СДЕЛКИ КАК ПРАВОВОЙ ИНСТРУМЕНТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Актуальность темы работы придает то обстоятельство, что сделки служат одним из самых распространённых оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. Перечень указанных оснований предусмотрен в ст. 8 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ). Кроме того, в отличие от других юридических фактов, они более всего соответствуют началам диспозитивности гражданско-правового регулирования общественных отношений. Не случайно именно им посвящено абсолютное большинство норм как самого ГК РФ, так и изданных в его издание законов и иных нормативных актов.

Социальное и экономическое значение сделок предопределяется их сущностью и особыми юридико-правовыми свойствами. Гражданское право служит регламентации товарно-денежных и иных отношений, участники которых выступают равными, самостоятельными и независимыми друг от друга. Главным юридическим средством завязки и определения содержания отношений между вышеуказанными субъектами являются сделки. Именно сделки — то правовое средство, при помощи которого социально и экономически равноправные и самостоятельные субъекты устанавливают свои права и обязанности, т.е. юридические пределы свободы поведения.

Сделки играют большую роль в хозяйственной жизни. О значении сделок можно судить уже потому, что все участники гражданского оборота осуществляют «Жизнь в праве» главным образом путем совершения различных сделок. Так, физические лица ежедневно заключают сделки, на основе которых им продают товары, оказывают услуги, выполняют работы. И продолжается это в течение всей жизни человека — от рождения (имеется в виду, что до определенного возраста от имени малолетнего действуют его родители и опекуны) до самой смерти (достаточно указать на завещание, справедливо именуемое «последней волей»).

Такое же большое место занимают сделки в предпринимательской деятельности независимо от того, идет ли речь о торговле, торговом посредничестве, банковских и биржевых операциях, которые в иной, чем сделки, форме, не могут существовать. Совершая сделки, организации согласовывают свою деятельность по производству продукции, снабжению друг друга необходимыми материалами, сырьем, оборудованием, по капитальному строительству и выполнению научно-исследовательских, проектных и конструкторских работ. При помощи сделок юридические лица организуют перевозки продукции разными видами транспорта.

Широко используются сделки и в области внешней торговли.

Большое значение имеют они и в сфере культуры, например, договоры между издательствами и авторами, объявление конкурсов на создание произведений науки и искусства.

Задачи исследования:

– исследование понятия и содержания сделки как правового инструмента гражданского права;

– рассмотреть основную классификацию сделок в гражданском праве.

Цель исследования – анализ сделки как основной правовой формой, в которой опосредуется обмен между участниками гражданского оборота.

Теоретической базой исследования послужили работы следующих авторов, среди которых – Агарков М.М., Аюева Е.И., Иоффе О.С. Исаков В. Б., Новицкий И.Б., Ойгензихт Г.Т., Рабинович Н.В., Романенков Н.С., Рясенуев В., Садиков О.Н., Светланина С.Р., Сергеев А.П., Суханов Е.А., Тихомиров М., Толстой Ю.К. Шахматов Г.Ф., Шершеневич Г.Ф., Черепахин Б.Б., Цыганов Э., Эйдинова Э.Б. и др.

Понятие сделки – одно из основных понятий гражданского права. Выявление понятия сделки – сравнительно поздний результат научного юридического анализа. Правда, еще римские юристы пользовались термином «negotium», который обычно передается словом «сделка», но не является равнозначным современному значению этого слова в юридической терминологии. Римские юристы употребляли термин negotium в разных значениях. Во-первых, negotium означало дело (в частности судебный процесс) свое либо чужое, которым занято данное лицо. В этом смысле говорили «negotium gestio», о «suum negotium gerere». Во-вторых, negotium означало возмездную сделку, возмездный договор и противопоставлялось дарению. В-третьих, negotium означало торговлю, промысел, торговую сделку1.

В XVIII в. то понятие, которое мы передаем словом «сделка», стало входить в обиход под наименованием actus juridicus. Этот термин сохранился во французком юридическом языке (acte jiridique).

В конце XVIII в. понятие сделки стало входить в русский юридический обиход, хотя самый термин «сделка» еще не фигурировал в литературе.

Радищев в своем проекте гражданского уложения отчетливо формулирует понятие сделки. Он указывает, что права приобретаются в результате деяний недозволенных и деяний дозволенных. По поводу деяний дозволенных он пишет: «Но дабы деяние могло произвести право, то нужно, чтобы человек объявил на то свое соизволение, объявил, в чем воля его состоять может». Область, в которой имеет силу «соизволение», он определяет следующим образом: «Все вещи и деяния, на которые можно получить право или на которые можно правом поступиться другому, могут быть предметом соизволения, исключая то, что запрещено законом или что оскорбляет благонравие»2. Радищев отчетливо различает одностороннюю сделку и договор. Он так определяет договор: «обоюдное или взаимное соизволение приобрести право или оным поступиться есть договор». Поэтому «Завещание не есть договор; оно состоит в изъявлении соизволения с одной только стороны»1.

Во взглядах на систему юридических действий со взглядами Радищева совпадает докладная записка министра юстиции кн. Лопухина, утвержденная Александром I в феврале 1804 г. В этой докладной записке изложен план книги законов. Третья часть книги законов посвящена общим гражданским законам, которые состоят из трех отделений: о лицах, о деяниях, о вещах. Отделение 2-е (о деяниях) состоит из двух частей. В первой части речь должна идти о деяниях вообще, т.е. о понятии деяния, разделении деяний, силе и действии их, форме, месте и времени. Во второй части должны быть рассмотрены вопросы об изъявлениях воли, о договоре и о недозволенных действиях.

Таким образом, уже в конце XVIII и начале XIX вв. русская юридическая мысль, разрешая вопрос о системе юридических фактов, отчетливо представляла правонарушения и волеизъявления (сделки) и различала одностороннюю сделку и договор. Выделение учения о сделке в состав общей части гражданского права стало впоследствии традиционным в русской цивилистической науке. Учение о сделке разрабатывалось в учебниках и курсах Мейера, Дювернуа, Шершеневича, Гуляева, Гамбарова, Синайского в монографиях Мейера, Дормидорова, Гримма. Хотя т.X ч. 1 Свода законов Российской Федерации (законы гражданские) и не давал общих положений о сделках, сенатская практика создала систематическое учение о совершении сделок и их действительности.

Нельзя также обойти молчанием важнейший памятник русской цивилистической мысли конца XIX и начала XX вв – проект гражданского уложения редакционной комиссии, образованной в 1882 г. Этот проект играет огромную роль для истории русской цивилистической мысли, в частности в вопросе о сделке. В кн. I (положения общие) в разделе III (приобретение и прекращение прав) даны общие положения о сделках. Ст. 56 проекта следующим образом определяет и классифицирует сделки: «Деяния, совершаемые для приобретения и прекращения гражданских прав (сделки), суть: 1) изъявление воли одного лица, как-то: завещательные распоряжения, и 2) договоры или соглашения двух или нескольких лиц»1. Давая определение сделки, авторы исходили из следующих соображений: «Действующее законодательство не знает общего термина для обозначения юридических фактов, в которых воля действующего лица непосредственно направлена на возникновение или прекращение юридического отношения. Настоящий же проект, употребляя в ряде статей слово «сделка», хотя и следует твердо установившейся научной терминологии, но расходится с тем значением слова, которое оно имеет в обыденной речи, поэтому оказалось не лишним указать в ст. 56, что проект под сделками разумеет действия, совершаемые частными лицами для приобретения или прекращения гражданских прав, что под это понятие подходят не только договоры или соглашения двух или нескольких лиц, но и односторонние волеизъявления». Редакционная комиссия закончила свою работу в 1905 г. Но проект в целом был готов уже в 1898 г., после чего редакция ст. 56 не подвергалась изменениям. После 1898 г. внимание было сосредоточено на кн. V (об обязательствах), которая была внесена в Государственный совет, затем после переработки в 1903 г., повторно в Государственный совет и, наконец в 1914 г. после новой переработки, –- в Государственную думу.

После составления ст. 56 проекта, несмотря на появление в русской цивилистической литературе ряда курсов и работ, в определение понятия сделки в проект не было внесено ничего существенно нового.

Очень мало уделено внимания самому понятию сделки и по советскому праву. В то же время следует заметить, что легальное определение сделки содержалось во всех советских гражданских кодексах, будучи заимствованным из проекта Гражданского уложения Российской империи. Без изменений оно вошло и в ГК РФ.
М.М. Агарковым в работе «Понятие сделки по советскому гражданскому праву» давал следующее определение: сделки – действия, направленные на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей1.
Определение понятия «сделка» давалось в законе: в ч. 1 ст. 26 Основ, подобное определение содержится и сейчас в ч. 1 нового Гражданского кодекса: согласно главе 9 ст. 153 сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Сделка – всегда волевой акт, специально направленный на возникновение, изменение или прекращение правоотношений. «Под именем юридической сделки понимается такое выражение воли, которое непосредственно направлено на определенное юридическое последствие, то есть на установление, изменение или прекращение юридических отношений»2. «Сделка специально направлена на возникновение, прекращение или изменение гражданских правоотношений»3, то есть сделка предполагает намерение лица породить определенные права и обязанности, его желание.

Таким образом, следует подчеркнуть, что сделки — один из наиболее распространенных юридических фактов.

В ст. 153 ГК определяется понятие сделки — это «действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей»4. Утверждая, что отличием сделки является ее «направленность» на достижение результата, М.М. Агарков писал: « Было высказано мнение, что нельзя требовать, чтобы волеизъявление лица, совершающего сделку, было направлено именно на юридический эффект. В громадном большинстве случаев стороны не настолько знают законы, чтобы отчетливо представлять себе этот эффект. Обычно, совершая сделку, стороны имеют в виду не столько юридические, сколько экономические последствия… С этим мнением нельзя согласиться. …ГК с определенностью, не допускающей сомнений, указывает, что действие должно быть направлено на установление, изменение или прекращение гражданского правоотношения… Даже при отсутствии юридических знаний каждому понятно, что такое приобрести право, сделаться должником. Непонимание таких элементарных вещей свидетельствовало бы о том, что лицо не понимает значения своих действий и не может совершать сделок»1.
Таким образом, сделку характеризуют следующие признаки: а) сделка — это всегда волевой акт, т.е. действия людей; б) это правомерные действия; в) сделка специально направлена на возникновение, прекращение или изменение гражданских правоотношений;
г) сделка порождает гражданские отношения, поскольку именно гражданским законом определяются те правовые последствия, которые наступают в результате совершения сделок.

Сделка всегда подразумевает волеизъявление, без которого никакой сделки состояться не может. Это означает, что совершение сделки в качестве обязательного условия предполагает восприятие воли совершающего сделку иными лицами. Пока волеизъявление не достигло цели, сделка не состоялась. «Под восприятием односторонней сделки следует понимать доведение ее до сознания другого лица»2.

Как волевому акту сделке присущи психологические моменты. Поскольку сделка предполагает намерение лица породить определенные юридические права и обязанности, для совершения такого действия необходимо желание лица, совершающего сделку. Такое намерение, желание называют внутренней волей. Однако наличия только внутренней воли для совершения сделки недостаточно, необходимо ее довести до сведения других лиц. Способы, которыми внутренняя воля выражается вовне, называются волеизъявлением. Все способы выражения внутренней воли могут быть сгруппированы по трем группам3:

1) прямое волеизъявление, которое совершается в устной или письменной форме, например, заключение договора, сообщение о согласии возместить ущерб, обмен письмами и т. п.;

2) косвенное волеизъявление имеет место в случае, когда от лица, намеревающегося совершить сделку, исходят такие действия, из содержания которых явствует его намерение совершить сделку;

3) изъявление воли может иметь место и посредством молчания.

Необходимо отметить, что, например, Б.Б. Черепахин полагал признак обязательного восприятия несущественным для сделок: «односторонние сделки могут быть нуждающимися и не нуждающимися в восприятии другими лицами… К числу односторонних сделок, нуждающихся в восприятии, следует, в частности, отнести принятие наследства и отказ от наследства. К сделкам, не нуждающимся в восприятии, относятся такие сделки, которые порождают правовые последствия для определенных лиц или же для неопределенного круга лиц независимо от их восприятия этими лицами. К таким сделкам надлежит отнести, например, завещание, которое устанавливает права на принятие наследства также и в пользу наследников, не знающих о нем или о его содержании»1. Однако, что даже в случае с завещанием воля лица сможет возыметь юридическое значение лишь в силу ее сообщения другим лицам: если не наследникам, то нотариусу или иным уполномоченным лицам. Отсутствие же манифестации воли вовне приведет к отсутствию наследования по завещанию2.

Воля и волеизъявление — две стороны одного и того же процесса психического отношения лица к совершаемому им действию. Естественно, что воля и волеизъявление должны соответствовать друг другу. В случае, когда воля направлена на одно действие, а волеизъявление выражает намерение совершить другое действие, сделка может вызвать споры между участниками, что препятствует ее совершению. Таким образом, для сделки важно единство воли и волеизъявления3.

Во-первых, сделка есть действие, то есть акт, выражающий волю лица, какое-то решение. Этим она отличается от событий, которые происходят независимо от воли лица. В сделке следует различать волю и ее выражение – волеизъявление. Воля – это внутренний психический процесс в человеке. Право такие процессы учитывать не может, оно придает значение только волеизъявлению, то есть такой воле, которая выражена тем или иным способом и может быть воспринята другими.

Так, о воле можно иногда судить косвенно, имея в виду поведение лица, например, по жестам, совершаемым брокерами на бирже. Соответствующие действия именуются конклюдентными, то есть такими, «из которых можно сделать вывод». Сходную роль играет молчание, но для этого необходимо, чтобы в законе или в специальном соглашении сторон содержалось указание на то, имеет ли молчание определенное значение: «да» или «нет»? Так, из ст. 546 ГК 1964 г.1 следует, что наследники, которые на протяжении шести месяцев не выразят волю принять наследство, считаются отказавшимися от него (молчание – «нет»). Или пример: возможно заключение договора, который предусматривает ежемесячные поставки в определенном объеме, если покупатель не сообщит о свое отказе от получения товара в течении какого-либо срока до начала очередного срока (молчание – «да»).

Еще один элемент психического отношения человека к совершаемому им действию, который может иметь значение для сделки,— мотив. Побудительная причина, та социально-экономическая или иная цель, ради достижения которой лицо вступает в сделку, по общему правилу, лежит вне пределов самой сделки и не оказывает на нее никакого влияния2. Действительно, приобретается ли фотоаппарат в качестве подарка члену семьи или для собственного использования, либо для занятия предпринимательской деятельностью — это никак не может повлиять на сам факт приобретения права собственности на фотоаппарат, т. е. на сделку купли-продажи. Юридически безразлично, достигло ли лицо в результате этой сделки того результата, который выступил побудительным мотивом сделки. Законодательством, однако, предусмотрены отдельные случаи, когда мотиву может придаваться юридическое значение. Так, в ст. 169 ГК3 содержится определение недействительной сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, т.е. мотив, цель сделки предопределяет последствия недействительности. Кроме того, стороны вправе сами придать мотивам юридическое значение, оговорив установление прав и обязанностей либо их изменение и прекращение, в зависимости от осуществления мотива или цели сделки. В таком случае мотив, оговоренный сторонами, становится условием сделки, а сама сделка будет совершенной под условием.

Следует отличать мотив и цель сделки от ее основания (causa), т. с. того типового юридического результата, который должен быть достигнут исполнением сделки. Так, приобретение права собственности является основанием для купли-продажи, передача имущества в пользование — основанием для аренды и т. п. Конкретная правовая цель лиц может не совпасть с основанием сделки, в этом случае мы имеем дело с притворной или мнимой сделкой. Основание является обязательным элементом сделки, за исключением случаев, специально указанных в законе1.

Во-вторых, сделка есть действие, сознательно направляемое на достижение определенного юридического результата. Тот, кто совершает сделку, желает, чтобы интересующий его юридический результат наступил, стремится к этому. По указанному признаку сделки отличаются от правонарушений, которые влекут возникновение у совершившего их определенных обязанностей независимо от их желания (например, обязанности возместить причиненный вред).

В-третьих, существенным признаком сделки является то, что это – действие правомерное, то есть дозволенное, соответствующее нормам права, не запрещенное законом. Отсюда следует важный вывод: если совершается действие недозволенное, запрещенное законом, то оно, возможно, будет иметь внешний облик сделки, но по существу не будет считаться сделкой, а будет признано неправомерным действием. Примером может служить договор, заключенный под влиянием обмана, угрозы, насилия.

В пояснение сказанного нужно привести следующее: а) Обман есть намеренное введение кого-либо в заблуждение. Существенность заблуждения в этом случае значения не имеет. Для того, чтобы можно было оспорить сделку, как совершенную под влиянием обмана, необходимо лишь, чтобы обстоятельства, при которых имел место обман, действительно могли создать у лица ложное представление; напротив, нельзя ссылаться на обман, если лицо, ему подвергшееся, легкомысленно поверило совершенно неправдоподобным заявлениям другого лица. Обман может исходить и не от стороны, участвовавшей в сделке, а от третьего постороннего лица; в этом случае подвергшийся обману вправе оспорить сделку лишь при условии, если другая сторона знала или должна была знать (в момент совершения сделки) о наличности обмана (в противном случае сделка остается в силе, но сторона, подвергшаяся обману, получает иск о возмещении ущерба третьему лицу).

Разновидность обмана представляет собой вовлечение в невыгодную сделку; в этих случаях оспаривание сделки возможно только при наличии корыстных видов у лица, вовлекшего в сделку.

б) Угрозы и насилие являются ярким примером несвободного выражения воли. при этом насилие предполагает физическое воздействие на лицо (например, берут руку лица, вкладывают в нее перо и насильно выводят подпись); угрозы сводятся лишь к психическому воздействию, к возбуждению страха. Сторона, выразившая волю под давлением незаконно возбужденного другою стороною или третьим лицом страха, может оспорить договор. Само собой разумеется, что страх должен быть основательный, т.е. лицо по обстоятельствам дела (по сложившейся обстановке) может заключить, что ему самому или близкому ему лицу грозит непосредственная и значительная опасность жизни, здоровью, чести, имуществу (например, нельзя ссылаться на такую угрозу, как: «подписывайте, иначе будет плохо»). Спорно, с какой точки зрения (субъективной или объективной) следует судить о непосредственности и значительности опасности.

Характер зла, которым угрожают, расценивается объективно (следовательно, угроза совершением действия, которое страшно только в глазах данного субъекта, не объективно, не для всех и каждого, или подействовавшая в виду особой нервности данного лица, во внимание не принимается); но осуществимость угрозы должна решаться на основе субъективного опущения лица, подвергшегося угрозе (например, лицо грозит застрелить из ружья, если X. не подпишет векселя; тот испугался и подписал; оказывается ружье не было заряжено, так что объективно опасности не существовало: раз угрожаемому это обстоятельство оставалось неизвестно, страх основательный, и оспаривание следует допустить).

Если угрожают таким действием, которое является осуществлением права, то по общему правилу это не служит основанием для оспаривания сделки; такую угрозу, однако, следует принимать во внимание, если было использовано положение лица, подвергшегося угрозам, с тем, чтобы вынудить от него предоставление чрезмерных выгод.

Нет необходимости, чтобы принуждение составляло уголовное преступление; одинаковое значение имеют и другие случаи нравственного давления (при наличии отмеченных выше необходимых признаков).

Страх без угроз во внимание не принимается. Если угроза исходила от третьего лица, а другая сторона не знала об этом (и не должна была знать), то оспаривая договор, подвергшийся угрозе должен возмещать ущерб этой другой стороне.

Поэтому употребляемое в законе понятие «недействительная сделка» имеет условный характер, ибо если действие признано не соответствующим закону, оно не может считаться сделкой. Сделка — это всегда только правомерное действие.

Условия действительности сделки вытекают из ее определения как правомерного юридического действия субъектов гражданского права, направленного на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Чтобы обладать качеством действительности, сделка не должна противоречить закону и иным правовым актам.

Действительность сделки означает признание за ней качеств юридического факта, порождающего тот правовой результат, к которому стремились субъекты сделки. Действительность сделки определяется законодательством через следующую систему условий: а) законность содержания; б) способность физических и юридических лиц, совершающих ее, к участию в сделке; в) соответствие воли и волеизъявления; г) соблюдение формы сделки. Законность содержания сделки означает ее соответствие требованиям закона1.

В отечественной цивилистической доктрине требования закона понимаются весьма широко. Под такими требованиями имеются в виду не только предписания закона в узком смысле слова, но и правила подзаконных нормативных актов.
Очевидно, что в процессе становления правового государства законность сделок должна пониматься уже – в первую очередь как соответствие требованиям закона в его истинном понимании как акта высшего органа государственной власти. Поэтому в случаях коллизий между законом и подзаконными нормативными актами законность содержания сделок должна определяться требованиями закона.

Сделка представляет собой единство четырех элементов: субъектов — лиц, участвующих в сделке, субъективной стороны — единства воли и волеизъявления, формы и содержания. Порок любого или нескольких элементов сделки приводит к ее недействительности. Недействительность сделки означает, что за этим действием не признается значение юридического факта, в связи с чем недействительная сделка не может породить юридические последствия, которые стороны имели в виду при заключении сделки. Между тем недействительная сделка приводит к определенным юридическим последствиям, связанным с устранением последствий ее недействительности.

Субъекты сделки – таковыми признаются любые субъекты гражданского права, обладающие качеством дееспособности. Способность самостоятельного совершения сделок является элементом гражданской дееспособности1. Гражданская дееспособность состоит из отдельных качеств, таких, как сделкоспособность, деликтоспособность и т.д. Заметим, что самостоятельного значения, в отрыве от дееспособности, такие качества иметь не могут, поэтому нет необходимости дробить дееспособность на отдельные «способности»2. В то же время самостоятельное совершение сделок является одним из важнейших элементов дееспособности, отношение прежде всего к совершению сделок позволяет говорить о различиях в дееспособности малолетних и несовершеннолетних.

Дееспособность юридических лиц характеризуется целями деятельности юридического лица, очерченными в учредительных документах, с одной стороны, и полномочиями органа юридического лица, имеющего право на совершение сделок от имени юридического лица, с другой.

Воля и волеизъявление имеют значение для действительности сделки в их единстве. Для действительности сделки небезразлично и то, как формировалась воля лица. Необходимым условием является отсутствие каких-либо факторов, которые могли бы исказить представления лица о существе сделки или ее отдельных элементах (заблуждение, обман и т.п.) либо создать видимость внутренней воли при ее отсутствии (угроза, насилие и т. п.). Волеизъявление должно правильно отражать внутреннюю волю и довести ее до сведения участников сделки1. Законом установлено, что доведение внутренней воли до остальных участников сделки должно совершаться только способами, предусмотренными законом, т.е. в определенной законом форме. Отсутствие требуемой законом формы выражения волеизъявления может привести к недействительности сделки.

Одним из условий действительности сделки является облечение воли субъектов, совершающих сделку, в требуемую законом форму. Форма сделок бывает устной или письменной. Устно могут совершаться любые сделки, если:

а) законом или соглашением сторон для них не установлена письменная форма,

б) они исполняются при самом их совершении (исключение составляют сделки, требующие нотариальной формы, а также сделки, для которых несоблюдение простой письменной формы влечет их недействительность),

в) сделка совершается во исполнение письменного договора и имеется соглашение сторон об устной форме исполнения (ст. 159 ГК)2. Все остальные сделки должны совершаться в письменной форме.

Под содержанием сделки как основанием возникновения гражданских правоотношений следует понимать совокупность составляющих ее условий. Для действительности сделки необходимо, чтобы содержание сделки соответствовало требованиям закона и иных правовых актов, т. е. не нарушало ни запретительных, ни предписывающих норм действующего законодательства. В соответствии со ст. 3 ГК, под правовыми актами понимаются Указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации. Следовательно, министерства и иные федеральные органы исполнительной власти не вправе устанавливать требования к содержанию совершаемых сделок, за исключением случаев, когда этим органам подобные полномочия делегированы законом либо иным правовым актом. Сделки по содержанию могут отличаться от установленных законодательством диспозитивных норм либо вообще не быть предусмотренными законом, но во всяком случае они должны соответствовать общим началам и смыслу гражданского законодательства. Поскольку законом предусмотрена недействительность сделок, противных основам правопорядка и нравственности, следует полагать, что противоречие содержания сделки основам правопорядка и нравственности также может считаться основанием недействительности сделки.

 

 

 

 

 

 

    
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Классификация и виды сделок

 

Классификация сделок на виды производится по различным признакам. Не существует какой-либо единой классификации, охватывающей все возможные виды сделок, поскольку в основу деления сделок на виды положены различные классификационные основания. В связи с этим при характеристике сделок обычно указывается видовая принадлежность той или иной сделки одновременно по нескольким группам1. Например, купля-продажа — двусторонняя, возмездная, консенсуальная, каузальная сделка. В качестве классификационных оснований выступают и количество сторон в сделке, и момент возникновения прав и обязанностей, и возмездность и т. п.

Согласно главе 9 ст. 154 –156 ГК сделки могут быть односторонними и двух- или многосторонними (договоры). В основу этого деления положено количество лиц, выражение воли которых необходимо и достаточно для совершения сделки. Это деление проведено по признаку количества волеизъявлений, присутствующих в сделке.

Односторонней считается сделка, для совершения которой достаточно выражения воли одной стороны
(п. 1 ст. 154 ГК). Примером может служить завещание – распоряжение гражданина своим имуществом на случай смерти. В завещании выражена воля только одного этого гражданина, другой стороны в нем нет, ни наследники, названные в завещании, ни отказополучатели в данной сделке не участвуют, воли своей не выражают. Односторонними сделками являются также отказ от наследства, отмена доверенности, отказ от доверенности. Надо учитывать, что односторонняя сделка не всегда означает выражение воли одного лица. В ней всегда одна сторона, в этом ее особенность. Но односторонняя сделка может быть совершена несколькими лицами, выступающими как одна сторона. Например, 5 наследников совместно делают нотариусу заявление об отказе от наследства (ст. 62 Основ законодательства о нотариате); три гражданина выдают доверенность на управление домом, принадлежащим им на праве общей собственности и т.п.1

Односторонняя сделка, как и любая иная, должна приводить к возникновению, изменению или прекращению прав и обязанностей. Права по односторонней сделке могут возникать как у лица, совершающего сделку, так и у третьих лиц, к интересу которых сделка совершена. Возникновение обязанности у третьего лица вследствие действий только одного субъекта противоречило бы общим установлениям права, поскольку право лица на действия других лиц может возникнуть либо на эквивалентно-возмездной основе либо с согласия другого лица. В связи с этим законом установлено, что обязанным по односторонней сделке является лицо, совершившее сделку. Односторонняя сделка может породить юридические обязанности для других лиц, не участвующих в данной сделке, только в случаях, установленных законом или соглашением с этими лицами (ст. 155 ГК).

На односторонние сделки распространяются общие положения об обязательствах и о договорах. Статья 156 ГК имеет при этом в виду сделку как особую разновидность правоотношения. Здесь подразумеваются статьи Кодекса, которые регулируют вопросы о сторонах в обязательствах, сроках и формах договора, порядке его исполнения, ответственности за нарушение и др. В отличии от этого нормы, которые регулируют договор как основание возникновения обязательства по общему правилу к односторонним сделкам относиться не могут2. Имеются в виду, в частности, статьи глав 28 и 293, в которых речь идет соответственно о заключении договора, его изменении и расторжении.

Сделки, для совершения которых требуется согласование воли двух или более лиц, являются двух- и многосторонними. Такие сделки именуются договорами. Договоры, в свою очередь, также классифицируются по различным признакам, однако для характеристики договоров как разновидностей сделок следует обратить внимание прежде всего на деление договоров на возмездные и безвозмездные. Следовательно, договор – это вид сделок. На практике нередко употребляется понятие «заключение сделки», что надо признать ошибочным, поскольку заключить можно договор, но нельзя использовать понятие «заключить» применительно к завещанию, доверенности и другим односторонним сделкам.

Возмездным признается договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей по договору (ст. 423 ГК). Так, в договоре купли-продажи продавец обязан передать вещь в собственность покупателя и вправе за это требовать уплаты оговоренной денежной суммы, покупатель, в свою очередь, обязан уплатить продавцу оговоренную сумму и вправе требовать передачи вещи в собственность. По общему правилу, любой договор предполагается возмездным, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа и содержания договора. Это означает, что даже если договором оплата не предусмотрена, то при отсутствии указаний закона на безвозмездность договора лицо вправе требовать плату за исполнение своих обязанностей. Размер платы — цена определяется соглашением сторон. Если цена не установлена договором, то оплата по возмездному договору должна быть произведена по цене, обычно взимаемой за аналогичные товары, работы, услуги при сравнимых обстоятельствах (ст. 424 ГК).

Если сторона по договору обязуется исполнить свои обязанности без какого-либо встречного предоставления, имеющего имущественный характер, то такой договор является безвозмездным.

Договоры также подразделяются на односторонние, двух- и многосторонние, однако это деление следует отличать от одноименного деления сделок.

По моменту, к которому приурочивается возникновение сделки, сделки бывают реальными (от лат. res — вещь) и консенсуальными (от лат. consensus —соглашение). Консенсуальными признаются все сделки, для совершения которых достаточно достижения соглашения о совершении сделки. Например, договор купли-продажи считается совершенным в момент достижения соглашения между продавцом и покупателем. Передача вещи, уплата денег, иные действия совершаются во исполнение уже заключенной сделки. Другие сделки совершаются только при условии передачи вещи одним из участников. Такие сделки называются реальными, например, рента, заем, хранение. Для реальной сделки характерно, что права и обязанности не могут возникнуть до момента передачи вещи. Не следует смешивать фактическое исполнение сделки с моментом ее возникновения. Так, стороны вправе договориться о том, что передача вещи по договору купли-продажи может совпасть с моментом заключения договора, однако такое соглашение не делает договор купли-продажи реальным.

По значению основания сделки для ее действительности различают каузальные (от лат. causa — причина) и абстрактные. Каузальными называются сделки, в которых налицо основание (кауза). Основанием признается ближайшая правовая цель, ради которой совершается сделка.

Например, покупая вещь, мы имеем цель получить ее в собственность за деньги; получая деньги взаймы, мы имеет в виду распорядиться ими, но затем вернуть заимодавцу, взятую у него сумму и т.д. Практическое значение данного вопроса, заключается в следующем: незаконность основания, либо его неосуществимость влечет за собой недействительность сделки. Например, гражданин завещал все принадлежащее ему имущество техникуму, не зная, что этот техникум давно ликвидирован. Цель, которую имел в виду данный гражданин, неосуществима, поэтому его завещание недействительно. Если в сделке вообще нет основания, то она также недействительна. Такие сделки называются мнимыми.

По общему правилу, действительность сделки прямо зависит от наличия основания1. Если каузальная сделка совершена с соблюдением всех необходимых условий, но у нее отсутствует основание, такая сделка является недействительной. Законом могут быть предусмотрены случаи, когда основание является юридически безразличным, такие сделки признаются абстрактными. Для действительности абстрактных сделок обязательно указание на их абстрактный характер в законе. Абстрактными считаются сделки, из которых не видно какой они имеют основание (кауза). Кауза существует (без нее не бывает сделки), но она не видна, не обозначена. Например, выдан чек, в котором дается указание банку уплатить держателю чека такую-то сумму. Что является основанием платежа (плата за товар, погашение долга и т.п.) – не известно, и это не интересует плательщика. На действительность таких сделок это обстоятельство не влияет.

Так, абстрактной сделкой является вексель. Выдаваемый в качестве платы за конкретные товары или услуги, вексель представляет собой не обусловленное никаким встречным предоставлением общее обещание выплатить определенную денежную сумму. Таким образом, надлежаще оформленный вексель сохраняет действительность независимо от основания его выдачи. Абстрактной признана и банковская гарантия (ст. 370 ГК), поскольку она не зависит от основного обязательства, в отношении которого гарантия была предоставлена.

Сделки бывают бессрочными и срочными. В бессрочных сделках не определяется ни момент ее вступления в действие, ни момент ее прекращения. Такая сделка немедленно вступает в силу. Сделки, в которых определен либо момент вступления сделки в действие, либо момент ее прекращения, либо оба указанных момента, называются срочными. Срок, который стороны определили как момент возникновения прав и обязанностей по сделке, называется отлагательным. Если сделка вступает в силу немедленно, а стороны обусловили срок, когда сделка должна прекратиться, такой срок называется отменительным1. Например, стороны договорились, что безвозмездное пользование имуществом должно быть прекращено до 1 января. Такой срок будет отменительным. Возможно упоминание в договоре и отлагательного и отменительного сроков. Так, договор аренды здания школы на летний период, заключенный в феврале, начнет действовать с 1 июня и прекратится 31 августа. 1 июня в этом договоре отлагательный срок, а 31 августа —отменительный.

Особенность срочных сделок в том, что наступление срока обязательно должно произойти. В тех же случаях, когда возникновение прав и обязанностей по сделке приурочено к наступлению события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет, такие сделки называют условными. Как и сроки, условия бывают отлагательные, если возникновение прав и обязанностей зависит от наступления какого-либо события, и отменительные, если прекращение сделки поставлено в зависимость от наступления условия. События, которые могут выступать в качестве условий, должны удовлетворять критериям вероятности, т. е. должно быть неизвестно, наступит оно или нет. Нельзя в качестве условия использовать срок, дату, достижение определенного возраста, наступление других обстоятельств, относительно которых нет сомнений в их возникновении. Качество условия может быть признано не только за событиями, но и за действиями людей, что позволяет сторонам условной сделки влиять на наступление или ненаступление условия. Недобросовестное поведение одного из участников сделки может стимулировать наступление выгодного для него условия либо препятствовать наступлению невыгодного условия. При таких действиях лица искусственно вызванное событие считается ненаступившим, а предотвращенное —наступившим (п. 3 ст. 157 ГК). Следует подчеркнуть, что сама возможность влияния на наступление или предотвращение события не повлечет описанных выше последствий, если влияние осуществлялось правомерными добросовестными действиями. Например, гражданин заключил договор купли-продажи жилого дома, по которому он становился собственником дома при условии, что в течение 3 месяцев продавец сумеет найти работу в другом городе. Используя свои возможности, он оказал помощь продавцу в поисках работы. В этом случае недобросовестности в действиях покупателя нет, а его заинтересованность на наступление события не влияет, поэтому событие должно считаться наступившим без каких-либо ограничений.

Кроме рассмотренных выше, выделяют биржевые сделки. Гражданский кодекс не называет биржевых сделок, однако Основы гражданского законодательства 1991 г. их предусматривали. Особенность таких сделок заключается в особом статусе субъектов, их совершающих, месте совершения и предмете сделки. К биржевым сделкам могут быть отнесены сделки, совершаемые на бирже с товаром, допущенным к обращению на бирже. Указанных признаков, на наш взгляд, недостаточно, поскольку совершать сделки на бирже могут только лица, имеющие право участвовать в биржевых торгах. Все эти признаки должны быть налицо для признания сделки биржевой1. Например, один из участников биржевых торгов просит другого участника дать ему взаймы какую-либо небольшую сумму. Либо два предпринимателя заключают сделку с товаром, который может быть допущен к обращению на бирже. Такие сделки не будут биржевыми. Смысл выделения этой разновидности сделок заключается в установлении специального

порядка подписания и специальной формы их совершения. Биржевые сделки оформляются маклерскими записками, которым при определенных условиях может быть придано значение нотариально удостоверенной формы сделки. Кроме того, биржи устанавливают собственные правила, включающие наличие специального биржевого органа по рассмотрению споров — биржевого арбитража. Таким образом, отнесение сделки к биржевой означает подчинение ее особому правовому режиму, для которого необходимо наличие всех названных выше элементов.

Выделяют также фидуциарные (от лат. fiducia — доверие) сделки, которые имеют доверительный характер. Так, поручение, комиссия, передача имущества в доверительное управление связаны с наличием так называемых лично-доверительных отношений сторон. Особенность фидуциарных сделок состоит в том, что изменение характера взаимоотношений сторон, утрата их доверительного характера может привести к прекращению отношений в одностороннем порядке. Например, поверенный и доверитель в договоре поручения вправе в любое время отказаться от договора.

Статья 157 Гражданского Кодекса посвящена сделкам, совершенным под условием. К числу условных относят сделки, возникновение или прекращение которых ставится в зависимости от наступления или ненаступления определенных обстоятельств. Соответственно различаются сделки с отменительным условием (собственник здания заключает договор о сдаче его в аренду с тем, что он будет прекращен, если самому собственнику выдадут лицензию, разрешающую открыть в данном помещении ресторан) и с отлагательным условием (тот же собственник заключает с фермерским хозяйством договор на обеспечение его различными продуктами при условии, что он получит лицензию на право открытия ресторана).

Интерес к совершению условной сделки состоит в том, что обстоятельства, возникающие из отменительного или отлагательного условия, определенным образом связывают стороны1. Если в приведенном примере собственник заключит с другим лицом договор аренды, несмотря на отказ в лицензии, или, получив лицензию, приобретает у других лиц сельскохозяйственные продукты, ему придется возмещать убытки, вызванные расторжением договора с арендатором или отказом от договора с фермером.

Существуют определенные требования к «условию». Для признания условной сделки недействительной достаточно отсутствия хотя бы одного из них. Условие должно быть обстоятельством, не зависящим от воли стороны, и относиться к будущему времени. При этом сторонам должно быть не известно, наступит соответствующее обстоятельство или нет. Таким образом, всегда должна существовать вероятность как наступления, так и не наступления условия. Если же точно известно, что данное событие должно произойти, то речь в данном случае пойдет не об «условии», а о «сроке в сделке», лишь особым образом зафиксированном (путем указания на конкретное событие).

Статья 157 ГК защищает интересы участников условной сделки. Если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой это невыгодно, то оно считается наступившим. И напротив, если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, для которой его наступление выгодно, условие признается ненаступившим.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Гражданское право регулирует отношения экономического оборота и повседневной жизни граждан, которые разнообразны и подвержены периодическим изменениям. Поэтому гражданские права и обязанности чаще всего возникают в результате целенаправленных и правомерных действий организаций и граждан, эти действия отражают их потребности и возможности и учитывают реально существующие условия рынка (его конъюнктуру).

Правомерные действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Сделки широко распространены во всех сферах хозяйственной и повседневной жизни, это один из основных институтов гражданского права.

В наше время сделки приобретают актуальное значение, так как объем и значимость с каждым годом возрастают. Немаловажное место должно занимать правовая просвещенность граждан по поводу совершения сделок.

О значении сделок можно уже судить только по тому, что все участники гражданского оборота осуществляют «жизнь в праве» главным образом путем совершения различных сделок.

В настоящее время немаловажное место должно занимать правовая просвещенность граждан по поводу совершения сделок. Так, физические лица ежедневно заключают сделки, на основании которых им продают товары, оказывают услуги, выполняют работы. И продолжается это в течение всей жизни человека –от рождения (до определенного возраста от имени малолетнего действуют его родители и опекуны) и до самой смерти (здесь достаточно лишь указать на завещание, справедливо именуемое «последней волей»). Выражаясь литературным языком можно сказать, что сделки ведут человека по жизни, ведь без них, пожалуй, человек обойтись не в состоянии.

Такое же большое место занимают сделки и в предпринимательской деятельности независимо от того, идет ли речь о торговле, торговом посредничестве, банковских или биржевых операциях, которые в иной, чем сделки, форме, не могут существовать, или о производственной деятельности, которая в конечном счете имеет целью осуществить реализацию полученных результатов, возможную только в форме сделок.

Именно из-за такого многообразия сфер применения сделок очень важно и необходимо, чтобы граждане и юридические лица как можно более четко придерживались буквы закона, совершая сделки и заключая договоры в полном соответствии с действующим законодательством. В противном случае необходимо, чтобы закон как можно более твердо пресекал все случаи нарушения Гражданского кодекса, а также применял соответствующие правовые санкции.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. — №32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ, Российская газета № 220 от 20.11.2002 г.
  5. ГК РСФСР 1964 г.
  6. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1996. — №9. — Ст.6.
  7. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву //Советское государство и право. 1946 г. N 3.
  8. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. Т. 2. М.: Центр ЮрИнфоР, 2002.
  9. Аюева Е.И. Некоторые аспекты категории юридического факта // Правоведение. N 4. 1985.
  10. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт. Т.1. М., 2003.
  11. Гражданское право России: Курс лекций / Под ред. Садикова О.Н. М., 2004. Ч. 1
  12. Гражданское право.. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. I М.: «ТК Велби». 2002.
  13. Гражданское право- Словарь справочник / Под ред. Тихомирова М. М. 2001.
  14. Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. ЛГУ, 1958.
  15. Исаков В.Б. Функции фактических обстоятельств в механизме правового регулирования // Советское государство и право, 1975. N 2.
  16. Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первой (постатейный) / Ответственный ред. Садиков О.Н. М., 2004.
  17. Новицкий И.Б. Обязательства из договоров, М., 1924.
  18. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954.
  19. Общие условия удостоверения сделки // Советская юстиция 1993. N 11.
  20. Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление: очерки теории, философии и психологии права, Душанбе, 1983.
  21. Осипова Г.Т. Правовое регулирование сделок, совершаемых гражданами. Минск, 1986 .
  22. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. ЛГУ, 1960.
  23. Романенков Н.С. Сделки и рынок. Советы юриста. // Тематический выпуск. – М., 1994.
  24. Рясенуев В. Современное российское законодательство о недействительных сделках // Советская юстиции 1992, N 7.
  25. Светланина С.Р. Мнимые сделки // Экономика и жизнь. – 1996.- №49.
  26. Сделки. Понятие, виды и формы (комментарий к новому Гражданскому кодексу Российской Федерации). Правовые нормы о предпринимательстве. // Бюллетень. М., 1995. №2.
  27. Советское гражданское право / Отв. ред. Садиков О.Н. М., 1983.
  28. Соколов И. Мнимые и притворные сделки // Советская юстиция. 1987. N 12
  29. Советское гражданское право / Под ред. Новицкого И.Б., Орловского П.Е. М., 1951
  30. Суханов Е. А.. Гражданское право в 2-х томах. Том 1, М., 2004
  31. Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967.
  32. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М, 1994.
  33. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001.
  34. Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2001.
  35. Цыганов Э. Суд позади, но проблемы остались //Экономика и жизнь. М. 1996.
  36. Эйдинова Э.Б. Сделки в нотариальной и судебной практике. М., 2001.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->