ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В СЕМЬЯХ С РЕБЕНКОМ-ИНВАЛИДОМ

Актуальность проведения исследований проблемы социальной работы с инвалидами обусловлена следующими факторами:

1. Сегодня в Российской Федерации как минимум свыше 8 млн. человек официально признаны инвалидами. В перспективе ожидается дальнейший рост числа этой категории населения, в том числе и в долевом выражении*.

2. Несмотря на рост числа инвалидов в России еще ничтожно мало учреждений, которые ведут работу по оказанию им социальной, социально-медицинской, материальной, социальной и другой помощи. Одной из важнейших проблем инвалидов является их не включенность в общественное производство, так как только часть регионов активно занимается открытием рабочих мест, что негативно сказывается на их материальном положении и психологическом состоянии. В их число входят такие большие мегаполисы как Москва, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород и ряд другие.

3. В последнее время специалисты разных профессиональных направлений ведут разработку технологии социального, социально-медицинского, социально-психологического сопровождения инвалидов. Идет активное обсуждение опыта работы ведущих социально-реабилитационных центров в специальных журналах, на конференциях и других научно-практических форумах. Однако, считаем, что есть необходимость постоянного и целенаправленного изучения проблем инвалидов как на государственном, так и региональном уровне, в том числе и университетском.

4. Инвалид в России сталкивается также с такими проблема как одиночество, так как их общение ограничивается рамками родительской семьи или ближайших родственников, невозможность продолжить обучение и другое.

Проблемы инвалидности не могут быть поняты вне социокультурного контекста, в котором живет человек: семьи, дома-интерната, социального окружения в целом. Инвалидность, ограниченные возможности человека не относятся к разряду чисто медицинских явлений. Вот почему технологии помощи инвалидам — взрослым или детям — основываются на социально-экологической модели социальной работы. Согласно этому подходу, люди с ограниченными возможностями имеют функциональные затруднения в результате заболевания, отклонений или недостатков развития, состояния здоровья, внешности, вследствие неприспособленности физического и социального окружения к их специальным потребностям, из-за предрассудков общества в отношении к ним.

Семья, как известно, оказывается для ребенка наименее ограничивающим, наиболее мягким типом социального окружения. Однако ситуация, когда ребенок — инвалид, способна повлиять на возникновение более жесткого окружения, которое необходимо членам семьи для выполнения своих функций.
Более того, вполне вероятно, что присутствие ребенка с нарушениями развития, дополняясь другими факторами, изменит самоопределение семьи, сократит возможности для заработка, отдыха, социальной активности. Поэтому те задания, которые родители получают от специалистов, должны не только усиливать нагрузку на одну функцию семьи, но и положительно влиять па остальные.

Хотя в жизни всех семей можно найти что-то общее, родители нетипичных детей переживают особенные события, подчас неожиданные, продолжительные, которые вызывают сильнейшие стрессы. Вполне вероятно, что присутствие ребенка с нарушениями развития вместе с другими факторами может существенно сказаться на жизни семьи, сократить возможности для заработка, контакты с друзьями и отдых.

Основные потребности семьи, воспитывающей ребенка-инвалида: расходы на питание, жилье, медицинские ‘услуги, одежду и транспорт представляют самую первую, насущную ее потребность. Столь же остро для родителей стоит вопрос информации об услугах, которые ребенок мог бы получать в будущем. Семье также нужно знать доктора, который понимал бы как родителей, так и ребенка. На четвертом месте оказались консультации с психологом, врачом, социальным работником, другими специалистами.

Родителям чрезвычайно важно решить и вопросы, связанные с восстановлением физических и моральных сил семьи: как отдохнуть всем вместе или получить возможность передышки для родителей, а ребенку с пользой провести свободное время.

Следующая важная проблема — информация о состоянии здоровья ребенка. Сведения об услугах, которые ребенок может получить уже сегодня, необходима более чем 60% родителей.

В следующую десятку вошли следующие потребности: поиск информации о том, как повлиять на поведение ребенка, оказание психологической помощи семье, встречи с другими родителями.

Необходимо также больше времени разговаривать с учителями ребенка, оплачивать дневной уход за ним и другие услуги, иметь книги и иные источники информации о семьях с подобными проблемами, получать помощь от супруга или супруги относительно состояния ребенка, найти дошкольное учреждение или обеспечить дневной уход за ним, брать консультации службы занятости о получении работы, найти друзей, чтобы с ними разговаривать.

Чем выше уровень образования родителей, тем более они уверены в том, что наличие у них ребенка с ограниченными возможностями развивает терпимость, мягкость и сближает членов семьи. Чем старше ребенок, тем больше испытаний выпадает на долю всех, в то же время система услуг несовершенна и не может существенным образом облегчить положение семьи. Поэтому родители дошкольников в меньшей степени, по сравнению с родителями школьников, убеждены, что они навеки приняли на себя ношу забот о ребенке с ограниченными возможностями.

Следует отметить факт, женщины более, чем мужчины, испытывают чувство вины за то, что не удается вылечить ребенка: 34% против 11. Кроме того, первые гораздо чаще вторых воспринимают себя в качестве основных лиц, заботящихся о детях: 83% женщин и 44% мужчин убеждены в том, что им всегда придется заботиться о ребенке-инвалиде. Очевидно, что здесь срабатывают стереотипы распределения ролей в семье. Они делают семейную структуру жесткой: например, мужчина ни за что не будет помогать женщине но дому просто потому, что он мужчина.

Другая крайность — пример восточных культур (например; во Вьетнаме, Китае), где традиционно считается, что лучший воспитатель — мужчина, а женщину следует как можно меньше допускать к ребенку. Такие убеждения существуют не только на уровне обыденного сознания, но и в теории. Например, по теоретическим представлениям о материнском инстинкте, лишь мать может заниматься младенцами и детьми, потому что таково ее природное предназначение.

86% родителей уверены в том, что присутствие ребенка с ограниченными возможностями настраивает их семью на большую чуткость и взаимопомощь. 77% опрошенных считают, что им всегда придется заботиться о своем ребенке-инвалиде. В том, что они могут сделать многое для его развития, уверены лишь 16% респондентов, 31% ответили отрицательно, 53% не уверены в своих силах. С высказыванием «Мы окружены поддержкой и заботой» полностью согласны только 12% опрошенных, 49% не уверены, 39% не согласны. Что касается уверенности в стабильной экономической ситуации своей семьи, о таковой говорят лишь 5% родителей, у которых есть дети с ограниченными возможностями.

Отношение к стрессовой ситуации сильно влияет на то, какой путь избирает семья. Большая роль здесь принадлежит стилю культуры, доминирующему в семье, на котором сказываются этнические, религиозные или социально-экономические факторы. В свою очередь этот стиль культуры влияет на то, как семья воспринимает ситуацию, когда развитие ребенка нарушено, как она приспосабливается к этому, а также на способность семьи запросить и получить помощь, на уровень доверия к социальному окружению.

С другой стороны, ребенок может изменить систему семейных ценностей: в результате семья способна преодолеть свои прежние убеждения и представления о людях с физическими или психическими недостатками. Основная линия поведения при кризисе связана с жизненной семейной философией, например: «Мы владеем ситуацией, несмотря ни на что» или «Будь что будет, все равно от судьбы не уйдешь». Фатализм, вера в судьбу формирует пассивность в отношении лечения, образования и включения ребенка в общество. Но фаталистические настроения могут быть и следствием стрессовой ситуации, когда у семьи оказывается недостаточно сил для того, чтобы справиться с кризисом, выйти из него.

Ориентация семьи — во многом производная от отношения к ребенку со стороны как непосредственного, так и более широкого социального окружения. То, как родителям удалось организовать взаимоотношения со специалистами, работающими с их ребенком, также влияет на ориентацию семьи в ситуации кризиса. Оптимален вариант, когда родители и специалисты выступают коллегами, партнерами, имеющими общую цель развитие ребенка. Если некомпетентность и черствость специалистов, работающих с ребенком-инвалидом, усиливают отстранение семьи от профессиональной поддержки, возможно появление замкнутости, изолированности и от всего социального окружения.

Матери, которым оказывается широкая социальная поддержка, более позитивны в поведении и отношении к своим детям-инвалидам, причем супружеская поддержка — фактор, дающим самый мощный позитивный эффект.

Следует отметить, что особенности жизненного стиля каждой семьи видоизменяются с течением времени. Трансформируются и семейные взаимоотношения. Молодая семья не так справляется с превратностями судьбы, как это удается семье зрелой. Столь же весомая характеристика — возраст членов семьи. Та, в которой есть подросток, переживает совсем другие события и волнуется по иному поводу в сравнении с семьей, где только что появился новорожденный.

У одних какие-либо события могут продлеваться или возникать снова и снова на протяжении всей жизни ребенка. Примером служит семья ребенка, у которого есть определенное хроническое заболевание, которое постоянно держит семью в состоянии стресса. Некоторые дети медленнее приобретают такие качества характера, как самотоятельность, медленнее достигают соответствующих возрастных этапов, а иногда и вовсе не переходят на них. Когда назревает критический период в развитии ребенка, родители могут вновь и вновь переживать чувства беспокойства, разочарования и неуверенности.

Из-за природы и степени тяжести детского заболевания семьи, где живут дети-инвалиды, должны быть готовы к переживанию особых событий. Этот опыт неповторим. Тем не менее установлено, что особенно тяжело переживаются родителями детей с нарушениями развития следующие шесть периодов.

1.    Столкновение с заболеванием: установление точного диагноза, эмоциональное привыкание, информирование других членов семьи. Характером заболевания в основном определяется время, когда родители узнают о нем. Генетические отклонения — такие как синдром Дауна — становятся очевидными вскоре после рождения, и родители рано оказываются осведомленными о состоянии своего ребенка. Глухота же, нарушения речи или трудности с обучением могут не диагностироваться до тех пор, пока ребенок не станет старше.

Кроме того, семьи могут столкнуться с фактом инвалидности подростка, случившейся по причине несчастного случая или тяжелой болезни. Когда подтверждается серьезная или хроническая проблема со здоровьем, в большинстве случаев возникает кризис и семья начинает активизировать имеющиеся ресурсы. Первой реакцией могут быть шок, разочарование, депрессия, после чего семья переживает достаточно предсказуемые этапы привыкания. Очень интенсивны в это время контакты с медиками. Тогда же очень важны содержание и характер контактов с другими родственниками, особенно со старшим поколением.

2.    Раннее детское развитие. Развитие ребенка в первые годы жизни бывает испытанием для любой семьи, поскольку родители с волнением наблюдают за тем, насколько успешно их ребенок достигает определенных ступеней, той нормы, которая свойственна большинству здоровых детей того или иного возраста. Хронический или эпизодический характер нарушений и то, как это воспринимается семьей, образуют важнейший смысл первых лет развития ребенка. Тип и степень тяжести заболевания могут сыграть определяющую роль в формировании семейных перцепции и поведения.

Встречи с другими родителями, происходящие в специальных детских садах, реабилитационных центрах, также могут способствовать углублению кризиса. Тому есть несколько причин:

семьи видят более старших детей, у которых диагноз подобен тому, что поставлен их собственному ребенку, и задают себе вопрос, станет ли их дитя таким же, когда подрастет;

семья осознает, что услуги, необходимые ребенку, могут потребовать значительных финансовых и временных затрат;

те семьи, которые делятся своим опытом с другими, убеждаются, что им, возможно, предстоит приложить немало усилий, чтобы добиться для своего ребенка необходимых услуг, и это потребует дополнительных семейных ресурсов;

члены семьи узнают, что именно они чаще всего рассматриваются
обществом как источник долговременной заботы и образования
для своего ребенка.

3. Поступление в школу: уточнение формы обучения ребенка (в обычном или специальном учебном заведении), переживание реакций группы сверстников, хлопоты по устройству внешкольной деятельности ребенка.

Ощутимой критической точкой может стать момент, когда родители убеждаются, что их ребенок не в состоянии обучаться в обычной школе, но нуждается в специальной программе. Этот период также может быть тяжелым для других детей в семье, поскольку их одноклассники узнают о брате или сестре с ограниченными возможностями. В это время семья как бы «выходит на публику», поскольку ребенок все больше начинает осваивать внешний мир. Наконец, в этот период родители достаточно четко начинают осознавать нереальность своих первоначальных планов по поводу образования и профессиональной карьеры их ребенка.

Важно отметить, что характер и степень затруднений, переживаемых родителями, зависят от типа нарушения (так, привыкание может пройти относительно спокойно, если у ребенка нарушения физического развития средней тяжести) и готовности школьной системы обеспечить адекватное образование и адаптацию детей со специальными нуждами.

4. Подростковый возраст: привыкание к хронической природе заболевания ребенка, возникновение проблем, связанных с сексуальностью, изоляцией от сверстников и отчуждением, планирование будущей его занятости.

Начало подросткового периода отмечено тенденцией детей обособиться от родителей. В это время первые переживают значительные изменения, смятение и двойственность. Данный период бывает наполнен болезненными напоминаниями о том, что ребенку не удается успешно завершить переход на следующий этап жизненного цикла: он продолжает оставаться зависимым от своих родителей. То, как ребенок воспринимается сверстниками, весьма остро переживается всеми членами семьи, поскольку определяет степень отчуждения и изоляции, ощущаемых подростком.

5.    Начало взрослой жизни: привыкание к остающейся по-прежнему в силе семейной ответственности, принятие решения о подходящем для проживания повзрослевшего ребенка месте, переживание дефицита возможностей для социализации члена семьи — инвалида.

Образование предоставляет много возможностей как ребенку, так и родителям. Он приобретает знания и навыки, развивается его уверенность и чувство независимости. Родители получают необходимую передышку. Когда период обучения завершен, семье предстоит принять решение. Необнадеживающая перспектива занятости инвалидов и недостаточные ресурсы для их самостоятельного проживания оставляют семье небольшой выбор альтернатив и вызывают глубокую озабоченность и тревогу родителей в этот период.

6.    Взрослая жизнь: перестройка взаимоотношений между супруга
ми (например, если выросший ребенок теперь живет вне семьи) и
взаимодействие со специалистами по месту его проживания.

Семья обеспокоена в этот период тем, где проживает повзрослевший ребенок, имеющий ограниченные возможности, и качеством ухода. Родители тревожатся о том времени, когда они сами уже не смогут контролировать качество заботы об их ребенке. Особенно важную роль тогда, как и в другие периоды развития семьи, играют все ее члены, а также система услуг и деятельность социальных работников, которые могут помочь семье осуществить планы трудовой деятельности, отдыха и жилищного устройства инвалида.

Конечно, к некоторым семьям вообще невозможно применить эту схему, связанную с периодами развития, поскольку одни и те же события, которые вызывают стрессы и трудности, могут продлеваться или возникать снова и снова на протяжении всей жизни ребенка. К тому же наличие и качество социальной поддержки способно усилить или смягчить воздействие затруднительной ситуации.

Микросистему образуют типы ролей и межличностных взаимоотношений в семье. Она состоит из следующих подсистем: возникают нарушения во взаимоотношениях или ухудшается здоровье одних членов семьи, это моментально вызывает изменения в жизни других.

В семьях с детьми-инвалидами проблемы можно рассматривать как соответствующие той или иной подсистеме внутрисемейных контактов.

1. мать/отец. Индивидуальные проблемы родителей, их брака до рождения больного ребенка; проблемы принятия, возникающие после рождения ребенка- инвалида.

2. мать/ребенок-инвалид. Матери приходится испытать депрессию, чувство вины и самобичевание.

3. мать/дугой ребенок. Мать должна считаться с тем, сколько внимания она уделяет здоровому ребенку; удерживаться от того, чтобы обременять здорового ребенка чрезмерной ответственностью и заботой о ребенке с нарушением развития.

4. отец/ребенок-инвалид. Вопрос состоит в том, насколько включен отец в общение с больным ребенком и в семью в целом, или его присутствие не обозначается ни психологически, ни инструментально.

5. отец/другой ребенок. Потенциальное проблемное поле сходно с тем, что возникает в подсистеме мать/здоровый ребенок.

6. ребенок-инвалид/другой ребенок. Братья и сестры больного ребенка сталкиваются с чувствами вины, стыда и страха «заразиться» той же болезнь.; ребенок-инвалид стремится «поработить» брата или сестру; дети формируют нормальное амбивалентное отношение к брату или сестре с ограниченными возможностями.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ПРИЧИНЫ, МЕШАЮЩИЕ НОРМАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ В ОБЩЕСТВЕ

 

Проблема социально-психологической адаптации инвалидов к условиям жизни в обществе является одной из важнейших граней общей интеграционной проблемы. В последнее время этот вопрос приобретает дополнительную важность и остроту в связи с большими изменениями в подходах к людям, которые являются инвалидами. Несмотря на это, процесс адаптации этой категории граждан к основам жизнедеятельности общества остаётся практически неизученным, а именно он решающим образом определяет всю эффективность тех коррекционных мероприятий, которые предпринимают специалисты, работающие с инвалидами.

Потребности инвалидов можно условно подразделить на две группы: – общие, т.е. аналогичные нуждам остальных граждан и-особые, т.е. потребности, вызванные той или иной болезнью.

 

Наиболее типичными из «особых» потребностей инвалидов являются следующие:

 

в восстановлении (компенсации) нарушенных способностей к различным видам деятельности;

 

в передвижении;

 

в общении;

 

в свободном доступе к объектам социально-бытовой, культурной и др. сферы;

 

в возможности получать знания;

 

в трудоустройстве;

 

в комфортных бытовых условиях;

 

в социально-психологической адаптации;

 

в материальной поддержке.

 

Удовлетворение перечисленных потребностей – непременное условие успешности всех интеграционных мероприятий в отношении инвалидов. В социально-психологическом плане инвалидность ставит перед человеком множество проблем, поэтому необходимо особо выделить социально-психологические аспекты лиц с ограниченными возможностями.

 

Инвалидность – это специфическая особенность развития и состояния личности, часто сопровождающаяся ограничениями жизнедеятельности в самых разнообразных её сферах.

 

Вследствии этого инвалиды становятся особой социально-демографической группой. У них низкий уровень дохода, невысока возможность получения образования (по статистике, среди молодых инвалидов много лиц с неполным средним и мало-со средним общим и высшим образованием). Нарастают трудности участия этих людей в производственной деятельности, немногое число инвалидов занято трудом. Свои семьи имеют единицы. У большинства наблюдается отсутствие интереса к жизни и желания заниматься общественной деятельностью. На наш взгляд, важнейшим условием достижения целей социальной адаптации является внедрение в общественное сознание идеи равных прав и возможностей для инвалидов. Социальная адаптация не будет достигнута, пока общество не осознает правильность этой идеи. Нужен переход от сигрегированных видов помощи инвалидам (в виде специальных медико-учебных и производственных учреждений) к более качественным методам, позволяющим людям находиться в «струе» общественной жизни.

Взаимоотношение инвалидов и здоровых – мощнейший фактор адаптационного процесса. Как показывает зарубежный и отечественный опыт, инвалиды нередко даже имея все потенциальные возможности активно участвовать в жизни общества, не могут их реализовать потому, что остальные сограждане не хотят общаться с ними, предприниматели опасаются принимать на работу инвалида зачастую просто в силу устоявшихся негативных стереотипов. Поэтому организационные меры по социальной адаптации, не подготовленные в психологическом плане, могут оказаться неэффективными.

Идею социальной адаптации инвалидов на словах поддерживают большинство, однако углублённые изучения выявили сложность и неоднозначность отношения здоровых к больным. Это отношение можно назвать амбивалентным: с одной стороны инвалиды воспринимаются как отличающиеся в худшую сторону, с другой-как лишённые многих возможностей. Это порождает как неприятие нездоровых сограждан остальными членами общества, так и сочувствие по отношению к ним, но в целом отмечается неготовность многих здоровых к тесному контакту с инвалидами и к ситуациям, позволяющим инвалидам реализовать свои возможности наравне со всеми. Взаимоотношения инвалидов и здоровых подразумевают ответственность за эти взаимоотношения обеих сторон. Поэтому следует отметить, что инвалиды в этих взаимоотношениях занимают не совсем приемлемую позицию. У многих из них не хватает социальных навыков, умения выразить себя в общении с коллегами, знакомыми, администрацией, работодателями. Инвалиды далеко не всегда могут уловить нюансы человеческих отношений, воспринимают других людей несколько общо, оценивая их на основании лишь некоторых моральных качеств-доброты, отзывчивости и т.п. Не вполне гармонично складываются и взаимоотношения между инвалидами. Принадлежность к группе людей с ограниченными возможностями вовсе не означает, что другие члены этой группы будут настроены к нему соответствующим образом. Опыт работы общественных организаций инвалидов показывает, что инвалиды предпочитают объединяться с людьми, имеющими идентичные заболевания, и негативно относятся к другим. Одним из главных показателей социально-психологической адаптации лиц с ограниченными возможностями является их отношение к собственной жизни. Практически половина инвалидов (по результатам специальных социологических исследований) оценивают качество своей жизни как неудовлетворительное (в основном, это инвалиды 1 групп.

Причём понятие «удовлетворённость-неудовлетворённость жизнью» зачастую сводится к плохому или стабильному материальному положению инвалида. Чем ниже доходы инвалида, тем пессимистичнее его взгляды на своё существование. Одним из факторов отношения к жизни является самооценка инвалидом состояния своего здоровья. По результатам исследований, среди лиц определяющих качество своего существования как низкое, только 3,8 % оценили своё самочувствие как хорошее.

Немаловажным элементом психологического самочувствия и социальной адаптации лиц с ограниченными возможностями является их самовосприятие. Опросы, проведённые в г.г. Москве, Вологде и Ярославле показали, что только каждый десятый инвалид считает себя счастливым. Треть инвалидов считала себя пассивными. Каждый шестой в Москве, каждый третий в Вологде, каждый второй в Ярославле признавал себя малообщительным. Четверть инвалидов в Москве и треть в Ярославле и Вологде считают себя грустными. Данные психологических характеристик инвалидов существенно разнятся в группах, имеющих разные доходы. Количество «счастливых», «добрых», «активных», «общительных» больше среди тех, чей бюджет устойчив, а число «несчастных», «злых», «пассивных», «необщительных» было больше среди постоянно нуждающихся. Аналогичны психологические самооценки в разных по тяжести группах инвалидов. Наиболее благоприятна самооценка у инвалидов 1 группы. Среди них больше «добрых», «общительных», «весёлых». Хуже положение у инвалидов 2 группы. Обращает на себя внимание то, что среди инвалидов 3 группы меньше «несчастных» и «грустных», но значительно больше «злых», что характеризует неблагополучие в социально-психологическом плане. Это подтверждается и рядом более глубоких индивидуально-психологических экспериментов, выявляющих психологическую дезадаптацию, чувство ущербности, большие трудности в межличностных контактах у инвалидов 3 группы. Также отмечена разница в самооценке у мужчин и женщин: «удачливыми» себя считают 7,4% мужчин и 14,3% женщин, «добрыми» соответственно 38,4% и 62,8%, «весёлыми» – 18,8% и 21,2%, что указывает на высокие адаптационные возможности женщин.

Замечено отличие в самооценке работающих и безработных инвалидов: у последних она значительно ниже. Отчасти это обусловлено материальным положением работающих, большей их социальной адаптацией, по сравнению с неработающими. Последние выведены из этой сферы социальных отношений, что и служит одной из причин крайне неблагоприятной личностной самооценки. Наименее адаптированными являются одинокие инвалиды. Несмотря на то, что их материальное положение не отличается принципиально в худшую сторону, представляют собой в плане социальной адаптации группу риска. Так, они чаще других негативно оценивают своё финансовое положение (31,4% а в среднем у инвалидов 26,4%). Они считают себя более «несчастными» (62,5%, а в среднем у инвалидов 44,1%), «пассивными» (соответственно 57,2% и 28,5%), «грустными» (40,9% и 29%), среди этих людей мало лиц, довольных жизнью. Черты социально-психологической дезадаптации одиноких инвалидов имеют место несмотря на то, что в мерах по социальной защите они имеют определённый приоритет. Но, видимо, в первую очередь необходима психолого-педагогическая помощь этим людям. Ухудшение морально-психологического состояния лиц с ограниченными возможностями объясняется также сложными экономическими и политическими условиями в стране. Как и все люди, инвалиды испытывают страх перед будущим, тревогу и неуверенность в завтрашнем дне, чувство напряжённости и дискомфорта. Общая обеспокоенность принимает формы, характерные для сегодняшних политико-экономических и социально-психологических условий. Наряду с материальным неблагополучием это приводит к тому, что малейшие затруднения вызывают у инвалидов панику и сильный стресс.

Итак, можно констатировать, что в настоящее время процесс социальной адаптации инвалидов затруднён, поскольку:

удовлетворённость жизнью у инвалидов низка (причём, по результатам наблюдений московских и ярославских специалистов, этот показатель имеет отрицательную динамику);

самооценка также имеет отрицательную динамику;

существенные проблемы встают перед инвалидами в области взаимоотношений с окружающими;

эмоциональное состояние инвалидов характеризуется тревожностью и неуверенностью в будущем, пессимизмом.

Наиболее неблагополучна в социально-психологическом смысле группа, где наблюдается сочетание разных неблагоприятных показателей (низкой самооценки, настороженности к окружающим, неудовлетворённости жизнью и т.п.). В эту группу входят люди с плохим финансовым положением и жилищными условиями, одинокие инвалиды, инвалиды 3 группы, особенно безработные, инвалиды с детства (в частности, больные ДЦП).

У людей с церебральным параличом наряду с нарушением двигательных функций наблюдаются отклонения в эмоционально-волевой сфере, поведении, интеллекте. Эмоционально-волевые нарушения выявляются в повышенной возбудимости, чрезмерной чувствительности, беспокойстве (или вялости), суетливости (или пассивности), излишней расторможенности (или безинициативности). Больные ДЦП-инвалиды с детства, а это означает, что они не имели возможности для полноценного социального развития, поскольку их контакты с окружающим миром крайне ограничены

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

1. В каждой семье, имеющей ребенка с ограниченными возможностями жизнедеятельности, существуют свои особенности, свой психологический климат, который так или иначе воздействует на ребенка, либо способствует его реабилитации, либо ,наоборот, тормозит ее. Такой фактор, как включенность отца в воспитание ребенка-инвалида, значительно влияет на его психологическое самочувствие. Вследствие отсутствия включенности отца в воспитание, а также в силу других причин, дети-инвалиды часто испытывают дискомфорт в семейных отношениях. Естественно, это всегда негативно. Ребенок-инвалид в таких семьях испытывает двойную нагрузку: неприятие обществом и подверженность феномену отчуждения в собственной семье.

Суть психологической реабилитации детей-инвалидов может состоять в снятии нервно-психического напряжения; коррекции самооценки; развитии психических функций — памяти, мышления, воображения, внимания; преодолении пассивности; формировании самостоятельности и ответственности и активной жизненной позиции; преодолении отчужденности и формировании коммуникативных навыков.

2. В настоящее время процесс социальной адаптации инвалидов затруднён, поскольку: удовлетворённость жизнью у инвалидов низка (причём, по результатам наблюдений московских и ярославских специалистов, этот показатель имеет отрицательную динамику); самооценка также имеет отрицательную динамику; существенные проблемы встают перед инвалидами в области взаимоотношений с окружающими; эмоциональное состояние инвалидов характеризуется тревожностью и неуверенностью в будущем, пессимизмом.

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ: Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993. М., 1993.
  2. Основы законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» 22 июля 1993 г. // СЗ РФ. 1993. № 33. Ст. 1318.
  3. ФЗ от 24.11.1995 г. «О социальной защите инвалидов в РФ» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1995. № 48. Ст. 4563.
  4. Антипьева Н.В. Социальная защита инвалидов в Российской Федерации. Правовое регулирование. М., 2004.
  5. Буянова М.О. Право социального обеспечения / Кобзаева С.И., Кондратьева З.А. М., 2005.
  6. Зубкова Т.С. Организация и содержание работы по социальной защите женщин, детей и семьи. – М.: Академия, 2004.
  7. Комплексная реабилитация инвалидов / Под ред. Т.В. Зозуля. –М.: Академия, 2005.
  8. Социальная работа: теория и практика /Отв. ред. Е.И. Холостова, А.С. Сорвина.-М.: ИНФРА-М, 2003.
  9. Ярская-Смирнова Е.Р., Наберушкина Э.К. Социальная работа с инвалидами. СПб.: Питер, 2004.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->