ПСИХИЧЕСКАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Как подчеркивает А. Н. Леонтьев, основной, конституирующей характеристикой деятельности является ее предметность. Выражение «беспредметная деятельность», по его мнению, лишено всякого смысла. Но что тогда сказать о деятельности великих философов, мыслителе Деятельность может казаться беспредметной, но научное исследование деятельности необходимо требует открытия ее предмета. При этом предмет выступает двояко: первично — в своем независимом существовании как подчиняющий себе и преобразующий деятельность субъекта, вторично — как образ предмета, как продукт психического отражения его, свойств, которое осуществляется в результате деятельности субъекта и иначе осуществиться не может.

Результатом человеческой деятельности является определенный продукт. Большую часть того, что делает человек, он делает не для себя, а для окружающих его людей, для общества в целом. В свою очередь, множество других людей, членов данного общества, тем или иным образом удовлетворяют потребности каждой личности. Но даже тогда, когда человек что-то делает для себя лично, он использует в своем труде опыт других людей, применяя полученные от них знания. Поэтому можно сказать, что деятельность имеет общественный характер.

Действительно, любая индивидуальная деятельность неразрывно связана с деятельностью общества, любой индивид — с другими людьми. Индивидуальную деятельность можно рассматривать как момент, составную часть деятельности общества. Вне общественных связей и отношений индивидуальная деятельность просто не может существовать. Даже Робинзон Крузо, оказавшись на необитаемом острове, организовал свою жизнь в соответствии с теми нормами, правилами, принципами, которые сформировались у него в процессе жизни в обществе. И когда после многолетнего одиночества он встретил, наконец, человека, это заставило его немедленно воспроизвести привычное для предприимчивого англичанина распределение социальных ролей: «Прежде всего, я объявил ему, что его имя будет Пятницей, так как в этот день недели я спас ему жизнь. Затем я научил его произносить слово «господин» и дал понять, что это мое имя…» Иными словами, общество, окружающие возлагают на каждого человека определенные задачи деятельности и следят за их исполнением. Таким образом, осуществляется контроль за взаимодействием людей в соответствии с их функциями, «исполняемыми» в конкретной группе.

Понятие деятельности, по А. Н. Леонтьеву, трактуется следующим образом. В его основе лежит понятие действия, то есть процесса, предмет и мотив которого не совпадают между собой. Оба они — мотив и предмет — должны быть отображены в психике субъекта: иначе действие лишается для него своего смысла. Далее вводится понятие операции. Психологическое слияние в единое действие отдельных частных действий представляет собой превращение последних в операции. При этом то содержание, которое прежде занимало место сознаваемых целей этих частных действий, занимает в строении сложного действия структурное место условий его выполнения.

Другой вид операций рождается из простого приспособления действия к условиям его выполнения. Наконец, вводится понятие деятельности как действия, получившего самостоятельный мотив. В этом, и только в этом случае мы имеем дело с сознаваемым мотивом. Осознание мотива не изначально, а требует некоторого специального акта – акта отражения отношения мотива данной конкретной деятельности к мотиву деятельности более широкой. Важнейшая особенность концепции Леонтьева состоит в том, что в ней структура деятельности и структура сознания суть понятия взаимопереходящие, они связаны друг с другом в рамках одной целостной системы. То, что обычно анализ структуры деятельности предшествует анализу структуры сознания, связано с генетическим подходом. Но генетически сознание и не может пониматься иначе, чем как продукт деятельности. Функционально же их связи взаимны — деятельность и «управляема сознанием», и в то же время в известном смысле сама им управляет. Необходимо поэтому особо остановиться на проблеме связи структуры деятельности со структурой сознания.

Уже в своих первых работах А. Н. Леонтьев подчеркивает, что появление у деятельности дифференцированной внутренней структуры есть следствие возникновения коллективной трудовой деятельности. Оно возможно тогда, и только тогда, когда человек субъективно отражает реальную или возможную связь своих действий с достижением общего конечного результата. Это и дает возможность человеку выполнять отдельные действия, казалось бы, не эффективные, если брать их в изоляции, вне коллективной деятельности. «Таким образом, вместе с рождением действий, – пишет А. Н. Леонтьев, — этой главной «единицы» деятельности человека, возникает и основная, общественная по своей природе «единица» человеческой психики – разумный смысл для человека того, на что направлена его активность» Вместе с тем появляется и возможность обозначения, презентации самого предметного мира, реализуемая при помощи языка, в результате чего возникает сознание в собственном смысле, как отражение действительности посредством языковых значений. Генезис, развитие и функционирование сознания производны от того или иного уровня развития форм и функций деятельности: «Вместе с изменением строения деятельности человека меняется я внутреннее строение его сознания». Каким образом? Психическое отражение всегда «пристрастно». Но в нем есть то, что соотнесено с объективными связями, отношениями, взаимодействиями, что входит в общественное сознание и закреплено в языке, и то, что зависит от отношения именно данного субъекта к отраженному предмету.

Отсюда различение значения и личностного смысла, столь часто анализировавшееся разными авторами. Развитие производства требует систему соподчиненных действий. В плане сознания это означает переход от сознательной цели к осознаваемому условию действия, появлению уровней осознания. Но разделение труда и производственная специализация приводят к «сдвигу мотива на цель» и превращению действия в деятельность. Создаются новые мотивы и потребности, и происходит дальнейшая качественная дифференциация осознания. Другим шагом является переход к собственно внутренним психическим процессам, возникновение теоретической фазы практической деятельности. Появляются внутренние действия, а впоследствии формирующиеся по общему закону сдвига мотивов внутренняя деятельность и внутренние операции. Но идеальная по своей форме деятельность принципиально не отделена от внешней, практической. Обе они «равно суть осмысленные и смыслообразующие процессы. В их общности и выражается целостность жизни человека». Действие внутренне связано с личностным смыслом. Что же касается сознательных операций, то они соотнесены со значениями, кристаллизующими для сознания индивида усваиваемый им общественный опыт.

Так же как и деятельность, сознание не есть простая сумма элементов, оно имеет свое собственное строение, свою внутреннюю целостность, свою логику. И если жизнь человека есть система сменяющих друг друга и сосуществующих или конфликтующих деятельностей, то сознание есть то, что их объединяет, что обеспечивает их воспроизведение, варьирование, развитие, их иерархию.

В книге «Деятельность. Сознание. Личность» эти идеи получили новое развитие. Прежде всего, подчеркивается неделимый, молярный характер деятельности, поскольку это «система, имеющая свое строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие», «включенная в систему отношений общества». В обществе человек попадает не просто под внешние условия, к которым он подстраивает свою деятельность, сами общественные условия несут в себе мотивы и цели его деятельности, таким образом, общество создает деятельность образующих его индивидов. Первично деятельностью управляет сам предмет (предметный мир), а вторично его образ, как субъективный продукт деятельности, который несет в себе предметное содержание. Сознательный образ понимается при этом как идеальная мера, овеществляемая в деятельности; оно, человеческое сознание, существенно участвует в движении деятельности. Наряду с «сознанием-образом» вводится понятие «сознания-деятельности», а в целом сознание определяется как внутреннее движение его образующих, включенное в общее движение деятельности. Акцентируется внимание на том, что действия — не особые «отдельности» в составе деятельности; человеческая деятельность не существует иначе, как в форме действия или цепи действий. Один и тот же процесс выступает как деятельность в своем отношении к мотиву, как действие или цепь действий в своем подчинении цели.

Таким образом, действие не компонент и не единица деятельности: это именно ее «образующая», ее момент. Далее анализируется соотношение мотивов и целей.

Вводится понятие «мотива-цели», т. е. осознанного мотива, выступающего в роли «общей цели» (цели деятельности, а не действия), и «зоны целей», выделение которой только и зависит от мотива; выбор же конкретной цели, процесс целеобразования связывается с «апробированием целей действием».

Вместе с тем вводится понятие о двух аспектах действия. «Помимо своего интенционального аспекта (что должно быть достигнуто) действие имеет и свой операционный аспект (как, каким способом это может быть достигнуто».

Отсюда несколько иное определение операции – это качество действия, образующая действия. Ставится вопрос о расчленении деятельности на более дробные, чем операция, единицы. Наконец, вводится понятие личности как внутреннем моменте деятельности. Именно и только в результате иерархизации отдельных деятельностей индивида, осуществляющих его общественные по своей природе отношения к миру, он обретает особое качество — становится личностью. Новый шаг анализа состоит в том, что если при рассмотрении деятельности в качестве центрального выступало понятие действия, то в анализе личности главным становится понятие иерархических связей деятельностей, иерархии их мотивов. Связи эти, однако, никоим образом не задаются личностью как неким внедеятельностным или наддеятельностным образованием; развитие, расширение круга деятельностей само приводит к связыванию их в «узлы», а отсюда и к образованию нового уровня сознания — сознания личности. Но к числу не до конца разработанных проблем, относится, в частности, проблема мотива – само это понятие осталось у Леонтьева внутренне несогласованным, хотя оно не было противоречивым.

Поскольку индивидуальная деятельность есть лишь составная часть в деятельности общества, то и анализ ее должен начинаться с изучения функции этой индивидуальной деятельности в системе общественной жизни. Поэтому основное здесь — это изучение индивидуальной деятельности в системе общественных отношений, складывающихся в данном обществе, на данной ступени исторического развития.

Было бы неверно представлять себе систему общественных отношений как нечто внешнее для индивида и его деятельности или как некоторую внешнюю для конкретных индивидов силу, которой они вынуждены подчиняться. Общественные отношения существуют не вне деятельности конкретных людей. Напротив, деятельность (в том числе индивидуальная) является одной из основных форм реализации общественных отношений. Виды деятельности, существующие в данном обществе, определяются уровнем развития его производительных сил и системой сложившихся общественных отношений. В деятельности индивид выступает как общественное существо.

С точки зрения А.Н. Леонтьева, деятельность — это реальная связь субъекта с объектом, в которую необходимым образом включена психика. Выполняя ту или иную деятельность, индивид должен воспринимать, запоминать, думать, быть внимательным; в ее процессе у него возникают те или иные эмоции, проявляются волевые качества, формируются установки, отношения и т. д.

Деятельность, при выполнении которой человек не воспринимает, не мыслит, но переживает, — такая деятельность просто не может существовать. Если у индивида нет побуждающих к деятельности мотивов, если он не имеет цели, если он не воспринимает тех предметов или моделей, с которыми или при помощи которых он действует, если он не помнит, что и как надо делать, то деятельность не состоится. Короче говоря, в деятельности формируется, развивается, проявляется так или иначе вся система процессов, состояний, свойств и новообразований индивида, которые принято обозначать как психические.

Когда речь идет о мотивах деятельности человека, то имеются в виду некоторые субъективно переживаемые побуждения к деятельности. Для субъекта его мотив выступает как непосредственная побудительная сила, непосредственная причина его поведения. В общем виде мотив есть отражение потребности, действующей как объективная закономерность, выступающей как объективная необходимость. Потребности людей диктуют их поведение. Мотивационная сфера человека постоянно изменяется, что вызвано как достижением одних целей и переключением на другие, так и изменением самого субъекта деятельности. Однако, будучи внутренним побуждением к деятельности, мотив не определяет ее конкретных характеристик. Один и тот же мотив может реализоваться в разных деятельностях. Жесткой однозначной связи между потребностью и способом ее удовлетворения нет. То, какой именно будет деятельность, исходящая из какого-либо конкретного мотива, определяется целью. Важно подчеркнуть, что на почве одного и того же мотива могут формировать разные цели. Если мотив побуждает к деятельности, то цель «конструирует» конкретную деятельность, определяя ее характеристики и динамику. Мотив относится к потребности, побуждающей к деятельности, цель — к предмету, на который деятельность направлена и который должен быть в ходе ее выполнения преобразован в продукт.

Цель деятельности — это идеальное представление ее будущего результата, которое, как закон, определяет характер и способы действий человека. Цель является, таким образом, феноменом опережающего отражения. При этом важно иметь в виду, что цель не привносится в индивидуальную деятельность извне, а формируется самим индивидом. В этот процесс неизбежно включается опыт, накопленный человечеством, который данный индивид усваивает в процессе обучения и воспитания. Сформировавшаяся цель реализуется в индивидуальной деятельности. При этом сложность деятельности будет зависть от того, насколько цель отдалена от предмета, а также от тех средств (или уровня владения ими), которыми человек располагает.

Задача психологического анализа деятельности заключается в изучении того, как ее предмет, условия и средства отражаются в голове человека и каким образом это отражение осуществляет регулирующую функцию по отношению к тем движениям органов человеческого тела, посредством которых данная деятельность выполняется. Изучая деятельность, психология должна раскрывать формы, уровни и динамику субъективного отражения действительности и механизм психической регуляции этой деятельности. Ее задачей является также изучение влияния деятельности на развитие психических процессов, состояний и свойств человека, психического склада личности в целом.

Науке пока до конца неизвестно, как происходит интериоризация, во время которой происходят не количественные, а качественные изменения психической жизни. Человек, овладевший правилами счета, может считать любые величины. Очевидным является лишь то, что важным орудием этого перехода является слово, а средством перехода — речевое действие, так как посредством речи человек усваивает опыт человечества. Таким образом, в деятельности человека неразрывно связаны ее внешняя (физическая) и внутренняя (психическая) стороны. Внешняя сторона — движения, с помощью которых человек воздействует на внешний мир, — определяется и регулируется внутренней (психической) деятельностью.

Предметную внешнюю деятельность можно рассматривать как эк-стернориацию внутренней, психической деятельности, потому что человек в деятельности всегда реализует ее идеально представленный план. Внешняя деятельность контролируется внутренним планом действия. Человек сравнивает производимое действие с запланированным, существующим в виде образов и мыслей.

Если попытаться схематизировать процесс деятельности, то развертывание структур во внутреннем плане идет в следующей последовательности: потребность, мотив, цель, задача, в то время как во внешнем плане наблюдается такая картина: деятельность, действие, операция, движение. Но при этом надо помнить, что нет деятельности чисто внешней, как и нет деятельности чисто внутренней. Любая реальная актуальная деятельность имеет и внешнее, и внутреннее (внешний и внутренний план или стороны), и они связаны между собой неразрывно. Любое внешнее действие опосредуется процессами, протекающими внутри субъекта, а внутренний процесс, так или иначе, проявляется вовне. Вместе с тем под влиянием внешнего изменяется и внутреннее. И задача психологии заключается в том, чтобы, изучая «внешнюю сторону» деятельности, раскрыть «внутреннюю сторону», а точнее, понять реальную роль психики в деятельности.

Психологический анализ деятельности предполагает рассматривать ее, как сложное, многомерное и многоуровневое, динамически развивающееся явление. В различных подходах и базирующихся на них концепциях, как правило, берутся отдельные аспекты (стороны) деятельности, абстрагированные от других. В одних концепциях на первый план выступают операционные аспекты, т. е. деятельность описывается как последовательность сменяющих друг друга операций (или действий). В других — во главу угла ставится изучение мотивационного аспекта деятельности, т. е. она рассматривается в плане анализа динамики направляющих ее мотивов. В-третьих — главным является анализ регулирующих механизмов деятельности.

Имеются также концепции, описывающие деятельность в плане анализа реализующих ее физиологических процессов. Каждый из перечисленных подходов имеет, несомненно, право на существование; каждый дает ценные научные результаты. Более того, перечисленные подходы не противоречат и не исключают друг друга. Однако всегда нужно иметь в виду, что ни один из них не может считаться всеохватывающим, универсальным.






 


 

 

Рисунок – Структура деятельности

 

 

Специфически человеческое действие сформировалось в труде как акт трудовой деятельности. Совокупность действий, выполняющих определенную общественную функцию, составляет определенный вид трудовой деятельности. Так как трудовая деятельность — это всегда деятельность, направленная на производство определенного продукта, действие человека всегда направлено на определенный результат. Сознательный целенаправленный характер человеческого действия является специфической его чертой. Однако, как ни существенна цель, ее одной для определения действия недостаточно. Цель, на которую направлена деятельность, является, как правило, более или менее отдаленной. Поэтому достижение ее складывается из последовательного решения человеком ряда частных задач, встающих перед ним по мере движения к этой цели .

Таким образом, каждый относительно законченный элемент деятельности, направленный на выполнение одной простой текущей задачи, называют действием. Трудовые действия представляют собой так называете предметные действия, т. е. действия, направленные на изменение действия или свойств предметов внешнего мира. Любое предметное действие складывается из определенных движений. Анализ последних показывает, что, несмотря на внешнее многообразие, все они складываются, как правило, из трех простых элементов — взять, переместить, отпустить — в сочетании со вспомогательными движениями корпуса, ног и головы. С точки зрения качества характеризуются силой, точностью, меткостью, скоростью, ровностью и координированностью.

Кроме предметных, в деятельности человека участвуют движения, обеспечивающие перемещение, коммуникацию, установку тела и сохранение позы. К средствам коммуникации относятся выразительные движения (мимика, пантомимика), смысловые жесты и, наконец, речевые движени.

Деятельность можно определить как форму активного отношения субъекта к действительности, направленную на достижение сознательно поставленных целей и связанную с созданием общественно значимых ценностей или освоением социального опыта (В.Д.Шадриков). Деятельность — не просто одна из форм отношения, это очень специфическая форма отношения, имеющая только ей свойственные особенности.

Основную характеристику деятельности представляет ее предметность. Предмет деятельности выступает двояко: первично — в своем независимом существовании, как подчиняющий себе и преобразующий деятельность субъекта, вторично – как образ предмета, продукт психического отражения его свойств, которое осуществляется в результате деятельности субъекта и иначе осуществиться не может.

Второй специфической особенностью деятельности является то, что она регулируется не потребностями человека как таковыми, а осознаваемой целью как идеальным образом будущего результата (стремлением изготовить какой-либо продукт, получить знания и т.д.). Цель выступает так называемым системообразующим фактором деятельности, т.е. главным критерием определения ее содержания, структуры и динамики.

Третье специфическое свойство деятельности состоит в ее социальной обусловленности. Человек находит в обществе не просто внешние условия, к которым он должен приспосабливать свою деятельность, — общественные условия сами несут в себе мотивы и цели его деятельности, ее средства и способы. По сути, общество производит деятельность образующих его индивидов. Однако это не значит, что деятельность лишь персонифицирует отношения общества и его культуру. Данные понятия связываются между собой сложными трансформациями и переходами, и прямое сведение одного к другому невозможно.

И, наконец, четвертая особенность деятельности заключается в ее системности. Деятельность предстает не простой суммой своих компонентов, а их организованной целостностью. Важно отметить, что у деятельности как целостности имеются такие свойства, которых нет ни у ее отдельных компонентов, ни у их простой суммы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКОЙ РЕГУЛЯЦИИ ПОВЕДЕНИЯ

 

Поведение — это наиболее широкое понятие, характеризующее взаимодействия живых существ с окружающей средой, опосредованное их внешней (двигательной) и внутренней (психической) активностью. Фундаментальной составляющей поведения являются реактивность и активность. Если реактивность дает возможность в основном приспосабливаться к среде, то активность — приспосабливать среду к себе. Чем выше уровень организации живого организма, тем большее значение приобретает активность по сравнению с реактивностью. У человека высшим уровнем активности является активность личности, которая позволяет ему решать сложные задачи, связанные с преобразованием не только предметного материального мира, но и мира идеального, духовного, внутреннего.

Элементарные акты поведения отмечают уже у одноклеточных организмов. И хотя их действия складываются в основном из автоматического перемещения в сторону раздражителя или от него, но и здесь наблюдаются элементарные акты обратной связи, что дает возможность осуществлять выбор, например, между пищевым и непищевым раздражителем. Для растений характерны тропизмы — направленные движения, вызванные воздействием различных факторов среды (света, притяжения, химических веществ и т.п.). Еще более сложные формы поведения можно наблюдать у животных. Во-первых, оно более активно, хотя в целом носит реактивный приспособительный характер; во-вторых, здесь появляется способность к ориентировке причем по отношению к биологически нейтральным воздействиям; в-третьих, наряду с врожденной инстинктивной формой поведения все большую роль начинает играть приобретаемая индивидуально-изменчивая форма поведения. Постепенно это приводит к тому, что у высших животных появляется способность экстраполировать прежний опыт на новые жизненные ситуации. Поведение же человека приобретает c ознательный, целенаправленный характер, что дает ему возможность планировать будущее, широко использовать язык для фиксации этих планов и передачи их будущим поколениям через обучение. Только у человека поведение приобретает форму деятельности, где реализуется наиболее полно его активность, регулируемая сознательно поставленной целью.

Поведение — это система сложных актов, регулируемых на различных уровнях. В.А. Лисичкин, Л.А. Шелепин, Б.В. Боев выделяют биохимический, биофизический, информационный, психологический уровни регуляции.

В биохимической регуляции принимает участие определенный набор особых веществ, называемых гормонами. Например, у млекопитающих известно более 40 гормонов. Под их контролем протекают все этапы развития организма, все основные процессы жизнедеятельности, многие виды клеточного обмена. На внешнем уровне изаимодействие организмов регулируется набором управляющих, веществ, называемых телергонами. В отличие от гормонов они выводятся в окружающую среду, где действуют на особи того же или другого вида. Они могут обеспечивать узнавание особей разного пола, служить сигналом тревоги, обозначать территорию и другое. У человека роль гормонов в регуляции процессов в организме остается достаточно значительной, а вот роль телергонов существенно снижается. Хотя они и продолжают выполнять определенные функции. Хорошо известно, что интенсивная умственная работа сопровождается повышенным потоотделением. Эмоции страха, тревоги также связаны с определенными химическими изменениями в организме. Поэтому, например, собака по запаху может определить, что ее боятся. Каждый человек имеет свой специфический запах, который может привлекать или отталкивать других людей. Этим широко пользуются парфюмеры, конструирующие запахи, которые, влияя на подсознание, способствуют установлению разных по модальности контактов, влияют на характер и продуктивность общения.

В биофизической регуляции принимают участие различные физические поля как внешние, так и вырабатываемые самим организмом. К ним относят электрические, магнитные, электромагнитные, акустические поля. В последние годы широко обсуждается проблема существования биологического поля. Такого рода поля используются организмами в процессе жизнедеятельности, например: магнитные поля играют значительную роль при ориентации птиц при перелетах, акустические — в локации у летучих мышей, китов и т.п. Известно, что функционирование живой клетки немыслимо без электрической регуляции. Кроме того, для каждого органа имеются свои специфические электрические колебания. Так, для мозга, находящегося в состоянии активности, характерно наличие α-волн, носящих ритмический характер с частотой 9 — 10 Гц и потенциалом 45 мкВ. Характер волн меняется в состоянии сна и бодрствования, в состоянии предъявления различных раздражителей. Эти факты широко используются в медицине. Например, с помощью электроэнцефалограмм можно диагностировать эпилептические, опухолевые, сосудистые, воспалительные заболевания, определять месторасположение, где протекает патологический процесс.

Наряду с биохимической и биофизической регуляцией поведения можно говорить об особом уровне регуляции, называемом информационным. Мозг живых существ — открытая система, обменивающаяся с окружающей средой информацией; он также использует химический, биофизический, оптический, акустический и многие другие каналы связи. Однако главная его способность — обнаруживать, перерабатывать информацию, транслировать ее другим существам или неодушевленным предметам. Передаваемая информация облегчает поиск пищи и благоприятных условий обитания, защиту от врагов и вредных воздействий, взаимодействие родителей и потомства, формирование групп и т.п. Обработка информации, оценка сигналов у высших животных связана с наличием у них первой сигнальной системы, базирующейся на безусловных и условных рефлексах. У человека информационный обмен поднимается на качественно новую ступень, где ведущую роль начинает играть вторая сигнальная система. Это система сигналов на значение слова, и в основе ее лежит язык. Язык дает возможность обобщать информацию, и появление его связано с возникновением и развитием сознания, мышления. С формированием языка появляется совокупность актов поведения, совершаемых не с образами реальных предметов, а со знаками, символами, организованными определенным образом. Благодаря этому становятся возможными речь и общение как специфическая деятельность.

Психический уровень регуляции является ведущим в поведении человека, именно он позволяет осуществлять наиболее адекватный информационный обмен, дает возможность приспосабливаться к жизненной среде, создавать саму эту среду. Психическая регуляция возникает на достаточно позднем этапе эволюционного развития и главным образом определяет поведение организмов, обладающих нервной системой. Основным признаком появления психики является способность живых организмов реагировать на абиотические факторы, т.е. такие факторы, которые не удовлетворяют потребности непосредственно, а сигнализируют, что дальше последует нечто важное. Например, лягушка реагирует не на саму муху, а на движение, паук — на вибрацию паутины. Согласно А.Н. Леонтьеву, психика в своей эволюции проходит ряд стадий:

– стадию элементарной сенсорной психики, когда организм реагирует на отдельные раздражители; сюда относятся, например, насекомые; основной формой приспособительного поведения здесь является инстинкт;

– стадию перцептивной психики (перцепция — это восприятие): здесь животное реагирует на всю совокупность условий (сюда относятся, например, млекопитающие); основной формой приспособительного поведения является навык, возникающий на базе условных рефлексов;

– стадию интеллекта (например, человекообразные обезьяны, дельфины, слоны и некоторые другие), связанную с возникновением и функционированием интеллекта со способностью к обобщению, решению так называемых двухфазных задач (фаза приготовления и фаза достижения, удовлетворения потребности);

– стадию сознания, которое присуще только человеку; данная стадия связана с развитием мышления, языка, речи, способностью к прогнозированию, саморегулированию; поведение здесь приобретает форму деятельности.

Основу сознания составляют не только и не столько безусловные и условные рефлексы, сколько сложные процессы саморегуляции по принципу рефлекторного кольца, связанные со способностью выбирать и конструировать альтернативные программы поведения, произвольно влиять на свои рефлексы, даже на безусловные (при специальной тренировке, например, в системе «йога»). Поэтому поведение человека носит очень сложный, вероятностный характер, что и обеспечивает ему необходимую ориентировку в окружающей среде, активное преобразование и создание этой среды.

Наиболее полно поведение человека может быть описано через характеристику соотношения реактивности и активности, которые выступают в роли системообразующего фактора самого поведения. Поскольку человек — это многоуровневая иерархически организованная структура (биологический индивид, социальный индивид, личность), то и поведение его определяется активностью и реактивностью, проявляющимися на разных уровнях.

Активность и реактивность прежде всего выступают как психо-динамические характеристики поведения человека, т.е. характеристики, определяющие динамику психической деятельности со стороны скорости, интенсивности, направленности и т.п. Реактивность здесь выполняет в основном приспособительную, адаптивную функцию; активность направлена на приспособление ситуации, подчинение ее индивиду. При всем при этом следует отметить, что здесь активность и реактивность чаще всего не зависят от содержания деятельности, ее мотивов и ценностей.

Активность и реактивность выступают, характеризуя уровень социального индивида, как содержательные характеристики поведения человека и определяются уже в полной мере мотивами, ценностями, смыслами. Тем не менее и здесь реактивность дает возможность адаптироваться к ситуации, а активность — ее преобразовывать.

Активность и реактивность могут выступать и показателями ценности вкладов человека в решение общественных задач (уровень личности). Активность в этом случае характеризуется оптимальным сочетанием инициативы и исполнительности и по мере включения личностного фактора в процесс конкретного поведения может проявляться на нормативном, нормативно-личностном, личностно-продуктивном и продуктивно-творческом уровнях. Другими словами, поведение человека как личности определяется многими факторами и опосредовано его пониманием конкретной задачи, мировоззрением в целом, оценкой всех последствий действия, отношением к этому окружающих.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, поведение человека есть продукт эволюции и общественного развития, особая форма взаимодействия с окружающим миром, где в отличие от животных все большее значение приобретают высшие психические формы регуляции, которые носят активный, сознательный, целенаправленный характер и связаны с мышлением, речью, нравственно-этическими нормами и правилами. Все это дает человеку возможность быть существом духовным и бездуховным, этичным и неэтичным, миролюбивым и агрессивным, созидать и разрушать свою жизненную среду, адаптироваться и адаптировать.

Деятельность человека, являясь сложным явлением, по мнению А.Н. Леонтьева, представляет процесс, предмет и мотив которого не совпадают между собой, при этом должны быть отражены в психике субъекта.

Деятельность – это динамическая система взаимодействия человека с миром, в процессе которых происходит возникновение и воплощение в объекте психического образа, который выступает как осознанная цель деятельности. Именно наличие сознаваемой цели позволяет определить активность как деятельность. Все остальные стороны деятельности: мотив, планирование деятельности, переработка текущей информации, принятие решения – могут осознаваться, а могут и не осознаваться. Они могут также осознаться не полностью или неверно. Каков бы ни был уровень осознания деятельности, сознавание цели всегда остается необходимым ее признаком.

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности.–М.: наука, 1980.
  2. Ассев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. -М.: Мысль, 1976.
  3. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. М., 1996.
  4. Гиппенрейтер Ю.Б. Деятельность и внимание // А.Н. Леонтьев и современная психология: Сб. ста. / Под ред. А.В. Запорожца, В.П. Зинченко и др. – М.: Изд-во МГУ, 1983.
  5. Горбатенко А.С. Общая и прикладная психология: Курс лекций.–Ростов н/Д.: Феникс, 2002.
  6. Ковалев А.Г. Психология личности.–М.: Просвещение, 1965.
  7. Ковалев В.И. Мотивы поведения и деятельности. М., 1988.
  8. Кудрявцев Т.В. Психология профессионального обучения и воспитания.–М.: МЭИ, 1986.
  9. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность.–М.: Политиздат, 1975.
  10. Леонтьев А.Н. Проблемы деятельности в психологии // Вопросы психологии, 1972. № 9. С. 98 – 99.
  11. Психология / Под общ. ред. В.Н. Дружинина.–СПб.: Питер, 2009.
  12. Рогов Е.И. Личность в педагогической деятельности. – Ростов-на-Дону: РГПУ, 2004.
  13. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. В 2-х т. СПб., 2009. Т. 1.
  14. Столяренко Л.Д. Основы психологии.– Ростов-на-Дону: Феникс, 2010.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->