Правовые проблемы и методы их решения

Выселения АО «Хлеб» из здания магазинов, а также об изъятии у АО «Хлеб» имущества, полученного от ТОО «Центр», подлежащим удовлетворению.

Таким образом, в данном решении своеобразно мотивированы основания и правовые последствия недействительности сделки. Сделка признана недействительной по ст. 168 ГК РФ (как ничтожная) и одновременно по ст. 174 ГК РФ (как оспоримая).

Суд не сослался на ст. 167 ГК РФ и не применил реституцию, возврат имущества и выселение ответчика из помещений обосновал нормами обязательств из неосновательного обогащения, однако фактически резолютивная часть решения означает применение двухсторонней реституции.

Апелляционная инстанция решение оставила без изменения. Соглашаясь с применением ст. 174 ГК РФ, судебная коллегия указала, что соглашение о передаче имущества ТОО «Центр» подписано директором Головко отстраненным в этот день от должности. При этом ответчик, заключая такое соглашение и расценивая его как отступное, заведомо знал, что ни размер, ни сроки и порядок предоставление отступного, учредителями не установлен. Нет таких условий и в самом соглашении. Нетрудно заметить, что в статье 174 ГК РФ речь идет об осведомленности стороны по поводу полномочий лица, совершившего сделку, а не условий самой сделки.

Анализируя соглашение о передаче имущества, коллегия указала, что задолженность по банковским ссудам и процентам не может быть предметом цессии, следовательно, обязательство по возврату ссудной задолженности и процентов на основании ст. 168 ГК РФ возникло из ничтожной сделки. В силу статьи 167 ГК РФ у АО «Хлеб» отсутствовало право принимать имущество ТОО «Центр» в счет погашения ссуды и процентов по ней. Применив двустороннюю реституцию (ч. 2 ст. 167 ГК РФ), суд подтвердил правильность выводов суда первой инстанции.

Кассационная инстанция недействительность сделки по передаче имущества в части отсутствующих полномочий у директора обосновала ссылкой на статьи 53,183 ГК РФ и указала что, ст. 174 ГК РФ в данном случае не применяется, согласилась с выводом о недействительности соглашения как несоответствующем требованиям ст. 409 ГК РФ и дополнительно обосновала необходимость применения статьи 10 ГК РФ.

Коллегией установлено, что при заключении соглашения о передаче имущества ТОО «Центр» кредитору АО «Хлеб», у ТОО «Центр» имелась задолженность по картотеке №2 в виде обязательств перед бюджетом, неисполненного решения арбитражного суда, задолженности по заработной плате на общую сумму свыше 200 миллионов рублей.

Статья 56 ГК РФ предусматривает ответственность юридического лица по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Передача кредитору (АО «Хлеб») 70 процентов принадлежащего ТОО «Центр» об ременного долгами перед иными кредиторами имущества, нарушало охраняемые законом интересы остальных взыскателен, существенно уменьшило размер основных фондов должника, привело к превышению кредиторской задолженности над стоимостью всего оставшегося имущества ТОО «Центр», являлось злоупотреблением правом даже при наличии полномочий на совершение сделки.

При рассмотрении данного спора остался неразрешенным вопрос, является ли недействительной сделка по переуступке права требования кредиторской задолженности и банковских процентов?

Ошибочное применение ст. 174 ГК РФ устранено и по делам № 248/97,№ 1191/97, №539/97.

Анализ судебной практики показал, что иногда сложно провести разграничение между ничтожными и оспоримыми сделками вследствие превышения полномочий (ст. 174 ГК РФ) им нарушения правоспособности юридического лица (ст. 173 ГК РФ), так как имеют место и нарушения законодательства при заключении сделки и одновременно условия для вынесения возможности применения правил об оспоримых сделках. При таком наслоении кассационная инстанция исходила из того, что отношения сторон следует квалифицировать, прежде всего, с учетом правил о ничтожности сделок (ст. 168).

Так, по делу ФО8-539/97 Центр занятости обратился в Арбитражный суд Ростовской области с иском к администрации г. Новочеркасска о возврате финансовой помощи в размере 500 млн. руб. и 640 016 286 руб. штрафных санкций на основании договоров поручительства от 27.02.95 г.

Администрация г. Новочеркасска обратилась со встречным иском о признании недействительным договора поручительства. Городская Дума г. Новочеркасска, как третье лицо с самостоятельными требованиями на стороне администрации, также заявила требования о признании договора поручительства недействительным. Из материалов дела следует, что между Новочеркасским городским центром занятости населения и ТОО фирмой «Караван» заключен договор от 24.02.95 об оказании финансовой помощи на создание рабочих мест. Предметом договора являлась совместная деятельность «Центра» и «Работодателя» — ТОО «Карнавал», по которой центр обязывался оказать финансовую помощь в размере 500 млн. руб., а работодатель создать 110 рабочих мест для трудоустройства инвалидов. Поручителем обеспечения обязательств ТОО «Караван» выступила администрация г. Новочеркасска, которая обязывалась отвечать в том объеме, что и ТОО «Караван».

В связи с нарушениями последним обязательств по договору «Центр» обратился с иском к поручителю.

Администрация г. Новочеркасска предъявление встречного иска о признании недействительным договора поручительства обосновала нарушением правоспособности юридического лица.

Суд первой инстанции удовлетворил встречные исковые требования, договор поручительства признал недействительным по ст. 174 ГК РФ на основании следующего:

Законом РФ «Об общих принципах местного самоуправления» полномочия по утверждению бюджета города отнесены исключительно к компетенции Городской Думы. Администрация города могла распоряжаться муниципальной казной в соответствии с Уставом города. Представленный Устав г. Новочеркасска предоставляет администрации право заключения договоров только в пределах ее компетенции. Апелляционная инстанция, сохраняя резолютивную часть решения суда, изменила основания признания договора поручительства недействительным, сославшись на ст. 168 ГК РФ. Мотивировочная часть дополнила также указанием на то, что Городская Дума, созванная в 1994 году действовала на основании Положения «Об основах организации местного самоуправления в РФ на период поэтапной конституционной реформы», (утвержденного Указом Президента от 26.10.93) решения, связанные с утверждением местного бюджета, расходованием финансовых средств принимаются Думой по представлению и согласованию с Администрацией. Решения, связанного с расходованием денежных средств в целях обеспечения договора об оказании финансовой помощи «Центром» «ТОО «Караван», Городская Дума не принимала.

Кассационная инстанция решение и постановление отменила в связи с неполным выяснением фактических обстоятельств дела, по вопросу об основаниях признания сделки недействительной указала следующее: «Согласно Положению «ОБ основах организации местного самоуправления в Российской Федерации на период поэтапной конституционной реформы» и Закону РФ «Об общих принципах местного самоуправления» в том случае, когда глава администрации заключил договор поручительства в порядке обеспечения какого-либо обязательства, законность поручительства зависит от тог, соответствует поручительство и обязательство обеспеченное им, расходным статьям бюджета, не была и исчерпана соответствующая расходная статья на момент заключения договора поручительства.

Удовлетворение встречного иска о признании недействительным договора поручительства мотивировано тем, что глава администрации при заключении данной сделки распоряжался бюджетными средствами не в соответствии с целевой программой их расходования.

Между тем утвержденный городской бюджет на 1995 год содержит такую статью расходов, как государственные капитальные вложения Судом не исследовано – чьей собственностью являлся спорный рынок, на финансирование которого оказана финансовая помощь, получила ли администрация города имущественную выгоду от строительства рынка и передачи его с баланса ТОО «Карнавал» на баланс фирмы «Флокс ЛТД» и, следовательно, соответствует ли договор поручительства расходными статьями бюджета».

При рассмотрении исков о признании сделок недействительными применительно к договорам аренды участков лесного фонда возник вопрос отношении статей 173 и 168 ГК РФ (Д-№ Ф08-645/97). Афипский лесхоз обратился с иском о взыскании арендной платы, взноса, но воспроизводство, охрану и защиту лесов и пени за просрочку платежей. Решением Арбитражного суда Краснодарского края иск удовлетворен.

Материалами дела установлено, что в нарушение ст. 28 Основ лесного законодательства, статей 4,17 Положения об аренде участков лесного фонда в РФ, договор на аренду участков лесного фонда заключен между Афипским лесхозом и АООТ «Афипский лесокомбинат без выдачи лицензии. Сторонами не определен размер арендной платы. «Афипский лесокомбинат» не осуществлял арендное пользование лесными участками и вносил не арендную плату, а перечислял в районный бюджет лесные подати. Кассационная инстанция решение отменила по тем основаниям, что договор на аренду участков лесного фонда не содержит существенных условий об арендной плате и выполнить эти условия путем применения ст. 614 ГК РФ невозможно в связи с тем, что законодательством предусмотрен специальный порядок определения размера арендной платы (п. 33-37 Положения об аренде участков лесного фонда в РФ).

В мотивировочной части постановления не нашел отражения вопрос, вызвавший разногласия при применении постановления: договор аренды участков лесного фонда, заключенный без выдачи лицензии является ничтожной или оспоримой сделкой?

Вариант 1. Данный договор является ничтожной сделкой, так как выдача лицензии означает одно из необходимых условий для заключения договора (единство административного акта и договора), выдача лицензии в отличие от общего правила означает не разрешение на занятие хозяйственной деятельностью, а не заключение договора, являющегося необходимым условием для определенной деятельности;

Вариант 2. Договор аренды участков лесного фонда без выдачи лицензии является в соответствии со ст. 173 ГК РФ оспоримой сделкой со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями (предъявление соответствующих исковых требований определенным кругом лиц и т.д.).

По делам №№ 77/97,76/97-1,75/97; заявлены иски о признании недействительными договоров аренды земельных участков. Обстоятельства дела по указанным спорам заключаются в следующем:

Истцам в установленном порядке администрацией города Сочи были предоставлены в пользование земельные участки, выданы государственные акты на право бессрочного (постоянного) пользования землей. Впоследствии администрация города Сочи постановлением от 08.09.95 поручила комитету по управлению имущества заменить ранее выданные правоустанавливающие документы на бессрочное (постоянное) пользование землей под приватизированными объектами юридических лиц на договоры аренды сроком на 49 лет с правом их продления.

Во исполнение указанного постановления с юридическими лицами заключены договоры аренды земельных участков.

Предъявляя иски о признании договоров аренды недействительными, истцы ссылались на то, что не отменны ранее принятые постановления администрации, госакты на право бессрочного пользования землей, не изъяты в установленном порядке земельные участки, замена вещных прав на обязательственные произошла без согласия землепользователей, имело место заключение сделок под влиянием насилия.

Решениями Арбитражного суда Краснодарского края иски удовлетворены по тем основаниям, что законодательство не допускает прекращения вещного права бессрочного пользования земельным участком на обязательственные права, не предполагает сдачи в аренду земельных участков ранее предоставленных в бессрочное пользование и неизхъятых в установленном порядке, договоры аренды заключены с нарушением принципа свободы договоров вследствие понуждения землепользователей со стороны администрации города Сочи

Постановлением апелляционной инстанции решения суда отменены, в исках отказано.

Кассационная инстанция постановления апелляционных инстанций оставила без изменения и поддержала выводы судов о том, что заключение договоров аренды земельных участков не противоречит действующему законодательству. На основании ст. 8 закона Краснодарского края «Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае» обоснован вывод о праве органов местного самоуправления распоряжаться земельными участками, находящимися в границах существующей застройки населенных пунктов. Довод заявителей жалоб о том, что в силу норм гражданского законодательства до передачи земли в аренду требовалось прекращение права на земельный участок (изъятие земельного участка) отклонены со ссылкой на то, что заключением договора аренды право пользования участком не прекращено. Произошло изменение правового режима землепользования, причем с согласия истцов.

В соответствии со ст. ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительность прочих ее частей, если можно предположить, то сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

В практике окружного суда соблюдались оба условия, при которых допускается недействительность части сделки, а именно:

1)недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей;

2)стороны согласны совершить сделку без недействительной ее части

Так, например, по делу №ФО8-189/97 именно потому, что отсутствовало второе условие, недействительным признан в целом договор купли-продажи акций от 04.04.94 согласно которому покупатель оплатил акции путем передачи на баланс банка производственного здания и гаражного блока. Указанный способ оплаты акций был обусловлен другим соглашением, предусматривающим порядок внесения в уставный фонд АКБ нежилых помещений в целях размещения на вносимых площадях филиала банка. В связи с нарушением этого условия, АООТ «Ставропольский электропроект» обратилось с иском об изъятии у АКБ «Барс» внесенных в уставный капитал помещений.

Отменяя судебные акты первой и апелляционной инстанции, окружной суд указал, что согласие сторон о возврате АООТ «Ставропольский электропроект» имущественного вклада в виде производственных помещений в случае нарушения условия открытия филиала банка, является недействительной частью договора от 04.04.94, так как противоречит п. 8 Положения об акционерных обществах от 25.12.90 №601.

Из решения совета директоров АООТ «СТЭП» следует, что без указанного условия договора купли-продажи не состоялся бы. При таких обстоятельствах договор от 04.04.94 о приобретении акций является недействительной (ничтожной) сделкой в целом.

На основе анализа дел рассмотренных в Федеральном арбитражном суде Северо-Кавказского округа, а также опубликованных постановлений Высшего Арбитражного Суда РФ сформулированы выводы по следующим вопросам применения ст. 183 ГК Р.

 

В чем может выражаться «превышение полномочий»?

 

При анализе ответа на данный вопрос у окружного суда возник данный вопрос о соотношении норм ст. 174 и 183 ГК РФ.

Превышение полномочий, по смыслу ст. 183 ГК РФ, выражается в действиях за пределами прав, предоставленных доверенностью, либо трудовым договором. «Отсутствие полномочий» в отличие от «превышения полномочий» имеет место в тех случаях, когда лицо действует от имени другого без правового основания. Указанная ситуация может иметь место тогда, когда доверенность, по которой представитель подписал документ, ко дню его подписания отозвана или иным образом утратила силу, документ подписан по подложной доверенности (если этот факт установлен в порядке, предусмотренном нормами УК РФ или мог быть обнаружен при внимательном изучении доверенности), если не существует юридического лица, от имени которого выдан документ.

При определении круга лиц, по смыслу ст. 183 ГК РФ действующих с превышением полномочий, выявились две различные позиции.

Вариант № 1. Ст. 183 ГК РФ не регулирует действий органов юридического лица с превышением полномочий независимо от того, определены ли эти полномочия законодательными актами или учредительными документами юридического лица, так как орган не является представителем юридического лица. Все последствия ограничения полномочий органа юридического лица регулируются ст. 174 ГК РФ, поэтому ст. ст. 174, 183 ГК РФ имеют разные диспозиции, они не пересекаются, так как имеют различные сферы действия.

Вариант№ 2. превышение полномочий по смыслу ст. 183 ГК РФ может выражаться и в действиях органа юридического лица. При наличии конкуренции полномочий, в частности, при заключении сделок органом юридического лица за пределами прав, дополнительно ограниченных учредительными документами, отношения сторон должны регулироваться ст. 174 ГК РФ с учетом специальных оснований для признания сделки недействительной и спариванием правовых последствий по ст. 183 ГК РФ.

 

Может ли представляемый, не одобривший сделку, обратиться с иском о признании ее недействительной? Если – да, то какая статья ГК РФ должна применяться в этом случае? Если – нет, то как такое лицо может защитить свои права?

 

Представляемый, не одобривший сделку, в целях установления действительных правоотношений сторон, вправе обратиться с иском о признании сделки недействительной. Иск о признании сделки недействительной в отношении представляемого должен быть обоснован ссылками на ст. 168 либо ст. 174 ГК РФ. Однако при вынесении судебного акта о признании недействительной сделки в отношении представляемого, суд должен применить ст. 183 ГК РФ, указав, что сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица. В результате в арбитражном процессе будут затронуты права и интересы физического лица. Вследствие этого возникает вопрос о подведомственности таких споров. С учетом вышеизложенного, необходимо разъяснение высшего арбитражного Суда Российской Федерации по этому вопросу.

 

Какое решение должен принять суд, если в процессе рассмотрения иска о признании сделки недействительной будет установлено, что иск предъявлен к лицу, не одобрившему сделку, совершенную неуполномоченным лицом?

 

Суд должен признать недействительной (ничтожной) сделку, в отношении лица, которое ее не одобрило. Если же обстоятельство спора подпадают под диспозицию ст. 174 ГК РФ, спор должен разрешаться с учетом правил ст. 174 ГК РФ. Однако при этом, как уже указывалось выше, остается спорным вопрос о подведомственности таких споров.

Позиция окружного суда по этому вопросу, изложена в части по делу № 248/97 (Арбитражный суд Ростовской области). АООТ «Ростов нефтепродукт» предъявило иск к АОЗТ «Траст» о признании договоров хранения недействительными и о взыскании задолженности за хранение в размере 1288753604 руб.

Судом первой инстанции установлено, что между Батайской нефтебазой (структурное подразделение объединения «Ростовнефтепродукт») в лице заместителя директора Мальченко и АОЗТ «ТРАСТ» заключен договор на оказание услуг по сливу-наливу и хранению бензина. В соответствии с Положением директор Нефтебазы действует на основании генеральной доверенности, выдаваемой АООТ «Ростовнефтепродукт». Согласно указанной доверенности именно директор уполномочен удостоверять своей подписью договоры (без права передоверия).

Су четом этого суд первой инстанции на основании ст. 174 ГК РФ сделал вывод о том, что догов, заключенный директором, является недействительным. При этом суд отказал в удовлетворении ходатайства ответчика, основанном на статьи 183 ГК РФ, о привлечении к участию в деле Мальченко, сославшись на то, что Мальченко действовал не от собственного имени, а от имени Батайской нефтебазы, причем сделка не была одобрена АООТ «Ростовнефтепродукт». Суд также указал что «ссылка ответчика на гр. Мальченко вообще не состоятельна, поскольку Мальченко являлся работником Батайской нефтебазы, выступал при заключении договора как ее представитель, а не представитель каких-то своих личных интересов, как гражданина. В связи с этим несостоятельно ходатайство о прекращении производства по делу на основании п. 1 ст. 22 АПК РФ в связи с тем, что Мальченко не предприниматель… м как гражданин Мальченко не участвовал при заключении договора и тем более не может участвовать в деле в качестве стороны…»

Постановлением апелляционной инстанции сделка признана ничтожной на основании ст. 168 ГК РФ, вывод суда об оспоримости сделки на основании ст. 174 ГК РФ признан ошибочным, однако поскольку неправильная квалификация спорных отношений по основаниям недействительности сделки не привела к принятию неправильного решения, резолютивная часть решения по делу оставлена без изменения. Затраты по хранению бензина взысканы с ответчика в форме убытков.

Апелляционная инстанция также не приняла во внимание доводы ответчика о необходимости применения ст. 183 ГК РФ и подведомственности спора арбитражному суду с учетом последствий ее применения, затрагивающих интересы физического лица.

По мнению коллегии, данная норма гражданского права применяется к случаям «заключение сделки надлежащей стороны по договору, каковой Батайская нефтебаза не является», доказательств одобрения сделки ответчиком не представлено. Взыскиваемая с АОЗТ «Траст» сумма убытков уменьшена до 76 198 924 рублей.

Кассационная инстанция согласилась с основными выводами апелляционной инстанции, изменив расходы по госпошлине. При этом было отмечено, что поскольку, договор хранения со стороны истца подписан неуполномоченным лицом и сделка впоследствии им прямо неодобрена, права и обязанности у него по этой причине не возникли.

Вместе с тем ответчик фактически пользовался услугами по хранению нефтепродуктов и за эти услуги истцом предъявлено требование об оплате, поэтому доводы о том, что стороной в споре должен выступать Мальченко как физическое лицо, необоснован.

Доводы о необоснованном отказе судом апелляционной инстанции в удовлетворении ходатайства в вызове в качестве свидетеля Мальченко Г.С. отклонены, поскольку это определение в силу ст. 179 АПК РФ не обжалуется

Таким образом, при рассмотрении данного спора возник вопрос о порядке применения ч. 1 ст. 183 ГК РФ. На наш взгляд, позиция суда первой инстанции о невозможности удовлетворения ходатайства о привлечении физического лица противоречиво, так как в начале обоснован вывод о ненадлежащем субъектном составе сделки, а затем утверждается, что заместителем директора был представителем нефтебазы. Нельзя согласиться и с выводом апелляционной инстанции, так как оно верно лишь в отношении ч. 2 ст. 183 ГК РФ. Суды сделали правильный вывод о ничтожности сделки, заключенной неуполномоченным лицом без последующего одобрения представляемого. Вместе с тем по смыслу ч. 1 ст. 183 ГКРФ сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего его лица, следовательно, ходатайство о привлечении к участию в деле физического лица основано на данной норме. Однако, в результате этого в арбитражном процессе будет затронуты права и интересы физического лица и возникает вопрос о подведомственности таких споров.

С учетом вышеизложенного, ВАС РФ необходимо дать разъяснения по этому вопросу.

 

Какое решение должен принять суд, если в соответствии со ст. 183 ГК РФ придет к выводу, что стороной по сделке является работник юридического лица, который, не имея полномочий, заключил предпринимательскую сделку?

 

Суд должен признать обязанной стороной по сделке работника юридического лица. Гражданин не вправе в этом случае ссылаться в отношение заключенных с превышением полномочий сделок на то, что он не имеет статуса индивидуального предпринимателя и не должен выполнять обязанности, вытекающие из предпринимательской сделки. Возложение бремени последствий, вытекающих из предпринимательской сделки, на физическое лицо выступает в качестве санкции за недозволенное поведение. Аналогичный подход закреплен в ст. 23 ГК РФ при осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации в качестве предпринимателя.

 

Недействительность сделок в сфере приватизации

 

При предъявлении исков о признании сделок приватизации недействительными и применении последствий недействительных сделок постоянно возникает вопрос о том, к какой категории недействительных сделок следует относить указанные сделки: к ничтожным или оспоримым. Вопрос о виде недействительности сделок приватизации, как и любой недействительной сделки, имеет несколько правовых последствий. Во-первых, от данной квалификации зависит определение сроков исковой давности. Во-вторых, в зависимости от этого решается вопрос о применении правовых последствий недействительности сделки. В-третьих, определяются условия признания сделок недействительными.

В некоторых постановлениях окружного суда неоднократно формулировался вывод о квалификации сделок приватизации в качестве ничтожных сделок. Так, например, по делу № 719-9 АС Краснодарского края (вх. №Ф08-1170/97) в мотивировочной части постановления сформулирован следующий вывод:

Сделка приватизации не относится к оспоримым сделкам. Согласно ст. 166 ГК РФ основания, по которым оспоримая сделка признается недействительной, и лица, которым предоставлено право предъявлять требование о признании оспоримой сделки недействительной, устанавливаются этим Кодексом. Никаким другим нормативным актом, в том числе Законом о приватизации, не могут быть установлены ни основания признания оспоримой сделки недействительной, ни лица, имеющие права заявлять иски об этом. Действовавшее в момент принятия Закона о приватизации предприятий законодательство не предусматривало деление сделок на ничтожные и оспоримые, а также не устанавливало основанные на этом различия в правилах рассмотрения споров о недействительности сделок.

Другая точка зрения по этому вопросу заключается в том, что столь жесткая позиция о признании всех недействительных сделок приватизации в качестве ничтожных неприменима к данным сделкам с учетом особого характера сделок в указанной сфере. Нарушения законодательства при приватизации могут быть очевидными и нуждающимися в доказывании. Однако совершение сделки происходит в достаточно сложном режиме и приводит к изменению субъекта права собственности. Квалификация вследствие любого нарушения законодательства сделки в качества ничтожной может привести к тому, что при рассмотрении любого спора, даже непосредственно не связанного с процедурой приватизации, рассматривая приватизационные документа в качестве доказательств по делу, суд может объявить сделку приватизации ничтожной и по собственной инициативе применить правовые последствия недействительности сделки.

В 1997 г в ФАС СКО увеличилось количество дел, связанных с признанием сделок приватизации недействительными в связи с нарушением субъектного состава участников сделок, а именно в связи с нарушением организационно-правовой формы предприятия – покупателя. Так, по делам № Ф08-1372/97;1338/97;1337/97;1456/97 и другим после завершения процесса приватизации предъявлялись иски о признании недействительными договоров купли-продажи, свидетельств о собственности, решений комитетов по управлению имуществом и приведении сторон в первоначальное положение на том основании, что договоры купли-продажи являлись ничтожными сделками, так как предприятия, выкупившие имущество, не привели свою организационно-правовую форму в соответствии с Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности». Цель исков не скрывалась: после приведения сторон в первоначальное положение, включить спорные объекты в состав муниципальной собственности и провести их продажу на аукционе (конкурсе)

При рассмотрении кассационная инстанция исходила из того, что если договор аренды с правом выкупа отвечал требованиям законодательства, нарушение организационно-правовой формы после заключения договора купли-продажи было устранено путем регистрации в установленном порядке надлежащего юридического лица, то грубых нарушений законодательства, влекущих недействительность сделки, не было. При вынесении соответствующего постановления кассационная инстанция учитывала и практику ВАС РФ, в частности, постановление от 23.07.97 г № 1690/97, в котором в качестве одного из оснований удовлетворения протеста указано, что «в деле отсутствуют доказательства приведения организационно-правовой формы арендного предприятия «ресторан «Дубрава» в соответствии с действующим законодательством».

Однако из постановлений следует, что в деле были и другие существенные нарушения законодательства о приватизации. Если же таковых не имелось, то практика ВАС РФ исходит из того, что «выкуп имущества арендным предприятием, не преобразовавшим организационно-правовую форму в соответствии с законодательством, … не является основанием для признания сделки приватизации недействительной» (постановление ВАС РФ № 4575/95 от 08.10.96 г).

Вместе с тем кассационная инстанция сохраняла в силе решения арбитражного суда о признании недействительными сделок приватизации, заключенные с нарушением приватизационного законодательства, даже если эти нарушения продолжались длительное время (дело № Ф08-1170/97).

По некоторым делам (№ Ф08-2316/2; Ф08-748/97;) о признании сделок приватизации недействительными возникал вопрос, следует ли признавать недействительными сделки по внесению органами местного самоуправления муниципального имущества в уставные капиталы действующих частных предприятий, если указанные действия совершены до введения в действие Государственной программы приватизации на 1994 г (следовательно, до принятия специального ограничения на внесение ими имущественных вкладов в уставные капиталы действующих предприятий (п.5.18.4). В обоснование действительности таких сделок стороны ссылались на ст. 3 Закона «О собственности в РСФСР» и п. 3 ст. 5 Закона «О предприятиях и предпринимательской деятельности». В этих случаях кассационная инстанция придерживалась единообразной практики, признавая данные сделки недействительными, исходя из того, что внесение имущества в уставные капиталы коммерческих организаций следует расценивать как их приватизацию в обход законодательства.

По делу Ф08-1201/97 возник вопрос о действительности договора, в соответствии с которым предприятие приняло на себя обязанность оплатить за победителя аукциона часть стоимости приватизируемого последним имущества (и выполнило ее впоследствии) с условием приобретения права общей долевой собственности на выкупленное имущество. Ссылаясь на данный договор АООТ «ГАЗ-автотехобслуживание» обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском к ТОО «Полина» о расторжении договора и о признании права на 7/10 долей в праве собственности на магазин. ТОО «Полина» предъявило встречный иск о расторжении договора и о признании недействительным п. 3 договора, предусматривающего распределение между сторонами права собственности на имущество магазина. Решением Арбитражного суда основной иск удовлетворил, в удовлетворении встречного иска отказано. Апелляционная инстанция решение оставила без изменения.

Удовлетворяя основной иск и отказывая в удовлетворении встречных исковых требований, суды сослались на то, что договор о совместной коммерческой деятельности предусматривал получение и использование ТОО «Полина» законных средств платежа для расчетов за приватизированное имущество.

Кассационная инстанция отменила судебные акты ввиду не соответствия выводов нормам материального права, указав следующее:

Условия договора, предусматривающего переход к СТКЦ «ГАЗ-АТО» права собственности на 70% имущества магазина, по существу являются условиями о продаже ему необходимого имущества. Включение данных условий в договор о совместной деятельности необходимо оценивать как заключение в этой части притворной сделки, направленной на то, чтобы прикрыть отношения по продаже имущества. На основании п. 2 ст. 170 ГК РФ к условиям договора о совместной деятельности, предусматривающим переход к СТКЦ «ГАЗ-АТО» был государственным предприятием с учетом ст. 9 Закона РСФСР «О приватизации» условие п.3 договора, предусматривающее приобретение СТКЦ «ГАЗ-АТО» 70% имущества приватизируемого магазина, является ничтожным на основании ст. 168 ГК РФ.

 

Правовые последствия признания сделок недействительными

 

В арбитражной практике окружного суда нередко возникает вопрос о том, вправе ли суд, установив несоответствие между заявленным исковым требованием и действительным основанием иска, предполагающем заявление требований о применении последствий ничтожности сделки, либо о признании недействительности ничтожной сделки, решить спор на основании норм ГК РФ о недействительных сделках. Иногда суды в подобных случаях отказывают в иске, не применяя по собственной инициативе правил ГК о последствиях ничтожности сделки.

Практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа свидетельствует о том, что при обнаружении указанного несоответствия между заявленным и фактическим основанием иска, спор разрешается по существу на основании законодательства, регулирующего установленные общественные отношения сторон.

Так, решение Арбитражного суда Краснодарского края по делу № 189-1 удовлетворен иск АО НПО «Стромэкология» к АО «Состэк-Холдинг ЛТД» об устранении препятствий в пользовании объектом незавершенного строительства – опытно-экспериментальной базы в пос. Кириловка г. Новороссийск.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменно и в иске отказано по тем основаниям, что истец не представил доказательства наличия препятствий в пользовании базой. Апелляционная инстанция указала, что есть требований, заключается в признании недействительной сделки, а не об устранении препятствий в пользовании базой. По ее мнению, после заключения сделки от 13.09.93 о разделе базы, между сторонами возникли обязательства вещные, а не вещно-правовые отношения, действующим законодательством не предоставлено право предъявления вещно-правовых требований при наличии обязательственных отношений между сторонами.

Постановлением кассационной инстанции постановление апелляционной инстанции изменено и дополнено в части признания недействительным акта раздела и приема-передачи долевого вклада в денежном выражении незавершенного строительством опытно-экспериментальной базы в п. Кириловка от 13.09.93, стороны приведены в первоначальное положение. В мотивировочной части постановления кассационной инстанции дана оценка состоявшегося соглашения от 13.09.93 подписанного генеральным директором АО «НПО Стромэкология ЛТД» о разделе и приеме-передаче долевого вклада и приеме – передаче незавершенного строительства опытно-экспериментальной базы в связи с выделением из состава АО в качестве самостоятельного юридического лица АО «Состэк Холдинг».

В частности, отмечено, что фактически стороной заявлено требование о признании недействительным акта от 13.09.93. Данный акт является недействительным и не влечет юридических последствий в силу ст. 166,168 ГК РФ поскольку при принятии решения о выделении АО «Состэк Холдинг ЛТД» нарушен порядок проведения собрания акционеров (п.п. 93,94,95,96,97,109, Положения об АО). Решение о реорганизации АО «НПО Стромэкология ЛТД», содержащееся в протоколах от 16.02.92 и 04.10.92, не имеет юридической силы и не может быть принято во внимание в силу п. 2 ст. 11 АПК РФ.

Следовательно, является недействительным и акт от 13.09.93 составленный на основании решения о реорганизации.

Согласно ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть заявлено любым заинтересованным лицом. Как должен поступить суд, если, по его мнению, иск о применении последствий ничтожности сделок заявлен лицом, не относящимся к числу заинтересованных лиц?

По делу № 86-1 Арбитражного суда Краснодарского края (вх. № Ф08-1139/97) санаторий обратился в арбитражный суд с иском к хозяйственному обществу о применении последствий недействительности договора аренды здания, заключенного территориальным советом по управлению курортами профсоюзов (арендодателем) и хозяйственным сообществом, требуя возвратить арендованное здание.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано.

Кассационная инстанция поддержала принятые решения.

Из материалов дела и пояснений сторон следовало, что территориальный совет по управлению курортами профсоюзов заключил с хозяйственным обществом договор аренды здания — памятника архитектуру, находившегося во владении санатория.

Впоследствии комитет по охране, реставрации и эксплуатации историко-культурных ценностей (наследия) и хозяйственное общество заключили охранно-арендный договор, которым предусмотрена обязанность общества разработать проектно-сметную документацию и произвести ремонтно-реставрационные работы. В соответствии с условиями договоров общество осуществило реконструкцию здания, включая замену несущих конструкций.

Кассационная инстанция исходила из того, что при изложенных обстоятельствах исковое требование о применении последствий недействительности сделки в форме возвращения полученного по сделке не подлежит удовлетворению.

В соответствии со ст. 167 ГК РФ каждая из сторон недействительной сделки должна возвратить другой стороне все полученное по сделке. Применяя последствия недействительности договора аренды, спорное здание следовало бы возвратить территориальному совету по управлению курортами профсоюзов, а не истцу. Тем самым, санаторий к числу лиц, заинтересованных в применении последствий ничтожности договора аренды, не относится, поэтому не является надлежащим истцом согласно п. 2 ст. 166 ГК РФ. В такой ситуации применение последствий недействительности договора противоречит ст. 9 ГК РФ, согласно которой юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению. Территориальный совет по управлению курортами профсоюзов вправе сам определять, есть ли необходимость требовать возврата имущества, переданного по договору аренды.

Общим последствием недействительности сделки является применение двух сторонней реституции, которая предполагает возврат полученного в натуре, либо возмещение его стоимости в деньгах. В каких случаях следует отказывать в удовлетворении требования о возврате имущества в натуре?

Кассационная инстанция исходила из тог, что отказ в удовлетворении требования может быть не только тогда, когда предмет сделки уничтожен вследствие его потребления, разрушения, но и в тех случаях, когда произведены существенные изменения в имуществе, в результате чего вещь лишалась своих индивидуально-определенных признаков и по существу превратилась в иную вещь. Так, по делу №Ф08-1139/97 установлено, что по охранно-арендному договору хозяйственное общество осуществляло реконструкцию здания, включая замену несущих конструкций. Отказ в требовании о применении последствий недействительности сделки в форме возращения полученного по сделке кассационной инстанцией был обоснован помимо заявления требования ненадлежащим лицом еще одним доводом. В силу ст. 167 ГК РФ каждая из сторон недействительной сделки должна возвратить другой стороне именно то имущество, которое получено по сделке. Здание, которым владел истец, в натуре не сохранилось, поэтому возврат имущества в порядке применения последствий недействительной сделки невозможен. Требования же о возвращении стоимости имущества истцом не заявлялось.

Кассационная инстанция также указала: «Заявление требования о возврате имущества после того, как ответчик при отсутствии возражений со стороны истца произвел значительные капиталовложения в приобретенные объекты, является формой злоупотребления правом. Такое требование не подлежит удовлетворению в силу ст. 10 ГК РФ как в случае осуществления неотделимых, так и в случае производства отделимых улучшений, если демонтаж оборудования влечет прекращение производства и значительные убытки для ответчика».

Согласно ч. 3 ст. 166 ГК РФ суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки. В связи с этим возникает вопрос: вправе суд по собственной инициативе взыскать стоимость полученного по сделке, если было предъявлено требование о возврате имущества в натуре, но суд установил, что такой возврат невозможен?

В приведенных выше постановлениях кассационная инстанция, отказывая в возврате имущества в натуре, указала, что «требования о возмещении стоимости имущества истцом не заявлялись». Таки образом, она исходила из того, что арбитражный суд может применить по своей инициативе последствия недействительности ничтожной сделки только в том случае, если истец вообще не заявлял подобного требования. Если же истец по одному из возможных последствий заявил требование двухсторонней реституции, суд не вправе применить другое последствие без внесения истцом дополнение в исковые требования. Поскольку ходатайства об изменении и дополнении иска в кассационной инстанции заявляться не могут, при невозможности возврата вещей в натуре суд должен отказать в иске о применении реституции.

В тех случаях, когда заявлялось требование о приведении сторон в первоначальное положение, суд, отказывая в иске, указывал, что привести стороны в первоначальное невозможно в связи с тем, что выкупленное по договору имущество не существует, кассационная инстанция обоснованно отмечала, что данный вывод не соответствует закону, так как статьей 167 ГК РФ предусмотрена замена исполнения в натуре денежной компенсацией (Дело № Ф08-1456/97-1).

Достаточно часто при рассмотрении дел по недействительным сделкам возникает вопрос о соотношении требований о виндикации и реституции. Поскольку при применении последствий недействительности сделки сторона обязана возвратить имущество в натуре, может ли истец сформулировать сове требование как изъятие имущества из чужого незаконного владения? Ранее при обобщение практики рассмотрения споров, вытекающих из правоотношений собственности, был сделан вывод о том, что при предъявлении виндикационного иска и установлении факта недействительности (ничтожности_) сделки следует применить правовые последствия недействительности сделок, так как вещно-правовые способы защиты применяются в тех случаях, когда собственник не находился в договорных, обязательственно-правовых отношениях с третьими лицами.

Следует отметить, что данный вывод последовательно применялся окружным судом при применении последствий недействительности сделки. Так, по делу « Ф08-1139/97 кассационная инстанция указала «истцом неправильно определен способ защиты своих прав. Если он считает себя законным владельцем спорного имущества, ему следовало на основании статей 301-305 ГК РФ предъявит иск об изъятии имущества из чужого незаконного владения, а не иск о применении последствий недействительной сделки».

По делу № Ф08-347/97 окружной суд, удовлетворяя требования о виндикации, вытекающие из признания сделки недействительной, только в том случае, если истец не находится с участниками сделки в обязательственно-правовых отношениях.

Ст. 167 ГК РФ применение иных последствий кроме двухсторонней реституции допускает в случаях, предусмотренных законом. Обычно под другими последствиями понимали одностороннюю реституцию или недопущение реституции, дополнительные последствия (возмещение убытков)

В арбитражной практике нередко предъявляются иски о признании недействительным учредительных документов юридического лица и решения администрации о его регистрации. При установлении нарушений законодательства суды удовлетворяли такие иски. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации признавало правильными вывод о признании недействительными учредительных документов. Несмотря на тол, что учредительный договор является сделкой, правовые последствия его недействительности заключаются не в применении реституции, а в признании недействительным акта о регистрации юридического лица и последующей ликвидации юридического лица. Однако следует отметить изменение позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросу о возможности признания недействительным учредительного договора. В постановлении от 15.07.97 № 3280/97 указано на следующее: «Иск о признании недействительным учредительного договора не подлежал удовлетворению, поскольку, исходя из смысла положения о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, такой иск мог быть заявлен до регистрации соответствующего юридического лица. После осуществления регистрации иски должны предъявляться о признании недействительными актов о государственной регистрации».

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г//РГ.-25 декабря 1993г.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации часть 1: Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. в ред. Федерального закона от 8 июля 1999 г.//СЗ РФ.-1994.-№32.-Ст.3301; 1996.-№9.-Ст.773; №34.-Ст.4026; 1999.-№28.-Ст.3471.
  3. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 5 апреля 1995г № 70-ФЗ//РФ.-1995.-№19.-Ст. 1709.
  4. Об арбитражных судах в Российской Федерации: Федеральный Конституционный закон от 12 апреля 1995 г. №1-ФЗК// СЗ РФ.-1995.-№8.-Ст. 1589.
  5. О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридического лица полномочий на совершение сделки: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. №9// Вестник ВАС РФ.-1998. -№7.-с. 18.
  6. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996г. №6/8 //Вестник ВАС РФ.-1996.-№9-с.
  7. О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 18 августа 1992 г. №12/12//Вестник ВАС РФ.-1992.-№1.-с.84.
  8. Амосов С. Предмет доказывания в арбитражном процессе//Хозяйство иправо.-1997.-№9.с-161.
  9. Андрева Т. О подведомственности дел арбитражным судам.//Хозяйство и право.-1997.-№8.-с.161.
  10. Арбитражный процесс. Учебник/Под ред. В.В. Яркова.-М.: Юристъ, 1999.-480с.
  11. Афонина Е. О некоторых вопросах рассмотрения споров с применением Федерального закона О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.// Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ.-2000.-№7.-с.89.
  12. Блажеев В.В., Тараненко В.Ф. Возбуждение и рассмотрение дел в арбитражных судах. Учеб. Пособие.-М.:Юрист,1994.-72 с.
  13. Богатых Е.А. Гражданское и торговое право ч.1. Учеб. Пособие.-М.:ИНФРА-М, 1996.-192 с.
  14. Брагинский М.М., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения.-М.: «Статус», 1997.-682 с.
  15. Брагинский М.И. Осуществление и защита гражданских прав. Сделки. Представительство. Доверенность. Исковая давность// Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ.-1995.-№7.-с.109.
  16. Витрянский В.В. Договор продажи недвижимости.//Вестник ВАС РФ.-199.-№9.-с.81.
  17. Витрянский В.В. Новый Гражданский кодекс и суд.// Хозяйство и право.-1997.-№6.-с.84.
  18. Гражданский процесс. Учебник для вузов. Отв. Редактор Осипов Ю.К.-М.: БЕК,1995.-462 с.
  19. Гражданский процесс. Учебник для вузов/Под ред. Шакарян М.С.-М., 1996.-400 с.
  20. Гражданский процесс. Учебник. Издание второе./Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота.-М.:«ПРОСПЕКТ», 1999.-472 с.
  21. Гражданское право. Часть1. Учебник 1. Учебник/Под ред А.Г. Калпина, А.И. Масляева.-М.: Юристъ,1997.-472 с.
  22. Грось Л.А. Влияние норм материального права на определние надлежащих сторон в гражданском деле// Правоведение.-199.-№4.-с.46.
  23. Дубинич А. Некоторые аспекты правого регулирования заемно-кредитных отношений в современных условиях.//Хозяйство и право.-1998.-№2.-с.86.
  24. Зенин И. Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник.-3-е издание.-М.,1993.-560 с.
  25. Зинченко С., Газарьян Б. Ничтожные и оспоримые сделки в практике предпринимательства.//Хозяйство и право.-1997.-№2.-с.41
  26. Иоффе О.С. Советское гражданское право. Учебник.-М.: Из-во Высшая школа, 1968.-486 с.
  27. Исрафилов И. Кабальная сделка.//Законность.-2000.-2.
  28. Козырь О.М. Понятие недвижимого имущества в российском гражданском праве. Сделки с недвижимостью.// Закрн.-199.-№4.-с.22.
  29. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой./Отв. ред. О.М. Садиков.-М.,1997.-ХХII,778 с.
  30. Мейер Д.И. Русское гражданское право (в двух частях. Часть 1). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902 г. М.: Статут, 1997.-290 с.
  31. Павлов А. Проблемы согласования подведомственности федеральных судов.//ХиП.-1997.-№11.-с.62-71.
  32. Пальцева И.В., Рухтина И.С. О практике применения Налогового кодекса РФ в Федеральном Арбитражном Суде северо-Кавказского округа за период с 1.01.1999 г. по 1.04.200.//Вестник ВАС РФ.-200.-№10.-с.23.
  33. Пантелеев П. Отдельные вопросы недействительности сделок.// Право и экономика.-1999.- №8.-с.17.
  34. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права.
  35. Приходько И. Недействительность сделок и арбитражный суд: процессуальные аспекты.// Хозяйство и право.-200.-№5.-с.98.
  36. Рабинович Н.В. Недействительность сделки и ее правовые последствия. Изд-во ЛГУ,1960.-280 с.
  37. Решетников И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве.-Екатиринбург,1997.-310 с.
  38. Соколовский К.И. О последствиях совершения руководителем сделок вопреки интересам организации.// ХиП.-1998.-№5.-с.91.
  39. Справочник по арбитражному процессу.(Издание 3-е)/Под ред. В.В. Антонова.-Новосибирск,1998.-768 с.
  40. Судебно-арбитражная статистика основные показатели работы арбитражных судов РФ в 1998-1999 гг// Вестник ВАС РФ.-200.-№3- с.6
  41. Томилин А. К вопросу о ничтожных и оспоримых сделках.// Юридический мир.-1998.-№4.-с.41.
  42. Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву.-М.: Пропаганда, 2000.-164 с.
  43. Шаталов А.Н Некоторые практические соображение о первой части ГК.// Право иэкономика.-1996.-№9.-с.25.
  44. Эрделевский А. Недействительность сделок.// Российская юстиция.-199.-№11, №12.-с.17,с.16.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->