управителя доклад,

    Что дядя при смерти в постеле

    И с ним проститься был бы рад.

    Прочтя печальное посланье,

    Евгений тотчас на свиданье

    Стремглав по почте поскакал.

    3. Способы передачи последовательности событий, действий, явлений в повествовании

    Главная особенность всех повествовательных текстов – глагольный тип речи, причём в роли сказуемого вы­ступают, как правило, глаголы прошедшего времени совер­шенного вида, потому что только они способны изобразить действия, сменяющие друг друга.

    От телефониста Юрий Алексеевич пошел на поляну к телу убитого им молодого белогвардейца. На краси­вом лице юноши были написаны черты невинности и всё простившего страдания. «Зачем я убил его?» – поду­мал доктор.

    Он расстегнул шинель убитого и широко раскинул ее полы <…> Сквозь пройму Сержиной рубашки вывалились вон и свесились на цепочке наружу крестик, медальон и еще какой-то плоский золотой футлярчик или тавлинка с поврежденной, как бы гвоздем вдавленной крышкой. Футлярчик был полураскрыт. Из него вывалилась сложенная бумажка. Доктор развернул её и глазам своим не поверил. Это был тот же деревянный псалом, но в печатном виде и во всей своей славянской подлинности.

    В это время Сережа застонал и потянулся. Он был жив. Как потом обнаружилось, он был оглушен легкой внутрен­ней контузией. Пуля на излёте ударилась в стенку материн­ского амулета, и это спасло его. (Б. Пастернак)

    Правда, иногда для оживления повествования писатели обращаются и к глагольным формам настоящего вре­мени при изображении прошлых событий:

    Он снова уснул и через минуту опять проснулся. Его разбудил тихий заглушенный голос невдалеке. Достаточ­но было нескольких долетевших слов, чтобы Юрий Андреевич понял, что уславливаются о чем-то… (ср.: уславли­вались о чем-то…) (Б. Пастернак)

    повествование изображает тесно связанные между собой события, действия, явления, происходившие в про­шлом. Рассказ о них может отразить реальную последова­тельность происходившего, как это чаще всего бывает в очер­ках, повестях, романах. Но иногда автор нарушает последо­вательность событий добавочными линиями повествования, вспоминая о более ранних историях или заглядывая в буду­щее. Такие приёмы значительно усложняют композицию произведения, и редактор может указать автору на неоправ­данные «скачки» в повествовании. Однако подобные замеча­ния должны быть мотивированы. Редактору нужно учиты­вать особенности стиля автора, тему произведения, его жанр. В детективных рассказах писатели нередко начинают пове­ствование с изображения какого-нибудь криминального слу­чая. Скачки в последовательном изображении событий усиливают напряженность сюжета.

    События, о которых ведётся рассказ, называются узла­ми повествования. Редактор определяет, удачно ли выбраны эти главные моменты в развитии действия, понятно ли изображены события, ясна ли их взаимосвязь. Если ка­кие-то узлы повествования опущены, то теряется связь последующих событий с предыдущими. Задача редактора – заметить эти пропуски.

    В то же время в повествовании могут появиться несущественные подробности, которые никакого смыслового и художественного значения не имеют. Тогда редактор должен помочь автору отказаться от несущественных деталей, исключить упоминание о событиях, не представляющих интереса.

    В повествовании не только отражается смена событий, но и изображается сам процесс, который может происходить быстро или медленно. Повествование показывает и то, как изменяется сам объект наблюдения – будь то персонаж или окружающая его обстановка. Мастерство автора состоит в том, что ему удаётся донести до читателя полную картину описываемых событий и человеческих судеб. Впрочем, эти задачи ставят перед собой художники слова и решают их в рассказах, повестях или романах, композиция которых редко подвергается критике литературного редактора.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    11. Правка-обработка и правка-переделка в процессе редактирования.

     

    Правка-обработка

    — такое исправление рукописи, которое позволяет считать ее издательским оригиналом, уже готовым к печати.

    При правке-обработке используется весь комплекс операций: уточняются фактические данные, исправляются композиционные недочеты, устраняются логические неувязки и совершенствуется языковая сторона произведения (устраняются все лексические и стилистические недочеты). Все серьезные изменения, вносимые в текст редактором, необходимо согласовать с автором. В ином случае, литсотрудник обрабатывает материал самостоятельно, стараясь сохранить авторский слог (стиль), исправляя только то, что противоречит нормам языка и искажает мысль.

    Правка-переделка

    Применяется при подготовке к печати рукописей тех авторов, которые слабо владеют литературным языком. Правка-переделка широко используется в редакциях газет, особенно в отделах писем, так как материалы, присылаемые читателями, по разным причинам бывает трудно отправить в печать в том виде, в каком они поступили.

    Разновидностью правки-переделки является так называемая «литературная запись». Это запись рассказа бывалого человека о своей жизни, работе, успехах. На основе этих рассказов литератор-редактор в содружестве с автором-рассказчиком создает литературное произведение. Или литературные работники сами подбирают литературный материал и пишут необходимый текст, который согласуется с этим лицом. Если под таким материалом подписывается не работник газеты, а лицо, завизировавшее текст, то это называется «заавторством» [«ghost-writing»].

    «Заавторство» выражается не только в том, что на основании письменных материалов или устного рассказа статью пишет журналист, а подписывает ее другое лицо, но и в том, что он включает в нее свой взгляд на вещи, выдает свое мнение за авторское, т.е. за мнение того, кто подписал статью.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    12. Работа редактора над лексикой рукописи. Устранение лексических ошибок.

     

    Работа редактора над лексикой выдвигает в качестве важ­нейшей проблему выбора слова для наиболее точного выра­жения мысли. Правильное употребление слов автором пред­ставляет собой не только достоинство стиля, но и необходимое условие информативной ценности произведения, действен­ности его содержания. Неправильный выбор слова искажает смысл высказывания, порождая не только лексические, но и логические ошибки в речи.

    Слова следует употреблять в строгом соответствии с их семантикой, т. е. значением. Каждое знаменательное сло­во имеет лексическое значение, называя явления и предметы действительности, которым в нашем сознании соответствуют; определенные понятия. При четком изложении мысли используемые автором слова полностью соответствуют своему предметно-логическому значению. В.Г. Белинский писал: «Каждое слово должно до того исчерпывать все значение требуемого мыслию целого произведения, чтоб видно было, что нет в языке другого слова, которое тут могло бы заменить его» Поиск единственно необходимого в тексте слова требует от писателя напряжения творческих сил и неустанного труда. Этот труд порой отражен в рукописях, позволяющих нам ознакомиться с лексическими заменами, которые сделал автор, шлифуя стиль произведения. Например, в черновике повести А.С. Пушкина «Дубровский» находим такую правку: Члены (суда) встретили его (Троекурова) с изъявлениями глубокого уважения [глубокой преданности, глубокого подобострастия] – последнее слово наиболее выразительно охарактеризовало поведение подкупленных Троекуровым чиновников, и писатель оставил его в тексте.    

    Стремление найти точные слова побуждает писателей помногу раз править текст, сопоставляя возможные варианты выражения мысли. Заметив в тексте ту или иную лексическую ошибку, ре­дактор должен прежде всего ее точно назвать – анахронизм это или алогизм, эвфемизм или употребление слова без учета семантики… Знание типологии речевых ошибок – важное условие профессионализма литературного редактора, кото­рый должен уметь убедить автора в том, что текст нуждается в стилистической правке.

    Изучение всех особенностей словоупотребления предваряет работу редактора, выполняющего стилистическую правку рукописи. Работа редактора с текстом на лексическом уровне невозможна без углубленного анализа словоу­потребления. Стилистическая оценка использования лексических средств языка выдвигает в качестве важнейшей проблему выбора слов для наиболее точного выражения мысли. Правильное употребление слов – это не только высокое стилистическое качество произведения, но и необходимое условие его информативной ценности, действенности его содержания.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    13. Критерии редакторской оценки использования существительных.

     

    Имя существительное по праву занимает важнейшее место в составе морфологических и стилистических ресурсов русского языка. Это обусловлено его семантическими свойствами, количественным преобладанием над другими частями речи и потенциальными изобразительно-выразительными особенностями. Существительные заключают в себе предметные значения, без которых невозможно выражение мысли, поэтому использование существительных является обязательным условием всякой речевой деятельности. Однако их употребительность в сравнении с другими частями речи колеблется в зависимости от содержания текста, его стилевой принадлежности, функционально-смыслового типа речи, особенностей слога, замысла писателя и т. д. Особенно велика потребность в ча­стом обращении к существительным в книжных стилях — официально-деловом, научном, публицистическом: в них по­стоянно возникает необходимость наименования учрежде­ний, лиц, предметов деятельности людей, их действий, часто обозначаемых здесь отглагольными существительными. Именной характер книжных стилей создается и благодаря распространенной в них замене глагольного сказуемого глагольно-именным сочетанием, повторением одних и тех же наименований, что обусловлено стремлением к точности, от­казом от употребления местоимений. Все это дает основание утверждать, что имя существительное призвано господство­вать в книжных функциональных стилях, и только в отдель­ных жанрах публицистики оно уступает свои позиции глаго­лу, привносящему в речь событийный характер.

    Однако не следует недооценивать эстетическую роль су­ществительных в речи. И в художественной, и в публицисти­ческой речи существительные выступают замечательным средством создания экспрессии.

    Писателям, публицистам свойственно преимущественно наглядное мышление в противовес отвлеченному, что прак­тически находит отражение в широком использовании конк­ретных существительных. Искусное введение их в текст со­здает зримые картины. Причем в художественной речи эсте­тическую функцию «могут выполнять существительные, употребленные в прямом значении, не подвергаясь образно­му переосмыслению:

    Вчера я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города, на самом высоком месте, у подошвы Машука: во время грозы облака будут спускаться до моей кровли. Нын­че в 5 часов утра, когда я открыл окно, моя комната на­полнилась запахом, цветов, растущих в скромном пали­саднике. Ветки цветущих черемух смотрят мне в окна, и ветер иногда усыпает мой письменный стол их белыми лепестками. (М. Ю. Лермонтов)

    В публицистических текстах, близких к художественным, особая ценность конкретных существительных определяется изобразительными возможностями при описании художественных деталей. В этом случае слова, называющие бытовые реалии, нередко весьма «прозаические» вещи, заключают в себе большую образную энергию и представляют неограниченные изобразительные возможности для описания жизни героя, обстановки, картин природы, быта.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    14. Критерии редакторской оценки использования прилагательных

     

    По количеству слов имя прилагательное уступает только существительному, что выгодно отличает наш язык от языков, вовсе неимеющих имен прилагательных или весьма бедных на эту часть речи. Так, в старославянском языке, превосходившем русский язык по богатству лексических изобразительных средств, был не очень широк «круг качественных определений — жизненно-бытового, гражданского, общественно-психологического характера — отвлеченно- эмоциональных»1.

    В эпоху становления русского национального языка активно пополнялся состав имен прилагательных, впитывались красочные определения и эмоционально-оценочные эпитеты из устного народного творчества. Качественные оценки внутреннего и внешнего мира, изощренные приемы отвлеченно-оценочного и пластического изображения свойств, признаков предметов отчасти были восприняты нашим языком от западноевропейских, и особенно от французского языка в XVIII в. Все это способствовало интенсивному развитию категории качества в русском литературном языке.

    Частотность имен прилагательных в тексте в значительной мере определяется частотностью имен существительных. При именном типе речи, как правило, в тексте господствуют не только существительные, но и прилагательные. Отличи­тельным признаком их употребления в разных функцио­нальных стилях является преобладание относительных при­лагательных в книжных стилях и обилие качественных прилагательных в художественной речи. В этом сказывается влияние экстралингвистических факторов, определяющих семантико-тематический отбор «качественных слов» в текстах разного содержания.

    Обращение писателей и журналистов к прилагательным в тексте во многом зависит от употребления существитель­ных, ведь эти части речи всегда появляются вместе. В описа­ниях они незаменимы.

    Богатая и гибкая система прилагательных в русском языке создает разнообразные выразительно-изобразительные воз­можности, которые реализуются эстетической функцией этой части речи. Журналисты привлекают прилагательные для описания портрета героя. Сошлемся на пример из уже цити­рованной статьи о Рональде Рейгане:

    Ему чуть больше двадцати, он высок, красив и фотоге­ничен, и знакомая актриса зовет его в Голливуд.

    …Он стал отличным актером второго плана, надеж­ным, безотказным и высокооплачиваемым. <…> Коронным амплуа Рейгана стала роль друга главного героя, уступаю­щего ему свою невесту и великодушно провожающего их к венцу.

    Прилагательные незаменимы и при описании пейзажа, обстановки, в которой показан тот или иной герой. И все же при употреблении прилагательных важно со­хранять чувство меры, не злоупотребляя эпитетами, порож­дающими многословие. А. П. Чехов советовал молодому Горькому: «Читая корректуру, вычеркивайте, где можно, определения… Понятно, когда я пишу: «человек сел на траву. Наоборот, неудобопонятно и тяжеловато для мозгов, если я пишу: «высокий, узкогрудый, среднего роста человек с рыжей бородой сел на зеленую, уже измятую пешеходами траву, бесшумно, робко и пугливо оглядываясь». Это не сразу укладывается в мозгу, а беллетристика должна укладываться сразу, в секунду»1. Еще в большей мере это относится к публицистическим произведениям, особенно — к материалам газеты.

    Подчеркнуто экспрессивный характер имеет и элятив, представляющий собой разновидность превосходной степени в простой форме, указывающей на большую меру качества без сравнения: милейший человек, добрейшая душа, обыкновеннейший случай. Многие прилагательные в форме элятива активно используются в книжных стилях: новейшие достижения, благороднейшая цель, наилучший результат, некоторые из них фразеологизировались: кратчайший путь, теснейшим образом и т. д. Журналисты используют элятивные формы, например: Народы заинтересованы в быстрейшем разрешении этого конфликта; Задолженность должна быть погашена в кратчайшие сроки.

    15. Критерии редакторской оценки использования числительных

     

    Имя числительное в отличие от прилагательного является самой «нестилистической» частью речи: его употребление не связано с экспрессивными стилями. Однако в журналистских материалах числительные подчас незаменимы, с ними нередко связана информация, ориентированная на эмоциональное восприятие. Так, в спортивной журналистике имя числительное получает особое стилистическое значение, концентрируя информацию об «очках, голах, секундах». Однако в этом случае «настоящие числительные» представлены лишь в устной форме репортажей, которые передаются по радио, телевидению; в газетных же материалах предпочтение отдается цифрам: 30-летний штангист из Милана Л. Тараненко превысил мировой рекорд в самой тяжелой весовой категории (свыше 110кг), набрав в сумме двоеборья 467кг.

    Прежнее мировое достижение — 465кг— принадлежало супертяжеловесу А. Гуняшеву из Таганрога.    

    Особого внимания заслуживает частотность числительных в публицистических текстах, рассчитанных на зрительное или слуховое восприятие. Насыщение текста числительными, включение их в систему языковых средств, усиливающих действенность речи, зависит от авторской установки, жанра, размера публикации, ее стилистического воплощения. Если в короткой заметке о новом спортивном рекорде числительное является господствующей частью речи, то в очерке, интервью его оттесняют на второй план иные средства речевой экспрессии. Журналисты, пишущие о том или ином событии в живой, занимательной форме, не могут не считаться с особым положением чис­лительных среди других частей речи и понимают, что перенасыщение текста цифровым материалом утомляет читателя, а потому противопоказано для экспрессивных жан­ров публицистики.

    Особенно нежелательно злоупотребление числительными в текстах, рассчитанных на слуховое восприятие. Трудно слушать оратора, который приводит много цифровых данных. Поэтому опытные лекторы выносят статистические данные в специальные таблицы, предназначенные для зрительного восприятия, не загромождая числительными свою речь. Это должны учитывать и редакторы, которые готовят материалы для передачи по радио, телевидению. Но еще больше они должны предупреждать речевые ошибки, возникающие при неправильном прочтении цифр. А это очень часто вызывает затруднения у дикторов.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    16. Критерии редакторской оценки использования местоимений.

     

    Обращение к местоимениям в письменной речи ограничено: они не употребительны в официально-деловом и научном стилях, но в публицистическом и художественном весьма популярны. И не только потому, что нередко служат средством стилизации разговорной речи, которая «местоименна по своей сути»;1 не только потому что позволяют избежать повторения существительных, лишь указывая на них, но и по той причине, что некоторые авторы ищут в местоимениях своеобразные источники речевой экспрессии; обращения к ним нередко продиктовано эстетическими мотивами, что вызывает особый стилистический интерес.

    Проанализируем выразительные возможности некоторых местоимений. По богатству экспрессивных красок на первом месте среди них стоят личные местоимения. Употребление личных и притяжательных местоимении я, мы, мой, наш приводит к субъективации авторского повествования. Этот стилистический прием широко используют писатели и публицисты. Так, журналист, выступая в очерке от первого лица, создает впечатление достоверности описываемых событий, как бы «приближая» их к читателю: Я вхожу в комнату, где живет режиссер Алексей Герман, и будто попадаю в знакомый по экрану мир. Личные местоимения в прямой речи, которая тоже является сильным источником экспрессии, создают «эффект присутствия» читателя в описываемой ситуации:

    Узнаю, что многие вещи германовской квартиры пере­селялись в павильон и снимались в фильме. Зачем?

    — Мне это было очень важно. Висел портрет отца, пор­трет матери… Соврать под их взглядом было немыслимо.

    На читателя воздействует неожиданное введение в текст личных местоимений ты, мы, это создает иллюзию причас­тности, соучастия:

    Германа собирались увольнять со студии. И тут он сво­ими руками изрезал «Лапшина», думал, что спасает. Друзья, увидев новый вариант, пришли в ужас: «Что ты наде­лал?» Хорошо, что ему удалось восстановить картину. Мы так ликовали! Прыгали от счастья. Фильм ожил.

    В этом отрывке «эмоциональные всплески» приходятся на предложения с местоимениями ты, мы. Насколько про­играл бы текст, если бы журналист написал: Друзья пришли в ужас от того, что он наделал; Единомышленники режиссера так ликовали. Таким образом, в сочетании с синтаксически­ми приемами обращение к личным местоимениям позволяет автору усилить экспрессивную окраску речи.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    17. Критерии редакторской оценки использования глагольных форм.

     

    В публицистическом стиле глагольность может стать определяющей чертой того или иного текста, если функционально-смысловой тип речи ориентирует на повествовательный событийный характер изложения. Однако при иных условиях в газетно-публицистических текстах (особенно если они испытывают сильное влияние официально-делового стиля, глагольность порой сводится до минимума, что в одних случаях вполне закономерно, а в других оценивается как проявление негативного влияния стандарта, снижающего эстетическую сторону речи. Например, стилистически оправдано употребление отглагольных существительных при низкой частотности глаголов в таком случае:

    Ключевые направления перестройки высшего образования — это упрочение связей вузов с производством, с жизнью. Нынешнему поколению вузовских работников стоит реализовать принципиально новый тип отношений высшей школы и отраслей производства. Правитель придает особое значение отработке экономического и правового механизма такого сотрудничества, его тесной с общей перестройкой управления в стране. (Из газет)

    В тексте используется множество отглагольных существительных, выступающих как термины, в которых отражены важнейшие понятия. Такое распределение имен и глаголов в газетной статье отвечает задачам жанра, в котором дано описание, констатация существующего положения.

    Иная картина соотношения этих частей речи характеризует стиль репортажа со Всероссийского съезда учителей. Повествовательному характеру речи здесь соответствует глагольная форма изложения информации: «Воспитание человека новой формации начинается в школе… Школьная реформа стала неотъемлемой частью перестройки. Однако проходит она непросто, пока буксует… Многое предстоит изменить в деятельности средней школы… Следует значительно поправить положение дел с преподаванием курса литературы… Выступавшие самокритично отмечали не­достатки в деятельности учреждений просвещения…»

    Если в газетных статьях вытеснение глагольных форм именами придает речи нежелательную канцелярскую окраску, редактор должен выправить текст. Рассмотрим пример такой стилистической правки:

    Неотредактированный вариант

    В этом мощном зрелищном предприятии современная техника, которой оборудована сцена, позволяет изменять декорацию, не опуская занавес. На глазах у зрителя будет происходить подъем и опускание стола, открывание и закрывание рампы.

    Отредактированный вариант

    В новом театре, оснащенном самой современной техникой, при смене декораций не понадобится много раз опускать и поднимать занавес. На глазах у зрителя можно трансформировать сцену, спрятать в люк и вновь поднять стол, открыть и закрыть рампу.

    Устраняя «расщепление» сказуемого, редактор усилил действенность речи: заменил глагольно-именные сочетания глаголами, ввел новые сказуемые, что значительно оживило рассказ.

    Публицистический стиль в сравнении с другими книжными стилями обладает значительно большими возможностями использования различных семантических групп глаголов, хотя ограничения жанрового и тематического характера все же сдерживают свободу авторского выбора.

    Глагол используется в речи прежде всего для передвижения, выражающего динамику окружающего мира духовной жизни человека. Если автор хочет отобразить картины, в которых предметы перестают быть неподвижными, «вдохнуть жизнь» в повествование, он обращается к глаголам.Речь, насыщенная глаголами, выразительно рисует стремительно разворачивающиеся события, создает энергию, напряженность повествования.

    Мастера художественного слова видят в глаголе и средство образной конкретизации речи.

    18. Работа редактора над синтаксическими конструкциями.

     

    Стилистическая оценка параллельных синтаксических конструкций

    Проиллюстрируем синтаксический параллелизм простыми примерами:

    1. Редактор прочитал рукопись и написал рабочую рецензию.

    2.Редактор, прочитав рукопись, написал рабочую рецензию.

    7.Редактор, прочитавший рукопись, написал рабочую рецензию.

    8.Редактор закончил чтение рукописи и приступил к написанию рабочей рецензии.

    9.Когда редактор прочитал рукопись, он смог написать рабочую рецензию.

    6. После прочтения рукописи редактор написал рабочую рецензию.

    7. Написание рабочей рецензии редактором стало возможным после прочтения рукописи.

    Как видим, эти конструкции отличаются главным образом способами обозначения действия, которые в pyccком языке различны. Чаще всего действие обозначает спрягаемая форма глагола (1-й пример), но то же значение передает и деепричастие (2-й пример), причастие (3-й пример), глагольное существительное в составе «расщепленного» сказуемого (4-й пример), инфинитив (как часть составного глагольного сказуемого — 5-й пример), наконец, отглагольные существительные (6-й, 7-й примеры). Все эти конструкции отличаются оттенками значения и стилистической окраской. Наиболее удобны нейтральные, спрягаемые формы глагола — причастия и деепричастия имеют книжную окраску; отглагольные существительные выделяются канцелярским звучанием, которое еще усиливается пассивной синтаксической конструкцией (7-й пример). Наблюдаемое при этом «убывание глагольности» от примера к примеру сказывается на эстетической стороне речи: ее не украшают отглагольные существительные, они придают высказыванию тяжеловесность.

    Из этого следует, что автор и редактор должны использовать параллельные синтаксические конструкции, учитывая характер текста, его жанр и общую стилевую установку в определенном произведении. Важно также иметь в виду оттенки значения глагольных слов в том или ином предложении. Так, в 1-м и 5-м примерах подчеркнуто главное действие (прочитал), сообщение о нем в придаточной части предложения (в 5-й конструкции) способствует актуализации этой глагольной формы, которая при этом обретает боль­шую самостоятельность.

    Преобразование конструкции приводит к утрате глагольности, и, следовательно, во 2, 3, а тем более — в 4, 6, 7-й конструкциях действие отодвигается на второй план. При­частие и деепричастие еще более или менее удерживают гла­гольные признаки (значение вида придает высказыванию большую определенность, значение времени, свойственное только причастиям, также важно для характеристики дей­ствия). Но если деепричастный оборот («второе сказуемое») акцентирует внимание на дополнительном действии, то при­частный оборот, выступающий как распространенное опре­деление, усиливает, выделяет субъект действия (ре­дактор, прочитавший рукопись, а не кто другой) . Инфини­тив, не обладающий важными глагольными признаками, только называет действие (смог написать рецензию), но не может дать полное о нем представление. И наконец, отгла­гольное существительное нейтрализует представление о дей­ствии как о динамическом процессе, указывая лишь на сам факт его совершения.

    Таким образом, несмотря на богатство и разнообразие синтаксических конструкций в русском языке, их параллелизм — весьма условное понятие. Параллельные синтаксические конструкции должны употребляться с учетом их се­мантических и стилистических особенностей, ролью в общей структуре текста, и было бы заблуждением считать их равноценными и взаимозаменяемыми.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->