ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ОСНОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Актуальность темы исследования. Одним из основных отличий живых существ является их способность к самостоятельной силе реагирования, преобразованию или поддержке жизненно важных связей с окружающим миром, т. е. проявлению активности. Чем выше, чем более развито живое существо, тем более оно активно и подвижно. Выступая как всеобщая характеристика живого, в человеческом обществе активность имеет своеобразное проявление и в силу своей специфичности получила название деятельность.

Деятельность человека — сложное явление. Различные стороны ее изучаются разными науками; ее общественная сущность является предметом общественным наук, ее физиологические механизмы — предметом физиологии; психология изучает психическую сторону деятельности. Когда речь идет о психологическом изучении деятельности, обычно имеется в виду деятельность отдельной личности, хотя в последнее время под влиянием запросов практики объектом психологического исследования становится совместная или групповая деятельность.

Теория деятельности, рассматривающая личность в контексте порождения, функционирования и структуры психического отражения в процессах деятельности, разработана во второй половине XX в. в трудах Леонтьева и С.Л. Рубинтштейна и их последователей.

Предмет рассмотрения в теории деятельности – целостная деятельность субъекта как органическая система во всех ее формах и видах. Исходным методом изучения психики выступает анализ преобразований психического отражения в деятельности, исследуемой в ее филогенетическом, историческом, онтогенетическом и функциональном аспектах.

Генетически исходной является внешняя, предметная, чувственно-практическая деятельность, от которой производны все виды внутренней психической деятельности индивид, сознания. Обе эти формы имеют общественно-историческое происхождение и принципиально общее строение. Конституирующей характеристикой деятельности является предметность. Первоначально деятельность детерминируется предметом, а затем она опосредуется и регулируется его образом как своим субъективным продуктом.

Теоретической базой исследования являются работы таких авторов как Абульханова- Славская К. А., Ассев В. Г., Гиппенрейтер Ю. Б., Горбатенко А. С., Гордеева Н. Д., Запорожец А. В., Ительсон Л. Б., Климов Е. А., Ковалев А. Г., Кудрявцев Т. В., Левонтин Р. , Леонтьев А. Н., Ломов Б. Ф., Маркова А.К., Немов Я.С., Пономарев Я.А., Рогов Е.И., Рубинштейн С.Л., Столяренко Л.Д., Шадриков В.Д. и др.

Как подчеркивает А. Н. Леонтьев, основной, конституирующей характеристикой деятельности является ее предметность. Выражение «беспредметная деятельность», по его мнению, лишено всякого смысла. Но что тогда сказать о деятельности великих философов, мыслителе Деятельность может казаться беспредметной, но научное исследование деятельности необходимо требует открытия ее предмета. При этом предмет выступает двояко: первично — в своем независимом существовании как подчиняющий себе и преобразующий деятельность субъекта, вторично — как образ предмета, как продукт психического отражения его, свойств, которое осуществляется в результате деятельности субъекта и иначе осуществиться не может [15].

Результатом человеческой деятельности является определенный продукт. Большую часть того, что делает человек, он делает не для себя, а для окружающих его людей, для общества в целом. В свою очередь, множество других людей, членов данного общества, тем или иным образом удовлетворяют потребности каждой личности. Но даже тогда, когда человек что-то делает для себя лично, он использует в своем труде опыт других людей, применяя полученные от них знания. Поэтому можно сказать, что деятельность имеет общественный характер.

Действительно, любая индивидуальная деятельность неразрывно связана с деятельностью общества, любой индивид — с другими людьми. Индивидуальную деятельность можно рассматривать как момент, составную часть деятельности общества. Вне общественных связей и отношений индивидуальная деятельность просто не может существовать. Даже Робинзон Крузо, оказавшись на необитаемом острове, организовал свою жизнь в соответствии с теми нормами, правилами, принципами, которые сформировались у него в процессе жизни в обществе. И когда после многолетнего одиночества он встретил, наконец, человека, это заставило его немедленно воспроизвести привычное для предприимчивого англичанина распределение социальных ролей: «Прежде всего, я объявил ему, что его имя будет Пятницей, так как в этот день недели я спас ему жизнь. Затем я научил его произносить слово «господин» и дал понять, что это мое имя…» Иными словами, общество, окружающие возлагают на каждого человека определенные задачи деятельности и следят за их исполнением. Таким образом, осуществляется контроль за взаимодействием людей в соответствии с их функциями, «исполняемыми» в конкретной группе.

Понятие деятельности, по А. Н. Леонтьеву, трактуется следующим образом. В его основе лежит понятие действия, то есть процесса, предмет и мотив которого не совпадают между собой. Оба они — мотив и предмет — должны быть отображены в психике субъекта: иначе действие лишается для него своего смысла. Далее вводится понятие операции. Психологическое слияние в единое действие отдельных частных действий представляет собой превращение последних в операции. При этом то содержание, которое прежде занимало место сознаваемых целей этих частных действий, занимает в строении сложного действия структурное место условий его выполнения [15].

Другой вид операций рождается из простого приспособления действия к условиям его выполнения. Наконец, вводится понятие деятельности как действия, получившего самостоятельный мотив. В этом, и только в этом случае мы имеем дело с сознаваемым мотивом. Осознание мотива не изначально, а требует некоторого специального акта – акта отражения отношения мотива данной конкретной деятельности к мотиву деятельности более широкой. Важнейшая особенность концепции Леонтьева состоит в том, что в ней структура деятельности и структура сознания суть понятия взаимопереходящие, они связаны друг с другом в рамках одной целостной системы. То, что обычно анализ структуры деятельности предшествует анализу структуры сознания, связано с генетическим подходом. Но генетически сознание и не может пониматься иначе, чем как продукт деятельности. Функционально же их связи взаимны — деятельность и «управляема сознанием», и в то же время в известном смысле сама им управляет. Необходимо поэтому особо остановиться на проблеме связи структуры деятельности со структурой сознания [15].

Уже в своих первых работах А. Н. Леонтьев подчеркивает, что появление у деятельности дифференцированной внутренней структуры есть следствие возникновения коллективной трудовой деятельности. Оно возможно тогда, и только тогда, когда человек субъективно отражает реальную или возможную связь своих действий с достижением общего конечного результата. Это и дает возможность человеку выполнять отдельные действия, казалось бы, не эффективные, если брать их в изоляции, вне коллективной деятельности. «Таким образом, вместе с рождением действий, – пишет А. Н. Леонтьев, — этой главной «единицы» деятельности человека, возникает и основная, общественная по своей природе «единица» человеческой психики – разумный смысл для человека того, на что направлена его активность» [15]. Вместе с тем появляется и возможность обозначения, презентации самого предметного мира, реализуемая при помощи языка, в результате чего возникает сознание в собственном смысле, как отражение действительности посредством языковых значений. Генезис, развитие и функционирование сознания производны от того или иного уровня развития форм и функций деятельности: «Вместе с изменением строения деятельности человека меняется я внутреннее строение его сознания» [15]. Каким образом? Психическое отражение всегда «пристрастно». Но в нем есть то, что соотнесено с объективными связями, отношениями, взаимодействиями, что входит в общественное сознание и закреплено в языке, и то, что зависит от отношения именно данного субъекта к отраженному предмету.

Отсюда различение значения и личностного смысла, столь часто анализировавшееся разными авторами [8]. Развитие производства требует систему соподчиненных действий. В плане сознания это означает переход от сознательной цели к осознаваемому условию действия, появлению уровней осознания. Но разделение труда и производственная специализация приводят к «сдвигу мотива на цель» и превращению действия в деятельность. Создаются новые мотивы и потребности, и происходит дальнейшая качественная дифференциация осознания. Другим шагом является переход к собственно внутренним психическим процессам, возникновение теоретической фазы практической деятельности. Появляются внутренние действия, а впоследствии формирующиеся по общему закону сдвига мотивов внутренняя деятельность и внутренние операции. Но идеальная по своей форме деятельность принципиально не отделена от внешней, практической. Обе они «равно суть осмысленные и смыслообразующие процессы. В их общности и выражается целостность жизни человека» [15]. Действие внутренне связано с личностным смыслом. Что же касается сознательных операций, то они соотнесены со значениями, кристаллизующими для сознания индивида усваиваемый им общественный опыт.

Так же как и деятельность, сознание не есть простая сумма элементов, оно имеет свое собственное строение, свою внутреннюю целостность, свою логику. И если жизнь человека есть система сменяющих друг друга и сосуществующих или конфликтующих деятельностей, то сознание есть то, что их объединяет, что обеспечивает их воспроизведение, варьирование, развитие, их иерархию.

В книге «Деятельность. Сознание. Личность» эти идеи получили новое развитие. Прежде всего подчеркивается неделимый, молярный характер деятельности, поскольку это «система, имеющая свое строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие», «включенная в систему отношений общества» [15]. В обществе человек попадает не просто под внешние условия, к которым он подстраивает свою деятельность, сами общественные условия несут в себе мотивы и цели его деятельности, таким образом общество создает деятельность образующих его индивидов. Первично деятельностью управляет сам предмет (предметный мир), а вторично его образ, как субъективный продукт деятельности, который несет в себе предметное содержание. Сознательный образ понимается при этом как идеальная мера, овеществляемая в деятельности; оно, человеческое сознание, существенно участвует в движении деятельности. Наряду с «сознанием-образом» вводится понятие «сознания-деятельности», а в целом сознание определяется как внутреннее движение его образующих, включенное в общее движение деятельности. Акцентируется внимание на том, что действия — не особые «отдельности» в составе деятельности; человеческая деятельность не существует иначе, как в форме действия или цепи действий. Один и тот же процесс выступает как деятельность в своем отношении к мотиву, как действие или цепь действий в своем подчинении цели [15].

Таким образом, действие не компонент и не единица деятельности: это именно ее «образующая», ее момент. Далее анализируется соотношение мотивов и целей.

Вводится понятие «мотива-цели», т. е. осознанного мотива, выступающего в роли «общей цели» (цели деятельности, а не действия), и «зоны целей», выделение которой только и зависит от мотива; выбор же конкретной цели, процесс целеобразования связывается с «апробированием целей действием» [15].

Вместе с тем вводится понятие о двух аспектах действия. «Помимо своего интенционального аспекта (что должно быть достигнуто) действие имеет и свой операционный аспект (как, каким способом это может быть достигнуто» [15].

Отсюда несколько иное определение операции – это качество действия, образующая действия. Ставится вопрос о расчленении деятельности на более дробные, чем операция, единицы. Наконец, вводится понятие личности как внутреннем моменте деятельности. Именно и только в результате иерархизации отдельных деятельностей индивида, осуществляющих его общественные по своей природе отношения к миру, он обретает особое качество — становится личностью. Новый шаг анализа состоит в том, что если при рассмотрении деятельности в качестве центрального выступало понятие действия, то в анализе личности главным становится понятие иерархических связей деятельностей, иерархии их мотивов. Связи эти, однако, никоим образом не задаются личностью как неким внедеятельностным или наддеятельностным образованием; развитие, расширение круга деятельностей само приводит к связыванию их в «узлы», а отсюда и к образованию нового уровня сознания — сознания личности. Но к числу не до конца разработанных проблем, относится, в частности, проблема мотива – само это понятие осталось у Леонтьева внутренне несогласованным, хотя оно не было противоречивым [15].

Поскольку индивидуальная деятельность есть лишь составная часть в деятельности общества, то и анализ ее должен начинаться с изучения функции этой индивидуальной деятельности в системе общественной жизни. Поэтому основное здесь — это изучение индивидуальной деятельности в системе общественных отношений, складывающихся в данном обществе, на данной ступени исторического развития.

Было бы неверно представлять себе систему общественных отношений как нечто внешнее для индивида и его деятельности или как некоторую внешнюю для конкретных индивидов силу, которой они вынуждены подчиняться. Общественные отношения существуют не вне деятельности конкретных людей. Напротив, деятельность (в том числе индивидуальная) является одной из основных форм реализации общественных отношений. Виды деятельности, существующие в данном обществе, определяются уровнем развития его производительных сил и системой сложившихся общественных отношений. В деятельности индивид выступает как общественное существо [21].

С точки зрения А.Н. Леонтьева, деятельность — это реальная связь субъекта с объектом, в которую необходимым образом включена психика. Выполняя ту или иную деятельность, индивид должен воспринимать, запоминать, думать, быть внимательным; в ее процессе у него возникают те или иные эмоции, проявляются волевые качества, формируются установки, отношения и т. д. [15].

Деятельность, при выполнении которой человек не воспринимает, не мыслит, но переживает, — такая деятельность просто не может существовать. Если у индивида нет побуждающих к деятельности мотивов, если он не имеет цели, если он не воспринимает тех предметов или моделей, с которыми или при помощи которых он действует, если он не помнит, что и как надо делать, то деятельность не состоится. Короче говоря, в деятельности формируется, развивается, проявляется так или иначе вся система процессов, состояний, свойств и новообразований индивида, которые принято обозначать как психические.

Когда речь идет о мотивах деятельности человека, то имеются в виду некоторые субъективно переживаемые побуждения к деятельности. Для субъекта его мотив выступает как непосредственная побудительная сила, непосредственная причина его поведения. В общем виде мотив есть отражение потребности, действующей как объективная закономерность, выступающей как объективная необходимость. Потребности людей диктуют их поведение. Мотивационная сфера человека постоянно изменяется, что вызвано как достижением одних целей и переключением на другие, так и изменением самого субъекта деятельности. Однако, будучи внутренним побуждением к деятельности, мотив не определяет ее конкретных характеристик. Один и тот же мотив может реализоваться в разных деятельностях. Жесткой однозначной связи между потребностью и способом ее удовлетворения нет. То, какой именно будет деятельность, исходящая из какого-либо конкретного мотива, определяется целью. Важно подчеркнуть, что на почве одного и того же мотива могут формировать разные цели. Если мотив побуждает к деятельности, то цель «конструирует» конкретную деятельность, определяя ее характеристики и динамику. Мотив относится к потребности, побуждающей к деятельности, цель — к предмету, на который деятельность направлена и который должен быть в ходе ее выполнения преобразован в продукт [15].

Цель деятельности — это идеальное представление ее будущего результата, которое, как закон, определяет характер и способы действий человека. Цель является, таким образом, феноменом опережающего отражения. При этом важно иметь в виду, что цель не привносится в индивидуальную деятельность извне, а формируется самим индивидом. В этот процесс неизбежно включается опыт, накопленный человечеством, который данный индивид усваивает в процессе обучения и воспитания. Сформировавшаяся цель реализуется в индивидуальной деятельности. При этом сложность деятельности будет зависть от того, насколько цель отдалена от предмета, а также от тех средств (или уровня владения ими), которыми человек располагает [12].

Задача психологического анализа деятельности заключается в изучении того, как ее предмет, условия и средства отражаются в голове человека и каким образом это отражение осуществляет регулирующую функцию по отношению к тем движениям органов человеческого тела, посредством которых данная деятельность выполняется. Изучая деятельность, психология должна раскрывать формы, уровни и динамику субъективного отражения действительности и механизм психической регуляции этой деятельности. Ее задачей является также изучение влияния деятельности на развитие психических процессов, состояний и свойств человека, психического склада личности в целом.

Науке пока до конца неизвестно, как происходит интериоризация, во время которой происходят не количественные, а качественные изменения психической жизни. Человек, овладевший правилами счета, может считать любые величины. Очевидным является лишь то, что важным орудием этого перехода является слово, а средством перехода — речевое действие, так как посредством речи человек усваивает опыт человечества. Таким образом, в деятельности человека неразрывно связаны ее внешняя (физическая) и внутренняя (психическая) стороны. Внешняя сторона — движения, с помощью которых человек воздействует на внешний мир, — определяется и регулируется внутренней (психической) деятельностью [24].

Предметную внешнюю деятельность можно рассматривать как эк-стернориацию внутренней, психической деятельности, потому что человек в деятельности всегда реализует ее идеально представленный план. Внешняя деятельность контролируется внутренним планом действия. Человек сравнивает производимое действие с запланированным, существующим в виде образов и мыслей.

Если попытаться схематизировать процесс деятельности, то развертывание структур во внутреннем плане идет в следующей последовательности: потребность, мотив, цель, задача, в то время как во внешнем плане наблюдается такая картина: деятельность, действие, операция, движение. Но при этом надо помнить, что нет деятельности чисто внешней, как и нет деятельности чисто внутренней. Любая реальная актуальная деятельность имеет и внешнее, и внутреннее (внешний и внутренний план или стороны), и они связаны между собой неразрывно. Любое внешнее действие опосредуется процессами, протекающими внутри субъекта, а внутренний процесс, так или иначе, проявляется вовне. Вместе с тем под влиянием внешнего изменяется и внутреннее. И задача психологии заключается в том, чтобы, изучая «внешнюю сторону» деятельности, раскрыть «внутреннюю сторону», а точнее, понять реальную роль психики в деятельности.

2. ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО ПОДХОДА В ИЗУЧЕНИИ ЛИЧНОСТИ

 

Деятельностный подход к исследованию личности получил наибольшее распространение в отечественной психологии.. Среди исследователей, внесшниз вклад в развитии деятельностной теории личности исследует назвать прежде всего С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, К.А. Абульханову-Славскую и А.В. Брушлинского. Данная теория имеет ряд общих черт с поведенческой теорией личности, особенно с ее социально-наученческим направлением, а также с гуманистической и когнитивной теориями.

В этом подходе отрицается биологическое и тем более психологическое наследование личностных свойств. Главным источником развития личности, согласно этой теории, является деятельность. Деятельность понимается как сложная динамическая система взаимодействий субъекта (активного человека) с миром (с обществом), в процессе которых и формируются свойства личности (Леонтьев А. Н., 1975). Сформированная личность (внутреннее) в дальнейшем становится опосредствующим звеном, через которое внешнее оказывает влияние на человека (Рубинштейн С. Л., 1997).

Принципиальное отличие деятельностной теории от поведенческой заключается в том, что средством научения здесь выступает не рефлекс, а особый механизм интериоризации, благодаря которому происходит усвоение общественно-исторического опыта. Основными характеристиками деятельности являются предметность и субъектность. Специфика предметности состоит в том, что объекты внешнего мира воздействуют на субъект не непосредственно, а лишь будучи преобразованными в процессе самой деятельности.

Предметность — это характеристика, которая присуща только человеческой деятельности и проявляется прежде всего в понятиях языка, социальных ролях, ценностях. В отличие от А. Н. Леонтьева, С. Л. Рубинштейн и его последователи подчеркивают, что деятельность личности (и сама личность) понимается не как особая разновидность, психической активности, а как реальная, объективно наблюдаемая практическая (а не символическая), творческая, самостоятельная деятельность конкретного человека (Абульханова-Славская К. А., 1980; Брушлинский А. В., 1994).

Субъектность означает, что человек сам является носителем своей активности, собственным источником преобразования внешнего мира, действительности. Субъектность выражается в намерениях, потребностях, мотивах, установках, отношениях, целях, определяющих направленность и избирательность деятельности, в личностном смысле, т. е. значении деятельности для самого человека.

Представители деятельностного подхода считают, что личность формируется и развивается в течение всей жизни в той мере, в какой человек продолжает играть социальную роль, быть включенным в социальную деятельность. Человек не является пассивным наблюдателем, он — активный участник социальных преобразований, активный субъект воспитания и обучения. Детство и юношеские годы тем не менее рассматриваются в этой теории как наиболее важные для формирования личности. Представители этой теории верят в позитивные изменения личности человека по мере социального прогресса.

По мнению представителей данного подхода, в личности основное место занимает сознание, причем структуры сознания не даны человеку изначально, а формируются в раннем детстве в процессе общения и деятельности. Бессознательное имеет место только в случае автоматизированных операций. Сознание личности полностью зависит от общественного бытия, ее деятельности, от общественных отношений и конкретных условий, в которые она включена. Человек обладает свободой воли лишь в той мере, в какой это позволяют социально усвоенные свойства сознания, например рефлексия, внутренний диалогизм. Свобода — это осознанная необходимость. Внутренний мир человека и субъективен, и объективен одновременно. Все зависит от уровня включения субъекта в конкретную деятельность. Отдельные аспекты и свойства могу быть объектизированы в поведенческих
проявлениях и поддаются операционализации и объективному измерению.

В рамках деятельностного подхода в качестве элементов личности выступают отдельные свойства, или черты личности; принято считать, что свойства личности образуются в результате деятельности, которая осуществляется |всегда в конкретном общественно-историческом контексте (Леонтьев А. Н., 1975). В этой связи свойства личности рассматриваются как социально (нормативно) детермини-эванные. Например, настойчивость формируется в таких видах деятельности, где субъект проявляет самостоятельность, независимость. Н стойчивый человек действует смело, активно, отстаивает свои права на самостоятельность и требует от окружающих признания этого. Список свойств личности факти-; чёски безграничен и задается многообразием видов деятельности, в которые включен человек как субъект (Абульханова-Славская К. А., 1980).

Количество блоков личности и их содержание в существенной степени зависит от теоретических воззрений авторов. Некоторые авторы, например Л. И. Божович (1997), выделяют в личности только один центральной блок — мотивационную сферу личности. Другие включают в структуру личности и те свойства, которые обычно рассматриваются в рамках других подходов, например, поведенческого или диспози-Цйонального. К. К. Платонов (1986) включает в структуру личности такие блоки, как знания, навыки, приобретенные в опыте, путем обучения (данная подструктура является типичной для поведенческого подхода), а также блок «темперамента, который рассматривается как один из важнейших блоков личности в рамках диспозиционального подхода.

В деятельностном подходе наиболее популярной является четырехкомпонентная модель личности, которая в качестве основных структурных блоков включает в себя направленность, способности, характер и самоконтроль.

Направленностьэто система устойчивых предпочтений и мотивов (интересов, идеалов, установок) личности, задающая главные тенденции поведения личности. Человек с ярко выраженной направленностью обладает трудолюбием, целеустремленностью.

Способности — индивидуально-психологические свойства, которые обеспечивают успешность деятельности. Выделяют общие и специальные (музыкальные, математические и т. д.) способности. Способности между собой взаимосвязаны. Одна из способностей является ведущей, в то время как другие играют вспомогательную роль. Люди отличаются не только по уровню общих способностей, но и по сочетанию специальных способностей. Например, хороший музыкант может быть плохим математиком, и наоборот.

Характерсовокупность морально-нравственных и волевых свойств человека. К моральным свойствам относятся чуткость или черствость в отношениях к людям, ответственность по отношению к общественным обязанностям, скромность. Морально-нравственные свойства отражают представления личности об основных нормативных действиях человека, закрепленных в привычках, обычаях и традициях. Волевые качества включают решительность, настойчивость, мужество и самообладание, которые обеспечивают определенный стиль поведения и способ решения практических задач. На основании выраженности моральных и волевых свойств человека выделяют следующие разновидности характера: морально-волевой, аморально-волевой, морально-абулический (абулия — отсутствие воли), аморально-абулический.

Человек, обладающий морально-волевым характером, социально активен, постоянно соблюдает социальные нормы и для их соблюдения прикладывает волевые усилия. Про такого человека говорят, что он решительный, настойчивый, мужественный, честный. Человек с аморально-волевым характером не признает социальных норм и все свои волевые усилия направляет на удовлетворение своих собственных целей. Люди с морально-абулическим характером признают полезность и важность социальных норм, однако, будучи безвольными, часто, не жеЛая того, в силу обстоятельств совершают антисоциальные поступки. Люди с аморально-абулическим типом характера безразличны к социальным нормам и не предпринимают никаких усилий, чтобы их выполнять.

Самоконтроль ~ это совокупность свойств саморегуляции, связанная с осознанием личностью самой себя, Данный блок надстраивается над всеми остальными блоками и осуществляет над ними контроль; усиление или ослабление деятельности, коррекцию действий и поступков, предвосхищение и планирование деятельности и т. д. (Ковалев А. Г., 1965).

Все блоки личности действуют взаимосвязано и образуют системные, целостные свойства. Среди них основное место принадлежит экзистенционально-бытийным свойствам личности, Эти свойства связаны с целостным представлением личности о самой себе (самоотношение), о своем «Я», о смысле бытия, об ответственности, о предназначении в этом мире. Целостные свойства делают личность разумной, целенаправленной. Личность с выраженными экзистенционально-бытийными свойствами является духовно богатой, цельной и мудрой.

Таким образом, в рамках деятельностного подхода личность — это сознательный субъект, занимающий определенное положение в обществе и выполняющий социально полезную общественную роль. Структура личности — это сложно организованная иерархия отдельных свойств, блоков (направленности, способностей, характера, самоконтроля) и системных экэистенционально-бытийных целостных свойств личности.

На контрольный вопрос «Почему одни люди более агрессивны, чем другие?» последователи этой теории могли бы ответить следующим образом: потому что у этих людей в процессе их деятельности (учебной, трудовой и т. д.) в определенной социальной среде сформировались целенаправленно-осознанные намерения наносить другим людям физический или психический вред, а механизмы самоконтроля оказались не развитыми.

Психологический анализ деятельности предполагает рассматривать ее, как сложное, многомерное и многоуровневое, динамически развивающееся явление. В различных подходах и базирующихся на них концепциях, как правило, берутся отдельные аспекты (стороны) деятельности, абстрагированные от других. В одних концепциях на первый план выступают операционные аспекты, т. е. деятельность описывается как последовательность сменяющих друг друга операций (или действий). В других — во главу угла ставится изучение мотивационного аспекта деятельности, т. е. она рассматривается в плане анализа динамики направляющих ее мотивов. В-третьих — главным является анализ регулирующих механизмов деятельности [11].

Имеются также концепции, описывающие деятельность в плане анализа реализующих ее физиологических процессов. Каждый из перечисленных подходов имеет, несомненно, право на существование; каждый дает ценные научные результаты. Более того, перечисленные подходы не противоречат и не исключают друг друга. Однако всегда нужно иметь в виду, что ни один из них не может считаться всеохватывающим, универсальным.

Специфически человеческое действие сформировалось в труде как акт трудовой деятельности. Совокупность действий, выполняющих определенную общественную функцию, составляет определенный вид трудовой деятельности. Так как трудовая деятельность — это всегда деятельность, направленная на производство определенного продукта, действие человека всегда направлено на определенный результат. Сознательный целенаправленный характер человеческого действия является специфической его чертой. Однако, как ни существенна цель, ее одной для определения действия недостаточно. Цель, на которую направлена деятельность, является, как правило, более или менее отдаленной. Поэтому достижение ее складывается из последовательного решения человеком ряда частных задач, встающих перед ним по мере движения к этой цели [17].






 


 

 

Рисунок – Структура деятельности

 

 

Таким образом, каждый относительно законченный элемент деятельности, направленный на выполнение одной простой текущей задачи, называют действием. Трудовые действия представляют собой так называете предметные действия, т. е. действия, направленные на изменение действия или свойств предметов внешнего мира. Любое предметное действие складывается из определенных движений. Анализ последних показывает, что, несмотря на внешнее многообразие, все они складываются, как правило, из трех простых элементов — взять, переместить, отпустить — в сочетании со вспомогательными движениями корпуса, ног и головы. С точки зрения качества характеризуются силой, точностью, меткостью, скоростью, ровностью и координированностью.

Кроме предметных, в деятельности человека участвуют движения, обеспечивающие перемещение, коммуникацию, установку тела и сохранение позы. К средствам коммуникации относятся выразительные движения (мимика, пантомимика), смысловые жесты и, наконец, речевые движения [15].

Исследования П.К.Анохина, Н.А.Бернштейна, Э. А. Асратяна показали, что всякий моторный акт является результатом работы не раз и навсегда фиксированной группы мышц и совокупностью одних и тех же импульсов, а очень подвижной, легко перестраивающейся функциональной системы, включающей импульсы, связанные иногда с территориально различными участками. Свою активность с учетом величины поднимаемой тяжести, сопротивления отталкиваемого предмета, способы отдачи в рычагах суставов и т. д. мышцы «рассчитывают» так, чтобы обеспечить заданное направление и скорость движения. Само выполнение движений непрерывно контролируется сопоставлением его результатов с конечной целью действия.

Важнейшая роль в этом механизме принадлежит сигналам обратной связи, несущим информацию о результатах действия. Выполнив то или иное действие, человек изменяет состояние предмета деятельности. Возникающий при этом сигнал не только несет информацию о том, решена ли задача (достигнута ли цель). Образ этого сигнала сличается с образом-целью. Таким образом, всякая деятельность имеет кольцевую структуру и может быть представлена следующим образом: …объект —> рецепторы —> сенсорный синтез —> сличение с образом-целью коррекция —>мышцы —> объект… [15].

Отсюда видно, что система движений, из которых состоит действие, в конечном счете управляется и регулируется его целью. Именно с точки зрения целей оцениваются и корректируются результаты выполняемых движений. Целью у человека чаще всего является то, что в данный момент отсутствует и должно быть достигнуто с помощью действий. Следовательно, цель представлена в мозгу образом, динамической моделью будущего результата деятельности. Именно с этой моделью желаемого будущего сопоставляются фактические результаты действия. Эти модели предстоящего действия (программа движений) и его результатов (программа цели), которые предваряют в мозгу само действие, физиологи назвали «акцептором действия» или «опережающим отражением» (П. К Анохин), «двигательной задачей» и «моделью потребного будущего» (И. А. Бернштейн). Что представляют собой эти модели, как они складываются в мозгу и функционируют, ученые пока достоверно не знают. Но сама гипотеза является верной, иначе сама деятельность была бы невозможна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Деятельность человека, являясь сложным явлением, по мнению А.Н. Леонтьева, представляет процесс, предмет и мотив которого не совпадают между собой, при этом должны быть отражены в психике субъекта.

 Теория деятельности, разработанная А.Н. Леонтьевым С.Л. Рубинштейном представляет собой реализацию деятельностного подхода к анализу психологических феноменов. В качестве предмета анализа здесь рассматривается деятельность, поскольку сама психика не может быть отделена от порождающих и опосредствующих ее моментов деятельности, и сама психика является формой предметной деятельности. При решении вопроса о соотношении внешнепрактической деятельности и сознания, он исходил из того положения, что внутренний план сознания формируется в процессе свертывания изначально практических действий.

Действие в теории деятельности внутренне связано с личностным смыслом. Психол. слияние в единое действие отд. частных действий представляет собой превращение последних в операции, а содержание, которое прежде занимало место осознаваемых целей частных действий, занимает в строении действия структурное место условий его выполнения. Другой вид операций рождается из простого приспособления действия к условиям его выполнения. Операции – это качество действия, образующая действия. Генезис операции состоит в соотношении действий, их включенности одно в другое.

В теории деятельности введено понятие «мотива-цели», т. е. осознанного мотива, выступающего в роли «общей цели» и «зоны целей», выделение которой и зависит от мотива либо конкретной цели, а процесс целеобразования всегда связан с апробированием целей действием.

На основе теории де разработаны и продолжают разрабатываться деятельностно-ориентированные теории социальной психологии личности, детской и возрастной психологии, патопсихологии личности и др.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности.–М.: наука, 1980.
  2. Ассев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. -М.: Мысль, 1976.
  3. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. М., 1996.
  4. Гиппенрейтер Ю.Б. Деятельность и внимание // А.Н. Леонтьев и современная психология: Сб. ста. / Под ред. А.В. Запорожца, В.П. Зинченко и др. – М.: Изд-во МГУ, 1983.
  5. Горбатенко А.С. Общая и прикладная психология: Курс лекций.–Ростов н/Д.: Феникс, 2002.
  6. Гордеева Н.Д. Экспериментальная психология исполнительного действия. -М.: Тривола, 1995..
  7. Деятельностный подход в психологии: Проблемы и перспективы: Сборник научных трудов / АПН СССР; Под ред. В.В. Давыдова, Д.А. Леонтьева. -М.: АПН РСФСР, 1990.
  8. Запорожец А.В. Избранные психологические труды в 2-х. т. Т. 1. М., 1986.
  9. Ительсон Л. Б. Лекции по общей психологии.–М.: Харвест, 2000.
  10. Климов Е. А. Введение в психологию труда. –М.: ЮНИТИ, 1998.
  11. Ковалев А.Г. Психология личности.–М.: Просвещение, 1965.
  12. Ковалев В.И. Мотивы поведения и деятельности. М., 1988.
  13. Кудрявцев Т.В. Психология профессионального обучения и воспитания.–М.: МЭИ, 1986.
  14. Левонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда / Общ. ред. Ю.Г. Рычкова.–М.: Прогресс-Универс, 1993.
  15. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность.–М.: Политиздат, 1975.
  16. Леонтьев А.Н. и современная психология: Сборник статей // Под ред. А.В. Запорожца, В.П. Зинченко, О.В. Овчинниковой, О.К. Тихомирова. -М.: Изд-во МГУ, 1983.
  17. Леонтьев А.Н. Проблемы деятельности в психологии // Вопросы психологии, 1972. № 9. С. 98 – 99.
  18. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики.–М.: Наука, 1972.
  19. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии.–М.: Наука, 1984.
  20. Маркова А.К. Психология профессионализма.–М.: Знание, 1996.
  21. Немов Я.С. Общая психология. М., 2003.
  22. Пономарев Я.А. Методологическое введение в психологию. –М.: Наука, 1983.
  23. Психологические исследования творческой деятельности / Под ред. О.К. Тихомирова.–М.: Наука, 1975.
  24. Психология / Под общ. ред. В.Н. Дружинина.–СПб.: Питер, 2002.
  25. Рогов Е.И. Личность в педагогической деятельности. – Ростов-на-Дону: РГПУ, 1994.
  26. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. В 2-х т. СПб., 1999. Т. 1.
  27. Столяренко Л.Д. Основы психологии.– Ростов-на-Дону: Феникс, 2000.
  28. Шадриков В.Д. Деятельность и способности. -М.: Логос, 1994.
  29. Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М., 1982.

     

     

     

     

     

     

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->