УСЛОВИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПРАВА

Актуальность темы исследования. История ведет свое начало от появления счета, письменности, государства. С этого момента идет фиксация событий, явлений, возникают свидетельства жизни людей, общества. В них отражаются первые сведения об обычаях, о социальных нормах, о политике и юридическом быте. Знание политической, государственно-правовой истории существенно расширяет наши познания о прошлом человечества, далеком и близком.

Роль исторических знаний, опыт прошлого оцениваются по-разному. Еще в древности историю считали учителем, опытом, памятью народа, признавали ее ценность, значимость. Позднее опыт истории ставился под сомнение. История — не только развалины, это истоки культуры человека, его изначальные духовные ценности. Их можно по-разному оценивать. Несомненно, еще древность заложила почву для становления цивилизации, традиций и законов, наложила отпечаток на общественный строй, моральный, юридический быт многих народов.

В прошлом — основа будущего. Древность, откуда идут истоки юриспруденции, отделяет от нас, живущих в конце ХХ века, огромный промежуток времени. Политическая, государственно-правовая история человечества имеет свои закономерности, обусловленные уровнем цивилизации, типом общественно-экономической формации. В таком понимании она едина.

История и современность связаны общими корнями. Многие современные проблемы, в том числе трудности государственно-правового развития, идут из прошлого: социальная несправедливость, всесильная и непобедимая бюрократия, правовой нигилизм, подъем и спад социальной активности граждан, преждевременные радости и поздние разочарования от непродуманных реформ волюнтаристов и авангардистов. «Традиции мертвых поколений, — указывал Маркс, — тяготеют как кошмар над умами живых».

История может на деле выполнить свою общественную роль, изучая процессы общественно-политической жизни в комплексе, системно, рассматривая всю совокупность явлений. Это относится и к истории государства и права. Не зная истории, мы теряем память и мудрость нации [8, C.3 – 6].

Задачи исследования:

– рассмотреть исторические условия возникновения и основные тенденции развития права цивилизаций Древнего Востока;

– анализ особенностей правовых систем и источников права стран Древнего Востока.

Теоретической базой исследования являются работы таких авторов Алексеев С.С., Батыр К.И., Борисевич М.М., Графский В.Г., Дьяконов И.М., Жидков О.А., Крашенникова Н. А., Омельченко О. А., Пиголкин А. С., Черниловский З.М., Федеоров К.Г. и др.

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПРАВА ЦИВИЛИЗАЦИИ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА

 

Право – это зеркало, в котором отражается общество; изучая те или иные правовые памятники можно достаточно точно определить уровень экономического развития, культуры, религии данного общества. Право как особая система юридических норм и связанных с ними правовых отношений возникает в силу тех же причин и условий, которыми объясняется происхождение государства, и процесс этот имеет исторические параллели. Разумеется, у разных народов и в разные эпохи возникновение права связано с национальными или, скорее, индивидуальными особенностями каждого народа, однако общие закономерности в значительной мере совпадают в истории большинства народов мира.

Понятие Восток в исторической науке используется не столько как географическое, сколько как историко-культурное, цивилизационное. Здесь впервые в истории развития человеческого общества сложились те социальные и политические институты, государство, право, мировые религии, которые и породили со времени возникновения античных государств (Древней Греции и Рима) в I тысячелетии до н.э. дихотомию Восток — Запад.

Древний Восток (Древний Вавилон, империя Мауриев в Древней Индии и др.) — обширный регион, где впервые в человеческой истории происходит становление классового общества и государства. Общими чертами древневосточных государств (при их огромном разнообразии) являются:

а) сравнительно низкий уровень развития производительных сил (благоприятный климат, плодородная почва, реки — Инд, Тигр и т.д. — все это позволило собирать по несколько урожаев в год, используя рутинную технику — мотыги, серпы;

б) зависимость древневосточных народов от ирригационных систем (каналов, плотин, дамб), рискованный характер земледелия (частые разливы рек, либо засухи) — организация общественных работ по созданию системы искусственной ирригации становится первой важнейшей функцией государства;

в) длительное сохранение сельской земельной общины («колхоза»), доминирование государственной и общинной земельной собственности и слабое развитие частной. Сельская община, возникающая естественным образом (из-за самого характера орошаемого земледелия) всячески поддерживается государством:

1) удобство налогообложения – «колхоз» государству грабить проще, чем частника;

2) возможность возложения на общину полицейских функций (в деревне преступнику труднее укрыться, чем в городе);

3) формирование в общине особого менталитета («коллектив – все, личность – ничто»), быт, обычаи, способы обработки земли, не изменяющиеся в общине веками, создают власть имущим самые благо-приятные условия для властвования;

г) пестрота социальных групп, (переходная форма полусвободы – полурабства), различие прав и обязанностей жителей древневосточных государств.

Древний Восток (Древний Вавилон, империя Мауриев в Древней Индии и др.) — обширный регион, где впервые в человеческой истории происходит становление классового общества и государства. Общими чертами древневосточных государств (при их огромном разнообразии) являются:

а) сравнительно низкий уровень развития производительных сил (благоприятный климат, плодородная почва, реки — Инд, Тигр и т.д. — все это позволило собирать по несколько урожаев в год, используя рутинную технику — мотыги, серпы;

б) зависимость древневосточных народов от ирригационных систем (каналов, плотин, дамб), рискованный характер земледелия (частые разливы рек, либо засухи) — организация общественных работ по созданию системы искусственной ирригации становится первой важнейшей функцией государства;

в) длительное сохранение сельской земельной общины («колхоза»), доминирование государственной и общинной земельной собственности и слабое развитие частной. Сельская община, возникающая естественным образом (из-за самого характера орошаемого земледелия) всячески поддерживается государством:

1) удобство налогообложения – «колхоз» государству грабить проще, чем частника;

2) возможность возложения на общину полицейских функций (в деревне преступнику труднее укрыться, чем в городе);

3) формирование в общине особого менталитета («коллектив – все, личность – ничто»), быт, обычаи, способы обработки земли, не изменяющиеся в общине веками, создают власть имущим самые благо-приятные условия для властвования;

г) пестрота социальных групп, (переходная форма полусвободы – полурабства), различие прав и обязанностей жителей древневосточных государств

1) мягкость отношения к рабу (их высокая стоимость, часто встре-чающаяся принадлежность рабов и рабовладельцев к одному наро-ду, религиозные мотивы – идея о «переселении душ» у индусов);

2) производство основных материальных благ осуществляется свободными (или зависимыми) людьми, а не рабами; рабов может быть довольно много (как в Древнем Вавилоне), но их труд используется в основном в царском и храмовом хозяйстве, использовать рабов в общинном хозяйстве невыгодно;

3) наличие такой категории рабов, как рабы — должники (видя всю опасность для общества в закабалении свободных, восточные владыки ограничивали долговое рабство определенным сроком (не более 3-х лет) и возлагали на хозяина раба-должника ответственность за жизнь и здоровье раба;

е) преобладание в качестве политической надстройки деспотии — монархии восточного типа, при которой вся полнота власти — законо-дательной, исполнительной, судебной, религиозной (теократия) принадлежит одному человеку (царю, фараону) личность которого обожествляется. Социальная база деспотии — сельская земельная община (еще в 19 веке французским ориенталистом Бернье была подмечена тесная связь между общинным характером хозяйства, слабым развитием частной собственности на землю и деспотической формой правления).

Государственный механизм деспотии приспособлен к выполнению трех основных функций (в той или иной степени присущих любому современному государству):

1) организация общественных работ по строительству каналов, плотин, дамб, дорог, крепостей (часто эти работы были нерациональны на первый взгляд — Великая Китайская стена, египетская пирамида);

2) внешняя функция — захват соседних территорий, рабов, как материальных ценностей (до сей поры имеется на Востоке масса территориальных проблем — народы без государства (курды, долгое время иудеи), разделенные народы — (таджики в Афганистане и Таджикистане) и др;

3) внутренняя функция (ограбление собственного народа путем сбора разного рода налогов, отбытие трудовых повинностей) – создание бюрократического аппарата, превращающегося на Востоке в особый класс общества.

Принципиальные различия восточного и западного цивилизационных путей развития заключались в том, что на Востоке, в отличие от Запада, где частная собственности играла господствующую роль, частнособственнические отношения, отношения частного товарного производства, ориентированного на рынок, не занимали значительного места.

Это в свою очередь сказалось на застойном характере восточных социальных структур, на отсутствии на Востоке условий для развития тех политических и правовых институтов, которые были призваны обслуживать нужды нарождающегося гражданского общества: демократическое общественное самоуправление с правами и обязанностями каждого полноправного гражданина, члена полиса-республики, правовые гарантии его частных интересов, прав и свобод.

Восток в древности был представлен многими странами, рядом крупнейших региональных цивилизаций (индо-буддийской, ассирийско-вавилонской, конфуцианско-китайской), но вышеуказанные особенности (отсутствие господствующей роли частной собственности, застойный характер развития) были главными определяющими чертами их типологического сходства в отличие от динамично развивающихся античных стран, а затем и стран Западной Европы, преемника античной цивилизации.

Одной из основных социальных форм, играющих решающую роль в эволюции древневосточных обществ, была сельская община, сохранившая во многом черты патриархально-родовой организации. В значительной мере она определяла характер политической власти в этих обществах, роль и регулирующе-контрольные функции древневосточного государства, особенности правовых систем.

Экономическая и социальная жизнь любого общества нуждается в определенной упорядоченности организации деятельности людей, участвующих в производстве, обмене и потреблении материальных благ, брачно-семейных и трудовых отношений, а также в управлении обществом. Такая урегулированность, подчиняющая всю массу единичных отношений людей общему порядку, достигается с помощью правил поведения, или социальных норм.

Процесс происхождения права, как и государства, занимал целые эпохи, испытывал различные внешние влияния, «приливы и отливы», обусловленные борьбой родового строя с нарождавшимися отношениями цивилизации.

Древнейшие правовые системы были тесно связаны с обычаями и религиозными нормами родового строя. Исторически первой формой нарождающегося права был правовой обычай, поддерживаемый как жречеством, так и государством. [7, C. 53, 55]

Происхождение права подчинено действию тех же закономерностей, что и возникновение государства. Оно порождено теми же условиями: общественное разделение труда, наличие излишков продуктов труда, частная собственность, эксплуатация, имущественное неравенство, появление классов рабов и рабовладельцев [ 8, C.35] .

Здесь, однако, требуется уточнение. Далеко не везде и не всегда рабовладение становилось основой хозяйства раннеземледельческих обществ. В Древнем Шумере, Египте и во многих других обществах основой раннеземледельческого хозяйства служил труд свободных рядовых общинников, а имущественная и социальная дифференциация развивалась параллельно с функциями управления земледельческими работами и распределения продуктов в виде создания аппарата учета и распорядительных функций. Важное место занимали в такой дифференциации воинские функции, выполнение которых приводило к делению на военных вождей, начальников дружин и простых воинов. Одновременно происходило формирование сословия жрецов, имевших большое духовное и культурное влияние на общество. Наконец, благодаря развитию торговли и ремесел возникли сословия (страты).

Раннеземледельческие общества были связаны с возникновением городов-государств, где основное земледельческое население попадало в зависимость от городских центров, в которых сосредоточивались не только ремесло и торговля, но и управленческая, военная и духовная знать. Поэтому наиболее древним видом социальной дифференциации общества явилось не деление на рабовладельцев и рабов, а социально-функциональная стратификация на неравноправные группы и слои общества. Такая стратификация в виде деления на замкнутые касты (варны, сословия и т.п.) с глубокой древности освящалась религиями и существовала не только в государстве, но и в общинном строе раннеземледельческих обществ Древнего Востока. Рабство в этих обществах носило первоначальный дворцовый или семейный характер и лишь позднее использовалось в производстве (например, при строительстве городов и храмов) [ 7, C.47] .

Исторически мораль — первый способ социальной регуляции, который направлен на согласование действий индивидов, составляет их некоторую общность. Право возникает как совокупность новых социальных норм, оно появляется одновременно с государством в качестве обязательных правил поведения, ими формулируемых, применяемых и охраняемых от нарушения. Вначале оно действует в виде фиксированных обычаев, выгодных имущему сословию, позднее их дополняют и заменяют нормы права, законы. Правовые предписания заняли ведущее место среди других социальных норм: обычаев, традиций, норм морали, религиозных канонов [ 8, C.35 ].

Таким образом право можно рассматривать как явление той цивилизации, которая сложилась в государствах Древнего Востока. Уже в самых первых памятниках права проглядывает нацеленность на установление единого, стабильного, целесообразного порядка поведения людей, разумного решения конфликтов, на учет интересов различных лиц, участников данных отношений, защищенность и гарантированность их прав.

Внимательный анализ обнаруживает в юридических документах, прежде всего в памятниках права, стремление утвердить в жизни:

  • справедливость (охватывающую истину и правду; не случайно поэтому многие памятники права так и назывались — «правды»);
  • мудрость (и видимо, оправданно то, что многие служители права, правосудия зачастую слыли мудрецами);
  • реализм и жизненность (и потому юридическое регулирование проникает во все сложности жизни, касается деталей и подробностей человеческих отношений, стремится учесть всевозможные жизненные интересы).

Даже в древнейших законодательных документах порой встречаются обобщающие формулировки, затрагивающие сами основы права. Вот как, например, обосновывалось издание Сборника законов царя Хаммурапи (XVIII в. до н.э.): «Для того, чтобы дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого». В древнеиндийских Законах Ману говорилось: «Если бы царь не налагал неустанно наказание на заслуживающих его, более сильные изжарили бы слабых, как рыбу на вертеле» [ 1, C.55].

Право есть также явление культуры, это выражается прежде всего в том, что право в специфическом виде отражает жизнь во всех ее сложных проявлениях. Право выраженное в законах, вбирает в свои формализованные положения целый мир. Мир очень сложных человеческих отношений чрезвычайно широкого диапазона — от главных и глубинных пластов жизни (экономической организации общества, структуры политической власти и др.) до самых что ни на есть прозаических, житейских, семейных, бытовых вопросов.

При этом юридические нормы ориентируются на основы качественного состояния общества, говорят о том, каковы должны быть поступки людей. Они призваны наперед регламентировать поведение людей, определять, что «можно», а что «нельзя», причем с таким расчетом, чтобы разрешались всевозможные конфликты, столкновение интересов, страстей. В этом и состоит удивительное своеобразие законодательных положений.

Недаром законы прошлых эпох — Законы Хаммурапи, Законы Ману являются своего рода окошками в прошедшие времена, позволяют увидеть существовавшие тогда отношения, нравы, конфликты; словом, наглядно и зримо увидеть прошлое [ 1, C.57].

Поэтому именно те конкретные исторические условия и определили особенности права стран Древнего Востока.

Самые ранние государственные формы (протогосударства) стали складываться в древневосточных цивилизациях (в Древнем Египте, Древней Индий, Древней Месопотамии, Древнем Китае — еще в IV—III тысячелетии до н.э.) в ходе разложения общинно-родовой организации. Они складывались по мере усиления разделения труда, усложнения управленческих функций, а вместе с тем превращения лиц, выполняющих эти функции, в сословие знати, которое не участвовало в производстве, стояло над рядовыми общинниками. Самодовлеющая сельская община, упрочению позиций которой способствовали коллективные усилия ее членов по созданию ирригационных сооружений, оказывала огромное влияние на замедление процессов классообразования, формы земельной собственности и способы эксплуатации в древневосточных обществах. Здесь непосредственным владельцем-собственником земли была сама община. Вместе с тем и государство выступало в качестве верховного собственника земли, властно-собственнические права которого реализовывались в получении с общинников ренты-налога.

По мере выделения надобщинных управленческих структур стали складываться и собственно царско-храмовые хозяйства, создаваемые главным образом за счет присвоения общинных земель. Владеть участками царско-храмовых земель могли лишь люди, выполняющие ту или иную работу, несущие службу на правителя или храм. Здесь рано начал использоваться труд рабов, различных категорий подневольных лиц.

Строй многоукладной хозяйственной жизни определял исключительно пестрый социальный состав древневосточных обществ, который можно дифференцировать в границах трех основных социально-классовых образований: 1) различные категории лиц, лишенных средств производства, зависимые подневольные работники, к которым относились и рабы; 2) свободные мелкие производители — общинники-крестьяне и ремесленники, живущие своим трудом;

3) господствующий социальный слой, куда входили придворная и служилая аристократия, командный состав армии, состоятельная верхушка земледельческих общин и пр.

На Востоке отсутствовала четкость социально-классовых границ, например, существовали различные категории зависимого населения, занимающие промежуточные позиции между свободными и рабами, или некие переходные категории свободных (от мелких землевладельцев к господствующему слою, в частности к мелкому купечеству и чиновничеству). Сословно-правовой статус индивида в обществе, как правило, не совпадал, расходился с его социально-экономическим положением.

Первые государства на территории Двуречья возникли в начале III тыс. до н.э. это были небольшие города-государства, в общественном и государственном строе длительное время сохранялись пережитки родоплеменной организации. Древнейшим населением страны, заложившим основы цивилизации в Двуречье, были шумеры. [ 2, C.10]

Политический строй раннеклассовых обществ Древнего Шумера представлял собой города-государства, результат объединения общин. Их насчитывалось несколько десятков. И.М. Дьяконов относил их по форме правления к аристократическим республикам. Между городами существовала конкуренция за господствующее положение.

Главы государств Древнего Шумера — энси и лугали — избирались сходкой, народным собранием граждан, либо советом старейшин, что свидетельствует о пережитках патриархально-родовой демократии.

Процесс становления централизованных государств в Древней Месопотамии, как и в других странах Древнего Востока, затянулся на столетия. Мелкие города-государства противились централизации, между ними велась борьба за гегемонию.

Вавилонский царь Хаммурапи создал мощную централизованную державу, которая стала типичной восточной деспотией. Реформы Хаммурапи повлияли на социально-экономическое устройство государства, его систему управления и право. Есть все основания полагать, что этот правитель был незаурядной личностью.

Централизация власти прослеживается и в том, что по Законнику Хаммурапи судебная система перешла под контроль царской администрации, роль общинных судов резко ограничилась. Это была коренная реформа правосудия.

Старовавилонское царство из деспотической монархии превратилось в многонациональную империю, что закреплялось в официальном титуле: царь Шумера и Аккада, «отец амореев». Объединение мелких государств в крупную державу с централизованным управлением, с единой системой законов имело положительное значение для организации ирригационных работ, орошения, водообеспечения.

Древний Вавилон по устройству и политическому режиму являлся деспотическим государством. Во главе древневавилонской империи был царь Хаммурапи, ему подчинялся весь бюрократический аппарат, он подчинил себе жреческую организацию вместе с их храмами, сам назначал и контролировал деятельность служителей культа [ 8,C.62,].

Когда возникли в Египте первые государственные образования достоверно не известно, но уже к III тыс. до н.э. государство в Египте существовало.

Разложение общинных порядков происходило в Египте медленно, и тем самым тормозилось развитие частнособственнических отношений и рабовладельческого строя. Во времена, предшествовавшие образованию объединенного государства, Египет распадался на несколько десятков отдельных областей (номов), которые в последующей истории Египта не раз проявляли склонность к обособлению.

Первые государства на территории Индии возникли во II тыс. до н.э. в долине Ганга и в областях, примыкающих к ней с юга и юго-запада.

Первое время большую роль продолжали играть народные собрания, оказывающие влияние при назначении царя. Постепенно из собрания соплеменников они становились собранием знати, приближенных царя. Органы племенной администрации постепенно превращаются в государственные органы. Занятие высших должностей в государственной администрации было привилегией рабовладельческой знати. Все большее значение приобретает царский жрец (пурохита), который являлся также астрологом, советником царя. Племенная дружина постепенно перерастала в постоянное войско во главе с начальником (сенани). Так, на базе родоплеменных коллективов возникают государственные образования, обычно небольшие по территории, принимавшие форму монархий или республик.

Особое место в истории Индии занимает магадско-маурийский период (IV-III вв. до н.э.), отмеченный созданием (впервые в истории Индии) объединенного государства.

С разложением первобытнообщинного строя и развитием общественного и имущественного неравенства связано появление сословий-варн. Постепенно все прежде равноправные свободные стали делиться на группы, неравные по своему общественному положению, правам и обязанностям. С течением времени сословия-варны все больше становились замкнутыми. Утверждается строгая эндогамность (заключение браков между представителями одной варны); определенная, наследственно закрепленная профессия. Таким образом, с течением времени варны претерпели некоторые качественные изменения, превратившись в крайне замкнутые формы (касты). Различные факторы социального, экономического и идеологического характера способствовали укреплению и сохранению в Индии такой своеобразной социальной организации.

Древнеиндийское государство возникло как рабовладельческое, тем не менее в праве отсутствует отчетливое противопоставление свободных и рабов. Касты заслоняют собой классы.

К эпохе Маурьев оформилась концепция «чакравартина» — единоправителя, власть которого распространялась на огромные территории.

Источники показывают, что даже в периоды особенного усиления монархической власти сохранялись институты и традиции древней политической организации, которые определенным образом ограничивали власть царя[ 2, C. 18].

История великого народа Азии ведет свое начало со II тыс. до н.э. Первые раннеклассовые общества возникли в бассейне реки Хуанхэ, здесь появилась иероглифическая письменность — основной источник наших знаний о Древнем Китае. Первым раннеклассовым обществом с признаками государственности считается Шань (Инь). Оно погибло в начале XII в. до н.э. Следующие царства обозначались по династиям: Шань, Чжоу, Цинь, Хань и другие.

Древний Китай в эпоху династий Чжоу, Цинь и Хань по форме правления являлся типичной дальневосточной монархией. При переходе от родового строя к классовому обществу (Шань-Инь) правители мелких княжеств являлись одновременно военачальниками и верховными жрецами. Их власть опиралась на сородичей, священнослужителей, войско. Как и во всех дальневосточных деспотиях, ван (царь) считался верховным собственником земли. По религиозным канонам он объявлялся «сыном неба». Трон передавался по наследству, если тому не мешали чрезвычайные обстоятельства. Во время династии Чжоу власть царей стала обожествляться.

Земля, в принципе, считалась государственной собственностью, но владела ею община. Знать получала землю вместе с покоренным населением. Однако письменные свидетельства о сделках с куплей-продажей земли в частную собственность не сохранились. Общинное владение землей являлось основой хозяйственной жизни [ 8, C.43].

Стойкая многоукладность, историческая преемственность социальных, политических, правовых форм и институтов, господствующей религиозной идеологии дают основания определить в качестве главной отличительной черты древневосточных обществ — их традиционность. Общие закономерности развития древневосточных многоукладных обществ не могут перечеркнуть конкретных особенностей каждого из них, связанных как с доминирующим положением того или иного уклада и различными формами их взаимодействия, так и с особенностями их социальных и политических институтов, со специфическими чертами их культурно-цивилизационного развития, особенностями быта, миропонимания людей, их способов религиозной ориентации.

Вместе с государством в древневосточных обществах складывалось и право, которое в странах Древнего Востока имело ряд общих черт. В частности, оно открыто закрепляло социальное неравенство, что проявлялось прежде всего в приниженном положении рабов. Вне зависимости от того, мог ли раб иметь семью или владеть в интересах хозяина тем или иным имуществом, на Востоке он выступал в качестве вещи и таковой рассматривался действующим правом. Древневосточное законодательство закрепляло также сословное неравенство свободных. Оно в той или иной форме присутствовало во всех древневосточных правовых системах.

Право Древнего Востока неразрывно связано с религией, и религиозной моралью. Правовая норма здесь, за редким исключением, имела религиозное обоснование. Правонарушение — это одновременное нарушение нормы религии и морали.

 

 

 

 

 

 

 

2. Особенности правовых систем и источников права стран Древнего Востока

 

Основным источником права древневосточных государств на протяжении веков оставались обычаи, которые, являясь продуктом общинного творчества, в течение длительного времени не записывались, а сохранялись в устной традиции и памяти соплеменников. Ссылки на древних мудрецов, обладающих священным авторитетом, хранителей обычаев, можно найти почти во всех памятниках древневосточного права, в чем сказался его традиционный характер. Нормы права опирались на установившиеся образцы поведения, сложившиеся в прошлом, ориентировались на них. Обычай, наполняемый новым социальным содержанием, санкционированный государством, оставался главным источником права и тогда, когда появились письменные судебники, брахманские компиляции и пр.

Особенности права стран Древнего Востока обусловлены историческими условиями его возникновения, культурой и цивилизацией этих стран. Древнейшие правовые системы были тесно связаны с обычаями и религиозными нормами той цивилизации.

Первые памятники права в основном закрепляли наиболее распространенные обычаи, установившуюся судебную практику. С этим связаны их неполнота, неразработанность ряда институтов и норм, их казуистический характер, ибо правовая норма фиксировалась не в абстрактной форме, а в виде конкретного случая. В правовых системах, которые формировались в медленно эволюционирующих древневосточных обществах, нашли отражение нормы старого родового строя, например, предусматривающие коллективную ответственность членов семьи или даже всех членов соседской общины за проступки, совершенные одним из них, кровную месть, самосуд, талион. На примере таких универсальных обычаев, как кровная месть и талион, в которых нашел отражение принцип равного воздаяния родового строя (око за око, зуб за зуб), по памятникам древневосточного права можно проследить, как эти старые обычаи наполнялись новым содержанием. Появление имущественных, сословных, профессиональных и других различий привело к прямому извращению в нормах древневосточного права идеи первобытнообщинного строя о равном воздаянии. Эти нормы стали исходить из того, что цена крови знатного, богатого выше цены крови бедного, незнатного.

Общие традиционные черты древневосточного права определялись в значительной мере длительным существованием в странах Древнего Востока таких социальных форм, как община, большая патриархальная семья. Во всех нормах древневосточного брачносемейного и наследственного права прослеживаются, например, такие традиционные черты, как подчиненное, приниженное положение женщин, детей в патриархальной семье, неравенство наследственных прав женщин с мужчинами и пр.

В древневосточном праве нельзя обнаружить представления об отраслях права, о четких отличиях преступлений от частных правонарушений. На первый взгляд, правовые документы Древнего Востока изложены не только бессистемно, но и без какой бы то ни было внутренней логики. Но внутренняя логика изложения норм в этих правовых памятниках присутствует. Она определяется или религиозными концепциями о тяжести, греховности того или иного поведения человека в Древнем Вавилоне и в Древнем Китае или религиозной концепцией мироздания, сословно-варнового деления в Древней Индии.

Говоря об общих элементах правовых систем стран Древнего Востока, нельзя не видеть и специфических черт их правовых принципов, институтов и норм, связанных с особенностями духовной культуры, религии, той или иной системы ценностей.

Так, в Древнем Египте, стране «поголовного рабства», в условиях засилия административно-командного царского аппарата, с его гипертрофированными контрольно-регулирующими функциями, не было создано условий даже для общих представлений о правоспособности, правовом статусе личности.

В древнем конфуцианском Китае и религия, и право изначально отвергали идею равенства людей, исходили из признания различий между членами китайского общества в зависимости от пола, возраста, места в системе родственных отношений и социальной иерархии. Здесь исключалось создание предпосылок не только для развития гражданского общества, частной собственности, субъективных прав и свобод, но и частного права как такового. Китайское традиционное право — это прежде всего уголовное право, включающее нормы брачно-семейного, гражданского права, нарушение которых влекло за собой уголовное наказание.

В отличие от Китая, где теология как таковая не играла существенной роли (конфуцианство лишь условно можно назвать религией, это скорее этико-политическое учение), индийская цивилизация имеет ярко выраженный религиозный характер. Все стороны жизни в древнеиндийском обществе регулировались строжайше разработанными этико-кастовыми нормами, традиционными правилами поведения, различными для разных социальных групп и ашрам (стадия жизни человека), выполнение которых приносило религиозную заслугу, нарушение же вело к религиозной и социальной деградации. В древнеиндийском обществе особую ценность в связи с этим имел ученый брахман, выполняющий функции воспитания людей в духе неукоснительного следования дхарме, правилам поведения религиозного индуса, кастовым нормам и ритуалу. Этим во многом объясняется как специфика источников права в Древней Индии, среди которых особое место занимали брахманские поучительные произведения — дхармашастры, так и другие особенности традиционного права индусов, пережившего века.

Поддержка религией и государством обычаев, сложившихся в период становления древних цивилизаций, привела к созданию одного из важнейших источников права древних государств — правового обычая и обычного права. В них, как правило, сохранялись остатки обычаев родового строя и одновременно закреплялись нормы патриархального быта сельской общины с ее неравенством членов «большой семьи». Кастовые (освящаемые религией) привилегии высших сословий и обязанности низших, нормы купли-продажи земель и другого имущества, прежде составлявшего общинную собственность, жестокие наказания для низших каст и сословий при допущении выкупа или ритуального действия для высших каст и для богатых [ 7, C.56].

Закрепление кастовых привилегий в правовых системах древневосточной цивилизации — это особенность обусловленная тем, что видом социальной дифференциации того общества являлось не деление на рабовладельцев и рабов, а деление на замкнутые касты (варны, сословия и т.п.). Это особенно ярко проявилось в Древней Индии, но социальная стратификация имелась в Древнем Египте и Древнем Иране.

Вся общественная жизнь древнего индуса определялась его принадлежностью к варне: профессия, должность, размер получаемого наследства, процент по договору, займу и даже тяжесть наказания. Варна определяла имя человека, одежду, порядок принятия пищи. Принадлежность к той или иной варне устанавливалась рождением, переход из одной варны в другую в принципе был не возможен.

Варно-кастовый строй имел правовую основу: святость и неприкосновенность частной собственности, привилегия высших сословий. Соблюдение основ такого строя обеспечивалось моральными, религиозными и юридическими санкциями, карами: порицание, похвала, радость в загробной жизни или объявление преступником [ 8, C.83,84].

В странах Древнего Востока право, как и государство, возникло раньше, чем в античном мире, но их развитие шло гораздо медленнее. Но при этом сохранялась преемственность исторически сложившихся правовых обычаев. Так, непосредственным предшественником Законов Хаммурапи являются законы, происходящие из царства Эшнунны и многие положения семейного, долгового права совпадают.

В упомянутых текстах следует видеть последовательные стадии развития единой традиции месопотамского клинописного права, что, однако, не исключает сохранения местных различий [ 6, C.102].

Характерной чертой цивилизации Древнего Востока являлось формирование государственной власти в виде восточной деспотии. Отсутствие частной собственности на землю, незащищенность прав собственника приводят к деспотичной власти государства. Так было в Древнем Египте, Древней Месопотамии, Ассирии, Персии и в других странах Древнего Востока [ 8, C.33].

Правовые обычаи содействовали и закреплению царской власти на основе ее божественного происхождения, устанавливали смертную казнь за бунт, покушение на правителей и чиновников, покушение на религиозные основы.

Большую роль в становлении правовых норм играли судебные органы, защищавшие прежде всего интересы имущих и привилегированных каст, классов. Они содействовали разрушению устаревших обычаев родового строя, закрепляли в своих решениях те обычаи, которые отвечали новым порядкам.

Судебные функции первоначально осуществлялись жрецами в форме религиозного ритуала либо принадлежали верховному правителю и назначаемым им судебным органам. Все это способствовало созданию правовых норм судами, то есть возникновению судебного прецедента, под которым понимается превращение решения суда по конкретному делу в общую норму.

Становление государственности требовало все боле прочного закрепления правовых норм. С появлением письменности эти нормы получают закрепление в первых законах верховной власти, которые были ориентированы прежде всего на защиту собственности, личности знати и ее неприкосновенности, власти высших каст или сословий над низшими, рабовладельца над рабом или наемным работником. Интересам богатых и знати служили нормы о праве наследования и многие другие. Такого рода правовые нормы нашли отражение в широко известных исторических памятниках древнейших государств: Законах царя Хаммурапи, Законах Ману и т.д.

Однако роль права нельзя свести только к закреплению классового (кастового, сословного) господства, хотя на первых ступенях цивилизации разных народов такое закрепление несомненно существовало. Наряду с социально-классовыми различиями и подчинением угнетенной личности господину, нормы юридического, санкционированного государством права были необходимы для установления и поддержания единого для всего населения страны порядка общественных отношений, для обеспечения единого рынка, условий владения и распоряжения собственностью, обмена товарами, а также для обеспечения единой власти в государстве.

Важным следствием формирования единого для разных племен права на территории возникающего государства явилось то, что с его помощью стало возможным разрешение споров, и благодаря этому преодоление возникающих междоусобиц, имевших зачастую губительные последствия. В древнейших обществах Востока установления общего порядка определялось победой сильнейшего племени, вождь которого узурпировал власть вождей других племен и вводил единый порядок, существенно отличавшийся от родоплеменного. Так происходил процесс становления правового порядка в Египте в результате покорения «Верхним царством» (IV тыс. до н.э.) Среднего и Нижнего, в Шумере и Аккаде с установлением династии Саргона (III тыс. до н.э.) [ 7, C.56].

Как уже говорилось, первоначальным источником права был правовой обычай. С возникновением письменности возникают и первые письменные законы. Первый в истории Месопотамии памятник законодательства «Овальная пластинка» Энметены, правителя Лагаша XXIV в. до н.э., и надписи Уруинимгины. Однако эти источники лишь излагают содержание законодательства — возможно, устного, — не приводя его текстуально.

Первый дошедший до нас текст законов — Законы Шульги (прежнее название — Законы Ур-Намму; недавно было установлено, что их действительным «автором» является сын и преемник Ур-Намму, Шульги). Этот сильно поврежденный текст состоял из «Пролога», за которым следовали конкретные правовые нормы.

Следующий из сохранившихся законодательных памятников принадлежит царю I династии Иссина Липит-Иштару. Дошедший до нас со значительными повреждениями текст написан на шумерском языке, состоит из «Пролога», примерно 43 статей, и «Эпилога».

Законы, происходящие из царства Эшнунны дошли до нас в виде двух (поврежденных) списков на аккадском языке, имеющих незначительные различия. Текст состоит из «Пролога» и 60 статей. [ 6, C.99]

Самые первые законы Египта были якобы написаны Мином, основателем первой династии фараонов. Имеются данные о фараонах, которые составляли сводные законоположения по различным отраслям управления (Сасихис, Бокхорис, Амасис). Но эти ценнейшие памятники права не сохранились. Наличие свода законов косвенно подтверждается в речении Ипувера (XVIII в. до н.э.). Верховный сановник фараона Тутмоса III (XVI-XV вв. до н.э.) во время официальных приемов держал перед собой «сорок кожаных свитков (с законами)» [ 8, C. 59].

Кульминацией в развитии клинописного права Древнего Вавилона явились Законы Хаммурапи. Законы написаны на живом разговорном вавилонско-аккадском языке. Формулировки закона четкие, ясные; к тому времени язык древних шумеров вышел из употребления. Черный базальтовый столб, на котором высечены законы, сохранил изображение Хаммурапи. [ 8, C. 71]

Законы основывались на принципах, существенно отличных от применяемых ныне, но проводившихся в общем довольно строго и последовательно. Нормы группируются по предмету регулирования, а переход от одной нормы к другой осуществляется по принципу ассоциации. Таким образом, один и тот же предмет рассматривается в смежных нормах в различных правовых аспектах. Случаи, которые считались очевидными и не вызывающими сомнений, В Законах Хаммурапи вообще не упоминаются, например наказание за умышленное убийство, кражу или за чародейство. Такие дела решались по обычаю. Вместе с тем вавилонские юристы еще испытывали затруднения при формулировке важнейших общих принципов и понятий права, хотя определенное представление о них имели. Поэтому они выражали их казуистически: принцип «по одному делу решение два раза не выносится» выражен, видимо, в §5, который карает судью за «изменение решения» после того, как решение уже принято и выдан соответствующий документ [5, 6, C.103].

Таким образом, тексты составлены в основном в казуистической форме. Законы не содержат общих принципов, нет системы в изложении, хотя известная логика присутствует. Но все представленные случаи разбираются с большой обстоятельностью. Законы Хаммурапи в отличие от других восточных кодификаций не содержат религиозного и морализующего элемента [ 2, C.14].

Напротив, в Древней Индии основным источником права были и до сих пор остаются в общинном быту религиозные книги — веды (Ригведа), дхармасутры и дхармашастры, создаваемые брахманами [ 7, C. 56].

В Древней Индии понятия права как совокупности самостоятельных норм, регулирующих общественные отношения, было неизвестно. Повседневная жизнь индийцев подчинялась правилам, утверждаемым в нормах, по своему характеру являвшимися скорее этическими, чем правовыми. При этом данные нормы носили яркий отпечаток религии. Нормы, определяющие поведение людей в их повседневной жизни (дхармы), содержались в сборниках — дхармашастрах. Наиболее известной в нашей литературе дхармашастрой являются Законы Ману [2, C. 21].

Право стран Древнего Востока, как и любое древнее право, не делилось на уголовное, гражданское, процессуальное, государственное и т.п. Тексты носят «синтетический» характер, устанавливая одновременно и правила, и ответственность за их нарушение [6, C. 104].

Формализм в распоряжении недвижимой собственностью — характерная черта правовых систем Древнего Востока. Так, еще в древности египетские законы содержали детальные предписания о праве собственности, ее формах (царская, храмовая, общинная, частновладельческая), владении и распоряжении недвижимым имуществом. Сделки с землей, скотом, рабами заключались по ритуалу, с участием свидетелей, в том числе жреца. Такие контракты обычно составлялись в суде. Брак также оформлялся письменно, имел вид договора и предусматривал возврат и раздел имущества в различных случаях соответствующим образом [ 8, C.59].

Право цивилизаций Древнего Востока возникло из правовых обычаев, сформированных культурой и религией народов этих стран. По мнению некоторых авторов господствующая религия создавала духовное единство народа обеспечивающее целостность древних государств.

Религии Древнего Востока сберегали, хранили многие нормы общечеловеческой нравственности, в том числе уважение к достоинству человека, осуждали злобность, зависть, самодовольство, спесивость, безволие, безответственность, мрак ума. Эти понятия зафиксированы в древнейших памятниках права — в Авесте, Артхашастре и Законах Ману [ 8, С.8].

Законы Ману осуждали всякое насилие, совершенное над личностью и считали насильника худшим злодеем, чем ругателя, вора и ударившего палкой [ 2, C.25] .

На формирование права оказали влияние и философские учения древних. Примером может быть Древний Китай, где господствовало два течения, оказывающих большое влияние на развитие права: конфуцианство и школа легистов. Философское учение конфуцианства признавало преобладающее значение норм морали над правовыми, отождествляя право с уголовным законом. Легисты напротив, придавая большое значение правовым нормам, пытались распространить их действие на все случаи жизни. Они проповедовали равенство всех перед законом, неотвратимость наказания для всех лиц, выдвигали идею сильного государства. Одним из ведущих представителей этой школы Ли Куем была написана «Книга законов», посвященная различным преступлениям и наказаниям [2, C.32].

Следует в завершение главы привести основные характеристики и особенности права Древнего Востока:

а) жестокость уголовного права, проявляющаяся в самой системе преступлений и наказаний. Законы Хаммурапи (Вавилон 18 в. до н.э.) рисуют следующую картину:

1. преступление против религии (колдовство, кража храмового имущества) – смертная казнь через утопление, либо штраф в размере 30-ти кратной стоимости украденного;

2. преступление против личности (убийство, нанесение телесных повреждений, изнасилование и т.д.) – смертная казнь, членовредительское наказание (по принципу талиона – «око за око, зуб за зуб»);

3. Имущественные преступления (кража, грабеж, уничтожение либо порча чужого имущества) — штраф (часто очень высокий), а если не может заплатить штраф серебром — платит жизнью или свободой (обращение в рабство за долги);

4. Воинские преступления (отказ воина от военной службы царю) – смерть и конфискация имущества илку (дом, поле, сад, даваемый царем воину за службу);

5. Должностные преступления (изменение судьей ранее вынесенного приговора) – отстранение от должности, бичевание плетьми, штраф в пользу потерпевшего;

6. Против семейных устоев (подмена младенца, прелюбодеяние жены, отказ сына от приемных родителей) – утопление, отрезание языка;

7. Против суда (лжесвидетельство) – высокий штраф.

Жесткость уголовного права проявлялась в использовании так называемого «объективного вменения» – наказания без вины (по законам Ману мятежник не только подвергался сам мучительной казни путем сожжения кистей рук и головы – такому же наказанию подвергались все его родственники до седьмой степени родства). Эта жестокость может быть объяснена высоким уровнем преступности (особенно среди городского населения), а также отношением к личности на Востоке вообще (ценен коллектив, община, а не отдельная, тем более преступная личность). Основными целями наказания было устрашение потенциальных преступников и демонстрация мощи государства перед подданными (посему наказания проводились публично), воспрепятствование дальнейшему совершению подобных преступлений этим же человеком (отрубание руки вору), возмещение вреда (если речь шла о штрафе) и исправление тех, кого можно исправить (позорящие наказания типа нанесения рабского знака, бритье бороды и т.д.). Не имея возможности бороться с корнями преступности – бедностью, бездельем, завистью, государство боролось с преступниками (часто путем их физического уничтожения).

Закрепление в праве пережитков первобытно-общинного строя, коими принято считать:

1) внесудебные расправы, самосуд (убийство ночного вора на месте преступления, бросание крадущего во время пожара в огонь), объясняемые невозможностью содержания за государственный счет эффективного карательного аппарата, передача государством своих палаческих функций в руки законопослушным подданным;

2) коллективная ответственность общины за преступление, совершенное на его территории, если преступник не найден (штраф, взимаемый с общинников в пользу ограбленного, побуждающий крестьян надзирать за порядком на своей территории);

3) использования при применении наказаний принципа талиона – за равное преступление — равное наказание (применялся лишь в тех случаях, когда и преступник, и жертва относились к равным сословиям).

Сословный, классовый характер права, проявляющийся особенно ярко в уголовно-правовой сфере. В Законе Хаммурапи указывалось, что если авилум (свободный, полноправный человек) сломает в драке руку другому авилуму, то пусть сделают ему то же самое, а если авилум искалечит вардума (раба), то пусть заплатит его хозяину штраф. По Законам Ману самым тяжким наказанием для жреца брахмана (даже за убийство) является острижение и изгнание, а шудре-слуге, который начинает «учить брахмана его долгу» следует залить в горло и уши раскаленное масло. Классовые, сословные различия проявлялись и в семейной сфере – если брахманка вступала в сожительство с шудрой ее родственники имели право ее убить, дети же, рожденные от такого сожительства объявлялись чандалами – совершенно презираемым, нечистыми людьми даже тень которых оскверняла правоверного индуса. Чем выше было положение человека в системе варн, тем меньший процент по договору займа должен был он платить кредитору (причем брахману давалось особая льгота — он мог отдавать долг не сразу, а частями) и многое другое.

Приниженное подчиненное положение женщин, объясняемое по-видимому, небольшим значением женского труда для древневосточных обществ.

Подчиненность женщин проявлялась в следующем:
1. возможность для мужа иметь несколько жен (до 4 у брахманов) либо наложниц и суровое наказание за нарушение супружеской верности женой (по Законам Хаммурапи прелюбодейку топили);

2. затрудненность развода по инициативе жены (по Законам Хаммурапи наглое, многократное прелюбодеяние мужа, его длительное, безвестное отсутствие, необоснованное обвинение жены в супружеской неверности) и легкость развода для мужчины;

3. отсутствие у женщин права на своих детей (при разводе дети оставались как правило с отцами);

4. отдача мужем жены в долговую кабалу взамен себя;

5. «сати» – обычай индусов, требующий от вдовы добровольно сгореть на погребальном костре умершего мужа;

6. ограничение при заключении сделок, составлении завещаний, фактическое отсутствие пассивного наследственного права (права принимать наследство) и многое другое.

Тесная связь права и религии, особенно ярко проявившаяся в процессуальном праве – доказательствами в суде могли быть клятвы (если человек поклялся именем Бога, что искалечил другого в драке неумышленно, то мог отделаться штрафом, а не членовредительным наказанием); широкое использование в процессе ордалий («божьего суда») – обвиняемых в колдовстве, либо прелюбодеянии бросали в воду, и если они выплывали (с Божьей помощью), то считались оправданными. По поводу ордалии очень точно сказано в Законах Ману: «Злодеи думают, что их не видит никто, а их видит Бог». По законам Ману преступнику, уже приговоренному судом к смертной казни давался последний шанс, последняя надежда на Божью помощь – он мог добровольно стать движущейся мишенью для воина-лучника, и если стрелы не убивали и не ранили его тяжело он считался помилованным самим Богом.

Первые слабые, робкие попытки со стороны государства осуществлять правовое регулирование экономики (установление ставок заработной платы для определенных категорий трудящихся, максимального размера ростовщического процента, государственной монополии торговли на ряд товаров и т.д.).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Древний мир – это пора зарождения государственности и политических идей на почве религиозной мифологии. В мифологической форме впервые выражаются понятия мирового порядка, правды и справедливости необходимости соблюдения установленных правил, власти как средство их обеспечения, форм государства.

Политическая мысль каждой древней цивилизации своеобразна. На Востоке особо крупный вклад в развитие представлений о государстве и праве внесли Индия и Китай. При всем своеобразии их политических идей (индийская мысль за исключением трактатов об искусстве управления — артхашастр, носящих в основном светский характер, сугубо религиозна и мифологична, а китайская мысль-рационалистична) обе системы отразили общественный и политический строй, покоящийся на так называемом азиатском способе производства. Для него характерны: верховная собственность государства на землю и эксплуатация свободных крестьян — общинников посредством налогов и общественных работ. Типичной государственной формой стала восточная деспотия. Большое распространение получили патерналистические представления о власти. Монарх был связан только обычаем, традицией. При этом подчеркивалось, что цель государства -общее благо, царь — отец подданных, которые не вправе предъявить ему какие -либо требования. Правитель ответственен перед богами, а не перед людьми. Политическая мысль Востока проникнута верой в мудрость старых установлений и традиций, в их совершенство.

Общие традиционные черты древневосточного права определялись в значительной мере длительным существованием в странах Древнего Востока таких социальных форм, как община, большая патриархальная семья. Во всех нормах древневосточного брачно-семейного и наследственного права прослеживаются, например, такие, традиционные черты, как подчиненное, приниженное положение женщин, детей в патриархальной семье, неравенство наследственных прав женщин с мужчинами и пр.

В древневосточном праве нельзя обнаружить представления об отраслях права, о четких отличиях преступлений от частных правонарушений. На первый взгляд, правовые документы Древнего Востока изложены не только бессистемно, но и без какой бы то ни было внутренней логики. Но внутренняя логика изложения норм в этих правовых памятниках присутствует. Она определяется или религиозными концепциями о тяжести, греховности того или иного поведения человека в Древнем Вавилоне и в Древнем Китае или религиозной концепцией мироздания, сословно-варнового деления в Древней Индии.

Говоря об общих элементах правовых систем стран Древнего Востока, нельзя не видеть и специфических черт их правовых принципов, институтов и норм, связанных с особенностями духовной культуры, религии, той или иной системы ценностей.

 

 

Список литературы

 

  1. Алексеев С.С. Теория права — М.: Изд-во БЕК, 2000..
  2. Всеобщая история государства и права: Учеб. пособие / Под ред. К.И. Батыра — М.: Манускрипт, 2000.
  3. Всеобщая история государства и права. Под ред. О.А. Омельченко. М., 1999. Т. 1.
  4. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. М., 2000.
  5. Законы из Эшнунны// Хрестоматия по всеобщей истории государства и права: Учеб. пособие / Под ред. проф. З.М. Черниловского — М., 2002.
  6. Законы Ману //Хрестоматия по всеобщей истории государства и права: Учеб. пособие / Под ред. проф. З.М. Черниловского — М., 2002.
  7. Законы Хаммурапи, царя Вавилона// Хрестоматия по всеобщей истории государства и права: Учеб. пособие / Под ред. проф. З.М. Черниловского — М., 2002.
  8. Жидков О.А. История государства и права стран Древнего Востока. М., 1963.
  9. История древнего мира. Ранняя древность /Под ред. И.М. Дьяконова — М.: Наука, 2001.
  10. История государства и права зарубежных стране /Под ред О.А. Жидкова, Н.А. Крашенниковой. М., 2003.
  11. История государства и права зарубежных стран. Краткий учебный курс. Под ред. М.М. Борисевича. М., 2001.
  12. Общая теория права/ Под ред. А.С. Пиголкина — М.: Манускрипт, 2004.
  13. Федоров К.Г., Лисневский Э.В. История государства и права зарубежных стран: Учеб. пособ. для вузов. Ч.1. — Ростов на/Д.: Изд-во Рост. ун-та, 2002.
  14. Черниловский З.М. История феодального государства и права (с приложением источников). М., 1959.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->