ОСОБЕННОСТИ СТИЛИСТИКИ НАУЧНОЙ РЕЧИ

Обретая язык, на следующем этапе научное знание ищет разные формы самовыражения и находит его в разных видах первичных устных и письменных текстов (доклад, диссертация, споры о терминах, статья, монография и т. д.). Текст — следующая качественно новая форма существования научного знания. Здесь содержание знания функционирует уже как семантика текста, а само знание постепенно достигает статуса научной информации. Знание становится научной информацией только в системе общественных научных коммуникаций.

Устными формами представления научного знания являются дискуссия, диспут, обсуждение проблемы в узком кругу специалистов, когда не только уточняется содержание понятий, но иногда получается и новое знание.

Наиболее полно знание об объекте, его признаках и свойствах отражается в жанре научной монографии (книга, диссертация), даже и в том случае, если она представляет лишь одну из школ, одно из мнений. В серьезной монографии всегда найдется место для обсуждения чужих идей. Именно в монографии широкого профиля нередко всесторонне отражаются и междисциплинарные связи.

К научной монографии примыкают учебники для вузов. Их выгодно отличает наличие определений, четкость построения и изложения.

Статьи, как правило, обсуждают один из аспектов, одну из сторон, связанных с тем или иным научным понятием, с той или иной проблемой.

Таким образом, и доклад, и дискуссия, и монография, и учебник, и статья — все эти типы текстов в разной степени демонстрируют научное знание, его семантику.

По-своему, в упрощенной форме представляют научное и техническое знание такие документы, как технические руководства по эксплуатации и ремонту машин, паспорта товаров, технические проекты и описания станков, изделий.

Различные формы репрезентации семантики научного знания отражают разную, заранее заданную меру глубины его представления.

Достигнув определенного, достаточно высокого уровня развития, все более обретая свойства информации, научное знание находит новые каналы коммуникативных связей в виде различных компрессированных текстов. Особую группу таких текстов, представляющих научное знание, составляют вторичные документы (тексты). Это словари, энциклопедии, классификаторы, рубрикаторы, стандарты на термины, нормативные справочники, рефераты, аннотации, популярные лекции, беседы, интервью, реклама. Все эти типы текстов передают научное знание уже в компрессированном виде и, исходя из своей прагматики, стремятся сосредоточить внимание на самом главном, на основном. Общенаучная тенденция к компрессии знания, к превращению его в удобный тип научной информации — это то, что характеризует все вторичные тексты. При этом такие жанры, как энциклопедия, отраслевой энциклопедический и толковый терминологические словари, отличаются, как правило, большой глубиной отражения самого знания.

Структура текстов формирует и кристаллизует научное знание. Чем стройнее типовая архитектоника текста, тем, как правило, строже язык описания понятий, употребление терминов. Одновременно на язык науки во всех типах текстов влияет и языковая норма как таковая. Именно норма выступает в качестве того фильтра, который отделяет то, как можно сказать, от того — как нельзя.

Тексты открывают путь к новым, более высоким ступеням знакового представления научного знания, а именно к моделированию логико-понятийных систем и систем собственно терминологических терминосистем).

Актуальность темы исследования определяет то, что всякое научное знание воплощается в тексты и познается только через тексты и умение работать с научным произведением является важнейшим аспектом учебного процесса любого студента, необходимым фактором в процессе приобретения высшего образования. Любая абстрактная энциклопедическая модель научного знания есть производное от множества реальных текстов и представляет собой репрезентацию этих текстов на уровне семантических моделей. Семантическая модель языка науки, отрасли — это инвариант микромоделей отдельных частных текстов, которые выступают как варианты этого языка.

Цель работы – выявить особенности стилистики научной речи и основные методики редактирования научных произведений.

Объект исследования – научная речь и редактирование научных произведений.

Комплексный филологический анализ научного и технического текста предусматривает изучение характера его структуры, широкий историко-культурный концептуальный анализ произведений, документов, моделирование семантики и выявление всех формальных языковых средств, служащих для выражения семантики этих текстов.

Научный стиль используется в области науки и техники в неоднородных по жанрам видах литературы, разнообразных по назначению и содержанию. В настоящее время научный стиль активно изучается, и можно назвать некоторые наиболее интересные работы, посвященные изучению научного стиля. Р.А. Будагов [1] дает общий лингво-стилистический анализ научной речи; развитию научного стиля посвящена трехтомная монография под ред. проф. М.Н. Кожиной [8]. Стилистика русской научной речи изучается также многими другими исследователями. На материале иностранных языков известна, например, монография Н.М. Разинкиной «Развитие языка английской научной литературы» [14], а также работы А.Я. Шайкевича и др.

Под научной литературой понимают произведения, которые появляются в результате научных исследований, изысканий, теоретических обобщений и разработок и публикуются с целью информировать ученых или специалистов высшей квалификации о последних достижениях науки или просто об исследованиях, независимо от того, дали они практический результат или нет. Предметом содержания научной литературы является сама наука – ее идеи, факты, законы и категории, добытые или открытые учеными в результате экспериментов, наблюдений, теоретических изысканий. Основная общественная сфера использования научной литературы – прежде всего сама наука, сфера научной деятельности.

Научный стиль относится к письменно-книжному типу речи (хотя может проявляться и в устной в виде докладов, лекций и пр.) и функционирует в определенных условиях. Это, во-первых, преимущественно официальная обстановка, установка на косвенно контактное общение; во-вторых, преобладание письменной формы речи и отсюда предварительная продуманность, намеренность, подготовленность ее и как следствие – тщательность ее оформления.

К основным особенностям плана содержания научного стиля можно отнести строгую определенность рамок предмета высказывания и принципиально объективное отношение к нему. В научной речи главным стиле-определяющим фактором является ее содержательная сторона. Именно содержательной стороной научной речи, коммуникативными требованиями содержания определяется и исконная форма ее существования – письменная (устная форма является здесь вторичной), и ее монологический характер, и принципиальная бесподтекстность, и ее логическая завершенность. Основными содержательными единицами научной речи, как и логического мышления, являются понятие, суждение и умозаключение.

Таким образом, научный стиль, как всякий другой стиль, характеризуется особыми стилеобразующими (или внутристилевыми) чертами, такими, как: отвлеченно – обобщенный характер, объективность изложения, точность, логичность и в связи с этим часто – безличность изложения.

Становление научного стиля определяется состоянием самой науки. Так, в период феодального строя незначительная дифференциация областей науки, недостаточное развитие литературного языка привели к тому, что в Западной Европе «ученым языком» стал латинский, который долгое время, считаясь языком науки, мешал формированию собственно научного стиля в каждой стране. В разных странах научный стиль складывается в разное время. Оформление и дальнейшее развитие научного стиля определялись состоянием науки в данной стране, развитием литературного языка.

Формирование языка русской науки относится к первой трети 18 века – периоду деятельности Российской академии, которая в этот исторический отрезок опубликовала ряд своих трудов на русском языке. Русские академики того времени активно участвовали в первом научном журнале «Примечания к Ведомостям» (1728-1742) и составили учебные курсы по различным отраслям знаний (например, учебники академика Крафта по физической географии и механике, академика Германа по арифметике и геометрии, академика Делиля по астрономии в переводах В. Адодурова, И. Горлицкого, И. Голубцова). В первой четверти 18 века в России начинают функционировать петровские школы – общие и специальные. Переводятся и составляются учебники по различным областям знания (например, «Космотеорос» Гюйгенса и др.).

Еще до М.В. Ломоносова, с именем которого связывается вопрос о формировании русского научного языка, круг идей и понятий, которыми оперировала русская научная письменность, был достаточно широк: на русском языке были изложены «преславная теорема Пифагора», законы Архимеда, Кеплера, Паскаля, «золотое правило» механики, теория всемирного тяготения Ньютона, гелиоцентрическая система Коперника.

Но еще в 19 в., в начале 20 века научный стиль не представлял собой обособленную языковую систему, как в настоящее время. [21, С. 60- 61; 22, С. 70-71].

Научный стиль неоднороден по своему составу. Различия между видами научной литературы обусловлены спецификой описываемых объектов. Можно выделить научно-техническую, научно-гуманитарную, научно-естественную литературу с их многочисленными подъязыками: математики, биологии, юриспруденции, экономики и т.д.

М.П. Сенкевич выделяет виды научного стиля и по другому основанию: собственно научный (академический) стиль (монография, статья, научный доклад), научно-информативный или научно-реферативный (вторичные информационные материалы). Выделяется научно-рекламная (промышленная реклама), научно-справочная (справочники, каталоги и др.), учебно-научная (учебники и учебные пособия для вузов, техникумов, школ), научно-популярная (биография ученых, истории открытий и пр.) литература. Последние два вида едва ли можно отнести к собственно научному функциональному стилю. В первом из них, призванном обучать, излагаются лишь основы наук, что (за исключением учебников для вузов) в значительной мере меняет характер изложения, которое здесь изобилует иллюстративным материалом, сравнениями, примерами, разъяснениями, повторениями и другими дидактическими, методическими и учебно-познавательными приемами.

Выбор языковой формы учебника для вузов определяется тем, что учебник должен быть оценен прежде всего с точки зрения восприятия, усвоения и запоминания предлагаемого в нем материала студентами.

Основная задача учебной литературы – донести до читателя учебный предмет, а не науку в целом. Поэтому от научной литературы учебная отличается прежде всего особым отбором и целенаправленностью изложения знаний, наличием материала воспитательного назначения и расчетом на читателя-неспециалиста.

Вузовский учебник включает в себя максимальную сумму знаний по данному учебному предмету. Наука представлена в нем в необходимом для овладения научной специальностью или повышения квалификации объеме.

Отбор материала, содержание и форма учебной литературы определяется читательским адресом учебника или учебного пособия: для высшей школы, для средней специальной школы, для начальной и неполной средней общеобразовательной школы, для школ профтехобразования, для других типов школ (подготовки и повышения квалификации и др.).

В научно-популярном виде литературы изложение очень близко к общелитературному, поскольку предмет этого вида литературы тематически ограничен историческим материалом. Научно-популярная литература, основная задача которой – в популярной, доступной и понятной неспециалисту форме ознакомить читателя с научными знаниями, изобилует такими языково-стилистическими характеристиками, которые не представлены в собственно научном стиле. Отличается научно-популярная литература и по отбору материала, системе доказательств, манере изложения и пр.

Основные различия между строго научным изложением и научно-популярным определяются различием отношений между автором и читателем. Адекватность восприятия автором и читателем, их «информативная» однородность в речевом акте научного стиля обязательна, а научно-популярное изложение рассчитано на неоднородность и неадекватность авторского и читательского восприятия: автор (специалист) знает больше читателя (неспециалиста), к которому адресуется. Организация высказывания в том и другом речевом акте поэтому различна.

Жанровое разнообразие научной литературы велико. Это монография, статьи, научные отчеты, описания рекламируемого промышленного объекта, описание изобретений, рефераты, аннотации, технические инструкции и т.д. Кроме того, научный стиль используется и в устной форме. Это доклады, сообщения, выступления, вопросы, реплики в дискуссии, лекции преподавателей и пр. Статьи, в свою очередь, в зависимости от целевого и читательского назначения, структуры и формы изложения, можно разделить на теоретические, научно-технические, научно-методические, историко-научные, дискуссионные, статьи типа передовой, статьи обзорного типа, типа научных докладов, кратких сообщений, писем в редакцию и т.д.

Научный стиль в настоящее время – это обособленная, относительно замкнутая система, характеризующаяся стремлением к стандартизации средств выражения. По степени стандартизации научный стиль уступает место лишь официально-деловому. Например, стандартными являются обороты: речь идет о проблеме, следует заметить, что…, данные приводят к следующим выводам…, выводы носят предварительный характер, из сказанного ранее вытекает…, перейдем к рассмотрению… и т.д.

Научная информация может передаваться с помощью так называемого «искусственного» языка – графического. В этой роли выступают: 1) графики, чертежи, рисунки и пр., 2) математические, физические символы и пр., 3) названия химических элементов, математических знаков и пр.

Характерной особенностью научного стиля является широкое применение разного рода ссылок, сносок, примечаний, что обусловлено такой чертой научного стиля, как его точность.

Таким образом, научный стиль обладает такими функциональными признаками, как: обобщенно-отвлеченный характер, объективность, логичность, безличность, точность изложения.

 

 

 

 

 

 

 

2. Языковые средства выражения особенностей научного стиля. Речевые нормы научной и учебной форм деятельности

 

Стилевые черты научного стиля находят выражение в структуре речи, в отборе языковых средств из общенационального языка.

Специфика в использовании средств общего языка в научной сфере общения затрагивает все лингвистические уровни – фонологический, лексический, морфологический, синтаксический. Но, прежде всего расслоение литературного языка отражается на лексических и синтаксических средствах языка, в меньшей степени используются различия фонетические и морфологические.

Фонетико-интонационная сторона в устной форме научной речи не имеет самодовлеющего значения, она призвана в основном обеспечивать активность проявления стилистической специфики на других уровнях. Так, полный стиль произношения должен обеспечить четкое восприятие словесной формы вообще и многосложной в частности. Этому же служит и относительно замедленный темп произношения слов. Понятийные словосочетания разделяются удлиненными паузами, чтобы адресат лучше воспринимал их смысловую цельность. Общий равномерно-замедленный темп речи также призван создавать благоприятные условия восприятия информации. Фонетические особенности научного стиля сводятся к следующим: подчиненность интонации синтаксическому строю научно речи, известная стандартность интонации, некоторая замедленность темпа, стабильность ритмического и волнообразность интонационного рисунка. К особенностям произносительного научного стиля, как стиля книжного, относятся: ослабленная редукция гласных, ослабленная ассимиляция согласных, отчетливое произношение безударных слогов (с приближением к буквенному произношению), произношение заимствованных и интернациональных слов с приближение к источнику или к интернациональной норме и др. [22, С. 110.]

Отвлеченный, обобщенный характер научного текста проявляется на лексическом уровне в том, что в нем широко употребляются слова с абстрактным значением. Слова бытового характера также приобретают в научном тексте обобщенное, часто терминологическое значение, например, таковы технические термины муфта, стакан, трубка, и мн. др.

Характерной чертой научного стиля является его высокая терминированность. При этом доля терминов в сравнении с общеупотребительной лексикой не одинакова в разных жанрах научной речи. Необходимым условием научной речи является правильное, логическое определение понятий, вводимых терминами. Неправильно употребленный или понятый термин может дезинформировать читателя.

В сугубо научном (академическом) стиле термины не всегда поясняются. В научных произведениях для широкой аудитории термины обычно разъясняются. Может даваться прямое объяснение термина, например: «Просодика – это общее название таких ритмико-интонационных сторон речи, как высота, громкость голосового тона, тембр голоса, сила ударения» [13, С.107]. Термины могут быть объяснены через синонимы или через объяснение происхождения термина, то есть через этимологические справки. Определение термина может даваться «попутно», то есть в скобках, в сносках, например: Среда заряжена «плюсами» и «минусами», направляющими «локомоции» личности (ее приспособительную активность) [13, С. 45].

В учебной литературе, в частности, в учебниках, термины чаще всего получают прямое объяснение.

Отвлеченность научного стиля проявляется и на грамматическом уровне – в выборе форм слова и в построении словосочетаний и предложений.

Особенно своеобразно употребляется в научном стиле глагол.

В данном стиле типичным является употребление форм настоящего времени глагола, и эти формы, характеризуя изучаемое явление, имеют обобщенное вневременное значение. Вневременное значение приобретают и формы прошедшего времени. Чередование форм настоящего и прошедшего времени в других стилях делает речь образной, «живописной», в научном же стиле чередование форм настоящего и прошедшего времени указывают на закономерность явления, что подчеркивается контекстом. Приведем примеры:

1. Так же, как в медицине и биологии, нормы языка и речи являются единством исторического и индивидуального, абсолютного и относительного [24, С. 31].

2. Более привычным и наглядным оказывается как будто сопоставление языковых норм с социальными установлениями (обычаями, законами и т.п.) человеческой жизни. Ш. Балли весьма категорично определял норму языка «императивным принуждением», которое можно сравнить с полицейскими предписаниями, с необходимостью платить налоги, подчиняться запретам уголовного кодекса и т.п. [24, С. 31].

В научном стиле чаще употребляются глаголы несовершенного вида (около 80% от всех глаголов), так как от них образуются формы настоящего времени, которые, как уже сказано выше, имеют вневременное обобщенное значение. Глаголы совершенного вида употребляются значительно реже (? 20%) и используются часто в устойчивых оборотах типа: рассмотрим…; докажем, что…; сделаем выводы; покажем на примерах и т.п.

В научном стиле часто используются возвратные глаголы (с суффиксом –ся, –сь) в страдательном (пассивном) значении.

Частота употребления в научных текстах пассивной формы глагола объясняется тем, что при описании механизма, процесса, структуры внимание сосредоточивается на них самих, а не на производителе действия. В научном стиле изложения часто используется глагол в форме 3-го лица множественного числа настоящего и прошедшего времени без указания на субъект действия.

Приведем примеры: В современной философии и социологии норма определяется как средство регулирования деятельности общества в целом, его институтов, социальных групп или отдельных лиц. В этом смысле норма понимается как закон деятельности, правило, которому подчиняется деятельность [24, С. 31].

Большое распространение в научном стиле имеют краткие страдательные причастия, которые по функции близки к возвратным глаголам с пассивным значением, например: Этот порочный круг вполне преодолим в популярных пособиях по культуре речи, однако не в теории; определение нормы как общепринятых … языковых средств дано Ф.П. Филиным…; культура речи и норма могут быть осмыслены и осмысливаются с разных точек зрения… [24, С. 43].

В научной речи чаще, чем в других стилях речи, употребляются краткие прилагательные, например: Пуристическое отношение к языку характерно в различной степени для книг о языке писателей Б. Тимофеева, А.К. Югова, К.И. Чуковского… [24].

Своеобразно проявляется категория лица: значение лица обычно является ослабленным, неопределенным, более обобщенным. Объясняется это тем, что в научной речи не принято употреблять местоимение 1 лица ед. ч. «Я». Его заменяют местоимением «МЫ» (авторское МЫ). Принято считать, что употребление местоимения «МЫ» создает атмосферу авторской скромности и объективности: Мы исследовали и пришли к выводу… (вместо: Я исследовал и пришел к выводу…). Однако следует иметь в виду, что употребление авторского МЫ может, напротив, создавать атмосферу авторского величия, особенно когда исследование не представляет особого научного интереса. Не случайно академик В.В. Виноградов отмечает: «П.А. Каратыгин писал в предисловии к своим «Запискам»: «Не будет ли проглядывать сквозь эту болтовню (с местоимением Я. ) мелочное самолюбьишко мое, где Я необходимо будет тут на первом плане? Но и то сказать: лучше употребить это короткое местоимение, нежели говорить МЫ, которое как-то неприятно напоминает наших глубокомысленно мычащих журналистов, а вместе с ними и муху из басни Крылова: «Мы пахали». Итак, чтобы не походить ни на тех, ни на другую, лучше говорить Я: оно и короче и яснее». Ср. в письме Н. Шелгунова В.А. Гольцову (от 1 сентября 1887 г.): «В МЫ много фальши, и из-за МЫ Я торчит иногда еще больше. Теперь, впрочем, МЫ оставлено» [2, С.265].

В связи с этим вместо формы 1 лица единственного и множественного числа местоимений Я или МЫ в научных текстах употребляются неопределенно-личные и безличные предложения. Неопределенно-личное значение передается формами 3 лица множественного числа, например: Горе, печаль, усталость обычно передают мягким и приглушенным голосом с понижением интонации к концу фразы. Характеристику голоса относят к просодическим и экстралингвистическим явлениям [13, С. 107].

Безличное значение выражается безличными глаголами или безлично-предикативными словами часто с оттенком необходимости, долженствования, например: Итак, нужно уметь не только слушать, но и слышать интонационный строй речи…; В процессе общения не нужно забывать о конгруэнтности, то есть совпадении жестов и речевых высказываний [13, С. 106–107].

В учебной речи часто встречается так называемое «мы совокупности», когда говорят от лица коллектива, аудитории (мы=я и аудитория, мы с вами), например: мы рассмотрим вопрос…; Рассмотрим кратко основные невербальные средства общения. [13, С. 103]

Из форм наклонений в научной речи явно преобладает изъявительное. За ним следует сослагательное в силу того, что в научном поиске необходимо отражается (и фиксируется в речи) элемент предположительности. Повелительное наклонение представлено редко (в основном при описании опытов – например, проверьте результаты…, сличите данные…).

В целом же в научном стиле над глаголами преобладают имена существительные и прилагательные. Именной характер научного стиля – типичная его (научного стиля) черта, и объясняется это наличием в этом стиле качественных характеристик предметов и явления. Кроме того, частое употребление в научном стиле имен существительных в сочетании с прилагательными в функции определения объясняется краткостью такого сочетания и высоким информативным весом именных форм, что чрезвычайно важно для научного изложения, цель которого – сообщить читателю большое число предметных значений в возможно более компактной форме.

В связи с этим необходимо охарактеризовать особенности употребления имен существительных в научном стиле.

Значительно реже, чем в других стилях, в частности, в разговорном и художественном, употребляются одушевленные существительные. Частотны имена существительные среднего рода, например, с суффиксами –ние, –ство, поскольку эти слова обозначают отвлеченные понятия. Среди существительных мужского и женского рода большое место также занимает отвлеченная лексика, например: Исходя из того, что общественное поведение человека определяется его «психологической природой», Н.И. Кареев делает вывод, что психологического объяснения требуют полезные и вредные поступки, а также «справедливые и несправедливые общественные явления». [6, С.115; 13, С.35]

Своеобразно проявляется в научной речи категория числа имен существительных. В научной литературе распространенным является употребление формы единственного числа вместо множественного. Эти формы служат для обозначения обобщенного понятия или неделимой совокупности и общности. Их употребление объясняется тем, что формы множественного числа имеют более конкретное значение, указывая на отдельные считаемые предметы. Например: Примеры геометрических фигур: треугольник, квадрат, окружность; Четырехугольником называется фигура, которая состоит из четырех точек… Напротив, в научной речи встречаются формы множественного числа существительных, которые в других типах речи не встречаются – множественное число от абстрактных и вещественных существительных, например: 1) для обозначения сорта или вида вещественных существительных (глины, стали, смолы, спирта, масла, нефти, чаи), 2) для обозначения некоторых отвлеченных существительных, приобретающих в форме множественного числа конкретное значение (мощности, емкости, математические преобразования, культуры) и выражающих количественные показатели (глубины, длины, теплоты), 3) для наименования отрядов животного и растительного мира (долгоносики, короеды, моли, медведки).

Для научной речи характерно употребление некоторых прилагательных и причастий в значении указательных местоимений «этот, такой». Например: Минералы, входящие в данную группу, имеют темную окраску. Прилагательное «следующие» в значении местоимения «такие» подчеркивает последовательность перечисления особенностей, признаков и т.д. В научно-технической литературе, как правило, не употребляются, в силу их неопределенности, неконкретности, местоимения что-то, кое-что, что-нибудь.

В научной речи большое место занимают предлоги, предложные сочетания и союзы. Высокий процент употребления в ней предлогов отчасти объясняется именным характером научного стиля. Особенно распространены конструкции с производными предлогами в течение, в продолжение, в свете, в отношении, в результате, в силу, в отличие от, благодаря, по мере, в меру, в случае, в соответствии, в связи, в качестве, в целях, в процессе, в режиме, в виде, при помощи (с помощью), за счет, на основе, путем, методом, способом, образом, посредством и др.

Использование иностилевых элементов (в частности, эмоционально-экспрессивного и образного) не характерно для современного русского научного языка, особенно для его научно-технической разновидности.

Научное изложение рассчитано на логическое, а не на эмоционально-чувственное восприятие, поэтому эмоциональные языковые элементы не играют решающей роли в научной литературе. Однако, признавая специфическими чертами научного стиля понятийность и подчеркнутую логичность, ему нельзя отказать и в той или иной степени образности, эмоциональности и в целом экспрессивности.

Удельный вес эмоционального элемента в научной речи различен в зависимости от типа научного произведения (проблемно-научное, аналитическое, полемическое – здесь его больше; учебное, описательное, реферативное – здесь его меньше), а также от композиционной части произведения (предисловие, введение, критическое сопоставление, обоснование проблемы, практические выводы – здесь его больше, чем в собственно излагающих частях) и т.д.

М.Н. Кожина отмечает, что большая часть экспрессивных средств в научной речи относится к области не эмоциональной, а интеллектуальной экспрессии (например, «нашими выдающимися лингвистами», «при работах с синильной кислотой нужно быть чрезвычайно осторожным», «можно убедиться при помощи весьма любопытного опыта» и др.) [8. C. 109].

Использование эмоциональных элементов в научном тексте в значительной мере определяется областью знания, к которой он относится. Поскольку, например, в научных работах по математике, механике результаты научных поисков должны быть изложены так, чтобы их можно было формализовать, проверить экспериментально, получить воплощение в схемах, авторская стилистическая индивидуальность здесь почти совсем не представлена. Не представлена и образность речи.

В научно-гуманитарной же литературе, предметом которой является общество и духовная деятельность человека, эмоциональные элементы представлены довольно широко. Так, например, в научной литературе на общественно-политическую тему находим такие экспрессивные элементы, как разговорные фразеологизмы: Крупные залежи минерального сырья зачастую не разрабатывались, иностранные монополии «держали их впрок», до наступления благоприятной конъюнктуры.

Особенно широко представлены эмоциональные элементы в тех разделах, где содержится научная полемика. Здесь эмоциональный элемент органически входит в словесную ткань научного произведения, не нарушая его стилевой однородности и структурной одноплановости.

Таким образом, научно-гуманитарная, а также научно-естественная литература, где предмет исследования – человек и природа, допускают употребление эмоционально-экспрессивных средств языка. Научно-техническая литература, предмет исследования которой – машина, не предполагает или предполагает в очень малой степени использование эмоциональных элементов. То же можно сказать и о математической науке.

Не меньшее значение здесь имеет и жанр научного произведения. Так, в свернутой информации (в реферате) эмоциональный элемент вовсе отсутствует, в научно-технических статьях он тоже крайне редок, в монографиях же встречаются чаще.

Стиль изложения может меняться и в пределах одной работы, переходя от объективного, спокойного изложения к эмоционально-взволнованному, отражающему субъективное отношение автора к тому или иному явлению. Некоторые композиционные части научных произведений, например, отрезки текста, излагающие историю изучения вопроса, могут включать в себя эмоциональные элементы.

Немалую роль играет и авторская индивидуальность, своеобразие творческой манеры автора. Яркие примеры эмоционального изложения дают нам книги многих советских ученых. Назовем хотя бы труды Е. Тарле, М. Нечкиной, Б. Кедрова, А. Ферсмана, А. Крылова, В. Вернадского и др.

Языковыми средствами создания экспрессивного, эмоционального тона научной речи выступают: 1) формы превосходной степени прилагательных как в суперлятивном, так и в элятивном значении (то есть формы, выражающие сравнение и не выражающие его), например: … наилучшего стиля нет, его оптимальность зависит от сочетания трех указанных параметров; групповые решения отличаются большей продуманностью возможных последствий реализации принятых решений; наиболее простой способ понимания другого человека обеспечивается идентификацией – уподоблением себя ему [13. C. 99, 179]; 2) эмоционально-экспрессивные существительные, прилагательные и глаголы (слова, содержащие обычно оценку), например: Развитие, инновации прогресс – замечательные в сущности явления. [13, С. 169]; Более посчастливилось Конту у Писарева, который, конечно, неизмеримо меньше мог бы сделаться социологом.. [6, С. 32]; 3) вводные слова, наречия, усилительные и ограничительные частицы, например: Писарев полагал даже, что благодаря этому Россия может узнать и оценить Конта гораздо точнее, чем Западная Европа; Наконец, А.С. Лаппо-Данилевский написал очень ученую и основательную работу…; Струве утверждал, будто бы, во-первых, «личность все может…»; Но и объективно Лавров принимал, что «реальны в истории лишь личности, что лишь они желают, стремятся, обдумывают, действуют, совершают историю»; [6, С. 48]; 4) используются «проблемные» вопросы, привлекающие внимание читателя, на которые автор дает ответ в последующем тексте. Этот прием (постановка «проблемного вопроса») используется и в учебной деятельности, например, в вузовской лекции, в вузовских учебниках. Приведем примеры из научных текстов.

«Что же представляет собой бессознательное?

Прежде чем дать его определение, Фрейд делает замечание, что «психологическое» и «сознательное» – понятия идентичные. [13, С. 55]

В научной литературе широко применяются различные виды сокращений: графически (изд-во), буквенные аббревиатуры (ГОСТ), сложносокращенные слова (Госплан), сокращение без гласных (млрд), сокращения смешанной формы (НИИцветмет).

Различают по сфере применения: общепринятые сокращения (ГОСТ, сберкасса, и т.д., руб.); специальные сокращения, употребляемые в литературе, рассчитанной на специалиста, в библиографических и словарных текстах и т.д. (к.п.д.); индивидуальные сокращения, принятые только для данного издания, например, для реферативного журнала определенной отрасли (П – плотина, ТС – термоэлектрическая система).

В буквенных (условных) сокращениях (их применяют для терминов и слов, которые часто повторяются в тексте) сокращение делается, как правило, по первым буквам термина. Каждое такое сокращение при первом написании поясняется в круглых скобках, дальше по тексту оно употребляется без скобок. Например: Известно, что облучение сталей и сплавов с аустенитной структурой приводит к высокотемпературному охрупчиванию (ВТО).

Синтаксические особенности научного стиля проявляются достаточно последовательно несмотря то, что синтаксические конструкции в большинстве своем общеупотребительны, нейтральны. Синтаксис (построение словосочетаний и предложений) более всего отражает связь с мышлением.

Современный научный стиль характеризуется стремлением к синтаксической компрессии – к сжатию, увеличению объема информации при сокращении объема текста. Это проявляется в особенностях построения словосочетаний, в особенностях предложений.

Так, для научного стиля характерны словосочетания имен существительных, в которых в функции определения выступает родительный падеж имени, часто с предлогом для (обмен веществ, коробка передач, прибор для монтажа).

Имена прилагательные в роли определения широко употребляются в терминологическом значении: гласные и согласные звуки, уголовный кодекс, условные рефлексы и т.п.

Для научного стиля типичным является употребление именного сказуемого (а не глагольного), что способствует созданию именного характера научного стиля. Чаще всего именные сказуемые встречаются в определениях и рассуждениях, при этом связка нередко отсутствует, например: Сбережение – часть располагаемого дохода, которая не израсходована на конечное потребление товаров и услуг; Акция – это ценная бумага, которая является свидетельством о внесении определенной доли в уставной фонд и дающая право на получение части прибыли в виде дивиденда [12, С. 105, 236].

Широко употребительными в научном стиле являются именные составные сказуемые с краткими причастиями типа «может быть использован».

Для качественной и обстоятельственной характеристики явлений используются обычно наречия на –О типа убедительно, интересно, значительно, например: Все эти явления хорошо описаны в научной литературе…; совершенно невозможно представить Сталина в такой роли… [3, С. 53]

На уровне предложения также проявляются специфика научного стиля.

Поскольку логичность – одна из основных стилевых черт научного текста, для его синтаксиса характерны структуры, прежде всего выражающие чисто понятийное содержание. Такой основной структурой во многих языках является полносоставное повествовательное предложение с нейтральным (в стилевом отношении) лексическим наполнением, с логически правильным (нормативным), прямым порядком слов и с союзной связью между частями предложения.

По данным М.Н. Кожиной, простых предложений в научной речи столько же, сколько сложных (49,7% и 50,3%). Средний размер простого предложения – около 20 слов, сложного – около 30. Среди сложноподчиненных преобладают предложения с одним придаточным [8, C. 141].

Вопросительные предложения выполняют в научной речи специфические функции, связанные со стремлением пишущего привлечь внимание к излагаемому. В такой же необычной роли употребляются и побудительные (для выражения допущений и предложений) предложения. Приведем примеры. Какие же новые объяснительные принципы несет в себе синергетический подход? Какую помощь он может оказать в понимании колебательных, волновых процессов в развитии общества? [3, С. 52].

Для научного стиля характерно широкое распространение безличных предложений разных типов, поскольку в современной научной речи личная манера изложения уступила место безличной, что обусловлено стремлением к объективной обобщенности и отвлеченности, например: Можно сказать, происходит негласный конкурс проектов грядущего социального переустройства; Современному советскому человек это легко понять на модели перехода к рынку… [3, С. 120].

Широко употребительны в научном тексте страдательные конструкции (пассивные), при этом часто отсутствует указание на производителя действия. О.Д. Митрофанова объясняет это следующим образом: «Пассивные конструкции уместны тогда, когда фактический производитель действия ясен из контекста и нет необходимости его повторять; когда требуется направить все внимание принимающего информацию на само действие, а не на его производителя; когда фактический производитель действия неизвестен или мыслится неопределенно (или он намеренно не указывается, или его не принято указывать); когда описывается действие, не зависящее от воли производителя, или событие с точки зрения потерпевшего. Но все эти случаи употребления объединяются тем, что действие описывается без указания его производителя» [11, С. 127]. Приведем примеры. В счетах сектора финансовых учреждений отражены страховые технические резервы [12, С. 270]. Наименее исследованы социальные волны. Социальные ритмы могут быть встроены во временную классификацию. Особенности волновых процессов в обществе связаны со структурой общественных отношений [3, С. 26].

Для научной речи характерно выяснение причинно-следственных отношений между явлениями, поэтому в научных текстах преобладают сложные предложения с союзной связью (с союзами). Богато представлены сложные сочинительные и подчинительные союзы и союзные слова, такие, как: несмотря на то что, ввиду того что, потому что, вследствие того что, тогда как, между тем как, в то время как и др. Наиболее продуктивны в научных текстах сложноподчиненные предложения с придаточными причинными, условными, временными, следствия, изъяснительными. Приведем примеры: Так как мы сохраняем объем выпуска продукции постоянным для всей изокванты, изменение объема выпуска продукции равно нулю (выделено придаточно причины). [17, С. 178]; Чтобы учесть возможные границы замещения одних факторов другими в производственном процессе, можно использовать два особых случая производственных функций (выделено придаточное цели). [17, С. 179]; Когда возникает «угловое» решение, предельная норма замещения потребителя не равна соотношению цен (придаточное с временно-условным значением) [17., С. 90]. Приведем пример использования условных придаточных предложений, также из книги Р. Пиндайка и Д. Рубинфельда: «Классический пример теории игр, называемый дилеммой заключенных, иллюстрирует проблему, с которой сталкиваются олигопольные фирмы. Он заключается в следующем: двух заключенных обвинили в совместном совершении преступления. Они находятся в отдельных тюремных камерах и не могут поддерживать связь друг с другом. Каждого просили признаться в совершении преступления. Если оба заключенных сознаются, каждый получит срок заключения в пять лет. Если никто не признается, судебное преследование будет трудно довести до конца, и поэтому заключенные могут получить двухгодичный срок наказания. С другой стороны, если один заключенный сознается, а другой нет, тот, кто признается, получит один год заключения, а другой сядет в тюрьму на десять лет. Если бы вы были одним из заключенных, сознались бы вы или нет?» [17, С. 356].

Часто употребляются в описываемом стиле сложноподчиненные предложения с придаточными определительными, например: На конкурентном рынке обычно преобладает одна цена, которую называют рыночной ценой товара. [17, С. 23]

Специфичной чертой научного стиля является употребление сложноподчиненных предложений, где выражается сопоставление каких-либо явлений, например: В этой книге мы изучаем как конкурентные, так и неконкурентные рынки [17, С. 22]; Например, почему на некоторых рынках только несколько фирм конкурируют друг с другом, в то время как на других рынках представлено куда большее количество компаний? [17, С. 21]. Спецификой научного стиля является употребление присоединительных предложений, которые содержат дополнительные сообщения по поводу сказанного в главной части, например: Изокоста включает все возможные сочетания труда и капитала, которые имеют одну и ту же суммарную стоимость, то есть все сочетания двух факторов производства с равными валовыми издержками [17, С. 202]; Очень близка к идентификации эмпатия, то есть понимание на уровне чувств, стремление эмоционально откликнуться на проблемы другого человека. [13, С. 100]

Добавочное сообщение, пояснение вносят также деепричастные обороты, которые в связи с этим часто встречаются в научных текстах.

Типичным для научного стиля является употребление однородных членов предложения, которые перечисляют логически однородные понятия. Например: Для научного стиля характерна высокая терминированность речи, абстрактность значений, логичность построения, полнота высказывания, понятийность, речевое соответствие отправителя речи ее получателю и пр. К особенностям функционально-структурного плана научного стиля следует отнести полноструктурность, активность аналитизма, частое употребление определенных структур, строгую логичность синтаксического строя, преимущественно именной характер высказывания и пр. К чертам научного текста можно отнести смысловую законченность, целостность и связанность, языковую, композиционную и структурную оформленность, коммуникативную направленность [21, С. 67].

М.П. Сенкевич хорошо описывает особую роль в научной речи вводных слов, словосочетаний и вставных конструкций.

Часто они начинают новое предложение или абзац. Например: Таким образом, экспериментальные данные получены при помощи методов условных рефлексов и электроэнцефалографии. Как известно, в зависимости от выполняемой функции вводные слова и словосочетания делятся на группы, или разряды. Например, вводные слова, указывающие на последовательность изложения (во-первых, во-вторых и т.п. – в научно периодической печати они нередко заменяются цифровой нумерацией); вводные слова, выражающие предположение (очевидно, вероятно и т.п. – они используются в научной литературе при изложении гипотезы) и др. Особенно характерна для научной речи группа вводных слов и словосочетаний, указывающих на степень достоверности сообщения. Благодаря таким вводным словосочетаниям тот или иной факт может быть представлен как вполне достоверный (действительно, конечно, разумеется), как предполагаемый (положим, видно, надо полагать) или как возможный (вероятно, должно быть, возможно).

Используется в научной речи и группа вводных слов и словосочетаний, содержащих указание на то, кем высказана та или иная мысль, кому принадлежит то или иное выражение, каков источник сообщения (по нашему мнению, по убеждению, по понятию, по сведению, по сообщению, с точки зрения, согласно гипотезе, определению и др.). Например: Ответ, по мнению автора, всегда опережает свою истинную причину – цель, а не следует за внешним стимулом. Употребляются в научной речи и вводные предложения. Они содержат указание на степень достоверности сообщения, на характер протекания действия, устанавливают связь между данным сообщением и предыдущим, между данным сообщением и последующим.

Для научных произведений характерна композиционная связанность изложения. Взаимосвязанность отдельных частей научного высказывания достигается при помощи определенных связующих слов или групп слов, отражающих этапы логического изложения и являющихся средством связи мыслей в ходе логического рассуждения. Это целый ряд наречий и наречных выражений и других частей речи, а также сочетаний слов: так, таким образом, поэтому, теперь, итак, кроме того, кроме, к тому же, также, тем не менее, еще, все же, между тем, помимо, сверх того, однако, несмотря на, прежде всего, в первую очередь, сначала, в заключение, в конце концов, следовательно, в результате, далее, затем, другими словами, в связи с этим, в общем, по существу, вкратце, как мы видим и др., которые обычно стоят в начале предложения. Они служат, как правило, не для связи слов в предложении, а для связи частей целого текста. Близки к ним словосочетания типа: следует указать, интересно отметить, наблюдения показывают, в данной работе, в последующем и др. При помощи этих внутренних введений осуществляется переход от одной мысли к другой, выделение главного и т. п. [22, С. 176–178].

Таким образом, научный стиль характеризуют следующие языковые особенности: строгая нормированность (соответствие нормам литературного языка), точность, ясность и лаконичность в выражении мыслей, терминированность речи, широкое использование абстрактной лексики, употребление слов в их предметно-логических, конкретных значениях, «безличность», монологический характер высказывания, последовательность, завершенность, полнота высказывания, тесная связь отдельных частей высказывания, что достигается широким использованием развернутых синтаксических построений, сложных предложений со словами–скрепками (союзными, местоименными, наречными и т.д.), причастных, деепричастных оборотов, перечислений и т.д.

В научном стиле взаимодействуют элементы разных стилей, например, с официально-деловым стилем (см. далее) научный стиль объединяет широкое распространение языковых стандартов, хотя эти стандарты специфичны и в научном, и официально-деловом стиле. Научный стиль использует все средства общенационального языка, но специфика их использования, особая организация текста обеспечивает функционально-стилевое своеобразие научного стиля

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ОСОБЕННОСТИ РЕДАКТОРСКОГО АНАЛИЗА СОДЕРЖАНИЯ И СТРУКТУРЫ ПРОИЗВЕДЕНИЯ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


Специфика научного текста заставляет выделить некоторые особенности его оценки, например, те, что связаны с пределами вмешательства редактора в авторское повествование, и др.

Теория и практика редактирования предлагает для научного текста три структуры редакторского анализа: по единицам текста, по целям аналитических действий при оценке рукописи и ее улучшении, по сторонам качества. Профессиональная культура редактора предполагает ориентацию не только на теорию, но и самостоятельность размышлений над вопросом.
Целевое назначение научной статьи, монографии, реферата и др. предопределяет принцип редакторского анализа по сторонам (качествам) текста в процессе ознакомительного текста, с которого желательно начинать знакомство с содержанием и его смысловую оценку. Предстоит в целом оценить качество содержания по важным критериям: фактологическому, специально-предметному, функциональному, решить, отвечает ли содержание в целом и по единицам текста научному профилю издания.

В научном тексте важно правильно оценить смысл научной идеи: ее достоверность, практическую ценность. При анализе научной идеи особенное внимание обращается на критерий научности, в наибольшей степени помогающий установить, соответствует ли содержание статьи ее целевому назначению — быть произведением, несущим научные знания, предназначенным для научных специалистов. Критерий научности: верность методологическим позициям; правильность сообщаемых фактов и выводов, соответствия их новейшим достижениям мировой науки; новизна предлагаемых идей, перспективность мышления и трезвый реализм рекомендаций [23, С.197]. Именно критерий научности важен при установлении соответствия теме приведенных фактов, а также того, насколько верна методология.

Формы подачи материала, характерные для научной литературы: текст, цитаты, таблицы, формулы, иллюстрации. Анализируя научный текст как форму подачи материала, редактор обращает внимание на статистический материал, даты, фамилии, географические названия, правила, положения, тезисы.

Оценка содержания и структуры научного текста по целям аналитических действий предполагает навыки логического мышления, связанные с пониманием и запоминанием на долгое время не только текста в целом, но и отдельных его частей. Редактор опирается на мыслительные приемы активного восприятия текста, известные любому читателю: мысленное составление плана текста, соотношение содержания со своими знаниями, соотношение различных частей текста по содержанию и т. д. Однако в отличии от обычного читателя предметом актуального сознания редактора является весь текст, и он обязан овладеть навыком членить текст на смысловые части и выделять в каждой смысловые опорные пункты.

Владение навыками логического анализа необходимо редактору при оценке соответствия композиционного решения рукописи ее содержанию. Выделяют три основных группы таких навыков: мысленное составление плана, определение типа и поддтипа построения текста, проверка логичности композиции.

Задача литературного редактирования, т. е. редактирование языка и стиля произведения, – помочь автору донести до читателя свои мысли наиболее точно и полно, так, чтобы читатель воспринимал их с неслабеющим интересом и не испытывал в процессе чтения затруднений, которые отталкивали бы его от Вашего текста. Это предполагает знание и учёт как того, что хотел сказать автор, так и того, что и как воспримет из предлагаемого ему текста читатель. Редактор должен глубоко разбираться в том, как рождается авторский текст, и в том, как он воспринимается читателем.

Литературная обработка выступает в единстве с политическим и научным редактированием и вслед за ним. Содержание произведения проявляется через форму, а в улучшении формы – смысл литературного редактирования.

Работа редактора над улучшением языка и стиля материала, необходимость в такой работе связаны с особенностями творческого процесса и читательского восприятия.

Автор, всегда имеющий «в уме» многое из того, что неизвестно читателю, просто не в состоянии поставить себя на место предполагаемого читателя, учесть особенность его восприятия.

Печатные произведения – как бы канал связи между автором и читателем. Чтобы устранить возможные потери и искажения авторской мысли, восстановить для читателя то, что автор оставил в уме, необходим редактор. Это должен быть очень чуткий наблюдатель, который способен воспринимать материал глазами того, кому предназначен будущий текст, и в то же время достаточно подготовлен, чтобы увидеть, что хотел сказать автор, указать на не замеченные им трудности изложения и подсказать, как эти трудности устранить.

Поэтому редактор читает авторский текст по-особому. Мысли, пропущенные автором в рассуждениях, понятия и представления, названные неточно, он стремится восстановить для себя (если надо, путём беседы с автором) как можно более чётко, полно и точно. Это одна сторона дела, которую можно назвать чтением глазами автора, на уровне автора. В процессе такого чтения выясняется содержательная сторона фразы и слова в рукописи. С другой стороны, редактор ставит себя в положение читателя, выясняя, как тот отнесётся к тексту, что и как воспримет из него. Это чтение на уровне читателя. На практике оба процесса происходят почти одновременно.

Если при чтении на уровне автора редактор должен понять и осмыслить вёс сказанное и подразумевающееся, не выраженное словами в тексте, то при чтении на уровне читателя перед ним иная задача. Надо добиться, чтобы потенциальный читатель полностью и без особого напряжения воспринял мысли автора. Чрезмерное напряжение при чтении может оттолкнуть читателя от материала; с другой стороны, большая лёгкость восприятия может сделать чтение скучным и поверхностным, невнимательным.

Текст литературного произведения выступает как результат познания (для автора) и как предмет познания (для читателя). Естественно, что процесс познания текста читателем обладает своей спецификой. Он требует точного установления предмета речи автора и восстановления невысказанных, но подразумевающих мыслей. Читая текст, читатель устанавливает предмет обсуждения и связанные с ним смыслы слов на основе своих представлений о названии, о содержании первых слов произведения, и лишь постепенно его понимание сближается с авторским.

Читатель не просто воспринимает текст, но и определяет свое отношение к нему, а это во многом зависит от стиля. В значительной мере на основе стиля формируется представление читателей об авторе – о его убеждённости, искренности, принципиальности, подготовленности, жизненном опыте; о том, кому адресовано произведение, насколько оно серьёзно, насколько всесторонне и объективно обсуждены вопросы, как крепка связь между рассуждениями и т. п.

Сближение уровней автора и читателя предполагает творческий подход к ряду явлений в тексте – языковой норме, напряжённости изложения, планам изложения, предполагает учёт при оценке языка рукописи принципа целесообразности стилевых особенностей изложения.

Норма в языке – в слове и предложении – это совокупность установившихся в данном обществе и в данную эпоху привычек и правил общественного пользования языком. Норма существует объективно. На основе исследования нормы устанавливается кодификация, т. е. зафиксированная языковедами норма. Кодификация должна исходить из степени употребительности слова, формы, конструкции при условии авторитетности источников, по которым она устанавливается. Норма определяется преимущественно на основе обследования произведений классиков.

Суметь оценить обоснованность отступления от нормы – важное качество редактора. Без него редактор превращается в литературного правщика, обедняющего, делающего одноликим стиль всех попадающих к нему рукописей. Не менее важно, однако, быть непреклонным при необоснованных и серьёзных отступлениях от нормы – иначе в литературу открывается путь безграмотности и невежеству.

Представление о напряжённости изложения основано на том, что языковое сообщение в целом и все его части в отдельности несут определённое количество информации. Чем больше новых для читателей представлений несёт сообщение или его часть: слово, словосочетание, сочетание слов, один из составов предложения, предложение в целом, абзац, отрывок, тем напряжённее изложение. Чем меньше информация, тем меньше и напряжённость изложения. Естественно, что в условиях внутренней речи автора напряжённость весьма высока, каждое слово несёт в себе большую информацию, почти каждое слово является предложением. Высока она в устной речи. В письменной речи напряжённость в какой-то мере спадает, однако не везде одинаково.

Для разных категорий читателей и в разных видах литературы необходима различная напряжённость изложения. Уровень напряжённости, принятый в тексте, становится как бы фоном, на котором воспринимаются обоснованные отклонения от него.

Редактор борется с отклонениями, затрудняющими восприятие авторского текста, и в том случае, если это излишняя краткость и лаконичность. Он устраняет повторения, которые делают изложение скучным и растянутым, но он вводит их, если связи в изложении оказываются нарушенными или усложненными. Он советует автору снять пристрастность и субъективность в изложении, если она делает произведение неубедительным, и в то же время указывает на сухость и бесстрастность текста, которые также лишают его убедительности, яркости и выразительности.

В работе редактора, когда достигнуто углубленное понимание текста, цель стилистического эксперимента – выбор лучшего синонима, более точного слова, более удачной формы, синтаксической конструкции и т. п.

Редактор имеет дело с текстом, в котором сложно взаимодействуют слова, предложения, отдельные отрывки. Поэтому то, что в курсах русского литературного языка рассматривают обычно как отдельные самостоятельные единицы, он должен всегда уметь видеть во взаимосвязи и взаимообусловленности, понимать, как целый текст влияет на значение входящих в него слов, как изменение одного слова в тексте в свою очередь влияет на весь текст.

Поэтому редактор должен хорошо знать, как действуют законы языка в тексте, и уметь сознательно использовать их.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Научный стиль, как всякий другой стиль, характеризуется особыми стилеобразующими (или внутристилевыми) чертами, такими, как: отвлеченно – обобщенный характер, объективность изложения, точность, логичность и в связи с этим часто – безличность изложения.

Выделяет виды научного стиля и по другому основанию: собственно научный (академический) стиль (монография, статья, научный доклад), научно-информативный или научно-реферативный (вторичные информационные материалы). Выделяется научно-рекламная (промышленная реклама), научно-справочная (справочники, каталоги и др.), учебно-научная (учебники и учебные пособия для вузов, техникумов, школ), научно-популярная (биография ученых, истории открытий и пр.) литература. Последние два вида едва ли можно отнести к собственно научному функциональному стилю.

Основная задача учебной литературы – донести до читателя учебный предмет, а не науку в целом. Поэтому от научной литературы учебная отличается прежде всего особым отбором и целенаправленностью изложения знаний, наличием материала.

Основные различия между строго научным изложением и научно-популярным определяются различием отношений между автором и читателем. Адекватность восприятия автором и читателем, их «информативная» однородность в речевом акте научного стиля обязательна, а научно-популярное изложение рассчитано на неоднородность и неадекватность авторского и читательского восприятия: автор (специалист) знает больше читателя (неспециалиста), к которому адресуется. Организация высказывания в том и другом речевом акте поэтому различна.

Научный стиль в настоящее время – это обособленная, относительно замкнутая система, характеризующаяся стремлением к стандартизации средств выражения. По степени стандартизации научный стиль уступает место лишь официально-деловому.

Научный стиль обладает такими функциональными признаками, как: обобщенно-отвлеченный характер, объективность, логичность, безличность, точность изложения

Научный стиль характеризуют следующие языковые особенности: строгая нормированность (соответствие нормам литературного языка), точность, ясность и лаконичность в выражении мыслей, терминированность речи, широкое использование абстрактной лексики, употребление слов в их предметно-логических, конкретных значениях, «безличность», монологический характер высказывания, последовательность, завершенность, полнота высказывания, тесная связь отдельных частей высказывания, что достигается широким использованием развернутых синтаксических построений, сложных предложений со словами–скрепками (союзными, местоименными, наречными и т.д.), причастных, деепричастных оборотов, перечислений и т.д.

В научном стиле взаимодействуют элементы разных стилей, например, с официально-деловым стилем научный стиль объединяет широкое распространение языковых стандартов, хотя эти стандарты специфичны и в научном, и официально-деловом стиле. Научный стиль использует все средства общенационального языка, но специфика их использования, особая организация текста обеспечивает функционально-стилевое своеобразие научного стиля

Специфика научного текста заставляет выделить некоторые особенности его оценки, например, те, что связаны с пределами вмешательства редактора в авторское повествование, и др.

Теория и практика редактирования предлагает для научного текста три структуры редакторского анализа: по единицам текста, по целям аналитических действий при оценке рукописи и ее улучшении, по сторонам качества. Профессиональная культура редактора предполагает ориентацию не только на теорию, но и самостоятельность размышлений над вопросом.

В научном тексте важно правильно оценить смысл научной идеи: ее достоверность, практическую ценность. При анализе научной идеи особенное внимание обращается на критерий научности, в наибольшей степени помогающий установить, соответствует ли содержание статьи ее целевому назначению — быть произведением, несущим научные знания, предназначенным для научных специалистов. Критерий научности: верность методологическим позициям; правильность сообщаемых фактов и выводов, соответствия их новейшим достижениям мировой науки; новизна предлагаемых идей, перспективность мышления и трезвый реализм рекомендаций

Задача литературного редактирования, т. е. редактирование языка и стиля произведения, – помочь автору донести до читателя свои мысли наиболее точно и полно, так, чтобы читатель воспринимал их с неслабеющим интересом и не испытывал в процессе чтения затруднений, которые отталкивали бы его от Вашего текста. Это предполагает знание и учёт как того, что хотел сказать автор, так и того, что и как воспримет из предлагаемого ему текста читатель. Редактор должен глубоко разбираться в том, как рождается авторский текст, и в том, как он воспринимается читателем.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Будагов Р.А. Что такое развитие и совершенствование языка. – М., 1977.
  2. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. – М.: Высшая школа, 1972
  3. Волновые процессы в общественном развитии. Новосибирск, 1992
  4. Головин Б.Н.. Основы культуры речи. — М.: Высшая школа, 1980.
  5. Димидова А. К. Пособие по русскому языку: Научный стиль. Оформление научной работы. — М.: Русский язык, 1991.
  6. Кареев Н.И.. Основы русской социологии. М., 2000.
  7. Кириллов В. И., Старченко А. А. Логика. — М.: Юристъ, 1995.
  8. Кожина М.Н. Развитие научного стиля в аспекте функционирования языковых единиц различных уровней. Т. 1,2, 3. Пермь, 1994.
  9. Кожина М.Н.. Стилистика русского языка. — М.: Просвещение, 1993.
  10. Лихтенштейн Е. С., Михайлов А. И. Редактирование научной, технической литературы и информации. М., 1974.
  11. Митрофанова О.Д.. Язык научно-технической литературы. М., 1973
  12. Национальное счетоводство / Под ред. профессора Г.Д. Кулагиной – М., 1997
  13. Психология и этика делового общения/Под ред. Лавриненко В.Н. М., 2001.
  14. Разинкиной Н.М. Развитие языка английской научной литературы. М., 1978.
  15. Рахманин Л. В. Стилистика деловой речи и редактирование служебных документов. — 3-е изд., испр. — М.: Высш. школа, 1984.
  16. Редактирование отдельных видов литературы / Под ред. Сикорского Н. М. — М., 1987.
  17. Роберт Пиндайк, Даниэль Рубинфельд. Микроэкономика. М., 1992
  18. Розенталь Д.Э.. Справочник по орфографии и пунктуации. М., 2000.
  19. Рузавин Г. И. Научная теория: Логико-методол. анализ. — М.: Мысль, 1978.
  20. Рузавин Г. И. Методы научного исследования. — М.: Мысль, 1974.
  21. Сенкевич М. П. Стилистика научной речи и литературное редактирование научных произведений. М., 1984.
  22. Сенкевич М. П. Стилистика научной речи и литературное редактирование научных произведений. – М., 2003
  23. Сикорский Н. М. Теория и практика редактирования. М., 1980.
  24. Скворцов Л. И.Теоретические основы культуры речи. М.: Наука, 1980,


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->