Охарактеризуйте основные социально-психологические идеи Г.Тарда и В. Парето

Жан Габрие́ль Тард (фр. Gabriel Tarde; 12 марта 1843, Сарла, Франция — 13 мая 1904, Париж, Франция) — французский социолог и криминолог.

В социологии, как и его современник Эмиль Дюркгейм, основывал свои теории на статистических данных, интересовался природой социальных норм, придавал большое внимание сравнению как методу научного исследования. Однако в противоположность теориям Дюркгейма, где центральная роль всегда отводилась обществу, которое формирует человека, Тард сконцентрировал свое внимание на изучении взаимодействия людей (индивидуальных сознаний), продуктом которого выступает общество. Сделав основной акцент на изучении индивидов, он активно выступал за создание социальной психологии как науки, которая должна стать фундаментом социологии.

Психология масс представляет собой другую форму первых социально-психологических теорий. Эта теория родилась во Франции во второй половине XIX в. Истоки ее были заложены в концепции подражания Г. Тарда. С точки зрения Тарда, социальное поведение не имеет другого объяснения, кроме как при помощи идеи подражания. Идея подражания учитывает иррациональные моменты в социальном поведении, поэтому оказывается более продуктивной. Именно эти две идеи Тарда — роль иррациональных моментов в социальном поведении и роль подражания — были усвоены непосредственными создателями психологии масс итальянским юристом С. Сигеле (1868—1913) и французским социологом Г. Лебоном (1841—1931).

По мнению Тарда, основой развития общества выступает социально-коммуникационная деятельность индивидов в форме подражания (имитации) — «общество, в конце концов, есть подражание» («la société, c’est l’imitation»). Под процессом подражания понимается элементарное копирование и повторение одними людьми поведения других. Процессы копирования и повторения касаются существующих практик, верований, установок и т. д., которые воспроизводятся из поколения в поколение благодаря подражанию. Этот процесс способствует сохранению целостности общества.

Другим важным понятием в объяснении развития общества, по Тарду, является «изобретение» (или «нововведение»). Оно рассматривается Тардом как процесс адаптации к изменяющимся условиям окружающей среды. Все новое, что возникает в обществе (будь то идеи или материальные ценности) — результат творческой деятельности немногочисленных одаренных личностей. Раз возникнув, новое явление приводит в действие процесс подражания. Утверждение всех основных социальных институтов произошло, по Тарду, именно потому, что обыкновенные люди, не способные изобрести что-то новое, стали подражать творцам-новаторам и использовать их изобретения.

Таким образом, деятельность немногих новаторов и изобретенные ими новшества являются, по мнению Г.Тарда, основным двигателем социальной эволюции, способствуя развитию общества. Следует при этом учитывать, что наибольшее распространение получают не любые «изобретения», а те, которые в целом вписываются в уже существующую культуру и не сильно противоречат ее основам.

Борьба друг с другом разных «изобретений», по разному решающих возникшие перед обществом проблемы, приводит к возникновению оппозиции (противодействия инновациям). Ее результатом являются разного рода споры, конфликты и противоборства (вплоть до военных действий). Тем не менее, на смену любой оппозиции обычно приходит адаптация, усвоение «изобретения». На этом цикл социальных процессов завершается, и общество не меняется, пока какой-либо новатор не совершит нового «изобретения».

Особой темой исследований Тарда было сравнительное изучение толпы и публики. Полемизируя с Г.Лебоном, Тард выступал против описания современной ему действительности как «века толпы». С его точки зрения, XIX век — это, скорее, век публики. Противопоставляя эти два понятия, Тард подчеркивал необходимость тесного физического контакта между людьми в случае, когда речь идет о толпе, и достаточность умственных связей для возникновения публики. Такое духовное единство понималось ученым как общность мнений, интеллектуальная общность. Огромную роль в становлении «общества публики» играют СМИ, которые формируют в людях общность мнений вне зависимости от их месторасположения.

Парето, Вильфредо (15 июля 1848, Париж — 20 августа 1923, Селиньи, кантон Женева, Швейцария) — итальянский инженер, экономист и социолог. Один из основоположников теории элит.

По мысли Парето, общество имеет пирамидальную структуру, на вершине которой находится элита — руководящий социальный слой, направляющий жизнь всего общества. Залог успешного развития — своевременная ротация (обновление) элиты.

Он разработал теории, названные впоследствии его именем: статистическое Парето-распределение и Парето-оптимум, широко используемые в экономической теории и иных научных дисциплинах.

   В. Парето ввел в научный оборот термин «элита». В «Трактате по общей социологии» он определил ее как группу лиц, обладающих высшими показателями в своей области деятельности. Выдвижению людей в элиту способствует наличие у них специфических психологических качеств, например инстинкта комбинаций, умения предвидеть и выражать скрытые влечения масс. По мнению Парето, в обществе, наряду с элитой, всегда существует «контрэлита» (потенциальная элита) — лица, которые по своим психологическим качествам могли бы войти в элиту, но не вошли в нее в силу своего социального положения. Самый нижний слой общества составляет неэлита — те, кто не располагает ни субъективными, ни объективными возможностями войти в элиту. Сама элита не является неизменной, а находится в непрерывной трансформации. Когда контрэлита достигает определенных показателей в своем развитии, она занимает место правящей элиты, а бывшая правящая элита, потеряв свои лучшие качества, переходит в неэлиту. Известен тезис В. Парето, что история — «это кладбище аристократий». Подобный круговорот элит исследователь описал как «закон циркуляции элит». Смена элит позволяет сохранить социальное равновесие, так как обеспечивает приход к власти элит, обладающих качествами, востребованными общественной ситуацией. Обновление может осуществляться в двух формах: поступательной (выборы и кооптация в свои ряды представителей контрэлиты) и обвальной. Последний вариант — это революции и перевороты.

В зависимости от методов властвования В. Парето выделил два типа элит:

элита лисиц, в которой преобладает «инстинкт комбинаций»: способность лавировать, убеждать, обманывать. Приход этой элиты в систему управления воплощает общественную тенденцию к изменению;

элита львов. Для этого типа элиты характерна ставка на силовые методы воздействия и неспособность к заключению компромиссов. Львы выражают консерватизм, тенденцию к постоянству форм организации общественной жизни.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Анализ психологии масс в работах С. Сигеле и Г. Лебона

 

Создатели теории психологии масс С. Сигеле и Г. Лебон использовали гипотезы подражания и иррациональности масс, принадлежащие Тарду, разрабатывая ее. С. Сигеле – юрист, который обратил внимание на аффективные моменты в изучаемых уголовных делах, Лебон же, который был социологом изучал отношение между толпой и «высшим светом», заметив противопоставление этих двух ячеек общества. Свою точку зрения он изложил в труде «Психология народов и масс», которая вышла в свет в 1895 году.

Лебон утверждал, что человек, оказываясь в людской «массе» теряет свое лицо, становится более подвержен влиянию чувств и страстей, теряет способность к логическому мышлению – все это приводит личность к импульсивным действиям, внушаемости, исчезновению умения самоконтроля. На основе такой «хаотичности» общества Лебон делал вывод о необходимости возглавлять это общество – эту роль он возлагал на «элиту». Единственным основанием для таких выводов служило лишь наблюдение за массой во время паники. Никаких других подтверждений концепции Лебона не было.

Специфика массовой психологии заключается, по мнению С. Сигеле, в ее инстинктивной природе. Способность сознательного и разумного управления поведением людей в условиях толпы неизбежно утрачиваться, настроение и поведение индивида в массе всегда иррационально, т.е. характеризуется неспособностью контролировать поступки и действия. Разгул неизменных побуждений, страстей, влечений, массовой истерии — вот что характеризует толпу. Поэтому массовые скопления людей — благодатная почва для совершения преступных действий. «…Возбуждение и гнев толпы очень глубоко переходит в короткое время, благодаря одному только влиянию численности, в настоящее бешенство». Преступные «деяния» в толпе происходят в «состоянии аффекта», что, с точки зрения уголовного права, должно рассматриваться как смягчающее вину обстоятельство. В связи с этим С. Сигеле будучи специалистом в области уголовного права, добился соответствующих статей в итальянское законодательство.

Итак, С. Сигеле, подобно Г. Тарду и Г. Лебону, изучал социально-психологические особенности толпы, акцентируя более чем кто-либо на ее отрицательных социально-психологических характеристиках, таких как агрессивность, истеричность, безответственность, иррационализм, анархизм. Свой взгляд на этот социальный феномен он выразил в названии своей главной научной работы «Преступная толпа».

Тем не менее, теория Лебона была распространенной в конце XIX века – именно тогда имели место различные демонстрации и забастовки. Тогда социальная психология была направлена на противостояние этим акциям и призвана определить изначально иррациональную природу явлений массовых выступлений, распространить утверждение о негативном влиянии толпы на человека. Поэтому теория психологии масс, утверждение ее априорной ненормальности в эту эпоху имело успех.

В целом теория психологии масс было абсолютно не обоснованным – во-первых в теории не было рассмотрено общество как таковое, вопрос сводился только к толпе – к массе. И даже ее пагубное влияние на личность было рассмотрено лишь в единичном случае паники толпы. В этой теории лишь признается главенствующая роль личности над социумом, хотя  это никак не было подтверждено в самой теории. Однако, психология масс, а точнее те проблемы, которые были поставлены Лебоном и Сигеле и в настоящее время играет большую роль в социальной психологии

 

 

 

 

 

 

 

3. Назовите и проанализируйте психологические характеристики толпы согласно Г. Лебону

 

По мнению Г. Лебону, толпа — это универсальное средство «усреднения людей». Стоит большому (или не очень) количеству людей собраться в одном месте, как сразу же происходит процесс усреднения, т.е. люди с более высокой социально-психологической организацией опускаются до низкого, примитивного уровня. В толпе исчезает личность, чувства и мысли индивидов толпы нивелируются, она обладает как бы единой душой (этот принцип выражается в «законе духовного единства толпы»).

Индивиды толпы не обязательно должны присутствовать в одном месте. Достаточно, чтобы они обладали единообразием мыслей и чувств. Например, толпу может составлять целый народ. Образование толпы не зависит от количества составляющих элементов. Толпу могут составить и несколько человек, а вот, если нет необходимых условий, то и сто человек не превращаются в толпу. Жизнь толпы также весьма различна по продолжительности — от нескольких минут до нескольких месяцев. Коллективная душа толпы по мнению Лебона бессознательна, и хотя это слово у него достаточно неопределенно однако он полагает, что в бессознательном главную роль играют расовые наследственные компоненты. Именно благодаря им индивиды и могут объединяться в толпу, сознательное же их разъединяет.

В толпе индивиды «заражают» друг друга своими чувствами, мыслями и действиями, механизм этого в гипнозе и внушении. Восприимчивость к внушению в толпе приводит к тому, что у индивидов как бы исчезает, «засыпает» сознательная личность и они становятся автоматами, готовыми на любые действия, в том числе на самопожертвование. Индивиды в толпе напоминают первобытных людей — им свойственны буйство, свирепость, энтузиазм, героизм, хотя в изолированном состоянии каждый индивид и может быть вполне разумным. Например, присяжные иной раз выносят приговоры, противоречащие здравому смыслу, в отдельности же каждый из них не принял бы такого абсурдного решения. Впрочем толпа способна не только на злые поступки, она способна и на героизм — все зависит от того, какое внушение ей было сделано.

Таковы общие характеристики толпы, данные Лебоном, хотя он сознает, что созданная им схема толпы — идеальна, это абстракция, и в абсолютной полноте данные свойства не проявляются. Однако в качестве абстрактного объекта данная схема вполне пригодна. Г.Лебон предлагает следующую классификацию толпы:

1. Разнородная толпа.

1) Анонимная толпа (например, уличная);

2) Не анонимная (присяжные, парламентские собрания и т.п.).

2. Однородная толпа.

1) Секты (политические, религиозные и пр.).

2) Касты (военные, духовенство, рабочие и т.д.).

3) Классы (буржуазия, крестьянство и т.п.).

Рассмотрим более подробно характеристики толпы.

Разнородная толпа собирается из индивидов, имеющих разные профессии, образование, интеллект и пр. Поскольку главный фактор, с точки зрения Лебона, влияющий на характеристики толпы — раса, то существенно отличается разнородная толпа одной расы и толпа той же разновидности, но состоящая из представителей разных рас. Например, касательно политических вопросов, латинская толпа обнаруживает стремление к централизации и «цезаризму», тогда как английская или американская толпа предпочитает деятельности государства частную инициативу. Французы больше ориентированы на ценности равенства, англичане — свободы. Анонимная толпа отличается от не анонимной чувством ответственности, совершенно отсутствующем в первом случае, и несколько развитом во втором (хотя мы помним, что ответственное отношение к делу для толпы, в целом, нехарактерно). Однородная толпа по степени организации подразделяется на секты и касты. Секта объединяет индивидов различных профессий, воспитания, социального положения на основе общности верований, например, религиозных и политических. Каста — высшая степень организации, доступная толпе. В состав касты входят индивиды одной профессии, которая и определяет характер воспитания и общественного положения. Что касается класса, то он возникает в силу общности социального положения, образа жизни, воспитания и интересов. К классу могут относиться люди разных профессий и верований.

По этой классификации, оценивая характер поведения людей, выделяется, прежде всего, пассивные и активные типы характера толпы.

Пассивная толпа — стихийное скопление людей с отсутствием стимулов, к какому либо недовольству. Толпа пассивного характера быстро собирается и также быстро рассеивается. Эмоциональный компонент в этой толпе почти не выражен и проявляется в своего рода лишь «заражении» любопытством.

Активная толпа обязательно имеет сильно выраженный эмоциональный заряд, а на что он будет направлен, зависит от обстоятельств.

Одним из наиболее опасных вариантов является толпа агрессивная. Этот вид толпы, которая пытается решить те или иные социально назревшие проблемы насильственным путем, при этом теряет рациональную основу для своих действий и вымещает, чувство гнева и неудовлетворенности на совершенно случайных объектах.

Спасающаяся толпа легко превращается в паническую, если доступ людей к средствам и способам спасения оказывается неопределенным или ограниченным.

Стяжательская толпа — это скопление людей, движимых стремлением к грабежу, разворовыванию материальных ценностей, которые стали неожиданно доступными в силу тех или иных условий. Не следует в этих случаях сваливать вину только на «уголовный элемент». Анализ поведения при стихийных бедствиях показывает, что обычно и добропорядочные люди при определенных обстоятельствах, когда им кажется, что не перед кем отвечать, включаются в толпу мародеров. Тенденция к «рационализации», т.е. к оправданию перед самим собой своих действий (все равно имущество пропало бы; его украл бы кто-нибудь другой; хозяева имущества, видимо, погибли и т.п.), составляет тот психологический механизм, который использует человек, чувствуя всё-таки ответственность за содеянное преступление. Это — тоже феномен толпы.

Одним из наиболее принципиальных является вопрос об условиях возникновения тех массовых проявлений, которые можно назвать феноменом толпы. Исследователи справедливо выделяют два типа таких условий: долговременного и ситуативного характера. К первым относятся любые экономические, социальные, политические и другие факторы, относительно длительного действия, которые создают высокий уровень напряженности в обществе, формируют и нагнетают чувства неудовлетворенности, беспомощности и отчаяния. Факторов социальной напряженности в нашем обществе в течение всей его истории было немало. Период перестройки, а в дальнейшем и рынка с одной стороны, открыл возможность для массовых выступлений, а с другой — добавил новые, усиливающие напряжённую обстановку факторы в виде обострения национальных противоречий и связанных с ними последствий.

Таким образом, возникло то необходимое сочетание обстоятельств, при которых социальные взрывы происходят по любым поводам. Эти поводы и составляют ситуативные условия, как массовых проявлений вообще, так и феномена агрессивной толпы.

Необходимо подчеркнуть, что главная роль всегда принадлежит условиям долговременного характера, а ситуативные поводы приобретают смысл лишь в контексте первых. Поэтому их конкретное содержание не имеет самостоятельного значения и может выразиться в чем угодно — от какого-то политического события до простого бытового эпизода или даже слуха. К этому следует добавить, что запоздалые или неадекватные действия властей нередко являются ситуативными условиями, обостряющие события.

Тард считает, что было бы ошибочно приписывать прогресс человечества толпе или публике, так как его источником всегда является сильная и независимая, отделенная от толпы, публики мысль. Все новое порождается мыслью. Главное — сохранить самостоятельность мысли, тогда как демократия приводит к нивелировке ума.

Как социальный феномен толпа обладает рядом общих характеристик, которые следует рассмотреть более подробно.

Толпа импульсивна. Она не в состоянии сдерживать свои влечения. Они настолько сильны, что их не может подавить даже инстинкт самосохранения. Но влечения толпы и возбудители, действующие на нее, весьма разнородны, поэтому ей свойственно непостоянство, изменчивость. Внезапно она может переходить от кровожадности к великодушию и наоборот. Толпа похожа на листья, поднимаемые ураганом и разносимые в разные стороны, а затем падающие на землю. Руководить толпой из-за ее ветрености трудно, еще труднее, если часть власти находится у самой толпы. Однако существует все же и естественный регулятор желаний массы: обыденные нужды, несколько стабилизирующие этот кипящий котел. Поскольку толпа не может сдерживать свои инстинкты и численность индивидов рождают в них ощущение могущества, для толпы отсутствуют представления о преградах, о чем-то невозможном. Изолированный индивид (за исключением преступника) сам не пойдет грабить магазин, даже если почувствует стремление это сделать. В толпе же достаточно внушить эту мысль, чтобы она реализовалась быстро и неудержимо. Объективные препятствия приводят толпу в ярость.

Толпа внушаема. Чаще всего она находится в состоянии выжидательного внимания, что делает ее подверженной внушению. В своем анализе публики Тард подчеркивает роль общественного мнения, под которым понимает не только совокупность суждений, но и желаний. Все это воспроизводится во множестве экземпляров и распространяется среди множества людей. Именно Тарду принадлежит первенство в анализе общественного мнения, в необходимости его учета политическими деятелями, которые должны управлять этим мнением. Современное общественное мнение, считает он, сделалось всесильным, в том числе и в борьбе против разума. Оно руководствуется внушенными идеями и чем многочисленнее делается публика, тем сильнее власть общественного мнения. Огромная роль в создании и распространении общественного мнения принадлежит периодической печати. Как он выражается, достаточно одного пера, чтобы привести в движение миллион языков.

С помощью психического заражения внушенные конструкции передаются всем индивидам. Поскольку толпа лишена критического мышления, она чрезвычайно легковерна, «невероятное для нее не существует». Самое обычное явление принимает для толпы гипертрофированный размер, поскольку она «мыслит» образами, а не понятиями. Не различает толпа объективное и субъективное, часто принимая собственные образы за реальность. Поэтому и возникают коллективные галлюцинации, причем на их появление не влияет степень образованности индивида, если он принадлежит к толпе и поддался ее влиянию. Так, анализируя феномен толпы, Лебон делает практический вывод для судопроизводства и исторической науки: «Коллективные наблюдения — самые ошибочные из всех и чаще всего представляют не что иное, как иллюзию одного индивида, распространившуюся путем заразы и вызвавшую внушение». Поэтому совершенно неправильно поступают те, кто полагает, что массовое присутствие свидетелей полностью удостоверяет некоторый факт. «Самые сомнительные события — это именно те, которые наблюдались наибольшим числом людей».

Максимализм толпы. Она не знает оттенков, видит все преимущественно в черно-белом изображении. Подозрение сразу же приобретает качество очевидности, антипатия — ненависти. К сожалению, преувеличение чаще всего обнаруживается в отрицательных чувствах толпы, что проявляется как агрессивность, выливающаяся в насилие. Максимализм толпы требует и ораторских сильных выражений, и экспрессивной эмоциональности, и повышенной двигательной активности.

Толпа авторитарна и консервативна. Поскольку она постоянно впадает в крайности, то может либо принять идею целиком и относиться к ней как к абсолютной истине, либо полностью ее отвергнуть, т.е. толпа не анализирует, но верует, ей не свойственны сомнения. Поэтому толпа авторитарна и нетерпима, она не переносит какого-либо прекословия. Малейшее несогласие с ней кого-либо вызывает ярость и влечет изгнание, а если некто будет упорствовать и не примет меры предосторожности, то и угрозу его жизни. Авторитарность и нетерпимость легко воспринимаются толпой со стороны вождя. Массы уважают только силу и доброта их мало трогает, т.к. они смотрят на нее как на одну из форм слабости. Но почитая здравствующего тирана, толпа еще более охотно топчет поверженного, именно потому, что последний воспринимается ею как слабый. Толпа восстает только против слабой власти. Если же сила власти меняется, как это часто происходит, то толпа переходит от рабства к анархии и наоборот. Однако, поскольку в толпе господствует бессознательное, она по природе консервативна, так как бессознательное выражает «наследственные потребности». Перемены, производимые толпой, эфемерны, связаны, скорее, с переименованиями, в действительности же толпа испытывает священный ужас к перемене традиций. Но анархия скоро утомляет массы, и толпа начинает инстинктивно стремиться к рабству.

Толпа нравственно спонтанна. Она безответственна и ветрена, поэтому если с нравственностью связывать постоянное следование соответствующим нормам, то толпу, скорее, надо назвать морально индифферентной — она способна и на высокий героизм, и на низкое злодейство. Ряд исследователей акцентируют внимание на последней характеристики толпы, в то время как Лебон указывал на способность толпы к нравственным порывам. «Только толпа способна к проявлению величайшего бескорыстия и величайшей преданности. Как много раз толпа героически умирала за какое-нибудь верование, слова или идеи, которые она сама едва понимала». ,(Он приводит немало примеров героизма толпы. Например, толпа, завладевшая дворцом в Тюильри во время революции 1848 г. не взяла ничего из ценных вещей, хотя многим восставшим нечего было есть. А найденные на убитых драгоценности приносились в комитеты, хотя легко было бы утаить награбленное).

Толпа мыслит образно и алогично. Идеи становятся доступными толпе только в том случае, если они представлены в форме ярких образов. Толпа оперирует не идеями, но идеями-образами, и для того, чтобы какая-нибудь сложная идея достигла толпы, ее необходима существенно видоизменить. Толпе не свойственна формальная логика, поэтому в ней могут уживаться самые противоречивые представления. Кроме того, ей неочевидны любые доказательства, вместо них применяются ассоциации, причем зачастую ассоциации поверхностны и разнородны. Для толпы характерна логическая ошибка «поспешного обобщения». Речи, произносимые перед толпой, совершенно нечитабельны, нелогичны, но именно такие речи и действуют на нее.

Образы, вызванные в «душе толпы», по своей значимости равны для нее реальным событиям. Уже упоминалось, что невероятного для толпы не существует, что именно невероятное и поражает более всего. Театральные зрелища всегда имеют огромное влияние на толпу и зачастую она престает различать грань между происходящим на сцене и в реальности. Политики, зная легковерие и склонность толпы к воображению, часто пользовались этим свойством для укрепления собственной власти.

Образы, чтобы оказать влияние на толпу, должны быть исключительно яркими, поэтому множество мелких, хотя и многочисленных событий и фактов не действует на толпу, но какое-нибудь одно, но крупное производит огромное впечатление. Следовательно, не факты сами по себе поражают народное воображение, а то, каким образом они распределяются и представляются в толпе.

Толпа религиозна. Она нуждается в религии. Убеждения толпы проявляются в обожании, боязни, подчинении в отношении верховного существа, непоколебимой уверенности в его идеях и желание эти идеи распространять, ненависти и нетерпимости к его врагам. Неважно, относится ли это к Богу или политической идее — сами эти черты позволяют характеризовать чувства толпы как религиозные. «Если бы было возможно заставить толпу усвоить атеизм, то он выразился бы в такой же пылкой нетерпимости, как и всякое религиозное чувство, и в своих внешних формах скоро превратился бы в настоящий культ» — пророчески писал французский исследователь Лебон. Для толпы надо быть богом или ничем. История подтвердила это предвидение.

Чаще всего толпу характеризуют как некое хаотичное скопление людей. Однако при более внимательном рассмотрении можно отметить некоторую структурированность, возникающую в толпе. Как показали наблюдения и снимки, сделанные с вертолетов, все толпы в начале их образования и в состоянии относительного покоя имеют тенденцию приобретать кольцеобразную форму (если этому не мешает рельеф местности, здания и т.п.). При этом характерно движение одних людей к центру толпы, а других наоборот к периферии. Этот процесс (перемешивающие движения), имеет двоякое значение: с одной стороны, оно рассматривается как средство распространения информации в толпе, с другой позволяет разделить людей по степени их активности. Наиболее активные и готовые принять участие в действиях толпы стремятся к ее центру; более пассивные тяготеют к периферии. Важно отметить, что состояние страха и неопределенности способствует тяготению людей в сторону центра толпы.

Границы толпы обычно носят очень подвижный характер, в результате чего постоянно меняется положение людей зачастую помимо их воли и желания. Так, просто любопытный может неожиданно оказаться в центре толпы в результате присоединения к ней новой группы людей. Этот момент имеет важное значение при оценке состава толпы и степени активности ее различных участков.

В каждом отдельном случае состав толпы зависит в основном от тех причин, по которым она возникла. Например от слухов в толпе. Слухи рассматриваются как характерный способ передачи и распространения информации в толпе и считаются одной из отличительных ее особенностей. В процессе пересказа (передачи) слухи упрощаются: становятся короче, более определенно выраженными, удобнее для восприятия. При этом они приобретают заостренный характер, т.е. содержат меньше деталей и сфокусированными.

 

 

 

 

 

 

Список литературы

 

  • Гриншпун И.Б. Введение в психологию. — М.: Международная педагогическая академия, 1994.
  • Култыгин В.П. Французская классическая социология ХIХ – начала ХХ веков. Лекции по истории социологии. — М., 1991.
  • Психология и этика делового общения: учебник для студентов вузов / под ред. В.Н. Лавриненко. — 5-е изд. – М.: ЮНИТИ- ДАНА, 2006.
  • Психология масс. Хрестоматия. — Самара: Издательский Дом «Бахрах», 1998.
  • Ярошевский М.Г. Психология в ХХ столетии. — М.: Политиздат, 1974.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->