ВОПРОСЫ СМЕРТНОЙ КАЗНИ В ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКЕ

В юридической литературе существует немало взглядов на проблме смертной казни и возможности ее отмены. Достаточно сослаться на последние крупные публикации по данной проблеме1, чтобы понять одну простую и довольно очевидную истину —общего рецепта здесь быть не может даже в пределах одной стране не говоря уже о европейском или мировом сообществе.

Обращение государства к применению такого специфического вида наказания, как смертная казнь, обусловливается многими факторами, а не только уровнем его развит ости, просвещенности явственности общества, приверженностью к демократическим устоям государственности и общественного бытия, как это иногда пытаются представить сторонники отмены смертной казни. Подобные утверждения не являются бесспорными, в основном же они носят пропагандистский характер, не принимая в расчет внутренних особенностей конкретной страны, вынужденной иметь в своем арсенале средств борьбы с преступностью и смертную казнь. Нельзя объяснять применение смертной казни традициями, приверженностью того или иного народа к жестоким методам обращения с людьми, низким уровнем его правосознания. Особенно наивными выглядят подобные объяснения в сочетании с такого рода утверждениями, как привычка населения к репрессиям, его равнодушие, восприятие смертной казни как обычного вида наказания.

Карательная политика государства в отношении уголовных преступников, совершающих преступления неполитического характера, определяется многими факторами (о них мы уже выше писали) и не в последнюю очередь состоянием, структурой и динамикой преступности в стране в тот или иной период ее развития. Если сравнить по этому показателю различные страны мира, то картина применения смертной казни будет более ясной.

В последнее время ведется весьма интересная дискуссия вокруг проблемы смертной казни. Эта проблема является сложной и многогранной. Она затрагивает политико – правовые, социально – экономические, нравственно – религиозные культурно – психологические и другие сферы нашей жизнедеятельности.

Далеко не случайно в такой переломный момент развития российского общества обострились дебаты именно вокруг политико – правовой и международно – правовой проблемы смертной казни, вновь разгорелась дискуссия по поводу ее отмены.

Высшая, исключительная мера наказания – смертная казнь. Добро это или зло? Справедливое возмездие или неоправданная жестокость далеко не идеального общества, несправляющегося со своей же преступностью? Является ли смертная казнь спасением от всех бед? Поможет ли она избавится от преступности? Нарушает ли смертная казнь права человека или выступает средством из арсенала правопарядка? Применять ли ее в современный период развития или отказаться? Все эти вопросы говорят об акктуальности проблемы смертной казни.

Если подойти к проблеме смертной казни исторически,то мы сможем в каждой эпохе, измеряемой десятилетиями, а порой и столетиями, увидеть, как поднималась дискуссия вокруг проблемы подобного вида наказания. Всегда в общественном мнении существовало два направления – противники и сторонники смертной казни. Проблема «за» и «против» смертной казни возникла в умах человечества еще задолго до новой эры. До нас дошли свидетельства того, что этот вопрос впервые активно дебатировался уже в Древней Греции во время Пелопонесской войны, когда город Митилена, расположенный на острове Лесбосе, восстал против Афин и переметнулся на сторону противника. Разгневанные афиняне, захватив Митилену, решили жестоко наказать изменников и предать казни все мужское население города. Во время решения участи митиленцев на Народном собрании возник диспут и было высказано два противоположных мнения. Афинский демагог Клеон высказался за смертрую казнь, приведя ряд веских доводов. Иного мнения придерживался Диодот. В споре Клеона и Диодота победителем оказался последний – мужская половина Митилены не была казнена. Дальнейший ход истории дает нам бесчисленное множество примеров, когда гуманные соображения уступали место необузданной жестокости, превращающейся порой в кровавую растпаву. С тех пор прошло около 2500 лет и мы получили от далеких предков смертную казнь в современное законодательство, а в месте с этим унаследовали и всю проблематику,как правовую,так и нравственную в современной правовой мысли. Этот факт говорит о том, что истоки акктуальности проблемы применения смертной казни уходят в глубокую древность.

В настоящее время существуют три теоретические позиции по отношению к проблеме такого вида наказания как смертная казнь. Одни ученые и практики выступают целиком против смертной казни и за ее немедленную отмену, обьясняя это аморальностью и нецелесообразностью подобного наказания. К этой группе можно отнести известных всему миру Робеспьера и Дюпора. Робеспьер доказывал, что смертная казнь не справедлива и бесполезна. Дюпор отстаивал свою позицию через призму библейского учения, что даже братоубиец Каин не был казнен. Несмотря на эту полемику представителей социологической школы, которые выступали за отказ от применения смертной казни во Франции с представителями духовенства, которые считали, что смертная казнь допущена к употреблению Библией, смертная казнь так и не была отменена во Франции в XVIII веке.

В Российской правовой науке XIX – начала XX века к течению за отказ от применения смертной казни можно отнести академика Н.С. Таганцева, историка Фельдштейна Г.С., философа и публициста Соловьева В.С., Кистяковского А.Ф., русского идеолога Бердяева Н.А. и ряд других.

Текущее десятилетие можно смело назвать временем правовых реформ. Проводимая в нашей стране социальная политика, потребовавшая перестройки политической и правовой систем общества, наиболее ярко воплотила в жизнь тезис социализма об абсолютной социальной ценности человека, сделала отношение к человеку мерилом всех остальных отношений и ценностей. В связи с этим именно человека с его неотьемлемым атрибутом – человеческой жизнью – следует считать тем универсальным и абсолютным ценностным эталоном, который необходим для научного анализа поставленной в этой работе проблемой.

Современные противники смертной казни, такие как Клигман А.., Черниковский З.М., Братусь Б.С., Кудрявцев И.А., академик Сахаров А.Д., Карпец И.И. и другие основывают свою позицию на том, что смертная казнь в принципе противна человеческой природе, социальной сущности человека именно потому, что она, оправдывая целесообразностью лишение государством человека жизни, в итоге ожесточает нравы человеческого общества. Эти ученые делают вывод о том, что институт смертной казни вымирает, но до полного вымирания еще далеко.

Обратимся к доводам, на которых базируется теория отказа от применения смертной казни:

  1. Человеческая цивилизация на современном уровне ее развития призвана утвердить абсолютную священность человеческой жизни,и принципиальную недопустимость смертной казни. Лишение государством жизни членом общества, пусть совершившего самое – самое отвратительное и тяжкое деяние, — это не что иное как возмездие, прямая месть, реагирование на зло еще большим злом.
  2. Отказ от смертной казни – это проявление гуманизма
  3. Смертная казнь – это не средство разрешения конфликта возникшего в обществе.
  4. Не достигается цель наказания – исправление и нравственное воздействие на преступника.
  5. Систематические данные о преступности в тех странах, где отменена смертная казнь, не говорят о росте преступности.
  6. Смертная казнь за уже совершенное преступление не может восстановить положения, существовавшего до его совершения, не возмещает причиненного им вреда, то есть, не устраняет причин, породивших преступление.
  7. Отказ от смертной казни приведет к переориентации усилий правоохранительных органов и всего общества на устранение причин правонарушений.
  8. С помощью смертной казни нельзя добиться реальных успехов в борьбе с преступностью.
  9. Серьезным доводом против смертной казни является ее необратимость, окончательность, ибо нельзя сбрасывать со счетов трагические ситуации встречающихся судебных ошибок.
  10. Смертная казнь предусматривает наличие постоянно действующего аппарата исполнителей.
  11. Отказ от смертной казни, закрепление этого отказа в Конституции дает гарантию процесса демократизации.

    В данном контексте очень интересным представляется высказывание кандидата юридических наук, адвоката А.В. Клигмана, который считает, что отказ от смертной казни – та цена, которую общество должно заплатить за свою вину в том, что его член преступил суровый запрет. Для тех,кто своими действиями поставил себя вне общества, следует ввести пожизненное заключение1 .

    Так мы подошли в данном исследовании к вопрому о том, что представляет для человека более страшную угрозу – возможность лишения жизни или перспектива пожизненной изоляции. Большинство ученых – юристов, да и просто граждан сходятся во мнении о том, что можно отказаться от смертной казни, найдя ей замену.

    Сразу же встает вопрос – можно ли назвать гуманной мерой пожизненное заключение и что государство хочет достичь этой мерой? Говорить, что достигается цель исправления и перевоспитания, — неверно. Если человек перевоспитался, его надо освобождать из заключения. Говорить,что достигается безопасность общества тоже нельзя, ибо наступит возраст, когда его общественная опасность будет равна нулю и его можно выпускать на свободу, но… не положено – закон запрещает. Вправе ли государство узаконивать пожизненное мучительство, гуманно ли это?

    Большинство сторонников смертной казни свою позицию основывают именно на этом доводе, считая, что намного гуманнее – расстрелять человека, совершившего преступление сразу после суда, нежели обречь его на медленную и мучительную смерть2.

    Современные сторонники смертной казни ( Карпец И.И., Кулешов А., Квашис В.Е., Безуглов А.А.) поддерживают применение этого вида наказания, рассматривая его не только как правовое ограничение, но и как физическое уничтожение преступника, которое гарантирует обществу полную безопастность от подобного деяния этого лица. Вот какие аргументы они приводят:

  12. Каждый обретает звание человека одновременно со своим появлением на свет. Но если в течение своей жизни он совершает поступки, недостойные этого звания, общество вправе и обязано исторгнуть его из своей среды. Навсегда.
  13. Функция исправления переносится на тех, кто может и готов совершить подобное преступление, то есть эта функция трансформируется в функцию предупреждающую, профилактическую.
  14. Отмена смертной казни в рамках ныне действующей системы наказаний неизбежно породит чувство безнаказанности.
  15. Замена смертной казни пожизненным лишением свободы считается нецелесообразной с экономической точки зрения.
  16. Избежание судебных ошибок представляется в повышении профессианализма судей, адвокатов, следоватетей и прокуроров, а также в усложнении процедуры разбирательства по особо тяжким преступлениям.

    И.В.Бестужев – Лада считает, что смертная казнь – тоже своего рода лишение человека жизни. Поэтому надо стремиться к ее отмене. Но для такой отмены необходимо соответствующие условия, которые надо создавать. А пока таких условий нет, пока смертная казнь хоть в малейшей степени помогает сдерживать смертоубийство – отменять ее также преступно – глупо,как отменять деньги, армию и другие атрибуты государственной власти, доставшиеся нам по наследству от прошлого.

    Так или иначе сущность данной проблемы сводится к следующему: сегодня полный отказ законодателя от смертной казни как мера наказания за наиболее тяжкие преступления не соответствовал бы представлениям о справедливости сложившимся в массовом общественном сознании.

    Сущность вышеизложенных доводов сторонников и противников смертной казни достаточно граммотно обоснована, и выбор наиболее правильного подхода к проблеме смертной казни представляется тяжелым.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    II. РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О СМЕРТНОЙ КАЗНИ:ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

     

    1.1. Русское дореволюционное законодательство

     

    Прообразом смертной казни, впрочем, как и других видов уголовного наказания в догосударственном обществе, являлась кровная месть. Думается, что правильнее полагать, что кровная месть представляет собой биосоциальное явление. Кровная месть существовала и в Древней Руси, о чем свидетельствуют древнерусские летописи, но согласно Русской Правде круг родственников, имевших право кровной мести, был весьма ограничен. В этом памятнике русского права имело место сочетание публично-правового начала с частно-правовым. Это относилось и к кровной мести.

    Русская Правда не знала института смертной казни, который впервые был законодательно закреплен в 1398 году в Двинской уставной грамоте. В ст. 5 этого документа предусматривается назначение смертной казни только в одном случае — за кражу, совершенную в третий раз. Законодатель, устанавливая это суровое наказание за трижды совершенную кражу, скорее всего исходил из повышенной общественной опасности преступника и реального предположения о возможности совершения кражи и в четвертый раз.

    В дальнейшем русское уголовное законодательство в определенной мере идет по пути византийского законодательства в части норм, предусматривающих смертную казнь.

    Псковская судная грамота 1497 года значительно расширяет случаи применения смертной казни по сравнению с Двинской уставной грамотой. Смертная казнь устанавливается здесь за вороство в церкви, конокрадство, государственную измену, поджоги, кражу, совершенную в посаде в третий раз. Судя по всему, Псковская грамота, устанавливая смертную казнь, за перечисленные преступления, ставила задачу избавиться от наиболее опасных для общества элементов.

    Необходимо отметить, что на смертной казни вплоть до конца XV века лежал отпечаток обычая кровной мести. Став официальным государственным установлением, смертная казнь преследовала прежде всего цель возмездия, а также неразрывно связанную с ним цель устрашения. Вместе с тем напрашивается мысль, что с образованием и развитием государственности на Руси верховная власть проявляла определенную заботу о жизни, собственности и правах граждан, а также и о своей собственной безопасности. Поэтому смертная казнь применялась также в целях безопасности всего общества и относительного спокойствия отдельных граждан.

    Наметившаяся в первой половине XV века тенденция к расширению публичного характера уголовного наказания получила свое завершение в Судебнике 1497 года, принятого при Великом князе Иване III. Этот Судебник расширил сферу применения смертной казни по сравнению с Двинской и Псковской грамотами.

    Смертной казнью карались: разбой, убийство, кража (повторная), клевета, убийство своего господина, измена, святотатство (в частности, хищение церковного имущества), кража холопов, поджог, государственные и религиозные преступления.

    Судебник 1550 года, принятый при Иване IV, установил смертную казнь уже за многие преступления. Например, смертная казнь назначалась: за первую кражу, если вор пойман с поличным или в процессе пытки сознается в содеянном; за вторую кражу или второе мошенничество, если преступник признается; за разбой или иное «лихое дело» и т.д. При этом подчеркивал, что за перечисленные преступления смертная казнь должна назначаться «без всякой пощады». Судебник предусматривает два вида процесса, по которому должен быть судим обвиняемый: розыскной (инквизиционный) и состязательный. Если преступник будет признан «лихим», то следствие осуществляется органами сыска и преступника надо пытать, т.е. вести дело по правилам розыскного процесса, а если он будет признан добрым, то дело ведется по правилам состязательного процесса, т.е. в судебном порядке.

    Смертная казнь была довольно широко представлена и подробно регламентирована в Уложении 1649 года.

    Система наказаний по своей жестокости вполне соответствовала эпохе развитого феодального общества в России. Смертная казнь являлась основным видом уголовного наказания и устанавливалась за очень многие преступления. Санкциями, предусматривающими смертную казнь, пестрело Уложение. Из-за этого русские криминалисты, занимавшиеся исследованием смертной казни, не могли осуществить точный математический подсчет и установить, в скольких случаях и за какие преступления Уложение установливало смертную казнь. Так, Кистяковский утверждал, что смертная казнь предусмотрена в 54 случаях, а Сергиевский установил 64 случая. Дело, разумеется, не в точном подсчете статей, санкции которых предусматривали смертную казнь, а в выяснении характера тех преступлений, за которые она могла назначаться. Это прежде всего государственные и религиозные преступления. Следует особо отметить, что не только убийство или покушение на убийство государя каралось смертной казнью, но и приготовление к такому деянию, и даже обнаружение умысла на лишение жизни царя влекло за собой смертную казнь. Смертной казнью карались также бунт, измена, поджог с целью измены, ложный донос о государственных преступлениях, заговор против царя и ближних его людей. Выезд без разрешения царя в другое государство с целью измены, поджог царских грамот, подделка денег, недонесения об измене и т.п. карались смертной казнью.

    Столь широкий круг государственных преступлений, виновные в совершении которых подвергались лишению жизни, объяснялся тем, что время смутного периода казалось совсем недавним, а возрастание крестьянских бунтов заставляло ввести систему мер устрашения, обеспечивающих безопасность.

    Смертной казнью наказывались и религиозные преступления. К ним относились, например, богохульство и церковный мятеж. Особо опасные преступления против личности и собственности также карались смертной казнью.

    Уложение 1649 года предусматривало пять видов исполнения смертной казни. Однако правоприменительная практика не ограничивалась ими, а прибегала и к другим способам исполнения этой меры наказания. Смертная казнь подразделялась на обыкновенную и квалифицированную. К обыкновенной относились: отсечение головы, повешение и утопление. К квалифицированной — сожжение, залитие горла металлом, четвертование, колесование, посажение на кол и др. Необходимо отметить, что Уложение, закрепляя смертную казнь, в целом ряде случаев не указывало ее вида; это свидетельствует о том, что в это время еще не придавалось серьезного значения индивидуализации вины и наказания.

    Законодательство эпохи Петра I чаще обращается к смертной казни по сравнению с Уложением 1649 года. Воинские артикулы Петра I и другие многочисленные уголовно-правовые акты этого периода насчитывают применение смертной казни в 123 случаях. Цель этой кары состояла в устрашении, а вся карательная система петровской эпохи была в целом «устрашительной». Обилие санкций в законодательстве Петра I, предусматривающих смертную казнь, наводит на мысль чрезмерной жестокости этх законов. Однако, нужно отметить, что это была не бесцельная жестокость, а сознательная политика, проводимая в интересах охраны государственного и общественного порядка.

    И все же смертная казнь применялась в эту эпоху значительно реже, чем предусматривалось в законодательстве, зачастую она заменялась другими наказаниями, а за многие виды преступлений не применялась вообще. Последнее обстоятельство доказывает, что именно в петровскую эпоху идея устрашения достигла своего апогея.

    В 1744 году дочь Петра I Елизавета в опубликованном 7 мая сенатском указе предписала прекратить на территории России экзекуции над осужденными к смертной казни, заменив эту меру другими наказаниями. Приостановление исполнения приговора к смертной казни привело к тому, что тюрьмы оказались переполнены людьми, осужденными к этому наказанию. В 1754 году издается указ, в котором подверждается приостановление приговора смертной казни, а чтобы преступники не оставались без наказания, предписывалось их ссылать, наказывать кнутом, рвать ноздри и клеймить. В том же году была создана очередная кодификационная комиссия, в задачу которой входило составление проекта нового уложения. В апреле 1755 года комиссия направила в сенат «судную» и «криминальную» части проекта. В «криминальной» части была снова закреплена смертная казнь, но в соответствии с указами сената 1753 года она могла заменяться другими наказаниями. Таким образом на практике смертная казнь сохранилась только за государственные, воинские и карантинные преступления.

    Необходимо отметить, что попытки отменить смертную казнь не нашли поддержки ни у дворянства, ни у представителей государственной системы. Напротив, это вызвало определенное противодействие идеи об отмене смертной казни. Да и сама Елизавета не была последовательной в реализации замысла: с одной стороны, она считала целесообразным сохранение смертной казни для устрашения, с другой — выражала отвращение к смертным казням и приостанавливала их.

    В эпоху Екатерины II законодательство о смертной казни не претерпело никаких изменений. Однако сама императрица большое внимание уделяет проблеме этого вида наказания в Наказе по вопросам уголовного наказания. Она проводит мысль о необходимости соответствия наказания преступлению и о назначении различных наказаний за различные преступления. Екатерина II, была противницей смертной казни, но допускала возможность ее применения, рассматривая ее как воздаяние.

    Таким образом во второй половине XVIII века в русском уголовном законодательстве наблюдается тенденция к сокращению смертной казни, а на практике — к ограничению ее применения. В это же время появляются первые выступления против применения смертной казни в уголовной политике, что скорее всего было связано с появлением необходимости отмены крепостного права, а, соответственно, пересмотра подхода к уголовным санкциям с точки зрения требований новой просветительской эпохи.

    В 1813 году был разработан новый проект Уголовного уложения. В нем впервые в истории русского уголовного законодательства была разработана система наказаний, включенная в Общую часть. Проект определял семь родов наказаний с подразделением их на разные степени: смертная казнь, лишение всех политических и гражданских прав (гражданская смерть); лишение свободы и чести; бессрочное лишение свободы; денежные пени; церковное покаяние. Но в 1824 году проект Уголовного уложения не был принят Государственным Советом. Основная причина состояла в том, что имели место серьезные возражения относительно включения смертной казни в систему наказаний.

    Восшествие на престол императора Николая I ознаменовалось восстанием на Сенатской площади, подавлением его и казнью пяти декабристов. Суд над ними осуществлялся не высшим судебным органом России — Сенатом (хотя дела о преступлениях, затрагивающих основы государственного строя, были подсудны Сенату), а созданным по указанию императора Особым судебным присутствием — Верховным уголовным судом. Смертный приговор был вынесен 36 декабристам. В обоснование применения смертной казни суд ссылался на Уложение 1649 года, Морской устав 1720 года, Воинский устав 1716 года, Полевое уголовное уложение для действующей армии 1813 года и другие акты. В приговоре был определен способ применения смертной казни: четвертование, предусмотренное 19 Артикулом воинского устав 1716 года.

    Член Верховного суда, судившего декабристов, — граф Мордвинов, принес апелляцию на приговор, считая его незаконным. Надо отметить, что именно Мордвинов выступал против проекта Уголовного уложения 1813 года. Возражая против приговора, он ссылался на Указ 1753 года, который предписывал не исполнять смертные приговоры и не делавший никаких исключений для политических преступлений. Николай I, хотя и оставил апелляцию без внимания, тем не менее утвердил только пять смертных приговоров через повешение. Остальным приговоренным смертная казнь была заменена каторгой.

    Свод законов Российской империи 1832 года, вступивший в действие 1 января 1835 года, впервые довольно четко определили пределы применения смертной казни. Она могла назначаться только за наиболее тяжкие виды государственных преступлений лишь в тех случаях, когда дела об этих претуплениях передавались на рассмотрение Верховного уголовного суда. Смертная казнь допускалась также и за карантинные преступления, и, наконец, — за воинские преступления, совершенные во время военного похода. Но поскольку Свод законов 1832 года содержал ряд существенных недостаков, то вскоре был образован особый комитет под руководством Блудова, задача которого была составить проект нового уложения. Блудов юридически обосновывал правомерность существования смертной казни в России, утверждая, что законодательным путем она не была отменена ни при Елизавете, ни при Екатерине II.

    Проект Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года предлагал установить смертную казнь за важнейшие государственные преступления, умышленное убийство родителей, за вторичные тяжкие преступления (убийство, поджог, разбой, грабеж) и важнейшие карантинные преступления. После корректировки Николаем I Уложение о наказаниях смертная казнь предусматривалась только за государственные и карантинные преступления.

    Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года воспроизвело все положения о смертной казни Уложения 1845 года. Эти законодательные акты так же, как и Уложение 1903, года сократили применение смертной казни по сравнению с ранее действовашим уголовным законодательством.

    В последние два десятилетия XIX века и в начале XX века смертная казнь в России применялась на основе Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия от 4 сентября 1881 года. Положение предоставляло высшим административным чинам передавать на рассмотрение военных судов для осуждения по законам военного времени дела о вооруженном сопротивлении властям, умышленном поджоге, приведении в негодность предметов воинского снаряжения и о некоторых других преступлениях.

    Очередная попытка отмены смертной казни была произведена 19 июня 1906 года на заседании первой Государственной Думы при обсуждении проекта закона об отмене смертной казни. Однако после принятия этого закона в Государственной Думе он не был утвержден Государственным Советом.

    После февральской революции 1917 года Временное правительство в первые дни своего существования приняло ряд прогрессивных демократических актов. 12 марта 1917 года было опубликовано правительственное постановление о повсеместой отмене смертной казни. Однако уже 12 июля 1917 года она была восстановлена на фронте за убийство, разбой, измену, побег к неприятелю, сдачу в плен, уход с поля боя, т.е. за ряд государственных и воинских преступлений в военное время.

        

    1.2. Смертная казнь в истории совесткого государства и

    по действующему законодательству Российской Федерации

     

    Для начала необходимо отметить, что марксизм-ленинизм в принципе отрицательно относится к смертной казни, объясняя это невозможностью поиска такого принципа, посредством которого можно было бы обосновать справедливость или целесообразность этого вида наказания в современном обществе.

    Буквально на второй день после свершения Октябрьской революции 1917 года Второй Всероссийский съезд Советов в принятом им Декрете отменил смертную казнь в стране. До лета 1918 года карательные органы Советской власти не применяли смертной казни к своим политическим противникам. И лишь 21 февраля 1918 года СНК РСФСР принимает декрет «Социалистическое отечество в опасности!», который провозгласил переход к чрезвычайным мерам и допустил возможность применения расстрела на месте за совершение государственных преступлений. По этому декрету ВЧК предоставлялись права внесудебного подавления политических противников, вплоть до их расстрела на месте.

    В связи с этими событиями возникает вопрос, как совместить репрессии, которые приобретали массовый характер с принципом законности и с тем, что, по сути дела, расстрелы осуществлялись без суда и следствия, без точного устанавления признаков конкретного состава преступления, хотя официально смертная казнь была отменена. Все это объясняется сложной, экстремальной, политической обстановкой в стране. На самом деле допустимо применение чрезвычайных мер, в том числе и внесудебного характера, в условиях военного времени, как это показывает обширный опыт применения смертной казни в разных государствах.

    5 сентября 1918 года СНК РСФСР принял постановление «О красном терроре», в котором говорилось, что все лица, участвующие в деятельности белогвардейских организаций, причастные к заговорам и мятежам, подлежат расстрелу. В этом постановлении была также оговорена необходимость опубликования имен всех расстрелянных и оснований применения к ним этой меры наказания.

    16 июня 1918 года Наркомюст РСФСР закрепил в своем постановлении, что трибуналы в выборе мер борьбы с саботажем и прочими преступлениями не связаны никакими ограничениями. Тем самым трибуналам предоставлялось право выносить приговоры к расстрелу.

    В июне 1919 года были расширены права ВЧК в части применения расстрела. За органами ВЧК согласно Декрету ВЦИК от 20 июня 1919 года сохранялось право непосредственной расправы, вплоть до расстрела в местностях, объявленных на военном положении, за преступления, указанные в самом постановлении о введении военного положения, а именно: за государственную измену, шпионаж, укрывательство изменников и шпионов, принадлежность к контрреволюционным организациям и участие в заговоре, сокрытие боевого оружия, подделку денежных знаков, подлог документов, участие в поджогах и взрывах, умышленное повреждение железнодорожных путей, мостов и других сооружений, разбой и вооруженный грабеж, торговлю наркотиками. Среди этих деяний, наказываемых смертной казнью, уже появились некоторые преступления против собственности, личности, а не только государственные.

    Смертная казнь в виде расстрела была впервые законодательно закреплена в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 года -первом законодательном акте, где были регламентированы основные положения и институты нового уголовного права.

    Несмотря на массовый характер имевших место в этот период репрессий, возникли определенные предложения об отмене смертной казни. Инициатором отмены этого наказания был Дзержинский, который вошел в Политбюро ЦК РКП(б) с подобным предложением. Было решено прекратить местными ЧК с 1 февраля 1920 года применения высшей меры наказания и передать все дела, по которым могло бы грозить такое наказание, в Ревтрибунал. Ленин, считая смертную казнь временной, исключительной мерой наказания, применение которой зависит от внутренней обстановки в стране и международного положения, указывал, что, хотя смертная казнь и была отменена, восстановление расстрелов вполне возможно.

    Дальнейшее развитие событий привело к тому, что было предоставлено право применения смертной казни. В итоге расстрелы приняли еще более ужасающий характер, например, только в 1920 году к смертной казни было приговорено 6541 человек.

    В процессе подготовки проекта УК РСФСР 1922 года Ленин указал, что в нем нужно дать не юридическое, а политическое обоснование террора. Таким образом юридический термин «смертная казнь» заменяется на политический – «террор». Хотелось бы особо обратить внимание на эту сторону проблемы смертной казни в советской уголовно-правовой политике, где фактически до принятия ныне действовашего УК доминировало мнение, что смертная казнь должна рассматриваться в плане террора. Такая оценка представляется ошибочной. Смертная казнь может отождествляться с террором только в условиях чрезвычайного положения в стране, когда террор является единственным эффективным средством для борьбы с политическими противниками. Однако в период нормального мирного развития государства, если оно считает целесообразным сохранение смертной казни в законодательстве, то это уже не политические репрессии или террор, а вид уголовной санкции. Отождествление смертной казни и террора характерно для авторитарного режима. Эта концепция возникла на основе ошибочных положений сталинского периода об усилении классовой борьбы и расширении чрезвычайных мер в мирное время в период развития Советского государства.

    Система наказаний, предусмотренная УК РСФСР 1922 года, не включала смертную казнь. Норма о смертной казни в виде расстрела была помещена в отдельной статье. Следовательно, законодатель относился к расстрелу как к экстраординарной мере уголовного наказания. Право применения смертной казни предоставлялось только военным трибуналам. Обычные суды не могли назначать эту меру наказания. В дальнейшем статья о смертной казни была дополнена: она не могла применяться к лицам, не достигшим 18-летного возраста, и к женщинам, находящимся в состоянии беременности. Всего по УК 1922 смертная казнь, как правило в качестве альтернативной санкции, устанавливалась по 28 составам преступления. Те же самые положения были закреплены в Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 года. В УК РСФСР 1926 года эта мера наказания претерпела некотрые изменения в смысле уменьшения числа составов преступления, по которым могла назначаться смертная казнь.

    Несмотря на то, что Советское государство всегда относилось к смертной казни как к временной и исключительной мере уголовного наказания, эта мера ни 20-е, ни в 30-е годы не была отменена. Более того, выдвинутая Сталиным теория усиления классовой борьбы по мере приближения к социализму влекла за собой ужесточение реперессии. Все это не могло найти отражения в действующем уголовном законодательстве. Нормативные акты того периода устанавливали исключительный порядок расследования и судебного рассмотрения дел о вредительстве, террористических актах и диверсиях: следствие по этим делам должно было вестись не более 10 дней; обвинительное заключение представлялось обвиняемому за один день до рассмотрения дела в суде; кассационное обжалование не допускалось; дела слушались без участия сторон; приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно по вынесении приговора.

    Следующим крупным этапом в истории смертной казни в СССР является отмена смертной казни Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года. Этот Указ установил, что за преступления, наказуемые по действующим законам смертной казнью, в мирное время применяется заключение в исправительно-трудовые лагеря сроком на 25 лет. Однако вместе с этим Указом действовала секретная директива, согласно которой смертная казнь могла применяться специальными судами МГБ по делам о контрреволюционных преступлениях. Таким образом все предписания законодательной власти были перечеркнуты сложившейся практикой. И лишь 12 января 1950 года смертная казнь была вновь законодательно закреплена Указом Президиума ВС СССР «О применении смертной казни к изменникам Родины, шпионам, подрывникам-диверсантам», в 1954 году смертная казнь была введена за умышленное убийство.

    Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 года не включали смертную казнь в систему наказаний, а выделили ее в самостоятельную статью в качестве исключительной и временной меры уголовного наказания. Они установили исчерпывающий перечень преступлений, за которые допускалось применение смертной казни: измена Родине, шпионаж, диверсия, террористический акт, бандитизм и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Основы допустили также возможность применения смертной казни в условиях военного времени или в боевой обстановке и за другие особо тяжкие преступления в случаях, предусмотренных законодательством СССР.

    27 октября 1960 года на третьей сессии ВС РСФСР пятого созыва был принят новый Уголовный кодекс РСФСР. В законе РСФСР «Об утверждении УК РСФСР» было указано, что он вводится в действие с 1 января 1961 года. Этот УК претерпевал множество изменений, что было связано не только с изменениями в угловно-правовой доктрине России, но и политической обстановкой в стране, что весьма характерно для Российского государства с времен Октябрьской революции 1917 года.

    Относительно смертной казни необходимо отметить, что эта мера наказания не была включена в перечень наказаний, указанный в ст. 21 УК РСФСР. Она выделена в отдельной Статье, как исключительная мера наказания (ст. 23), где говорится, что смертная казнь может применяться за особо тяжкие преступления по УК РСФСР. Не подлежат такому наказанию женщины, лица, недостигшие 18-летнего возраста к моменту совершения преступления, и мужчины старше 65 лет. В этой же Статье закреплен ставший традиционным для российского уголовного законодательства вид казни — расстрел.

    В УК намечается определенная двойственность в отношении смертной казни. Прежде всего совершенно непонятно, как законодатель относится к смертной казни. Формально она является одним из видов наказания, но, так как не включена в перечень видов наказания, можно предположить, что, продолжая традиции советской уголовно-правовой доктрины, она относится к террору. Это совершенно недопустимо в современный период развития государства и общества. Далее, в Статье о целях наказания (ст. 20) указывается среди остальных целей «исправление и перевоспитание осужденных». Если подходить к смертной казни с точки зрения наказания, намечается противоречие двух статей, так как не представляется возможным говорить об «исправлении и перевоспитании» в случае применения исключительной меры наказания. Необходимо менять определение целей наказания, где должно быть отражено, что не всеми видами наказания достижимы эти поставленные цели. При этом, смертную казнь следует указать в перечне видов наказания в качестве исключительной меры и разъяснить, что ее исключительность как раз и состоит в том, что она не может по своей природе направляться на «исправление и перевоспитание».

    По УК РСФСР 1961 года смертная казнь может назначаться за достаточно обширный круг преступлений. Прежде всего к ним относятся тяжкие преступления против жизни человека. Самое «знаменитое» из них — это умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ст. 102). Смертной казнью караются также и большинство воинских преступлений, повлекших тяжкие последствия или совершенные в боевой обстановке или в военное время (гл. 12). Многие государственные преступления такие, как измена Родине (ст. 64), шпионаж (ст. 65), террористические акты (ч. 1 ст. 66, ч.1 ст. 67), бандитизм (ст. 77) и т.д., наказуемы смертной казнью. То, что среди преступлений, за совершение которых в виде наказания предусмотрена смертная казнь, является пережитком «советского» периода и «отсталого», нецивилизованного подхода к применению такого вида наказания. К таким же преступлениям относятся угон воздушного судна, повлекший гибель людей, причинение тяжких телесных повреждений или, если он совершен организованной группой (ч. 3 ст. 213)1); терроризм в той части, если это деяние попадает под действие ч. 3 ст. 213.

    Однако, что больше всего удивляет не только противников, но и сторонников смертной казни, этот вид наказания предусмотрен за совершение изнасилование особо тяжким рецидивистом или, повлекшее тяжкие последствия, а равно и изнасилование малолетней (ч. 4 ст. 117). В этом случае преступление не посягает на жизнь человека, т.е. даже с точки зрения кровной мести оно не должно караться столь суровым наказанием.

    В итоге УК РСФСР 1961 года не отличается хорошей регламентацией применения смертной казни как вида наказания.

    12 Декабря 1993 года была принята новая Конституция РФ, котороя в ч.2 ст.20 говорит, что «смертная казнь вплоть до ее отмены может устанавливаться Федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей»2. В данном конституционном положении говорится о допустимости применения смертной казни впредь до ее отмены.

    С 1 января 1997 года вступил в силу новый УК РФ, который был принят Государственной Думой 24 мая 1996 года, одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 года и подписан Президентом РФ 13 июня 1996 года.

    УК РФ исходит из необходимости сохранения смертной казни за особо тяжкие преступления, связанные с умышленным посягательством на жизнь человека ( ст. 105 ч.2 – убийство при отягчающих обстаятельствах; ст 277. – посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля; ст. 295 – посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное следствие; ст 317 – посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов; ст. 357 – геноцид) 3.

    Круг лиц, которым может быть назначена смертная казнь, не включает в себя женщин, лиц, совершивших преступление до 18 – летнего возраста, соответственно мужского пола, а также мужчин, хотя и совершивших преступление до достижения 65 – летнего возраста, но достигших его к моменту постановления приговора.

     

    III. ПРОБЛЕМА СМЕРТНОЙ КАЗНИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

     

    Воздействие смертной казни на осужденного состоит вначале в причинении ему глубочайших психических страданий, а затем прекращение существования. Уголовно — процессуальное законодательство РФ устанавливает особенности порядка рассмотрения дел, по которым возможно назначение смертной казни: обязательное участие защитника, суд присяжных и прочие.

    Суд не обязан назначать смертную казнь. Во всех случаях он имеет право выбора между смертной казнью и иными вадами наказания, предусмотренными санкциями Особенной частьи УК РФ. Замена назначенной смертной казни осуществляется в порядке помилования пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок 25 лет.

    Все чаще и чаще раздаются голоса в пользу отмены смертной казни. Однако подобная отмена станет возможной в полной мере лишь в будущем, когда для этого будут созданы необходимые предпосылки , когда с этим будут согласны большинство граждан.

    Между тем одним из условий принятия России в Совет Европы является отмена смертной казни как высшей меры наказания. Для реализации данного условия российская делегация должна подписать Протокол №6 от 28 апреля 1983 года Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года в течение одного года со времени вступления в Совет Европы и ратифицировать его не позднее, чем через три года.

    В апреле 1997 года Россия подписала вытекающий из членства в Совете Европы Протокола №6 к Европейской Конвенции, предусматривающий отмену смертной казни, за исключением весьма ограниченных случаев, связанных с состоянием войны или ее угрозой. Федеральному Собранию РФ предстоит принять решение о ратификации в течение 3 лет данного Протокола. В решении подобной проблемы важны гибкость и поэтапность:

  17. Три года – не тот срок, через который в России принципиально изменится ситуация. Ведь необходимыми условиями отмены этого страшного наказания должна быть нормализация социально – экономической обстановки в стране, рост благосостояния населения, реальные успехи в борьбе с преступностью, сокращение числа умышленных убийств, повышение общей и политико – правовой культуры граждан.
  18. Есть немало других членов Совета Европы (Греция, Румыния), которые оставили смертную казнь высшей мерой наказания.
  19. США, Канада, Япония недавно получили статус наблюдателей в Совете Европы и судя по их юридической практике вовсе не думают в ближайшее время отменять смертную казнь.

    Подписание Протокола №6 больше свидетельствует о том, что власть пытается заработать на этой акции определенный политический капитал, нежели действительно изменить к лучшему реальные общественные отношения.

    В связи с вступлением России в Совет Европы и принятой ею
    обязанностью отменить в течение трех лет смертную казнь Президент РФ издал Указ от 16 мая 1996 г. № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы». Совет Европы по отношению к России занял жесткую позицию: в своей резолюции № 1111 (1997 г.) пригрозил России сличением из Сообщества в случае дальнейшего приведения инертных приговоров в исполнение.

    Смертная казнь как вид наказания имеется в законодательстве многих стран мира. Лишь в законодательстве 58 стран смертная казнь ни за какие преступления не предусмотрена; в 14 странах она может быть применена только при особых обстоятельствах пример, в военное время); 30 стран хотя и сохранили смертную казнь в своем законодательстве, но более 10 лет ее не применяют.

    Большинство стран мира (более 90) смертную казнь применяют,
    зачастую довольно активно и расширяя диапазон ее применения
    (21 страна). В 38 штатах США смертная казнь применяется, в том числе ее применение расширено за угон самолетов, если это привело к гибели людей, за убийство заложников и некоторые другие преступления. И никто в отношении этих стран не угрожает применением различных санкций (как, например, в случае с вынесением смертного приговора в Турции известному деятелю Оджалану), к России же пытаются применить двойной стандарт.

    Однако Россия сама предприняла резкие шаги по направлению фактической отмены смертной казни без внесения изменений в Конституцию РФ, Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы РФ. Конституционный Суд РФ 2 февраля 1999 г. вынес постановление, согласно которому судам зпрещается выносить смертные приговоры до создания на всей территории Российской Федерации судов присяжных. Таким образом, в России введены как бы два моратория: один на вынесение смертных приговоров, другой — на их исполнение. В июне — июле
    1999 г. Президент РФ в массовом порядке помиловал свыше
    700 убийц, ожидавших Исполнения смертной казни. Но вопрос о смертной казни еще не снят с повестки дня, на этот счет в обществе постоянно идут дискуссии.

    В сложившейся криминогенной ситуации Россия вряд ли сможет во имя благих намерений вот так сразу взять и отказаться от смертной казни. Население видит в ней чуть ли не единственную пеграду на пути преступного беспредела. По данным социологических исследований, более 90% опрошенных респондентов в восьми регионах страны не считают возможным отказаться в настоящее время от применения смертной казни (за отмену этого наказания высказалось всего лишь 7,6% опрошенных лиц)1. Других солидных исследований по этому вопросу (за исключением опроса, проведенного в 1998 г. исключительно политизированным и ориентированным на власть фондом «Общественное мнение») не проводилось; сообщения журналистов о том, что в настоящее время против отмены смертной казни выступают уже не 90%, а якобы 68—75% населения, пусть останутся на их совести. Попытки западных специалистов убедить россиян в том, что и там население не одобряло своей основной массе факты отмены или введения моратория смертную казнь, но правительства, этих стран пошли против ценного мнения и в итоге оказались правы, не выглядят убедительными. Там просто нет такого высокого уровня преступности, когда за год преступники убивают количество людей, равно населению целого города.

    Игнорировать мнение подавляющего числа собственных граждан вправе никто, пусть это даже делается ради каких-то (вероятно), значимых для России) благих намерений.

    Таким образом, смертная казнь в сложившейся тяжелейшей криминогенной ситуации в нашей стране может еще какое-то время оказывать сдерживающее воздействие на наиболее опасные категории преступников, которые уверовали, что все можно купить, а деньги достать любыми средствами, вплоть до массового убийства людей. Но своя жизнь оказывается дороже денег, и, если ее могут отнять, это уже является достаточно сильным фактором, сдерживающим преступный беспредел. Ссылки на возможные судебные ошибки (кстати, как показывает анализ практики, исключительно редкие), которые впоследствии нельзя исправить, несостоятельны так же, как и в случаях врачебных ошибок, нередко приводящих пациентов к смертельному исходу.

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Относительно истории применения смертной казни в России, можно сделать вывод о том, что еще в дореволюционный период прогрессивные общественные деятели России категорически и безоговорочно отрицали смертную казнь. Анализ дореволюционного законодательства России, проделанный в данном исследовании, говорит о том, что в подавляющем большинстве случаев царские суды выносили смертные приговоры исходя из политических соображений. Внастоящее время в РФ происходит процесс постепенного отказа от смертной казни, что нашло свое отражение в новой Конституции РФ 1993 года и УК РФ 1996 года.

    Сдерживающую роль смертной казни как правового ограничения нельзя переоценивать. Ведь далеко не во всех случаях она бывает эффективной, и только в отношеннии относительно небольшой категории людей она вполне оказывает сдерживающее воздействие. Сейчас довольно распространено мнение, что чем суровей законы, тем меньше преступлений. Однако, научные исследования говорят обратное: ужесточение наказаний никакого влияния на преступность не оказывает. Обьяснение здесь простое – жестокость портит людей, становится привычной и не отвращает человека от злодейства. Что касается нарушения прав человека, то один из основных доводов приводимых в данной работе в пользу отмена смертной казни состоит в том, что человек не должен уступать обществу права на свою жизнь. Жизнь не составляет блага, даруемого человеку государством, поэтому государство и не имеет законного права отнимать эту жизнь. Таким образом, государство, самовластно прекращает человеческую жизнь, присваивает себе непренадлежащее ему право.

    Нельзя не принимать во внимание доводы «за» и «против» смертной казни, но называть ее беззаконным наказанием, веками освященным убийством – значит забыть всю историю смертной казни, условия ее развития, которому в данной работе уделено достаточно внимания; нельзя игнорировать тот факт, что мы встречаемся со смертной казнью у самых различных народов на всех ступенях культуры,при всех религиях и условиях жизни.

    Вырабатывая современные позиции на проблему смертной казни, в данном исследовании учитывалить две стороны дела. Первая – это научный подход к проблеме, ее понимание специалистами, которые занимаются борьбой с преступностью. Другая сторона – это общественное мнение. Из данной работы видно, что подходы к этому вопросу ученых и общественности не совпадают в ряде стран. Подавляющее большинство молодых российских граждан предлагает расширить применение смертной казни . При этом многие забывабт, что часто борьба с преступностью неэффективна не из – за закона, а из – за практики, потому что преступников не ловят и преступления не раскрывают. В среде более образованной и имеющей за плечами опыт юридической практики складывается компромиссное решение: идти к отказу от смертной казни постепенно. С юридической точки зрения в условиях военного времени применение смертной казни оправдывается в случаях предательства, измены Родине, за международные преступления такие как развязывание войны, жестокое обращение и уничтожение мирного населения, расстрел военнопленных, раненых, нарушение международных конвенций о защите мирного населения. Все это тяжкие преступления, заслуживающие смертной казни.

    В условиях современной социально – экономической и криминальной ситуации в России, кризиса всей системы правосудия, в общественном сознании как никогда прочно сформировалось представление о безнаказанности преступлений, а потому страх перед наказанием перестал играть сколь – либо заметную роль . Угроза смертной казни не способна остановить наемного киллера, маньяка, а тем более фанатика – террориста.

    Несмотря на приведенные выше и другие многочисленные разьяснения по поводу того, что отмена смертной казни не повлияет на уголовную статистику, у нее остается не мало сторонников.

    Хочется надееться, что Россия наконец – то окончательно и бесповоротно отменит такое варварское наказание, каковым является смертная казнь, осознав назревшую необходимость этого шага, подавая тем самым достойный для подражания пример всем странам мира , еще не отменившим смертную казнь.

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЛИТЕРАТУРА

     

    1. Антонян Ю.М. Убийство ради убийства. – М, 1998.
    2. Белеков С.В. Пожизненное заключение как альтернатива смертной казни.// Россия и мир – вчера, сегодня и завтра. – М, 1998. – вып. 3.
    3. Бестужев – Лада И. Смертная казнь: за и против – М, 1989.
    4. Ваксян А. Мораторий на исполнение смертной казни: вторая попытка // Российcкая юстиция. – 1999.№3.
    5. Вицин С. Время казнить в России закончилось?// Российская юстиция – 1999. №3.
    6. Добровольская С.Н. Применение смертной казни и суд присяжных в России// Адвокат – 1999. №6.
    7. Жильцов С.В. Смертная казнь в праве Древней Руси и юрисдикции Великого князя и ее применение// Правоведение. – 1997.№4.
    8. Комментарий к УИК РФ. Под редакцией Бекузова Г.О. – М, 1999.
    9. Комментарий к УК РФ Под ред. Скуратова Ю.И., Лебедева В.М. –М, 1998.
    10. Кузьмин А.Г. Об истоках древнерусского права// Советское государство и право. 1985.№2.
    11. Малько А.В. Смертная казнь: современные проблемы// Правоведение. 1998. №1.
    12. Михлин А.С. Смертная казнь – быть ли ей в России?// Журнал российского права. 1998. №10 – 11.
    13. Якубовский Д. Нужна ли в России смертная казнь?// Право и жизнь. – М, 1998. №13.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->