Отечественная психодиагностика

Психодиагностика — (греч. ψυχη’- душа и διαγνωστικος — способный распазнавать) — область психологической науки, разрабатывающая принципы, пути и приёмы распознавания, оценки и измерения индивидуально-психологических особенностей личности.

Понятие психодиагностики появляется в 1921 г. и принадлежит Г. Роршаху, назвавшего так обследование с помощью созданного им «основанного на перцепции психологического теста». Содержание этого понятия вскоре существенно расширяется, и под психодиагностикой начинают понимать всё то, что связано с измерением индивидуально-психологических различий. Впоследствии, в 30-40-е гг., в связи с возникновением проективной психологии личности и отнесением теста Роршаха к проективным методикам, за понятием психодиагностики закрепляется достаточно обширная, но тем не менее ограниченная область исследований, связанных с теорией и практикой этих методик, являющихся в известном смысле антиподом традиционных психометрических. Тем самым психодиагностика отделяется от психологического тестирования.

Предыстория психодиагностики исчисляется многими веками. Первые «тесты», предназначенные для определения индивидуальных психологических различий, были известны более 4000 лет назад. История древнейших цивилизаций даёт тому немало свидетельств. Так, в Древнем Китае за 2200 лет до Рождества Христова была создана система отбора чиновников, которая охватывала весьма широкий спектр «проявлений личности» — от умения писать до поведения в быту. Уже Платон хорошо понимал значение природных задатков, делающих людей не только отличающимися друг от друга, но влияющих и на их способности к тому или иному делу.

В конце XIX века в психологию проникает и быстро завоёвывает популярность идея измерения. Психологическая наука получает возможность количественного выражения индивидуальных различий. Это способствует зарождению психодиагностики, оформление которой в качестве самостоятельной области исследований завершается в 20-е гг. XX в.

Развитие этой области знания в нашей стране шло неравномерно. Интенсивное развитие психодиагностики в 20-х и начале 30-х годов оказалось затем приостановленным благодаря неконтролируемому, непрофессиональному и расширительному использованию тестов. В результате в развитии отечественной психодиагностики наметилось отставание, которое стало интенсивно преодолеваться в 70-е и 80-е годы. Большую работу в этом направлении проводит научный коллектив Ленинградского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева1. Издаются монографии, посвященные частным или специальным психодиагностикам2. Становятся доступными русскоязычному читателю зарубежные издания3. Вновь разрабатываются фундаментальные вопросы общей психодиагностики4.

Особенностью развития отечественной психологии в последней четверти прошлого века было внесение в нее экспериментальных методов исследования, идущих от физиологии высшей нервной деятельности, с одной стороны, а с другой — из лаборатории В. Вундта, в которой проходили стажировку первые русские психологи-экспериментаторы (Н. Н. Ланге например). У истоков первого направления находились два величайших корифея отечественной науки — И. М. Сеченов (1829—1906) и И. П. Павлов (1849— 1936). Важной вехой стало открытие в Петербурге Психоневрологического института В. М. Бехтеревым.

Первая в России экспериментальная психологическая лаборатория была открыта в 1886 г. при клинике нервных и душевных болезней Казанского университета. В 1896 г. по инициативе крупнейшего русского психиатра С. С- Корсакова была создана психологическая лаборатория при психиатрической клинике Московского университета. Заведовать ею стал ближайший помощник Корсакова А. А. Токар-ский. Во всех этих лабораториях работали врачи-невропатологи и психиатры, совмещавшие свои психологические исследования с врачебной практикой в клинике, а также студенты-медики. Исключение составляла психологическая лаборатория в Новороссийском университете (в Одессе). В отличие от других она была создана на историко-филологическом факультете профессором философии Н. Н. Ланге.

В этих лабораторных исследованиях изучались объективные признаки тех или иных психических явлений (например, изменение пульса и дыхания как отражение эмоций), доказывалась предметность, объективность наших восприятий, выяснялась зависимость памяти и внимания от условий опыта и т. д. Кроме того, во всех экспериментальных лабораториях проводились исследования скорости протекания психических процессов.

Итак, во второй половине XIX века в отечественную психологию был введен эксперимент. Но для возникновения психологической диагностики необходимо было, кроме того, чтобы практике потребовалось знание об индивидуально-психологических особенностях человека. Первые отечественные работы по психологической диагностике были выполнены в первые десятилетия XX столетия.

Вероятно, одна из первых значительных дореволюционных отечественных работ по психологическо му тестированию, представляющая законченное самос тоятельное исследование, была выполнена Г, И. Россолимо в 1909 г. в Московском университете. Г. И. Россолимо — крупнейший невропатолог и психиатр, поставил своей целью найти метод количественного исследования психических процессов в нормальном и патологическом состояниях. По существу этот метод, получивший широкую известность как в России; так и за рубежом, был одним из ранних оригинальных вариантов системы тестов для измерения умственной одаренности. Эта система обследования, названная методикой индивидуального психологического профиля, сводилась к определению 11 психических процессов, которые оценивались по десятибалльной шкале на основании ответов на 10 достаточно произвольно подобранных вопросов. Психические процессы, измеряемые методикой Россолимо, в целом составляли три группы: внимание и воля, точность и прочность восприятия, ассоциативная деятельность. Он предложил графическую форму представления измерений психических процессов — вычерчивание психологического профиля, который наглядно демонстрировал соотношение указанных процессов.

Труды Россолимо были с интересом встречены как психологами, так и психиатрами, спецализирующимися по проблемам умственной отсталости. Подобные профили с того времени прочно вошли в психологическую диагностику.

Как считал П. П. Блонский, положительным в методике Россолимо было то, что в отличие от западного тестирования он стремился к целостной оценке личности, к синтетическому способу изображения ее сильных и слабых сторон. Лишь впоследствии структурный способ исследования личности, к которому стремился Россолимо, начал укрепляться в психологической диагностике в Западной Европе и в США.

У отечественной психодиагностики выделяются два периода развития.

Первый период – это начало 20-х — середина 30-х гг. ХХ в. В тот период плодотворно работали М. С. Бернштейн, М. Я. Басов, П. П. Блонский, С. Г. Галлерштейн, Н. Д. Левитов, А. М. Мандрыка, Г. И. Россолимо, М. Ю. Сыркин, И. Н. Шпильрейн, А. М. Шуберт и др.

Определенный интерес с точки зрения развития новых форм тестирования представляет Измерительная шкала ума А. П. Болтунова (1928), положившего в основу своей работы шкалу Бине–Симона, переведенную и адаптированную П. П. Соколовым для испытания умственной одаренности русских школьников. По сути дела шкала Болтунова представляет собой самостоятельную разработку нового набора тестов. Несмотря на известную аналогию со шкалой Бине–Симона, шкала Болтунова имеет специфические особенности: в ней модифицировано большинство заданий, введены совершенно новые задания, предложены новая инструкция и форма ее использования, определено время решения тестовых заданий, разработаны показатели возрастных степеней. Принципиальное отличие шкалы А. П. Болтунова от шкал Бине–Симона состоит в возможности проводить групповые испытания. И тем не менее данная работа типична для традиционного психологического тестирования того времени. Само понима ние инструкций к тестовым заданиям требует от детей достаточно высокого уровня развития речевого мышления (вербального интеллекта).

Особое место в отечественных тестологических исследованиях занимают работы М. Ю. Сыркина, специально изучавшего проблему сопряженности показателей тестов одаренности и признаков социального положения (факт, установленный еще в первых работах Бине). Связь между особенностями речевого развития и результатами тестирования к тому времени была доказана экспериментально (уже самые первые работы тестологов фиксировали эту зависимость). Однако с течением времени социальный аспект существования интеллектуальных различий между слоями и классами общества для тес-тологии становился все более острым и значимым. В 20-е годы нынешнего века в нашей стране значительное развитие получила психология труда и психотехника (труды И. Н, Шпильрейна, С. Г. Геллерштейна, Н. Д- Левитова, А. А. Толчинского и др.). В рамках этих отраслей психологии развивалась психодиагностика, результаты которой нашли применение в ряде направлений народного хозяйства, прежде всего в промышленности, на транспорте, в системе профессионального обучения и профотбора. Если в советской педологии относительно больше внимания уделялось тестам интеллекта, то в психотехнике — тестам специальных способностей.

Значительный вклад внесён Л. С. Выготским. Его идея о психологическом диагнозе в работе «Диагностика развития и педагогическая клиника трудного детства»
(1936) сохраняет своё значение и сегодня.

В те годы массово применялись тесты в народном образовании, профотборе и профориентации. Тогда было характерно достаточно широкое заимствование зарубежных тестов, ибо собственным методикам не хватало серьёзного обоснования. Результаты тестовых обследований нередко рассматривались как решающие, абсолютизировались. Но тогда же отечественные учёные выдвинули ряд прогрессивных идей, разработка коих была прервана постановлением ЦК ВКП (б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов»
(1936). По существу, данным постановлением были прекращены все психодиагностические исследования. Понадобилось около 40 лет, чтобы это направление исследований было полностью восстановлено в своих правах.

Второй период начался в конце 60-х. Этот период отмечен дискуссиями о месте психодиагностики в системе психологических знаний, о принципах и методах исследования, об отношении к зарубежному опыту. Разработкой её проблематики занимались В. М. Блейхер, Л. Ф. Бурлачук, Е. Т. Соколова, Л. А. Венгер, А. Е. Личко, К. М. Гуревич, Б. Д. Карвасарский, Н. И. Непомнящая, В. И. Лубовский и др. Одной из главных задач считалось преодоление разрыва между теорией и практикой, между академическими концепциями личности и реальностью её исследования.

Первые специализированные научные конференции по психодиагностике были организованы только в 70-е годы. Показательно, что они состоялись в Таллинне, а не в Москве. Только в 1982 г. под редакцией К. М. Гуревича и В. И. Лубовского впервые вышел в русском переводе учебник А. Анастази Психологическое тестирование. В это же время начали появляться и вполне современные работы по клинической психодиагностике (Е- Т. Соколова, Б. Ф. Бурлачук), по психометрике (В. С. Аване-сов, В. М. Блейхер, В. К. Гайда, Ю. 3. Гильбух, А. Г. Шмелев, Л. Т. Ямпольский), первые частично адаптированные версии западных тестов (Ф. Б. Бе-резин, Л. Н. Собчик, И. Н. Гильяшева), оригинальные методики диагностики одаренности и интеллек туального развития (Д. Б. Богоявленская, Л. А. Венгер, Я. А. Пономарев), психологической совместимости (Ф. Д. Горбов, Н. Н. Обозов), мотивации (Ю. М. Орлов), характера (А. Е. Личко) и самосознания личности (В. В. Столин), социально-психологических отношений в коллективе (А. В. Петровский и его последователи), других важных психических свойств и отношений.

В науке наметился позитивный сдвиг. Но разрыв сферы науки и сферы практики, характерный для всей советской науки, пагубно отразился на психодиагностической практике. В СССР не производилось практически никакой систематической работы по селекции и сертификации психологических тестов. Тесты публиковались и распространялись без всякой системы, зачастую по принципам самиздата и являлись объектом пиратского копирования, Наряду с относительно качественнымии и психометрически корректными версиями западных тестов (например, 16 PF Кэттелла в адаптации А. Г. Шмелева) среди практических психологов, имеющих крайне низкий уровень психометрической подготовки, широко распространились многочисленные параллельные переводы западных тестов, не опирающиеся не только на проверенные ключи к этим тестам, но не имеющие даже отечественных норм.

Практическое применение психологических знаний требовало надежных объективных методов оценки психических функций и состояний. Работы в поисках таких методов ведутся двумя принципиально разными способами. Один подход состоит в применении традиционных зарубежных тестовых систем. При этом заимствование иностранного теста означает не просто его перевод, но и тщательное его адаптирование, проверку надежности и валидности, разработку норм. Этим путем идут, в частности, петербургские психологи. В Психологическом институте РАО группой сотрудников под руководством доктора психологических наук К. М. Гуревича в начале 80 — х гг. также была проведена работа, направленная на перевод и адаптацию двух интеллектуальных тестов — Группового теста Дж. Ваны (для учащихся 10 — 12 лет) и теста Р. Амтхауэра (для подростков). Оба эти теста были апробированы на больших отечественных выборках (порядка 500 человек). Были получены достаточно высокие показатели их надежности и валидности, однако от разработки норм авторы перевода отказались, использовав при интерпретации полученных данных новый критерий — социально — психологический норматив.

Дадим краткую характеристику группового теста Дж. Ваны (ГИТ) Он разработан словацким психологом и известен как надежный, валидный, хорошо зарекомендовавший себя в практике школы. Тест содержит 7 субтестов: 1 — исполнение инструкций (направлен на выявление скорости понимания простых указаний и их осуществления); 2 — арифметические задачи (диагностирует сформированность математических знаний и действий, которые усваиваются школьниками в процессе обучения); 3 — дополнение предложений (оценивает понимание смысла отдельных предложений, развитие языковых навыков, умение оперировать грамматическими структурами); 4 — определение сходства и различия понятий (проверяет умение анализировать понятия, сравнивать их на основе выделения существенных признаков); 5 — числовые ряды (выявляет умение находить логические закономерности построения математической информации); 6 — установление аналогий (диагностирует умение мыслить по аналогии); 7 — символы (проверяет скоростные возможности выполнения простой умственной работы). ГИТ разработан в двух формах, которые проверены на взаимозаменяемость. На выполнение каждого субтеста отводится ограниченное время (от 1,5 до 6 мин). Для оценки индивидуальных результатов теста используется понятие эмпирически выделенной возрастной нормы, показатели границ нормы для каждого образовательно-возрастного уровня 1, 3, 5 и 6 классов средней школы получены на выборках российских школьников. Помимо общего балла по тесту авторы отечественной модификации ГИТа предлагают способы оценки гуманитарной и математической направленности учащихся, сформированности отдельных вербально — логических операций, скоростных характеристик умственной работы и некоторые другие линии анализа. ГИТ рекомендуется использовать для диагностики уровня умственного развития учащихся 3 — 6 классов. Тест Амтхауэра хорошо показал себя в качестве методики оценки умственного развития учащихся 8 — 11 классов.

Основные цели, для достижения которых могут применяться названные тесты, таковы: а) контроль за эффективностью школьного обучения; б) выявление неблагополучных в плане умственного развития учащихся, нуждающихся в коррекции умственного развития; в) определение индивидуальных направлений коррекционной работы с учащимися; г) определение причин школьной неуспеваемости; д) отбор учащихся в спецклассы и спецшколы; е) выявление учащихся, способных обучаться по индивидуальной программе; ж) сравнение эффективности разных систем и методов преподавания, оценка работы отдельных учебных заведений, разных педагогов. В чем несовершенство подхода к диагностике, основанного на переводе и адаптации иностранных тестов? Как показывают многочисленные исследования, тесты выявляют степень приобщенности испытуемого к той культуре, которая представлена в тесте. К. М. Гуревич по этому вопросу писал: «Автор теста, обычно опытный психолог — эмпирик, он подбирает интуитивно те слова и обозначаемые ими понятия и в тех логико — функциональных отношениях, которые характерны для данной культуры. Меру приобщенности к ней и обнаруживает тестирование»1. Поэтому даже совершенные переводы и адаптация теста не изменят того важного обстоятельства, что он является «чужим» инструментом, созданным для других социально — культурных групп и в соответствии с характерными для данной культуры требованиями к умственному развитию их представителей. При переносе теста в новую социально — культурную среду он всегда будет в определенной степени «несправедливым» по отношению к ее членам. Все сказанное определило появление другого подхода к тестированию, заключающегося в разработке отечественных диагностических методик, которые соответствовали бы современным теоретическим установкам. Одним из научных коллективов, первым взявшимся за эту задачу, была руководимая Л. А. Венгером лаборатория психологии детей дошкольного возраста НИИ дошкольного воспитания АПН СССР. Результатом их многолетней деятельности стали комплексы методик, направленных на оценку уровня умственного развития детей в возрасте от 3 до 7 лет и уровня подготовленности дошкольников шестилетнего возраста к школьному обучению. Основные принципы, которыми руководствовались психологи при их создании, состояли в следующем: 1) возрастные нормы развития устанавливались с учетом воспитания и условий жизни детей; поэтому они были не одинаковыми для детей одного календарного возраста, а выводились для детей, воспитывающихся в определенной возрастной группе детского сада; 2) основными показателями умственного развития были характеристики познавательных действий (перцептивных и интеллектуальных); 3) выявление уровня умственного развития сочетало качественную характеристику способов решения диагностических задач и количественную оценку, отражающую результат их решения; 4) диагностические задачи для детей каждой возрастной группы были представлены в доступной форме, включены в характерные виды детской деятельности. Диагностические методики, разработанные на основе указанных выше принципов, были стандартизированы и многократно проверены. Другой научный коллектив (под руководством В. И. Лубовского) разрабатывает диагностические методики для выявления задержки и нарушений умственного развития детей. Цель, поставленная этим коллективом, состоит в создании системы диагностических методик, построенных с учетом специфических и общих закономерностей аномального развития психики. Такими особенностями являются структура дефекта, динамические характеристики психической деятельности и потенциальные возможности познавательной . деятельности. Предоставляемая с помощью этих методик комплексная, как бы «трехмерная» характеристика психической деятельности позволяет дифференцировать задержку психического развития от легкой степени умственной отсталости, с одной стороны, и от педагогической запущенности при нормальном психическом развитии ребенка — с другой. Помимо этого, практическая важность применения таких методик определяется возможностями построения на их материале коррекционной работы с детьми. Проблемы, которые еще предстоит решить в связи с созданием таких методик, касаются их стандартизации и совершенствования критериев оценки индивидуальных показателей. Что же касается теоретической обоснованности диагностической системы, то она заслуживает самой высокой оценки.

Задачи, стоящие ныне перед психодиагностикой, сложны и многообразны. Нет такого практического приложения психологического знания, которая не нуждалась бы в помощи со стороны психодиагностики. В то же время требуют безотлагательного решения методологические проблемы психологической диагностики, связанные с разработкой как общей теории, так и отдельных направлений исследований.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список использованной литературы

 

  1. Аванесов В. С. Тесты в социологическом исследовании. М., 1982.
  2. Анастази А. Психологическое тестирование. М., 1982.
  3. Бурлачук Л. Ф. Исследование личности в клинической психологии. Киев, 1979.
  4. Гуревич К.М. Психологическая диагностика. Учебное пособие. М., 2007.
  5. Гуревич КМ. Психодиагностика и школа. Таллин, 1980.
  6. Кабанов М. М., Личко А. Е., Смирнов В. М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Л., 1983.
  7. Зейгарник Б. В. Патопсихология. М., 1976.
  8. Кулагин Б. В. Основы профессиональной психодиагностики. Л., 1984.
  9. Марищук В. Л., Блудов Ю. М., Плахтиенко В. А., Серова Л. К. Методики психодиагностики в спорте. М., 1984.
  10. Мельников В. Н., Ямпольский Л. Т. Введение в экспериментальную психологию личности. М., 1985.
  11. Норакидзе В. Г. Методы исследования характера личности. Тбилиси, 1975.
  12. Психологические методы исследования личности в клинике. Л., 1978.
  13. Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии. М., 1970.
  14. Шванцара И. и коллектив. Диагностика психического развития. Прага, 1978.
  15. Шмелев А. Г. Введение в экспериментальную психосемантику. М., 1983.
  16. Черны В. Психодиагностика в социалистических странах. Братислава, 1983.
  17. Практикум по психодиагностике. Дифференциальная психометрика / Под ред. В. В. Столина и А. Г. Шмелева. М., 1984.
  18. Психодиагностические методы (в комплексном лонгитюдном исследовании студентов). Л., 1976.
  19. Психологическая диагностика: Проблемы и исследования / Под ред. К. М. Гуревича. М., 1981.
  20. Соколова Е. Т. Проективные методы исследования личности. М., 1980.

     

 

 

 

 

 

 

 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->