РЕЧЬ КАК СРЕДСТВО УТВЕРЖДЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА

Язык — это система знаков и символов. Речь — процесс пользования языком. Таким образом, речь является реализацией языка, который обнаруживает себя только через речь. Человеческая речь возникает в ответ на необходимость вступить в общение с кем-либо или сообщить что-либо.

Речь — это использование языка в коммуникативных целях.

Если основными структурными единицами языка считаются слова и предложения, то в речевом общении это — высказывания как единицы смысла. Конституирующей особенностью высказывания являются его обращенность, адресность. В социальных науках используется несколько понятий,
задающих различные ракурсы рассмотрения деятельностного аспекта языка Речевая деятельность — это специализированное употребление речи в процессе взаимодействия между людьми, частный случай деятельности общения. Речевое общение — процесс установлениям и поддержания целенаправленного, прямого или опосредованного контакта между людьми при помощи языка.

Рассмотрим психологические особенности речи как средства утверждения социального статуса человека.

1.2. Характеристики речи как средство утверждения социального статуса

 

Социальные механизмы операциональных возможностей коммуникативно-речевой инактивности включали анализ социально-психологических, социально-экономических условий семьи, учитывались условия языковой среды подростка, т.е. специфическая ситуация недостаточности операциональных возможностей общения, трудностей коммуникативной деятельности в связи с адаптацией к низкому социальному статусу семьи, в которой воспитывается подросток. Эти операциональные возможности включают не только знания грамматики и лексики, но и понимание и овладение социальным контекстом общения, т. е. достаточным набором знаний реалий социальной, культурной и политической жизни страны и места обитания и навыками употребления вербальных средств в коммуникативных целях.

В речевом общении обычно различают два вида целей, которые может преследовать говорящий, — ближайшая цель, то есть непосредственно выражаемая говорящим, более отдаленная, долговременная. Основными разновидностями ближайшей цели являются:

  • интеллектуальная цель: получение информации, в том числе оценочной; выяснение позиций; поддержка мнения; развитие темы; разъяснение; критика;
  • цель, связанная с установлением характера отношений: развитие или прекращение коммуникации, поддержка или отвержение партнера; побуждение к действию.

За ближайшими целями часто стоит целевой подтекст, углубляющий и усложнявший общение. Например, человек, поддерживающий не очень для него интересный разговор, может преследовать долговременную цель установить хорошие отношения со своим собеседником. Просьба уточнить сказанное при обсуждении какого-либо допроса в группе может своей ближайшей целью иметь действительное получение информации (с последующей поддержкой или критикой высказанного мнения), а отдаленной целью — намерение заявить о себе, утвердить свой статус. Обращение к ребенку: «Помоги маме приготовить обед» может выступать побуждением к действию в данной конкретной ситуации и одновременно — воспитательным воздействием, направленным на формирование готовности и умения взаимодействовать с другими людьми, способности уступить, соподчинять свои интересы с интересами других и т.д.

Хотя часто люди более или менее тщательно скрывают или маскируют свои отдаленные цели, их можно выявить по общему характеру разговора, по непроизвольным (вербальным или невербальным) проявлениям говорящего. Понимание сообщения состоит в истолковании адресатом полученного сообщения. В случае значительного сходства образов мира у партнеров расшифрованная информация будет близка к той, которая составляла замысел сообщения, — послание будет правильно понято. Если же образы мира у партнеров сильно отличаются, понимание будет затруднено.

К социально-ролевым структурным компонентам речевой коммуникации следует отнести статусные и ситуативные роли участников общения, а также используемые ими стилевые приемы.

Понятие «статусная роль» указывает на поведение, предписанное человеку его социальным (возрастным, половым, должностным и т.д.) положением, или статусом. В начале конкретного коммуникативного акта от его участников требуется понимание собственной социальной роли и роли партнера. Это необходимо для того, чтобы сориентироваться в ситуации и выбрать соответствующую манеру речевого поведения. Не случайно, когда представляют друг другу незнакомых людей, то называют одну из основных социальных ролей, остальные опознаются по внешнему виду человека или предполагаются сопутствующими названной роли.1

По ходу общения могут быть выделены и ситуативные роли говорящих, существенно влияющие на характер общения. В их числе:

  • лидер, стремящийся вести разговор и контролировать его ход;
  • «посредник» — следящий за общим ходом беседы, уравновешивающий интересы различных людей;
  • «капризный ребенок», нарушающий любые запреты, выступающий с независимыми суждениями;
  • «гибкий человек», готовый приспособиться к различным ситуациям и др.

Стилевые характеристики участников общения проявляются в особенностях речевого стиля коммуникантов, в используемых ими коммуникативных стратегиях и тактиках. Стили могут быть ранжированы по степени внимания говорящих к своей речи. Одностильно говорящий — тот, кто вступает в речевое общение, уделяя выбору языковых средств минимальное внимание; в разных ситуациях и с разными партнерами он не способен проявить языковую гибкость. Человек, обладающий высоким уровнем языковой компетенции, с одной стороны, стремится сохранить свой стилевой облик в разных коммуникативных сферах, а с другой — умеет выполнять различные речевые роли, использовать разностильный речевой репертуар в зависимости от обстоятельств общения. Стили слушания также можно расположить между двумя крайними позициями: от умения (желания) до неумения (нежелания) слышать. Помимо индивидуальных особенностей говорящих и слушающих, выбор стиля речевого поведения зависит от социального контекста. Обращение к речи официальной или поэтической, научной или бытовой, деловой или публицистической задается ролевой ситуацией.

Свободное владение средствами общения, коммуникативная активность и компетентность – необходимые условия успешной интеграции и приобретения удовлетворяющего субъекта социального и профессионального статуса в любом развитом обществе.

Таким образом, операциональные возможности включают не только знания грамматики и лексики, но и понимание и овладение социальным контекстом общения, т. е. достаточным набором знаний реалий социальной, культурной и политической жизни страны и места обитания и навыками употребления вербальных средств в коммуникативных целях, свободное владение средствами общения, коммуникативная активность и компетентность.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.3. Заключение

 

Связанная с сознанием в целом, речь человека включается в определённые взаимоотношения со всеми психическими процессами; но основным и определяющим для речи является её отношение к мышлению.

Поскольку речь является формой существования мысли, между речью и мышлением существует единство. Но это единство, а не тожество. Равно неправомерны как установление тожества между речью и мышлением, так и представление о речи, как только внешней форме мысли.

Понятие «статусная роль» указывает на поведение, предписанное человеку его социальным (возрастным, половым, должностным и т.д.) положением, или статусом. В начале конкретного коммуникативного акта от его участников требуется понимание собственной социальной роли и роли партнера. Это необходимо для того, чтобы сориентироваться в ситуации и выбрать соответствующую манеру речевого поведения. Не случайно, когда представляют друг другу незнакомых людей, то называют одну из основных социальных ролей, остальные опознаются по внешнему виду человека или предполагаются сопутствующими названной роли.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ДЕФИЦИТНОЕ ОБЩЕНИЕ

 

2.1. Введение

 

Существуют различные подходы к исследованию коммуникативно-речевой деятельности. Различают устную коммуникативно-речевую деятельность или общение и письменную коммуникацию, входящую в содержание коммуникативно-речевой деятельности.

По мнению А.А. Леонтьева (1999) психология общения – это раздел общей психологии, предметом которого является психологическая специфика процессов общения, рассматриваемых под углом зрения взаимоотношений личности и общества. Однако может быть рассмотрена не только психологическая специфика общения, но и социологическая, лингвистическая, психолингвистическая и т.п. Ограничивая предмет психологии общения, А.А. Леонтьев (1999) вслед за Б.Ф. Ломовым (1975)1 выделил следующие основные проблемы интересующие ее: а) психологические функции общения; б) формирование и функционирование механизмов и средств общения в их зависимости от функций общения, от особенностей личности и от других психологических факторов; в) взаимоотношение общения с другими аспектами психической жизни человека и с особенностями личности (А.А. Леонтьев, 1999)2.

Речевая деятельность в целом формируется и развивается в единстве с общим интеллектуальным развитием, в котором речь опосредует становление и качественное своеобразие функционирования высших психических процессов и состояний, в свою очередь, обусловливающих само речевое развитие. В то же время виды речевой деятельности проявляются в вербально-коммуникативной функции человека (А.Р. Лурия, 1969; Л.С. Выготский, 1982; И.А. Зимняя, 2001)3.

2.2. Дефицитное общение: понятие и общая характеристика

 

Дефицит доверительных, близких отношений приводит к тяжелому чувству потери связи с людьми, к психологическому одиночеству.

К трудностям общения, в основе которых, в отличие от застенчивости, лежит дефицит доверительного общения, можно отнести одиночество, понимаемое не как разрыв социальных связей, а как тягостное ощущение, переживание субъективной отъединенности, неудовлетворительности и поверхностности сложившихся взаимоотношений, то есть своеобразное психологическое одиночество. Речь идет о том одиночестве, которое человек испытывает среди дружеской компании или в семье, которое он «носит с собой». Такое понимание психологического одиночества предполагает наличие специфического синдрома личностных свойств одинокого человека. Синдром затрудняет общение, препятствует установлению полноценных контактов доверительного общения, формирует тип самовосприятия и приводит к ощущению надрыва, душевного нездоровья. М. Кларк и В. Эндерсон в своей работе «Одиночество и старость» утверждают: «Американская культура четко определяет душевное здоровы как вовлеченность в общение; в минуты личною горя социальное взаимодействие и поддержка со стороны других людей очень важны для здоровья стареющего человека»1. Еще более справедливы эти слова по отношению к человеку взрослеющему, осваивающему новое социальное пространство, новые роли.

Одиночество следует понимать как состояние и как свойство, также как в случае с застенчивостью, тревожностью или агрессивностью.

Существуют ситуации и состояние, которые люди расценивают как одиночество; это — изоляция эмоциональная и изоляция социальная. Эмоциональная изоляция — результат отсутствия привязанности к конкретному человеку, а результате чего возникает тревожное беспокойство. Социальная изоляция выражается в отсутствии доступного круга социального общения и сопровождается чувством отчужденности.

Наиболее часто с одиночеством ассоциируются такие эмоциональные состояния, как отчаяние, тоска, депрессия, жалость к себе, невыносимая скука.

Переживаемое острое чувство одиночества влечет за собой общение, которое можно назвать дефицитным и дефектным. Не всегда удается установить, что здесь является причиной, а что — следствием.

На основе этих представлений Р. Вейс определяет одиночество как «эпизодически острое ощущение беспокойства и напряжения, связанное со стремлением иметь дружеские или интимные отношения» 1.

Психологи выделяют следующие четыре разновидности одиночества:

  1. космическое (соотнесенность человека с природой и миром, самоотчужденность);
  2. культурное (потеря связи с культурным наследием, разрыв поколений);
  3. социальное (отторжение значимой группой, результат — смятение и депрессия);
  4. межличностное (неудовлетворенность сложившимися отношениями).

Если человек попадает в перекрестье всех четырех видов одиночества, он глубоко несчастен, его судьба — выпадение из социальных связей и внутренняя дезинтеграция.

По эмоциональному состоянию выявляют наличие разных типов одиночества, которые выражаются, в частности, в чувстве ущербности, покинутости, страхе, неуверенности, в специфическом восприятии дальнейшей жизненной перспективы.

Д. Раадшелдерс предложили классификацию эмоционального одиночества по типам:

  1. Безнадежно одинокие, неудовлетворенные своими отношениями люди с чувством опустошенности, по кинутости, обездоленности.
  2. Периодически и временно одинокие люди с наибольшей социальной активностью.
  3. Пассивно и устойчиво одинокие люди, которые смирились с одиночеством и изнемогли от него.
  4. Люди не одинокие (не испытывающие этого чувства), у которых встречаются отдельные случаи социальной изоляции в качестве добровольного и не угнетающего уединения.

Можно говорить о таких стадиях одиночества, когда в одном случае оно является стимулом к поиску партнера, к установлению прочных личностных связей, а в другом случае приводит к апатии, неверию в возможность доверительных, дружеских отношений, враждебности. Поэтому степень враждебности, агрессивности может стать диагностическим критерием степени и стадии одиночества. Сопутствуют этому состоянию чрезмерное увлечение телевидением, переедание, апатия (или, напротив, слезы), печальная пассивность; человек пытается приглушить чувство одиночества алкоголем, избытком сна, бесцельными покупками.1

Терапия одиночества должна заключаться прежде всего в интенсивной поддержке чувства собственного достоинства.

Большую роль в возникновении чувства одиночества играет застенчивость и невозможность адаптироваться. К.И. Кутрона приводит психологический портрет одинокого студента университета: «недостаточно уверенный в себе при общении, застенчивый и чувствительный при отказе в контакте». Автор показала также, что субъективная удовлетворенность отношениями — фактор более значимый, чем количество друзей и частота контактов с ними. Чувство одиночества не уменьшается при интенсивном общении, оно может сократиться и даже исчезнуть лишь в доверительных отношениях с ощущением эмоциональной и человеческой близости партнера.

Одинокий, не находя друзей, становится аутистичным, чрезмерно закрытым, отчужденным. Человек, выпадающий из привычных, сложившихся социальных связей (при переезде, смене работы, жительства, распаде семьи), свою временную отъединенноеть может переживать как глобальное одиночество, как личностный крах, может впасть в депрессию.

Многие творческие личности переживают острое чувство одиночества.

Джеффри Янг выделил 12 причин возникновения хронического чувстве одиночества1:

  1. Неспособность переносить вынужденное уединение.
    1. Низкое самоуважение («Меня не любят, Я — зануда»).
    2. Социальная тревожность (боязнь насмешек, осуждения, чувствительность к чужому мнению).
  2. Коммуникативная неуклюжесть, неумелость,
  3. Недоверие к людям (изоляция, разочарование),
  4. Внутренняя скованность (неспособность раскрыться).
    1. Поведенческий компонент (постоянный выбор неудачных партнеров).
    1. Страх перед соперником, страх быть отвергнутым.
      1. Сексуальная тревожность (невозможность расслабиться, чувство стыда, тревоги).
  1. Страх перед эмоциональной близостью.
    1. Неуверенная пассивность, нет инициативы, неуверен в своих желаниях.
    2. Нереалистические притязания (все или ничего, выбор по образцу).

Аутистичных и отчужденных людей объединяет то обстоятельство, что они испытывают дефицит общения, хотя причины, приводящие к недостатку полноценного общения с людьми, в этих группах различны.

Для понимания аутистичности как черты личности, обусловливающей дефицит общения, следует подчеркнуть, что «аутизмы, «аутизация» — термины, обозначающие болезненное развитие, «аутистичность» же — свойство личности, проявляющееся в норме и не относящееся к сфере психопатологии.

Термин «ранний детский аутизм» введен Л. Каннером в 1943 г. До сих пор нет единомыслия по поводу природы этого явления: одни психиатры считают детский аутизм просто вариантом болезненного развития, самостоятельным заболеванием, другие же настаивают на том, что он является одним из проявлений вялотекущего шизофренического процесса.

В.Е. Каган предлагает рассматривать аутистичность в качестве защитного барьера шизоидных психопатов, защищающего их от общения на глубоком личностном уровне. При этом он подчеркивает, что «различие между широкой психологической концепцией «аутистического» и аутизмом как клиническим признаком состоит, очевидно, в том, что в рамках нормальной психики возможны все виды аутистического мышления при сохранении возможности произвольного управления им, тогда как в патологии эта возможность нарушается или утрачивается».

Поскольку главным стержнем аутизма является недостаточность общения, неконтактность, В.Е. Каган определяет это явление следующим образом: «Аутизм как психопатологический синдром характеризуется недостаточностью общения, формирующейся на основе первичных структурных нарушений или неравномерности развития предпосылок опытов общения и вторичной утраты регулятивного влияния общения на мышление и поведение».

«Отчужденность» — термин, который употребляется и в обыденном языке, и в различных науках, чаще всего — в философии, психологии, криминологии, социологии. В отличие от философского, в социологическом и психологическом понимании отчужденность описывается в терминах ожиданий и всегда является в достаточной степени осознаваемым свойством. Отчужденность проявляется как чувство бессилия перед повседневными проблемами, чувство бессмысленности происходящего; отъединенность, охлаждение и разрыв с ближайшим окружением, выпадение из социальных связей. Это состояние сопровождается апатией и аполитичностью, отказом от дружеского и товарищеского общения, недоверием к искренности и бескорыстности людей, дефицитом теплого сердечного общения. Даже если широкие дружеские связи еще сохраняются, человек нередко тяготится ими и постепенно сокращает контакты. Отчужденность как переживаемое чувство и состояние превращается в отчуждение от реальных людей, их забот и жизни.

Стержнем отчужденности является аномия, которая определяется как состояние дезорганизации личности, возникающее в результате ее дезориентации. Причиной такой дезориентации может быть социальная ситуация, в которой имеет место конфликт норм и личность сталкивается с противоречивыми требованиями, либо ситуация отсутствия норм. В научном смысле термин «аномия* впервые был использован теологами для обозначения пренебрежения законом, в том числе и сакральным.

В язык социологии термин введен Э. Дюркгеймом в 1887 г. Результаты своих исследований он опубликовал в книге «Самоубийство» (1897), где подразделил самоубийства на три типа:

  1. эгоистическое — вследствие самоизоляции;
    1. анемическое — вследствие убеждения, что мир вокруг распадается;
  2. альтруистическое — из преданности делу.

Итак, можно различать аномию общества, характеризующуюся упадком общественной морали, социально-политической дезорганизацией общества, отсутствием общепринятых норм, и аномию личности, в которой нормативные стандарты поведения и убеждений ослаблены или отсутствуют, что проявляется в тревожности, дезориентации и социальной изоляции. Аномия формирует чувство бесцельного существования, бессилия, чувство собственной ничтожности, делает человека обособленным, отъединенным, отчужденным, ослабляет чувство ответственности. Человек становится «недружелюбным» — жестоким, безразличным, асоциальным. Отчужденный не принадлежит к группе, социальные связи нарушены. Современные высокобюрократизированные системы лишь усиливают чувство отчужденности, которое чаще всего является результатом дефектного процесса социализации. У человека нет возможности и условий для адекватной самооценки и приспособления, и это, в конечном итоге, приводит либо к преступности, либо к отклоняющемуся поведению, либо даже к самоубийству. Успешность общения отчужденных значительно ниже среднего по выборке и объясняется как внутренней конфликтностью, так и чувством бессилия, одиночества, реальной и психологической отъединенностью. Отчужденность может быть и не слишком тяжелым переживанием, поскольку является (условно) добровольно выбранным одиночеством. Но дефицит общения накладывает свой отпечаток на личность и формирует ущербную потребность в общении, приводя к дальнейшему ослаблению связей с людьми.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2.3. Заключение

 

В повседневных контактах между людьми зарождаются дружба и вражда, одиночество и привязанность, семья и команда. В общении человек приобретает свою индивидуальность, находит признание и подтверждает призвание. Дефицит доверительных, близких отношений приводит к тяжелому чувству потери связи с людьми, к психологическому одиночеству. К трудностям общения, в основе которых, в отличие от застенчивости, лежит дефицит доверительного общения, можно отнести одиночество, понимаемое не как разрыв социальных связей, а как тягостное ощущение, переживание субъективной отъединенности, неудовлетворительности и поверхностности сложившихся взаимоотношений, то есть своеобразное психологическое одиночество.

Одиночество — эпизодически острое ощущение беспокойства и напряжения, связанное со стремлением иметь дружеские или интимные отношения.

 Отчужденность — охлаждение и разрыв с ближайшим окружением, выпадение из социальных связей; на личностном уровне проявляется как чувство бессилия перед повседневными проблемами, бессмысленности происходящего; сопровождается апатией, аполитичностью установок, дефицитом теплого сердечного общения.

 Аномия — это состояние дезорганизации личности, возникающее в результате ее дезориентации; причиной последней может быть социальная ситуация, в которой имеет место конфликт или отсутствие норм.

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Вейс Р. Лабиринты одиночества, М., 1989.
  2. Волков А.И. Психология общения. Ростов-на-Дону, 2007.
  3. Выготский Л.С. Мышление и речь. М., 1999.
  4. Джефри Янг. Лабиринты одиночества. М., 1989.
  5. Зимняя И.А. Лингвопсихология речевой деятельности. М., Воронеж, 2001.
  6. Кларк М., Эндерсон В. Одиночество и старость // Лабиринты одиночества, М., 1989.
  7. Леонтьев А.А. Психология общения. – М.: Смысл, 1999.
  8. Ломов Б.Ф. Психические процессы и общение // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975. С. 151 – 164.
  9. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека. М., 1969.

     

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->