ПРИВЕДИТЕ ПЯТЬ ПРИМЕРОВ КОНКУРЕНЦИИ НОРМЫ-ЧАСТИ И НОРМЫ ЦЕЛОГО

В любом уголовном кодексе немало норм, конкурирующих по содержанию между собой. Они отражают прием законодательной техники абстрагирования и дифференциации норм, обобщения и конкретизации описания составов преступлений. Существование конкурирующих норм объективно и в целом полезно.

Конкуренция норм базируется на конструктивных особенностях общих и специальных норм и составов. Дифференциация же составов — на степени общественной опасности составов преступления. Соответственно и правила квалификации у них разные: конкуренция норм — по правилам ч. 3 ст. 17 УК, дифференцированные по частям норм составы — по ч. 1 и ч. 2 ст. 17 УК. Часть 3 ст. 17 УК регламентирует квалификацию деяний при конкуренции норм и предусмотренных в них составов так: «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме».

Наиболее «конкурентноемкая» в Кодексе гл. 30 – «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Три ее общие нормы — злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК) и халатность (ст. 283 УК) имеют специальные (дочерние) нормы во всех главах Кодекса.

При этом специальная норма и состав, в ней предусмотренный, может быть прямо обрисована признаками специального субъекта – «должностного лица» формулировкой способа совершения деяния «с использованием служебного положения» либо такие прямые указания закона отсутствуют, однако соответствующие преступления по службе вполне могут совершаться. Последние случаи надо оценивать как пробел в законе. Он, правда, без труда восполняется толкованием нормы. Но, конечно, если бы использование служебных полномочий было выделено в квалифицированном составе и соответственно строже наказывалось, по сравнению с тем же деянием, но совершенным общим субъектом, т.е. не по службе, это исключало бы вопросы квалификации при конкуренции норм.

Глава 29 Кодекса «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» специфична тем, что во многих составах субъектом может быть (и даже преимущественно) должностное лицо. Однако суровые санкции за особо тяжкие преступления этой группы позволили законодателю не выделять должностное лицо для этих преступлений.

Правила квалификации составов преступлений при их конкуренции следующие:

1) если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, уголовная ответственность наступает по специальной норме;

2) предусмотренность охватывает случаи как прямого указания нормы на конкурирующие признаки, так и вытекающие из содержания нормы;

3) величина санкций в общей и специальной нормах не имеет значения для абсолютного приоритета специальной нормы при квалификации конкурирующих составов преступлений.

При конкуренции нормы-целого и норм-частей, когда последние находятся между собой в соотношении общей и специальной норм (неоднократная конкуренция), содеянное надлежит квалифицировать исключительно по норме-целому (например, при захвате заложника насилие, опасное для жизни или здоровья, которое проявилось в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего (ч. 1 ст. 111, общая норма-часть), по неосторожности повлекшем его смерть (специальная норма-часть, ч. 4 ст. 111), следует квалифицировать только по ч. 3 ст. 206 УК РФ как захват заложника, повлекший по неосторожности его смерть (норма-целое). По объекту ст. 212 и 213 Массовые беспорядки (212) охватывают 213, т.к. объект тоже хулиганство.

Например, похищение человека было осуществлено с применением насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК), которое выразилось в причинении потерпевшему вреда здоровью средней тяжести. Норма, предусматривающая признаки этого преступления в целом, закреплена в п. «в» ч. 2 ст. 126 УК, а предусматривающая часть – в ст. 112 УК России. Окончательно преступление должно быть квалифицировано по п. в» ч. 2 ст. 126 УК России.

Таким образом, при конкуренции норм одно преступление подпадает под признаки двух или более статей УК России, но выбирается лишь одна из них. При идеальной совокупности преступлений одним деянием совершается два уголовно наказуемых посягательства, квалифицируемых самостоятельно.

 

ЗАДАЧА

 

30 октября 2000 г Моисеев, подыскивая очередной объект для нападения, узнал от знакомого Поротикова о Степкине, который, занимаясь продажей валюты, постоянно имел дома крупные суммы денег.

Моисеев предложил Поротикову, а также двум другим присутствовавшим при разговоре лицам – Доронину и Заикину – совершить разбойное нападение на квартиру Степкина, на что все трое согласились.

31 октября 2000 г по разработанному плану преступления Поротиков указал квартиру Степкину и остался внизу у подъезда для наблюдения за обстановкой. Доронин позвонил в квартиру и с целью проникновения в нее попросил Степкина обменять доллары США.

Степкин, открывая замки, в дверной глазок увидел, что один из преступников надевает маску, в связи с чем дверь не открыл, а стал кричать, что вызовет милицию. Испугавшись, соучастники убежали.

Дайте уголовно-правовую оценку содеянному.

 

РЕШЕНИЕ

Действия Моисеева, Портикова, Доронина и Заикина следует квалифицировать по ст. 30 УК РФ по ст. 29 ч. 2 как неоконченное преступление, включающее стадии приготовления к преступлению и покушению на преступление.

В соотвествии со ч. 1 ст. 30 УК РФ приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступление, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельства.

Таким образом, в соотвествии с ч. 1 ст. 30 УК РФ следует признать элементами стадии подготовки к преступлению:

– поиска Моисеевым очередного объекта для нападения;

– сговор Моисеева, Поротикова, Доронина и Заикина о совершении разбойного нападения на квартиру Степкина.

В соотвествии со ч. 3 ст. 30 покушением на преступление признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Таким образом, следует признать покушением на преступление на основании ч. 3 ст. 30 УК РФ выполнение указанных лиц следующих деяний:

– указание Поротиковым квартиру Степкина и наблюдение Поротиковым за обстановкой;

– звонок Доронина в квартиру с целью проникновения для якобы обмена долларов США.

Преступление не было совершенно по не зависящим от преступных лиц обстоятельствам – так как Степкин, увидев одного из преступников надевающим маску, поднял крик.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

  1. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  2. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2003.
  3. Герцензон А.А. Квалификация преступлений. М., 1947.
  4. Горелик А.С. Конкуренция уголовно-правовых норм. Учебное пособие. Красноярск, 1998.
  5. Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. М., 2002.
  6. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд. пер. и доп. М., 2004.
  7. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1976.
  8. Курс уголовного права. Особенная часть/ Под ред. Г.И. Борзенкова, В.С. Комисарова.–М.: ИКД «Зерцало–М», 2004.
  9. Малков В.П. Совокупность преступлений. Казань, 1974.
  10. Мальцев В.И. Квалификация преступлений. Куйбышев, 1987.
  11. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. М., 2002.
  12. Семернева Н.К. и др. Множественность преступлений: квалификация и назначение наказания. Свердловск, 1990.
  13. Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. М., 2002.

 

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->