ЭКЗОТИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА

ЭКЗОТИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА (греч. exotikos — чуждый, иноземный) — разновидность иноязычной лексики (см. Иноязычные слова), слова и выражения, заимствованные из других, часто малоизвестных, языков и употребляемые для того, чтобы придать речи особый (местный) колорит, показать характерные условия жизни, обычаи и историю отдельных народов.

 

Правильно:

 

Экзотизмы называют предметы, которых нет в нашем быту, в нашем обиходе: бай, бешмет, гяур, зурна, паранджа, пиала, чайхана. По набору экзотической лексики мы можем представить себе, о какой стране идет речь: мантилья, кастаньеты, идальго (Испания), гондола, вендетта, тарантелла (Италия), яранга, торбаса, кэркэр, кухлянка (Чукотка, Север). Ср.: Варваризмы.

 

Смысл экзотизма можно раскрыть средствами русского языка только описательно, целым выражением: праймериз — «первичные выборы»; мантилья- «у испанок: кружевная накидка»; баркарола — «песня венецианских лодочников с мягкой лирической мелодией».

 

Степень «экзотичности» того или иного экзотичного слова может колебаться в различных пределах. В последнее время некоторые экзотизмы перешли в разряд обычных иноязычных слов, так как мы усвоили, переняли и сами предметы: мэр, комикс, импичмент. Но есть и такие экзотизмы, которые мы осознаем как «чужой» для нашей жизни и для нашего языка элемент: махалля — «небольшая община жителей городского квартала»(по-видимому, в республиках Средней Азии это слово не будет экзотизмом). Хотя осознание степени «экзотичности» слова во многих случаях бывает субъективным, что зависит от уровня общей культуры носителей языка.

 

Неправильно:

 

Основные ошибки при использовании экзотизма аналогичны тем ошибкам, которые встречаются при использовании любой иноязычной лексики.

 

Выразительно:

 

Экзотическая лексика используется как выразительное средство, прежде всего в описательных текстах для создания колорита той или иной страны: «Вместо пиджаков на них были характерные для жителей Латинской Америки пончо. Филипп был гаримпейро — искатель бриллиантов.»(газ.); «И странно было видеть, как тепло, несмотря на зной, были одеты мужчины: кубовая рубаха до колен, ватная куртка, а сверху аба, то есть очень длинная и тяжелая, широкополая хламида из пегой шерсти, полосатой в два цвета — черного и белого; на голове кефийе — желтый с красными полосами платок, распущенный по плечам, висящий вдоль щек и в два раза схваченный на макушке тоже пегим, двуцветным шерстяным жгутом.» (И.А.Бунин). Такие экзотические слова требуют пояснения. Однако если экзотическое слово известно многим, можно использовать его с более сложным стилистическим заданием: «Он (Мемозов.- Н.М.) стоял перед Москвичом, потягивая дымящийся кофе и улыбаясь из-под длиннейших усов, которые за последние годы приобрели уже форму перевернутой буквы «даблью».» (В.П.Аксенов) — если перевернуть английскую букву даблью (W), будет русская буква М, экзотизм здесь является средством характеристики героя — русского человека, уехавшего из России в Америку, наталкивает читателя на размышления о том, насколько различны эти страны, включается в систему образов, которые создают в тексте картину американской жизни.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->