Каким способом подвластный сын мог освободиться из-под власти отца? Мог ли он требовать освобождения по закону?

Подвластный сын мог освободиться из-под власти путем троекратной манципации – emancipatio.

После каждой манципации друг, которому по предварительной договоренности манципировался подвластный, отпускал его на волю законным способом (manumission vindicta). В результате первых двух манумиссий подвластный возвращался во власть своего домовладыки, который совершал следующую манципацию. После третьей манципации, когда сын выходил из-под власти отца, друг манципировал его обратно бывшему домовладыке, и сын оказывался у своего отца in cause. Следовала манумиссия, и бывший подвластный, став лицом sui iuris, оказывался связанным с pater naturalis отношениями квазипатроната.

2. В чем специфика личного и имущественного положения прикрепленного к земле крестьянина (colonus)?

Колонами в классические времена Римской республики, а затем в эпоху принципата назывались арендаторы земель. Это были свободные граждане, зависимые от землевладельцев только экономически. Но в эпоху домината колоны были обложены податью и прикреплены к земле (законодательство их именовало «рабами земли»). Дети колонов наследовали статус колонов. Так складывались условия для превращения колонов в средневековых крепостных.

3. Каков порядок наследования по преторскому праву?

Уже в 1 в. до н.э. преторский эдикт перечислял категории претендентов на наследство, которые могли с успехом m possessio:

– наследники по завещанию cum tabulis testamenti (которые могли представить таблички завещания, скрепленные печатями семи римских граждан);

– цивильные наследники ab intestate.

В остальных случаях претор, рассмотрев дело (causa cognita) давал bonorum possessio с помощью разового decretum.

4. Какие вещи относятся к res mancipi? Чем примечателен их статус?

res mancipi – это вещи, которые имеет то значение, что при отчуждении данных вещей для перехода собственности требуется применение специальных процедур: манципации или уступки вещи перед магистратом.

5. Чем различаются и характеризуются законное и незаконно владения? Что есть владение bonae fldei? Что об этом говорят римские правоведы?

Незаконное владение – possesio iusta – владение, начатое силой, тайно (воровски) или прекарно – vi, clam, precario. Пороки владения всегда относительны и имеют значение только против актуального противника. Такое владение беззащитно против предшественника, но значимо против третьих лиц. В этом смысле порочное владение является ущербным, хотя юридически признается владение. Такая относительность владения может отражать специфику отношения между владельцем и предшественником, как при прекарном владении (precarium), полученном в ответ на просьбу (preces) к собственнику и сохраняемое до востребования со стороны цедента (precario dans). Но иногда prudentes причисляют прекарное владение к правомерным (iusta possessio).

Правомерное владение необходимо отличать от possessio bonae fidei. «Добросовестным» (традиционный термин, удачно выражает идею искреннего заблуждения и адекватно указывает на оппозицию недобросовестному владению – possession malae fidei) признается владелец, считающий себя собственником, практически тот, кто, осознавая отсутствия у себя прав собственника, небезосновательно полагает, что его владение не вредит никому другому.

6. Что такое гарантийное обязательство (cautio damni infecti)? В каких случаях и кому оно давалось?

Гарантийное обязательство (cautio damni infecti) – принудительная гарантия в стипуляционной форме, в результате которого возникает цивильная ответственность ex sipulatu возместит возможный ущерб. Выступает как средство защиты в случае нерадивость одного хозяина создавала угрозу ущерба для соседнего участка. Дается по жалобе на аварийное состояние строение соседа (vitium aedium) или угрозу, возникшую в результате проведения работ (vitium operis) или по естественным причинам.

7. Какие причины могут привести к невозможности исполнения обязательства? Какую ответственности несет должник за неисполнение обязательства?

Невозможность исполнения не может быть изначальной – тогда обязательство просто не возникает.

Признавалась невозможность физическая и юридическая. Физическая невозможность исполнения означает, как правило, случайную гибель предмета обязательства, являющегося индивидуальной вещью. Случай (casus) или непреодолимая сила (vis maior) — это те независимые от воли субъектов обстоятельства, которые погашают обязательства. Невозможность юридическая в римском праве означала, как правило, прекращение обязательства, когда произведена передача вещи без необходимых на то юридических оснований.

В древнейшее время неисполнение договора каралось жестокими мерами, направленными против личности должника: продажа в рабство, удержание в темнице, убийство (Табл. III, 6. «В третий базарный день пусть разрубят должника на части. Если отсекут больше или меньше, то пусть это не будет вменено в вину2). Равным образом и в случае правонарушения предусматривается право мести либо твердо установленный штраф (Табл. VIII. 2. «Если причинит членовредительство и не помирится с потерпевшим, то пусть и ему самому будет причинено то же самое. 3. Если рукой или палкой переломит кость свободному человеку, пусть заплатит штраф в 300 ассов, если рабу — 150 ассов»).

Таким образом, вряд ли есть основания говорить об институте гражданско-правовой ответственности в архаический период римского права.

В классическую эпоху складывается представление об ответственности в виде возмещения убытков, то есть стоимости того, что кредитор потерял из-за неисправности должника (Гай, Ин., Кн.4. 47): «Если окажется, что А.А. отдал на сохранение Н.Н. серебряный стол, который злоумышленно Н.Н. не возвратил А.А., то ты, судья, присуди Н.Н. к уплате в пользу А.А. столько денег, сколько эта вещь стоит».

Возмещение убытков (damnum praestare) постепенно заменяет уплату штрафа (тем более месть) и тогда, когда вред причиняется правонарушением. Следовательно, возникают черты имущественной ответственности, то есть направленной на имущество должника и выражающейся в обязанности возместить причиненные убытки.

При определении объема такой ответственности, то есть размера подлежащего выплате убытка, классическое право уже исходило не только из номинальной стоимости утраченной вещи (стоимости предмета обязательства вообще), а из той суммарной потери, которую нес кредитор ввиду неисполнения должником обязательства; иными словами, учитывался не только реальный ущерб, но и упущенная выгода. Правило об этом содержится в Дигестах (Д.13.!V.2. №8)» (Ульпиан). Следует ли принять в расчет упущенную выгоду, а не только ущерб? Думаю, что следует принимать в расчет и выгоду».

Таким образом, объем подлежащего выплате убытка складывался из реального ущерба (damnum emergens) и упущенной выгоды (lucrum cessans). Реальный ущерб определялся как утрата либо порча того, что существовало на момент возникновения обязательства; упущенная выгода — потеря прибыли, интереса (interesse – «быть между», «составлять разницу») ввиду неисполнения обязательства. Это положение иллюстрирует следующий фрагмент из Институций Гая (Кн.3.212): «Да и притом не только тело убитого оценивается…, но если, например, кто убьет раба и собственник понесет убыток, превышающий стоимость самого раба, то и это берется во внимание; убили, например, моего раба, назначенного кем-то наследником, прежде чем он по моему приказанию вступил торжественно во владение наследством. В этом случае берется во внимание не только стоимость его самого, но и потерянного наследства».

Ответственность возлагалась на должника только тогда, когда его поведение (при исполнении договора, в случае причинения вреда) было упречным, то есть содержало признаки вины (Гай, Ин.Кн.3.211.): «Незаконно убивающим (чужого раба) считается тот, по умыслу или по вине которого совершено убийство, и нет никакого другого закона, по которому должно бы взыскать штраф за убыток, причиненный не противозаконным образом; вследствие этого не подвергается наказанию тот, кто причинил вред как-нибудь случайно, без всякой вины и умысла».

Признавалось, что нет вины (culpa), когда «лицо соблюдало все, что нужно» (Д.9.II.30.3); следовательно, под виной в римском праве понималось несоблюдение человеком такого поведения, которое требуется правом при данных обстоятельствах.

Вина в общем значении распадалась на умысел (dolus, dolus malus) и неосторожность, небрежность (culpa). Умысел характеризует такое поведение лица, когда он осознает отрицательные последствия своих действий и желает наступления именно таких последствий. Небрежность (или вина в узком значении) имеет место тогда, когда лицо не предвидит наступления неблагоприятных последствий своих действий, но как разумный человек должен был бы их предвидеть (Д.9.II.31): «(Павел). Если садовник уронит с дерева сук или работающий на подмостках убьет проходящего человека, уронив что-либо, то он отвечает, если уронит в общественное место, не крикнув предварительно, чтобы проходящий мог избегнуть несчастного случая. Но Муций говорит даже, что если это случилось в частном месте, то можно предъявить иск на основании вины: вина имеет место тогда, когда не было предусмотрено то, что могло быть предусмотрено заботливым человеком, или когда что-либо было объявлено лишь тогда, когда уже нельзя было избегнуть опасности».

Право различало степени вины в узком значении (то есть небрежности), рассматривая в качестве оснований ответственности грубую небрежность (culpa lata) и легкую небрежность (culpa levis). Грубая небрежность проявлялась в непонимании того, что понятно всем и каждому, иными словами, в непринятии тех мер предосторожности, которые очевидны для всякого нормального человека. Легкая небрежность характеризовалась несоблюдением повышенной меры заботливости. Абстрактным критерием такой меры служило поведение в подобной ситуации доброго, рачительного хозяина, заботливого домовладыки. Конкретным критерием этой меры служила та степень заботливости, которую виновный проявляет в своих собственных делах.

8. Как систематизировать безымянные контракты? Чем контракт отличается от пакта?

Для цивильного права было существенно деление договоров на контракты и пакты. Контрактами (от con-trahere: стягивать) признавались формальные соглашения, предусмотренные цивильным правом и, следовательно, снабженные исковой защитой. Пактами считались неформальные соглашения, лишенные исковой защиты (например, обещание дать приданое, установить сервитут и пр.).

Обязательства из контрактов делились Гаем по различию в тех юридических фактах, которые создают правовую связь между кредитором и должником: «Рассмотрим прежде всего те, которые происходят из договора; их четыре вида: именно они возникают вследствие передачи вещи, или торжественными словами, или письменным образом, или простым соглашением». (Гай, Ин., Кн.3, 89.)

Договор мены – это контракт «do ut des». Сторона, исполнившая свою обязанность по передаче вещи в собственность контрагента, в случае отсутствия ожидаемого предоставления от другой стороны требует по action praescriptis verbis удовлетворения своего интереса в получении вещи (D. 19,5,5,1); в этом его положение подобно покупателю, уплатившему цену.

Инспекция – по этому договору собственник передает свою вещь оценщику (inspektor) с тем, чтобы тот, установив цену вещи, вернул ее. Собственность не переходит и сделка обсуждается в оппозиции к договорам ссуды и поклажы.

9. Некто, продав свою землю, но еще не передав ее покупателю, неожиданно нашел в ней клад. Имеет ли право в этом случае нашедший какие-нибудь прав на это клад?

Юстиниан, I. 41. I. II. 1: Проданные и переданные вещи становятся собственностью покупателя лишь в том случае, если он уплатит продавцу покупную цену или обеспечит ему каким-либо образом удовлетворение [его требования], например, представит поручителя или даст что-либо в виде залога. Так было постановлено законом XII таблиц

Уплата цены является условием перехода собственности при передаче вещи в исполнение договора купли-продажи. Текст Институций Юстиана (I.2,1,41) возводит это требование к законам ХII таблиц, одновременно объявляя его свойственным и ius gentium, ius naturale.

Под кладом - thesaurus - понималась всякая   ценность, которая была где-нибудь сокрыта так давно,   что после открытия нельзя уже найти ее собственника.
Если  такое сокровище было найдено на чьей-либо земле, то с II в. н.э. половину клада получал находчик,   а другую - владелец земли.  Между ними возникала об щая собственность (1. 2. 1. 39).

Таким образом, некто, продав землю, но еще не передав ее покупателю, полви за нее деньги утратил право собственности на нее. Следовательно, он может претендовать на половину найденного клада.

10. Унаследует ли жена имущество своего умершего мужа, если она была назначена в завещании наследницей при условии: «Пусть моя жена будет наследницей, если не выйдет больше никогда замуж»? Как называют такого рода условия?

В случае назначения наследника, жена вступит в наследство мужа. Такие условия называют exhereda-tio inter ceteros

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бойко А.И. Римское право. М., 2006.
  2. Дождев Д.В. Римское частное право. М., 2005.
  3. Новицкий И.П. Римское право. М., 2007.
  4. Черниловский З.М. Римское частное право. М., 2005.


Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->