Какие три основные вопроса стоят перед оратором?

Перед оратором стоит три взаимосвязанных вопроса: что сказать, где сказать и как сказать. Конечно, разработка речи начинается с уяснения темы выступления, ее основной идеи. Тема должна быть актуальной, интересной, конкретной, четко сформулированной, доступной. Не должна быть перегружена проблемами: двух- трех вопросов вполне достаточно.

Каковы же цели оратора? Основная цель — информировать слушателей, т. е. научить их, дать им определенные сведения, воздействовать на них, сформировать у них убеждения, представления, которые станут затем мотивами поведения людей, короче говоря — сформировать стереотип поведения.

Важный вопрос, который встает перед оратором, — оценка обстановки и состава слушателей. Неожиданная, непривычная атмосфера может вызвать у оратора дискомфортное ощущение. Поэтому он должен подготовить себя к ней заранее. Следует как можно обстоятельнее выяснить, в каких условиях состоится выступление, вплоть до таких, казалось бы, мелочей, как количество слушателей, наличие микрофона, трибуны, стола, размер и интерьер зала, время, отведенное оратору, соотношение данного выступления с другими. Чтобы выступать с микрофоном, нужны определенные навыки: с непривычки микрофон будет вас сковывать. Если зал небольшой и слушателей мало, то предпочтительнее выступать за столом. Таким образом вы создаете атмосферу непринужденности, как бы сливаетесь с аудиторией. Если же зал большой и слушателей много, то необходимо выступать с трибуны. Это позволит вам видеть всех, чувствовать реакцию зала. Вечером выступать сложнее, чем в первой половине дня: люди придут уже уставшие. Что же касается соотношения выступления с другими, то здесь наблюдается такая закономерность: каждое последующее, как правило, должно быть интереснее (возможно, значительнее, важнее и т. д.) предыдущего, т. е. иметь какое-либо отличие, оказывающее воздействие на аудиторию.

При подготовке речи необходимо представлять себе, как воспримут ее слушатели и что им будет непонятно. Оратор должен знать и учитывать состав аудитории. Существуют разные подходы к ее оценке. Приведем один из них. Можно оценивать аудиторию по параметрам. Прежде всего учитывается ее социально-профессиональный состав (рабочие, учителя, инженеры и т. п.) и культурно-образовательный уровень (начальное, среднее, высшее образование). Здесь, естественно, принимается во внимание степень подготовленности слушателей, их интеллектуальный потенциал, характер деятельности. Следует учитывать также возраст, пол, национальные особенности аудитории. Но самое главное — однородность или неоднородность ее по всем параметрам. Разумеется, тяжелее всего выступать перед неоднородной аудиторией. Практика показывает, что весьма сложная аудитория — молодежная. Ведь интеллектуальные и физические изменения, которые происходят в молодом возрасте, довольно противоречивы: с одной стороны, преобладает объективное отношение к действительности, положительные оценки людей, с другой — крайний субъективизм, отрицание всего сущего, болезненное самолюбование. Поэтому наиболее эффективны для молодежи эмоциональные речи. В то же время в выступлениях перед всеми возрастными группами требуется логическая убедительность, лаконичность и точность изложения. У взрослой аудитории на первом месте всегда логическое развитие мысли, аргументированность, доказательность изложения.

Эффективность речи возрастает, если она предназначена не аудитории вообще, а определенным группам людей, которые имеют свои интересы, цели. Поэтому следует прежде всего учитывать мотивы, которые побудили их прийти на выступление: интеллектуальные, моральные, эстетические. Чаще всего слушатели хотят получить какую-то новую информацию, иногда они приходят по обязанности, по приглашению, реже — чтобы доставить себе эстетическое удовольствие. Необходимо учитывать также настроение слушателей, их физическое состояние, отношение к теме выступления и оратору, их знакомство с данным вопросом

 

2. В какой форме существуют мысли в речи?

 

Речь – это форма существования сознания (мыслей, чувств, переживаний)для другого, служащая средством общения с ним, и форма обобщенного отражения действительности, или форма существования мышления.

Речь, слово являются специфическим единством чувственного и смыслового содержания. Всякое слово имеет смысловое – семантическое – содержание, которое составляет его значение. Слово обозначает предмет (его качества, действия и т.д.), который оно обобщенно отражает. Обобщенное отражение предметного содержания составляет значение слова.

Но значение – не пассивное отражение предмета самого по себе как «вещи в себе», вне практически действенных отношений между людьми. Значение слова, обобщенно отражающее предмет, включенный в реальные действенные общественные взаимоотношения людей, определяется через функцию этого предмета в системе человеческой деятельности. Формируясь в общественной деятельности, оно включено в процесс общения между людьми. Значение слова – это познавательное отношение человеческого сознания к предмету, опосредованное общественными отношениями между людьми.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Что понимают под языковым мышлением

 

Мышление неразрывно связано с другими сторонами (элементами) этого целого: с процессами труда, с чувственными, волевыми, эмоциональными процессами, с процессами общения и т.п.; с одними из них — прямо и непосредственно, с другими — косвенно и опосредованно. Отделить мышление от этих других сторон общественной деятельности человека можно только в абстракции.

Кроме того, мышление является такой стороной общественной деятельности человека, которая сама по себе недоступна непосредственному восприятию. В то же время знание о мышлении, как и всякое другое знание, возникает и может возникнуть, очевидно, только из чего-то непосредственно данного, непосредственно воспринимаемого. Таким непосредственно данным материалом, на основании которого можно исследовать мышление, служат все внешне выражаемые элементы поведения людей. Но самыми удобными среди них для такого рода исследований являются речь и ее продукт — язык.

Так же как и мышление, язык составляет какую-то сторону (элемент) общественной деятельности человека и не может быть отделен от ряда других сторон этой деятельности, в частности от мышления и процессов общения: определенные звуки, письменные знаки и движения могут быть и являются знаками языка лишь тогда, когда в них выражены определенные мысли и они служат целям взаимного общения. Так же как и мышление, язык не может быть реально отделен от других сторон общественной деятельности человека, но в то же время в отличие от мышления, во всяком случае с какой-то одной стороны, как система субстанциальных знаков, как субстанциальные изменения, язык представляет собой нечто доступное непосредственному восприятию и поэтому может служить исходным материалом в исследовании.

Таким образом, мышление не является самостоятельным, непосредственно данным, непосредственно воспринимаемым объектом исследования; оно дано нам прежде всего в языке, или, вернее, нам дан язык, в котором, в частности, осуществляется мышление. Но и язык, с другой стороны, существует только в неразрывной связи с мышлением. В силу этого, приступая к исследованию мышления или языка как проявления мышления, мы не можем взять уже в исходном пункте язык и мышление отделенными друг от друга, а должны взять единое, выступающее какой-то своей стороной на поверхность и внутренне еще не расчлененное целое, содержащее в себе язык и мышление в качестве сторон. Это целое называется языковым мышлением.

Отношение мысли к языку проявляется в том, что человек изобретает и создает те или иные формы и виды речи, формы и способы языкового выражения. Мысль, обращенную на речь и язык, т.е. мысль о речи и о языке, называют языковым мышлением.

Мысль воплощается в слове не стихийно, а осознанно. Вместе с выражением мысли в слове совершенствуется и само слово. Это означает, что в слове наша мысль различает и делает значащими все более тонкие структуры. Вместе с развитием форм речи-мысли развиваются и мысль о самой речи и искусство речи. Это значит, что человек творит язык не только создавая новые слова и выражения, но и по-новому оценивая элементы языковой системы, делая их значащими и активно участвующими в процессе создания речи-мысли. Осмысление, осознание, ощущение своей речи человеком как процесса языкового мышления развивается, затрагивая все новые детали строя языка.

Создание письма и письменности углубляет языковое мышление. Сопоставление звукового и графического материала речи позволяет осознать звук и букву как элементы выражения. Эти элементы рядополагаются и противополагаются элементам природы. Возникают буквенный символизм и буквенная символика.

В.В. Виноградов указывает, что по отношению к письменно-литературному языку устанавливаются три основных типа осознания языка. Исходный и основной Характерен для осознания литературного языка основной массой владеющих письменностью и литературно образованных людей. Это обобщенное осознание языка контролирует норму современного письменного языка. Оно похоже на обобщенное осознание диалектной речи в том, что отмечает явления, не свойственные норме в данный момент, отделяет норму от новаций в ней, от диалектов, просторечия и жаргонов, отмечает устарелые выражения и характеризует стилистические качества высказываний. Этому обобщающему осознанию языка противостоит осознание индивидуально-авторское. Для него характерен индивидуальный взгляд на язык. Индивидуально-авторское осознание языка состоит, в частности, в стремлении отойти от норм, построить «свой язык». Так возникает индивидуально-языковое сознание.

Индивидуально-языковое сознание наиболее отчетливо проявляется в языке художественной литературы. Каждый писатель вырабатывает свое отношение к языку и, как показал Виноградов, свой язык, объективированный в произведениях художественной литературы. В этом языке, помимо авторских неологизмов, могут широко использоваться жаргонизмы, диалектизмы, просторечные слова и выражения. Но все это существует и воспринимается на фоне общих норм литературного языка и благодаря этим нормам. Индивидуально-языковое осознание языка является основой новаций литературного языка и источником его стилей.

Помимо коллективно-языкового и индивидуально-языкового осознания литературного языка, существует еще третий тип осознания языка, третий тип языкового мышления. Это осознание языка специалистами, изучающими и преподающими язык. Филолог исследует язык путем разного рода сопоставлений языковых форм и значений, представленных в речевых произведениях. Эти сопоставления бывают разных родов: внутриязыковые (межсловные, между предложениями, между текстами и т.д.), межъязыковые (пословные, позвуковые, поморфемные и т.д.). Соответственно этим сопоставлениям возникает картина членения языка. Это членение языка дано в разных системных описаниях и представляется в суммарном виде в истории языкознания.

Согласно гипотезе Гумбольдта о единстве языкотворческого акта, языковое мышление могло быть представлено (и представлялось некоторыми учеными) как источник развития мышления вообще. Поскольку между разными народами существовало большое различие в уровнях культуры, появилась возможность объяснить низкий или высокий уровень культуры характером языкового мышления народа, «духом народа».

Каждому типу языка отвечал тип осознания его форм и соответственно тип языкового мышления. Согласно этому, языковое мышление должно было определять тип речевого поведения, поступков и культуры людей. Следовательно, мера культурной развитости народов зависит от языкового мышления и структуры языка.

Для того, чтобы сопоставить языковое мышление с мышлением в языковой форме, надо суммировать черты языкового мышления:

1) языковое мышление распадается на языковое сознание и языковые навыки;

2) языковое сознание — знание языка — разделяет норму и отклонения от нормы, различает языковые стили;

3) языковое сознание разбирает историю слов и выражений, этимологизирует их;

4) языковое сознание, особенно на уровне литературного языка, неоднородно; оно выделяет три основных класса языковых субъектов: коллективно-нормативный, индивидуально-творческий и теоретико-филологический;

5) языковое сознание в своем развитии в конечном счете зависит от рече-мыслительных актов; рече-мыслительные акты развивают значения слов и форм, дают новые сочетания слов в высказываниях и тем помогают осознанию человеком своего языка;

6) соотношение языкового сознания и языковых навыков исторически подвижно: зависит от науки о языковом мышлении, раскрывающей механизмы языкового мышления, от школы, преподающей результаты науки, и от опытности человека в создании содержательных актов речи.

Связь мышления в языковой форме с языковым мышлением и индивидуальна и социальна. Индивидуальность связи зависит от того, насколько данный человек искусен в речи того или иного вида, сколько он знает языков, каких и в какой степени ими владеет, насколько осведомлен в науке о языке, какая степень осознанности речевых действий — своих и чужих — ему доступна. Социальность связи исторически изменчива. Она зависит от степени культурной развитости языка в целом, т.е. от того, сколько и каких речевых произведений на нем представлено, насколько специализирована речевая деятельность, т.е. сколько и каких речетворцев (устноговорящих, составляющих документы, поэтов, ученых-филологов) работает, используя даный язык, насколько развито обучение этому языку, т.е. как глубоко он изучается и насколько широко преподается

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы

 

  1. Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Кашаева Е.Ю. Русский язык и культура речи. — М.: Феникс, 2011.
  2. Максимов В.И., Казаринова Н.В., Сретенская Л.В. и др. Русский язык и культура речи. Практикум. — М.: Гардарики, 2008.
  3. Ганапольская Е., Хохлова А. Русский язык и культура речи. Семнадцать практических занятий. — СПб.: Питер, 2010.
  4. Культура русской речи. Учебник для вузов. Под ред. проф. Л. К. Граудиной и проф. Е. Н. Ширяева. — М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999.
  5. Рождественский Ю.В. Лекции по общему языкознанию – М.: Высшая школа, 1990.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->