Судебная речь как средство словесного убеждения

Язык и речь занимают особое место в профессиональной деятельности юриста. Ведь юрист – это правовед. А право – это совокупность устанавливаемых и охраняемых государством норм, правил поведения, регулирующих общественные отношения между людьми и выражающих волю государства. Формируя и формулируя правовые нормы, охраняя их в различных многочисленных процессуальных актах, юрист должен безупречно владеть нормами языка и охранять их.

По глубокому убеждению А.Ф.Кони, юрист, безупречно владел нормами литературного языка, должен быть человеком, у которого общее образование идет впереди специального, потому что юрист ежедневно имеет дело с самыми разнообразными явлениями жизни, и эти явления он должен правильно оценить, принять по ним нужное решение и убедить в правильности своей точки зрения обращающихся к нему людей.

Нарушение юристом языковых норм может вызвать отрицательную реакцию со стороны собеседников. Кроме того, каждый юрист выступает и как оратор, как пропагандист правовых знаний, читая лекции; прокурор и адвокат ежедневно произносят публичные речи в судебных процессах, поэтому необходимо владеть навыками публичной речи.

Актуальность темы обусловлена недостаточным вниманием к языку правоведения со стороны юристов и лингвистов, что приводит к снижению качества содержания судебной речи и ее эффективности. Данный факт свидетельствует о нежелании судебного оратора вдумываться в значение употребляемых слов, о его неуважении к языку. Ведь высокий рейтинг многих юристов определяется тем впечатлением общей культуры и интеллигентности, которое оставляют их выступления, безукоризненное владение литературным языком, умение точно, ясно, правильно и логично выразить мысль. Все эти факторы представляют собой обязательное условие для успешной самопрезентации судебного оратора. Значит, язык – это профессиональное оружие юриста. И вопросы культуры речи юриста поднимаются самой жизнью, практической необходимостью.

психологические особенности судебной речи в гражданском процессе

 

Судебная речь представляет собой средство словесного убеждения посредством целенаправленной систематизации фактов рассматриваемого события, убедительной их оценки на основе результатов судебного следствия. Различается вступительная, основная и заключительная части судебной речи.

Речь, произносимая в суде, — средство судопроизводства, орудие профессиональной деятельности юриста. И это орудие должно быть профессионально эффективным. Развернутые речи произносятся в суде прокурором и адвокатом. Все участники судопроизводства реализуют свое коммуникативное взаимодействие посредством речи.

Психологическая задача вступления — вызвать обостренное внимание судебной аудитории, вызвать ее интерес, установить с ней коммуникативный контакт, обеспечить ее доверие, подготовить аудиторию к принятию основной позиции оратора. 1

Речь включает процесс порождения и восприятия сообщений. Структура речевой деятельности состоит из стадии ориентировки, целеполагания, программирования, реализации, текущей корректировки и контроля.

Общие требования, предъявляемые к речи, подразделяются на логические, культурологические и психологические. Все эти требования имеют существенное значение применительно к судебной речи.

Как доказательственная, судебная речь должна отличаться строгой логичностью, соответствием требованиям формальной логики, достаточности и непротиворечивости. Недопустимо смешение понятий, их многозначное толкование. Значительный порок судебной речи — избыточность, велеречивость.

Культура речи юриста должна быть безукоризненной. В психологическом отношении речь юриста должна быть простой, понятной присутствующим и достаточно экспрессивной, убедительной. Отдельные фразы должны быть не слишком сложными и длинными (5-7 слов), легко воспринимаемыми на слух, терминологически раскрытыми.

Судебная речь должна быть структурно организованной. Вводная часть должна вызвать повышенную ориентировочную реакцию слушателей. В основной части должны быть четко сформулированы основные тезисы, приведены аргументы. В заключительной части — сделаны четкие выводы.

В основной части судебной речи излагаются фактических обстоятельств дела. Здесь целесообразен не скучный пересказ фактов, а живая, динамичная картина возникновения и развития расследуемого события. Обстоятельства дела могут быть изложены в хронологической последовательности или в систематизированном виде: так, как событие развивалось в действительности, или так, как оно было исследовано в судебном следствии. Способ изложения фактических обстоятельств дела избирается в зависимости от объема и характера доказательств, установленных в ходе судебного следствия.

Анализ доказательств и их оценка — центральная часть судебной речи. Все доказательства выстраиваются в систему, опровергающую одни версии и подтверждающие предлагаемую оратором версию. Доказательства выстраиваются по их нарастающей значимости. Особое место в судебной речи занимают личностные доказательства — психологические характеристики личности подсудимого и потерпевшего.

Заключение речи должно содержать итоговое определение позиции судебного оратора и обращение к суду с четко выраженной просьбой, содержать элементы доверительности, обращенности, авансирование доверия суду.

Кони А.Ф. в статьях «Приемы и задачи обвинения», «Искусство речи на суде» отмечал, что для того, чтобы хорошо говорить на суде надо знать хорошо предмет, о котором говоришь, изучив его во всех подробностях, надо знать родной язык с его богатством, гибкостью и своеобразностью так, чтобы не искать слов и оборотов для своей мысли и, наконец, надо быть искренним. Надо готовиться к выступлению: собрать интересное и важное, составить сжатый, по возможности полный план и «пройтись» по нему несколько раз. Еще лучше — написать речь и, тщательно отредактировав ее в стилистическом отношении, прочитать вслух. Рекомендуется одеться просто и прилично.1

Говорить следует громко, ясно, отчетливо, не монотонно, по возможности выразительно и просто. Тон речи может повышаться или понижаться в связи со смыслом и значением данной фразы и даже отдельного слова. Жесты оживляют речь, но ими следует пользоваться осторожно и соответственно сказанному. Во время лекции не следует ходить по сцене, делать однообразные движения. Полезно всматриваться в отдельные группы слушателей, особенно в маленьких аудиториях. У оратора не должно быть одной какой-то точки, к которой вес время привлекается его взор. Оратор должен быть достаточно освещен: лицо «говорит» вместе с языком. От него требуются большая выдержка и умение владеть собой при всех неблагоприятных обстоятельствах; никакие отвлекающие причины не должны на него действовать. Нужно избегать шаблона речи. Форма речи должна быть простая, понятная. Иностранные слова можно употреблять, но их следует тотчас же объяснить, не задерживая надолго движение речи. Лирика допустима, но ее должно быть мало (тем она ценнее); она должна быть искренней, как и вся речь вообще. Элемент трогательного, жалостливого может быть в речи, но говорить об этом нужно спокойным тоном. Необходимо вызвать обостренное внимание судебной аудитории, вызвать ее интерес, установить с ней коммуникативный контакт, обеспечить ее доверие, подготовить аудиторию к принятию основной позиции оратора. 1

Окончание речи должно быть связано с ее началом. Надо помнить, что конец выступления — разрешение всей речи. О заключительной части речи А.Ф. Кони пишет: «Лучшие речи
просты, ясны, понятны и полны глубокого смысла. При недостатке собственной «глубокой мысли» дозволительно пользоваться мудростью мудрых, соблюдая меру и в этом, чтобы не потерять собственного лица между Лермонтовыми, Толстыми, Диккенсами…»2.

 

 

1.2 психологические особенности судебной речи в гражданском процессе

 

Речь прокурора (его заключение) и речь адвоката (представителя истца и представителя ответчика) имеют ряд особенностей, обусловленных их предметной направленностью: они нацелены на разрешение гражданского спора. Здесь прокурор не обвиняет, а делает заключение по делу, адвокаты не защищают, а оказывают в качестве представителей сторон юридическую помощь этим сторонам. В отличие от уголовного процесса речи юриста в гражданском суде более лаконичны, в них, как правило, отсутствуют личностные характеристики, анализ причин и условий возникновения деликта. По своему содержанию эти речи менее эмоционально насыщены. Обыденность анализируемых явлений обязывает ораторов в гражданском суде использовать ряд речевых приемов, направленных на поддержание устойчивого внимания судебной аудитории. Однако эти речевые приемы не могут быть искусственными — они должны органически вытекать из цели судебной речи. Так адвокат, представитель стороны стремится доказать суду необходимость вынесения решения.3

В отличие от речей в уголовном процессе, речи юриста в гражданском суде более лаконичны, в них, как правило, отсутствуют развернутые личностные характеристики, подробный анализ причин и условий возникновения деликта. Обыденность анализируемых явлений обязывает ораторов в гражданском суде к использованию речевых приемов, направленных на поддержание устойчивого внимания аудитории. Однако эти речевые приемы не могут быть искусственными — они должны органически вытекать из цели судебной речи.

К речам, произносимым в судебных прениях гражданского процесса, предъявляются следующие основные требования: изложение фактов должно быть объективным и соответствовать истине; закон должен толковаться в точном соответствии с его содержанием и смыслом; речи судебных ораторов должны отличаться простотой, ясностью, деловитостью, отсутствием излишних ораторских приемов; характеристики истца и ответчика должны быть сведены к минимуму.

Поскольку в гражданском процессе предмет доказывания в каждом деле определяется по-разному, в речи каждого оратора с самого начала должны быть определены факты, образующие предмет доказывания.

По гражданским делам искового характера предмет доказывания формируется из двух источников: основания иска или возражения против иска и нормы материального права, подлежащей применению в данном случае. Все доказательства исследуются с позиции их относимости и допустимости. (По некоторым делам не допускается использование показаний свидетелей.) Особое внимание обращается на правильность оформления письменных доказательств (документы должны исходить из компетентного органа, обладать необходимыми реквизитами). Принятое судом признание стороной определенных фактов освобождает противную сторону от доказывания этих фактов. Но каждая сторона обязана доказывать обстоятельства, на которые ссылается.

Судебные ораторы в гражданском процессе должны обладать большим полемическим мастерством при обсуждении спорных правоотношений, умело использовать аналогию закона и аналогию права, учитывать доказательственные презумпции.

 

1.3 Судебная речь адвоката по гражданскому делу

 

Судебная речь – это не только средство судопроизводства, но и орудие профессиональной деятельности адвоката. Эффективность судебной речи во многом зависит от умения использовать в ней психологические приемы и методы воздействия на публику.

Выступая по гражданскому делу, адвокат оказывает своей стороне юридическую помощь. Основное внимание он уделяет системе доказательств, правоте доверителя, обоснованию необходимости вынесения решения суда в его пользу. Адвокат защищает права и охраняемые законом интересы доверителя. С этой целью он оценивает доказательства, обосновывает доказанность или недоказанность соответствующих фактов, возможность применения правовых норм. В гражданском судопроизводстве возможно участие адвоката в деле и в отсутствие доверителя. В отличие от уголовного процесса позиции адвоката и его доверителя в гражданском процессе совпадают, доверитель определяет позицию для своего представителя.

В отличие от речи в уголовном процессе, в гражданском процессе речь адвоката должна быть намного лаконичнее, поскольку в ней отсутствуют развернутые личностные характеристики истца и ответчика, и присутствует подробный анализ причин и условий, способствующих возникновению спора. Речь адвоката в гражданском процессе отличается отсутствием излишних ораторских приемов. Однако такие методы психологического воздействия, как убеждение, сравнение, аргументация будут являться одним из основных условий ее эффективности.

Обыденность анализируемых явлений обязывает ораторов в гражданском суде к использованию речевых приемов, направленных на поддержание устойчивого внимания аудитории. Эти речевые приемы не могут быть искусственными – они должны органически вытекать из цели судебной речи.

К речам, произносимым в судебных прениях гражданского процесса, предъявляются следующие основные требования: изложение фактов должно быть объективным и соответствовать истине; закон должен толковаться в точном соответствии с его содержанием и смыслом; речи судебных ораторов должны отличаться простотой, ясностью, деловитостью, отсутствием излишних ораторских приемов; характеристики истца и ответчика, как уже было сказано, должны быть сведены к минимуму1.

В отличие от уголовного процесса позиции адвоката и его доверителя в гражданском процессе чаще всего совпадают, доверитель определяет позицию для своего представителя1. В речи адвоката должны быть оценены обстоятельства дела, доказательства, обоснованное применение соответствующей правовой нормы, даны предложения о решении дела в пользу доверителя.

В речи адвоката должны быть оценены обстоятельства дела, доказательства, обосновано применение соответствующей правовой нормы, даны предложения о решении дела в пользу доверителя.

Речь адвоката по гражданскому делу состоит из следующих структурных элементов:

— вступление, установление коммуникативного контакта с судебной аудиторией;

— определение исходной позиции по рассматриваемому делу;

— утверждение и обоснование фактических обстоятельств дела;

— анализ доказательств, их систематизация и оценка;

— определение правовой нормы, подлежащей применению для разрешения дела;

— предложение о разрешении дела;

— предложение о вынесении частного определения;

— заключительное обращение к судьям.

Начальная часть речи, как и заключительная ее часть, должны отличаться категоричностью и лаконизмом («Глубокоуважаемые граждане судьи! Прошу удовлетворить иск моего доверителя на основании такой-то статьи Гражданского кодекса, так как я располагаю всеми необходимыми и достаточными доказательствами для вынесения этого справедливого решения…»). Далее обосновывается доказанность (или недоказанность) фактов, входящих в предмет доказывания, устанавливаются их достоверность (истинность) и доказательственная сила.

Обосновывая притязания представляемой им стороны, адвокат должен раскрыть недоказанность утверждений противной стороны. В некоторых случаях структурным элементом речи адвоката могут быть личностная характеристика сторон и причины возникновения спора. Возможна также специальная часть речи, раскрывающая социальное значение рассматриваемого дела (например, по семейным делам). Предлагая возможное решение по делу, адвокат может просить суд удовлетворить иск (заявление или жалобу) полностью или частично, отказать в его удовлетворении, прекратить производство по делу, приостановить его или оставить заявление без рассмотрения. При обосновании просьбы о полном удовлетворении иска выдвигается также просьба о взыскании с противной стороны расходов за вознаграждение представителя.

Гражданские дела обычно изобилуют большим количеством разнородных фактов. В речи адвоката эти факты должны быть систематизированы — выделены факты первого и всех последующих порядков.

Полемические элементы в судебных речах, произносимых в гражданском суде, могут возникать по поводу достоверности доказательств и приводимых фактов, правильности правовой оценки фактов. Критические доводы должны быть достаточно аргументированными.

Если доверитель сам желает участвовать в судебных прениях (в этом случае он выступает до своего адвоката), то адвокат должен помочь ему тактически правильно и юридически грамотно организовать выступление. В ряде случаев выступление доверителя на суде тактически нецелесообразно.

Полемические элементы в судебных речах, произносимых в гражданском суде, могут возникать по поводу достоверности доказательств и приводимых фактов, правильности правовой оценки фактов. Критические доводы должны быть достаточно аргументированными.

Наиболее полно изложить свою речь адвокат может на стадии судебных прений. Как правило, к моменту начала судебных прений все доказательства уже исследованы, поэтому задача адвоката – собрать их воедино, проанализировать, убедить суд в правильности своей правовой позиции по данному делу. Судебные прения – это логическое завершение всей работы представителя по обоснованию своей правовой позиции1.

Согласно ст. 56 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности. Адвокат, аргументируя свою позицию, содействует формированию убеждения судьи. Таким образом, стадия судебных прений позволяет адвокату в полной мере проявить свое мастерство оратора, дар аналитика и психологические способности убеждения.

С точки зрения психологии, структура речи адвоката по гражданскому делу должна состоять из следующих структурных элементов: 1) вступление, установление коммуникативного контакта с судебной аудиторией, 2) определение исходной позиции по рассматриваемому делу, 3) утверждение и обоснование фактических обстоятельств дела, 4) анализ доказательств, их систематизация и оценка, 5) определение правовой нормы, подлежащей применению для разрешения дела, 6) предложение о разрешении дела, 7) предложение о вынесении частного определения, 8) заключительное обращение к судьям.

Психологи в своих трудах дают следующие рекомендации для формирования адвокатом грамотной, убеждающей речи:

Речь должна быть заранее спланирована и составлена. Необходимо упорядочить все доказательства, чтобы спокойно оперировать ими в процессе.

В судебной речи важно с первых минут привлечь внимание суда и аудитории одновременно. Завладеть вниманием помогает искренняя убежденность адвоката, ритм речи, эмоциональность, красочность речи. Также можно использовать свою неповторимую индивидуальность речи для привлечения внимания (образность, голос и т. д.).

Как можно больше внимания уделить фактам, их анализу. Нельзя в речи выходить за рамки предела доказывания, прибегать к неисследованным доказательствам. Сильное доказательство лучше проанализировать после разбора других доказательств.

В судебной речи должны четко звучать основные положения правовой позиции адвоката, доказательства и правовой вывод. Речь должна быть краткой и содержательной одновременно.

Поддержание внимания к произносимой речи может осуществляться по-разному. Так, очень важна логичность изложения. Речь должна быть простой для усвоения, доступной вниманию, восприниматься легко, без напряжения. Для привлечения внимания хорошо задать риторический вопрос и самому на него ответить. Речь должна быть украшена метафорами, но также ими не стоит и злоупотреблять. Также речь должна быть чиста от неправильных ударений, ненужных слов, обыденного лексикона.

Судебная речь не должна отличаться театральностью и пафосом, это будет выглядеть искусственно. Вместе с тем эмоциональная окрашенность более привлекательна, чем занудность. Умеренная жестикуляция всегда лучше, чем незнание, куда пристроить руки. Тон, манера речи должны демонстрировать уважение к правосудию. По форме речь должна быть убедительной и корректной1.

В заключение хотелось бы отметить очевидность того, что в деятельности адвоката необходимо знать психологические особенности и специфику своей работы, уметь применять на практике разработанные психологами методы и приемы, способствующие осуществлению своей профессиональной деятельности.

Поскольку знание психологических основ помогает не только грамотно выстроить свою речь на процессе, установить контакт с противоположной стороной, судьей, но и дает возможность достичь главной цели представляемой стороны в каждом конкретном случае, а именно – заключения мирового соглашения либо решения дела в свою пользу.2

Речь доверителя и речь адвоката в суде должны быть нравственно выдержанными. Адвокат должен акцентировать справедливость занимаемой им правовой позиции по рассматриваемому делу, ее полную обоснованность.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СУДЕБНОЙ РЕЧИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

 

2.1. Ясность, точность, убедительность судебной речи как стилеобразующие характеристики

 

Судебная речь имеет целью способствовать формированию убеждения судей и присяжных заседателей. Для этого она, прежде всего, должна быть понятна составом суда, а также всеми слушателями. Значит, первое необходимое качество судебного выступления – ясность. На ясность как главное достоинство речи указывал еще Аристотель: «Достоинство стиля заключается в ясности; доказательством этому служит то, что, раз речь не ясна, она не достигает своей цели» [12, С. 31]. О « необыкновенной, исключительной» ясности на суде писал П. Сергеич: « … не так говорите, чтобы мог понять вас судья» [8, C. 35].

Ясность достигается, прежде всего, глубоким знанием материала, четкой композицией речи, логичностью изложения, убедительностью аргументов. Ясность – это умение говорить доступно, доходчиво о сложных вопросах. Таким качеством отличались судебные речи дореволюционного адвоката К.Ф.Хартулари. Большое внимание судебный оратор уделял тому, чтобы сделать изложение доступным для восприятия [11]. Нередко доходчивость, или доступность, называют простотой. Простота изложения способствует тому, что речь воспринимается легко и мысль судей без затруднений следует за мыслью оратора. Однако нельзя путать простоту и примитивность.

Простота речи предполагает использование и сложных синтаксических конструкций, и риторических приемов. Вовремя, и кстати, приведенное сравнение, нужный эпитет, исторический пример, пословица или поговорка оживляют речь, делают ее более доходчивой. Но совершенно нетерпимы в судебной речи искусственная красивость, высокопарность.

Речь становится неясной вследствие нечеткого знания материалов дела, низкой культуры мышления. Мысль, вполне сложившаяся в мозгу, легко находит себе точное выражение в словах; неопределенность выражений обыкновенно бывает признаком неясного мышления, например: Мотивом для ее увольнения / послужили ненадлежащие / неблагоприятная обстановка вообще / в этом коллективе / и в частности виновная / так сказать к этим еще более сложившимся / неправильным / ну жизни что ли / этого коллектива / той обстановки / в которой она находится / ее отношение ко всем делам / что там делается.

Довольно часто речь становится неясной из — за использования в ней иноязычных слов и узкоспециальных терминов: В ее жизни встал известный ингредиент; или: Моему подзащитному инкриминируется… Особенно сейчас, когда наша жизнь пестрит иноязычными словами, судебному оратору необходимо следить за их мотивированным использованием.

К неясности речи обязательно приведет неуместное употребление местоимений: /В соответствии с / установленной длительностью / нахождения / м — м / на излечении потерпевшего / я полагаю / что его действия могут быть квалифицированы / только статьей 112 частью первой / поскольку он лечился менее четырех недель.

Причиной неясности может быть многословие: Другие показания давались Иванченко о том / что у него значит / украли / значит / это самое // И Протокова рассказала здесь / в суде / каким образом / она обнаружить кражу в своем домике / что у ней было украдено / и что значит / какие повреждения / не могла.

Создает неясность и неправильный порядок слов: При попытке скрыться подсудимые были задержаны с украденными вещами дружинниками.

Ясность мысли и ее словесного выражения ведет к такому качеству речи, как точность. Точность, то есть соответствие высказывания замыслу оратора и явлениям действительности, является необходимым качеством судебной речи. Это предметная точность. Судебный оратор должен хорошо знать материалы уголовного дела, о которых говорит. Речевые неточности, вызванные слабым знанием предмета речи, приводят к негативному отношению к судебному оратору. Понятийная же точность зависит в первую очередь от точности словоупотребления, в частности от выбора синонимов. Обратите внимание, насколько точно выделенные слова характеризуют ситуации и людей: Легко и свободно, переходя от предмета к предмету, болтает жена мужу о всех интересах дома (легкий, непринужденный разговор); За утренним чаем, развязно посмеиваясь, она вдруг брякнула мужу: «А знаешь? Я выхожу замуж за Пистолькорса» (легкомысленный, необдуманный поступок). Точность создается употреблением юридических терминов и клише: мотивы преступления, а не побуждения; возбудить уголовное дело, а не начать; дело выделено в отдельное производство, а не в самостоятельное; применить меры пресечения, а не принять и др.

Нарушение точности приводит к тому, что представления, понятия искажаются. Например, кандидат юридических наук, рассуждая в солидном юридическом журнале о многозначности оценочных понятий в уголовно — процессуальном законе, ратуя за точность словоупотребления, сам неточно употребляет лингвистический термин «этимологическое значение» вместо «лексическое значение».

Анализ устных судебных речей показал, что судебные ораторы нередко употребляют слова, не учитывая их семантики, в результате чего мысль выражается не совсем точно, например: В то же день они совершили поход / значит / взяли с собой инструменты / и совершили кражу. В данном примере слово поход может быть воспринято только в ироническом смысле, что здесь совершенно неуместно. Обратите внимание: употребив неточное слово поход, оратор допускает следующую ошибку: вводит ненужное слово значит, как бы желая смягчить погрешность.

Неточно выражают мысль высказывания, засоренные лишними, так называемыми «любимыми» словами и словосочетаниями: ну, значит, в общем — то, что ли, так сказать, как говорится и другими. Из -за таких слов – «сорняков» четко сформулированная мысль становится неточной, приблизительной; оратор как бы кается в неумении точно выражаться. Кроме того, бесконечно повторяемое слово отвлекает слушающих от содержания речи и вызывает желание сосчитать, сколько раз оратор произнесет любимое слово, совершенно ненужное. Об опасности неточного словоупотребления предупреждал А.А.Ушаков: «неточное слово в праве – большое социальное зло: оно создает почву для произвола и беззакония» (6, C. 12).

 

 

2.2. Логическая культура судебного оратора

 

Точно обозначенные понятия, ясно выраженные мысли должны быть поданы логично, то есть отражать логику отношений и зависимостей между явлениями.

Логичность
в лингвистике определяется как выражение в смысловых связях компонентов речи связей и отношений между частями и компонентами мысли. Различается логичность предметная и понятийная. Предметная логичность состоит в соответствии смысловых связей и отношений языковых единиц связям и отношениям предметов и явлений в реальной действительности. Логичность понятийная отражает движение мысли в смысловых связях элементов языка [2, C. 145].

Мыслить и рассуждать логично – значит мыслить точно и последовательно, доказательно и убедительно, не допускать противоречий в рассуждении. Это необходимо помнить судебным ораторам, так как их речи требуют обоснованности выводов. Логичность на уровне целого текста создается композицией речи и рядом логических приемов, основные из которых – определение понятия, объяснение, описание, сравнение, анализ, синтез, абстрагирование. Логичность на уровне отдельных частей судебной речи зависит от того, насколько ясно и правильно выражена связь отдельных высказываний и композиционных частей.

Речевые средства логичности. Стремление убедить судей и максимально воздействовать на интеллект и эмоции присутствующих в зале судебного заседания граждан требует знания сложнейших языковых средств, которые способствовали бы четкой смысловой связности речи и выражали бы логику изложения. Важным средством выражения логических связей между композиционными частями и отдельными высказываниями являются специальные средства связи, указывающие на последовательность развития мысли (вначале, прежде всего, затем, значит, повторяю, следовательно, итак и др.), противоречивые отношения (как уже было сказано, как было отмечено, поэтому, благодаря этому, сообразно с, следовательно и др.), итог, вывод (итак, таким образом, значит, в заключении скажем, все сказанное позволяет сделать вывод, подводя итог, следует сказать…). В качестве средств связи могут использоваться местоимения, прилагательные и причастия (данные, этот, такой, названные, указанные и др.).

Одним из средств связи являются логические вопросы. Функции вопросительных конструкций определяются их местом в структуре текста судебной речи и коммуникативным заданием. В форме вопроса осуществляется постановка проблем, с помощью вопросов получается новая информация. Проблемный вопрос, употребленный во вступлении, формулирует цель оратора в конкретном процессе, определяет задачу, стоящую перед ним. Вопросительная интонация позволяет более экспрессивно определить проблему всего судебного заседания, кроме того, способствует установлению психологического контакта между коммуникатором и адресатом.

Полному и законченному изложению сложных вопросов помогает использование периода.

Период – это такая синтаксическая конструкция, которая позволяет выдвинуть какое-либо положение и доказать его. В грамматическом, интонационном и смысловом отношении период распадается на две равные части, причем первая состоит из цепочки однотипных или сходных синтаксических единиц и произносится с постепенным повышением тона, а вторая, заключительная, идет на понижении, указывая на завершенность высказывания. Граница между повышением и понижением, называемая кульминацией, узнается в устной речи по длительной паузе.

Период хорошо воспринимается на слух, так как входит в сознание не сразу, а по частям, заставляя слушателя все более напрягаться в ожидании конца высказывания. Например: если вы будете требовательны к доказательствам обвинения, если трусливость перед тем, что скажут о вас, не заставит вас унизиться до устранения рассудительности в вашем решении, – вы только исполните вашу миссию.

В данном примере четко выделяются две части: первая заканчивается словами в вашем решении, после которых – пауза, и за ней следует главная мысль (рема). Рема- при актуальном членении главная часть высказывания, ядро, то новое, что сообщает говорящий. В первой части содержатся две частные мысли: Первая – Если вы будете требовательны к доказательствам обвинения; вторая мысль — до паузы.

Период характеризуется единством темы, освещенной достаточно полно, разносторонне и законченно. Частные мысли в периоде, которые всегда расположены в первой части, подчинены главной мысли, с которой они внутренне связаны. В ораторской речи- это цельное логическое рассуждение, по своей структуре одинаковое с умозаключением: тезис(выраженный или подразумеваемый)- аргумент- вывод.

В первой части периода делается развернутое, детальное изложение темы, ее глубокий анализ, вторая часть представляет более кратко сформулированную рему. Эти две части, логически дополняя одна другую, способствуют выражению одной мысли. В качестве темы и ремы обычно выступают:

1)условие и следствие;

2)причина и результат

3)основание и вывод.

Убедительность судебной речи во многом зависит от качества аргументов, с помощью которых доказывается правильность позиции оратора. Судьи оценивают правильность мыслей прокурора и адвоката, прежде всего, по степени значимости и ценности фактического материала.

Аргументы должны быть истинными, достаточными для доказательства, не должны противоречить друг другу. Достаточность аргументов – это не количество их, а весомость, когда из них необходимо следует тезис. Тезис же является центральным пунктом всякого доказательства. Его раскрытию и обоснованию подчинено все содержание речи.

Логическая спаянность периода, его приспособленность к убеждающему рассуждению, полнота выражения мысли, а также экспрессивно-приподнятый характер обуславливают широкое использование его в ораторской речи, для которой характерно сочетание логичности рассуждения со страстностью убеждения. Период усиливает смысловую сторону ораторской речи, повышает ее эмоциональный накал.

Показать взаимосвязь и движение мысли, нарастание и спад эмоциональной напряженности судебному оратору помогут сложные высказывания, при условии их четкого логического членения. Способствуют логичности речи и высказывания с однородными членами предложения, с различными вставными конструкциями, уточняющими мысль, отдельные ее нюансы. Овладение логическими основами убедительности, внимательное отношение к логике изложения позволит судебному оратору сделать речь по-настоящему доказательной и убедительной.

Рассмотрим логическую структуру судебной речи.

Адвокаты нередко выражают мнение, что судьи не слушают их выступления в судебных прениях. Привлечь внимание суда, усилить эффективность психологического воздействия речи поможет четкая композиция, определенная лингвистическая организация текста речи. Основу целостности судебного выступления составляют предметно-структурное содержание и логическая структура, организованная вокруг основной мысли. Для судебной речи, как и для любой другой публичной речи, характерно трех частное деление: вступление — основная часть- заключение.

Внимание к судебной речи в значительной мере зависит от того, как она начинается, как оратор сумеет установить контакт с составом суда, активизировать внимание судей и присяжных заседателей, психологически подготовить их к восприятию речи. Вступительная часть определяется замыслом речи и является основой для дальнейшего исследования обстоятельств дела, содержит проблему, которую следует разрешить.

Самое трудное для оратора – найти правильное, нужное начало. А.Ф.Кони советовал подбирать такое вступление, которое бы «зацепило» слушателей, привлекало их внимание.

Какое бы вступление ни избрал судебный оратор, важно помнить, что: 1) в нем должен отразиться тот конфликт, на котором строиться судебная речь; 2) оно должно быть связано с главной частью, служить отправной точкой для исследования обстоятельств дела; 3) не должно быть длинным; 4) стилистически должно гармонировать с основной частью.

Итак, вступление сконцентрировало внимание суда и аудитории, но надо его удержать на протяжении всей речи. Поэтому речь должна быть хорошо организована логически, мысль оратора- двигаться от старого к новому, от известного- к неизвестному, от менее сильных аргументов- к более сильным. Поддержанию внимания способствует наличие конфликтной ситуации, подача фактов в противопоставлении.

Главная часть судебной речи представляет собой совокупность логических единств, раскрывающих отдельные ее микротемы и связанных между собой по смыслу и синтаксическими средствами. Эти части следующие: 1. Изложение фактических обстоятельств дела. 2. Анализ собранных по делу доказательств. 3. Обоснование квалификации преступления. 4. Характеристика личности подсудимого. 5. Причины совершения преступления . 6. Соображения о мере наказания.

Есть некоторые закономерности в построении основной части судебной речи, обусловленные ее назначением. Логика рассуждения в ней осуществляется, как и в каждой публичной речи, от констатации- к опровержению – доказательству.

Теоретики судебной речи А.Ф.Кони, Ф.А.Плевако, С.А.Андреевский и др. утверждают, что самые сильные аргументы и доказательства должны быть даны в конце речи х [12].

Заключение, как правило, лаконично; оно должно подвести итог всему сказанному: «Такой приговор суда/ в отношении Лубакова / будет / в достаточной мере свидетельствовать / не только о наказании подсудимого / но и защите / прав и интересов потерпевших».

Большинство обвинительных речей А.Ф.Кони, как и многих русских судебных ораторов, начиналось и заканчивалось обращением к присяжным заседателям с мыслью о справедливом приговоре.

Неудачное завершение речи, например: У меня все, или: Я закончил, может снизить качество речи, ее воздействие.

Вступление и заключение в советский период являлись «этикетными» композиционными частями. В закрытых судебных заседаниях вступление было лаконично, заключительная часть нередко отсутствовала. Развернутыми они были обычно в судебных речах, произносимых в открытых судебных процессах. С возрождением в России суда присяжных эти композиционные части становятся необходимыми, так как способствуют оказанию психологического воздействия на присяжных заседателей.

Таким образом, овладение логическими основами убедительности, внимательное отношение к построению речи и к логике изложения позволит судебному оратору сделать речь по-настоящему доказательной и убедительной.

 

 

2.3. Речевые средства убеждения и воздействия судебной речи

Судебная речь – целенаправленное произведение, которое предполагает достижение запланированного эффекта, регулярное воздействие на адресатов.

Воздействие – это процесс привлечения внимания слушающих к предмету речи с целью произвести изменения во взглядах получателя сообщения. Главным средством воздействия в судебной речи является организация материала, логическая доказательность. Судебный оратор с помощью убедительных фактов оказывает рациональное воздействие на судей. Если он не боится ставить острые вопросы и находить им правильное решение, его речь звучит убедительно.

Однако эмоциональное воздействие выступает как необходимый момент, так как убеждение достигается двумя путями: рациональным и эмоциональным. «Человеческая мысль постоянно колеблется между логическим восприятием и эмоцией; … чаще всего наша мысль складывается одновременно из логической идеи и чувства»

Без этого значительно ослабляется эффективность превращения знаний в личное убеждение.

В работе юристов о культуре судебной речи нередко выражается мысль, что речь должна быть образной, эмоциональной, в то же время некоторые авторы предупреждают судебных ораторов о том, что не следует увлекаться использованием художественных, изобразительных средств.

Эмоция – это чувство, переживаемое душевное волнение, чувственная реакция; Эмоциональность – выражение чувств, переживаний, субъективного отношения к предмету речи. Эмоциональным может быть само содержание речи: мы возмущаемся и негодуем, читая речь о преступлении, совершенном братьями Кондраковыми, испытываем чувство сострадания к невинно пострадавшему Бердникову, к Евгению Калинову, брошенному матерью.

Экспрессивность же речи понимается как ее выразительность, воздейственость. Все средства, которые делают речь глубоко впечатляющей, действенной, являются экспрессией речи. Это может быть определенный интонационный рисунок, усиление звучания согласных звуков, замедление и убыстрение темпа речи, интонационное выделение отдельных слов, паузы. Это может быть использование синтаксических средств: вопросительных конструкций, повторов, коротких предложений и т. д. Экспрессия может пронизывать как эмоциональное содержание, так и интеллектуальное, логическое. Экспрессивно произнесенная судебным оратором речь подчиняет судей и аудиторию своей воздействующей силой, она не только передает мысли оратора, но и дает возможность пережить чувство соприкосновения с чужим горем. Кроме того экспрессивность усиливает точность и ясность мысли, эмоциональность речи. Выражение эмоций в языке всегда экспрессивно, но экспрессия в языке всегда эмоциональна.

Задаче воздействия служит набор интеллектуализированных и эмоциональных средств языка. Одними из способов воздействия является прием адресации, то есть способ отражения в речи наличия лица, к которому обращена речь. Основным средством адресации в судебной речи является собственно обращение товарищи судьи,
господа судьи, употребление которого обусловлено стилевой нормой. Используются также местоимения Вы, Вам, глаголы повелительного наклонения посмотрите, вспомните и др. Довольно часто воздействие проявляется через инфинитивные предложения с модальными словами, имеющими значение долженствования: Нельзя
не верить показаниям такого свидетеля; или: Нужно здесь сделать
вывод; или: Его действия следует расценивать как неосторожные.

Для судебной речи характерно выражение авторского отношения к анализируемому материалу. Авторская оценка может выражаться конструкциями: я полагаю, я считаю и другими, оценочное значение в которых создается лексическим значением глаголов. С помощью этих конструкций оратор стремится вовлечь членов суда в ход своих рассуждений: Я считаю/ что Карповский/ по данному
эпизоду должен нести ответственность; или: Я обращаю ваше
внимание на этот факт. Анализ показал, что обвинительная речь отличается большей категоричностью суждений по сравнению с защитительной. Это находит выражение в употреблении глагольно — именных конструкций типа я заявляю, я утверждаю, где глаголы выражают категоричность мнения. В защитительной речи категоричность присутствует не всегда, особенно в тех случаях, когда у адвоката нет возможности оспаривать квалификацию преступления. Это также выражается в языковых средствах: я думаю, по моему мнению, я полагаю, я надеюсь.

Одним из своеобразных средств воздействия на подсудимого и аудиторию являются термины оценочного характера (юрид.: оценочные понятия), в которых имеется потенциальная оценочность за счет входящих в них слов оценочного значения: злостное хулигансво, особая жестокость, грубое нарушение правил, вредные последствия, условия усиленного надзора, колонии усиленного, строгог и особого режимов и т. д. Эти термины способствуют выполнению судебной речью профилактической функции.

Важным средством речевого воздействия на состав суда является точность словоупотребления, когда оратор привлекает внимание суда к важным, с его точки зрения, явлениям. Неточное словоупотребление ведет к неточной формулировке обвинения. На это указывает советский адвокат Н.П. Кан: «… Ни следователем, ни при судебном разбирательстве не добыто ни одного доказательственного факта, который прямо или косвенно позволял бы думать, что Далмацкий смертельно ранил Игоря Иванова, желая из хулиганских побуждений лишить его жизни. Откуда взялись эти суждения о том, что Далмацкий вдруг замыслил убийство и оказался во власти гнусного замысла? Надуманные слова, к тому же опровергнутые самим следователем в его конструкции обвинения»[11, C. 85].

До сих пор мы говорим об интеллектуализированных средствах воздействия, повышающих экспрессивность речи. Теперь рассмотрим, какие средства, кроме создания экспрессивности, способствуют эмоциональному воздействию на подсудимого и слушающих дело граждан, а также способствуют аргументации.

Богатыми возможностями воздействия обладают изобразительно — выразительные средства языка.

В современной судебной речи убеждение приобретает большее значение, чем внушение, а эмоциональное воздействие на судей подчиняется строгой логике рассуждений и доказательств, этим объясняется почти полное отсутствие приема внутреннего диалога не только в устных речах красноярских, томских, самарских, пермских, казанских судебных ораторов, но и в опубликованных речах выдающихся государственных обвинителей и адвокатов.

Яркие краски художественной литературы позволяют судебному оратору создать эмоциональность, торжественность, пафос. Оратор может цитировать художественные произведения для подтверждения своих мыслей.

Средством, поддерживающим интерес к речи, побуждающим к активному восприятию того, о чем говорится, является риторический вопрос, который в экспрессивной форме несет определенную (утвердительную или отрицательную) информацию. Полемизируя с процессуальным противником, судебный оратор довольно часто ставит риторический вопросы, выражающие экспрессивно — эмоциональное уверенное отрицание противоположной позиции и апелляцию к суду. Сравните: «Нам говорят/ что для совершения/ подсудимые вступили в преступный сговор// Ну товарищи судьи/ о каком сговоре может идти речь/ если подсудимые/ как они пояснили/ еще и друг друга толком не знали» [1, C. 69].

Риторический вопрос, как правило, содержит в себе оценку того, о чем говорит оратор. Употребленный во вступлении, где обычно дается общественная или моральная оценка деяния, риторический вопрос, подчеркивая то или иное суждение, создает эффект эмоционального усиления. Например: «Уважаемые судьи// Что может быть дороже жизни// этого желания видеть/ ясное голубое небо/ работать/ растить детей/ радоваться появлению внуков// Жизнь человеку дается лишь один раз/ и никому/ не дано права/ ее отнимать». Такие выступления дают эмоциональный настрой всей речи. Эффект эмоционального усиления необходим в открытых судебных процессах с целью оказать воспитательное воздействие на присутствующих в зале суда граждан. Эффект эмоционального усиления повышается в случае использования суперриторического вопроса, который ничего не отрицает, не утверждает, но употребляется для придания тексту большей выразительности.

Кроме риторических вопросов – оценок в речах судебных ораторов нередко используются риторические вопросы, содержащие вывод из сказанного. Цель таких риторических вопросов помочь суду сделать правильные выводы, правильно квалифицировать тот или иной факт, например: «Толстихина Саша/ просила Каменец/ помочь ей// Дважды приходила к ней/ умоляла ее// Так хотела ли Каменец/ смерти Толстихиной». Вопрос, заканчивающий логическое единство, имеет результативно — следственное значение, вместе с тем он заключает в себе элемент оценки.

В целях воздействия на судебную аудиторию и потерпевшую, которая оговорила подсудимого Бердникова, Я.С. Киселев, анализируя и опровергая ложные показания «потерпевшей» Туркиной, очень умело, тонко использует иронию — прием, состоящий в том, что с целью насмешки слова или выражения употребляются в смысле, противоположном буквальному. В судебной речи ирония способствует справедливой, объективной оценке действий, явлений: «… Легко может показаться, что то объяснение, которое она дает фактам, похоже на правду. Наталия Федоровна, видя внимание и заботу мастера, была убеждена, что он все это делает, так сказать по совести. Но как она ошибалась! Оказывается, Бердников грубо и цинично потребовал: «Сожительствуй со мной!» Потребовал угрожая и запугивая. И только тогда открылись глаза у Натальи Федоровны. Это была для нее настоящая катастрофа. Так гибнет вера в человека…»[5, C. 206]. Здесь в каждом высказывании содержится ирония. Хорошим средством создания иронии являются восклицательные конструкции.

Адвокат А.И. Рожанский, оценивая показания свидетельницы, использовал метафору: «Такие показания необходимо пропускать через густое сито сопутствующих фактов и обстоятельств». Анализируя обстоятельства дела адвокат М.М Тетельбаум дает им оценку с помощью сравнения: « Мне сплетня представляется черным бородавчатым пауком. Он выползает из зловонного рта сплетника и начинает сплетать, опутывать людей липкой, грязной паутиной… Сплетня как комок грязи, брошенный в человека: комок высохнет и отвалится — пятно останется. Останется для тех, кто любит посудачить» [11, C. 110].

Действенным средством убеждения, а значит и воздействия является парономазия – преднамеренное столкновение паронимов в одном высказывании с целью оттенить, выделить различия между понятиями: « Все о чем мы сейчас говорили/ чистейшее предположение/ которое суд/ никак не может записать в приговор/ потому что/ это/ не доказано/ да и недоказуемо»; или «Учитывая его безупречную прошлую жизнь/ коллектив авиаотряда/ на общем собрании/ обсудив и осудив преступление/ все — таки выдвинул общественного защитника/ а не общественного обвинителя».

Для выделения и подчеркивания тех или иных явлений, деталей в судебной речи широко употребляется инверсия — намеренное изменение объективного (прямого) порядка слов: «Угрюм и мрачноват Сергей Тимофеевич. Да и как ему быть другим? Безрадостными были последние, перед встречей с Буркиной, годы его жизни». Инверсией является и постановка определения после определяемого слова: «Степина годами копила / эти деньги свои трудовые», или «в угаре пьяном затеял драку» [13, C.182].

Повторы, то есть повторение слова или словосочетания, используются судебными ораторами с целью привлечь внимание суда к важным моментам, подчеркнуть значимость чего-либо. Аудитория, как правило, сосредоточивает внимание на тех моментах, которые подчеркивает оратор. «Погиб человек, едва начавший сознательную жизнь, погиб нелепо»

Большой экспрессивной и убеждающей силой обладает градация – такое расположение слов, при котором каждое последующее превосходит предыдущее по степени качества или интенсивности, благодаря чему создается нарастание производимого ими впечатления.

Анафора – повторение начальных слов и словосочетаний – повышает не только экспрессию, но и убедительность речи, аргументирует то, или иное явление. «…Врач не имел права оставлять без помощи тяжело раненного человека; не имел права предлагать ему самому явиться утром на осмотр».

Используя изобразительные средства, судебный оратор не должен забывать, что они являются вспомогательным материалом дела, являются не целью, а средством, подчинены замыслу оратора, обусловлены содержанием речи. Они используются как средства успеха, а не как источник наслаждения.

Итак, эмоциональное воздействие судебной речи является ее необходимым, рабочим компонентом: ведь оратор должен не только выразить мысль, но и вызвать нужные эмоции у слушателей. Объективный и беспристрастный прокурор не должен оставаться равнодушным. Он не может лишать свою речь обвинительной силы и гражданского пафоса, превращать ее в скучный доклад.

Судебная речь, обладающая всеми названными качествами, воспринимается как воздействующая. Только при этом условии она может выполнить свою высокую общественную функцию. Уместно выполнить слова А.В.Луначарского: «Ведь мы бьем в набат не в колокол – в сердце человеческое, а это тонкий музыкальный инструмент».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

 

Судебная речь — одна из самых ответственных из всех речей. Ведь за выступлением судебного оратора часто стоит не просто судьба, но сама жизнь человека. Поэтому основная цель выступления оратора – юриста – воздействовать на суд, на присяжных заседателей, на аудиторию путем раскрытия новых фактов, расстановки соответствующих акцентов и – главное – за счет обращения к воображению и эмоциям слушателей.

Успех выступления судебного оратора определяется целенаправленным, настойчивым стремлением совершенствовать себя, учиться искусно владеть словом, так как речевая культура является обязательным элементом культуры судебного процесса.

Культура речи начинается там, где знание переходит в навык, так как привыкнув в повседневном общении говорить как придется, в судебном процессе юрист может повторить привычные ошибки. Поэтому необходимо постоянно работать над повышением культуры речи , стремиться знания увязать с речевыми навыками.

Коммуникативные качества судебной речи: ясность (доступность, простота), точность, убедительность, логичность, эмоциональность и экспрессивность позволяют судебному оратору сделать речь по настоящему доказательной. Рассмотренные выше качества судебной речи находятся в тесной взаимосвязи и в диалектическом единстве.

Основу целостности судебного выступления составляют предметно-структурное содержание и логическая структура. Для судебной речи характерно трехчастное деление: выступление – основная часть- заключение. Помимо этого, логика рассуждения осуществляется от констатации – к опровержению и доказательству.

Судебная речь, обладающая всеми названными качествами, воспринимается как воздействующая, так как экспрессивно произнесенная судебным оратором речь подчиняет судей и аудиторию своей воздействующей силой, кроме того, экспрессивность усиливает точность и ясность мысли, эмоциональность речи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Алексеев Н.С., Макарова Е.В. Ораторское искусство в суде. Л., 1985.
  2. Головин Б.Н. Основы культуры речи. М., 1988.
  3. Земская Е.А., Ширяев Е.Н. Устная публичная речь: разговорная или кодифицированная?//Вопросы языкознания. 1980, № 2.
  4. Ивакина Н. Н. Культура речи юриста. Красноярск, 1988.
  5. Киселев Я.С. Судебной речи. Воронеж, 1971.
  6. Кнапп В. В. Герлок В. В. Логика в правовом сознании. М., 1987.
  7. Матвиенко Е.А. Судебная речь. Минск, 1967.
  8. Савкова З. В. Средства речевой выразительности. Л., 1982.
  9. Сергеич П. Искусство речи на суде. М., 1960.
  10. Смолярчук В.И. Только в творчестве есть радость // Законность. 1993. №3.
  11. Судебные речи адвокатов. Л.,1972.
  12. Тарнаев Н.Н. Судебные речи: Учеб. пособие. Иваново, 1983.
  13. Чихачев В.П. Мастерство устного выступления и культура речи лектора. Киев, 1986.


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->