ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТКОЙ ЭТИКИ

Средства массовой информации и коммуникации часто вызывают полемику в обществе. Вопросы массовых коммуникаций важны потому, что прямо или косвенно оказывают влияние на жизни людей. Ярким примером может служить освещение вопросов экономики, охраны окружающей среды, неизменно вызывающих критику. Аудитория СМИ любит обсуждать полученную из газет или с экранов информацию и делает это, не всегда хорошо владея предметом и понимая существующие проблемы. Но, безусловно, люди имеют право выражать свои мнения, делиться впечатлениями. Общепринято, что «тот, кто платит, тот и заказывает музыку», и поэтому вопросы собственности на СМИ и контроля за ними также всегда в центре внимания тех, кого интересует эта область. Влияние, которое СМИ оказывают на общество, тоже привлекает внимание и порождает дискуссии. СМИ уже по определению находятся на виду, что делает их весьма и весьма уязвимыми для всесторонних нападок. Работа журналистов подвергается критике вне зависимости от того, нарушают ли они законы профессиональной этики или нет. «Профессия предоставляет журналисту право и, более того, вменяет ему в обязанность вершить от имени общества публичный моральный суд над явлениями, привлекающими внимание общества»,- пишет в своей книге главный редактор «Журналиста» Д.С. Авраамов. Сам процесс журналистского труда, а главное, его результат, так или иначе, затрагивают интересы многих. О профессиональной пригодности человека к журналистике нельзя судить без учета его нравственных качеств, которые для этого вида труда имеют не меньшее значение, чем квалификация. Профессиональное здесь практически всегда выступает как моральное, и наоборот.

Прежде всего следует начать с того, что правовые основы профессиональной этики российского журналиста заложены в нескольких законодательных актов. Это в первую очередь Конституция РФ, в которой среди прочих прав и свобод человека и гражданина признаются и гарантируются «право на неприкосновенность частной жизни», «право на тайну переписки», «свобода мысли и слова», «свобода искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом», «свобода массовой информации». Одновременно Конституция закрепляет некоторые ограничения названных свобод, объявляя, например, недопустимыми «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия», «пропаганду или агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду», «принуждение кого-либо к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них». Также законодательную базу о СМИ составляют: непосредственно Закон РФ «О средствах массовой информации», а также Гражданский и Уголовный кодексы.

Вышеупомянутые кодексы оговаривают порядок и способы воздействия на нарушителей прав и свобод граждан, а также нарушителей введенных Конституцией и Законами РФ ограничений и запретов. Интересующие нас статьи кодексов достаточно конкретны, не требуют пояснений и потому считаю достаточным проанализировать их.

Знакомясь с Законом, нельзя не обратить внимания на то, что в нём ни слова не говорится о задачах прессы, о том, что ей можно освещать, а чего нельзя, кому следует контролировать тематику, направленность её выступлений. Дело в том, что уже в 1-й статье провозглашено, что пресса свободна, а в 3-й – что цензура отменяется. Эти статьи, а также 58-ю, содержащую в себе требования о необходимости прекращения финансирования, более того – необходимости немедленной ликвидации организаций либо учреждений, которые пытались бы осуществлять функции цензуры мы считаем ключевыми для российского Закона. Этими положениями, в частности, и определены независимость, суверенность газеты в выборе содержания и тематической направленности выступлений. В самых общих чертах тематическая сторона деятельности согласно статье 10 оговаривается в заявлении о регистрации средства массовой информации. В рамках указанного заявления журналист имеет полную свободу самовыражения. Правда, с учётом того, что выносит за рамки свободы 4-я статья Закона.

В этой 4-ой статье названы «недопустимость, злоупотребление свободой массовой информации», перечисляется то, о чём журналистам не рекомендуется писать, за что предусмотрена либо уголовное, либо какое-нибудь иное наказание. Так, журналист не может разглашать сведения, составляющие государственную или другую тайну, охраняемую законом. Журналист не может призывать к насильственному захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства. К ненасильственному захвату и изменению, как это вытекает из статьи, призывать допускается. С этим, очевидно, надо связывать нередко появляющиеся теперь в прессе антиправительственные, антипрезидентские и т. п. выступления. Грани между «насильственным» и «ненасильственным» судя по опыту авторы выступлений стараются не переступать.

Недопустимо пропагандировать в прессе войну, насилие, жестокость, расовую, религиозную, национальную исключительность или нетерпимость. Запрещено и преследуется в соответствии с Законом использование средств массовой информации для вмешательства в личную жизнь граждан, посягательства на их честь и достоинство. Об этом идёт речь не только в статье 4, но и в статьях 49 («Обязанности журналиста») и 51 («Недопустимость злоупотребления правами журналиста»). Кроме того, на журналистику распространяется действие тех положений Конституции РФ, гражданского и уголовного законодательства, которые нацелены на защиту частной жизни граждан. К частной жизни отнесены все вопросы, которые гражданин вправе решать самостоятельно. Например, охраняется от постороннего вмешательства личная переписка, телефонные переговоры, телеграфные и иные сообщения, гарантируется неприкосновенность жилища и находящихся там вещей, охраняется тайна усыновления. Нарушение этих норм чревато для любого лица или организации уголовным наказанием вплоть до лишения свободы.

Рассмотрим вопросы ответственности и прав журналиста.

Если журналист является автором публикации или передачи, то, согласно статьям 4, 51 и 62, он несет полную ответственность за материалы. Мера ответственности зависит от того, какой в конкретном случае допущен просчет: допустил ли журналист злоупотребление предоставленными ему правами (скажем, в области сбора материала), свободой слова или нарушение иного рода. К действующему законодательству, на основании которого оцениваются действия журналиста, в первую очередь относятся Гражданский и Уголовный кодексы Российской Федерации.

Если журналист готовит материал к печати, то, согласно статьям 47 и 49, он должен «проверить достоверность сообщаемой ему информации». В отдельных случаях журналист освобождается от проверки, а также от ответственности за неточности, ошибки, содержащиеся в материале. Согласно статье 57 Закона, сотрудник редакции не несет ответственности за сведения:

1) если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях;

2) если они получены от информационных агентств;

3) если они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб;

4) если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений депутатов и делегатов на сессиях, съездах, конференциях и т.п., а также официальных выступлений должностных лиц;

5) если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с Законом;

6) если они являются дословным воспроизведением материалов, распространенных другим средством информации.

Надо добавить, что редакция не имеет права редактировать тексты, написанные депутатами по их инициативе.

Хотелось бы также обратить внимание на статью 47, трактующую вопрос о правах журналиста. В своих взаимоотношениях с администрацией сотрудник редакции опирается на демократические нормы, определенные Законом. Он имеет право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях, предназначенных для распространения за его подписью, отказаться от подготовки за его подписью материала, противоречащего его убеждениям, снять свою подпись под выступлением, содержание которого было искажено в процессе редакционной подготовки, а также распространять подготовленные им материалы за своей подписью, под псевдонимом или без подписи.

Вообще же права отказываться от редакционного задания Закон журналисту не предоставляет. Если бы это было сделано, то права журналиста вступили бы в конфликт с его обязанностями. В статье 49 указывается, что он должен осуществлять программу деятельности средства массовой информации, с которым состоит в трудовых отношениях, и руководствоваться редакционным уставом. Но и здесь есть оговорка: журналист обязан отказаться, если редактор дает ему задание, являющееся незаконным по своему характеру. В случае несогласия с программой редакции и уставом следует просто уйти из данного коллектива.

Завершая разговор о законе «О средствах массовой информации» отметим, что очень важен уже сам факт, что закон действует, выступая в качестве правового регулятора во взаимоотношениях общества и его структур с прессой и журналистами. Если в своё время союзный Закон был своего рода прорывом в тоталитарной системе, то российский Закон существенно упрочил позиции, завоеванные прогрессивной журналистской общественностью. Задача заключается в том, чтобы и правоохранительные органы, и работники газет, журналов, радио, телевидения добивались реального соблюдения статей Закона в текущей практике.

 

 

 

 

2. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ ЖУРНАЛИСТСКОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

Индивидуальное сознание воспринимает профессиональную мораль не как нечто абсолютное. Напротив, оно сопоставляет её нормы с общими требованиями нравственности, которые индивид усваивает ещё до приобщения к профессии.

Изучение норм и ценностей профессиональной морали происходит только с учетом собственного опыта. Единство изучения требований журналистской этики с осмыслением практического опыта и приобщением к непосредственной работе в редакции – наиболее результативный путь освоения начинающим журналистом профессиональной морали.

Расширение гласности, развитие демократии, совершенствование организации и условий труда в редакциях способствуют успеху этого процесса. Ведь человек полагает себя ответственным только за те действия, в которых он принимает более или менее активное участие и имеет возможность выбора. Именно в этих случаях у него возникнет внутренняя потребность познать пределы свободы, которыми общество регламентирует деятельность представителей журналистского цеха, дабы случайно не нарушить их.

При более подробном взгляде на профессиональную мораль, основные принципы которой уже сложились, возникает вопрос, как же формируются подобные регуляторы работы журналиста. Рассуждение можно начать с того, что деятельность журналиста сложна и неоднозначна и может по-разному быть оценена как в результате, так и в процессе работы.

Общественный и корпоративный интересы могут совпадать друг с другом, а могут вступать в конфликт. В процессе деятельности журналиста отношения между ним и другими членами общества могут обостряться, поскольку журналисту постоянно приходится включаться в социальные конфликты и занимать в них ту или иную позицию. Перед пишущим постоянно возникают моральные искушения и соблазны. Он может им поддаться, умолчать о чем-то существенном, но неприятном, может также использовать печатную трибуну для выражения личных или групповых амбиций. И как результат — напряженность в отношениях с другими членами общества у него воспроизводится вновь и вновь.

Эта напряженность проистекает из-за внутренней противоречивости журналистской деятельности. Журналист и читатель выступают в разных социальных ролях: одно дело специалист, другое – тот, кто пользуется плодами его труда. Уничтожить эту разницу не под силу никому. Не замахивается на неё и профессиональная мораль. Она не разрешает противоречия, а находит компромиссы, согласовывает взаимные интересы противостоящих сторон. Опыт согласования этих интересов и фиксируется в профессионально-нравственных нормах поведения специалиста.

Такие нормы журналистской этики, как, например, обязательная предварительная проверка публикуемых сведений или правило при разборе конфликта непременно выслушивать обе стороны, рождались в результате проб и ошибок из практически целесообразных действий, первоначально в качестве требований технологических, гарантирующих публикацию от неточностей.

Формирование профессионально-нравственной нормы начинается с частной производственной ситуации и идет от конкретного к абстрактному. Постепенно технологические операции приобретают все более общий смысл, выходящий за пределы этой отдельной ситуации, а вместе с ним — и нравственное содержание.

Чисто технологических, нейтральных операций насчитываются единицы. К примеру, перепечатка материала, вычитка корректуры, идентификация фото… Подавляющее большинство остальных в той или иной мере связаны для журналиста с нравственным выбором.

Предмет журналистской деонтологии, во-первых, составляет система обязанностей и норм поведения, выражающих отношение журналиста к своей профессии, к ее чести и достоинству, которая предполагает ответственность за нарушение этих норм. Во-вторых, в ее предмет входят правила, регулирующие отношения журналиста, с теми, кто пользуется плодами его труда: с читателем, зрителем, слушателем. Ибо именно в этой системе связи журналист реализует свой профессиональный долг.

Нормы профессиональной морали обладают различной степенью общности. Одни дают специалисту минимальную ориентацию, только в пределах частной ситуации: «при правке не искажай смысл читательского письма». Другие требования носят более общий характер и оставляют журналисту больше самостоятельности. Скажем, «следи, чтобы своим материалом ты невольно не затронул интересы третьих лиц». Здесь автору материала приходится думать и решать самому.

Предписания более общего порядка, выходящие за рамки частной ситуации, называются принципами профессиональной морали.

Правда, среди специалистов иногда раздаются голоса, будто профессиональная мораль своих принципов не имеет вовсе и заимствует их у господствующей в обществе нравственности. Дело же, наверное, в том содержании, которое вкладывается в понятие «принцип». Если рассматривать его как требование абсолютное, то действительно такие нормы профессиональная мораль заимствует из общей нравственности. Это – правдивость, объективность, приверженность свободе слова. В профессиональных кодексах эти требования лишь конкретизируются.

Принципами профессиональной морали журналиста называют не только эти абсолютные требования, но также и нормативные предписания профессионального поведения, выходящие за рамки отдельной ситуации.

Любая профессионально-этическая норма (и не только в журналистике) в своих истоках есть определенный, складывающийся десятилетиями способ согласования интересов сторон при столкновении с типичными профессионально-нравственными проблемами. Генетически норма связана с типичными профессиональными ситуациями и потому воспроизводится в поведении специалистов постоянно и в массовом порядке. Это во-первых. И, более того, касается нормативных предписаний любой общности.

А во-вторых, мы ограничиваем сферу действия нормы конкретной профессиональной ситуацией прежде всего для того, чтобы отличить норму от других структурных элементов профессиональной морали, более высокой степени общности: иных различий между ними нет.

К тому же с ситуацией норма связана ровно настолько, насколько она связана с общими требованиями морали, руководствуясь которыми журналист приступает к делу. Применяясь в массе сходных случаев, общие принципы впитывают опыт типичного поведения, конкретизируются и приобретают способность ориентировать журналиста в ситуациях подобного рода.

В теории журналистики существуют и несколько иные взгляды на систему требований, которые общество предъявляет к журналистскому цеху. Г.В. Лазутина, например, рассматривает совокупность этих требований как трехэтажную пирамиду. На верхнем этаже она размещает такие категории, как профессиональный долг, ответственность, совесть, честь, достоинство. Второй уровень, по ее мнению, составляют профессионально-этические принципы, в которых отражены уже более конкретные требования к поведению журналиста. К группе регуляторов третьего уровня она относит запреты или побуждения, регламентирующие все аспекты поведения журналиста в конкретных производственных ситуациях, – собственно профессионально-этические нормы.

По мнению Д.С. Авраамова, высшие, сверхнормативные регуляторы вообще не умещаются в профессиональных рамках. Это представления об идеале, счастье, смысле жизни. Ведь именно отсюда, с самой высокой вершины, тянутся направляющие к тем профессионально-этическим категориям, которые Г.В. Лазутина поместила в пике своей пирамиды. «Идеал» питает представления о профессиональном долге и справедливости, от «смысла жизни» берет начало ответственность, а «счастье» дает опору самооценивающим механизмам: совести, чести, достоинству. Более того, именно благодаря высшим регуляторам все остальные нравственные предписания получают возможность не буквалистского, а творческого применения.

Профессиональная мораль способна оказывать воздействие на трудовую деятельность не только с помощью норм. Она регулирует поведение и через систему ценностей, на утверждение которых ориентирует журналиста. Если в понятии нормы подчёркивается обязанность поступать определениям образом и подразумеваются санкции за ее нарушение, то в ценности превалируют добровольность и внутренняя убежденность в необходимости следовать ей. Если норма конкретизирует содержание поведения в той или иной типичной ситуации, то ценность всегда предлагает более общий ориентир.

Профессиональная мораль журналиста в этом отношении не составляет исключения. Более того, требования общества к работникам прессы, как известно, фиксируются в кодексах, к которым в обиходе часто сводят всю профессиональную мораль журналиста. Их, собственно говоря, и называют журналистской этикой — настолько крепко запечатлен в общественном мнении удельный вес декларируемых ими норм. И хотя ни для кого из пишущего цеха не составляет тайны, что провозглашаемая нравственность и реальные нравы могут решительно расходиться друг с другом, общественное мнение профессиональной среды просто-напросто не способно функционировать без опоры на эталоны поведения, признаваемые большинством. Нравственная норма никогда не предписывает ничего такого, к чему часть человечества не пришла бы уже в результате своего социального опыта и не убедилась бы в его целесообразности.

К тому же профессиональная мораль может восприниматься как нечто осязаемое и цельное лишь в словесной оболочке кодексов. Ведь в поведении журналиста она прочно маскируется самыми разными действиями, которые не поддаются расшифровке со стороны, а в его индивидуальном сознании она представляет всего-навсего одну сторону, срез, аспект. Поэтому, когда в обществе вспоминают о профессиональной морали и этике, имеют в виду в первую очередь кодексы, а то и вовсе только их.

Кодексы чести есть у большинства профессиональных корпораций мира. Особое место в их ряду занимают международные принципы журналистской этики.

Разработка и согласование международных принципов профессиональной этики, которые называют «демократическим минимумом» современного журналиста, потребовали большой предварительной работы. Базой для сотрудничества весьма различных по своим целям организаций стала Декларация ЮНЕСКО об основных принципах, касающихся вклада органов информации в дело укрепления мира и международного взаимопонимания, прав человека, борьбы против расизма, апартеида и подстрекательства к войне.

Под эгидой ЮНЕСКО после 1978 г., когда была одобрена названная Декларация, прошло несколько встреч, на одной из которых – IV Консультативной встрече международных и региональных журналистских организаций, проходившей в 1983 г. сначала в Праге, а затем в Париже – и удалось согласовать международные принципы этики журналиста. Их всего десять. Особенно остро проходило обсуждение девятого и десятого принципов. В провозглашении обязанностью журналиста воздерживаться от подстрекательства или оправдания агрессивных войн, гонки вооружений, противодействовать расизму и колониализму газета «Вашингтон пост» усмотрела посягательство на принцип свободы печати. Обозреватель газеты категорически настаивал на том, что проповедники войны должны пользоваться точно такой же свободой, как и ее противники.

Принцип под названием «Устранение войн и других зол, противостоящих человечеству» был все-таки согласован представителями разных организаций, равно как и другое принципиальное требование – содействовать новому международному порядку в области информации.

Эти принципы не лишают и не могут никого лишить свободы слова. Но на тех, кто входит в профессиональные объединения, они налагают нравственную обязанность бороться за общечеловеческие ценности, за мир, демократию, социальный прогресс. Эта демократическая борьба провозглашается профессиональным долгом честного журналиста.

В действующих ныне кодексах недостаточно учитываются значительные перемены, происходящие в сфере коммуникаций, и новые нравственные проблемы, возникающие в этой связи.

Стремительные сдвиги в социальной сфере создают ситуации, в которых привычные образцы поведения уже не могут служить ориентирами, ибо они диктовались совсем другими условиями. Поэтому рождение новой нравственной нормы имеет порой не меньшее значение для общественного развития, чем кардинальное научное открытие.

Кодекс профессиональной этики российского журналиста был принят Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 г. в Москве.

Основные этические профессиональные принципы российского журналиста:

1. Журналист всегда обязан действовать, исходя из принципов профессиональной этики.

2. Журналист соблюдает законы своей страны, но в том, что касается выполнения профессионального долга, он признает юрисдикцию только своих коллег, отвергая любые попытки давления и вмешательства со стороны правительства или кого бы то ни было.

3. Журналист распространяет только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен, прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой информации или распространением заведомо ложных сведений.

Журналист обязан четко проводить в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывает, и тем, что составляет мнения, версии или предположения, в то же время в своей профессиональной деятельности он не обязан быть нейтральным.

При выполнении своих профессиональных обязанностей журналист не прибегает к незаконным и недостойным способам получения информации. Журналист признает и уважает право физических и юридических лиц не предоставлять информацию и не отвечать на задаваемые им вопросы — за исключением случаев, когда обязанность предоставлять информацию оговорена Законом.

Журналист рассматривает как тяжкие профессиональные преступления злонамеренное искажение фактов, клевету, получение при любых обстоятельствах платы за распространение ложной или сокрытие истинной информации.

Убедившись в том, что он опубликовал ложный или искаженный материал, журналист обязан исправить свою ошибку, используя те же полиграфические и (или) аудиовизуальные средства, которые были применены при публикации материала. При необходимости он должен принести извинения через свой орган печати.

Журналист отвечает собственным именем и репутацией за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения, распространенные за его подписью, под его псевдонимом или анонимно, но с его ведома и согласия. Никто не вправе запретить ему снять свою подпись под сообщением или суждением, которое было хотя бы частично искажено против его воли.

4. Журналист сохраняет профессиональную тайну в отношении источника информации, полученной конфиденциальным путем. Никто не может принудить его к раскрытию этого источника. Право на анонимность может быть нарушено лишь в исключительных случаях, когда имеется подозрение, что источник сознательно исказил истину, а также когда упоминание имени источника представляет собой единственный способ избежать тяжкого и неминуемого ущерба для людей.

Журналист обязан уважать просьбу интервьюируемых им лиц не разглашать официально их высказываний.

5. Журналист полностью осознает опасность ограничений, преследования и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. Выполняя свои профессиональные обязанности, он противодействует экстремизму и ограничению гражданских прав по любым признакам, включая признаки пола, расы, языка, религии, политических или иных взглядов, равно как социального и национального происхождения.

Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания. Журналист придерживается принципа, что любой человек является невиновным до тех пор, пока судом не будет доказано обратное. В своих сообщениях он воздерживается называть по именам родственников и друзей тех людей, которые были обвинены или осуждены за совершенные ими преступления, за исключением тех случаев, когда это необходимо для объективного изложения вопроса. Он также воздерживается называть по имени жертву преступления и публиковать материалы, ведущие к установлению личности этой жертвы. С особой строгостью данные нормы исполняются, когда журналистское сообщение может затронуть интересы несовершеннолетних.

Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека. Такие ограничения вмешательства неукоснительно выполняются, если речь идет о людях, помещенных в медицинские и подобные учреждения.

6. Журналист полагает свой профессиональный статус несовместимым с занятием должностей в органах государственного управления, законодательной или судебной власти, а также в руководящих органах политических партий и других организаций политической направленности.

Журналист сознает, что его профессиональная деятельность прекращается в тот момент, когда он берет в руки оружие.

7. Журналист считает недостойным использовать свою репутацию, свой авторитет, а также свои профессиональные права и возможности для распространения информации рекламного или коммерческого характера, особенно если о таком характере не свидетельствует явно и однозначно сама форма такого сообщения. Само сочетание журналистской и рекламной деятельности считается этически недопустимым.

Журналист не должен использовать в личных интересах или интересах близких ему людей конфиденциальную информацию, которой может обладать в силу своей профессии.

8. Журналист уважает и отстаивает профессиональные права своих коллег, соблюдает законы честной конкуренции. Журналист избегает ситуаций, когда он мог бы нанести ущерб личным или профессиональным интересам своего коллеги, соглашаясь выполнять его обязанности на условиях заведомо менее благоприятных в социальном, материальном или моральном плане.

Журналист уважает и заставляет уважать авторские права, вытекающие из любой творческой деятельности. Плагиат недопустим. Используя каким-либо образом работу своего коллеги, журналист ссылается на имя автора.

9. Журналист отказывается от задания, если выполнение его связано с нарушением одного из упомянутых выше принципов.

10. Журналист пользуется и отстаивает свое право пользоваться всеми предусмотренными гражданским и уголовным законодательством гарантиями защиты в судебном и ином порядке от насилия или угрозы насилием, оскорблений, морального ущерба, диффамации.

В ходе недавнего изучения этических кодексов СМИ из более чем 50 стран мира исследователь Том Кунер определил три сферы, в которых перед журналистами возникают основные этические проблемы. Это: поиск истины, стремление к ответственности, непреодолимый магнетизм свободы слова. Поиск истины, говоря конкретным языком, означает передачу точной, объективной и достоверной информации. Стремление к ответственности — вторая категория этической журналистики – подразумевает долг профессионалов СМИ служить своей аудитории, а не, скажем, рекламодателям или властям. Свобода слова, ключевое понятие в словаре западной демократии, подчинена в Кодексе российского журналиста служению правде и ответственности. В ходе дискуссии на конференции в Москве вопрос свободы печати чаще всего возникал в контексте ограничений, которые этические кодексы возлагают на журналистов.

Наконец, важное внимание должно быть уделено тому, о чем эта типология и кодексы умалчивают. Речь идет об основных условиях, при которых этика может эффективно управлять деятельностью СМИ. В этой связи на конференции говорилось об экономическом, политическом, социальном и правовом климате в России. Возможно ли стремиться к истине, если существуют правительственные ограничения на доступ к информации? Реально ли требовать от прессы ответственности на фоне низких доходов от рекламы? Какой смысл в свободе печати, если журналистов затаскивают но судам, обвиняя их в нанесении ущерба чести и достоинства политиков?

При всей своей взаимозависимости и взаимоналожении эти сферы могут служить хорошей отправной точкой при рассмотрении Кодекса профессиональной этики российского журналиста, да и вообще при обсуждении журналистской этики в России.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Несмотря на чётко сформулированные правовые и моральные ограничения, нужно отдавать себе отчёт в том, что это всего лишь настойчивые рекомендации, но решение следовать им или не следовать в конкретной ситуации всё-таки будет принимать живой человек, а не мифический идеальный журналист. И в этом смысле трудно представить, что, хоть раз столкнувшийся с угрозами в свой адрес или в адрес своих близких и натолкнувшийся в такой ситуации на демонстративное равнодушие правоохранительных органов обычный журналист будет и впредь, не оглядываясь по сторонам, пытаться донести до читателей правдивую, но для чьих-то интересов опасную информацию, опираясь при этом только на чувство журналистского долга.

Трудно ожидать от обычного журналиста, родившегося и выросшего в нашей стране (где «закон, что дышло…» и где человек часто славится не тем, что всю жизнь соблюдал законы, а тем, что умел их обходить), что он в конкретной ситуации без колебаний предпочтёт длинный, но законный путь короткому, но игнорирующему закон.

И большой вопрос: можно ли его в этом обвинять? Ведь он – продукт окружающей его действительности. И, как это ни прискорбно, необходимо, наверное, признать, что в настоящее время в России серьёзнейшим отрицательным регулятором в работе журналиста является низкий общий морально-нравственный уровень населения, разложившиеся правоохранительные органы и коррумпированная или, как минимум, зависимая судебная система. Всё это превращает работу журналиста, опирающегося на высокоморальные принципы, в постоянное испытание на прочность, а нравственный выбор часто сводится к выбору: «Нравственно ли отступить от своих принципов, если на карту поставлена безопасность твоих близких?»

Конечно, не всё так печально, и наметившаяся за последние годы динамика в сторону роста правового самосознания граждан, укрепления нравственных устоев общества, требовательности к правоохранительным органам, оставляет надежду, что влияние этого последнего из названных регуляторов на работу журналиста будет ослабевать. Возможно скоро журналист, решившийся осветить острую тему, не будет оставаться один на один с проблемой среди равнодушия сограждан и бездействующих правоохранительных органов перед выбором, не оставляющим выбора.

И тут необходимо отметить, что на этом пути журналисты, уже выстрадавшие свой Кодекс профессиональной этики и использующие такое мощное средство влияния на общественное мнение как СМИ, могут и должны быть впереди, подавая пример нравственного поведения в условиях нашей сегодняшней действительности всем остальным.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий: Итоги и перспективы. М.: РИП-холдинг, 2000. .
  2. Лазутина Г.В.Профессиональная деятельность журналиста. М., 2001.
  3. Кодекс профессиональной этики российского журналиста // Профессиональная этика журналистов. Т. 1. М., 2001
  4. Моисеев В. Журналистика и журналисты. СПб., 2001
    1. Общественная экспертиза: Анатомия свободы слова 2000. М., 2000.
    2. Прохоров Е.П. Журналистика и демократия. М., 2003.
    3. Тертычей А.А. Расследовательская журналистика. М., 2001

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->