ОСОБЕННОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЗРЕЛОМ ВОЗРАСТЕ

Период зрелости по возрасту (40 — 45 — 55 — 60 лет) и по состоянию духа человека был назван древними греками порой «акмэ», что означало вершину, высшую степень чего-нибудь, момент наибольшего расцвета человеческой личности, «тождественности себе». Отечественный психолог Н.Н. Рыбников (1928) предложил обозначить термином «акмеология» специальный раздел возрастной психологии — о периоде расцвета всех жизненных сил человека, изучающей зрелую личность [26, С. 218, 219].

Представление о зрелости как «акмэ» существовало у многих народов (назывались возрасты 45, 50, 55 лет и др.).

В разных возрастных периодизациях жизненного цикла человека так или иначе присутствует этап (период, стадия) зрелости — по существу содержания, несмотря на различные названия («человек в расцвете сил», второй период среднего зрелого возраста, поздняя зрелость, средняя взрослость, поздняя взрослость четвертого цикла взрослости и т.д.).

Зрелость может также разбить периодизации. Такую периодизацию предлагают:

Дж. Биррен (1964): ранняя зрелость – 17– 25, зрелость – 25– 55 лет, поздняя зрелость 50– 75 лет;

Годфруа (1992): стадия ранней зрелости – 20– 40 лет, зрелый возраст 40 – 60 лет; завершающий период: 60– 65 лет.

Представление о зрелости как расцвете личности важно с точки зрения собственно современных проблем психологии зрелости. По мнению многих психологов, с началом периода зрелости развитие как таковое прекращается; вместо него происходит простое изменение отдельных психологических характеристик. Так, швейцарский психолог Э. Клапаред считал, что зрелый возраст равносилен остановке в развитии, «окаменелости». В Комитете по развитию человека при Чикагском университете «задачи развития» никак не сформулированы именно по отношению к зрелой личности. Надо полагать, что причиной этому служат имеющая место и в современной психологии трактовка зрелости, взгляд на зрелость как цель развития и одновременно его конец [29, С.164].

Вместе с тем многочисленными исследованиями отечественных и зарубежных ученых показано, что процесс развития человека принципиально безграничен, так как развитие представляет собой основной способ существования личности. Как и в предыдущие периоды, развитие личности на этапе зрелости имеет свои специфические психологические особенности. В самом общем виде они сводятся к следующему: продолжение выполнения профессиональных и социальных ролей (они могут поочередно доминировать и ослабевать); уход детей из родительской семьи и изменение в связи с этим образа жизни (некоторые женщины, например, возвращаются на производство, к своей профессиональной деятельности); менопауза; изменения в физическом и интеллектуальном развитии и пр. По многим экспериментальным данным, средняя точка этой стадии развития находится между 45—50 годами. Во многих главных чертах люди одного возраста похожи (и зрелость не является исключением). Вместе с тем, бесспорно, что сколько людей, столько и разных судеб. И чем дальше мы попытаемся продвинуться в глубину жизненного пути конкретного человека, тем более значимыми предстанут различия по сравнению с его (ее) сверстниками (сверстницами), более многообразными будут индивидуальные особенности существования.

Говоря «Зрелость как этап и как качество в психическом развитии человека» ведущее понятие «зрелость» сопровождается двумя характеристиками — этапности, что указывает на место в онтогенезе человека, и качества, которое может быть отнесено не только к этапу зрелости, но и к анализу любого периода в индивидуальном развитии человека и личности. Зрелость как качество в психическом развитии лежит в основе определения относительного начала и завершения любой стадии онтогенеза человека, своего рода готовности к переходу на новую стадию (фазу, этап). Как ранее отмечалось, индивидуальному развитию человека присущи противоречия и гетерохронность (неравномерность), что является, в свою очередь, существенной характеристикой в определении зрелости (незрелости) той или иной структуры психики человека как индивида и личности. Изучены и описаны явления гетерохронности общесоматического, полового и нервно-психического созревания. При этом отмечено, что чем старше человек, тем более заметна гетерохронность, а на стадии зрелости возрастает и вариативность несовпадений [2, С. 103].

Обратимся к характеристике зрелости как качеству в психическом развитии человека, представленном в фундаментальном исследовании по проблемам человекознания в монографии [2]. Общесоматическая и половая зрелость человека как индивида определяется биологическими критериями. Однако нервно-психическое развитие не укладывается полностью в рамки физического созревания и зрелости. Интеллектуальное развитие человека имеет свои критерии умственной зрелости, зависит от конкретной системы образования в определенную историческую эпоху. Иными словами, умственная зрелость как одно из качеств психического развития личности и ее критерии носят исторический характер. В еще большей степени к социальному формированию относятся многочисленные проявления гражданской зрелости, с наступлением которой личность становится юридически дееспособной, приобретает гражданские права (например, избирательное право) и т.д. Гражданская и личностная зрелость варьирует в зависимости от общественно-экономического устройства социума, национальных особенностей и традиций и никак не зависит от физического развития человека. Существенное значение в общественной жизни имеет определение трудовой зрелости (полного объема трудоспособности), критерии которой во многом зависят от состояния физического и умственного развития человека.

Экспериментальные исследования возрастных изменений психических функций у людей в возрасте 41– 46 лет показали, что активное обучение и самообразование сохраняют их на высоком уровне развития и создают лучшие потенциальные возможности для более продуктивной познавательной деятельности. Вместе с тем обнаружено, что наиболее высокий уровень развития у 41–46-летних людей имеет функция внимания и самый низкий уровень характерен для функции памяти. Наиболее значимые повышения уровня развития психических функций имеются в 41 и 44 года, а наиболее заметные снижения отмечаются после 44 лет (в 45 и 46 лет). Это еще раз подтверждает принципиальное теоретическое положение в возрастной психологии о гетерохронности созревания, сохранения и угасания различных психических функций в структуре психики человека на протяжении его онтогенеза [2, 19, 26 и др.].

Таким образом, констатирует Б.Г. Ананьев, «наступление зрелости человека как индивида (физическая зрелость), личности (гражданская), субъекта познания (умственная зрелость) и труда (трудоспособность) во времени не совпадает, и подобная гетерохронность зрелости сохраняется во всех формациях» [2, с. 109].

Интересный анализ степени зрелости личности и ее жизненных отношений осуществлен Е.Б. Старовойтенко [27, с. 21].

Используя положения и выводы, содержащиеся в философских, социологических и психологических исследованиях, Е.Б. Старовойтенко дает развернутое структурное описание типов отношений, которые необходимы личности для полноценного вовлечения в процессы совершенствования нашего общества и которые характеризуют ее как социально зрелую. Что же входит в эту структуру? Перечислим: зрелое интеллектуальное отношение к жизни; деятельностно-продуктивное отношение к жизни; зрелое профессиональное отношение к жизни; социально активное отношение к жизни; зрелое нравственное отношение к жизни; эстетическое отношение к жизни; осознанное отношение к жизни как зрелое отношение личности к себе — субъекту жизни.

Решающим признаком зрелости является осознание человеком ответственности и стремление к ней. Психологически ответственное лицо — это личность, отвечающая за содержание своей жизни прежде всего перед собой и другими людьми. Зрелый человек занимает срединное положение между своими родителями, вступившими в пору старости, и своими собственными детьми, которые в это же время стоят на пороге самостоятельной жизни. И если под одной крышей три поколения, то требуется серьезная перестройка жизни семьи. Эстафета ответственности за все стороны жизни (духовной, материальной и др.) передается зрелому поколению, что делает зрелого человека главой семьи. Ценности зрелых людей начинают играть ведущую роль и в жизни общества: они могут утверждать свои вкусы, свой образ жизни, стиль деятельности и т.д. В этом возрасте большинство людей достигают вершины профессиональной и общественной карьеры, в их руках сосредоточены функции управления в самых разнообразных сферах общественной жизни, в управленческих структурах государства (директора предприятий, ректоры вузов, научные руководители, министры, депутаты, губернаторы и т.п.).

Как пишет А.В. Толстых, «акмэ» и в наше время остается «акмэ», и зрелый человек и сегодня занимает центральное место в общественной и возрастной структуре общества, в нем завязаны главные «приводные ремни» государственного, общественного и хозяйственного механизма. И роль эта из разряда главных [28, С. 180].

Вместе с тем зрелого человека поджидают и немалые испытания. В профессиональной и социальной роли ему приходится переживать так называемую «предметную смерть», «кризис идентичности», уход из родительской семьи детей, уход из жизни родных, близких и знакомых. Эмоциональные затраты с возрастом растут. Эмоциональный перегрузки приводят к стрессовым ситуациям. За период зрелости в организме человека происходят очень серьезные половозрастные изменения, во многом предопределяющие стрессовые состояния. Начинают подкрадываться и развиваться болезни. В период старости мужчина рискует умереть от сердечно-сосудистых заболеваний в три раза чаще, чем женщина. Страх перед болезнью и возможной смертью порождает стрессовые состояния. [7].

Главные изменения, происходящие в организме женщины в период зрелости, связаны с наступлением климактерического периода, характеризующегося «общими возрастными инволюционными нарушениями в организме, на фоне которых происходят возрастные климактерические изменения репродуктивной системы» [19, С. 5]. Не углубляясь в медицинские аспекты, обратим внимание на два момента. Во-первых, при физиологическом (естественном, закономерном) течении климакса перечисленные изменения возникают постепенно и развиваются медленно, некоторые из них вообще не возникают или появляются только в период старости. Во-вторых, при патологическом течении климактерического периода, который, по утверждению специалистов, возникает практически у каждой второй-третьей женщины, ее состояние и самочувствие более трудное.

Очень важно в зрелом возрасте уметь сохранять эмоциональную стабильность в любых стрессовых ситуациях, находить возможности к осмыслению происходящих изменений (физических, физиологических, психологических и т.п.). Тогда и мужчинам, и женщинам будет легче справляться с причинами и последствиями назревающих в организме и личности «сбоев». Так уж устроен мир: никуда не денешься от потери близких, от безответной любви, надвигающейся старости. Существуют и неизлечимые болезни, и критическое стечение обстоятельств, и угроза неосуществления жизненно важных целей (по разным причинам, в том числе и потому, что у человека остается небольшой запас сил и времени, например, к концу периода зрелости).

Для человека зрелых лет оказывается очень трудным, порой мучительным, переход от состояния максимальной активности, бурной деятельности, присущей периоду «акмэ», к ее постепенному свертыванию, ограничению в связи с тем, что подтачивается здоровье, меньше становится сил, возникает объективная необходимость уступить место новым поколениям при субъективном нежелании, внутреннем сопротивлении это сделать, так как сегодня человек в свои 50—60 лет субъективно не ощущает себя старым.

В этих сложных жизненных ситуациях, кажущихся порой безвыходными, жизнь не утрачивает смысла и ценности, если научиться подчинять себе обстоятельства (разумеется, там, где это возможно и целесообразно), развить в себе способности управлять своими эмоциями, способности к самоанализу и саморегуляции поведения. В решении этих важнейших практических задач, весьма существенную помощь может оказать овладение человеком саногенным мышлением (по Ю.М. Орлову), т.е. таким мышлением, которое способствует оздоровлению психики, снятию в ней внутренней напряженности, устранению застарелых обид, комплексов и др.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. КРИЗИС СЕРЕДИНЫ ЖИЗНИ

 

Первая стадия среднего возраста начинается около тридцати лет и переходит в начало следующего десятилетия. Эту стадию называют «десятилетием роковой черты» и «кризисом середины жизни». Её главной характеристикой является расхождение между мечтами и жизненными целями человека и действительностью его существования. Поскольку же человеческие мечты почти всегда имеют некоторые нереалистические черты, подчас даже фантастические, оценка их расхождения с действительностью на этой стадии окрашена, как правило, в отрицательные, эмоционально-тягостные тона. Время уходит, дабы сделать разрыв между мечтами и действительностью, обнаруживающихся вдруг с ужасающей резкостью.

Заполняя опросники, люди 35– 40 лет начинают не соглашаться с такими фразами, как «есть еще уйма времени, чтобы сделать большую часть того, что я хочу». Вместо этого они констатируют: «Слишком поздно что-либо изменить в моей карьере». В 20 и 30 лет человек может быть «подающим надежды» – люди могут сказать о нем: «Вот многообещающий молодой артист, руководитель, психолог или администратор», но после 40 так уже никто не скажет – это время исполнения обещаний. Человек должен принять тот факт, что он никогда уже не станет президентом компании, депутатом, писателем, пользующимся шумным успехом, и даже больше того – что он никогда не станет вице-президентом или незначительным писателем.

Освобождение от иллюзий, которое не является чем-то необычным для 35 или 40 лет может оказаться угрожающим для личности. Данте так описал своё собственное смятение в начале десятилетия роковой черты: «Земную жизнь пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу, путь правый потеряв во тьме долины». Элеонора Рузвельт шесть дней спустя после своего 35-летия выразила свое ощущение хотя и не так поэтично, но не менее сильно. «Не думаю, что я ещё когда-нибудь испытаю столь странные чувства как в минувшем году… Вся моя самоуверенность исчезла вдруг…».

Анализ жизни художников и артистов почти в каждом случае обнаруживает те или иные драматические изменения в их творчестве где-то около 35 лет. Некоторые из них, как например Гоген, начали творческую работы в это время. Другие, наоборот, около 35 лет утратили свои творческие способности и мотивации, а многие из них умерли. Частота смерти художников и артистов между 35 и 39 годами ненормально возрастает. Те же из них, кто переживает роковые черты, сохраняя творческий потенциал, обычно обнаруживают значительные изменения в характере творчества. Часто эти изменения касаются интенсивности их работы: например, блестящая импульсивность уступает место более свободному и зрелому творчеству. Действительно, одна из причин кризиса середины жизни у артистов и художников в том, что «импульсивный блеск» молодости требует больших жизненных сил. Хотя бы отчасти это физические силы, так что никто не может сохранять их беспредельно. В 35 и 40 лет ведущий напряженную жизнь артист (или руководитель, или профессор) должен изменить темп своей жизни и не так «выкладываться». Таким образом, проблема убывающих физических сил неизбежно возникает в жизни человека любой профессии.

Убывание физических сил и привлекательности – одна из главных проблем, с которыми сталкивается человек в годы кризиса среднего возраста и потом. Для тех, кто полагается на свои физические качества, когда был моложе; средний возраст может стать периодом тяжелой депрессии. Истории красивых и очаровательных женщин, борющихся с разрушительным действием времени стали банальностью. Стихийное бедствие падающих физических сил людей неожиданно широкого круга профессий, включая, художников и артистов. Университетские профессора с сожалением вспоминают свою способность в студенческие годы проводить несколько дней без сна, если того требовало важное дело. Многие люди просто жалуются на то, что они начинают слишком часто уставать. Хотя хорошо продуманная программа ежедневных упражнений и соответствующая диета оказывает своё действие, большинство людей в среднем возрасте начинают всё больше и больше полагаться на «мозги», а не на «мышцы». Они находят новые преимущества в знании, аккумулирующем жизненный опыт, приобретают мудрость.

Тут следует ввести термин «фрустрация». Фрустрация (от лат. frustratio – обман, тщетное ожидание) — негативное психическое состояние, обусловленное невозможностью удовлетворения тех или иных потребностей. Это состояние проявляется в переживаниях разочарования, тревоги, раздражительности, наконец, отчаянии. Эффективность деятельности при этом существенно снижается.

В состоянии фрустрации личность может вести себя или агрессивно (высказывать недовольство, раздражение, возмущение), или замкнуться в себе, впасть на какое-то время в состояние депрессии (испытывать подавленность, обиду, чувства безнадежности и беспомощности, личной ущемленности, комплекса неполноценности или комплекса «без вины виноватый»). Фрустративные переживания проявляются тем интенсивнее, чем сильнее было влечение личности удовлетворить свою потребность и чем ближе была такая возможность. Типичная ситуация фрустрации — ситуация упущенного шанса (игра в рулетку при крупных ставках: «повезло — не везет — повезет?»). В фирме менеджер постоянно находится в ситуации срыва надежд, а поэтому должен вырабатывать в себе иммунитет к фрустративным состояниям.

Фрустрация обнаруживает специфические изменения в поведении. По этим изменениям она и определяется как таковая. Характерные признаки фрустрации следующие: личность сталкивается с неразрешимой проблемой; она не имеет возможности выхода из возникшей ситуации, поэтому сильно реагирует на нее, либо обвиняя того, кто кажется виновником срыва надежд (агрессивная реакция), либо усматривая «злой умысел» в сложившихся обстоятельствах (депрессивная реакция). Реакция личности может быть и интернальной, когда признается и своя вина. Однако это — исключение; самообвинение — характерный признак не фрустрации, а выхода из нее, но в том случае, если личность видит причины неудач прежде всего в себе.

Второй главный вопрос среднего возраста — это сексуальность. У среднего человека наблюдаются некоторые отклонения в интересах, способности и возможности, особенно по мере того, как подрастают дети. Многие люди поражаются тому, сколь большую роль играла сексуальность в их отношениях с людьми, когда они были моложе.

Согласие в среднем возрасте требует значительной гибкости. Один важный вид гибкости включает «способность изменять эмоциональный вклад» от человека к человеку и от деятельности к деятельности. Эмоциональная гибкость необходима, конечно, в любом возрасте, но в среднем возрасте она становится особенно важной, по мере того как умирают родители, подрастают, и покидают дом дети. Неспособность к эмоциональной отдаче по отношению к новым людям и новым занятиям ведет к такого рода застою, который описал Эриксон.

Другой вид гибкости, который тоже необходим – это «духовная гибкость». Среди людей зрелого возраста существует известная тенденция к растущей ригидности в их взглядах и действиях, к тому, чтобы сделать свои умы закрытыми для новых идей. Эта умственная закрытость должна быть преодолена или она перерастает в нетерпимость или фанатизм. Кроме того, жёсткие установки ведут к ошибкам и неспособности воспринимать творческие решения проблем.

Успешное разрешение кризиса включает обычно переформулировку идей в рамках более реалистичной и сдержанной точки зрения и осознание ограниченности времени жизни каждого человека. Супруг, друзья и дети приобретают всё большее значение, тогда как собственное «Я» всё более лишается своего исключительного положения. Наблюдается всё более усиливающаяся тенденция довольствоваться тем, что есть, и меньше думать о вещах, которые, скорее всего, никогда не удастся достичь.

В среднем возрасте как мужчины, так и женщины пересматривают свои цели и размышляют о том, выполнили ли они ранее поставленные перед собой задачи. В период ранней взрослости люди утверждают себя в профессиональной области. В среднем возрасте они часто по-иному начинают смотреть на свою работу. Большинство при этом сознают, что они сделали свой профессиональный выбор и должны с ним жить. Часть тех, кто разочаровался в своей работе, потерял её или не достиг того профессионального положения, на которое надеялся, может испытывать горечь и упадок духа. Другие могут перестроить свою систему приоритетов. Изменение приоритетов происходит не только в области профессиональной деятельности. Например, некоторые люди в середине жизни решают уделять больше внимания межличностным отношениям или моральным обязательствам и меньше — профессиональному развитию.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ АКТУАЛИЗАЦИИ

 

В связи с возрастанием роли психологического фактора в современном производстве все более повышаются требования к особенностям психического развития взрослого человека. В условиях непрерывного образования, которое осуществляется не только в школьный период, но и на протяжении всей дальнейшей жизни человека, контингент взрослых людей в период зрелости тоже вовлечен в процесс обучения. Повышение требований к интеллекту взрослого человека, к его мобильности и способности непрерывно обучаться происходит в условиях технического перевооружения производства, появления новых профессий, гигантского роста информации и расширения масштабов человеческой деятельности.

Каковы же возможности человека в период зрелости? Многочисленными исследованиями установлено, что в разные периоды жизни человека наблюдается неравномерное развитие его психических функций. Так, наиболее высокая степень восприимчивости социального и профессионального опыта отмечается в пору от 18 до 25 лет (период ранней зрелости). В эти годы происходят наибольшие изменения в интеллектуальных функциях. Это свидетельствует о подвижности и гибкости взаимосвязей между памятью и вниманием.

В свою очередь в период средней зрелости, в 26—29 лет внимание по своему развитию опережает память и мышление. Это связано срезкой перестройкой личности: определяются жизненные позиции, меняется положение человека в семье, в трудовом коллективе. В 30—33 года вновь наступает высокое развитие всех интеллектуальных функций – памяти, мышления и внимания, которое снижается к 45 годам. Затем быстрота приема информации, ее переработки и реакции на нее, интенсивность внимания, а также эмоциональная уравновешенность и другие психологические показатели понижаются.

Как было отмечено Б.Г. Ананьевым, интенсивность старения интеллектуальных функций зависит от двух факторов: внутренним фактором является одаренность человека, внешним — образование. Образование противостоит старению, затормаживает его процессы. Следует учесть, что до 35 лет происходит становление целостности функциональной основы интеллектуальной деятельности человека; в период между 26 и 35 годами повышается интегрированность межфункциональной системы; а в период между 35 и 46 годами под влиянием усиливающейся жесткости связей между функциями и их показателями происходит снижение возможностей новообразований. Это создает противоречие, выражающееся в том, что сохраняется высокая интеллектуальная активность и продуктивность в привычных условиях профессиональной работы и вместе с тем возникают серьезные затруднения в овладении новыми видами деятельности [2].

Поэтому подготовка, переподготовка и постоянное повышение квалификации работников, создание на производстве системы непрерывного образования кадров — важные условия профессионального и интеллектуального развития человека. Существенное значение имеют время и форма приобретения работником среднего и высшего образования. Продолжительность обучения влияет на закрепление человека за определенной профессией, рост его квалификации, возможности перепрофилирования, способствует формированию активной жизненной позиции и т.д.

Для человека ранней и средней зрелости основным видом деятельности становится профессиональная. Обучение отодвигается на второй план, профессиональный опыт формируется и накапливается в сфере непосредственно практической преобразовательной деятельности. На разных этапах взрослости отношение к обучению меняется (что вполне естественно), о зависимость этого отношения от ведущего вида деятельности (трудовой) сохраняется.

Именно профессиональная деятельность формирует потребность взрослого в знаниях (особенно в современных условиях жизни), его познавательные интересы и запросы, цели и мотивы. Если человек принимает решение о продолжении образования, то у него появляется мощный источник углубления и совершенствования положительного отношения к образованию. Положительный мотив, в свою очередь, оказывает существенное влияние на жизненную позицию личности, программу ее деятельности и перспективные планы, становится неотъемлемой частью многостороннего и сложного процесса самосовершенствования психики человека. Специалисты в области анализа стимулов и мотивов образования взрослых обращают внимание на необходимость осознания человеком нескольких групп противоречий:

  • диспропорция между нужным для данной специальности и реальным уровнем знаний;
  • противоречия между реальным уровнем знаний и необходимым для освоения социальных условий деятельности, социальных отношений, социально одобряемых норм поведения;
  • противоречия саморефлексивнрго характера, обусловленные, с одной стороны, стремлением лучше и глубже разобраться в себе, с другой — недостаточно развитым механизмом рефлексивного контроля, недостаточным знанием самого себя;
  • противоречия между уровнем знаний человека и новыми проблемными познавательными задачами, которые выдвигаются не только потребностями практики, но и самим человеком (перед взрослым довольно часто стоит задача самовоспитания и самоперевоспитания, самопрограммирования психики в целом и т.п.) [6, С. 36-61].

Развитие человека в период взрослости определяется сменой основных видов деятельности, прежде всего профессиональной. Именно в этот период наиболее полно выражено формирование человека как субъекта познания, общения и труда. Современное общество ставит перед взрослым человеком задачу непрерывного совершенствования своих знаний и профессионального мастерства, расширения сферы общения. Структурные изменения субъекта деятельности в его различных проявлениях характеризуют различные фазы его развития — подготовительную, старт, кульминацию и финиш [2, С. 158-162]. Период средней зрелости характеризуется независимостью от родителей в экономическом отношении. Новый статус складывается из многообразия прав и обязанностей человека в разных сферах жизни и деятельности, в обществе, на работе, в собственной семье наступает консолидация социальных и профессиональных ролей. Если в период молодости актуальным был поиск любимого человека, верных друзей, проблема создания семьи, усиливалась установка на хорошие жилищные условия, материальную обеспеченность, то в период взрослости (особенно на первом ее этапе, в 26—30 лет) жизненные планы приобретают иной характер, поскольку большинство людей уже имеет свою семью.

В указанной возрастной группе усиливается забота о хороших жилищных условиях, о правильном воспитании детей, наряду с задачами, связанными с получением интересной работы, повышением квалификации, образования. Таким образом, в зависимости от изменения социального положения происходят и изменения содержания жизненных планов, а внутренней основой возрастной динамики жизненных планов являются изменения в системе субъективных ценностей личности, которые, в свою очередь, складываются в результате усвоения, интериоризации общественных ценностей и собственной социальной активности. (Если для рабочих старшего возраста более высокое мотивационное значение имеют санитарно-гигиенические условия работы, техника безопасности, оборудования и пр., то для молодых рабочих более значимыми могут являться, например, отношения с администрацией, связанные с социальной и профессиональной адаптацией; для ученых с ярко выраженным творческим складом личности характерна четкая мотивация в виде интеллектуальной потребности, которая может меняться в зависимости от достижений, продуктивности деятельности, но в основе сохраняется доминирующей.)

Анализ периода взрослости не будет полным без хотя бы краткой характеристики различий психологии полов. А поскольку ведущей деятельностью взрослых является трудовая, профессиональная, то, по всей видимости, знание различий в психологии мужчин и женщин может быть весьма полезным. Исследованиями установлено некоторое преимущество мужчин в пространственной и временной ориентации, в понимании механических отношений и в математических рассуждениях. Женщины превосходят мужчин в ловкости рук, в быстроте восприятия, в счете и беглости речи, в запоминании разного материала. Среди основных личностных черт у мужчин в большей степени выражены агрессивность, мотив достижения, эмоциональная стабильность, а у женщин, как правило, социальная ориентация. В процессе развития у мужчин более устойчивыми оказываются такие черты, как интеллектуальные интересы, изменчивость настроений, готовность примириться с неудачей, высокий уровень притязаний, а у женщин – настойчивость, эстетическая отзывчивость, жизнерадостность, желание дойти до пределов возможного. Сравнивая мужчин с теми, какими они были в 13—14 лет, отечественный психолог И.С. Кон выделяет следующие типы развития их личности. Мужчины, отличавшиеся в 13—14 лет от сверстников надежностью, продуктивностью в работе, честолюбием, хорошими способностями, широтой интересов, самообладанием, прямотой, дружелюбием, философским складом ума и сравнительной удовлетворенностью собой, сохранили эти свойства и в 45-летнем возрасте. Такие люди высоко ценят независимость и объективность, имеют высокие показатели по интеллектуальной эффективности, чувству благополучия. Неуравновешенные мужчины со слабым самоконтролем, с присущей им импульсивностью и непостоянством, склонностью драматизировать свои жизненные ситуации, непредсказуемостью поведения, частой сменой работы и т.д., как правило, вырастают из подростков, для которых были характерны бунтарство, любовь к рискованным поступкам и предрасположенность к отступлениям от принятого образа мышления, а также раздражительность и агрессивность.

Следующий мужской тип — мужчины с повышенным самоконтролем. В подростковом возрасте они выделялись эмоциональной чувствительностью и самоуглубленностью. Эти мальчики плохо чувствовали себя в неопределенных ситуациях, легко отчаивались в неудаче, были зависимы и недоверчивы. Достигнув сорокалетия, они остались столь же ранимыми, склонными уходить от сложных обстоятельств, испытывать жалость к себе, напряженность в общении с другими людьми. Замечено, что среди представителей данного типа мужчин наиболее высокий процент холостяков, И, наконец, можно выделить некоторых мужчин, напротив, сильно меняющихся от юности к зрелости. Чаще всего к ним относятся те, у которых бурная, напряженная юность сменяется спокойной, размеренной жизнью в зрелые годы, т.е. в период взрослости.

Существуют определенные типы развития личности и среди женщин [19, С. 11, 12]. Социально-психологические исследования личности женщин-инженеров позволили выделить следующие типологические группы: доминантную, ситуативную и конформистскую. Для доминантного типа характерны интерес к техническим наукам и исследовательской деятельности, увлечение техникой, конструированием; стремление работать в научно-исследовательских и конструкторских организациях; высокие показатели творческой активности; удовлетворенность специальностью, содержанием труда и взаимоотношениями в коллективе. Представители данного типа более всего стремятся сохранить достигнутое, например, остаться на прежнем месте, если даже нужно идти на понижение в должности.

Ситуативный тип при выборе профессии, места работы женщиной осуществляется чаще всего из-за меркантильных соображений: близость к месту жительства, материальные выгоды, удобный режим и т.п. Творческая активность у таких женщин выражена слабо, но весьма заметно проявляется высокая общительность, стремление к самоутверждению в отношениях с другими людьми при довольно низком уровне притязаний в профессиональной деятельности. Ограниченный интерес к выполняемой работе замещается ориентацией на семью, быт и культуру.

Конформистский тип характеризуется тем, что выбор профессиональной деятельности женщины осуществляют под влиянием ближайшего социального окружения (друзей, знакомых, родителей и др.), а не в результате самостоятельного решения.

Особая значимость периода зрелости заключается в том, что, включаясь во все многообразие общественных отношений, человек становится их субъектом, сознательно формируя свое отношение к окружающему миру. В период зрелости происходит интеграция отношений и формирование характера как системы (сам процесс характерообразования начинается в детстве). Именно в период зрелости, особенно в период средней зрелости (35—45 лет), одной из центральных характеристик человека является генеративность — желание повлиять на следующее поколение через собственных детей, через практический или теоретический вклад в развитие общества. Генеративность определяет способность человека оглянуться вокруг, интересоваться другими людьми, быть продуктивным, что, в свою очередь, делает его счастливым. В этом возрасте, считает Э.Эриксон, человек формулирует свою точку зрения о внешнем мире, его будущем и о своем участии в нем. Важнейшая характеристика в становлении личности как субъекта жизни – это результативный, продуктивный момент ее деятельности. Дела, деяния, достижения, продукты, социальные влияния личности являются критериями ее субъективности. При этом важна общественная ценность продуктов и влияний, представленная для личности как «ценность моей жизни». В изменениях, которые личность произвела в общественном мире, она узнает себя, ей открывается истинный уровень ее жизни, внутриличностные противоречия, предпосылки саморазвития, самоизменений. Человек использует свои лучшие жизненные достижения в деятельности, поведении, общении на новом уровне, в новых формах отношений к жизни и т.д. Взрослость приходит на смену молодости. Различия между поколениями, преемственность поколений — это реальный механизм, по которому происходит взаимосвязь между индивидуальным временем развития личности и социально-историческим контекстом этого развития. На стыке поколений неизбежно возникновение проблем (проблема «отцов и детей», проблема преемственности и др.).

Люди средней зрелости привыкли к определенному, усвоенному в годы своей юности стилю поведения, музыке, танцам и т.п. Юности и молодости присуща жажда новизны, перемен. Люди средней и поздней зрелости ориентируются на стабильность. Отцы больше склонны к суждениям и поведению на основе норм морали, дети руководствуются преимущественно в своих поступках симпатией и антипатией, интуицией и пр. Серьезной работы они не знают. Какого-либо важного дела не имеют. В школе, как и в семье, они лишены инициативы, самостоятельности. Вечная опека приводит молодых к полной социальной инертности. Вырастают инфантилы, которые сильно раздражают взрослых, старшее поколение. Взрослым оставаться беспристрастными в отношениях с молодыми значительно труднее, чем в отношениях со своими сверстниками. Не обращать внимания даже на мелочи, действующие на нервы обеим сторонам (молодым и взрослым), особенно в одной семье, тоже становится намного труднее. Нелишне напомнить, что взаимоотношения между людьми, общение — профессиональное, интимное, представителей различных поколений и т.д. — это и наука и искусство. Изучается эта область человеческого бытия разными науками, в том числе и психологией (психологией семьи, психологией управления, психологией организаторской деятельности, социальной психологией и др.). Накоплено огромное количество теоретической и практической литературы, способной удовлетворить даже самые изысканные вкусы. Остается только подружиться с этим бесценным материалом.

Весь жизненный путь человека формируется и развивается в процессе непрерывного становления и разрешения разнообразных по своей природе и по своему значению противоречий, которые лежат в основе внутренних конфликтов личности на том или ином этапе жизни или в той или иной конкретной жизненной ситуации. В состоянии внутреннего конфликта человек испытывает проблемную напряженность всего своего поведения. Эта напряженность возникает не сразу, а постепенно, накапливаясь. Относительное социально-психологическое равновесие в какой-то момент нарушается, что приводит к: затруднениям, осложнениям в основных видах деятельности (взрослый проецирует психологический дискомфорт на производственные дела, общение с коллегами, друзьями, друг с другом).

Далее – по нарастающей: происходит как бы «разрыв» жизни (человек не может выполнять свои жизненные функции, пока не разрешит противоречие). И это уже — жизненный кризис, при котором социально-психологическое противоречие обостряется до предела, до той последней границы, которая определяет в данный момент внутриличностные резервы социальной адаптивной энергии. И сегодня совсем не редкость, когда взрослый человек в середине своего жизненного пути, в период средней зрелости (35—40 лет) мучительно пытается найти ответ на вопрос: как жить дальше? Для чего жить дальше? Зачем вообще жить дальше? (Правда, заметим, что для возникновения социально-психологического противоречия необходимо наличие развитой структуры личности, ее «Я», достаточно высокого уровня развития системы высших чувств и ценностей человека.)

Перед взрослым в период зрелости стоит ряд существенных задач по его самоактуализации (этот термин введен в науку американским психологом А. Маслоу): стать лучшим родителем для своих детей, достичь профессиональных высот, проявить себя, в общественной жизни, быть преданным другом, быть интересным для окружающих, в общении и т.д. [17]. Все это рождает потребность в постоянной кропотливой работе над собой, над изжитием личных недостатков в характере, потребность самосовершенствования. Ближе к 40 годам человек начинает отчетливо осознавать, насколько расходятся его мечты, жизненные планы с ходом и результатами их осуществления. Жизнь, как правило, более сурова, вносит свои коррективы в задуманные еще в молодости планы. Время неумолимо движется вперед, и взрослый человек совсем не уверен, что он успеет сделать все, что хотелось бы и что некогда казалось ему вполне по силам.

В книге «Мотивация и личность» Маслоу определяет самоактуализацию как стремление человека к самовоплощению, к актуализации заложенных в нем потенций, проявляющееся в стремлении к видовой идентичности: «Этот термин выражает «полноценное развитие человека» (исходя из биологической природы), которое (эмпирически) нормативно для всего вида, безотносительно ко времени и месту, то есть в меньшей мере культурно обусловлено. Оно соответствует биологической предопределенности человека, а не исторически-произвольным, локальным ценностным моделям… Оно также обладает эмпирическим содержанием и практическим смыслом» [17].

Маслоу вводит второе ключевое для теории самоактуализации понятие «пикового переживания», как особого типа переживания, завершающего каждый ее эпизод. Это, прежде всего, эмоциональное проявление самооценки, причем неформальной, истинной, не дающей свершиться самообману, не позволяющей ввести себя в заблуждение даже авторитетным внешним источникам или манипуляторам. Это оценка истинности и правильности именно своего решения и поступка в данной ситуации, своего решения проблемы, последствий этого события для своей дальнейшей жизни. К Роджерс, в работе «Несколько важных открытий», первым из них отмечает: «Я могу доверять моим переживаниям. Если переживание воспринимается как нечто ценное, то оно достойно того, чтобы существовать. Иначе говоря, я понял, что мое целостное организмическое чувство ситуации более достойно, чем мой интеллект» [22]. В «Дальних пределах человеческой психики» Маслоу пишет, что «критерием, по которому можно судить о продвижении в правильном направлении, являются пиковые переживания, они же являются и наградой самоактуализирующейся личности». Интенсивность, глубина и продолжительность этих переживаний играют важную роль. Маслоу пишет: «на мой взгляд, здоровые, самоактуализированные люди, не достигшие пределов высшего переживания, живущие на уровне житейского постижения мира, ещё не прошли весь путь к истинной человечности. Они практичны и эффективны, они живут в реальном мире и успешно взаимодействуют с ним. Но полностью самоактуализированные люди, которым знакомы высшие переживания, живут не только в реальном мире, но и в более высокой реальности, в реальности Бытия, в символическом мире поэзии, эстетики, трансценденции, в мире религии и ее мистическом, очень личном, не канонизированном значении, в реальности высших переживаний» [17].

Следование путем самоактуализации не дает человеку никаких гарантий достижения успеха и признания не только в широком социальном контексте (социальный аспект акме), но и в кругу семьи и, даже, близких друзей.

Только понимание существенной, онтологической ценности свободы выбора таких целей, достижение которых, результат, имеет ценность большую, чем те неудобства и проблемы, которые его обнародование может принести автору, выводит человека в подлинно экзистенциальное Бытие. Именно такую возможность санкционирует теория пиковых переживаний. Именно поэтому не следует путать цель и один из критериев, по которому можно судить о ее достижении. Маслоу советует: «не гонитесь за ними, действуйте в соответствии с высшими ценностями, и в должный час пиковые переживания настигнут вас сами» [17].

Если первым ввёл в рассмотрение отечественной теории личности проблематику «жизненного пути» С.Л. Рубинштейн («Основы общей психологии», 1935г), то детальная проработка проблемы «жизненного цикла человека» является заслугой Б.Г. Ананьева. Он разработал понятие индивидуальности как высшего уровня развития человеком своей личности, достижения им вершины жизни. С этой позиции Б.Г. Ананьев выделяет «важнейшие с точки зрения развития личности характеристики – старт, кульминационный момент высших достижений в избранной деятельности и финиш» [2], показывает зависимость кульминации от момента старта, а старта от истории воспитания личности. Он определяет жизненный путь человека как историю «формирования и развития личности в определенном обществе, современника определенной эпохи и сверстника определенного поколения». Таким образом понимаемый жизненный путь человека – это не что иное как история событий, актов его деятельности по решению проблем в динамически меняющейся социальной ситуации. С.Л. Рубинштейн пишет: «не только человечество, но и каждый человек является в какой-то мере участником и субъектом истории человечества и в известном смысле сам имеет историю. Всякий человек имеет свою историю, поскольку развитие личности опосредовано результатом её деятельности…лишь по мере того, как личность предметно, объективно реализуется в продуктах своего труда, она через них растет и формируется… Линия, ведущая от того, чем человек был на одном этапе своей истории, к тому, чем он стал на следующем, проходит через то, что он сделал. В этом ключ к пониманию развития личности – того, как она формируется, совершая свой жизненный путь» [25].

Опираясь на мнение М. Бахтина [3] можно сказать, что концепция жизненного пути есть результат полилога, который человек ведет с близкими и самим собой. Начиная с некоторого момента жизни человека, его концепция собственного пройденного пути в сопоставлении с ранее имевшимися мечтами, фантазиями и жизненными планами, становится самостоятельным фактором, влияющим на оценку своей жизни, источником специфического переживания, лежащего в основе самооценки и самоотношения. С.Л. Рубинштейн писал в этой связи: «Каждый человек, живущий сколько-нибудь значительной внутренней жизнью, оглядываясь на свой жизненный путь, всегда находит воспоминания о таких моментах особенно напряженной внутренней жизни, озаренных особенно ярким светом, которые, в своей неповторимой индивидуальности, глубоко входя в жизнь, стали для него переживаниями. Художники, изображая психологию своего героя, недаром склонны бывают особенно осветить его переживания, т.е. особенно значительные моменты его внутренней жизни, характеризующие его индивидуальный путь развития, как поворотные пункты его. Переживания человека – это субъективная сторона его реальной жизни, субъективный аспект жизненного пути личности» [26].

Каждый эпизод самоактуализации благодаря пиковым переживаниям становится осмысленным и важным в контексте целостной жизни человека, размышления и действия обретают единство и завершенность. Пиковые переживания дают концептуальную основу для теоретического выделения эпизода, части из непрерывного целого, которым является жизнь, способствуют формированию концепции прошлого; тому, кто достиг этого уровня, уже нет причин искать причины неудач в событиях детства или взаимоотношениях с родителями. Даже опыт боли, неудач, ошибок становится возможным воспринимать и интерпретировать как имеющий специфическую ценность элемент пути к самоактуализации. Человек, достигший самоактуализации хотя бы в нескольких эпизодах своей жизни, оказывается в состоянии коренным образом пересмотреть все свои представления о прошлом, взгляд на себя и свои возможности в настоящем, и построить реальные планы на будушее.

Уточним соотношение между понятиями самоактуализация и самореализация. Реализация (realization), в истолковании Оксфордского словаря современного английского языка для студентов (1984) — это, прежде всего, осознание, мыслительная (когнитивная) деятельность. Актуализация (actualization) — имеет значение деятельности как процесса, трату сил (от латинского корня actus — поступок), имеющую вещественный результат.

Понятие «самореализация» означает, таким образом, мыслительный, когнитивный аспект деятельности, теоретическую деятельность, работу на внутреннем плане. Самореализация проявляется в построении и корректировке, перестройке «концепции Я», включая «идеальное Я», картины мира и жизненного плана, осознании результатов предшествующей деятельности (формирование концепции прошлого).

Самоактуализация и самореализация оказываются, таким образом, двумя неразрывными сторонами одного процесса, процесса развития и роста, результатом которого является человек, максимально раскрывший и использующий свой человеческий потенциал, самоактуализировавшаяся личность.

Акт самоактуализации – это некоторое конечное число действий, выполняемых субъектом на основании сознательно поставленных перед собой в ходе самореализации целей и выработанной стратегии их достижения. Каждый акт самоактуализации завершается специфической эмоциональной реакцией — «пиковым переживанием», положительным в случае успеха, и отрицательным (боль, разочарование) – в случае неудачи.

М. Мамардашвили, в «Картезианских размышлениях», пишет: «сначала напомню, что служило у древних греков символом перехода человека в зрелую жизнь, когда предпринимается редукция мира и происходит окончательное становление себя, своей самости. Греки называли этот возраст «акме» (вершина, расцвет) и считали, что он приходится обычно на 30-35 лет. Вспомним, что 33 года – это возраст Христа, когда его распяли. Или Данте, который именно в этом же возрасте «жизни путь пройдя до половины, оказался в сумрачном лесу» [15]. Декарт же в этом возрасте писал свои «Правила для руководства ума» (1628год). То есть, другими словами, правила пользования собственным умом, без какого-либо внешнего авторитета, без того, чтобы тебя водили на помочах, что и является признаком зрелости человека и человечества, как говорил Кант». Под редукцией понимается при этом освобождение собственного ума от всего того, что вошло в него бессознательно (без сознательного контроля философским сомнением). Декарт пишет: «каждый человек, говорю я, как только он достигнет предела, именуемого возрастом познания, должен принять твердое решение освободить свое воображение от всех несовершенных идей, запечатленных в нем ранее, и серьезно взяться за формирование новых идей, упорно употребляя на это все способности своего разума». Мамардашвили отмечает, что для каждого человека это необходимый и «самый тяжелый труд, который за тебя никто не сделает, в котором сотрудничать не с кем (один на один с миром). И мы смертельно боимся, избегаем этой минуты и готовы делать все, что угодно: преобразовывать общество, крутиться, как белка в колесе, с утра до ночи, и так каждый день» [15]. Выполненная работа по освобождению от несовершенных идей открывает человеку новое, картезианское мировоззрение, основанное на тезисе «Бог невинен, а мы – свободны». Суть этого мира индивидуальной свободы, в которой не только возможна, но и необходима самоактуализация, «можно выразить одной сложноподчиненной фразой: мир, во-первых, всегда нов (в нем как бы еще ничего не случилось, а только случится вместе с тобой), и, во-вторых, в нем всегда есть для тебя место, и оно тебя ожидает. Ничто в мире не определено до конца, пока ты не занял пустующее место для доопределения какой-то вещи, восприятия, состояния, объекта и т.д. И третье: если в этом моем состоянии все зависит только от меня, то, следовательно, без меня в этом мире не будет порядка, истины, красоты» [15].

Все равно, быстрое или медленное достижение человеком своей вершины и осознание им этого факта ставит перед ним проблему смысла жизни, соотношения мотивации и нравственного выбора: как использовать достигнутое, продолжить ли дальнейшее восхождение в гордом одиночестве, или приостановиться для того, чтобы оказать помощь отстающим? Что более «правильно» для ученого, опередившего свое время: писать «в стол», в расчете на будущие поколения, или же лучше попытаться создать свою школу, с целью «подтянуть» хотя бы несколько учеников до понимания своих идей (как это делали основатели великих религий)? Или может быть «лучше» сжечь свои рукописи и удалиться в монастырь, если есть серьезные основания опасаться того, что современники могут использовать новые идеи во вред всему человечеству (как это произошло с ядерной энергией)?

Для концептуализации пройденного жизненного пути важен тот момент, когда человек принимает решение: то, чего я достиг сегодня, — моя высшая вершина, мое акме. До этого момента жизнь рассматривается субъектом как незавершенная траектория, принципиально открытая система, в которой еще могут произойти события настолько значимые, что вся концепция может быть изменена. Принятие субъектом решения о достижении высшей из вершин жизни, принципиально изменяет отношение к ней: в этой точке происходит окончательное размежевание между религиозными и атеистическими взглядами, что требует отдельного и непростого разговора.

Самоопределение по отношению к собственному развитию в чувственно воспринимаемом мире действительности и существованию в той или иной форме предела развития и роста необходимо в связи с существованием гипотез о наличии особой и в то же самое время общей, трансцендентной цели развития для каждого человека и для всего человечества. Само наличие подобных идей в культурной среде человечества рано или поздно вынуждает каждого человека самоопределиться по отношению к ним, что возможно лишь при наличии высокого чувства ответственности за свою жизнь, жизнь своих ближних, и человечества в целом.

Существование теорий развития человека, в том числе теории самоактуализации, и представления о вершинах развития и путях их достижения не облегчает, а проблематизирует жизнь человека, ставит его перед экзистенциальным выбором, который заключается в том, что

или: человек признает такую возможность, и активно действует ради реализации своего проекта жизни; если ему в какой-то мере удается его реализовать, он обретает подлинную личность, спасается от внутренних конфликтов, внешние обстоятельства жизни перестают восприниматься им как препятствия или враждебные вмешательства и становятся инструментами и условиями его индивидуальной жизни;

или: человек не признает наличие такой возможности, и не вовлекается в реализацию своего жизненного проекта; в этом случае «его жизнь рассеивается в лишенных смысла обстоятельствах, делается бесполезной и становится более негативной, чем смерть» (1).

Серьезные изменения претерпевает область сексуальных отношений (одни охладевают к интимной жизни, другие смотрят на представителей своего пола как на потенциальных «соперников»). В целом, в массе своей взаимоотношения полов становятся более спокойными, качественно меняются личностные отношения, становясь более глубокими и весьма интересными по содержанию. Вместе с тем потеря внешней привлекательности и вообще расставание с молодостью для многих красивых мужчин и очаровательных женщин сопровождается периодом тяжелой депрессии, при которой человек субъективно испытывает прежде всего тяжелые, мучительные эмоции и переживания — подавленность, тоску, отчаяние, общую пассивность поведения и т.п.

Творческие люди сетуют на то, что с возрастом прибывает мастерство, возникают все более интересные замыслы, заманчивые проекты, но при этом столь же стремительно убывают силы. Замечено, что частота смерти творческих работников (особенно поэтов, художников, актеров) между 35 и 40 годами (период средней зрелости), к сожалению, возрастает [29, C. 168]. Не каждому оказывается под силу успешная перестройка, но если человек преодолевает трудности, внутренние конфликты, то, как правило, сохраняет свой творческий потенциал, более того — достигает качественно новых высот.

Кризис середины жизни имеет объективные причины и предполагает существенную перестройку личности с учетом изменения положения человека в жизни. Нужна значительная гибкость в поведении, общении, манерах с тем, чтобы они соответствовали его возрасту. Уже неадекватными будут юношеский максимализм, излишняя эмоциональность; серьезные трудности в отношениях с людьми могут возникнуть, если человек средних лет будет проявлять умственную и поведенческую жесткость, неумение или нежелание адаптироваться, разумно приспосабливаться к изменяющимся условиям жизни. Количество проблем во взрослой жизни (по сравнению с периодами юности, молодости) не убавляется, а, наоборот, нарастает, — в том числе и таких, к которым он совершенно не готов, и если взрослый человек осознает и оценит реальное положение вещей, с учетом этого наметит новые цели или скорректирует старые, если он предпочтет активно действовать, решать проблемы, а не сетовать бесконечно на невезения, коварства жизни, то вполне благополучно преодолеет этот «перевал» и с новыми планами, с чувством оптимизма вступит в следующий период своей жизни — период поздней зрелости.

Специалисты утверждают, что самым опасным в период зрелости следует считать состояние застоя, при котором не происходит прогрессивного развития личности. И, напротив, разумная и адекватная переоценка ценностей в середине жизни приведет к глубинному обновлению личности, создаст благоприятные предпосылки для успешного вхождения в следующий период — период зрелости (40— 45 — 55—60 лет), к росту удовлетворенности не только на период зрелости, но и на более поздние годы. Исследованиями отечественных и зарубежных ученых показано, что важнейшим самоощущением взрослого человека должно быть чувство неуспокоенности (Б.Г. Ананьев, Л.П. Гримак, Е.А. Климов, А.А. Бодалев, Н.Н. Обозов, Ё.Ф. Рыбалко, Э.Д. Смит, А.В. Толстых, Е.С. Филатова, Э.Франкл, Т.Ханна, Э.Эриксон и др.). Ведь сущность жизни состоит в преодолении трудностей, сомнений, болезней, недостатков, несовершенства и страданий в том числе (достаточно назвать столь печальные синдромы, как вьетнамский, афганский, чеченский — с их специфическим последействием, т.е. в период взрослости). Но сущность жизни заключается и в созидании нового ощущения жизни, превращения потенциально разрушительных событий жизни человека в процессе его совершенствования [11, 13, 28].

Обратим внимание на то, что кризис взрослости (как и другие возрастные кризисы) несет в себе положительное начало, так как способствует самопознанию, саморазвитию, самосовершенствованию, качественным новообразованиям в психике. А вот каким будет это переживание кризиса, приведет оно к депрессии, застою или к созиданию, будет зависеть от конкретных условий его протекания, непосредственно от данного человека [11, 13, 28].

Таким образом, в период зрелости (25—30 — 40—45 лет) происходит усиление социального развития личности, максимальное вовлечение ее в различные сферы общественных отношений и деятельности, что требует мобилизации всех ресурсов человека, в том числе природных задатков его как индивида. В то же время процесс развития личности зависит от уровня и степени социальной активности и продуктивности ее самой. Период взрослости — наиболее благоприятный для формирования основных подструктур человека, для достижения им зрелости как личности и субъекта общения, познания и деятельности, как индивидуальности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Аббаньяно Н. Введение в экзистенциализм. – СПб.: Алетейя, 1998
  2. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания
  3. Бахтин М. Автор и герой. К философским основам гуманитарных наук. – СПб.: Азбука, 2000
  4. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1976.
  5. Божович Л.И. Проблемы формирования личности. М., 1995.
  6. Вершловский С.Г. Общее обарзование взрослых: «Стимулы и мотивы., М, 1987.
  7. Виткин Д. Мужчина и стресс. СПб., 1995.
  8. Выготский Л.С. Проблема возраста// Собр.соч.: в 6 т. М., 1984. Т.4.
  9. Гальперин П.Я., Запорожец А.В., Карпова С.Н. Актуальные проблемы возрастной психологии. М., 1978.
  10. Годдфруа Ж. Что такое психология.// В 2 т. М., 1991. Т.2.
  11. Гримак Л.П. Резервы человеческой психики: Введение в психологию активности. М., 1987.
  12. Запорожец А.В. Основные проблемы онтогенеза психики. Развитие восприятия и деятельность. К вопросу о генезисе, функции и структуре эмоциональных процессов у ребенка.// Избранные психологические труды.: В 2 т. М., 1986. Т.1.
  13. Климов Е.А. Психология профессионального самоопределения. Ростов-н/Д., 1996.
  14. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1981.
  15. Мамардашвили М. Картезианские размышления. – М.: Прогресс, 1999
  16. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. – СПб.: Евразия, 1997
  17. Маслоу А. Мотивация и личность. – СПб.: Евразия, 1999
  18. Маслоу А. Психология бытия. – Киев, 1997
  19. Обозов Н.Н. Психология взрослого человека. Спб., 1995.
  20. Обухова Л.Ф. Концепция Ж.Пиаже: за и против. М., 1981.
  21. Пиаже Ж. Психология интеллекта. // Избранные психологические труды. М., 1994.
  22. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. – М.: Прогресс, 1998/
  23. Роджерс К. Клиенто-центриролванная терапия. – Киев, 1997/
  24. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 1998/
  25. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. – М.: Наука, 1997/
  26. Рыбалко Е.Ф. Возрастная и дифференциальная психология. Л., 1990.
  27. Старовойтенко Е.Б. Жизненные отношения личности: модели психологического развития. Киев, 1992.
  28. Столярнко Л.Д. Основы психологии. Рстов-н/Д, 1995.
  29. Толстых А.В. Возрасты жизни. М., 1998.
  30. Хрестоматия по возрастной и педагогической психологии/ Под ред. И.И.Ильясова и В.Я.Ляудис. М., 1980.
  31. Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности. Спб., 1997.
  32. Ясперс К. Общая психопатология. – М.: Практика, 1997


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->