МОРФЕМА

МОРФЕМА [фэ] (греч. morphe — форма) — значимая часть слова, далее неделимая.

 

Морфемы бывают корневые и служебные (приставка, суффикс, окончание и соединительная гласная).

 

Выразительно:

 

Морфемы обладают большими выразительными возможностями. Основные способы использования этих возможностей:

 

1) первый способ состоит в том, что мы употребляем слова с такими морфемами, которые имеют какую-то стилистическую окраску (см. Окраска), тем самым передаем то или иное отношение к описываемому: «Жандармиха ездила вчера с буфетчиком Костькой за реку. Желаем всего лучшего. Не унывайте, жандарм!»(А.П.Чехов) — суффиксы имени существительного -их- и -к- вносят в слово сниженную окраску (ср. врачиха, щеголиха; Анька, Танька), так выражается отрицательное отношение к персонажам, названным словами с этими суффиксами. Или:

 

«Косым, стремительным углом

И ветром, режущим глаза,

Переломившейся ветлой

на землю падала гроза.

И, громом возвестив весну,

Она звенела по траве…»(П.Д.Коган) — приставка воз-(вос-) со значением интенсивности действия, имеет повышенную стилистическую окраску (ср. воспеть, воздвигнуть, вознестись); слово с такой приставкой даже в обыденном описании создает возвышенную тональность.

 

Можно также использовать стилистическую окраску морфемы в ироническом смысле: «И лишь однажды экспансия «первой леди собачьего королевства» дала осечку — когда ей вздумалось купить и разрушить клуб «Никкербоккер». Всполошившиеся родственники Этель упросили ее отказаться от этой негуманной затеи и не лишать их уютного гнездышка, где они завтракают, обедают и ужинают.(М.Стуруа) — суффикс -ышк- в языке имеет окраску уменьшительно-ласкательную (ср. перышко, солнышко, донышко), но в данном тексте слово с этим суффиксом становится средством отрицательной оценки, злой насмешки; ср.: «И вот он все радовался первое время: вот он и дома, отслужился! Он не лег в избе, давно хотелось ему полежать на свободе, на покое, на чистом полевом воздухе. Лег он на своем гумнишке, в старенькой риге, густо заросшей кругом лебедою, лег в телеге без колес — и в открытые ворота день и ночь веял на него сырой ветер с огородов и гумен, несло ветром косой крупный дождь.» (И.А.Бунин);

 

2) второй способ состоит в том, что мы нарушаем правила сочетаемости морфем (смысловой и/или стилистической) внутри слова:

 

«Поглядишь, как несмелы

табунки васильков,-

слава богу, мы смертны,

не испортим всего.» (А.А.Вознесенский) — суффикс имени существительного -ок-(ек-,-ик-) образует слова со значением уменьшительности и ласкательности (ср. горошек, островок, лисенок, птенчик, гвоздик), но ни по смыслу, ни стилистически этот суффикс не сочетается с корнем «табун-«, отсюда особая выразительность, которая рождает чувство нежности к цветам, желание их защитить.

 

Или: «Это был год. Когда выпорхнули целые рои либералов-пенкоснимателей и принялись усиленно нюхать, чем пахнет. (М.Е.Салтыков-Щедрин) — с помощью суффикса -тель в русском языке образуются названия человека по профессии (ср. учитель, строитель, водитель, руководитель), при этом слово, от которого образуются такие наименования, обозначает суть профессии, действие, совершаемое этим человеком, однако снимать пенки не является работой, профессией, поэтому слово пенкосниматели воспринимается выразительно, образно, оно выражает и характер деятельности описываемых персонажей, и отношение автора к ним; к тому же суффикс -тель в современной речи является непродуктивным (в современном языке мало новых слов с таким суффиксом) и потому по своей стилистической окраске — книжным, в этом смысле возникает несоответствие между суффиксом и сочетанием снимать пенки, которое имеет сниженный и разговорный оттенок, что еще больше увеличивает выразительность слова пенкосниматели (это несоответствие усиливается соседством слова пенкосниматели со словами бытовыми, сниженными и разговорными — выпорхнуть, нюхать, пахнет, рой в переносном значении «множество, вереница», но не в привычной сочетаемости «рой мыслей, воспоминаний»).

 

Или:

 

ХВАЛА БОГАТЫМ

И за то, что в учетах, в скуках,

В позолотах, в зевотах, в ватах,

Вот меня, наглеца, не купят-

Подтверждаю: люблю богатых!

А еще, несмотря на бритость,

Сытость, питость (моргну — и трачу!),

За какую-то — вдруг — побитость,

За какой-то их взгляд собачий,

Сомневающийся…(М.И.Цветаева) — имена существительные с суффиксом -ость образуются в русском языке от качественного прилагательного (ср. сытость, величественность, громкость, тонкость), но в этом стихотворении мы видим и такое слово, где это правило нарушается, — питость; слова бритость и побитость тоже не так часто используются в речи и потому кажутся необычными;

 

3) третий способ состоит в то, что мы накапливаем в одном контексте слова с одинаковыми морфемами, получается своего рода морфологический повтор. Можно повторять слова с одинаковым корнем (см. Однокоренные слова):

 

«Искусственно искусство циркачей —

Не радует оно, а удивляет,

Уродует оно и подавляет

гармонию природы и вещей.» (И.А.Сергеева) — чтобы выразить свою мысль в парадоксальной форме, поэтесса сталкивает в контексте, соединяет однокоренные слова, которые, однако, имеют в своем значении противоположные оценки ( слово искусственный соотносится по своей оценочности со словом искусственность, а не искусство).

 

Бывает, что повторяются слова, у которых корни разные, а суффикс или приставка одинаковые:

 

«И словно мечтанье, и словно круженье,

Земля убегает, вскрывается твердь,

И словно безумье, и словно мученье,

Забвенье и удаль, смятенье и смерть, —

Ты мчишься! Ты мчишься!» (А.А.Блок) — суффикс -ениj- (-аниj-; -иj-), который «накапливается» в этом стихотворении, обозначает процесс, действие, и это усиливает впечатление движения, создает лейтмотив движения (см. Лейтмотив), тем более, что сам суффикс используется в в неполном звуковом виде (ср. мечтание, кружение, безумие и т.д.). Или:

 

«Как живется вам — хлопочется —

Ежится? Встается — как?

Как живется вам — здоровится-

Можется? Поется — как?(М.И.Цветаева) — здесь лейтмотивом, композиционным стержнем становятся безличные глаголы с суффиксом -ся (см. Безличные глаголы), которые очень точно передают настроение оставленной женщины (некоторые из этих глаголов не существуют в системе языка).

 

Суффиксы могут накапливаться не только в одной фразе, но и в одном слове: «Кто, сударыня, в молодости не умел верить, тот не уверует и в старости, будь он хоть распереписатель.»(А.П.Чехов).

 

С той целью — усилить какую-то мысль или оценку — повторяются и приставки, иногда при этом создаются новые слова по аналогии: » Сверхзадача этого сверхчеловека — сверхприбыли.» (М.Стуруа); «Сейчас многие стараются завести себе какое-нибудь хобби. Я тоже решил не отставать от моды. Отныне буду одеваться во все бракованное. В косое-перекосое. В кривое-перекривое. В нелепое-перенелепое. И не только одеваться, но и обуваться. И не только обуваться, но и вообще покупать для личных и семейных нужд только бракованное-перебракованное.»(Э.Пархомовский);

 

4) четвертый способ состоит в том, что морфема отделяется от слова и используется как самостоятельная единица, за счет этого получаем «новый взгляд на старые вещи»: «Настоящий мужчина состоит из мужа и чина.»(А.П.Чехов); «Конечно, живые, мы думаем о живом. Строим, празднуем свадьбы, растим детей, ходим на работу. И делаем, должны делать все, чтобы те, кто отдал жизнь за нас, сохранился в благодарной памяти потомков. Ибо само слово — ПОТОМ-КИ- означает: те, кто пришел потом. После того, как павшие, отдав свою жизнь, сделали для нас все, что смогли. «(Л.Очаковская); «Тем не менее, несмотря на противоречивые показания барометров, термометров и прочих «метров», по общему уговору на всей территории страны — от Атлантики до Тихоокеанского побережья — с 23 сентября стоит осень.»(М.Стуруа). По такому же принципу строится заголовок в очерке А.Аграновского «Техника без опасности».

Знание морфем русского языка необходимо также в словотворчестве (см. Словотворчество), тогда, когда мы сами создаем новые слова (см. Окказионализмы).

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->