Лексикология

Лексикология (описательная) в первую очередь выясняет все, что связано со значением слова: уточняет типы значений, определяет сферу употребления слова, стилистическую окраску и т.п. Для лексикологии (исторической) важным является вопрос о происхождении слова, его семантике, сфере употребления, стилистической принадлежности и т.д. в разные периоды развития языка. С точки зрения грамматической выявляется принадлежность слова к той или иной части речи, присущие слову грамматические значения и грамматические формы, роль слов в предложении. Все это дополняет лексическое значение слова.

 

2. Лексическое значение слова

 

Лексическое значение слова — это его содержание, т.е. исторически закрепленная в сознании говорящих соотнесенность между звуковым комплексом и предметом или явлением действительности, «оформленное по грамматическим законам данного языка и являющееся элементом общей семантической системы словаря».

Значение слов отражает не всю совокупность познанных признаков, предметов и явлений, а лишь те из них, которые помогают отличать один предмет от другого. Так, если мы говорим: это птица, то нас в данном случае интересует лишь то, что перед нами разновидность летающих позвоночных животных, тело которых покрыто перьями, а передние конечности преобразованы в крылья. Эти признаки позволяют отличить птицу от других животных, например млекопитающих.

Лексическое значение в слове может быть единственным (такие слова называются однозначными), но может и сосуществовать с другими лексическими значениями этого же слова (такие слова называются многозначными).

Прямым значением называется такое, которое непосредственно связано с предметом или явлением, качеством, действием и т.п. Например, прямыми будут первые два значения слова рука: «одна из двух верхних конечностей человека от плеча до конца пальцев…» и «…как орудие деятельности, труда».

Переносным является такое значение, которое возникает в результате не прямой соотнесенности с предметом, а через перенос прямого значения на другой предмет вследствие различных ассоциаций. Например, переносными будут следующие значения слова рука:

1) (только ед.) манера письма, почерк; 2) (только мн.) рабочая сила;

3) (только мн.) о человеке, лице (…с определением) как обладателе, владельце чего-либо; 4) символ власти; 5) (только ед., разг.) о влиятельном человеке, способном защитить, оказать поддержку; 6) (только ед.) о согласии кого-либо на брак, о готовности вступить в брак.

2.      По степени семантической мотивированности значения разделяются на немотивированные (или непроизводные, идиоматичные) и мотивированные (или производные от первых). Например, значение слова рука — немотивированное, а значения слов ручной, рукав и др. — уже мотивированы семантическими и словообразовательными связями со словом рука.

3.      По степени лексической сочетаемости значения делятся на относительно свободные (к ним относятся все прямые значения слов) и несвободные. Среди последних выделяют два основных вида:

1) фразеологически связанным значением называется такое, которое возникает у слов в определенных лексически неделимых сочетаниях.

2) синтаксически обусловленным значением называется такое, которое появляется у слова при выполнении им необычной роли в предложении. В развитии этих значений велика роль контекста. Например, при использовании слова дуб в роли характеризующего лицо: Эх, ты, дуб, так ничего и не понял — реализуется его значение «тупой, нечуткий» (разг.).

К разновидности синтаксически обусловленных значений относится так называемое конструктивно ограниченное, которое возникает только в условиях использования слова в определенной синтаксической конструкции. Например, сравнительно недавно возникшее значение «район, область, место действия» у слова география обусловлено его использованием в конструкции с существительным в родительном падеже: география спортивных побед.

4.      По характеру выполняемых номинативных функций выделяются значения собственно номинативные и экспрессивно-синонимические.

Номинативными называются такие, которые прямо, непосредственно называют предмет, явление, качество, действие и т.д. В их семантике, как правило, нет дополнительных признаков (в частности, оценочных). Хотя со временем такие признаки могут и появиться. (В этом случае развиваются разного рода переносные значения, но эта группа выделяется по другому классификационному признаку.

Собственно номинативным значением обладают, например, слова писатель, помощник, шуметь и мн. др.

Экспрессивно-синонимическим называется значение слова, в семантике которого преобладает эмоционально-экспрессивный признак. Слова с такими значениями существуют самостоятельно, отражены в словаре и воспринимаются как оценочные синонимы к словам, обладающим собственно номинативным значением.

 

3. Многозначность слова

 

Многозначность слова, полисемия, наличие у слова более чем одного значения, т. е. способность одного слова передавать различную информацию о предметах и явлениях внеязыковой действительности. Например, у слова горло 4 значения: передняя часть шеи; полость позади рта; верхняя суженная часть сосуда; узкий выход из залива, устье. Во многих языках, в том числе в русском, многозначные слова преобладают над однозначными.

 

4. Лексическая омонимия

 

Многозначность слова принято отграничивать от омонимии, т. к. значения многозначного слова связаны общими семантическими элементами (семантическими признаками) и образуют определённое семантическое единство (семантическую структуру слова). Различаются первичные и вторичные (производные) значения, которые иногда понимаются как прямые и переносные значения. Первичные значения, как правило, наименее контекстно обусловленны. Соотношение между первичными и вторичными значениями с течением времени может меняться.

У разных типов слов существуют различные типы многозначности слова, например относительно регулярная и нерегулярная многозначность слова — слова, обозначающие населённые пункты (город, деревня, село, посёлок и т. д.), могут иметь в русском языке также значение «жители данного населенного пункта», т. е. следуют определённой семантической формуле, в то время как вторичные значения, например обозначения животных (лев, лиса и т. д.) в применении к людям индивидуальны. Особенности объединения значений в пределах одного слова во многом определяют своеобразие словарного состава каждого языка. Многозначными могут быть также грамматические формы слова и синтаксические конструкции.

 
 

5. Лексическая синонимия

 

Синонимы (гр. synonymos — одноименный) — это слова, различные по звучанию, но тождественные или близкие по значению, нередко отличающиеся стилистической окраской: здесь — тут, жена — супруга, смотреть — глядеть; родина — отечество, отчизна; храбрый — смелый, отважный, бесстрашный, безбоязненный, неустрашимый, удалой, лихой.

Группа слов, состоящая из нескольких синонимов, называется с и н о н и м и ч е с к и м р я д о м (или гнездом). Синонимические ряды могут состоять как из разнокорневых, так и из однокорневых синонимов: лицо — лик, обогнать — перегнать; рыбак — рыболов, рыбарь. На первое место в синонимическом ряду обычно ставится определяющее по значению и стилистически нейтральное слово — доминанта (лат. dominans — господствующий) (его еще называют стержневым, основным, опорным словом). Другие члены ряда уточняют, расширяют его семантическую структуру, дополняют ее оценочными значениями. Так, в последнем примере доминантой ряда является слово храбрый, оно наиболее емко передает значение, объединяющее все синонимы,- ‘не испытывающий страха’ и свободно от экспрессивно-стилистических оттенков. Остальные синонимы выделяются в семантико-стилистическом отношении и особенностями употребления в речи. Например, неустрашимый — книжное слово, толкуется как ‘очень храбрый’; удалой — народнопоэтическое, означает ‘полный удали’; лихой — разговорное — ‘смелый, идущий на риск’. Синонимы храбрый, отважный, безбоязненный, бесстрашный отличаются не только смысловыми нюансами, но и возможностями лексической сочетаемости (они сочетаются лишь с существительными, называющими людей; нельзя сказать «храбрый проект», «безбоязненное решение» и т. д.).

Членами синонимического ряда могут быть не только отдельные слова, но и устойчивые словосочетания (фразеологизмы), а также предложно-падежные формы: много — через край, без счета, куры не клюют. Все они, как правило, выполняют в предложении одну и ту же синтаксическую функцию.

Синонимы всегда принадлежат к одной и той же части речи. Однако в системе словообразования каждый из них имеет родственные слова, относящиеся к другим частям речи и вступающие между собой в такие же синонимические отношения; ср. красивый — обаятельный, очаровательный, неотразимый —> красота — обаяние, очарование, неотразимость; мыслить — думать, размышлять, раздумывать, помышлять —> мысли — думы, размышления, раздумья, помыслы.

Русский язык богат синонимами, редкие синонимические ряды насчитывают два-три члена, чаще их гораздо больше. Однако составители словарей синонимов используют различные критерии их выделения. Это приводит к тому, что синонимические ряды разных лексикографов часто не совпадают. Причина таких разночтений кроется в неодинаковом понимании сущности лексической синонимии.

П о л н ы м и (а б с о л ю т н ы м и) синонимами чаще всего бывают параллельные научные термины: орфография — правописание, номинативная — назывная, фрикативный — щелевой, а также однокорневые слова, образованные с помощью синонимических аффиксов: убогость — убожество, сторожить — стеречь.

С развитием языка один из пары абсолютных синонимов может исчезнуть. Так, вышли из употребления, например, исконные полногласные варианты, уступив место старославянским по происхождению: солодкий — сладкий, хоробрый — храбрый, шелом — шлем. Иные же изменяют значения, и, как следствие, происходит полный разрыв синонимических отношений: любитель, любовник; пошлый, популярный.

Синонимы, как правило, обозначают одно и то же явление объективной действительности. Номинативная функция и позволяет объединить их в незамкнутые ряды, которые пополняются с развитием языка, с возникновением у слов новых значений. С другой стороны, синонимические отношения могут распадаться, и тогда отдельные слова исключаются из синонимического ряда, приобретают другие семантические связи.

Поскольку синонимам, как и большинству слов, свойственна многозначность, они включаются в сложные синонимические отношения с другими многозначными словами, образуя разветвленную иерархию синонимических рядов. С иными словами синонимы связаны отношениями противоположности, образуя с ними антонимические пары.

Синонимические связи слов подтверждают системный характер русской лексики.

1. Синонимы, отличающиеся оттенками в значениях, называются с е м а н т и ч е с к и м и (смысловыми, идеографическими) Например, мокрый — влажный, сырой отражают различную степень проявления признака — ‘имеющий значительную влажность, пропитанный влагой’; ср. также: умирать — погибать, пропадать — ‘переставать существовать, подвергаться уничтожению (в результате бедствий, воздействия каких-либо сил, условий)’.

Наличие семантических синонимов в языке отражает аналитическую глубину и точность человеческого мышления.

2. Синонимы, имеющие отличия в экспрессивно-эмоциональной окраске и употребляемые поэтому в разных стилях речи, называются с т и л е в ы м и; ср. жена (общеупотр.) — супруга (офиц.); молодые (разг.) — новобрачные (кн ), глаза (нейтр.) — очи (выc.), лицо (нейтр) — морда (сниж.) — лик (выc.)

Экспрессивные особенности синонимов позволяют нам каждый раз выбрать то слово, которое наиболее уместно в конкретной речевой ситуации, стилистически оправдано в том или ином контексте.

В языке преобладают семантико-стилистические синонимы. Это объясняется тем, что функциональная принадлежность и стилистическая окраска слова зачастую дополняют друг друга.

Развитие синонимических отношений у многозначного слова происходит, как правило, не по всем его значениям. Это приводит к тому, что многозначные слова обычно входят в разные синонимические ряды. Например, слово близкий в основном значении — ‘расположенный или происходящий на небольшом расстоянии от кого- или чего-либо’ имеет синонимы ближний (ближний лес), недалекий (недалекая прогулка), недальний (недальняя дорога) . Эти же слова могут получать и значение ‘не отдаленный по времени’ (о датах, событиях), сохраняя между собой синонимические отношения. Однако в значении ‘основанный на общности интересов, взаимной симпатии, доверии’ (об отношениях между людьми) слово близкий имеет синонимы тесный, интимный; а в том же значении, но в сочетании с существительным друг синонимично словам задушевный, закадычный. Еще одно значение — ‘имеющий непосредственное, прямое отношение к кому-либо, тесно связанный с кем-либо личными отношениями’ сближает синонимы близкий, свой, свойский, причем свой означает ‘принадлежащий к той же среде’ (свой человек). В этот же синонимический ряд может быть зачислено и слово домашний в значении ‘связанный простыми, внеслужебными отношениями’.

 

6. Лексическая антономия

 

Антонимия — тип семантических отношений лексических единиц, имеющих противоположные значения (антонимов). Существенные различия в предметах и явлениях объективного мира отражаются в языке как противоположность. Антонимия представляет собой противоположность внутри одной сущности. Ее логическую основу образуют противоположные видовые понятия, представляющие собой предел проявляющих качества (свойства), определенным родовым понятием: «горячий»-«холодный» (температура), «быстрый»-«медленный» (скорость) и т.п. Антонимические пары объединяют в антонимы (антоним — в пер. с др.-греч. — букв. «противоположное имя», «имя с противоположным значением»).

Самыми примитивными антонимами являются слова с «отрицательной частицей» типа: «хороший-«нехороший», «трудный»- «нетрудный» или в английском: «comfortable»- «uncomfortable», «responsible»-«irresponsible» и т.д.
Конечно, не всякое слова может иметь антоним; трудно себе представить, что может быть «противоположным» словам «зуб», «взгляд», «три», «однако» и так далее, и тем более словам «Виктор», «Москва» и др.
Для появления антонимии необходимо наличие качественного признака в значении слова, который может градировать и доходить до противоположного. Поэтому, естественно, больше всего антонимов у качественных прилагательных и соответственных наречий: «темный»-«светлый», «большой»-«малый», «толстый»-«тонкий» и т.д.

В существительных, взятых в прямых значениях, антонимия появляется реже; она возникает прежде всего у существительных, соотнесенных с прилагательными-антонимами: «свет»-«тьма», «жар»-«холод», «добро»-«зло», «беднеть»-«богатеть», «любить»-«ненавидеть», «начинать»-«кончать», «удаляться»- «приближаться» и т.п.

Многое зависит и от значения, в котором взято слово. Так, в одном значении слово может иметь антоним, а в другом нет или же может иметь разные антонимы для разных значений.

Например, слова «жар» и «холод» — антонимы; но «жар» в специальном значении «раскаленные уголья» теряет сой антоним; счетное прилагательное «первый» (в ряду: «нулевой», «первый», «второй» и т.д.) не имеет антонима, но в значении «начальный» получает антоним «последний». «Легкий» в одном значении имеет антоним «тяжелый» (вес), в другом — «трудный» (урок) и т.д.
Входя в составные термины, слова, как правило, теряют свои антонимы, например: «белые грибы», «белые медведи», «черная оспа» и т.п. И, наоборот, слова, взятые в словаре, могут не быть антонимами, но, при их употреблении не в прямом значении, в том или ином контексте получают антонимы (чаще всего появляются у авторов в качестве художественно-выразительного средства). Так, в общем словаре слова «дитя» и «монах», «судьба» и «душа» никак нельзя назвать антонимами, но, «сузив» свое значение, они начинают употребляться в качестве антонимов.

Антонимия — явление прежде всего лексическое; противоположные смыслы предложений и грамматических форм возникают за счет антонимов, их слов-компонентов или предполагают существование определенного лексико-семантического противопоставления. Лексические единицы, выражающие антонимию, обнаруживают общий признак — наличие предельного отрицания в толковании одного из антонимов: «новый»-«старый», то есть «предельно не новый» и т.п.

Антонимия характеризуется однотипностью смысловых структур ее единиц, которые противопоставлены парадигматически по одному дифференцирующему признаку противоположными семами их значений. Это внутреннее семантическое свойство антонимов выражается синтогматически в некоторой степени их совместной встречаемости в тексте, в их преимущественно контрастном употреблении. Противопоставление, сопоставление, чередование антонимов и другие их функции реализуются в характерных контекстах антонимии: «Это не простая, а сложная задача» и др.

Антонимия — один из источников конверсии: «Она молодая, а он старый» («она моложе его» или «он старше ее»).

Антонимия тесно связана с другими лексико-семантическими категориями, главным образом с синонимией. Одна и та же лексическая единица может вступать с другой одновременно антонимические и синонимические отношения. Это явление называется антонимией синонимических рядов.

 

7. Парономия

 

Паронимы (гр. para — возле + onima — имя) — это однокорневые слова, близкие по звучанию, но не совпадающие в значениях: подпись — роспись, одеть — надеть, главный — заглавный. Паронимы, как правило, относятся к одной части речи и выполняют в предложении аналогичные синтаксические функции.

Учитывая особенности словообразования паронимов, можно выделить следующие группы.

1. Паронимы, различающиеся приставками: опечатки — отпечатки, уплатить — оплатить;

2. Паронимы, различающиеся суффиксами: безответный — безответственный, существо — сущность; командированный — командировочный;

3. Паронимы, различающиеся характером основы: один имеет непроизводную основу, другой — производную. При этом в паре могут быть:

а) слова с непроизводной основой и приставочные образования: рост — возраст;

б) слова с непроизводной основой и бесприставочные слова с суффиксами: тормоз — торможение;

в) слова с непроизводной основой и слова с приставкой и суффиксом: груз — нагрузка.

В семантическом отношении среди паронимов обнаруживаются две группы.

1. Паронимы, различающиеся тонкими смысловыми оттенками: длинный — длительный, желанный — желательный, гривастый — гривистый, жизненный — житейский, дипломатичный — дипломатический и под. Таких паронимов большинство, их значения комментируются в лингвистических словарях (толковых, словарях трудностей, словарях однокорневых слов, словарях паронимов). Многие из них характеризуются особенностями в лексической сочетаемости; ср.: экономические последствия — экономичное ведение хозяйства, богатое наследство — тяжелое наследие; выполнять задание — исполнять песню.

2. Паронимы, резко различающиеся по смыслу гнездо — гнездовье, дефектный — дефективный. Таких единиц в языке немного.

Особую группу паронимов составляют такие, которые отличаются функционально-стилевой закрепленностью или стилистической окраской; ср.: работать (общеупотр.) — сработать (проcт. и спец.) жить (общеупотр.) — проживать (офиц.).

 

8. Формирование русской лексики

 

Словарный состав современного русского языка прошел длительный путь становления. Наша лексика состоит не только из исконно русских слов, но и из слов, заимствованных из других языков. Иноязычные источники пополняли и обогащали русский язык на протяжении всего процесса его исторического развития. Одни заимствования были сделаны еще в древности, другие — сравнительно недавно.

Пополнение русской лексики шло по двум направлениям.

1. Новые слова создавались из имеющихся в языке словообразовательных элементов (корней, суффиксов, приставок). Так расширялась и развивалась исконно русская лексика.

2. Новые слова вливались в русский язык из других языков в результате экономических, политических и культурных связей русского народа с другими народами.

Состав русской лексики с точки зрения ее происхождения можно схематично представить в таблице.

Лексика современного русского языка

исконно русские слова

заимствованные слова

индоевропеизмы

общеславянская лексика

восточнославянская лексика

собственно русская лексика  

из славянских языков

из неславянских языков

скандинавские, тюрские, латинские, греческие, немецкие, французские, английские и др. заимствования

 

И с к о н н о р у с с к а я лексика по своему происхождению неоднородна: она состоит из нескольких наслоений, которые различаются временем их образования.

Самыми древними среди исконно русских слов являются и н д о е в р о п е и з м ы — слова, сохранившиеся от эпохи индоевропейского языкового единства. По предположениям ученых, в V-IV тысячелетиях до н. э. существовала древнейшая индоевропейская цивилизация, объединявшая племена, жившие на до вольно обширной территории. Так, по исследованиям одних лингвистов, она простиралась от Волги до Енисея, другие считают, что это была балкано-дунайская, или южно-русская, локализация1 Индоевропейская языковая общность дала начало европейским и некоторым азиатским языкам (например, бенгальскому, санскриту).

К индоевропейскому праязыку-основе восходят слова, обозначающие растения, животных, металлы и минералы, орудия труда, формы хозяйствования, виды родства и т д.: дуб, лосось, гусь, волк, овца, медь, бронза, мед, мать, сын, дочь, ночь, луна, снег, вода, новый, шить и др.

Другой пласт исконно русской лексики составляют слова о б щ е с л а в я н с к и е, унаследованные нашим языком из общеславянского (праславянского), послужившего источником для всех славянских языков.

Третий пласт исконно русских слов состоит из в о с т о ч н о с л а в я н с к о й (древнерусской) лексики, которая развилась на базе языка восточных славян, одной из трех групп древних славянских языков. Восточнославянская языковая общность сложилась к VII-IX вв. н. э. на территории Восточной Европы. К племенным союзам, обитавшим здесь, восходят русская, украинская и белорусская народности. Поэтому слова, оставшиеся в нашем языке от этого периода, известны, как правило, и в украинском, и в белорусском языках, но отсутствуют в языках западных и южных славян.

В составе восточнославянской лексики можно выделить: 1) названия животных, птиц: собака, белка, галка, селезень, снегирь; 2) наименования орудий труда: топор, клинок; 3) названия предметов домашнего обихода: сапог, ковш, ларец, рубль; 4) названия людей по профессии: плотник, повар, сапожник, мельник; 5) названия поселений: деревня, слобода и другие лексико-семантические группы.

Четвертый пласт исконно русских слов составляет с о б с т в е н н о р у с с к а я лексика, сформировавшаяся после XIV в., т. е. в эпоху самостоятельного развития русского, украинского и белорусского языков. В этих языках уже есть свои эквиваленты для слов, принадлежащих собственно русской лексике. Ср. лексические единицы:

собственно русские

грустный

очень

нужно

смородина

печатник

украинские

сумный

дуже

потрiбно

порiчки

друкар

белорусские

сумны

вельмi

потребна

парэчкi

друкар

 

Исконно русская лексика и сейчас продолжает пополняться словами, которые создаются на базе словообразовательных ресурсов языка, в результате самых разнообразных процессов, характерных для русского словообразования.

Особое место в составе русской лексики среди славянских заимствований занимают старославянские слова, или с т а р о с л а в я н и з м ы (церковнославянизмы). Это слова древнейшего славянского языка, хорошо известного на Руси со времени распространения христианства (988 г.).

Влияние старославянского языка было очень плодотворным, оно обогатило наш язык, сделало его более выразительным, гибким. В частности, в русской лексике стали употребляться старославянизмы, обозначавшие отвлеченные понятия, для которых еще не было своих названий.

В составе старославянизмов, пополнивших русскую лексику, можно выделить несколько групп: 1) слова, восходящие к общеславянскому языку, имеющие восточнославянские варианты иного звучания или аффиксального оформления: злато, нощь, рыбарь, ладья; 2) старославянизмы, у которых нет созвучных русских слов: перст, уста, ланиты, перси (ср. русские: палец, губы, щеки, грудь); 3) семантические старославянизмы, т. е. общеславянские слова, получившие в старославянском языке новое значение, связанное с христианством: бог, грех, жертва, блуд.

Самые первые заимствования из неславянских языков проникали в русский язык еще в VIII-XII вв. Из с к а н д и н а в с к и х языков (шведского, норвежского) к нам пришли слова, связанные с морским промыслом: шхеры, якорь, крюк, багор, имена собственные: Рюрик, Олег, Ольга, Игорь, Аскольд. В официально-деловой речи Древней Руси употреблялись устаревшие теперь слова вира, тиун, ябеда, клеймо. Из финно-угорских языков мы заимствовали названия рыб: сиг, навага, семга, салака, акула, корюшка, сельдь, а также некоторые слова, связанные с жизнью северных народов: сани, тундра, пурга, нарты, пельмени и др.

К числу древних заимствований относятся и отдельные слова из г е р м а н с к и х языков: броня, меч, панцирь, котел, холм, бук, князь, бор, свинья, верблюд и другие. Относительно происхождения некоторых слов ученые спорят, поэтому количество заимствований из древнегерманских языков разным исследователям представляется неоднозначно (от 20 до 200 слов).

Близкое соседство т ю р к с к и х народностей (половцев, печенегов, хазар), военные столкновения с ними, а затем и монголо-татарское нашествие оставили в русском языке тюркские слова. Они относятся главным образом к кочевому быту этих народов, одежде, утвари: колчан, аркан, вьюк, шалаш, бешмет, кушак, каблук, кисет, кумач, сундук, кистень, кандалы, кабала, казна, караул и др.

Самым значительным влиянием на язык Древней Руси было влияние г р е ч е с к о г о языка. Киевская Русь вела оживленную торговлю с Византией, и проникновение греческих элементов в русскую лексику началось еще до принятия христианства на Руси (VI в.) и усилилось под воздействием христианской культуры в связи с крещением восточных славян (IX в.), распространением богослужебных книг, переведенных с греческого языка на старославянский.

Более поздние заимствования из греческого языка относятся исключительно к сфере наук, искусства. Многие грецизмы пришли к нам через другие европейские языки и широко используются в научной терминологии, получившей всеобщее признание: логика, психология, кафедра, идиллия, идея, климат, критика, металл, музей, магнит, синтаксис, лексикон, комедия, трагедия, хронограф, планета, стадия, сцена, театр и под.

Л а т и н с к и й язык также сыграл немалую роль в обогащении русской лексики (в том числе и терминологии), связанной преимущественно со сферой научно-технической и общественно-политической жизни. К латинскому источнику восходят слова: автор, администратор, аудитория, студент, экзамен, экстерн, министр, юстиция, операция, цензура, диктатура, республика, депутат, делегат, ректор, экскурсия, экспедиция, революция, конституция и т. д. Эти латинизмы пришли в наш язык, как и в другие европейские языки, не только при непосредственном контакте латинского языка с каким-либо другим (что, конечно же, не исключалось, в особенности- через различные учебные заведения), но и при посредстве других языков. Латинский язык во многих европейских государствах был языком литературы, науки, официальных бумаг и религии (католицизма). Научные сочинения вплоть до XVIII в. часто писались именно на латинском языке; медицина до сих пор использует латынь. Все это способствовало созданию международного фонда научной терминологии, которая была освоена многими европейскими языками, в том числе и русским.

Из н е м е ц к о г о языка были заимствованы такие слова: бутерброд, галстук, графин, шляпа, контора, пакет, прейскурант, процент, бухгалтер, вексель, акция, агент, лагерь, штаб, командир, юнкер, ефрейтор, лафет, патронташ, верстак, фуганок, никель, кварц, селитра, вольфрал, картофель, лук.

Из г о л л а н д с к о г о языка пришли морские термины: верфь, гавань, вымпел, койка, дрейф, лоцман, матрос, рейд, рея, руль, флот, флаг, фарватер, шкипер, штурман, шлюпка, балласт.

Из а н г л и й с к о г о также были заимствованы морские термины: бот, бриг, баржа, шхуна, яхта, мичман. Влияние английского языка оказалось сравнительно устойчивым: из него в русский язык проникали слова в течение всего XIX в. и позднее. Так, к этому источнику восходят слова из сферы общественных отношений, технические и спортивные термины, названия бытовых предметов: лидер, департамент, митинг, бойкот, парламент, вокзал, лифт, док, бюджет, сквер, коттедж, троллейбус, рельс, макинтош, бифштекс, пудинг, ром, виски, грог, торт, плед, свитер, пиджак, френч, финиш, спорт, спортсмен, футбол, баскетбол, волейбол, бокс, крокет, покер, хоккей, жокей, бридж, спиннинг и др.

Значительный след в русской лексике оставил ф р а н ц у з с к и й язык. Первые галлицизмы проникли в нее в Петровскую эпоху, а затем, в конце XVIII — начале XIX в., в связи с галломанией светского общества заимствования из французского языка стали особенно популярными. Среди них — слова бытового назначения: костюм, капот, корсет, корсаж, жакет, жилет, пальто, манто, блуза, фрак, браслет, вуаль, жабо, этаж, мебель, комод, кабинет, буфет, салон, туалет, трюмо, люстра, абажур, портьера, сервиз, лакей, бульон, котлета, крем, рагу, десерт, мармелад, пломбир и под.; военные термины: авангард, капитан, сержант, артиллерия, марш, манеж, кавалерия, редут, атака, брешь, батальон, салют, гарнизон, курьер, генерал, лейтенант, блиндаж, рекрут, сапер, корнет корпус, десант, флот, эскадра.

Иноязычные слова, попадая в наш язык, постепенно ассимилируются им: приспосабливаются к звуковой системе русского языка, подчиняются правилам русского словообразования и словоизменения, в той или иной степени утрачивая, таким образом, черты своего нерусского происхождения.

Одним из способов заимствования является к а л ь к и р о в а н и е, т. е. построение лексических единиц по образцу соответствующих слов иностранного языка путем точного перевода их значимых частей или заимствование отдельных значений слов Соответственно различают кальки лексические и семантические

Л е к с и ч е с к и е кальки возникают в результате буквального перевода на русский язык иноязычного слова по частям: приставки, корня, суффикса при точном повторении способа его образования и значения. Например, русское слово выглядеть образовано по немецкой модели aussehen в результате калькирования приставка вы = немецкой aus-; глагольная основа — глядеть = немецкой sehen. Слова водород и кислород — кальки греческих hudor — ‘вода’ + genos — ‘род’ и oxys — ‘кислый’ + genos — ‘род’; аналогично немецкое Halbinsel послужило образцом для кальки полуостров; английское sky-scraper в русском языке имеет кальку небоскреб (ср. украинское хмарочес). Путем калькирования пришли к нам такие заимствования: жизнеописание (гр. bios+grapho), сверхчеловек (нем. ьber+Mensch); благосостояние (фр. bien+кtre), правописание (гp. orthos+grapho) и многие другие. Подобные кальки называются еще с л о в о о б р а з о в а т е л ь н ы м и, точнее лексико-словообразовательными.

С е м а н т и ч е с к и е кальки — это исконные слова, которые, кроме присущих им в русской лексической системе значений, получают новые значения под влиянием другого языка. Например, русское слово картина, обозначающее — ‘произведение живописи’, зрелище’, под влиянием английского языка стало употребляться также в значении ‘кинофильм’. Это калька английского многозначного слова picture, имеющего в языке-источнике значения: ‘картина, рисунок’, ‘портрет’ ‘кинофильм, съемочный кадр’.

 

9. Процессы архаизации и обновления русской лексики

 

Язык как система находится в постоянном движении, развитии, и самым подвижным уровнем языка является лексика: она в первую очередь реагирует на все изменения в обществе, пополняясь новыми словами. В то же время наименования предметов, явлений, не получающих более применения в жизни народов, выходят из употребления.

В каждый период развития языка в нем функционируют слова, принадлежащие к а к т и в н о м у с л о в а р н о м у з а п а с у, постоянно используемые в речи, и слова, вышедшие из повседневного употребления и поэтому получившие архаическую окраску. В то же время в лексической системе выделяются новые слова, которые только входят в нее и поэтому кажутся необычными, сохраняют оттенок свежести, новизны. Устаревшие и новые слова представляют собой две принципиально различные группы в составе лексики п а с с и в н о г о с л о в а р н о г о з а п а с а.

Слова, переставшие активно использоваться в языке, исчезают из него не сразу. Какое-то время они еще понятны говорящим на данном языке, известны по художественной литературе, хотя повседневная речевая практика уже не испытывает в них потребности. Такие слова составляют лексику пассивного запаса и приводятся в толковых словарях с пометой устар.

Процесс архаизации части словаря того или иного языка, как правило, проходит постепенно, поэтому среди устаревших слов есть такие, которые имеют весьма значительный «стаж» (например, чадо, ворог, речe); другие же выведены из состава лексики современного русского языка, так как принадлежат древнерусскому периоду его развития. Иные слова устаревают за самый незначительный срок, возникнув в языке и исчезнув уже в новейший период; ср.: шкраб — в 20-е годы заменило слово учитель, рабкрин — Рабоче-крестьянская инспекция; энкаведист — работник НКВД. Такие номинации не всегда имеют соответствующие пометы в толковых словарях, поскольку процесс архаизации того или иного слова может осознаваться как еще не завершенный.

Причины архаизации лексики различны: они могут носить внеязыковой (экстралингвистический) характер, если отказ от употребления слова связан с социальными преобразованиями в жизни общества, но могут быть обусловлены и лингвистическими законами. Например, наречия ошую, одесную (слева, справа) исчезли из активного словаря, потому что архаизовались производящие существительные шуйца — ‘левая рука’ и десница — ‘правая рука’. В подобных случаях решающую роль сыграли системные отношения лексических единиц. Так, вышло из употребления слово шуйца, распалась и смысловая связь слов, объединенных этим историческим корнем (например, слово шульга не удержалось в языке в значении ‘левша’ и осталось лишь как фамилия, восходящая к прозвищу). Разрушились антонимические пары (шуйца — десница, ошую — одесную), синонимические связи (ошую, слева). Однако слово десница, несмотря на архаизацию слов, связанных с ним системными отношениями, еще какое-то время удерживалось в языке. В пушкинскую эпоху, например, оно использовалось в «высоком слоге» поэтической речи; ср : И жало мудрыя змеи в уста замершие мои вложил десницею кровавой (П.), в то время, как ошую являлось лишь отзвуком обветшалой архаики, а его употребление было возможно лишь в сатирическом контексте: Ошую здесь сидит со мной осьмое чудо света (Бат.)

По своему происхождению устаревшая лексика неоднородна: в ее составе немало исконно русских слов (льзя, дабы, оный, семо) , старославянизмов (глад, лобзать, чресла), заимствований из других языков (абшид — ‘отставка’, вояж — ‘путешествие’, политес — ‘вежливость’).

Известны случаи возрождения устаревших слов, возвращения их в активный лексический запас.

Однако возвращение некоторых устаревших слов в активный лексический запас возможно лишь в особых случаях и всегда обусловлено экстралингвистическими факторами. Если же архаизация слова продиктована лингвистическими законами и получила отражение в системных связях лексики, то его возрождение исключено.

Среди устаревших слов особую группу составляют и с т о р и з м ы — названия исчезнувших предметов, явлений, понятий: опричник, кольчуга, жандарм, городовой, гусар, гувернер, институтка и т. п. Появление историзмов, как правило, вызвано внеязыковыми причинами: социальными преобразованиями в обществе, развитием производства, обновлением оружия, предметов быта и т. д.

Историзмы, в отличие от прочих устаревших слов, не имеют синонимов в современном русском языке. Это объясняется тем, что устарели сами реалии, для которых эти слова служили наименованиями. Таким образом, при описании далеких времен, воссоздании колорита ушедших эпох историзмы выполняют функцию специальной лексики: выступают как своего рода термины, не имеющие конкурирующих эквивалентов.

Историзмами становятся слова, различные по времени своего появления в языке: они могут быть связаны и с весьма отдаленными эпохами (тиун, воевода, опричнина), и с событиями недавнего времени (продналог, губком, уезд).

Архаизмам относятся названия существующих в настоящее время предметов и явлений, по каким-либо причинам вытесненные другими словами, принадлежащими к активному лексическому запасу; ср. вседневно — всегда, комедиант — актер, надобно — надо, перси — грудь, глаголить — говорить, ведать — знать. Главным их отличием от историзмов является наличие синонимов в современном языке, лишенных оттенка архаичности.

Слова могут архаизироваться лишь частично, например в своем суффиксальном оформлении (высость — высота), по своему звучанию (осьмой — восьмой, гошпиталь — госпиталь), в отдельных своих значениях (натура — ‘природа’, изрядно — ‘отлично’, неустройство — ‘беспорядок’). Это дает основание выделить в составе архаизмов несколько групп.

1. Л е к с и ч е с к и е архаизмы — слова, устаревшие во всех своих значениях: льзя (можно), брадобрей (парикмахер), зело (очень), посему, ведать, грядет.

2. Л е к с и к о-с л о в о о б р а з о в а т е л ь н ы е архаизмы — слова, у которых устарели отдельные словообразовательные элементы: рыбарь, кокетствовать, вскольки (поскольку), надобно, рукомесла (ремесло), преступить.

3. Л е к с и к о-ф о н е т и ч е с к и е архаизмы — слова, у которых устарело их фонетическое оформление, претерпевшее в процессе исторического развития языка некоторые изменения: солодкий, ворог, младой, брег, нощь, свейский (шведский), аглицкий (английский), ироизм, афеизм.

4. Л е к с и к о-с е м а н т и ч е с к и е архаизмы — слова, утратившие отдельные значения: гость — ‘купец’, позор — ‘зрелище’, пошлый — ‘популярный’, мечта — ‘мысль’.

В пассивный состав лексики входят и н е о л о г и з м ы — новые слова, которые еще не стали привычными и повседневными наименованиями соответствующих предметов, понятий.

Лексикон языка постоянно пополняется, однако со временем новые слова осваиваются и переходят из пассивного словарного запаса в активный. И как только новое слово начинает часто употребляться, становится привычным, оно ассимилируется и стилистически уже не выделяется на фоне остальной лексики. Поэтому освоенные языком новые слова нельзя зачислять в состав неологизмов. Таким образом, термин «неологизм» сужает и конкретизирует понятие «новое слово»: при выделении новых слов принимается во внимание только время их появления в языке, отнесение же слов к неологизмам подчеркивает их особые стилистические свойства, связанные с восприятием этих слов как необычных наименований.

В основе классификаций неологизмов лежат различные критерии их выделения и оценки.

1. В зависимости от способа появления различают неологизмы л е к с и ч е с к и е, которые создаются по продуктивным моделям или заимствуются из других языков, и с е м а н т и ч е с к и е, которые возникают в результате присвоения новых значений уже известным словам.

2. В зависимости от условий создания неологизмы следует разделить на о б щ е я з ы к о в ы е, появившиеся вместе с новым понятием или новой реалией, и и н д и в и д у а л ь н о-а в т о р с к и е, введенные в употребление конкретными авторами. Подавляющее большинство неологизмов относится к первой группе; так, появившиеся а начале века неологизмы колхоз, комсомол, пятилетка и многие другие характеризуются узуальностью.

Ко второй группе неологизмов принадлежит, например, созданное В. Маяковским слово прозаседавшиеся. Перешагнув границы индивидуально-авторского употребления, став достоянием языка, эти слова в настоящее время присоединились к активной лексике. Языком также давно освоены введенные М. В. Ломоносовым термины созвездие, полнолуние, притяжение; употребленные впервые Н.М. Карамзиным слова промышленность, будущность и др.

К этой же группе неологизмов принадлежат и так называемые о к к а з и о н а л и з м ы (лат. occasionalis случайный) — лексические единицы, возникновение которых обусловлено определенным контекстом. Все приведенные выше неологизмы относятся к языковым, они стали достоянием русской лексики, зафиксированы в словарях, как и любая лексическая единица, со всеми закрепленными за ними значениями.

Окказиональные неологизмы — это слова, образованные писателями и публицистами по существующим в языке словообразовательным моделям и употребленные лишь однажды в определенном произведении — широкошумные дубровы, в тяжелозмейных волосах, огнекистые веточки бузины. Авторами таких неологизмов могут быть не только писатели; мы сами, того не замечая, часто придумываем слова на случай (типа открывалка, распакетить, перегрустить). Особенно много окказионализмов создают дети: Я намакаронился; Смотри, как налужил дождь; Я уже не малышечка, а большишечка и под.

По своей художественной значимости и н д и в и д у а л ь н о-с т и л и с т и ч е с к и е неологизмы сходны с метафорами: в основе их создания лежит то же стремление открыть в слове новые смысловые грани, экономными речевыми средствами создать выразительный образ. Как и самые яркие, свежие метафоры, индивидуально-стилистические неологизмы своеобразны и неповторимы. При этом писатель не ставит перед собой задачу ввести в употребление изобретенные им слова. Назначение этих слов иное — служить выразительным средством в контексте одного, конкретного произведения.

3. В зависимости от целей создания новых слов, их назначения в речи все неологизмы можно разделить на н о м и н а т и в н ы е и с т и л и с т и ч е с к и е. Первые выполняют в языке чисто номинативную функцию, вторые дают образную характеристику предметам, которые уже имеют названия.

 

10. Лексика ограниченной сферы употребления

 

Лексика ограниченной сферы употребления распространена в пределах определенной местности или в кругу людей, объединяемых профессией, социальными признаками, общими интересами, времяпрепровождением и т.д. Подобные слова используются преимущественно в устной ненормированной речи. Однако и художественная речь не отказывается от их употребления: писатели находят в них средства для стилизации художественного повествования, создания речевой характеристики героев.

Русские народные говоры, или диалекты (гр. dialektos — наречие, говор), имеют в своем составе значительное количество самобытных народных слов, известных только в определенной местности. Так, на юге России рогач называют ухватом, глиняный горшок- махоткой, скамью — услоном и т. д. Диалектизмы бытуют, в основном, в устной речи крестьянского населения; в официальной обстановке носители диалектов обычно переходят на общенародный язык, проводниками которого являются школа, радио, телевидение, литература.

В диалектах запечатлелся самобытный язык русского народа, в отдельных чертах местных говоров сохранились реликтовые формы древнерусской речи, которые являются важнейшим источником восстановления исторических процессов, затронувших когда-то наш язык.

Диалекты отличаются от общенародного национального языка различными чертами — фонетическими, морфологическими, особым словоупотреблением и совершенно оригинальными словами, неизвестными литературному языку. Это дает основание сгруппировать диалектизмы русского языка по их общим признакам.

1. Лексические диалектизмы — слова, известные только носителям диалекта и за его пределами не имеющие ни фонетических, ни словообразовательных вариантов. Например, в южнорусских говорах бытуют слова буряк (свекла), цибуля (лук), гуторить (говорить); в северных — кушак (пояс), баской (красивый), голицы (рукавицы). В общеупотребительном языке эти диалектизмы имеют эквиваленты, называющие тождественные предметы, понятия. Наличие таких синонимов отличает лексические диалектизмы от других типов диалектных слов.

2. Этнографические диалектизмы — слова, называющие предметы, известные лишь в определенной местности: шанежки— ‘пирожки, приготовленные особым способом’, дранки — ‘особые оладьи из картофеля’, нардек — ‘арбузная патока’, манарка — ‘род верхней одежды’, понёва — ‘разновидность юбки» и т. д. Этнографизмы не имеют и не могут иметь синонимов в общенародном языке, так как сами предметы, обозначенные этими словами, имеют локальное распространение. Как правило, это предметы быта, одежда, кушанья, растения и под.

3. Лексико-семантические диалектизмы — слова, обладающие в диалекте необычным значением: мост — ‘пол в избе’, губы — ‘грибы всех разновидностей, кроме белых’, кричать (кого-либо) — ‘звать’, сам — ‘хозяин, муж’ и т. д. Такие диалектизмы выступают в качестве омонимов к общенародным словам, употребляемым с присущим им в языке значением.

4. Фонетические диалектизмы — слова, получившие в диалекте особое фонетическое оформление цай (чай), чепь (цепь) — следствия «цоканья» и «чоканья», свойственных северным говорам; хверма (ферма), бамага (бумага), пашпорт (паспорт), жисть (жизнь) и под.

5. Словообразовательные диалектизмы — слова, получившие в диалекте особое аффиксальное оформление: певень (петух), гуска (гусыня), телок (теленок), земляница (земляника), братан (брат), шуряк (шурин), дарма (даром), завсегда (всегда), откуль (откуда), покеда (пока), евонный (его), ихний (их) и т. д.

6. Морфологические диалектизмы — не свойственные литературному языку формы словоизменения: мягкие окончания у глаголов в 3-м лице (идеть, идуть); окончание -ам у существительных в творительном падеже множественного числа (под столбам); окончание е у личных местоимений в родительном падеже единственного числа: у мене, у тебе и др.

Диалектные особенности характерны также и для синтаксического уровня, и для фразеологического, однако они не составляют предмет изучения лексической системы языка.

Социально ограничено употребление терминологической и профессиональной лексики, используемой людьми одной профессии, работающими в одной области науки, техники. Термины и профессионализмы даются в толковых словарях с пометой «специальное», иногда указывается сфера употребления того или иного термина: физ., медиц., матем., астроном. и т. д.

Каждая область знания имеет свою терминологическую систему.

Термины — слова или словосочетания, называющие специальные понятия какой-либо сферы производства, науки, искусства. В основе каждого термина обязательно лежит определение (дефиниция) обозначаемой им реалии, благодаря чему термины представляют собой точную и в то же время сжатую характеристику предмета или явления. Каждая отрасль знания оперирует своими терминами, составляющими суть терминологической системы данной науки.

1. Прежде всего это общенаучные термины, которые используются в различных областях знаний и принадлежат научному стилю речи в целом: эксперимент, адекватный, эквивалент, прогнозировать, гипотетический, прогрессировать, реакция и т. д. Эти термины образуют общий понятийный фонд различных наук и имеют наибольшую частотность использования.

2. Различаются и специальные термины, которые закреплены за определенными научными дисциплинами, отраслями производства и техники; например в лингвистике: подлежащее, сказуемое, прилагательное, местоимение; в медицине: инфаркт, миома, пародонтит, кардиология и пр. В этих терминологиях концентрируется квинтэссенция каждой науки. По выражению Ш. Балли, такие термины «являются идеальными типами языкового выражения, к которым неизбежно стремится научный язык»

 

11. Стилистическое расслоение русской лексики

 

Лексика современного русского языка стилистически неоднородна: одни слова носят общеупотребительный характер, другие — используются в определенной речевой ситуации. Поэтому одну и ту же информацию можно передать разными лексическими средствами.

Стилистические особенности слов накладывают зримый отпечаток на их функционирование в речи. При стилистической оценке лексики важнейшими являются два критерия: 1) принадлежность слова к одному из функциональных стилей русского языка или ее отсутствие и 2) эмоциональная окраска слова, его экспрессивные возможности.

По функционально-стилевой принадлежности все слова русского языка можно разделить на две большие группы: 1) общеупотребительные, уместные в любом стиле речи (человек, работать, хороший, много, дом) и 2) закрепленные за определенным стилем и воспринимающиеся за его пределами как неуместные (иностилевые): лицо (в значении ‘человек’), вкалывать (в значении ‘трудиться’), клёвый, предостаточно, жилплощадь, строение. Особый стилистический интерес представляет вторая группа слов.

Функциональным стилем называется исторически сложившаяся и социально осознанная система речевых средств, используемых в той или иной сфере человеческого общения. В современном русском языке выделяют следующие книжные стили: научный, публицистический, официально-деловой.

Книжным стилям противопоставлен разговорный стиль, выступающий преимущественно в устной форме. За пределами литературно-языковой нормы находится просторечие

Многие слова не только определяют понятия, но и выражают отношение к ним говорящего, особого рода оценочность. Например, восхищаясь красотой белого цветка, можно назвать его белоснежным, белехоньким, лилейным. Эти слова эмоционально окрашены: положительная оценка отличает их от стилистически нейтрального определения белый. Эмоциональная окраска слова может выражать и отрицательную оценку называемого понятая: белобрысый, белесый. Поэтому эмоциональную лексику называют еще оценочной (эмоционально-оценочной).

В то же время следует заметить, что понятия эмоциональности и оценочности не тождественны, хотя и тесно связаны. Некоторые эмоциональные слова (например, междометия) не содержат оценки; а есть слова, в которых оценка составляет суть их смысловой структуры, но они не относятся к эмоциональной лексике: хороший, плохой, радость, гнев, любить, страдать.

Особенностью эмоционально-оценочной лексики является то, что эмоциональная окраска «накладывается» на лексическое значение слова, но не сводится к нему: денотативное значение слова осложняется коннотативным.

В составе эмоциональной лексики можно выделить три группы.

1. Слова с ярким коннотативным значением, содержащие оценку фактов, явлений, признаков, дающие однозначную характеристику людей: воодушевить, восхитительный, дерзание, непревзойденный, первопроходец, предначертать, провозвестник, самопожертвование, безответственный, брюзга, двурушник, делячество, допотопный, напакостить, опорочить, очковтирательство, подхалим, пустозвон, разгильдяй. Такие слова, как правило, однозначны, выразительная эмоциональность препятствует развитию у них переносных значений.

2. Многозначные слова, нейтральные в основном значении, получающие качественно-эмоциональный оттенок при переносном употреблении. Так, о человеке определенного характера можно сказать: шляпа, тряпка, тюфяк, дуб, слон, медведь, змея, орел, ворона, петух, попугай; в переносном значении используются и глаголы: пилить, шипеть, петь, грызть, копать, зевать, моргать и др.

3. Слова с суффиксами субъективной оценки, передающие различные оттенки чувств: сыночек, дочурка, бабуля, солнышко, аккуратненько, близехонько — положительные эмоции; бородища, детина, казенщина — отрицательные. Их оценочные значения обусловлены не номинативными свойствами, а словообразованием, так как эмоциональную окрашенность подобным формам придают аффиксы.

Эмоциональность речи нередко передается особо выразительной экспрессивной лексикой.

 

1. Фразеология

 

Фразеология (гр. phrasis — выражение + logos — учение) — наука о сложных по составу языковых единицах, имеющих устойчивый характер: вверх тормашками, попасть впросак, кот наплакал, спустя рукава. Фразеологией называется также вся совокупность этих сложных по составу устойчивых сочетаний — фразеологизмов.

Фразеологизмы, в отличие от лексических единиц, имеют ряд характерных особенностей.

1. Фразеологизмы всегда сложны по составу, они образуются соединением нескольких компонентов, имеющих, как правило, отдельное ударение, но не сохраняющих при этом значение самостоятельных слов: ломать голову, кровь с молоком, собаку съел. (Не принадлежат к фразеологизмам предложно-падежные сочетания типа с кондачка, под мышкой.)

2. Фразеологизмы с е м а н т и ч е с к и неделимы, они имеют обычно нерасчлененное значение, которое можно выразить одним словом: раскинуть умом — ‘подумать’, пятое колесо в телеге— ‘лишний’, вверх тормашками — ‘навзничь’, кот наплакал — ‘мало’ и т.д. Правда, эта особенность свойственна не всем фразеологизмам. Есть и такие, которые приравниваются к целому описательному выражению садиться на мель — ‘попадать в крайне затруднительное положение’, нажимать на все педали — ‘прилагать все усилия для достижения или выполнения чего-либо’. Такие фразеологизмы возникают в результате образного переосмысления свободных словосочетаний.

3. Фразеологизмы в отличие от свободных словосочетаний характеризует постоянство состава. Тот или иной компонент фразеологизма нельзя заменить близким по значению словом, в то время как свободные словосочетания легко допускают такую замену. Например, вместо кот наплакал нельзя сказать «кошка наплакала», «котенок наплакал», «щенок наплакал», вместо раскинуть умом — «разбросить умом», «раскинуть головой»; (ср. свободные словосочетания читаю книгу, просматриваю книгу, изучаю книгу, читаю роман, читаю повесть, читаю сценарий).

Однако некоторые фразеологизмы имеют варианты: от всего сердца — от всей души, наводить тень на плетень — наводить тень на ясный день. Тем не менее существование вариантов не означает, что в этих фразеологизмах можно произвольно обновлять состав: нельзя сказать «от всего духа», «от всего сознания», а также «наводить тень на забор» (на ясное утро).

4. Фразеологизмы отличает воспроизводимость. В отличие от свободных словосочетаний, которые строятся нами непосредственно в речи, фразеологизмы употребляются в готовом виде, такими, какими они закрепились в языке, какими их удерживает наша память. Так, сказав закадычный, мы обязательно произнесем друг (не: приятель, знакомый, юноша, товарищ), заклятый может быть только враг (не недруг, вредитель). Это свидетельствует о предсказуемости компонентов фразеологизмов.

5. Большинству фразеологизмов свойственна непроницаемость структуры: в их состав нельзя произвольно включать какие-либо элементы. Так, зная фразеологизм потупить взор, мы не вправе сказать «низко потупить взор», «еще ниже потупить взор», «потупить печальный взор» и т. д. Исключение составляют фразеологизмы, которые допускают вставку некоторых уточняющих слов разжигать страсти — разжигать роковые страсти.

Структурной особенностью отдельных фразеологизмов является наличие у них усеченной формы наряду с полной: пройти сквозь огонь и воду (…и медные трубы); выпить чашу — выпить горькую чашу ( до дна), семь раз отмерь (…один раз отрежь). Сокращение состава фразеологизма в подобных случаях объясняется стремлением к экономии речевых средств.

6. Фразеологизмам присуща устойчивость грамматической формы их компонентов: каждый член фразеологического сочетания воспроизводится в определенной грамматической форме, которую нельзя произвольно изменять. Так, нельзя сказать «бить баклушу», «вытачивать лясу», заменив формы множественного числа баклуши, лясы формами единственного числа, не употребляют полное прилагательное вместо краткого во фразеологизме на босу ногу и т. д. Лишь в особых случаях возможны вариации грамматических форм в составе отдельных фразеологизмов: греть руку — греть руки;
слыхано ли дело — слыханное ли дело.

7. Для большинства фразеологизмов характерен строго закрепленный порядок слов. Например, нельзя переставить компоненты в фразеологизмах все течет, все изменяется, ни свет ни заря; кровь с молоком и др. В то же время фразеологизмы глагольного типа, т е. состоящие из глагола и зависящих от него слов, допускают перестановку компонентов: набрать в рот воды — в рот воды набрать; не оставить камня на камне — камня на камне не оставить.

Неоднородность структуры ряда фразеологизмов объясняется тем, что фразеология объединяет довольно пестрый языковой материал, причем границы некоторых фразеологических единиц очерчены недостаточно определенно.

Выделяется три типа фразеологизмов.

1. Фразеологические сращения — устойчивые сочетания, обобщенно-целостное значение которых не выводится из значения составляющих их компонентов, т. е. не мотивировано ими с точки зрения современного состояния лексики: попасть впросак, бить баклуши, ничтоже сумняшеся, собаку съесть, с бухты-барахты, из рук вон, как пить дать, была не была, куда ни шло и под. Мы не знаем, что такое «просак» (так в старину называли станок для плетения сетей), не понимаем слова баклуши (деревянные заготовки для ложек, изготовление которых не требовало квалифицированного труда), не задумываемся над значением устаревших грамматических форм ничтоже (нисколько), сумняшеся (сомневаясь). Однако целостное значение этих фразеологизмов понятно всякому русскому человеку. Таким образом, этимологический анализ помогает прояснить мотивировку семантики современного фразеологического сращения. Однако корни фразеологизма порой уходят в столь отдаленные времена, что лингвисты не приходят к однозначному выводу об их происхождении.

Фразеологические сращения могут включать в свой состав устаревшие слова и грамматические формы: шутка сказать (не шутку!), сыр бор разгорелся (не сырой!), что также способствует семантической неразложимости оборотов.

2. Фразеологические единства — устойчивые сочетания, обобщенно-целостное значение которых отчасти связано с семантикой составляющих их компонентов, употребленных в образном значении зайти в тупик, бить ключом, плыть по течению, держать камень за пазухой, брать в свои руки, прикусить язык. Такие фразеологизмы могут иметь «внешние омонимы», т. е. совпадающие с ними по составу словосочетания, употребленные в прямом (неметафорическом) значении: Нам предстояло плыть по течению реки пять дней. Меня так подбросило на ухабе, что я прикусил язык и страдал от боли.

В отличие от фразеологических сращений, утративших в языке свое образное значение, фразеологические единства всегда воспринимаются как метафоры или другие тропы. Так, среди них можно выделить устойчивые сравнения (как банный лист, как на иголках, как корова языком слизала, как корове седло), метафорические эпитеты (луженая глотка, железная хватка), гиперболы (золотые горы, море удовольствия, насколько хватает глаз), литоты (с маковое зернышко, хвататься за соломинку). Есть и фразеологические единства, которые представляют собой перифразы, т. е. описательные образные выражения, заменяющие одно слово: за тридевять земель — ‘далеко’, звезд с неба не хватает — ‘недалекий’, косая сажень в плечах — ‘могучий, сильный’.

Некоторые фразеологические единства обязаны своей экспрессивностью каламбуру, шутке, положенным в их основу: дырка от бублика, от жилетки рукава, сам не свой, без году неделя, зарезать без ножа. Выразительность иных строится на игре антонимов: ни жив ни мертв, ни дать ни взять, ни богу свечка ни черту кочерга, более или менее; на столкновении синонимов: из огня да в полымя, ум за разум зашел, переливать из пустого в порожнее, вокруг да около. Фразеологические единства придают речи особую выразительность и народно-разговорную окраску.

3. Фразеологические сочетания — устойчивые обороты, значение которых мотивировано семантикой составляющих их компонентов, один из которых имеет фразеологически связанное значение: потупить взор (голову) (в языке нет устойчивых словосочетаний «потупить руку», «потупить ногу»). Глагол потупить в значении ‘опустить’ имеет фразеологически связанное значение и с другими словами не сочетается. Еще пример: щекотливый вопрос (ситуация, положение, обстоятельство). Прилагательное щекотливый означает ‘требующий большой осмотрительности, такта’, но возможности его сочетаемости ограниченны: нельзя сказать «щекотливое предложение», «щекотливое решение» и т. п.

Фразеологически связанное значение компонентов таких фразеологизмов реализуется только в условиях строго определенного лексического окружения. Мы говорим бархатный сезон, но не скажем «бархатный месяц», -«бархатная осень»; повальная эпидемия, но не «повальная заболеваемость», «повальный насморк»; поголовные аресты, но не «поголовная реабилитация», «поголовное осуждение» и т. д.

Фразеологические сочетания нередко варьируются насупить брови — нахмурить брови; затронуть чувство гордости — задеть чувство гордости; одержать победу — одержать верх, потерпеть крах — потерпеть фиаско (поражение); страх берет — злость (зависть) берет, сгорать от нетерпения — сгорать от стыда
и т. д.

 

2. Лексикография

 

Лексикография (гp. lexikon — словарь + grapho
— пишу) -раздел языкознания, занимающийся вопросами составления словарей и их изучения.

Различаются словари двух типов: энциклопедические и филологические (лингвистические).

В первых объясняются реалии (предметы, явления), сообщаются сведения о различных событиях: Большая советская энциклопедия, Литературная энциклопедия, Детская энциклопедия, политический словарь, философский словарь. Во вторых объясняются слова, толкуются их значения.

Лингвистические словари в свою очередь подразделяются на два типа: двуязычные (реже многоязычные), т. е. переводные, которыми мы пользуемся при изучении иностранного языка, в работе с иноязычным текстом (русско-английский словарь, польско-русский словарь и т. п.), и одноязычные.

 

3. Фонетика

 

Фонетика отдел языкознания, учение об условиях образования звуков человеческой речи и о взаимных отношениях и изменениях звуков или о звуках в языке в физиологических отношениях. Фонетическое письмо — соответственно произношению, в противоположность общепринятому письму; фонетическая орфография — способ письма, точно соответствующий выражению,

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бельчиков Ю.А. Стилистика и культура речи.–М.: УРАО, 2000.
  2. Васильева А.Н. Основы культуры речи. М., 1990.
  3. Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Ростов-на-Дону, 2000.
  4. Головин Б.Н. Основы культуры речи. — М.: Высшая школа, 1980.
  5. Соколова В.В. Культура речи и культура общения. М., 2004.
  6. Скворцов Л. И.Теоретические основы культуры речи. М.: Наука, 1980,
  7. Федосюк М.Ю., Ладыженская Т.А., Михайлова О.А., Николина Н.А. Русский язык.–М.: Наука, 2003.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->