Тоталитарное государство

Актуальность темы определяется особенной важностью исследования для нашего государства, проходящего путь от господства командно-административной, тоталитарной системы к демократическому государству. И на этом пути существует огромный соблазн пойти по легкому пути, по пути создания тоталитарного государства. Исследование проблемы тоталитаризма позволит избежать этого, позволит избежать тех ошибок, которые уже были в истории российского государства (культ личности Сталина, Хрущева, тоталитарная политика В.И. Ленина). Но на этом пути по-прежнему существует опасность перехода к неототалитаризму, который характеризует информационной тоталитаризм, манипулирование общественным сознанием, формирование иллюзорный демократии.

Истории известно огромное множество политических систем и лежащих в их основе политических систем и лежащих в их основе политических режимов, выработанных различными эпохами, народами и культурами. В самом общем виде их можно разделить на демократические и диктаторские.

Обычно демократию рассматривают как наиболее совершенную форму политического устройства, которую когда либо создавал человеческий опыт. Диктаторские режимы, под которыми понимаем определенный способ функционирования государственной власти, существуют также давно, как и демократические.

До самых последних лет большая часть человечества жила в условиях диктаторского контроля, которому противостоял демократический правовой порядок.

Часто синонимами понятия «диктатура» выступают такие понятия как «автократия», «тирания», «деспотия», «цезаризм», «бонапартизм», «тоталитаризм», «авторитаризм» и т.п., поскольку считается, что обозначаемые ими режимы держатся исключительно на насилии, терроре. Однако не все диктатуры применяют массовый террор в качестве основного средства поддержания собственной устойчивости; многие опираются на успешную экономическую политику, держатся на религиозном сплочении, обычае, традиционной привычке повиноваться сильнейшему и т.п. Тоталитаризм и авторитаризм – особые формы диктатуры, которые принадлежат политической истории ХХ в., хотя какие-то их черты были известны задолго до этого.

Человечество знает немало исторических и регионально-культурных форм как демократии, так и диктатуры – их можно обнаружить во всех эпохах и цивилизациях.

И демократия, и диктатура уходят своими корнями в формы политической организации античности. Древние греки называли тирании, олигархию и деспотию отклонениями от демократической нормы.

Задачи исследования

1. Рассмотреть понятие, признаки и выявить сущность тоталитарного государства.

2. Выявить основные причины возникновения тоталитарного государства.

3. Проанализировать механизм взаимоотношения государства и личности в тоталитарном государстве.

4. Исследовать положение права в тоталитарном государстве.

Структурно работа состоит из введения, четырех глав, списка используемой литературы.

 

 

1. ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И СУЩНОСТЬ ТОТАЛИТАРНОГО ГОСУДАРСТВА

 

Определяемый в самой общей форме тоталитаризм означает подчинение части — индивида целому — государству, всеобъемлющий контроль со стороны власти над личностью, ее сознанием с целью формирования угодного типа человека, управление обществом на основе определенной идеологической доктрины /1, C. 18/.

Спецификой тоталитаризма не является диктаторский характер власти, ее «суверенитет» по отношению к народу (в этом отношении он не отличается от авторитаризма), и даже не полнота регламентации поведения и контроля за деятельностью индивидов-членов организации, как это имеет место в некоторых армиях, а претензия на управление сознанием людей, контролирование или программирование их ценностных ориентации и образа мыслей /1, C. 18/.

Представляя собой один из способов организации власти, тоталитаризм, равно как и однопорядковые с ним понятия демократии и авторитаризма, характеризует различные, в том числе и более низкие по сравнению с государством уровни общественной организации. Возможны, например, тоталитарная политическая партия или же религиозная секта. Конечно, свое наиболее полное выражение тоталитаризм находит на уровне всего государства, обладающего суверенной властью.

Таким образом, тоталитарное государство есть всеобъемлющее государство. Оно отправляется от того, что самодеятельность граждан не нужна и вредна, а свобода граждан опасна и нетерпима. Имеется единый властный центр: он призван все знать, все предвидеть, все планировать, все предписывать. Обычное правосознание исходит от предпосылки: все незапрещенное — позволено; тоталитарный режим внушает совсем иное: все непредписанное — запрещено. Обычное государство «говорит»: у тебя есть сфера частного интереса, ты в ней свободен; тоталитарное государство заявляет: есть только государственный интерес и ты им связан. Обычное государство «разрешает»: думай сам, веруй свободно, строй свою внутреннюю жизнь, как хочешь; тоталитарное государство требует: думай предписанное, не веруй совсем, строй свою внутреннюю жизнь по указу. Иными словами: здесь управление — всеобъемлющее; человек всесторонне порабощен; свобода становится преступной и наказуемой /10, C. 32/.

Тоталитаризм, как и демократия, — это преимущественно нормативное понятие, обосновывающее и (или) отражающее социальный идеал, который нигде и никогда в полной мере не был реализован. В более или менее полном, завершенном виде тоталитаризм как определенная социальная система представлен в основном лишь в литературных тоталитарных антиутопиях. В реальности же, даже в считавшихся классическими примерами тоталитаризма сталинистстком и национал-социалистическом государствах, власти не удавалось обеспечить полный контроль за гражданами и целиком устранить индивидуальную свободу /6, C. 44/.

Поэтому тоталитаризм как понятие отражает прежде всего хотя и различную, но весьма высокую степень контроля государства (и стоящих за ним групп и организаций) над гражданами, их политическим сознанием и поведением. Причем в том случае, когда власти удается осуществлять такой институционально закрепленный контроль над большинством населения, есть основания говорить о тоталитарном государстве (хотя степень тоталитарности даже таких государств может быть различна). Если же основная часть граждан все же сохраняет определенную автономию и свободомыслие, то речь может идти о «предтоталитаризме» — тоталитарных тенденциях или устремлениях властей, но не о тоталитаризме как государственном строе. Очевидно, что грани между тоталитаризмом и предтоталитаризмом подвижны и часто трудно уловимы, однако они существуют и могут быть определены эмпирически.

Или иначе говоря, сущность тоталитаризма состоит не столько в особой форме государственного устройства (демократической, республиканской или авторитарной), сколько в объеме управления: этот объем становится всеохватывающим. Однако, такое всеобъемлющее управление осуществимо только при проведении самой последовательной диктатуры, основанной на единстве власти, на единой исключительной партии, на монополии работодательства, на всепроникающем сыске, на взаимодоносительстве и на беспощадном терроре. Такая организация управления позволяет придать собственно государственной форме любой вид: советский, федеративный, избирательный, республиканский или иной. Следует заметить, что тут важна не государственная форма, а организация управления, обеспечивающая всеохват; — до последнего закоулка городского подвала, деревенского чулана, личной души, научной лаборатории, композиторской фантазии, больницы, библиотеки, газеты, рыбачьей лодки и церковной исповедальни /10, C. 33/.

Тоталитаризм – одна из форм, в которых существуют общества, та господствующая система связей, отношений государства и общества, внутриобщественных отношений, которые определяют возможности функционирования данного общества. Сущность общества тоталитаризм не определяет. Он может заключать в себе прогрессивную и социально справедливую на данный момент сущность, и реакционную, агрессивную. Он безразличен к социально- классовым отношениям. И эти сущностные отношения каждый раз надо выяснять конкретно в исторических условиях /3, C. 22/.

Используя в качестве критерия классификации ведущие формы социального контроля, применяемого тоталитарным режимом, можно выделить три главных типа тоталитаризма: религиозный, политический и информационный (информационно-финансовый). В первом случае главной опорой, носителем тоталитарного порядка выступает церковь, религиозные институты в целом, использующие для управления сознанием масс религиозную идеологию. Во втором случае таким носителем является политическая власть и прежде всего партия-государство, осуществляющая свое господство на базе политической идеологии (официальный марксизм, национал-социализм и т.п.). В третьем случае главной опорой и движителем тоталитаризма служат СМИ, использующие специфическую нерелигиозную и во многом деполитизированнную идеологию, представляющую собой конгломерат идей и ценностей потребительства, индивидуализма, абстрактной, негативной свободы (отсутствие ограничений для экспансии сильного) и успеха как возвышения над другими. Ядром, системообразующим фактором идеологии информационного тоталитаризма выступают ценности сохранения социального статус-кво и политической стабильности /11, C. 180/.

Тоталитарные идеи, да и тоталитарные устремления и тенденции в действиях властей, не новы и существуют свыше двух тысячелетий. Исторически первой формой тоталитаризма является его религиозная разновидность. В Европе локусами тоталитаризма на протяжении столетий были церковные общины, бдительно следящие за образом мыслей и поведением верующих и имеющие достаточно эффективные средства контроля и наказания, апогеем которого было публичное сожжение выявленных по доносам граждан еретиков и ведьм (по некоторым подсчетам за несколько веков средневековой инквизицией сожжено около 9 млн «ведьм»). В современных условиях примером религиозного тоталитаризма являются Исламская Республика Иран, государство талибов в Афганистане. В этих странах духовенство с помощью государства осуществляет контроль за мыслями и поведением граждан. В современном мире существует также множество тоталитарных сект, например секта Муна.

Религиозная форма тоталитаризма возможна лишь в тех странах, в которых господствует религиозное мировоззрение и сама религиозная идеология приспособлена для детальной регламентации поведения людей. Примером такой идеологии является ислам, содержащий целый комплекс норм повседневного поведения людей. В тех же странах, где влияние религии относительно невелико и сама она плохо совместима с идеями всеобъемлющего контроля над личностью, возможны иные формы тоталитаризма, наиболее известной из которых выступает политический тоталитаризм. Анализ этого, классического типа тоталитаризма помогает выявить социальные истоки и важнейшие черты тоталитаризма в целом, в том числе и его современной, информационной разновидности /9, C. 52/.

Классическая модель тоталитаризма, отождествляющая его с политическим тоталитаризмом, базируется на тех признаках, которые в большей или меньшей степени были присущи сталинистскому режиму в СССР, национал-социалистическому — в Германии и фашистскому (Муссолини) — в Италии. Эти черты она рассматривает как общие признаки тоталитаризма. К ним относятся комплекс черт и прежде всего рационализация и идеологизация общественного сознания.

Тоталитарные системы возникают не стихийно, а на основе определенного идеологического образа. Тоталитаризм — порождение человеческого разума, его попытка поставить под непосредственный рациональный контроль всю общественную и личную жизнь, подчинить ее определенным целям. Поэтому при выявлении общих черт этого типа политической системы отправным пунктом является анализ лежащей в ее основе идеологии и общественного сознания. В идеологии тоталитарная система черпает свои жизненные силы. Идеология призвана выполнять социально-интеграционную функцию, цементировать людей в политическую общность, служить ценностным ориентиром, мотивировать поведение граждан и государственную политику /4, C. 39/.

Идеологизация всей общественной жизни, стремление подчинить единственно верной теории с помощью планирования все экономические и социальные процессы — важнейшая черта политического тоталитаризма. Различным формам тоталитарной идеологии присущи некоторые общие свойства. Прежде всего это заимствованная у религиозных идеологий телеологическая (целевая) ориентация во взглядах на общественное развитие. Тоталитарная идеология заимствует хилиастические идеи о счастливом завершении истории, достижении конечного смысла существования человека, которым может выступать коммунизм, тысячелетний Рейх и т.п. Привлекательная утопия, рисующая манящий образ будущего строя, используется для оправдания повседневных трудностей и жертв народа.

Идеология политического тоталитаризма проникнута патерналистским духом, покровительским отношением вождей, постигших социальную истину, к недостаточно просвещенным массам. Идеология как единственно верное учение носит обязательный для всех характер. В нацистской Германии даже был издан специальный закон («Gleichshaltungsgesaetz»), предусматривающий единую, обязательную для всех немцев идеологию. Тоталитарное общество создает мощную систему идеологической обработки населения, манипулирования массовым сознанием.

Для политического тоталитаризма характерна монополия власти на информацию, полный контроль за СМИ, нетерпимость ко всякому инакомыслию, рассмотрение идейных оппонентов как политических противников. Этот строй устраняет общественное мнение, заменяя его официальными политическими опенками. Отрицаются общечеловеческие основы морали, а сама она подчиняется политической целесообразности и по существу разрушается. Подавляется индивидуальность, оригинальность в мыслях, поведении и т.п. Культивируются стадные чувства: стремление не выделяться, быть как все, а также низменные инстинкты: классовая или национальная ненависть, зависть, подозрительность, доносительство и т.п. В сознании людей создается образ врага, с которым не может быть примирения /1, C. 21/.

В соответствии с логикой тоталитарной системы всеобъемлющая идеологизация общества дополняется его тотальной политизацией, т.е. гипертрофированным развитием аппарата власти, ее проникновением во все поры социального организма. Всесильная власть выступает главным гарантом идеологического контроля над населением. Тоталитаризм стремится к полному устранению гражданского общества, частной жизни. Политическая система, а точнее партийно-государственная организация общества, служит стержнем, фундаментом всей социальной и экономической организации, которая отличается жесткой иерархической структурой /10, C. 33/.

Ядром тоталитарной политической системы выступает предельно централизованное политическое движение за новый порядок во главе с партией нового, тоталитарного типа. Эта партия срастается с государством и концентрирует в себе реальную власть в обществе. Запрещаются всякая политическая оппозиция и создание без санкций властей любых организаций /4, C. 40/.

В то же время тоталитарная политическая система претендует на выражение народной воли, воплощение высшей народности или демократии высшего типа. Она использует безальтернативные, преимущественно акламационные формы демократии, создающие видимость всенародной поддержки, но не позволяющие оказывать реальное влияние на процесс принятия решений. С помощью псевдодемократических институтов власти обеспечиваются высокая формальная мобилизация и участие в выборах.

К собственно политическим чертам тоталитарного общества относятся также наличие мощного аппарата социального контроля и принуждения (службы безопасности, армия, милиция и т.п.), массовый террор или запугивание населения. Слепая вера и страх — главные ресурсы тоталитарного управления. Осуществляется сакрализация верховной власти и ее носителей, создается культ вождей.

Тоталитаризм пытается создать адекватную себе социальную структуру.

Стремясь найти массовую опору, он провозглашает превосходство определенного класса, нации или расы, дихотомически делит всех людей на своих и чужих. При этом обязательно находится внутренний или внешний враг — буржуазия, империализм, евреи, коммунисты и т.п.

Личность утрачивает всякую автономию и права, становится полностью беззащитной перед всесильной властью, попадает под ее тотальный контроль. Делается попытка сформировать «нового человека», определяющими чертами которого являются беззаветная преданность идеологии и вождям, исполнительность, скромность в потреблении, готовность на любые жертвы ради «общего дела».

Одновременно с ломкой прежней социальной структуры формируется новая. Общество дифференцируется главным образом в зависимости от распределения власти. Обладание властью или влияние на нее становятся основой социальной стратификации, экономических и социальных привилегий. Формируется новый, номенклатурный господствующий класс — главная опора тоталитарного строя. Хотя тоталитаризм, особенно в его наиболее последовательном, сталинистском варианте, осуществляя уравниловку в распределении для большинства граждан, претендует на формирование социально однородного общества, в действительности же он порождает глубокое социальное неравенство /1, C. 23/.

Господство идеологии и политики проявляется не только в социальной сфере, но и в экономике. Здесь отличительными чертами политического тоталитаризма являются этатизация, огосудартвление хозяйственной жизни, сильное ограничение, а в идеале полное устранение частной собственности, рыночных отношений, конкуренции, планирование и командно-административные методы управления. Устанавливается монополия государства на распоряжение всеми важнейшими общественными ресурсами и самим человеком.

Наряду с общностью основопологающих институциональных черт государства политического тоталитаризма имеют и существенные особенности, что позволяет выделить их несколько важнейших разновидностей. В зависимости от господствующей идеологии, влияющей на содержание политической деятельности, их обычно подразделяют на коммунизм, фашизм и национал-социализм.

Таким образом, приведем признаки тоталитарного государства:

  • государство стремится к «глобальному» господству над всеми сферами общественной жизни, к всеохватывающей власти;
  • общество практически полностью отчуждено от политической власти, но оно не осознает этого, ибо в политическом сознании формируется представление о «единстве», «слиянии» власти и народа;
  • монопольный государственный контроль над экономикой, средствами массовой информации, культурой, религией и т.д. вплоть до личной жизни, до мотивов поступков людей;
  • абсолютная «правовая», а точнее антиправовая, регламентация общественных отношений, которая базируется на принципе «дозволено только то, что прямо разрешено законом»;
  • государственная власть формируется бюрократическим способом, по закрытым от общества каналам, окружена «ореолом тайны» и недоступна для контроля со стороны народа;
  • доминирующим методом управления становится насилие, принуждение, террор;
  • господство одной партии, фактическое сращивание ее профессионального аппарата с государством, запрет оппозиционно настроенных сил;
  • права и свободы человека носят декларативный, формальный характер, отсутствуют четкие гарантии их реализации;
  • экономической основой выступает крупная собственность: общинная, монополистическая, государственная;
  • наличие одной официальной идеологии, фактически устраняется плюрализм;
  • централизация государственной власти во главе с диктатором и его окружением;
  • бесконтрольность репрессивных государственных органов со стороны общества;
  • отсутствие правовой государственности и гражданского общества;
  • государственная власть осуществляется по своему усмотрению, произволу, без учета мнения большинства, в противоречии с демократическими механизмами, нормами и институтами.

Исторически первой и классической формой политического тоталитаризма стал коммунизм (социализм) советского типа, начало которому положила военно-коммунистическая система, сформировавшаяся в общих чертах в 1918 г. Коммунистический тоталитаризм в большей степени, чем его другие разновидности, выражает основные черты этого строя, поскольку предполагает полное устранение частной собственности и, следовательно, всякой автономии личности, абсолютную власть государства.

И все же характеристика социализма советского типа как тоталитаризма односторонняя и не раскрывает содержание и цели политики в этом типе общества. Несмотря на многие тоталитарные формы политической организации, социалистической системе присущи и гуманные политические цели. Так, например, в СССР она смогла резко повысить уровень образования народа, сделать доступным для него достижения науки и культуры, обеспечить социальную защищенность населения, развитие экономики, космической и военной промышленности и т.д., резко сократить преступность, к тому же в послесталинский период власть не прибегала к массовым репрессиям.

Вторая разновидность политического тоталитаризма — фашизм. Впервые он был установлен в Италии в 1922 г. Здесь тоталитарные черты были выражены не в полной мере. Итальянский фашизм тяготел не столько к радикальному строительству нового общества, сколько к возрождению величия Римской империи, установлению порядка, твердой государственной власти. Фашизм претендует на восстановление или очищение «народной души», обеспечение коллективной идентичности на культурной или этнической почве, ликвидацию массовой преступности. В Италии границы фашистского тоталитаризма устанавливались позицией наиболее влиятельных в государстве кругов: короля, аристократии, офицерского корпуса и церкви. Когда обреченность режима стала очевидной, эти круги сами смогли отстранить Муссолини от власти.

Третья разновидность политического тоталитаризма — национал-социализм. Как реальный политический и общественный строй он возник в Германии в 1933 г. Национал-социализм имеет родство с фашизмом, хотя очень много заимствует у советского коммунизма и прежде всего революционные и социалистические компоненты, формы организации тоталитарной партии и государства и даже обращение — «товарищ». В то же время место класса здесь занимает нация, место классовой ненависти — ненависть национальная и расовая. Главные различия основных разновидностей тоталитаризма отчетливо выражены в их целях (соответственно: коммунизм, возрождение империи, мировое господство арийской расы) и социальных предпочтениях (рабочий класс, потомки римлян, германская нация).

Любые государства политического тоталитаризма так или иначе примыкают к трем основным разновидностям тоталитаризма, хотя внутри каждой из этих групп имеются существенные различия, например между сталинизмом в СССР и диктаторским режимом Пол-Пота в Кампучии /1, C. 25/.

Таким образом, тоталитаризм не сводится лишь к диктаторским политическим системам, противостоящим западным демократиям. Тоталитарные тенденции проявляются в стремлении заорганизовать жизнь общества, ограничить личную свободу, сформировать лояльный существующему строю тип личности и подчинить индивида, в том числе образ его мыслей и поведения, государственному и иному социальному контролю.

2. ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТОТАЛИТАРНОГО ГОСУДАРСТВА

 

Термин «тоталитаризм» происходит от позднелатинских слов «totalitas» – полнота, цельность — и «totalis» — весь, полный, целый. Применительно к государству он означает управление социальной системой как целым и всеми ее элементами, в том числе людьми, их сознанием.

В политический лексикон термин «тоталитаризм» впервые ввел для характеристики своего движения Б. Муссолини в 1925 г. В конце 20-х годов английская газета «Тайме» писала о тоталитаризме как о негативном политическом явлении, характеризующем не только фашизм в Италии, но и политический строй в СССР.

Теория тоталитаризма складывается в 40 – 50-е годы и получает развитие в последующие десятилетия. Она широко использовалась Западом в целях идеологической борьбы против коммунистических стран. Первые «классические» теоретические исследования по проблемам тоталитаризма — работы Ф. Хайека «Дорога к рабству» (1944) и X. Аренд «Истоки тоталитаризма» (1951), а также совместный труд К. Фридриха и 3. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956). В последней из этих работ сделана попытка эмпирического обоснования тоталитаризма как понятия, отражающего сталинизм, национал-социализм и другие однотипные политические режимы.

Хотя теория тоталитаризма складывается лишь в середине XX в., идейные истоки этого явления уходят в глубокую древность. Тоталитарные взгляды и прежде всего идеи необходимости полного подчинения части целому, индивида государству, а также тотальной управляемости обществом существуют свыше двух тысячелетий. Так, еще в V в. до Р.Х. Гераклит считал, что обладая мудростью, совершенным знанием, «можно управлять решительно всеми вещами». Достаточно детальное обоснование тоталитарные модели государства получают у Платона, Мора, Кампанеллы, Бабефа, Сен-Симона, Руссо. В более позднее время они развиваются в трудах Фихте, Гегеля, Маркса, Ницше, Ленина, Сореля, Зомбарта и других мыслителей. Пожалуй, не меньший по сравнению с научными работами вклад в арсенал тоталитарной мысли и в том числе в ее критику внесли такие писатели, как Ф. Достоевский, Е. Замятин, О. Хаксли, Дж. Оруэлл и др.

Особенность тоталитарного государства, обычно не принимаемая во внимание, заключалась как раз в том, что оно стремилось к благоденствию граждан, устранению нищеты, невежества, других социальных проблем, правда, весьма своеобразными методами. В теории государство этого типа пыталось сделать жизнь каждого человека достойной как в материальном, так и в духовном смысле. Поэтому не следует сводить сущность тоталитарного полицейского государства только к голому насилию, как это почти всегда имеет место. Один из теоретиков тоталитарного полицейского государства И.-Г.-Г. Юсти писал, что бедность «соблазняет людей ко многим порокам» /29, C. 144/. Благополучие, в первую очередь материальное, объявлялось естественным правом человека. В либеральной же теории (особенно у Канта) эта мысль становится объектом беспощадного остракизма. Действительно, там, где нет свободы, где динамичный элемент истории (личность) приносится в жертву государству и обществу во имя так называемого общего блага, общество обречено на застой и стагнацию. Тоталитарное государство стремилось достичь некоего земного рая, исключив при этом человека, и, естественно, было обречено на провал, как и всякая утопическая идея.

Исследуя причины возникновения тоталитарного государства, следует отметить тот факт, что эволюция общества и государства привела к появлению новых сфер человеческой деятельности, неизвестных государствам предшествующих эпох. В орбиту властных и правовых форм вовлекаются самые разнообразные вопросы, с которыми не сталкивалось полицейское государство раннего, «классического типа». Формальный признак тоталитарного государства, т.е. многопредметность административной деятельности, как бы уходит на второй план. С современных позиций о тоталитарном государстве судят не по тому, что оно делает и какую программу оно выполняет, а по тому, какими способами и средствами оно добивается поставленных целей. Иными словами, ключевым моментом для характеристики того или иного политического союза является уже не содержание, а форма осуществления его функций, или еще шире — политико-правовой режим. Правовое государство связано правовым законом и свои властные функции осуществляет в правовых формах. Для тоталитарного государства по сути внеправовая форма является едва ли не главной, и при тех или иных обстоятельствах отбрасываются за ненадобностью и без того шаткие юридические процедуры /14, C. 78/.

Историческое развитие, в том числе и эволюция государственных форм, подчиняется внутренним, объективным закономерностям.

История любого государства, может быть, лишь за некоторым исключением попеременно включает в себя эпохи либеральные и авторитарные. При наличии определенных условий тоталитарное государство перерастает в свою противоположность, т.е. правовое государство, и наоборот.

Следовательно, можно очертить комплекс факторов, при наличии которых в той или иной стране может сформироваться полицейское государство, существуют некоторые закономерности, факты, при наличии которых можно прогнозировать развитие тех или иных политических сценариев. При всей условности они могут быть сведены к следующему.

По всей видимости, тоталитарное государство является следствием материализации определений.. Оно прямой результат маргинальности, неуверенности, страха перед настоящим и будущим, нестабильностью и кризисом. Формальным признаком эскалации страхов в обществе является стремительный рост охранников, военизированных формирований, замкнутость и закрытость людей. Именно страх и неуверенность подпитывают потребность в «сверхгосударстве».

 

Тираны никогда не появлялись в истории вдруг, случайно, их всегда ждали, на них молились и воздавали им почести, словно богам. Тоталитарное государство всегда актуально там, где народная психология саму возможность позитивных перемен продолжает связывать с личностными качествами политического лидера или его главных оппонентов. Прежде всего, полицейское государство является следствием «психологии вождизма», а затем и других факторов /14, C. 77/.

Можно отметить, что тоталитарное государственности тяготеет над такими государственными образованиями, где власть и собственность не являются сферами, обособленными друг от друга. Там, где государство не имеет юрисдикции над частной собственностью, там менее всего шансов укрепиться авторитарному государственному началу. Очень долго в эволюции государственных форм власть над людьми сочеталась с властью над вещами. Понадобилось достаточно много времени, чтобы постепенно власть раздвоилась: именно на власть, отправляемую как суверенитет, и власть, отправляемую как собственность. В некоторых западных странах это разделение произошло несколько веков назад. В других же государствах политическая власть долгое время ассоциировалась с продолжением права собственности. Государства такого типа стали именовать вотчинными (М. Вебер) /29, C. 135/.

Именно с вопросами собственности связана проблема формирования гражданского общества. Общество и государство — вещи отнюдь не тождественные, известно еще с античности. Наличие в обществе различных корпораций, групп, страт и т.п., объединенных общими интересами, главным из которых является стремление превратить государство в институт, координирующий и управляющий общественным развитием, а не подменяющий его, является одним из главных заслонов на пути тоталитарной государственности. Соответственно там, где нет развитого гражданского общества, где оно только формируется или приходит в себя после полосы государственного терроризма, всегда актуальной является проблема возврата к прошлому.

В тоталитарном обществе существует «верхи» и «низы» и между ними весьма тонкий слой, из которого затем постепенно вырастает основа гражданского общества — средний класс, который существуя в обществе может противостоять тоталитарному государству.

Хотя следует и отметить тот факт, что тоталитарное государство может стать фактором общественной и политической жизни при отсутствии стабильности в самом широком смысле этого слова. Прежде всего существенную, определяющую роль в развитии общественного организма играет экономическая стабильность, обеспечивающая приемлемый стандарт жизни. Политическая история, в том числе и совсем недавняя, свидетельствует, что гипертрофированная государственность, сосредоточение власти в руках немногих чаще всего имеет место там, где экономические, социальные проблемы принимают крайние формы. В таком обществе практически отсутствуют силы, способные активно противостоять диктатуре. Причем власть в таких случаях легко становится добычей различного рода популяров и демагогов, обещающих манну небесную. При таком сценарии общество легко жертвует институтами политической демократии во имя ликвидации кризисных явлений, полагая в данном случае, что они являются более мелкой потерей, чем экономическое и социальное благополучие. При таких условиях к власти приходит харизматический лидер, уверовавший в то, что сама нация вручила ему «мандат во спасение» и все, что бы он ни предпринял во имя достижения этой цели, будет с легкостью оправдано. При таких условиях правовые форумы становятся излишними. Вожди XX в. совсем не похожи на тиранов, которых периодически призывали в античных городах-государствах, поскольку тиран оставался формально в рамках закона. Их звали на определенный срок, и, выполнив свою миссию, он удалялся часто с титулом «спасителя отечества». Жертвы тирана исчислялись десятками, вожди и фюреры не разменивались на мелочь и вели свой счет на миллионы. Они приходили всерьез и надолго, и их правление оказывалось, как правило, слишком дорогой ценой за иллюзии /9, C. 55/.

Экономически нестабильное общество, раздираемое социальными противоречиями, подверженное сильнейшей имущественной дифференциации, является идеальной почвой для полицейской диктатуры. Экономическая нестабильность порождает нестабильность политическую, и наоборот.

Тоталитарным режим возможен при угрозе целостности государства, прежде всего территориальной. В принципе первые полицейские государства (Франция, Германия) пытались собирать земли, установить стабильную политическую власть с единым центром. Центробежные тенденции, вспышки «суверенизации», которые делают проблематичным дальнейшее развитие, могут инициировать создание разного рода «чрезвычаек», которые ради сохранения единого государственного тела готовы пожертвовать устоявшимися политическими и правовыми нормами. Любые форс-мажорные обстоятельства как бы подталкивают власть пренебрегать правовыми условностями. В этом случае, как и во многих других, власть, скорее всего, будет опираться на поддержку большинства, жонглируя патриотической риторикой. Но опасность заключается в том, что любая власть как бы она себя ни называла, имеет тенденцию к бюрократизации и самоизоляции. Если политическая культура того или иного народа не выработала механизма, препятствующего этому процессу, то рано или поздно власть превращается в некоторую «самость», «вещь в себе», не имеющую никаких связей с населением /18, C. 32/.

Тенденцию к превращению в тоталитарное государство имеет тот политический союз, которому угрожает некая военная опасность, прежде всего извне. Эта опасность либо мнимая, что чаще всего и бывает, либо реальная. Экономика такого государства милитаризуется до крайних пределов, все работает на войну. Мощная пропагандистская машина преследует задачу создания образа врага в лице сопредельных либо каких-либо других государств. Полувоенный образ жизни приучает массовое сознание к тому, что только единая, сильная власть, обладающая сверхполномочиями, способна мобилизовать экономические и людские ресурсы в случае каких-либо военных действий. Военизированное общество и государство могут быть только тоталитарными и полицейскими. Тоталитаризм — обратная сторона полувоенного общества и государства. Последние, «сориентированные на войну», с презрением относятся ко всякого рода демократическим правилам, стандартам, свободам человека и т.п. К великому сожалению, в современном мире общечеловеческие ценности пока еще не стали благами общепланетарного масштаба. Существует много регионов, где война или ее постоянное ожидание являются объективной реальностью.

Тоталитарное государство может сформироваться и как антитеза государству криминальному. Тоталитарные, полицейские режимы имеют одну особенность. Она выражается в том, что в таких государствах сравнительно мал удельный вес общеуголовной преступности. Маховик репрессий, рассчитанный прежде всего на «политически неблагонадежных», сказывается и на общем состоянии правопорядка. Версия о том, что рост преступности является своего рода платой за либеральные преобразования, является заслуживающей внимания. Вероятно, криминальное государство имеет место тогда, когда власть на всех уровнях и преступные синдикаты образуют своеобразный государственно-криминальный симбиоз, нацеленный на получение сверхприбылей. Дело в том, что обычно в таких государствах властвующая элита состоит в основном из людей, чья деятельность построена на полулегальном и нелегальном соединении экономической, политической и криминальной власти. Следствием этого является полное или частичное разложение правоохранительной системы. Гражданин становится беззащитным и одиноким. Постоянный страх из-за реальной возможности стать, жертвой насилия приводит к тому, что он готов вручить власть кому угодно, только бы установить «твердый порядок». Естественно, выполнение этой задачи потребует экстраординарных, внесудебных и неправовых методов. Политические лидеры, авансирующие обещания расстреливать на месте всякого рода насильников и воров, становятся наиболее популярными. Как правило, в этой ситуации появляется лидер, не отягощенный грузом компромата, создающий аппарат из себе подобных, а далее начинается сведение счетов, борьба с коррупцией, делание карьеры, наведение порядка железной рукой. Формируется тоталитарное общество.

Тоталитарное государство может утвердиться и там, где существуют острые межнациональные проблемы, имеющие тенденции превратиться в этнические войны. Это, пожалуй, самые страшные войны, которые известны человечеству. В этнических войнах нет ни правых, ни виноватых. Они остаются в памяти многих поколений. Аргументы разума становятся жертвой национальной мести. Межнациональные конфликты до времени находятся под спудом сверхмощной, тоталитарной власти.

Очевидно, тоталитарное государство является актуальной проблемой прежде всего для тех стран, которые недавно освободились от тоталитарного прошлого. Здесь в любую минуту маятник политической жизни может качнуться в обратную сторону, поскольку для этого существует благодатная почва. К демократии, к правовому государству нельзя прийти в одночасье, за небольшой период времени. Демократия, рынок — лучшее, что придумало человечество, несут с собой много издержек, потерь, которые болезненно воспринимаются людьми, еще совсем недавно существовавшими в другой системе координат. Переходный период — самый трудный и самый болезненный.

Здесь следует отметить и то положение, что сформировавшаяся теория тоталитаризма, сложившиеся в 50—60-е годы, из-за их широкого распространения и пропагандистского использования получили название канонических, или классических. Хотя у этого варианта концепций тоталитаризма, противопоставляющего тоталитарную и либерально-демократическую модели общества как крайние полюса, антиподы, и сегодня немало сторонников, в целом кризис данной теории становится все более очевидным /11, C. 184/.

 

Нынешнее тяжелое положение классической теории тоталитаризма вызвано в первую очередь двумя главными причинами: во-первых, недостаточной научной обоснованностью канонической концепции тоталитаризма; во-вторых, политической тенденциозностью канонической концепции тоталитаризма.

Нынешний кризис теории тоталитаризма — это кризис прежде всего ее одного, ограниченного в научных возможностях и практической приложимости направления, это кризис политической парадигмы тоталитарной мысли, все больше расходящейся с действительностью. Он связан с постепенным ослаблением и исчезновением определенной, политической формы тоталитаризма, а также с узостью и идеологической тенденциозностью основной массы концепций тоталитаризма, но никак не с постепенным уходом в небытие этого явления в целом.

Применительно к современному миру имеется достаточно оснований утверждать, что тоталитаризм как общественная реальность и отображающие и предвосхищающие ее идеи и концепции не утрачивают своей актуальности. Более того, в ходе развертывающейся информационной революции и устранения в результате перехода к монополярности мира существовавшего в эпоху противоборства двух противоположных социальных блоков механизма сдержек антигуманной политики (учитывая, что соревнование социализма и капитализма оценивалось в основном на шкале гуманных ценностей: свободы и социальной защищенности личности, уважения прав человека, высоты жизненного стандарта и т.п.) новые, современные формы тоталитаризма представляют сегодня все большую угрозу для свободы и демократии.

3. ВЗАИМООТНОШЕНИЕ ГОСУДАРСТВА И ЛИЧНОСТИ В ТОТАЛИТАРНОМ ГОСУДАРСТВЕ

 

Прежде всего, выявление взаимосвязи государства и личности с необходимостью предполагает и раскрытие содержания понятий «человек», «личность», «гражданин».

Человек – это родовое понятие, употребляемое для характеристики определенных биологических черт homo sapiens, на известной стадии развития, выделившегося из биологической Среды. Человек — единственное живое существо, наделенное сознанием.

Личность – это прежде всего индивид, обладающий собственными неповторимыми качествами. (В некоторых случаях личность определяется как человек, обладающий определенными типичными социальными качествами, отражающими черты той среды, к которой он принадлежит – рабочий, крестьянин, капиталист и т.п.)

В Конституции России термин «личность» употребляется как собирательное понятие, в которое включается и человек (иностранец, лицо без гражданства) и гражданин.

Гражданство – это принадлежность лица к конкретному государству, устойчивая юридическая связь между ними, выражающаяся в их взаимных правах и обязанностях.

Правовой статус личности – это система прав, свобод и обязанностей, закрепленная в нормах права.

Основой правового статуса личности является ее конституционный статус, где права, свободы и обязанности в совокупности образуют единый, внутренне согласованный комплекс.

Вместе с тем, в каждой отрасли права существуют свои особенные, присущие именно им права и обязанности. Совокупность закрепленных в отдельной отрасли права особенных прав, свобод и обязанностей образуют категорию «отраслевой правовой статус личности».

Все виды статусов означают закрепление в праве меры возможного и должного поведения личности, пределы ее свободы.

В зависимости от характера государственного режима, существует два подхода к определению меры свободы личности в праве.

В обществах, где господствуют тоталитарные принципы, где государство считает себя, а не человека, высшей ценностью, правовой статус личности, как правило, устанавливается по принципу «запрещено все, кроме того, что разрешено» /15, C. 128/. Пределы свободы исчерпывающим образом определены государством.

Государство при помощи такой идеологии создает аппарат подавления личности и аппарат управления обществом. Личность опасна для тоталитарного государства, она генерирует идеи, она задает вопросы; кроме того в тоталитарном государстве может быть только одна полноценная личность – личность вождя:

Кто хочет быть вождем, тот будет облечен неограниченным авторитетом, но должен будет нести также самую тяжелую ответственность. Кто к этому неспособен, кто слишком труслив, чтобы нести все последствия за свои действия, тот не годится в вожди. К роли вождя призван только герой. Весь прогресс и вся культура человечества основаны исключительно на гениальности и энергии личностей, а ни в коем случае не являются продуктом «большинства». Чтобы наша нация могла вернуть себе свое величие и свою силу, она должна суметь культивировать личность и вернуть ей все права.

Эта реприза построена в духе свойственного тоталитаризму двоемыслия. С одной стороны, подчеркивается значение личности, с другой стороны, все опять сводится к личности вождя /13, C. 42/.

Бенито Муссолини в своей Доктрине фашизма называл государство высшей формой проявления личности, главным способом реализации всех ее потребностей. Согласно его теории, вне государства личность не представляет собой индивида, способного иметь субъективные права и обязанности /8, C. 63/.

Главным способом подавления личности, кроме подчинения правящей идеологии, является политика всеобщего равенства. Это же утверждает и А. Гитлер в своей политической программе: Его собственная цель состоит в сохранении и в дальнейшем развитии коллектива одинаковых в физическом и моральном отношениях человеческих существ /5, C. 97/.

Уравнивая и усредняя, государство формирует из противоречивого общества однородную толпу. Это своего рода абсолют, но абсолют со знаком минус, абсолют подчинения.

Функции управления этатичным обществом выполняют специальные организации, которые руководствуются как политическими, так и идеологическими принципами. Помимо прочих инструментов государственного принуждения, тоталитарное государство широко применяет террор. Причем террор угрожает не только настоящим преступникам, но и тем, кто совершил разного рода проступки, которые считаются теперь преступлениями против государства. Террор становится не столько мерой наказания, сколько превентивной мерой, заставляя общество жить в атмосфере постоянного страха /8, C. 65/.

Для тоталитарного государства характерно разделение общества на тех, кто с нами и тех, кто против нас. Враг (и внутренний, и внешний) является неотъемлемой частью арсенала тоталитарного аппарата власти. Причем врагом может оказаться любой гражданин государства: и тот, который предпринимает конкретные действия с целью свержения власти, и тот, чьим единственным преступлением является критика режима, и тот, кто не совершал противоправных действий, но стал жертвой доноса.

Таким образом, в тоталитарном государстве террор и страх используются не только как инструмент уничтожения и запугивания действительных и воображаемых врагов, но и как нормальный повседневно используемый инструмент управления массами. С этой целью постоянно культивируется и воспроизводится атмосфера перманентной войны.

Одним из важнейших показателей проникновения тоталитарных начал во все сферы жизни является «newspeak» – новояз, который является средством, делающим трудным, если не невозможным выражение иных форм мысли. Ф. Хайек писал: «… легче всего убедить людей в подлинности ценностей, которым их заставляют служить, если объяснить им, что это те самые ценности, в которые они всегда верили, просто раньше эти ценности понимались неправильно. Характерная особенность всей интеллектуальной атмосферы тоталитарных стран: полное извращение языка, подмена смысла слов, призванных выражать идеалы нового строя» /6, C. 49/.

Однако в конечном итоге это оружие оборачивается против режима. Так как люди вынуждены приспосабливаться к иррационализму языка, они вынуждены вести существование, при котором следовать официальным предписаниям невозможно, но необходимо делать вид, что руководствуешься ими. Это порождает как бы двойной стандарт в поведении тоталитарного человека. Появляются феномены, названные Дж. Оруэллом «doublethink» – двоемыслие и «thoughtcrime» – мыслепреступление /16, C. 141/.То есть жизнь и сознание человека как бы раздваиваются: в обществе он вполне лояльный гражданин, а в частной жизни проявляет полное равнодушие и недоверие к режиму. Таким образом, нарушается один из основополагающих принципов «классического» тоталитаризма: тотального единства массы и партии, народа и вождя.

Кроме того, двоемыслие проявляется еще и в том, что, безоговорочно принимая какой-либо идеал, навязанный властью, гражданин в то же самое время готов в любой момент от него отказаться — опять-таки по требованию власти. Дж. Оруэлл в 1941 году в своей статье «Литература и тоталитаризм» приводит такой пример: «… до сентября 1939 года каждому немцу вменялось в обязанность испытывать к русскому большевизму отвращение и ужас, после сентября 1939 года – восторг и страстное сочувствие. Если между Россией и Германией начнётся война, а это весьма вероятно в ближайшие несколько лет, с неизбежностью вновь произойдёт крутая перемена» /16, C. 145/.

Государство вмешивается во все сферы жизни общества, в том числе, и в сферу личных прав и свобод человека и гражданина.

Дж. Оруэлл по этому поводу писал: «тоталитаризм посягнул на свободу личности так, как никогда прежде не могли и вообразить. Важно отдавать себе отчёт в том, что его контроль над мыслью преследует цели не только запретительные, но и конструктивные. Не просто возбраняется выражать – даже допускать – определённые мысли, но диктуется, что именно надлежит думать. Личность изолируется, насколько возможно, от внешнего мира, чтобы замкнуть её в искусственной среде, лишив возможности сопоставлений. Тоталитарное государство обязательно старается контролировать мысли и чувства по меньшей мере столь же действенно, сколь контролирует их поступки» /16, C. 146/.

Характерно, что на бумаге эти права не только признаются, но зачастую и гарантируются государством. К примеру, в сталинской конституции были гарантированы почти все права человека, которые на деле практически не выполнялись.

Тоталитарное государство характеризуется принудительным единомыслием. Одно из важнейших прав человека — свобода слов и убеждений — приносится в жертву «политической стабильности». Тоталитарное полицейское государство не терпит либерализма не только экономического, но и политического, идеологического, культурного и т.п. Государство должно быть организовано в монолитный союз, проникнутый психологией единства, где каждый его член сознает свои обязанности по отношению к государству и свои интересы готов подчинить общему делу. Человек в полицейском государстве вынужден маскировать свои убеждения, чтобы не стать жертвой репрессий. Донос приобретает форму гражданской добродетели. Страх и подозрительность становятся повседневной реальностью. Громадный репрессивный и цензурный аппарат унифицирует систему ценностей и интересов. Вместе с тем Тоталитарное полицейское государство живет как бы в двух измерениях, в двух плоскостях. Верхушка стремится навязать низам вполне приемлемые жизненные ориентиры, такие, как честный труд, порядочность, мир, согласие и т.п. Сама же политическая элита предпочитает жить по другим правилам и канонам. До известного момента народные массы пребывают в счастливом неведении, пока лицемерие и фарс не становятся слишком явными. При небольшом ослаблении политической власти от былого единства не остается и малейшего следа. Массы готовы пойти под знамена всякого, кто громче других обличает господствующий режим, и мощный государственный спрут воистину в мгновение ока становится колоссом на глиняных ногах /9, C. 54/.

Тоталитарное государства всегда проявляли ярко выраженную тенденцию к самоизоляции, к враждебности по отношению к другим государствам и культурам. Отстаивание самобытности, непременно «особого пути» всегда имеет и плохо скрытый политический подтекст. Власти Тоталитарное государства более всего озабочены тем, что будут заимствованы некие политические, правовые, экономические модели, которые обнаружат несостоятельность их собственных, поскольку они выдаются за истину в последней инстанции. Мощная пропагандистская машина призвана создавать иллюзии счастья и благоденствия, чего нет и не может быть при ином политическом и экономическом строе. И эта ложь рано или поздно становится слишком очевидной, о чем так красноречиво свидетельствует история XX в.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4. ПРАВО В ТОТАЛИТАРНОМ ГОСУДАРСТВЕ

 

Тоталитарное государство как особый политико-юридический институт занимало продолжительный исторический период в развитии многих европейских народов и в силу ряда факторов и условий уступило место более прогрессивной модели — правовому государству. Вместе с тем идеи, питающие философию тоталитарного полицейского государства, продолжают оставаться таким же атрибутом общественного сознания, как и либеральные теории.

В литературе справедливо подчеркивается, что отличительной чертой тоталитарного государства является исключительная многопредметность административной деятельности, регламентация мельчайших подробностей жизни общества, назойливая опека над подданными [3, 6, 18].

В тоталитарном государстве правительственная деятельность практически всегда определяется не столько правовыми нормами, сколько соображениями «пользы и целесообразности». Причем мнения и взгляды, а тем более возможные возражения со стороны граждан, власть просто не интересуют. Целесообразным признается все то, что соответствует «видам правительства». Последние не поддаются никакой конкретизации. Обыватель не уверен, что конкретно хочет от него власть и какова будет ее реакция на те или иные поступки. Страх, растерянность и гак называемый синдром тревожного ожидания становятся характерными как для общества в целом, так и для каждого отдельного человека. В тоталитарном государстве власть с точки зрения содержания выступает как мелочная, назойливая опека над обывателями, а с точки зрения формы имеет надзаконный и внезаконный характер. В тоталитарном государстве частные лица находятся в полной зависимости от благоусмотрения администрации. При осуществлении своих многочисленных задач полицейское государство вынуждено было создать и действительно создало огромный чиновничий аппарат — бюрократию, который был призван проводить в жизнь волю «отца нации», вождя. Конечно, ни одно государство не может существовать без особого класса управленцев и современный опыт государственного строительства только подтверждает этот тезис. Однако история полицейского государства показывает, как легко бюрократия превращается в самодовлеющую, обособленную касту, живущую вне общественных интересов. Поэтому перед лицом всемогущей вне- и надзаконной администрации индивид бесправен. Он является объектом власти, но не субъектом прав. Особенности бюрократии полицейского государства состоят в том, что она практически не испытывает чувство уважения к закону /4, C. 41/.

Одним из признаков государства, в том числе и тоталитарного, является власть. Однако природа власти тоталитарного государства имеет свои отличительные свойства. Провозглашая целью правительства народное благо, порядок, полицейское государство в своей деятельности полностью игнорирует народ как источник власти. Вместе с тем в тоталитарном государстве можно наблюдать элементы либерального декорума. Но это не меняет сути, народ по-прежнему рассматривается только как объект административных манипуляций. Власть в тоталитарном полицейском государстве неизбежно приобретает сакральный характер, становится прерогативой узкого круга чиновников. Социально-политическое отчуждение отдельного человека от власти становится таким же атрибутом тоталитарном полицейского государства, как и отсутствие всякой свободы вообще. Исследователи политических идей нередко подчеркивали господский характер политической власти, особенно на ранних этапах тоталитарной государственности.

Разделение властей в тоталитарном государстве скорее лозунг, чем реалия. Вся государственная власть «замыкается», как правило, на одном или немногих. Именно они, в конечном счете, осуществляют высшую законодательную, исполнительную и правительственную власть. Государство подобного типа при осуществлении своих многочисленных функций не особенно обременяется вопросом: законно то или иное действие или нет? Главное, чтобы это было «полезным и необходимым». Свобода от всяких правовых ограничений выражается в дискреционности полномочий административных (управленческих) органов /4, C. 42/.

Говоря о законности, понимаемой как соответствие действий граждан и государственных органов существующему законодательству, следует отметить, что в полицейском государстве не меньше, чем в правовом, хотя бы в теории, заботились о соблюдении законности. Мировая история, в том числе и современная, как раз свидетельствует о том, что несвободные, тоталитарные государства отличаются усиленной охраной своих юридических установлений. Другое дело, что эти установления не имеют никаких связей ни с теорией естественного права, ни с категорией свободы и индивидуальности человеческой личности, ни с другими постулатами, имеющими непреходящее, гуманистическое значение. Именно поэтому в тоталитарном государстве стала возможной диффузия тоталитарных идей в положительное право, да и в доктрину тоже.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Подведем итоги проведенному исследованию. В заключение работы можно сделать следующие выводы.

Тоталитаризм означает подчинение части – индивида целому – государству, всеобъемлющий контроль со стороны власти над личностью, ее сознанием с целью формирования угодного типа человека, управление обществом на основе определенной идеологической доктрины.

Признаки тоталитарного государства: государство стремится к «глобальному» господству над всеми сферами общественной жизни, к всеохватывающей власти; общество практически полностью отчуждено от политической власти, но оно не осознает этого, ибо в политическом сознании формируется представление о «единстве», «слиянии» власти и народа; монопольный государственный контроль над экономикой, средствами массовой информации, культурой, религией и т.д. вплоть до личной жизни, до мотивов поступков людей; абсолютная «правовая», а точнее антиправовая, регламентация общественных отношений, которая базируется на принципе «дозволено только то, что прямо разрешено законом»; государственная власть формируется бюрократическим способом, по закрытым от общества каналам, окружена «ореолом тайны» и недоступна для контроля со стороны народа; доминирующим методом управления становится насилие, принуждение, террор; господство одной партии, фактическое сращивание ее профессионального аппарата с государством, запрет оппозиционно настроенных сил; права и свободы человека носят декларативный, формальный характер, отсутствуют четкие гарантии их реализации; экономической основой выступает крупная собственность: общинная, монополистическая, государственная; наличие одной официальной идеологии, фактически устраняется плюрализм; централизация государственной власти во главе с диктатором и его окружением; бесконтрольность репрессивных государственных органов со стороны общества; отсутствие правовой государственности и гражданского общества; государственная власть осуществляется по своему усмотрению, произволу, без учета мнения большинства, в противоречии с демократическими механизмами, нормами и институтами.

Вообще, дилемма «личность — общество» изначально присуща историческому развитию человечества (и очень вероятно, любой форме Разума), поскольку носителем Разума является личность, но сформироваться и функционировать как носитель Разума она может лишь в общении с другими такими же личностями. Современная цивилизация обеспечивает все большее признание приоритета интересов личности перед интересами общества (нации, класса, «всего трудового коллектива» и т.д.), олицетворяемого Государством, признание того, что ограничением для свободы каждого человека может быть лишь свобода других людей. Но нам, бывшим «простым советским людям», особенно легко представить себе, что в истории человечества мог (и даже еще может) быть сделан выбор не в пользу Личности, а в пользу Общества «муравейника».

Тоталитаризм как понятие отражается прежде всего хотя и различную, но весьма высокую степень контроля государства (и стоящих за ним групп и организаций) над гражданами, их политическим сознанием и поведением.

Если использовать в качестве критерия классификации ведущие формы социального контроля, применяемого тоталитарным режимом, выделяются три главных типа тоталитаризма: религиозный, политический и информационный (информационно-финансовый).

В зависимости от господствующей идеологии, влияющей на содержание политической деятельности, их обычно подразделяют на коммунизм, фашизм и национал-социализм.

Проблема тоталитаризма — это, по сути, глобальная проблема. Любой тоталитарный режим, даже в небольшой и далекой стране, в наш атомный век представляет собой серьезную угрозу всему человечеству. Поэтому на смену принципу невмешательства во внутренние дела других государств должны прийти— применительно ко всем странам мира без исключения — принципы приоритета прав человека и законности международного вмешательства в случаях массовых и систематических нарушений этих прав.

Устранение угрозы тоталитаризма — это в значительной мере проблема ликвидации огромного разрыва в уровнях социально-экономического развития в мире, предоставления отсталым странам и регионам возможностей подтягивания до уровня передовых, предупреждения войн, экологических катастроф. В этих целях необходимо максимальное объединение усилий всего человечества.

Международное сообщество должно официально признать опасность для дела мира распространения любых тоталитарных доктрин, т.е. доктрин, отрицающих самоценность личности, объявляющих приоритет любых общественных групп, которые выделяются по «анкетным» признакам (принадлежность к нации, расе, классу, религии и т.д.), отвергающих политический плюрализм, нетерпимых к инакомыслию.

Если всякое государство несет зло, то Абсолютное Государство порождает абсолютное зло. Поэтому необходимо сводить государство к допустимому минимуму. Государственное регулирование, столь необходимое для модернизации, не должно вести наше посттоталитарное общество к новым формам его огосударствления. Жесткий контроль за государственным аппаратом может обеспечить только гражданское общество. Его формирование — основная гарантия от тоталитарного перерождения.

Самое главное: путь к тоталитаризму и пути к свободе заложены в самой нашей природе. То, куда мы идем, есть результат прежде всего нашего личного нравственного выбора.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Агаев С.Л. Гитлеризм, сталинизм, тоталитаризм: реальности и понятия// Полис, 1995, №3
  2. Алексеев С.С. Государство и право. М., 2002.
  3. Баллестрем К. Г. Апории теории тоталитаризма// Вопросы философии, 1992. № 5.
  4. Гаджиев К.С. Тоталитаризм: политический аспект. Политическая наука.– М.:СОРОС – Международные отношения, 1994.
  5. Гитлер А. Моя борьба. –М.:Т- ОКО, 1992.
  6. Гозман Л.Я. , Эткинд А.М. Люди и власть: от тоталитаризма к демократии. М., 1989.
  7. Замятин Е. Мы. М. 2000.
  8. Желев И.С. Фашизм. Тоталитарное государство. М., 1991
  9. Игрицкий Ю.И. Тоталитаризм вчера, сегодня,… завтра? //Полис, 1998, №4.
  10. Ильин И.А. Тоталитарное государств// Альманах «Русская государственность». М., 2003
  11. Истягин Л.Г. Исследования по тоталитаризму: в поисках нового обоснования концепции// Полис. 1997. № 2 С.180
  12. Капустин М.П. Конец утопии: прошлое и будущее социализма. М., 1990
  13. Мазуров И.В. Фашизм как форма тоталитаризма// Общественные науки и современность. 1993. № 5.
  14. Моисеев Н. Агония: размышления о современном тоталитаризме// Свободная мысль, 1999, №5.
  15. Общая теория права и государства/ Под ред. В.В. Лазарева.-М.: Юристъ, 2003
  16. Оруэлл Дж. «1984». Москва, Прогресс, 1989.
  17. Политология: Энциклопедический словарь.- М.:Республика. 2000.
  18. Природа тоталитарной власти. Круглый стол// Социологические исследования. 1989. № 5.
  19. Пугачев В.П. Информационно-финансовый тоталитаризм// Вестник Моск. Ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1999. № 4.
  20. Пугачев В.П. Дестабилизация России: причины и пути преодоления// Вестник Моск. Ун-та. Сер. 12. Социально-политические исследования. 1994. № 4.
  21. Пугачев В.П. Информационный тоталитаризм как перспектива демократии в XXI// На рубеже веков . 1997. №4.
  22. Рассоха И.Н. Тезисы о тоталитаризме// Полис, 1995, №2.
  23. Тайнби А. Постижение истории. -М.:Прогресс, 1992
  24. Тоффлер О. Проблема власти на пороге XXI// Свободная мысль. 1992. №2. С. 16.
  25. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990
  26. Хайек Ф.А. Дорога к рабству. –М.:Новый мир, 1991.
  27. Хаксли О. О дивный новый мир. М., 2003.
  28. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 2001
  29. Юсти И.-Г.-Г. Основание силы и благосостояние царств, или Подробное начертание всех знаний, касающихся до государственного благополучия. М., 2000.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->