Психологическое состояние лица, совершающего преступление, и лица совершившего преступление?

Психологическое изучение личности преступника имеет различные аспекты, определяемые правовым положением лица, совершившего преступление, и задачами правоохранительной деятельности. Преступник в соответствии со своим правовым положением изучается как субъект преступного деяния, посткриминального поведения/уголовного процесса, уголовно-исполнительных правоотношений, постпенитенциарного поведения, а также как объект исправления и профилактики. Каждому из названных подходов к лицу, совершившему преступление, соответствуют свой аспект и задачи психологического изучения его личности.

Изучение личности преступника как субъекта преступного поведения является центральным. Задача его — познание той совокупности психологических свойств, которые определили субъективную необходимость и возможность совершения человеком уголовно наказуемых деяний. В этой связи работники правоохранительных органов, осуществляющие раскрытие и расследование преступлений, участвующие в судебном процессе, ставят перед собой задачу понять, что же в «психологии» личности выступило причиной совершения деяния, в силу каких индивидуальных психологических особенностей личности в сложившихся условиях человек действовал преступным образом, являются ли его действия плодом собственной инициативы или к этим действиям его подтолкнули неблагоприятные обстоятельства? Изучение личностных предпосылок преступного поведения необходимо для реконструирования психологической стороны генезиса совершенного деяния, понимания его мотивов и целей, психического состояния субъекта.

Психологическое изучение личности преступника в указанном аспекте необходимо также для назначения справедливого и достаточного наказания. Здесь важно понять общую нравственно-правовую направленность личности виновного, произошедшие изменения в убеждениях, ценностях, стремлениях после совершения преступления, выяснить наличие у виновного криминогенных склонностей в основных сферах социального поведения, прежде всего в сфере обеспечения удовлетворения материальных потребностей и в сфере взаимодействия с другими людьми. Необходимо понять, имеются ли у него склонности к использованию незаконных способов удовлетворения материальных потребностей и к совершению преступных насильственных действий.

Практикой уже доказано, что лицу, совершившему преступление, всегда присущи какие-то определенные отрицательные психические свойства. Так, умышленные убийства совершаются лицами, которым в раде случаев присуще такое свойство, как жестокость и злоба. В ряде случаев преступление совершается в результате повышенной агрессивности человека, развития у него эгоизма, трусости и т.д. Даже при совершении неосторожных преступлений часто проявляются отрицательные психические свойства. Однако следует отметить, что эти отрицательные психические свойства являются социально обусловленными, появляются, развиваются, исчезают в процессе жизни человека. Анализ структуры личностных качеств, их развития дает возможность со всей определенностью установить, что эти качества образовались, развивались в результате дефектов социализации — условий воспитания, дефектов выполнения социальной роли и т.д. Поэтому любая на первый взгляд психологическая причина преступления в действительности всегда есть социально-психологическая.

Психологическая сущность  преступного  поведения  состоит  в  активном стремлении лица добиться осуществления поставленной цели. Оно  находит  свое выражение  в   сознательно   мотивированных   действиях,   направленных   на достижение определенной цели, независимо  от  того,  совпадает  она  или  не совпадает с наступившими общественно опасными последствиями. Таким  образом, психика  всегда  включена  в  преступную  деятельность.  Как  правило,   она выступает  как  центральное  связующее  звено   отдельных   действий   этого конкретного лица. Через нее достигается единство в регуляции  этих  действий и поведения в целом.

 Будучи по своему содержанию антиобщественным, преступное  поведение  с точки зрения его строения отвечает всем  признакам  волевой  деятельности  в общепсихологическом ее значении.

 С субъективной стороны оно характеризуется волей, мотивированностью и целенаправленностью,  а  с  объективной   —   физическими   действиями   или воздержанием от них. Если в совершенном преступлении воля лица не нашла своего выражения  в силу внутренних причин (расстройство  сознания,  психическая  болезнь  и  т. п.), то лицо не подлежит уголовной ответственности. Если же в преступлении воля лица не нашла  своего  выражения  в  силу внешних  причин  (принуждение,  насилие  и   т.   п.),   то   это   является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность.

В содержание борьбы мотивов входит не просто борьба двух несовместимых побудителей к действию, а борьба мотивов должного социально полезного поведения и мотива, противоречащего праву, мотива антиобщественного преступного поведения. Иногда борьба мотивов идет довольно длительное время, вызывая у лица определенные психические состояния (замкнутость, подавленность, неразговорчивость, скрытность и т д.). Так, подозреваемый Моргунов показал: «С конца августа и до 18 сентября я все никак не мог окончательно на что-нибудь решиться. Мне нужны были деньги, чтобы расплатиться с долгами, которые я имел. Деньги я решил украсть. С другой стороны, я очень боялся, что попадусь. Я не спал ночами, обдумывая, как мне быть. Надо было безусловно отдавать долги. И это все же пересилило меня. Я понимая, что иду на совершение преступления. 18 сентября в двенадцать часов дня меня направили делать уборку в учебных классах. Воспользовавшись, что в помещении классов в это время никого не было, я обшарил всю висевшую там одежду, из которой похитил около двухсот тысяч рублей. Кроме того, из комнаты № 13 (дверь в нее была открыта) я похитил фотоаппарат…» На этом примере достаточно хорошо видно, как в результате борьбы мотивов рождается мотив преступного деяния. Победивший мотив формирует волю лица, а также характер предстоящего действия.

Лицу, совершающему преступление, приходится принимать решение в различных психологических условиях: 1) это могут быть простые условия без стрессов и возбужденного состояния, при достаточности времени на его обдумывание, что характерно, например, для принятия решений расхителями собственности, совершения заказных убийств и актов терроризма и т.п. Оно порождает, как правило, расчетливое преступное поведение; 2) сложные психологические условия: в виде сильного возбуждения, недостатка времени на продумывание решения, наличия конфликтной ситуации, когда одному лицу противостоит воля другого лица, — ведут как принятию недостаточно продуманных решений, вызывающих так называемое нетрезитивное преступное поведение, то есть поведение, основанное не столько на строгом расчете, сколько на порыве, что характерно для принятия решений, например, при совершении преступлений против личности (в частности, при совершении убийств на эмоциональной основе, причинении умышленных телесных повреждений, изнасилований и т.п.). Следовательно, кульминационным актом в структуре преступного действия является принятие решения — окончательное утверждение избранного варианта поведения.

В ходе преступной деятельности мотив может остаться 1) неизменным и. стать, действующим мотивом. Иногда мотив, сформировавший действие, в ходе исполнения, исчезает, 2) заменяется другими или осложняется добавлением нового, дополнительного мотива. Изменение мотива может происходить путем его отпадения и прекращения преступной деятельности лица. В стадии исполнения может произойти также 3) переосмысливание мотива путем замены его социально-положительным мотивом поведения. Примером подобного переосмысливания мотива может служить добровольный отказ от дальнейшего совершения преступления, явка с повинной (когда преступление уже окончено), способствование предупреждению наступления вредных последствий, а также самооценка преступления в ходе предварительного расследования, чистосердечное раскаяние в содеянном и активное способствование его раскрытию.

Важно уяснить, что между мотивом, целью и преступным поведением лица существуют два вида связей — прямая и обратная. Прямая связь выражается в том, что мотив и цель преступления порождают преступное поведение. Обратная связь между ними заключается в том, что преступное поведение в соответствии с конкретными ситуациями и условиями оказывает обратное влияние на мотив и цель как путем корректировки их самих в ходе совершения преступления, так и путем применения лицом определенной тактики и отдельных приемов по их реализации.

Проиллюстрируем это следующим примером. Вор с целью совершения хищения идет в ночное время в магазин, чтобы проникнуть туда путем взлома висячего замка на двери служебного входа. Прибыв к магазину, он видит, что дверь служебного входа закрыта не на висячий замок, а изнутри.

Тогда преступник изменяет свое решение, корректируя его в соответствии с вставленной целью, и решает проникнуть в магазин с центрального входа. Здесь он видит спящего сторожа. Поскольку цель его может быть достигнута лишь осложненным путем, то есть путем убийства или выведения из строя сторожа, лицо вновь в соответствии с поставленной целью корректирует свое преступное поведение и решается проникнуть в магазин с чердака, сделав пролом в потолке, и совершает хищение товаров. Заметное место в мотивации преступных действий может принадлежать состоянию опьянения лица. Роль алкоголя и наркотиков в мотивации преступления состоит в том, что они снимают процессы торможения конкретного лица. Под влиянием алкоголя и наркотиков Человек перестает смотреть на себя глазами других людей. Вначале создается иллюзия внутренней легкости и желания общения, потом возникает нарушение обычной мотивации поведения. Пьяному человеку кажется, что он ведет себя весьма логично. Фактически же у него нарушается привычная мотивация и организация поступков и поведения.

Психологические особенности личности могут быть по-разному связаны с совершенным преступлением. Одни из них могут играть ведущую роль в выборе преступного способа удовлетворения потребностей или разрешения конфликта (эгоистическая, корыстная направленность личности, неуважение к человеческой личности и человеческому достоинству, сексуальная распущенность, агрессивность и пр.). Другие психологические особенности чаще только способствуют совершению преступления при наличии внешней неблагоприятной ситуации (слабоволие, подчиняемость, легкомыслие, низкий уровень интеллектуального развития, болезненное самолюбие, эмоциональная возбудимость, трусость и пр.). Наконец, многие психологические особенности обвиняемого остаются нейтральными по отношению к факту преступления (например, увлечения, интересы лица, совершившего преступление в состоянии аффекта или неосторожное преступление и пр.).

Каждое преступление оказывает определенное психическое воздействие не только на потерпевших или очевидцев, но и на само лицо, совершившее это преступление. Это воздействие бывает различным в зависимости от степени изменения психических качеств личности, совершившей преступление, от особенностей психологической структуры конкретного преступления. Нельзя подвергать психологическому анализу преступную деятельность в ее развитии, не исследуя и этот обязательный этап развития и изменения психологии лица, совершившего преступление.

Совершенное преступление в большинстве случаев связано с достижением заранее планируемого преступного результата. Этот результат оценивается преступником с позиции его исходных побуждений. Удовлетворение результатом закрепляет образ данного акта преступного поведения, облегчает его повторение в дальнейшем. Возможно и отрицательное отношение к результату, которого хотел достичь и достиг преступник. Достигнутый результат может вызвать отрицательные чувства, и в связи с этим раскаяние в содеянном.

Отметим также, что совершенное преступление всегда порождает психические изменения в личности преступника. Преступление представляет собой внешний акт. Но этот акт является преступным потому, что он нарушает не только внешне форму поведения, но и те индивидуальные внутренние данные человека, которые обеспечивают осуществление этих внешних норм.

Во всех случаях не только преступник оставляет следы на месте происшествия, но и само преступление оставляет следы, изменения в его сознании, поведении, в психических состояниях, приводит к более стойким изменениям в его личности.

Одной из специфических особенностей психики лица после совершения преступления, является то, что психическое напряжение не спадает, а наоборот усиливается. При этом закономерное появление и развитие психического напряжения обусловлено целым рядом факторов. Прежде всего это связано с восприятием и эмоциональным воздействием самого результата преступных действий. Совершение преступления возбуждает мнительную деятельность по оценке совершенных действий, по определению своего отношения к ним.

Как правило, при совершении ситуативных преступлений наступает осознание преступности совершенного, осознание относимости своих действий к последствиям. Связь этих результатов со своими действиями приводит человека к выводу о том, что им совершено преступление. Это, безусловно, не может не усиливать состояние внутреннего психического напряжения. В частности, оценка совершенных действий, восприятие последствий нередко влекут изменение отношения к мотивам совершенного преступления, к умыслу, к планируемому и завершенному преступлению.

Под влиянием восприятия результатов преступных действий, сильноэмоционального воздействия последствий часто наступает резкое изменение в понимании социальной ценности тех или обстоятельств или объектов, подвергшихся преступлению. Под влиянием данного преступления человек начинает понимать, что он недооценивал, принижал социальную ценность действий, объектов, обстоятельств, которые изменились в результате совершенного им преступного деяния. Такое изменение отношение к социальным ценностям способствует появлению состояния виновности, усиливает общее состояние психической напряженности. Сознание конфликта с обществом, который наступает в результате совершения преступления, во всех случаях порождает у человека осознанное, а иногда и неполностью осознанное, выступающее в виде непонятного беспокойства, чувство своей неполноценности по сравнению с остальными людьми.

У человека, совершившего преступление, определение своего отношения к нему порождают и планы его поведения в будущем. Эти планы поведения связаны не только с совершенным преступлением, но и обязательно со всей структурой его личностных качеств. В частности, они может быть направлены на сокрытие следов преступления, на выработку такой линии поведения, которая бы убеждала окружающих в полной его (непричастности к преступлению и т.д. Почти всегда имеет место и состояв тревоги, беспокойства, страха, связанного с ожиданием возможного разоблачения и наказания за совершенное преступление: В ряде случаев наступление состояния виновности приводит к сознанию необходимости нести ответственность за совершенные действия. Сознание своей вины, наличие причастности к вреду, нанесенному конкретному лицу, группе лиц или обществу может порождать у лица, совершившего преступление, активную деятельность, направленную на ликвидацию вредных последствий. Переживание преступления, связанное с этим психическое напряжение находит свою разрядку в активной деятельности по оказанию помощи следствию и правосудию, по возмещению нанесенного вреда.

Следует отметить, что психические изменения в личности преступника после совершения преступления в значительной степени зависят от психологической структуры преступления: являлось ля оно сознательно планируемым или ситуативным, была ли реализована в нем осознаваемая потребность или преступление явилось результатом дефекта социальной роли при отсутствии прямого умысла на совершение преступления.

Если профессиональными преступниками было совершено заранее планируемое преступление, то эмоциональное воздействие конкретных результатов на них, как правило, значительно ниже. Хорошо планируемое, тщательно подготавливаемое, подчас длительное время, преступление приводит к тому, что человек вырабатывает в себе определенную подготовленность к тем отрицательным эмоциям, которые появляются после совершения преступления, однако, в тех случаях, когда при совершении преступления неожиданно появляются новые условия, возникает необходимость производства действий, которые раньше не планировались, наступают последствия, которые не ожидались, — сила эмоционального воздействия преступления существенно увеличивается. Чем в большей степени имело место изменение условий, действий, последствий преступных действий по сравнению с планируемыми, тем в большей степени проявляется сила эмоционального воздействия преступления.

Сознание противоправности и общественной опасности совершенных действий, появление отрицательных эмоций при совершении преступления и восприятии его результатов усиливается боязнью разоблачения и страхом перед ответственностью. Этот страх перед разоблачением, а затем перед предстоящим наказанием, и связанная с этим потеря планов на будущее в настоящих условиях жизни очень часто приводят к появлению и других психических изменений личности: снижается самокритичность своих действий, самоконтроль, увеличивается внушаемость, существенно затрудняется логическая мыслительная деятельность. Эмоциональность при этом часто преобладает над логикой при принятии решений. Переживание события преступления, своего отношения к нему, сознание своей виновности, боязнь уголовной ответственности — все это взаимно усиливает друг друга и создают тот комплекс психических состоянии, которые присущи преступнику после совершения преступления.

Этот комплекс психических состояний в ряде случаев может создавать довольно сильную доминанту, которая существенно снижает психическую активность личности во всех сферах жизни, во всех ее отношениях. Психические состояния, связанные с переживанием преступления, неминуемо приводят к тому, что появляются изменения в обычном поведении лица, совершившего преступление. Это проявляется в его интересе, отношении, активности, изменении комплекса психических состояний, вызываемого обычно этой деятельностью. Как правило, появляется заторможенность мыслительных процессов, пассивность, теряется автоматизм в выработанных рабочих навыках, меняется сущность в привычных общениях. В них появляется грубость, раздражительность, изменение направленности отношений. Однако может иметь место и внешняя повышенная активность в деятельности, которая чаще всего носит характер суетливости, недостаточной продуманности действий. Поведение лица, совершившего преступление, может характеризоваться и резкими сменами настроений, неадекватными реакциями на ситуацию.

Следует отметить, что наличие напряжения, связанного с совершенным преступлением, в большинстве своем осознается преступниками. Это, безусловно, приводит к тому, что преступники стремятся скрыть свое состояние от окружающих. Это в свою очередь связано с еще большим усложнением планов поведения, с усилением напряжения, что приводит к постоянным срывам в поведении и в общении.

У отдельных категорий профессиональных преступников, особенно у рецидивистов, сознание противоправности своих действий, отрицательного отношения общества к их деятельности приводит к стремлению внутренне компенсировать это отрицательное отношение к себе попыткой внушения к окружающим собственной исключительности, дающей им право нарушать общие нормы поведения и законы. Совершенное преступление в таких случаях порождает внешнюю браваду, сознательный негативизм по отношению к окружающим, усиленное противопоставлению себя окружающим во всех действиях и поступках. Подобный негативизм опять же является результатом, последствием внутреннего стремления снять напряжение, возникшее в результате совершения преступления, включить его на другую деятельность.

Возникшее повышенное психическое напряжение, усугубляющееся комплексом других отрицательных психических состояний, во всех случаев создает потребность в разрядке, в других активных действиях, при полощи которых может быть снято это состояние. Именно по этой причине Преступники часто прибегают к различным средствам снятия этого психического напряжения. Чаще всего в качестве такого средства снятия напряжения используют усиленное принятия алкоголя или наркотика, что обеспечивает стремление «забыться», заглушить развивающееся состояние тревоги и беспокойства. По этой причине иногда происходит резкая смена темпа жизни, стремление к получению каких-то необычайных ощущений, чтобы ликвидировать напряжение после совершения преступления. Активная психологическая деятельность преступника после совершения преступления нередко есть результат его осознанного, иногда даже неосознанного стремления снять гнетущее напряжение, образовавшееся в результате совершения преступления. В частности, состояние страха, напряженности преступник стремится снять и активными действиями, направленными на сокрытие следов преступления и на противодействие органам следствия. Активные действия по сбору информации, по противодействию являются одним из путей снятия напряжения, всего комплекса отрицательных психических состояний, которые порождаются совершением преступления. Под воздействием имеющейся постоянной напряженности преступник часто преувеличивает значимость тех или иных фактов, конкретных своих действий, оставленных следов для разоблачения. Эмоциональное воздействие самого факта совершения преступления приводит и к тому, что некоторые детали его сохраняются в памяти очень ярко, а некоторые исчезают из памяти. Имеющееся напряжение преступника иногда приводит и к тому, что многие обстоятельства он сразу вспомнить и не может. Безусловно, появляется стремление к выявлению и к воспоминанию забытого. Но это стремление развивается на указанном выше фоне сложившегося психического напряжения, что способствует его усилению.

Как правило, после совершения преступления на преступника в большой степени начинает воздействовать фактор неопределенности положения. Это обусловливается, с одной стороны, сознанием виновности, боязнью наказания, а, с другой стороны, недостатком информации о тех действиях, которые предпринимаются для расследования преступления. Преступник стремится не только полностью восстановить в своей памяти все детали совершенного преступления, но и собрать и обобщить информацию о тех действиях, которые проводятся органами предварительного расследования. Это может проявляться в том, что при общении с окружающими его людьми он постоянно касается темы, связанной с совершенным преступлением. Как правило, в разговорах с окружающими с его стороны проявляется стремление затрагивать те или иные вопросы, внутренне связанные для него с совершенным преступлением. С другой стороны, в подобного рода разговорах реализуется его стремление к получению новой информации, к выявлению отношения тех или иных лиц к совершенным преступным действиям. Стремление к информированности, в мысленном восстановлении забытых деталей преступления нередко приводит к активным действиям преступника, направленным на получение этой недостающей информации. С этим бывают связаны случаи, когда преступник вновь, даже под угрозой разоблачения, появляется на , месте преступления, когда он начинает расспрашивать других лиц и стремится собрать недостающую информацию другими путями.

Отметим, что возвращение на место совершения преступления может объясняться и другими причинами. В отдельных случаях у преступника возникает желание вновь пережить, почувствовать эмоциональное состояние, которое было у него в момент совершения преступления. В том случае если после совершения преступления не наступает ответственности, — это опять не может не приводить к развитию определенных психических свойств личности. Появляется сознание безнаказанности, возможности совершать подобные преступления в будущем. Поэтому преступник более свободно, то есть с меньшей борьбой мотивов, идет на новое преступление, происходит упрощение путей достижения цели преступной деятельности. Нередко новое преступление совершается с большим цинизмом, с меньшим соблюдением предосторожности. Появляется явное пренебрежение к выполнению действий по сокрытию следов преступления. Преступник менее внимательно контролирует свое поведение после совершения преступления.

Психические изменения в личности преступника наступают не только в результате совершения им преступления, но и на всех стадиях деятельности по осуществлению расследования и правосудия. Причем на каждой из стадий, с учетом различных процессуальных форм, условий деятельности, способов воздействия, степени информированности преступника о сущности процессуальной деятельности, эти психические изменения имеют различное содержание.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Психологические факторы, влияющие на выбор способов искомого?

 

Обыск есть результат совокупных психических усилий всех присутствующих при его производстве. Правда, эти психические усилия неоднородны. У одних лиц они направлены на отыскание скрытых предметов, у других на сокрытие этих предметов. Конкретная реализация психических процессов и состояний всех присутствующих при обыске и создает результат обыска. Положительные результаты обыска находятся в прямой зависимости от того, насколько высока активность лиц, производящих его. Чем больше в обыске принимает людей, знающих его цель, заинтересованных в достижении этой цели, знающих собственные возможности и свои процессуальные функции, для того чтобы содействовать достижению общей цели, тем выше будут результаты обыска. В соответствии с этим следует кратко остановится и на роли понятых. Они могут быть пассивными наблюдателями, но могут и активно оказывать помощь следователю. В тех случаях, когда понятые чувствуют себя активными участниками этого важного следственного действия, у них в значительной степени повышается наблюдательность, способность к восприятию и анализу особенностей обыскиваемого помещения, особенностей в поведении обыскиваемого. Однако не следует допускать, чтобы понятые чрезмерно увлекались своей активной ролью, так как в этом случае они могут помешать в проведении обыска, пытаясь помочь следователю своими действиями и комментариями. Разгадывание возможных способов и приемов сокрытия вещей производится и во время осуществления обыска. Нахождение в помещении, личное восприятие всех особенностей и взаимосвязей объектов в этом помещении позволяет выдвинуть такие версии о возможном нахождении скрытых предметов, которые в процессе подготовки к обыску нельзя было предусмотреть. При проведении обыска следователь должен помнить все те объекты, которые он уже исследовал до настоящего момента, с тем, чтобы при переходе к каждому следующему объекту иметь возможность мысленно восстанавливать и проверять взаимосвязь данного объекта со всеми раннее изученными.

При подготовке тайников, хранилищ в некоторых случаях преступники учитывают целый ряд факторов психологического характера. К ним можно отнести следующие:

 — расчет на появление фактора утомления и автоматизма. Так, искомый документ часто кладут в книгу, находящуюся в середине книжной полки. Расчет при этом основывается на том, что книги будут осматривать с того или другого края полки, а к середине полки уже появится автоматизм, утомление, при которых следователь не будет внимательно перелистывать каждую страницу;

 — расчет на брезгливость (закапывают предметы в навоз, мусор и т.п.);

— расчет на проявление такта и других благородных побуждений со стороны следователя (сокрытие объектов в кровати маленького ребенка, в кровати тяжелобольного, в могиле родственников и т.д.);

— нарочитая небрежность сокрытия предмета (оставление его на виду);

— отвлечение внимания изготовлением тайников-двойников, в расчете, что следователь, обнаружив первый пустой тайник, не будет осматривать остальные ;

  — расчет на организацию конфликта во время обыска с целью отвлечение внимания для перепрятывания искомого объекта;

— расчет на организацию спокойной обстановки с внимательным и уважительным отношением к следователю в расчета на то, что он расслабившись будет искать менее внимательно ;

 — добровольная выдача одного или несколько объектов в расчете на то, что следователь прекратит поиски и не найдет остальных более важных;

— отвлечение внимания следователя посторонними разговорами, различными просьбами, жалобами на свое здоровье, хождение по квартире под видом какой-либо срочной необходимости.

Предварительный сбор всей перечисленной информации, тщательный анализ ее позволяет следователю успешно решить первую часть задачи по производству обыска – мысленно разгадать действия обыскиваемого.

Наблюдение в процессе обыска выделяется в самостоятельную задачу. Целями наблюдения являются: изучение всего обыскиваемого помещения; каждого отдельного объекта; поведения участников обыска. В последнем случае наблюдение имеет двоякую цель: контроль за действием лиц, ведущих поиск (за полнотой и тщательностью обыска), и обнаружение в поведении обыскиваемых лиц реакции на действия следователя, указывающей на место сокрытия искомых предметов. В связи с этим при проведении обыска следователь должен распределять свое внимание между объектами обыска и поведением обыскиваемого лица. Рассматривая данный вопрос можно выделить некоторые психологические особенности поведения обыскиваемого. С точки зрения обыскиваемого лица может, сложится две основные ситуации. Первая, – когда обыск для него явился неожиданным, в результате чего он не сумел предпринять действий, направленных на сокрытие (уничтожение) вещественных доказательств. И вторая ситуация, — когда обыскиваемый допускал (предвидел) возможность проведения у него обыска (дома, на рабочем месте и др.), в связи, с чем предпринял необходимые меры к сокрытию искомого, психологически подготовился к конфликтной ситуации, на уровне своего интеллектуального развития мысленно смоделировал возможный ход поисковой деятельности следователя и в зависимости от этого различные варианты своего поведения. На сокрытие искомого, на поведение обыскиваемого во время обыска влияют: его интеллектуальное развитие, особенности мышления (способность абстрактно мыслить либо, напротив, невозможность выйти за пределы предметного мышления), познавательные интересы, ведущие потребности, которые в своей совокупности формирует индивидуальный стиль деятельности, отражающий определенные предпочтения человека в выборе способов усвоения и переработки информации, его ценностные ориентации, потребностно-мотивационную сферу. В тесной связи с этими свойствами личности, влияющими на выбор способов сокрытия искомого, находятся характерологические особенности (эгоизм, жадность, трусливость, аккуратность и т.д.), приобретенные человеком привычки, профессиональные знания и навыки. Определенная рассогласованность в поведении обыскиваемого во время проведения у него обыска, совершение им ошибочных действий могут быть в значительной мере обусловлены его низкой эмоционально-волевой устойчивостью, повышенной тревожностью. Ценную для поиска информацию следователь может получить в ходе обыска, наблюдая за поведением , психофизическими реакциями обыскиваемого. Но при наблюдении за поведением обыскиваемого следует учитывать, что «эмоциональные проявление могут быть вызваны и другими причинами, например боязнью огласки каких либо обстоятельств, или чисто личными ассоциациями, относящимися к данному предмету, а также причинами, которые вовсе не связаны с этим частным эпизодом обыска » . Производство обыска, как правило вызывает у лица, подвергающегося ему, отрицательное отношение к производящему обыск, что приводит к исключительно обостренному восприятию и оценке всех действий следователя, всего его повеления. С учетом этого простое обращение следователя к обыскиваемому может вызвать словесную реакцию. Это вызывает определенные затруднения в создании необходимых психических отношений. Обыскивающий всегда должен учитывать возможность подобных ситуаций и проявлять необходимый такт при словесном обращении к лицу, у которого производится обыск.

Также можно выделить психологические особенности поисковой деятельности следователя во время обыска (психология ищущего). Основное правило во многом определяющая результативность усилий следователя во время обыска – нельзя рассчитывать на положительные результаты (особенно в условиях противодействия заинтересованных лиц), если утрачена уверенность в успехе, если поиски во время обыска ведутся «на всякий случай» – вдруг вещественные доказательства будут найдены. Вот почему во время обыска у следователя должна быть сформированна своего рода поискового доминанта, когда буквально весь его интеллектуально-волевой потенциал подчиняется единственной задаче – найти искомое. Проще говоря: чтобы что-то найти, надо очень сильно желать этого.

 

 

3. Предмет, основания, поводы назначения судебно-психологической экспертизы. Вопросы, разрешаемые экспертом психологом в уголовном и гражданском процессе?

 

Предметом психологической экспертизы является не установление достоверности показаний обвиняемых, подсудимых, свидетелей и потерпевших (это входит в компетенцию следствия и суда), а выяснение возможности допрашиваемого лица в силу индивидуальных особенностей протекания психических процессов адекватно воспринять, сохранить в памяти и воспроизвести сведения о фактах, подлежащих доказыванию.

Судебно-психологическая экспертиза является одним из видов судебных экспертиз и, следовательно, одним из средств установления истины в судопроизводстве, источником доказательств по делу. Закон определяет, что проведение экспертизы обязательно: 1) для установления причин смерти и характера телесных повреждений; 2) для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости и способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими; 3) для определения психического или физического состояния свидетели потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности! правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания; 4) для установления возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют.

В законе говорится об обязанности назначения следующих видов судебной экспертизы: судебно-медицинской, судебно-психиатрической, судебно-психологической или комплексной экспертизы с привлечением соответствующих специалистов: медика, психолога, психиатра.

Судебно-психологическая экспертиза исследует существенные для уголовного дела особенности психики обвиняемых, потерпевших, свидетелей. В отличие от судебно-психиатрической экспертизы судебно-психологическая исследует психические проявления, не выходящие за пределы нормы, то есть не являющиеся патологическими. Судебно-психологическая экспертиза не компетентна решать вопросы юридического содержания, в частности определять достоверность показаний, мотивы и цели преступного деяния, устанавливать форму вины и т.д. Судебно-психологическая экспертиза, безусловно, должна осуществляться современными научно-психологическими методами, а результаты экспертного исследования должны быть достоверны и доступны для оценки следователем и судом. Права и обязанности эксперта-психолога те же, что и права и обязанности всех судебных экспертов, и они определены законом.

К компетенции судебно-психологической экспертизы относятся:

  1. установление способности несовершеннолетних обвиняемых, имеющих признаки отставания в психическом развитии, полностью сознавать значение своих действий, и определение, в какой мере они способны руководить ими.
  2. установление способности потерпевших по делам об изнасиловании правильно понимать характер и значение совершаемых с ними действий и оказывать сопротивление;
  3. установление способности обвиняемых, потерпевших и свидетелей
    адекватно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания;
  4. установление ведущих мотивов в поведении человека и мотивации
    отдельных поступков как важных психологических обстоятельств, характеризующих личность;
  5. установление структуры преступной группы на основе имеющихся данных о психологических особенностях личности участников такой группы, которые позволяют занимать лидирующее или какое-либо иное положение в группе.

    К компетенции эксперта-психолога относится также определение аффективных состояний, которые, если они вызваны неправомерными действиями потерпевшего, являются либо смягчающим ответственность обстоятельством, либо обусловливают привилегированную квалификацию отдельных составов преступлений. Исследования интенсивности, длительности и механизма эффектного состояния методами судебно-психологической экспертизы обеспечивают научную обоснованность и достоверность выводов предварительного следствия;

    К компетенции судебно-психологической экспертизы относится и исследование других состояний, которые обусловили особый характер поведения человека в момент совершения преступления. К числу их, кроме аффекта, может быть отнесено состояние переутомления, сильного страха, большого горя, депрессии и т.п. В частности у следователя могут возникнуть сомнения в уровне умственного развития человека и в том, может ли он сознавать значение своих действий.

    В частности, при расследовании, рассмотрении уголовных дел в суде к компетенции судебно-психологической экспертизы следует отнести:

    о установление индивидуально-психологических особенностей личности участии ков уголовного процесса, уровня их психического, интеллектуального развития, наличия у них определенных психофизиологических качеств (повышенная тревожность, внушаемость, импульсивность и т.д.), существенно повлиявших на их поведение в экстремальных условиях (в том числе при выполнении каких-либо профессиональных обязанностей), в психотравмирующих (криминальных) ситуациях повышенной сложности;

    диагностику состояний психической напряженности непатологического характера (тревожности, страха, стресса, аффекта и т.п.), послуживших причиной совершения противоправных действий, неадекватного поведения, например потерпевшей в опасной для ее жизни и здоровья ситуации, оператора, не справившегося со своими профессиональными .обязанностями, и т.д.;

    исследование мотивационной сферы личности, составляющих ее психологических мотивов, побудивших субъекта к той или иной деятельности;

    выявление у несовершеннолетних правонарушителей с признаками отставания в психическом развитии непатологического характера способности осознавать значение своих действий и руководить ими;

    установление способности психически здоровых свидетелей, потерпевших (с учетом их индивидуально-психологических, возрастных особенностей, уровня психического развития) правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, что имеет немаловажное значение не только для уголовного, но и для гражданского процесса.

    При разрешении гражданско-правовых споров к компетенции судебно-психологической экспертизы относится то же самое — исследование вопросов психологического характера, относящихся к индивидуально-психологическим особенностям личности участников гражданско-правовых споров, уровню их интеллектуального развития, перцептивным, познавательным способностям, эмоционально-волевой сфере. Так же, как и при расследовании уголовных дел, в компетенцию судебно-психологической экспертизы по гражданским делам входит изучение психического состояния некоторых участников процесса. Например, в случаях, когда рассматривается вопрос о признании недействительности сделки, совершенной гражданином «в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими» (ст. 177 ГК РФ), либо когда субъект в результате при чиненного ему морального вреда, по его словам, испытывал нравственные страдания и нужно доказать, что это было действительно так 151 ГК РФ).

    Безусловно, очерченные выше границы компетенции судебно-психологической экспертизы имеют подвижный характер, поскольку с развитием психологической науки расширяются и ее возможности. Кроме того, постоянно совершенствуется законодательство, а следовательно, растут и потребности судебной практики в решении новых проблем психолого-правового характера.

    Наибольшая потребность в помощи эксперта-психолога возникает при расследовании таких опасных преступлений, как убийства, изнасилования. Так, например, одним из признаков изнасилования, предусмотренного законом, является использование преступником беспомощного стояния потерпевшей. Следственной практике известно немало случаев, когда в действиях потерпевшей не было явных признаков сопротивления, потерпевшая вела себя пассивно. В подобного рода ситуациях и назначается судебно-психологическая экспертиза.

    Поздно вечером на улице Чернов, находившийся в нетрезвом состоянии, встретил 15-летнюю Исаеву и, угрожая ей ножом, заставил следовать за ним. По дороге, когда появлялись встречные прохожие, Чернов вновь доставал из кармана нож и угрожал потерпевшей убийством, если она попробует позвать на помощь. Обвиняемый привел Исаеву к себе долой, где находились его отец и мать. Он пригрозил Исаевой, что любая попытка с ее стороны обратиться к ним «кончится для нее плохо». Чернов провел Исаеву в свою комнату и совершил с ней насильственный половой акт. Исаева в течение нескольких часов находилась в доме обвиняемого, никакого активного сопротивления ему не оказывала, за помощью не обращалась. Следователь назначил судебно-психологическую экспертизу, поставив на ее разрешение следующий вопрос: «Учитывая индивидуально-психологические особенности Исаевой, эмоциональное состояние во время совершения с ней указанных действий, содержание сложившейся ситуации, могла ли она оказать сопротивление обвиняемому?» В распоряжение эксперта-психолога были представлены материалы уголовного дела, содержащие, в частности, показания родителей, учителей, школьных подруг потерпевшей, характеристики. Он также беседовал с ее родителями, учителями. В экспертном заключении говорилось, что сложившуюся ситуацию несовершеннолетняя потерпевшая воспринимала как реальную угрозу для своей жизни. Недостаток жизненного опыта, несложившийся характер, пассивность, ослабленность волевых процессов, недостаточно развитые самостоятельность и активность мышления, состояние очень сильного испуга и растерянности — все это еще более усугубляло для потерпевшей сложившуюся ситуацию, делало для нее невозможным активное сопротивление. С учетом индивидуально-психологических особенностей Исаевой, ее эмоционального состояния, во время совершаемых с нею действий и сложившейся ситуации она не могла оказать сопротивления.

    Экспертное разрешение психологических вопросов, возникающих в оперативно-розыскной, следственной деятельности и судебной практике, предъявляет к эксперту-психологу много дополнительных требований: он должен знать процессуальный закон в части проведения процедуры экспертного исследования, специфические условия предварительного следствия и судебного разбирательства.

     

     

     

    Список литературы

     

    1. Васильев В.Л. Юридическая психология, 2005.
    2. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М., 2004.
    3. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.
    4. Романов В.В. Юридическая психология. М., 2003.
    5. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М., 1998.
    6. Чуфаровский Ю.В Юридическая психология. М., 2006.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->