Понятие одиночества как социально-психологическое явление

Вряд ли найдется человек, который хотя бы иногда не испытывал состояния одиночества. В течение жизни мы теряем друзей, любимых, близких людей. Чтобы избавиться от одиночества, есть два пути: либо научиться принимать это чувство и справляться с ним, переключаясь на иные значимые дела, например найти интересное занятие, увлечение, хобби, с головой уйти в работу, либо учиться по-новому строить взаимоотношения с людьми, чтобы не чувствовать своего одиночества, найти новых друзей и спутника жизни.

Жизнь каждого человека — одна-единственная и проходит она удивительно быстро. Не решаемая проблема одиночества для многих людей — это не столько проблема, сколько их реальная, единственная жизнь, которую они хотят прожить хорошо, благополучно, успешно, разнообразно и полноценно. Это их право и право это надо уважать.

Все мы разные и каждый из нас выбирает свой жизненный путь. Для одного — одиночество — это тягостное существование, наполненное депрессией и ощущением собственной неполноценности, для другого — спокойная, размеренная жизнь для себя, возможность сделать успешную карьеру или заняться творчеством. Одиночество бывает разным, с ним связаны не только негативные эмоции, но и радость и удовольствие. Многие люди ищут его, уставая от общения и сознательно сокращая количество своих контактов с окружающими.

Многие периоды жизни человека обязательно связаны с одиночеством, и переживания в период одиночества зависят не столько от изоляции, сколько от отношения человека к самому себе.

В одиночестве мы имеем возможность выбирать, чем заняться и, во многих случаях, эти занятия довольно полезны и разнообразны.

Одиночество позволяет нам осмыслить свой жизненный опыт и часто стимулирует, «подхлестывает» нас к активному поиску интересного и содержательного общения. Именно после периода одиночества мы начинаем больше ценить дружеские или любовные отношения, становимся менее требовательными и более терпимыми к своему партнеру. Можно сказать, что одиночество учит нас мудрости и любви.

Мы начинаем жить полноценно и счастливо не только тогда, когда боремся за какие-то изменения в своей жизни или отчаянно меняем самих себя, но и тогда, когда мы умеем любить себя такими, какие мы есть без всяких изменения, и принимать свою жизнь такой, какая она реально получается или складывается. Важно выбирать то, что нравится, — одиночество или семью, с достоинством принимать то, что получается, иметь уверенность в своем выборе, не отчаиваться, не испытывать комплекс неполноценности и стремиться к гармонии в своей жизни.

Прежде чем начать анализ одиночества, нужно объяснить некоторые очевидные, но зачастую не принимаемые исследователями во внимание различия, существующие между одиночеством и другими эмоциональными формами и состояниями людей. Начнем с того, что одиночество не может быть приравнено к физическому состоянию изолированности человека. Некоторые исследования одиночества оказались неудовлетворительными потому, что в них все познание предмета сводилось к познанию отдельных его феноменов, например изоляции человека.

Последняя есть поддающееся наблюдению состояние, регулируемое и в какой-то степени контролируемое. Значение изоляции, однако, большей частью зависит от того, каким значением человек наделяет это состояние. Часто мы предполагаем, что изоляция должна быть мучительной. Именно поэтому она используется как форма наказания для детей и преступников. Но иногда, к тревоге родителей и общества, изолированные индивиды получали удовольствие от уединения; вместо чувства обделенности они обретали благодатную возможность для плодотворных открытий и даже саморазвития. Художники требовали изоляции для того, чтобы творить. Большинству из нас хочется время от времени «побыть одному».

Даже самые общительные ученые-обществоведы иногда ищут изоляции «подальше от сумасшедшей толпы».

В противоположность состоянию изоляции, которое является объективным, внешне обусловленным, одиночество — субъективное внутреннее переживание. Изоляция может содействовать одиночеству, но простое сведение второго к первой игнорирует специфические качества и сложность одиночества. Для нашего исследования уместно отметить, что такое сведение упускает важнейшее обстоятельство — контекст переживаний одиночества. Многие люди испытывали мучительное одиночество не в изоляции, а в каком-либо сообществе, в лоне семьи и даже среди друзей. Одиночество поразило миссис Браун не в безлюдном районе, а в гуще людного квартала одного из самых больших городов мира.

В работах Мустакаса и других ученых в понятие одиночества включены самые разнообразные факторы, например, страх, депрессия, раздражение, отчуждение, комплекс вины.

Эти элементы в некоторых случаях могут быть связаны с одиночеством, но они второстепенны и от них нужно абстрагироваться в процессе определения понятий. Ниже будет представлена попытка определить существенные стороны одиночества и затем обрисовать, некоторые основные структурные элементы, входящие в комплекс этого переживания.

Таким образом, одиночество принадлежит к числу тех понятий, реальный жизненный смысл которых, казалось бы, отчетливо представляется даже обыденному сознанию, однако подобная ясность обманчива, ибо она скрывает сложное, противоречивое философское содержание, как бы ускользающее от рационального анализа.

Одиночество — это один из психогенных факторов, влияющих на эмоциональное состояние человека, находящегося в измененных (непривычных) условиях изоляции от других людей. В ряде случаев возникает психологический шок, характеризующийся тревожностью, депрессией и сопровождающийся вегетативными реакциями. В условиях одиночества актуализируется потребность в общении. В ответ на невозможность удовлетворения этой потребности люди персонифицируют предметы (куклы и др.), различных животных (от пауков до лошадей), создают силой воображения партнеров (в ряде случаев в форме эйдетических образов), спроецированных во сне, с которыми начинают разговаривать вслух. По мере увеличения времени нахождения в жестких условиях одиночества на этапе глубоких психических изменений появляются сверхценные идеи, идеи отношения, деперсонализационные переживания (раздвоение личности) и реактивные галлюцинации.

Слово «одиночество» происходит от слова «один». Но быть одиноким не обязательно означает быть одному. Можно чувствовать себя одиноко, находясь в компании. И можно быть в одиночестве, находясь в уединении в отдельном башенном кабинете в Британском университете за 5000 миль от дома, — и не чувствовать себя одиноко.

Здоровое развитие психики требует чередования периодов интенсивного получения ощущений и информации с периодами погруженности в уединения в целях их переработки, поскольку в глубинах нашего сознания происходит гораздо большая часть процесса мышления, чем на уровне линейного мышления, привязанного к внешнему миру

Характерным элементом одиночества является элемент неожиданности его проявления. Часто люди просто даже и не представляют, что одиночество станет существенной стороной их жизни. Будучи неподготовленными к этому переживанию, они сначала теряются и затем безмерно страдают от его болезненных ударов. Одиночество становится еще более мучительным, превращаясь в хроническое переживание. Большинство из нас испытывают одиночество эпизодически, принимая его как нечто естественное. Но затянувшееся одиночество раздражает человека и постепенно уничтожает его жизненные силы. Когда же чувство одиночества глубоко пронизывает человека и устойчиво сохраняется, оно истощает душевные силы и начинает вызывать серьезные опасения. Более того, оно может содействовать возникновению чувства безнадежности, подрывающего способность плодотворно ему противодействовать. Такое положение становится невыносимым и стимулирует изменение структуры поведения, которое в итоге может стать пагубным для человека и общества.

В современном обществе одиночество — всеобъемлющее явление. Кризисное одиночество — главная проблема при решении общих задач психологического благополучия личности и ее социального здоровья.

Существуют различные типы и степени одиночества. Некоторые формы могут стимулировать развитие одиночества и углублять его; в других же формах прежде всего ярко выражен разрушительный и истощающий эффект этого явления.

Прежде чем начать анализ одиночества, нужно объяснить некоторые различия, существующие между одиночеством и другими эмоциональными формами и состоянием людей. Прежде всего, одиночество не может быть приравнено к физическому состоянию изолированности человека. Значение изоляции большей частью зависит от того, каким значением человек наделяет это состояние. Часто мы предполагаем, что изоляция должна быть мучительной.

Именно поэтому она используется как форма наказания детей и преступников. Но иногда, к тревоге родителей и общества, изолированные индивиды получали удовлетворение от уединения; вместо чувства обделенности они обретали благодатную возможность для плодотворных открытий и даже саморазвития. Большинству из нас хочется время от времени «побыть одному».

В противоположность состоянию изоляции, которое является объективным, внешне обусловленным, одиночество — субъективное внутреннее переживание.

Изоляция может содействовать, но простое сведение второго к первой игнорирует специфические качества и сложность одиночества. Такое сведение упускает важнейшее обстоятельство — контекст переживаний одиночества.

Многие люди испытывают мучительное одиночество не в изоляции, а в каком- либо сообществе, в лоне семьи и даже среди друзей.

Чтобы обнаружить физическую изоляцию, достаточно иметь одни глаза, но чтобы узнать одиночество, необходимо испытать его. Одиночество воспринимается как остросубъективное, сугубо индивидуальное и часто уникальное переживание. Однако при всей уникальности любого данногопереживания одиночества есть определенные элементы, общие для всех его проявлений. Одна из самых ярких черт одиночества — это специфическое чувство полной погруженности в самого себя. Чувство одиночества не похоже на локальные ощущения, переживания, оно целостно, абсолютно всеохватно. В чувстве одиночества есть познавательный момент. Одиночество есть знак моей «самости»; оно сообщает о том, кто я такой в этой жизни. Выделение когнитивного и феноменологического элементов приводит к пониманию того, что одиночество — особая форма самовосприятия, острая форма самосознания.

В процессе обыденного, повседневного самосознания мы воспринимаем себя лишь в определенном отношении к окружающему миру. Мы переживаем свое состояние в контексте сложной и обширной сети взаимосвязей. Возникновение одиночества говорит о нарушениях в этой сети. Часто одиночество – это ощущение, которое проявляется в форме потребности быть включенным в какую-либо группу или желательность этого или потребность просто быть в контакте с кем-либо. Основополагающим моментом в таких случаях выступает осознание отсутствия чего-то, чувство потери и крушения. Это может быть осознание своей исключенности и непринятия тебя другими.

Значение этой специфической формы самосознания особенно важно для человека, когда она имеет отношение к сокровенным, глубинным чаяниям личности. Одиночество может быть причиной многих разочарований, но хуже всего, когда оно становится причиной крушения надежд. Одинокие люди чувствуют себя покинутыми, оторванными, забытыми, обделенными, потерянными, ненужными. Это весьма мучительные ощущения, потому что они возникают вопреки нашим ожиданиям. Одиночество предполагает разрыв «связей или их полное отсутствие, тогда как наши обычные надежды, ожидания ориентированы на согласованность, соединение связь.

Тяжелая форма одиночества может означать беспорядок и пустоту и вызывать индивидуальное чувство бесприютности, ощущение того, что человек везде «не на своем месте». С точки зрения личностного ощущения времени одиночество создает обрывочные, преходящие связи, выражая этим как оторванность от прошлого, так и глубокий провал в будущем. Ломая временные характеристики и делая будущее еще более неопределенным, чем обычно, одиночество порождает тревогу и страх.

Как указывала Ф. Фромм-Рейхман, одиночество может способствовать развитию тяжелого расстройства личности. Даже те люди, которые способны преодолевать одиночество без особых усилий, соглашаются, что это очень тревожное переживание. Одиночество усугубляет ощущение противоестественной и неожиданной пустоты, пронизывающей весь внутренний мир личности, общению, желая заполнить пустоту поисками связей, уз для воссоединения разорванной сети отношений, поисками участия, которое поможет превозмочь отсутствие вовлеченности в групповую деятельность.

Учитывая сказанное, можно определить одиночество следующим образом.

Одиночество — это переживание, вызывающее комплексное и острое чувство, которое выражает определенную форму самосознания, и показывающее раскол основной реальной сети отношений и связей внутреннего мира личности.

Определяя одиночество как специфическое переживание, представляющее собой особую форму самосознания, его одинаково легко и отождествить с другими родственными ему переживаниями, и отличить его, например, от печали или депрессии. Кроме того, предлагаемое определение дает основание для противопоставления элементов, которые присутствуют в феномене одиночества лишь частично; оно делает возможным различение переживания одиночества как такового и чувств, имеющих к нему частичное отношение. В современном обществе чувство страха, например, частично ассоциируется с одиночеством. В некоторых случаях страх может повергнуть человека в состояние одиночества; в других случаях одиночество провоцирует страх. Но нельзя согласиться с тем, что страх — необъемлемая часть одиночества .

К выводу «Я одинок» люди обычно приходят с помощью аффективных (эмоциональных), поведенческих (бихевиористских) и когнитивных доказательств. Аффективные признаки одиночества нередко бывают размытыми. Одиночество — это тяжелое эмоциональное переживание: глубоко одинокие люди очень несчастны. Однако одних лишь аффективных доказательств явно недостаточно для описания одиночества. Не существует какого-либо уникального набора эмоций, связанных с одиночеством.

Бихевиористские доказательства так же не исчерпывают такого диагноза. Люди используют, как правило, целый ряд поведенческих характеристик для идентификации одиночества, включая низкий уровень социальных контактов, прекращение установившихся связей, или же неудовлетворительные образцы социального взаимодействия.

Вряд ли люди будут считать себя одинокими, если у них нет когнитивных объяснений этого состояния. Когнитивные индикаторы одиночества, очевидно, выводятся из представления об определенном типе социальных отношений, недостающих в данный момент. Люди определяют состояние одиночества в зависимости от целого комплекса чувств, поступков и мыслей, а не по одной-единственной доминирующей характеристике. Значение одиночества может меняться в зависимости от социальной группы, возраста, исторического периода и культурной среды .

Одинокие люди более пессимистичны, чем не одинокие, они испытывают гипертрофированное чувство жалости к себе, ожидают от других людей только неприятностей, а от будущего — лишь худшего. Они также считают свою жизнь и жизнь других людей бессмысленной. Одинокие люди малоразговорчивы, ведут себя тихо, стараются быть незаметными, чаще всего выглядят печально. У них нередко отмечается усталый вид и наблюдается повышенная сонливость.

Одинокие люди склонны недолюбливать других, особенно общительных и счастливых. Это — их защитная реакция, которая в свою очередь, мешает им самим устанавливать добрые отношения с людьми. Предполагают, что именно одиночество вынуждает некоторых людей злоупотреблять алкоголем или наркотиками, даже если они сами себя не признают одинокими.

Одинокий человек характеризуется исключительной сосредоточенностью на самом себе, на своих личных проблемах и внутренних переживаниях. Ему свойственна повышенная тревожность и боязнь катастрофических последствий неблагоприятного стечения обстоятельств в будущем.

Общаясь с другими людьми, одинокие больше говорят о самих себе и чаще, чем другие, меняют тему разговора. Они также медленнее реагируют на высказывания партнера по общению.

 

 

2 Типологии и причины одиночества

 

В литературе по проблеме одиночества высказано много всевозможных предположений о типологии этого состояния.

Различия между типологиями проводят по трем основным измерениям, касающимся оценки индивидом его социального положения, типа испытываемого им дефицита социальных отношений и временной перспективы, связанной с одиночеством.

Философы часто приводят различие между позитивными и негативными аспектами уединенности и одиночества. Авторы более ранних работ подчеркивали позитивные аспекты уединения, когда уединенность обеспечивает возможность для рефлексии и общения с Богом и самим собой. В этом контексте одиночество рассматривалось как средство реализации силы характера, выбирающего одиночество на определенный ограниченный период времени. Негативные аспекты одиночества были изучены в более поздних работах; здесь акцентировался тип одиночества, сходный по значению с нашим понятием одиночества. Кёльбель различал 4 типа одиночества.

1 Позитивный внутренний тип («гордое одиночество»), переживаемый как необходимое средство раскрытия новых форм свободы или новых форм общения с другими людьми.

2 Негативный внутренний тип, переживаемый как отчуждение от своего «Я» и от других людей, чувство отчужденности, даже в окружении других людей.

3 Позитивный внешний тип, наличествующий в ситуациях физического уединения, когда ведутся поиски нового позитивного опыта.

4 Негативный внешний тип, наличествующий в том случае, когда внешние обстоятельства (смерть партнера, потеря контакта) ведут к весьма негативным ощущениям одиночества.

Многие типологии возникали как попытка определить природу дефицита социальных отношений или выделить характеристики социального положения одинокой личности, которая обуславливает ее одиночество. Важным фактором здесь оказывается семейное положение. Вдовство, развод или разрыв отношений — наиболее распространенные ситуации, ведущие к одиночеству (Лопата рассмотрела этот вопрос и определила 11 типов одиночества среди вдов).

Среди типологий дефицита социальных отношений наиболее известным является фундаментальное различение Вейсом эмоционального и социального одиночества.

Одиночество типа эмоциональной изоляции возникает в отсутствие тесной эмоциональной привязанности, и его можно преодолеть, лишь установив новую эмоциональную привязанность или возобновить ранее утраченную. Люди, переживающие эту форму одиночества, склонны испытывать чувство глубокого уединения, независимо от того, доступно ли им или недоступно общество других. Такой индивид, например, описывает непосредственно окружающий его мир как опустошенный, безлюдный и бессодержательный; чувство глубокого уединения может быть описано и в понятиях внутренней опустошенности; в этом случае индивид обычно говорит, что он испытывает пустоту, оцепенения, безразличия.

Одиночество типа социальной изоляции возникает в отсутствие привлекательных социальных взаимосвязей, и это отсутствие может быть компенсировано включением в такие связи. Доминирующими симптомами такой форы одиночества является скука, бесцельность жизни .

Следующую типологию одиночества можно выделить на основании продолжительности, или временной перспективы одиночества. Янг и его коллеги различают три типа одиночества:

1 Хроническое одиночество развивается тогда, когда в течение длительного периода времени индивид не может установить удовлетворяющие его связи.

2 Ситуационное одиночество зачастую наступает в результате значительных стрессовых событий в жизни, таких как смерть супруга или разрыв брачных отношений. Ситуативно одинокий человек после короткого периода дистресса обычно смиряется со своей потерей и преодолевает одиночество.

3 Преходящее одиночество — наиболее распространенная форма этого состояния, относящаяся к кратковременным приступам чувства одиночества.

Понятие одиночества связано с переживанием индивидом ситуаций, воспринимаемых как нежелательный и неприемлемый для него дефицит определенных отношений в их количественном и качественном измерении.

Важно различать эти субъективные чувства одиночества и объективную социальную изоляцию индивида. Объективная социальная изоляция связана с дефицитом продолжительных межличностных отношений. Одиночество соотносится с манерой восприятия, переживания и оценки индивидом его изолированности, а также с дефицитом общения индивида с другими людьми.

Дж. де Джонг-Гирвельд и Дж. Раадшелдерс на основе контент-анализа биографий одиноких мужчин и женщин, а также результатов дополнительных исследований выделили три измерения одиночества:

1) эмоциональные характеристики одиночества выявляют отсутствие позитивных эмоций, таких как, счастье, привязанность, и наличие негативных эмоций таких, как страх и неуверенность;

2) тип ущербности определяет природу недостающих отношений. Здесь решающим является сбор информации о значимых для индивида отношениях.

Этот показатель значительно варьирует в зависимости от категории исследуемых индивидов. Для данного измерения возможна и дальнейшая дифференциация на 3 подкатегории: чувство ущербности, вызванное отсутствием интимной привязанности, чувство опустошенности и чувство покинутости;

3) временная перспектива, можно также подразделить на 3 подкомпонента: степень, до которой одиночество переживается как неизменное. Степень, до которой одиночество переживается как временное и степень, до которой индивид примиряется с одиночеством, усматривая причину одиночества в других (своем окружении).

Джонг-Гирвельд и Раадшелдерс провели исследование, в результате которого они выявили 4 различные группы одиноких людей. (Данные были получены по выборке одиноких, состоящих в браке, разведенных, и вдовых взрослых мужчин и женщин).

Самую большую группу, тип IV, (59% выборки) составили неодинокие или в незначительной степени одинокие люди. У них довольно многочисленные интенсивные отношения. Эти люди социально активны и являются членами разнообразных организаций.

Тип I — это безнадежно одинокие, полностью неудовлетворенные своими отношениями люди (14%). Это люди, которые не имели партнера по интимной связи или супруга. Они также редко устанавливают близкие отношения с кем-либо (например, с соседями). Отличительная черта — сильное чувство неудовлетворенности своими взаимоотношениями со сверстниками. Эта группа людей более склонна обвинять окружающих в своем одиночестве. Они испытывают чувство обездоленности.

Тип II — периодически и временно одинокие люди (15%). Хотя эти люди и испытывают недостаток в близкой привязанности, они все же в достаточной мере связаны близкими отношениями со своими друзьями и знакомыми. Они чаще (1 и 2 типов) вступают в социальные контакты, отличаются большей социальной «активностью». Они считают одиночество приходящим и реже чувствуют себя покинутыми.

Тип III-пассивно и устойчиво одинокие люди. Хотя они и испытывают недостаток в партнере по интимной связи, и им не хватает каких-то других отношений, они все же не выражают такой неудовлетворенности по этому поводу, как респонденты 1 и 2 типа. Они просто смирились со своим положением и принимают свои социальные лишения как неизбежность.

Чувствуя себя глубоко одинокими, они не считают себя покинутыми, и не винят других в своем положении.

Личностные объяснения одиночества включают три взаимосвязанных, но различных элемента. Во-первых, одинокие люди обычно отмечают изначальное событие, приведшее их к одиночеству, например разрыв любовных отношений. Во-вторых, пытаясь объяснить устойчивость состояния своего одиночества в течение длительного времени и свою неспособность установить удовлетворительные социальные связи, люди обращаются к постоянным причинам своего одиночества. Эти причины, как правило, относятся к характеристикам личности (например, стеснительности) или ситуации (например, окружению, в котором трудно встретить новых людей). Наконец, у одиноких людей, как правило, есть определенное представление о характере изменений в их социальных взаимосвязях, которые облегчили бы их одиночество. Эти предвидимые решения могут заключаться в новых знакомствах или большей интимности существующих взаимоотношений. Главное внимание в исследовании объяснений одиночества было сосредоточено на объяснении постоянных причин одиночества.

Следствия причинных атрибутов. Объяснения одиночества могут иметь важное значение для будущих перспектив личности, ее эмоций и поведения.

Зачастую одиночество изображается с помощью сопутствующего ему пессимизма, беспомощности (замкнутых перспектив).

Одиночество может сопровождаться различными эмоциями. Согласно одному из прогнозов теории объяснений, «внутренние» и «стабильные» объяснения одиночества свидетельствуют о депрессии

Наконец, причинные объяснения могут влиять на поведение, ответные реакции одиноких индивидов.

Исследования, подтверждающие наличие связи между причинными объяснениями одиночества и реакциями на это состояние, пополняются. Как люди реагируют на одиночество — депрессией или враждебностью, пассивным уходом в него или активной борьбой за преодоление подобного состояния, — это зависит от их собственных объяснений одиночества.

Одинокие люди зачастую чувствуют себя никчемными, некомпетентными и нелюбимыми.

Низкая самооценка как причина одиночества. Можно выделить две основные точки зрения на то, каким образом самооценка влияет на одиночество. Согласно первой, причиной одиночества является внутреннее психическое самоотчуждение. Сторонники второй точки зрения считают,что низкая самооценка сопровождается системой установок и поведением, которые затрудняют удовлетворительное социальное взаимодействие и, таким образом, создают предпосылки для одиночества.

Одиночество как результат неудачи в общении. Не иметь любимого, друзей или семьи — значит потерпеть неудачу, по мнению общества, а зачастую и по собственному мнению (Gordon, 1976). Милнер писал: «Сказать: «Я одинок» — значит признать, что ты, по существу, неполноценен, что ты никем не любим» (Milner, 1975). Отсутствие социальных взаимосвязей не только личное несчастье, но и социальная проблема. В соответствии со стереотипами люди, живущие обособлено, — это «одинокие неудачники», холодные, недружелюбные и непривлекательные (Parmelee & Werner, 1978). Человеку всегда неловко быть единственным «одиночкой» на вечеринке, где все парами, обедать одному в ресторане или пойти в кино в одиночку. В любой общинной культуре недостаток друзей или партнера считается социальной неудачей. Менее очевидно, но не менее важно и то, что наличие неудовлетворительных взаимоотношений — неудачный брак или неестественная дружба — также может рассматриваться как социальная неудача.

Когда-то Уильям Джемс представил самооценку в виде «дроби, где в знаменателе — наши претензии, а в числителе — наш успех; таким образом, самооценка = успех / претензии» (James, 1908). Это и ему подобные, основывающиеся на диссонансе определения самооценок ( Cohen, 1959; Wells & Marwell, 1976) подчеркивают соотношение между личными идеалами людей, или ожиданиями, и их осуществлением. Итак, ощущение недостатка в общении может вызвать переживание одиночества и понизить чувство собственного достоинства. Одиночество и низкая самооценка тесно взаимосвязаны.

 

 

 

 

 

3. Проблемы одиночества

 

В самом деле, современное общество, вооруженное машинами, компьютером и Интернетом, перестало испытывать священный трепет перед семьей и забыло словосочетание «малая родина». Миграция населения по всему миру принимает глобальные масштабы, границы стираются. Социальные изменения, которым подвергаются государства, имеют поистине гигантские масштабы. И одно из следствий этих прогрессивных изменений состоит в появлении особого типа одиночества, называемого специалистами «социальным», в огромных масштабах. К сожалению, в оценках движущих сил и последствий тех факторов современной жизни, которые содействуют этим значительным социальным изменениям, появление патологически одиноких людей никогда не учитывалось должным образом.

Существует много очевидных примеров социального одиночества людей, которые в современных условиях оказались отторгнутыми обществом. В первую очередь среди них оказались старики и люди с ограниченными физическими возможностями. С каждым годом ситуация усугубляется настолько, что подчас пожилые люди и инвалиды стали чувствовать себя «неудобными чужаками». Порой дело не только и не столько в черствости современного общества. Попросту динамичность современного общества достигла таких масштабов, что обсуждаемая группа людей просто не в состоянии набрать необходимые скорости, и потому остается на обочине цивилизации. Опять же не главным, хотя и существенным, в данной ситуации становится вопрос материального обеспечения. Феномен современности заключается в том, что родители не в состоянии помогать взрослым детям (что еще столетие назад было абсолютной нормой для человеческого общества). Напротив, дети вынуждены брать «на довольствие» стареющих родителей. При этом общение между поколениями сводится к минимуму, если и вовсе не достигает нулевой отметки.

Отторгнутыми в современном обществеа нередко чувствуют себя и инвалиды. Причем эта ситуация особенно свойственна именно российскому обществу. И на то есть особые причины: на протяжении многих десятилетий советского периода развития нашего государства вопросы существования людей с ограниченными возможностями замалчивались. Утопическая по своей сути идеология советского государства не могла позволить себе наличие «некрасивых», «неудобных» больных людей. Статистика откровенно замалчивала этот вопрос. Общество стало откровенно стесняться таких людей. И в первую очередь от такого положения вещей пострадали дети. До сих пор нередки случаи, когда проблема наличия больного ребенка в семье полностью ложится на плечи его родителей. Развивать свои способности, включаться в жизнь общества таким людям в современных условиях крайне сложно, порой почти невозможно.

Наконец не менее острой стала проблема социальной включенности детей-сирот и детей из неблагополучных семей. На таких людей с детства приклеивается ярлык «неудачников», что не дает возможности в полной мере раскрыть свой внутренний и внешний потенциал. Общество занимается такими людьми «постольку- поскольку», в то время как требуется социально значимая включенность таких людей в жизнь общества.

Среди 20 процентов горожан есть те, у кого действительно нет семьи, детей, родственников. Но многие окружены коллегами, друзьями, родными, однако, даже не имея порой возможности остаться наедине с собой, они чувствуют себя одинокими. Это ощущение зависит не только от семейного положения, но и от возраста, пола и материального благополучия.

Люди боятся не только непонимания. Им страшно, что никто не захочет их слушать. Они признаются, что, при внешнем благополучии, у них нет того самого единственного настоящего друга, который бы все понял, которому можно по-детски доверить самое-самое сокровенное.

Безусловно, проблема социального одиночества — это реалии не только нашей, российской, действительности. Во всем мире огромные слои населения испытывают недостаток общения, включенности в жизнь государства. Однако в нашей стране обращать на это внимание стали лишь в последние годы. Проблема социального одиночества, разобщенности отдельных групп населения стоит настолько остро и достигает таких масштабов, что полагаться лишь на государственную социальную политику или ответственную гражданскую позицию отдельных успешных групп (крупных предпринимателей, значимых общественных группировок) уже невозможно. Сегодня для того, чтобы снизить социальную напряженность, уйти от крайней разобщенности населения, сгладить проблему кризиса доверия, нужна максимальная консолидация всех трех уровней гражданского общества: власти, бизнеса и общественности.

В соответствии с пониманием одиночества подбирается и стратегия его преодоления. Если одиночество понимается как реакция на дефицит социальных связей, то необходимая такая стратегия, которая фактически устраняет этот дефицит. Если же одиночество понимается как следствие недостаточной собственной автономии, то требуется стратегия, которая помогает становлению личности, ее независимости от других. Существующие эмпирические данные о типичных рекомендациях избавления от одиночества, как правило, базируются на самоотчетах одиноких лиц. К числу наиболее распространенных реакций на одиночество относятся: прослушивание музыки (61,1%), размышления наедине с самим собой (65,7%), беседа с другом (54,1%), чтение (52,4%), встречи с друзьями (51%), принятие пищи (50,2%). Факторный анализ реакций на одиночество выявил четыре фактора: 1) «печальная пассивность»; 2) «активное уединение»; 3) «социальный контакт»; 4) «трата денег». Во многом эти данные соответствуют результатам, полученным при использовании поведенческих коррелятов у одиноких лиц. Исследователи выделяют семь факторов:

  1. Чувственно направленные реакции: употребление алкоголя, принятие наркотиков, сексуальное распутство.
  2. Религиозно ориентированные реакции: молитва, чтение Библии.
  3. Поисковые реакции: посещение кинотеатра, игры, танцы, езда на автомобиле.
  4. Несоциальная деятельность: чтение, учеба, работа.
  5. Рефлектирующее уединение: размышления наедине с собой, одинокие прогулки.
  6. Поиски тесных контактов: разговор с другом о своих чувствах и переживаниях, поход куда-нибудь, где могли бы быть верные друзья, проведение времени с человеком, которому можно доверять.
  7. Пассивная реакция: сон.

    Юность и раннюю молодость принято считать особенно трудными переходными периодами в жизни человека. Одним из важных аспектов перехода во взрослую возрастную группу является установление взрослых социальных взаимоотношений. Многие студенты, начав обучение, впервые живут отдельно от родителей. Они лишились не только эмоциональной поддержки своих семей, но и ощущуния надежности. Неудивительно поэтому, что одиночество является серьезной проблемой в среде студентов, особенно на первом курсе их учебы. Было выделено два основных способа преодоления одиночества: 1) завязывание дружеских связей; 2) установление романических отношений. Субъективная удовлетворенность отношениями оказалась лучшим фактором – предсказателем одиночества, чем любая из количественных оценок степени участия в общении. Удовлетворенность дружескими отношениями была теснее связана с одиночеством, чем количество друзей или частота контактов с друзьями. Удовлетворенность отношениями с возлюбленными оказалась лучшим фактором-предсказателем одиночества, чем частота встреч или степень увлеченности. Удовлетворенность отношениями с семьей лучше предсказывала одиночество, чем частота контактов с семьей или удаленность от дома. Таким образом, дружба – особо важное условие предотвращения одиночества у студентов.

    Способы преодоления одиночества у подростков – другой социальной группы – имеют свою специфику. Реакции подростков на одиночество пестрят многообразием. Их границы простираются от чрезмерной активности до депрессивной апатии, от раболепной покорности до бунтующей деструктивности. Эти реакции могут выражаться через подчеркивание внешних признаков, например, одежду, прическу, своеобразные жесты или же присоединения к группам, культам, идеологиям различного вида. Все это многообразие реакций можно структурно упорядочить и выделить основные способы преодоления одиночества: 1) подчеркивание своей социальной активности; 2) подчеркивание собственной внешности; 3) частая смена партнеров; 4) судорожное цепляние за другого; 5) переориентация целей; 6) обращение вовнутрь. Все эти способы в основе своей преследуют главную цель: попытаться достигнуть принадлежности к какой-либо группе и избежать одиночества.

    Овдовевшие и разведенные люди, а также лица, расставшиеся со своим партнером – это следующая группа, для которой имеются эмпирические данные в отношении преодоления одиночества. Потеря партнера – это трагическое событие, следствием которого является высокая вероятность наступления одиночества. Одиночество у вдов ярко выражено тогда, когда:

  • потеря партнера произошла неожиданно;
  • после смерти партнера прошло мало времени;
  • связь с партнером или зависимость от него была очень сильной;
  • имеется негативное отношение к собственному вдовству и вдовству вообще.

    В этой связи предлагается три основные формы преодоления одиночества: 1) постоянная занятость; 2) создание новых отношений и ролей; 3) осознание собственных сил; 4) контакты с родственниками и друзьями. Использование же общественных институтов: церкви, социальных служб, профессиональной психологической помощи, турагенств осуществляется крайне редко. Это связано с тем, что для тех вдов, для которых одиночество является главной проблемой их жизни, эти институты не столь важны и их проблему одиночества не решают. Одиночество и вдовство ни в коем случае нельзя уравнивать. Многие вдовы очень конструктивно преодолевали одиночество. Одиночество, как следствие потери партнера, переживается независимо от того, имеется или отсутствует социальная и эмоциональная поддержка любого вида.

     

     

     

     

    Заключение

     

    Общность и одиночество являются без сомнения основными видами человеческого опыта. Общность, как атрибут человеческого бытия, в ходе развития западной культуры всегда находила живой отклик, а в общественных науках и общественном самосознании даже сделалась своеобразным фетишем.

    Одиночество же понималось, в основном, как сугубо негативное явление и противопоставлялось общности. Хотя определенное положительное отношение к одиночеству не совсем чуждо западной культуре. Свидетельство этому можно найти в религиозных традициях многих конфессий. Одиночество здесь выступало как необходимое условие для индивидуального самоопределения, и одновременно предпосылкой для формирования социальных навыков.

    Понятие одиночество» имеет много определений, но несмотря на понятийные различия, все-таки можно выделить три общих аспекта: 1) одиночество является следствием неудовлетворенной потребности в социальном общении и близких доверительных отношениях; одиночество – это результат когнитивных процессов. Реальные отношения человека сравниваются с желаемыми идеальными отношениями. Осознание несоответствия между ними вызывает одиночество; одиночество есть результат недостаточной социальной поддержки. Это происходит тогда, когда человек обнаруживает формальность поверхностного общения.

    Состояние одиночества многослойно, и его переживание отличается от переживания таких эмоций как радость, печаль, страх и т.п. Это связано с тем, что, во-первых, у одиночества имеется когнитивный аспект, который отражается в несоответствии желаемых и реальных отношений индивида. Во-вторых, эмоциональная сторона переживания одиночества содержит в себе множество различных негативных ощущений. Важной составляющей этих ощущений будет являться тоска по человеческой связи. В-третьих, поведенческий аспект будет выражаться либо в избегании контактов, либо в чрезмерном их навязывании. В любом случае имеются определенные поведенческие корреляты. И, наконец, в-четвертых, телесный аспект также имеет значение и передается через соответствующий внешний вид.

    Одиночество – это болезненное осознание внутренней отделенности от других людей и возникающая на этом основании тоска по человеческой связи и придающим жизни смысл отношениям.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Список использованных источников

     

  1. Бреслав Г. М. Психология эмоций.- М., 2004.
  2. Годфруа Ж. Что такое психология. Т 2.- М., 1992.
  3. Земская М. Семья и личность. М., 1986.
  4. Лабиринты одиночества / сост., обм. ред. и предисловие И.Е. Покровского.- М., 1989.
  5. Немов Р. С. Психология. Кн. 1. М., 2007.
  6. Тихонов Г. М. Одиночество: стереотип и реальность. – Ижевск, Изд-во ИжГТУ, 2005.
  7. Тихонов Г.М. К определению одиночества// Коммуникативная природа человека. Сборник материалов Российской научно-теоретической конференции. – Ижевск: УдГУ, 2006.
  8. Швейдер Л. Б. Психология семейных отношений. Курс лекций. М., 2000.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->