Психологически особенности расследования организованной преступной деятельности?

Проблема организованной преступности, так как эта проблема, являясь не только опаснейшей, составляющей криминальную реальность, но и требующей, безусловно, отдельного изучения.

Организованная преступность — исключительно общественно опасное социальное явление, «пик» преступности. Она существует в виде преступных сообществ, то есть качественно иного явления, чем обычное соучастие. В основе внутренней сплоченности подобных организаций могут лежать корыстно-стяжательские, идеологические и даже политические концепции, идеи, платформы1.

Характерной особенностью организованной преступности является создание основного преступного сообщества, глубоко законспирированного, имеющего высокий уровень саморегуляции и иерархическую структуру, в большинстве случаев пирамидальную, на вершине которой находится основной лидер, а в непосредственном его окружении — небольшая группа лиц, принимающих основные решения.

Создаются структуры, в которых многие их участники выполняют различные функции, объединенные единым замыслом и определенными принципами общности. Условиями, планируемыми в качестве долговременной преступной деятельности, являются целесообразное распределение ролей, наличие определенной структуры группировок, правил поведения для ее участников с определением санкций за отступление от них. Эти условия, по существу, являются признаками такой общности, как организация. В целом, участников организованных групп характеризует молодежный возраст: свыше 80% в возрасте 18– 30 лет.

Что касается организаторов, то они по существу мало чем отличаются по возрасту и биографическим данным от остальных членов преступных сообществ. Вместе с тем подавляющая их часть (кроме воров в законе) не была судима, каждый третий — четвертый имеет высшее или среднее техническое образование. Как правило, организаторы характеризуются как волевые, дерзкие и предприимчивые люди, обладающие определенными организаторскими способностями, деловыми связями и материальными возможностями. Следует отметить и такую деталь, свойствен-ную вообще типу личности организованного преступника, — это маскировка образа жизни и поведения под правопослушное.

Организованная преступность — устойчивое явление, трудно поддающееся предупредительно-профилактическому воздействию, поскольку внутренняя криминогенная зараженность участников преступного сообщества постоянно подогревается их взаимовлиянием, а самовольный отход кого-либо из них от преступной среды нередко карается жестокими мерами воздействия.

Организованная преступность отличается пространственным размахом. Она охватывает нередко целые регионы либо отрасли хозяйства, парализуя нормальное развитие общества коррумпированными связями преступников с правоохранительными органами, взяточничеством, должностными злоупотреблениями, хищениями в особо крупных размерах, незаконными кон-трабандновалютными операциями.

Психология преступного сообщества в качестве специального раздела криминальной психологии исследует генезис образования, структуру, распределение ролей, а также психологические механизмы управления. Став членами преступного сообщества, многие преступники действуют активнее, поскольку такая деятельность подкрепляется групповым авторитетом. Создание преступного сообщества — это не только количественный, но и качественный сдвиг социальной опасности.

Организованную преступность характеризуют три имманентно присущих ей признака.

Во-первых, четкая, устойчивая организационная структура, установленная на длительное время и рассчитанная на проведение систематической преступной деятельности: прочные иерархические связи между членами преступного сообщества, жесткая система непререкаемого подчинения, при которой «низший» беспрекословно выполняет приказ «высшего» в иерархии, разделение ролей и функций, выполняемых каждым сотрудником, то есть своеобразное «разделение труда», определенная преступная специализация, некое подобие более или менее стабильного «штатного расписания» — главарь (иногда группа главарей) из числа «авторитетов», держатель преступной кассы («общака») — казначей, связники, рядовые боевики, выполняющие всю черновую работу. Многие организованные преступные кланы создают свою разведку и контрразведку, а иногда и свои особые суды.

Участники преступного сообщества связаны круговой порукой, иногда скрепленной кровью, в том числе и своих жертв.

Во-вторых, преступная организация преследует цель совершения не одного единственного, хотя бы и исключительно дерзкого и сложного по подготовке, преступления, например, ограбления банка, а создается для преступной деятельности, продолжающейся, как показывает практика, нередко многие годы.

Преступное поведение здесь связано с выработкой своеобразной системы самозащиты, что требует от сотрудников правоохранительных органов высокого профессионализма и значительно больших усилий, нежели те, которые направляются на борьбу со спонтанной преступностью.

Третий определяющий признак организованной преступности — это коррупция, сращивание уголовного элемента с представителями государственного аппарата и правоохранительными органами1.

При анализе преступного сообщества имеют значение следующие
факторы.    

1)    Причины объединения в данную группу: а)    невозможность совершить преступление без «объединения»; б) общность преступных интересов; в) личные симпатии; г)    общие нормы поведения, общие убеждения, аналогичные дефекты правосознания и т.д.

2)    Распределение ролей в группе: а)    волевые качества; б) организаторские способности; в)    авторитетность и инициативность лидеров; г)    конформизм, безволие, склонность к пьянству второстепенных членов.

3)    Внутригрупповые конфликты и противоречия.

Организованная преступность — это система связей, ведущая к концентрации отдельных видов преступной деятельности. Ее можно рассматривать и как сложную систему с разнохарактерными связями между группами, которые осуществляют преступную деятельность в виде промысла и стремятся обеспечить свою безопасность с помощью подкупа государственных чиновников и сотрудников правоохранительных органов.

Организованная преступность активно стимулирует общую эскалацию преступности, расширяет и активизирует криминальную среду. В преступность вовлекаются все новые контингенты, особенно молодежь. По степени организованности преступные группы разделяются на организованные преступные группы, преступные организации и преступные сообщества.

Психологическая структура преступной группы — сложившиеся интегрированные отношения — это отношения членов преступной группы с окружающей средой. Психологическая характеристика интегрированных отношений означает характеристику отношений, сложившихся внутри группы (межличностные, горизонтальные и вертикальные).

Преступная организация действует путем; 1) постоянного сбора необходимой информации о выгодных направлениях преступной деятельности и возможных путях провала. Собираемая информация имеет прогностическую направленность. При планировании преступной деятельности прогноз имеет самоорганизующий характер, то есть преступники действуют в направлении его непременного осуществления. При прогнозировании возможных провалов его можно характеризовать как «саморазрушающий»: он ориентирует деятельность сообщества или его соответствующего подразделения на то, чтобы вероятный прогноз не осуществился, не сбылся; 2) нейтрализации и постоянного коррумпирования правоохранительных и иных государственных, органов. Коррумпированные должностные лица обеспечивают ее необходимой информацией и реальной помощью при решении кадровых вопросов, при определении выгодных направлений преступной деятельности и организации самозащиты; 3) профессионального использования основных социально-экономических институтов и условий, действующих в стране в целях создания внешней законности своих действий; 4) распространения страхов и слухов о своем могуществе. Оно приносит преступной группе много Пользы: слухи и страхи деморализуют свидетелей и потерпевших. Они боятся расправы и не верят в защиту правоохранительных органов; 5) организации такой структуры управления преступной деятельностью, которая избавляет руководителей от необходимости непосредственной организации конкретных деяний и участия в их совершении. Таким образом они избегают уголовной ответственности. С привлечением к уголовной ответственности других лиц или подгрупп преступное сообщество сохраняется, обеспечивая преданных ему людей необходимой помощью; 6) совершения различных преступлений при ведущей и доминирующей мотивации — достижения корыстных целей и контроля, власти в какой-то сфере или на какой-то территории.

О межличностных отношениях в преступной группе ярче всего говорит наличие конфликтных ситуаций между членами. Конфликт — это столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций, мнений или взглядов оппонентов или субъектов взаимодействия.

Применительно к групповым преступлениям, независимо от их вида, необходимо устанавливать следующие обстоятельства (дополнительно к тем, которые разработаны в криминалистике для данного вида преступлений):

– весь круг лиц, принимавших участие в совершении групповых преступлений, и всю преступную деятельность группы;

– характер, состав, криминалистический тип и структуру преступной группы, особенности взаимоотношений ее членов, наличие в группе конфликтных отношений, ее внешние связи;

– организатора (лидера) конкретного группового преступления;

– роль и степень вины каждого соучастника группового преступления;

– причины и условия, способствовавшие формированию преступной группы и совершению групповых преступлений.

2. Понятие психологического контакта. Приемы допроса в бесконфликтной ситуации

 

Допрос — длительное, содержательное, непосредственное общение следователя с допрашиваемым. Это диалог, в процессе которого происходят поиски и установление истины. На допросе сталкиваются два различных мировоззрения, две воли, две тактики борьбы, различные интересы. На допросе нередко решается судьба допрашиваемого и судьбы других людей. Победить в этой борьбе следователю помогают специальные научные знания в области психологии и тактики допроса и мастерство, проявляющееся в профессиональных навыках ведения диалога1. Поэтому результат допроса в значительной степени будет зависеть от личностных качеств его участников, а в решающей степени — от профессионально необходимых психологических качеств следователя. Принципиальный, справедливый, честный, доброжелательный следователь вызывает уважение у, допрашиваемого, желание дать правдивые показания, помочь следствию.

Эффективность допроса обеспечивают и другие социально-психологические качества следователя, такие как выдержка, самообладание, эмоциональная устойчивость, жизненный опыт, профессиональные знания, умение логически правильно вести допрос. Умение найти нужный индивидуально-психологический подход к допрашиваемому — одна из основных задач следователя. Этот подход предусматривает учет возраста, пола, образования, профессии, жизненного опыта допрашиваемого, уровня культуры, интересов, взглядов, испытываемых в момент допроса психических состояний.

К внешним коммуникативным качествам следователя относятся внешний вид, физические данные, манера поведения, стиль одежды и т.п.

Необходимо учитывать и психологическое состояние свидетеля, вызванного на допрос, так как для большинства людей вызов к следователю является необычным событием, вызывающим волнение и растерянность. Помехой На пути установления надлежащей психологической обстановки допроса становятся и отдельные психологические качества следователя, в частности, недоверчивость, замкнутость, чрезмерная стеснительность, необщительность1.

Способы установления психологического контакта весьма многочисленны и разнообразны. Их выбор зависит от сложившейся следственной ситуации, особенностей личности, психологического состояния допрашиваемого и самого следователя. Психологический контакт может быть установлен путем воздействия на социально-психологические качества дотерпевших, свидетелей. Иногда следователь добивается психологического контакта, пробуждая доверие к себе, интерес у потерпевших, свидетелей к общению, отрешение найти общие склонности, увлечения. Объяснив свидетелю, потерпевшему, в связи с чем они вызваны на допрос, следователь должен выслушать их свободный рассказ, что дает допрашиваемому возможность сосредоточиться, вспомнить обстоятельства, а следователю — избежать постановки наводящих вопросов, внушающего воздействия. Уважительность и доверие к показаниям свидетелей потерпевших должны быть обязательными для следователя. С его стороны недопустимы грубость, насмешки, подчеркнутая недоверчивость, невнимательность, торопливость и т.п2.

Кратко остановимся на бесконфликтных ситуациях допроса, которые характеризуются признанием объективно установленных фактов с готовностью давать показания. Бесконфликтность ситуации, разумеется, не гарантирует полной откровенности обвиняемого. Он может добросовестно заблуждаться, ошибаться, неправильно понимать сущность тех или иных событий, наконец, обвиняемый, чистосердечно признавая свою вину, может подсознательно стремиться к ее преуменьшению. Поэтому подготовка к допросу даже в бесконфликтной ситуации в некоторых случаях должна включать элементы основанного на знании психологии обвиняемого прогнозирования ошибок. Учет таких особенностей обвиняемого, как завышенная самооценка, некритичность к собственной личности, недоброжелательное отношение к окружающим, позволяет предвидеть вольное или невольное стремление обвиняемого к смягчению своей вины.

Задача следователя при допросе в условиях бесконфликтной ситуации заключается в том, чтобы оказать допрашиваемому помощь в восстановлении действительной картины расследуемого события и в припоминании забытых фактов.

Существует целый ряд тактических приемов допроса в условиях бесконфликтной ситуации.

В частности, при вызове свидетелей и потерпевших обычно нет необходимости использовать повестки с предупреждением о том, что в случае неявки они могут быть доставлены приводом. Имеет смысл шире практиковать приглашение на допрос по служебному или домашнему телефону, а если приглашение делается в письменной форме – не повесткой, а простой неформальной запиской.

Имеет значение форма предупреждения допрашиваемого об уголовной ответственности за уклонение или отказ от дачи показании и за дачу заведомо ложных показаний. Следователь должен суметь разъяснить допрашиваемому всю серьезность и ответственность предстоящего следственного действия и в то же время сделать это без излишней официальности, чтобы не помешать установлению психологического контакта, не «спугнуть» допрашиваемого.

Конечно, если есть основания полагать, что свидетель или потерпевший не намерены говорить правду, соответствующее предупреждение должно быть сделано в иной, более жесткой форме.

Весьма эффективен и такой прием – допрос в хронологической последовательности. Допрашиваемому предлагается вспомнить, что он делал в какой-то конкретный день, начиная с определенного момента. Последовательно воспроизводя в памяти события этого дня, допрашиваемый часто может назвать такие факты и обстоятельства, о которых прежде он вспомнить не мог. При этом восстанавливать хронологическую последовательность событий можно как начиная от более раннего момента, так и наоборот – от более позднего к более раннему.

Нередко при допросе в условиях бесконфликтной ситуации используется постановка вопросов, активизирующих в сознании свидетеля ассоциативные связи. Например, если свидетель не может вспомнить, когда он встретился с обвиняемым, имеет смысл спросить его, встречались ли они в праздник или в будничный день, какая в день встречи была погода и т.д. Иногда этого оказывается достаточным, чтобы в памяти свидетеля восстановилась вся картина события.

Хорошие результаты дает также предъявление допрашиваемому различных вещественных доказательств, фотоснимков, схем, планов. В частности, при расследовании дорожно-транспортных происшествий свидетеля можно попросить показать на схеме, в каком направлении он двигался, в какой точке находился в момент события, где в это время находились соответствующие транспортные средства. Посмотрев на групповой фотоснимок, допрашиваемый нередко вспоминает подробности события, фамилии и имена лиц, интересующих следователя, и многое другое.

Наконец, очень эффективным нередко оказывается допрос на месте происшествия.

Применяя эти и другие приемы, следует, однако, быть весьма осторожным: всегда нужно помнить, что при неумелом их применении можно незаметно перейти ту грань, за которой оканчивается помощь допрашиваемому в восстановлении действительной картины события и припоминании забытых фактов и начинается внушение, «подсказки», наводящие вопросы, что совершенно недопустимо.

Полнота и качество восприятия событий зависят от совокупности объективных и субъективных факторов. К первым следует отнести факторы, не зависящие от самих потерпевших, свидетелей, их органов чувств. Чаще всего это условия восприятия, особенности и характер воспринимаемого события. Так, для восприятия большое значение имеет расстояние от места события до местонахождения свидетеля, потерпевшего. К объективным факторам, способным улучшить или ухудшить восприятие, можно отнести время суток, характер освещенности, длительность или кратковременность события, атмосферные условия (снегопад, густой туман, ясная погода и т.д.). К субъективным факторам следует относить различного рода дефекты сенсорного аппарата потерпевших, свидетелей, особенности их личности, благоприятные или неблагоприятные психофизиологические состояния, оказывающие влияние на восприятие. Например, свидетель с плохим зрением не смог заметить особенности внешности преступника, номер автомашины, совершившей наезд; состояние опьянения потерпевшего не дало ему возможности правильно воспринять событие преступления и т.д.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой выделяются два аспекта: это словесный обмен информацией между допрашиваемым и допрашивающим и получение информации о состоянии допрашиваемого и даже направление его мыслей путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, цвет кожных покровов и т.д.).

В ходе допроса всегда должно быть обеспечено тщательное наблюдение за допрашиваемым для установления его состояния, которое определяется по его внешнему виду, поведению, реакции на передаваемую ему информацию, на основании анализа его речи (темп, связность, повторения, отрывистость и т.д.)- Так, например, неожиданные спазмы, изменения скорости и ритма речи, утрата пауз, разрыв слов, хохот, быстрое дыхание и постоянное прерывание других рассматриваются как симптомы напряжения1.

Допрос потерпевших, свидетелей требует глубокого изучения их личности, ее психического состояния, что позволяет оказать воспитательное воздействие на потерпевших и свидетелей с антиобщественными взглядами, частнособственнической психологией, ведущих паразитический образ жизни, алчных, жестоких, трусливых, грубо нарушающих нормы морали, тем более, если эти социально-психологические отклонения вошли в число причин, условий, способствовавших совершению преступления.

На практике мнимая бесконфликтность ситуации допроса часто возникает в случае самооговора обвиняемого. Вероятность самооговора повышается, если обвиняемый отличается повышенной внушаемостью, податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию, слабоволием, недостаточной выносливостью к психическому напряжению. Наиболее типичными мотивами самооговора является стремление избавить от наказания действительного виновника (под влиянием родственных или дружеских чувств), либо продиктовано определенными групповыми интересами, или достигается угрозами и воздействием заинтересованных лиц в отношении тех, кто находится в какой-либо зависимости от них.

Допускаемое со стороны обвиняемого ложное признание может быть продиктовано его стремлением уклониться от ответственности за более тяжкое преступление. Таким путем он рассчитывает усыпить бдительность, создать себе алиби по другому делу либо доказать наличие обстоятельств, смягчающих или исключающих его ответственность и т.п. Полный вымысел сравнительно легко опровергается. Детализация и последующая проверка места, времени и других обстоятельств вымышленного забытия неминуемо ведут к разоблачению лжи.

Если допрашиваемый упорно скрывает достоверно известные ему сведения по делу либо сообщает заведомую ложь, то в отношении его следователь вправе применить метод изобличения. Изобличать допрашиваемого в сокрытии каких-либо фактов или заведомой лжи — значит опровергнуть его утверждения, показать их несостоятельность, несоответствие установленным по делу фактам. Достигается это путем предъявления доказательств, вскрытия противоречий, использования логической аргументации.    

Все доступные следователю и допустимые приемы воздействия на обвиняемого невозможно перечислить. Важно только отметить, что следователь не должен прибегать к запугиванию, унижению человеческого достоинства, необоснованным обещаниям и т.д. Задача юридической психологии как науки заключается в подведении теоретической базы к творческим находкам следователей.

3. Психологические особенности принятия решения судьей

 

Данный этап деятельности имеет особенность в психических коммуникациях, которые здесь возникают только между составом судей, рассматривающих уголовное дело. Закон прямо и категорически запрещает судьям вступление на данной стадии в какое-либо общение со всеми другими лицами без исключения. С учетом исключительной ответственности этой стадии вынесение приговора всегда осуществляется коллегиально, причем в строго определенном составе. Совещание судей является специфической совокупностью элементов формализованного и неформализованного общения. Формализованность призвана обеспечить полноту решения необходимых вопросов в формировании убеждения, активность деятельности каждого судьи. Элементы неформализованности обеспечивают свободу высказывания мнений по любому вопросу, относящемуся к делу.

Строгое ограничение коллегиальности способствует повышению чувства ответственности судей за ход и результаты их деятельности в совещательной комнате, предельной активизации их мыслительных процессов, гарантирует обособление от посторонних влияний.

Успех действий коллегии судей находится в прямой зависимости от деятельности каждого из них. У всех членов коллегии должно быть четкое понимание целей их деятельности, сознание высокой ответственности, что в свою очередь должно обеспечить повышенную психическую активность каждого судьи.

Формирование судейского убеждения — это результат воздействия на сознание судей определенной совокупностью доказательств, установленной и проверенной в ходе судебного разбирательства. Оно всегда складывается на основе рационального познания причинно-следственных и иных связей между фактами объективной действительности, ценностного к ним подхода, их соотношения с запретами уголовного права, чувственного переживания полученных по уголовному делу результатов познания, сделанных из них правовых выводов. На формирование судейского убеждения влияют социально-психологические и внесудебные факторы (поведение подсудимого в суде, оценка средств массовой информации и т.д.).

В соответствии с нормами закона, коллегия присяжных заседателей в совещательной комнате на основании итогов судебного следствия должна вынести вердикт, то есть решение по поставленным перед ней вопросам, включая основной — о виновности подсудимого. Исходя из контекста представлений о суде присяжных, последние руководствуются при этом своим разумом, совестью, житейским опытом, чувствами справедливости, долга, ответственности и т.д. В сложном мыслительном и психологическом процессе по оценке результатов судебного следствия существенное значение может иметь «правовое мировоззрение» присяжных заседателей, особенно познания их в области уголовного и уголовно-процессуального права. Непреходящее значение в этом отношении имеет и напутственное слово, с которым председательствующий обращается к присяжным заседателям перед удалением их в совещательную комнату1.

В гносеологическом аспекте процесс формирования судейского убеждения развертывается в системе «незнание — знание», от вероятностного знания к знанию истинному и достоверному на основе исследования определенной совокупности доказательств. Осознание судьей своей роли в осуществлении правосудия способствует появлению психологической установки несвязанности своего вывода по существу уголовного дела с выводами органов предварительного расследования, помогает вскрыть допущенные при расследовании ошибки или нарушения закона.

В психологическом аспекте существенным для процесса формирования судейского убеждения является перерастание сомнения как последствия вероятностного знания в убежденность судьи, характеризующую достоверность полученных знаний и готовность действовать в соответствии с законами. Изложенное выше позволяет нам наметить следующие этапы формирования убеждения судей: 1) предварительное изучение материалов уголовного дела с целью решения вопроса о предании обвиняемого суду; 2) планирование судебного разбирательства и выдвижение судебных версий; 3) проверка материалов предварительного следствия в судебном разбирательстве; 4) судебные прения и сопоставление своих оценок с оценками обвинения и защиты и, наконец, 5) окончательное формирование убеждения судьи в совещательной комнате при выработке коллективного убеждения. Первые два этапа характеризует убеждение в гносеологическом аспекте как знание, вероятностное, а в психологическом — как наличие сомнений. Судья в ходе судебного следствия, изучая доказательства, направляет свою деятельность на устранение возникших сомнений, подтверждает вероятностные предположения или приходит к выводу, что они были необоснованными. На двух последних этапах происходит окончательное формирование судейского убеждения. И хотя это деление схематично, важно подчеркнуть, что процесс формирования убеждения основывается не только на исследовании собранных доказательств, но и , является выражением личностной позиции судьи, его этических взглядов, профессионального правосознания, требования закона1.

Следует отметить, что судья как организатор процесса должен обладать высоким уровнем самоорганизованности, целеустремленностью, на-: стойчивостью и другими волевыми качествами. Председательствующему в процессе, кроме того, необходимо иметь незаурядные организаторские способности, которые реализуются в сложных условиях состязаний между сторонами уголовного процесса.

Остановимся кратко на специфике допроса в судебном заседании, который определяется самой процедурой судебного допроса. Председательствующий предлагает подсудимому дать показания по поводу предъявленного обвинения и известных ему обстоятельств дела. Суд выслушивает показания подсудимого, не перебивая его. В ходе изложения подсудимым показаний суд вправе лишь обращать его внимание на необходимость сообщать факты, имеющие отношение к делу и представляющие для суда интерес. После того как подсудимый закончит изложение своих показаний, его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвиняемого. Затем подсудимому вправе задавать вопросы другие подсудимые и их защитники. Независимо от принятого процессуальным законом порядка суд вправе в любой момент допроса подсудимого участниками судебного разбирательства задавать ему уточняющие и дополнительные вопросы!.

В общих чертах такой же является процедура допроса в суде потерпевших и свидетелей. Перед допросом эти лица предупреждаются об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, и им разъясняется обязанность рассказать правдиво все известное по уголовному делу. По общему правилу, потерпевшие допрашиваются раньше свидетелей.

Следует исключительно осторожно относиться к формированию общественного мнения до рассмотрения дела в суде, так как оно может оказать сильное воздействие на весь ход ведения судебного процесса и вынесение приговора. Никто не может и не должен, к примеру, через средства массовой информации утверждать о виновности того или иного лица и тем более требовать для него сурового наказания, прежде чем виновность этого лица будет доказана в судебном порядке.

На стадии вынесения приговора выполняется воспитательная функция. Каждый приговор должен воспитывать и его воспитательное воздействие будет достигнуто в том случае, если он будет понят всеми присутствующими, если он отвечает их нравственному убеждению, основанному на правосознании, воспринятым обстоятельствам дела.

 

 

 

 

 

Список литературы

 

  1. Васильев А.Н., Корнеева Л.М. Тактика допроса. М, 1970.
  2. Грошевой Ю.М. Проблемы формирования судейского убеждения в уголовном судопроизводстве. Харьков, 1975.
  3. Ляпунов Ю.И. Организованной преступность – самая опасная форма социального паразитизма // Корыстные правонарушения нетерпимы. М., 1989. С
  4. Организованная преступность. Круглый стол / Под ред. А.И. Долговой, СВ. Дьякова, НИ., 1989.
  5. Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1974.
  6. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 2005.
  7. Шебутани Т. Социальная психология. М., 1969.


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->