ПОНЯТИЕ ТОЛКОВАНИЯ. СПОСОБЫ ТОЛКОВАНИЯ

Право в силу присущей ему формальной определенности содержится в актах — формальных, письменных источниках. И с этих позиций толкование права не отличается от толкования иных письменных документов. Во всех случаях чтение любого текста сводится к овладению данным текстом, к пониманию читающим субъектом смысла, заключенного в нем. Но если бы толкование в праве сводилось только к пониманию текстов правовых актов, оно не имело бы особого значения.

Особенностью права является его действенный характер. Закон живет, когда он исполняется, реализуется в поведении людей. Однако реализация формального правового императива возможна лишь в случае понимания адресатом его содержания, перехода его во внутреннее желание, сознание индивида. Не случайно для права, правового регулирования характерна презумпция знания закона — предположение, что субъекты права, его адресаты «знают» (т.е. осознают, понимают) содержание правовых предписаний. А это неизбежно предполагает их толкование.

Конечно, уяснение содержания правовых предписаний возможно и вне связи с их реализацией. Таково научное истолкование древних источников права (законов Хаммурапи, Русской Правды и т.д.). Однако подобное уяснение текстов нормативных актов ничем не отличается от понимания содержания любых письменных источников. Например, законы XII таблиц, древнейший памятник римского права, изучают и понимают не по тексту самого акта, а по цитатам и пересказам более поздних авторов. Но подобное толкование не может быть охарактеризовано как специфическая деятельность юристов.

Сущность толкования как специфической деятельности заключается в особенностях самого права как общественного явления. Данные свойства таковы, что вызывают необходимость толкования. Это нормативность, общеобязательность, системность, формальная определенность, государственная принудительность.

Основу права составляют нормы — правила общего характера. Причем нормативность права особого рода, поскольку это равный масштаб, применяемый к фактически неравным людям. Поскольку закон всеобщ, а случай, к которому он применяется, — единичен, субъекты, его реализующие, — индивидуальны, необходимо толкование общей нормы, выяснение того, можно ли использовать ее в конкретном случае и по отношению к конкретным субъектам. Субъект реализации всегда «примеряет» общее правило к конкретным фактам, личности, учитывая особенности места, времени и т.д. Истолковывая норму, он тем самым определяет, применима ли она и в какой мере к конкретному случаю, конкретному лицу. Подведение под единичное общего невозможно без уяснения последнего.

Право представляет собой специфическое общественное явление, имеющее свои закономерности развития, формы проявления и реализации, структуру, конструкции, принципы, способы, типы регулирования и т.д. Указанные особенности также требуют особой деятельности по выяснению содержания права. Речь идет не только о толковании, понимании специальных юридических терминов, но и об учете особенностей правового регулирования.

Необходимость толкования в праве вызывается и возможными противоречиями между его формой и содержанием. Содержание права находит свое выражение в нормативных правовых актах, которые не всегда правильно выражают волю законодателя. Низкий уровень юридической техники, недостатки технического порядка приводят к пробелам, противоречиям, искажению содержания права. В подобном случае толкование — условие познания подлинного содержания юридических предписаний.

В литературе высказывалось мнение, что толковаться должны только неясные нормы, ясные же, понятные нормы толкования не требуют. Такой взгляд представляется спорным. Ведь для определения, является ли данная норма понятно, ясной, нужно ее уяснить, понять, истолковать.

Толкование права необходимо также в силу противоречия между формальным и характером правовых норм и динамикой общественных отношений. В силу формальной определенности правовые предписания остаются неизменными, стабильными и до их изменения. В то же время общественная жизнь изменяется постоянно. Поэтому нередко закон применяется в существенно изменившихся по сравнению с моментом его издания условиях. Следовательно, толкование понимается как объективно необходимый процесс, условие правого регулирования. С учетом его особенностей можно говорить о специфической юридическом толковании.

Таким образом, актуальность темы исследования определяет то, что толкование права – необходимый и важный элемент правореализационного процесса, в частности, правоприменения. Прежде чем применить ту или иную норму права, надо уяснить ее подлинный смысл, а в некоторых случаях и разъяснить. Толкование права – это сложная и многогранная деятельность различных субъектов, представляющая собой интеллектуальный процесс, направленный на познание и разъяснение смысла правовых норм.

Цель работы – исследовать основные формы и способы толкования правовых норм.

Задачи исследования:

  • выяснить сущность понятия толкования и способов толкования правовых норм;
  • провести классификацию видов толкования по субъектам и по объему;
  • рассмотреть основные функции толкования и формы их выражения в виде интерпретационных актов
  • проанализировать существующие и возможные пробелы в праве и пути их преодоления в практике применения
  • провести отграничение аналогии закона и налоги права;
  • рассмотреть юридические коллизии и способы их разрешения.

Объект исследования – формы толкования в современной юридической науке.

Поставленные цель и задачи работы позволили определить структуру работы, состоящей введения, шести глав, заключения и списка использованной литературы.

Теоретической базой выступила нормативно-законодательная и теоретическая литература таких авторов как Корельский В.М., Лазарев В.В., Лившиц Р.З., Лейст В.О., Марченко М.Н., Пиголкин А.С. и др.

По поводу определения и содержания толкования права в литературе существуют различные мнения. Одни авторы понимают под этим лишь уяснение, другие – полагают, что содержание толкования норм права составляет их разъяснение, третьи – определяют толкование как единство того и другого. Предпочтительней является третья точка зрения, поскольку в первом и втором случае очевиден односторонний подход1.

Толкование представляет собой особый вид деятельности государственных органов, должностных лиц, граждан и их объединений, направленной на раскрытие смыслового содержания правовых норм и на выявление содержащейся в них государственной воли.

Толкование является одним из важнейших элементов, а точнее, условий успешной правотворческой и особенно правоприменительной деятельности. Толкование, писал еще Н. М. Коркунов, «разъясняет смысл отдельных юридических норм». Не выяснив смысла нормы, нельзя ее и применять. Поэтому толкование есть безусловно необходимое условие применения юридических норм2. Для применения права, вторил ему Е. Н. Трубецкой, недостаточно удостовериться в существовании юридической нормы. Кроме того, нужно установить точный смысл той нормы, которую требуется применить3.

Необходимость толкования вызывается тем, что в ходе проведения его уточняются не только общее содержание и назначение данной нормы, но и ее более конкретные элементы и обстоятельства, необходимые для осуществления правоприменительной деятельности.

В частности, устанавливаются основная цель принятия закона или иного нормативно-правового акта, содержащего рассматриваемые нормы, его роль и назначение, возможные последствия его применения. Выясняются условия применения данного акта, его место в системе законодательства и характер его взаимосвязей и взаимодействия с другими «прилегающими» к нему актами. Определяется тот смысл рассматриваемого правового акта, который имел в виду законодатель. Достигаются его точное и единообразное понимание и одинаковое на всей территории действия данного нормативно-правового акта применение.

С помощью толкования, таким образом, создаются предпосылки не только для более глубокого и всестороннего понимания нормативно-правовых актов и содержащихся в них норм, но и для их более полного и эффективного применения.

Толкование правовых норм – это сложный волевой процесс, направленный на установление точного смысла содержащегося в норме права, предписания, обнародование его для всеобщего сведения, этот такой процесс, который порой противоречивый мыслительный процесс, подчиняющийся законам логики и предполагающий серьезную профессиональную и философскую подготовку1. Толкование не может проводиться в отрыве от экономической и социально-политической жизни в стране, от проходящих в обществе процессов. Это утверждение будет справедливым по отношению к любому когда-либо существовавшему или ныне существующему государственному строю. Отнюдь не случайно то, что в разное время в разных странах толкование законов или объявлялось сугубо официальной, исключительно государственной монополией, или вовсе запрещалось2.

Толкование правовых норм как процесс состоит из двух частей (элементов): толкующий субъект (интерпретатор) вначале уясняет содержание правовой нормы для себя, решает, как он будет действовать, а затем, в целях установления одинакового понимания и применения разъясняет смысл и содержание правового предписания всем заинтересованным лицам.

Первая часть этой деятельности – уяснение. Оно характеризует гносеологическую природу толкования, направленного на познание права. Толкование- уяснение выступает как внутренний мыслительный процесс, происходящий в сознании субъекта, применяющего норму права. Это уяснение для себя и внутри себя, поэтому оно не имеет внешних форм выражения.

В ходе уяснения интерпретатор использует различные способы и приемы толкования, которые обеспечивают процесс познания. Здесь используются грамматический, логический, историко-политический и систематический способы толкования.

Уяснение является необходимым условием для понимания во всех формах: при соблюдении, исполнении и использовали. Оно всегда предшествует разъяснению.

Существует ряд широко известных и традиционно используемых приемов, методов толкования — уяснения норм права. Среди них: грамматическое (текстовое), систематическое, логическое и историко-политическое (историческое) толкование, которые будут рассмотрены чуть дальше.

Разъяснение – вторая часть единого процесса толкования права. Оно не всегда следует за уяснением, однако, является продолжением мыслительной деятельности на первом этапе. Эта сторона деятельности по толкованию адресована уже не себе, как при уяснении, а другим участникам отношений.

При разъяснении объективируются результаты первой части процесса. Такая объективизация находит свое выражение в письменной форме: официальный акт, документ, правовой акт, либо в устной: совет, рекомендация.

Таким образом, разъяснение норм права «есть не что иное, как объяснение и изложение смысла государственной воли, выраженной в нормативно-правовых актов.

Уяснение и разъяснение представляют собой две диалектически взаимосвязанные стороны процесса толкования, в котором используются различные способы и приемы познания (уяснения) и объяснения (разъяснения) правовых норм.

В связи со сказанным возникает вопрос — чем же вызвана необходимость толкования права? На это имеются как объективные, так и субъективные причины1.

1. Нормы права, содержащиеся в нормативных актах, выражаются посредством слов, предложений, формулировок, чтобы понять их смысловое значение, логическую связь между ними, необходима мыслительная деятельность.

2. В нормативных актах воля государства выражена через средства и приемы юридической техники: специфическую терминологию, юридические конструкции, систему отсылок. Некоторые термины заимствованы из других отраслей наук. Все это требует специальных (юридических) знаний для объяснения терминов, используется законодателем при изложении государственной воли, содержащейся в нормах права;

3. Правовые нормы как общеобязательные правила поведения имеют особую формы выражения, характеризуются абстрактностью.

Они распространяют свое действие на широкий круг субъектов и общественных отношений, а законодатель, как правило, вынужден использовать наиболее краткие формулировки для оформление воли государства. Это ведет к тому, что возникает необходимость расшифровать данные формулировки.

4. Толкование вызывается несовершенством и неадекватным использованием законодательной техники, отсутствием ясного, точною, понятного языка нормативного акта, поэтому некоторые формулировки получаются расплывчатыми, а иногда и двусмысленными.

5. Нормы права способны регулировать общественные отношения лишь во взаимосвязи друг с другом, в системе — действие одной нормы неизбежно вызывает действие другой. Чтобы понять истинный смысл правовой нормы, необходимо отыскать другие, которые будут применяться вместе с ней.

Способ толкования представляет собой совокупность приемов и средств, позволяющих уяснить смысл и содержание нормы права и выраженном в ней воли законодателя1. Каждый из них отличается от других своими специфическими особенностями и средствами уяснения правовой нормы.

Основные способы толкования: грамматический, логический, систематический, историко-политический и специально-юридический.

Грамматический (филологический, языковой) способ толкования представляет собой уяснение смысла правовой нормы на основе анализа текста какого-либо нормативного акта. Такое толкование предполагает прежде всего выяснение значения отдельных слов как в общеупотребительном, так и в терминологическом смысле (эпидемия, эпиозотия, рецидив и т. д.). Главное – понять тот смысл слова, какой вкладывал в него законодатель.

Устанавливаются грамматические связи слов, определяется семантическая структура предложений. Особое внимание при этом обращается на структуру текста, расстановку знаков препинания, на смысловое значение в данном тексте общеупотребительных терминов и слов, технических терминов, заимствованных из различных отраслей знания — науки, техники и искусства, а также на специальную, юридическую терминологию. Хрестоматийный пример: «Казнить нельзя помиловать».

Языковой способ предшествует всем остальным и во многом предопределяет их результаты. Однако следует учесть, что ни один из приемов немыслим изолированно, вне связи с другим

Важным представляется при анализе текста старых законов или текстов, содержащих заимствованные иностранные термины и слова, исходить из их первоначального значения, которое придавалось им на момент принятия закона и которое имеют они в родном для законодателя языке.

При логическом толковании законы логики исследуются самостоятельно, обособленно от остальных способов. Здесь исследуется логическая связь отдельных положения закона с правилами логики. Анализу подвергаются не сами по себе слова, как при грамматическом толковании, а обозначаемые ими понятия, явления и соотношения их между собой. В данном случае применяются такие приемы, как логическое преобразование, выведение вторичных норм, выводы из понятия, доведение до абсурда.

На логической структуре правовых норм отражаются особенности законодательной техники. Правоприменителю необходимо осуществить мысленное преобразование в процессе участия. Например, ст 105 УК РФ «Умышленное убийство… наказывается… . Однако, наказывается не само убийство, а лицо, совершившее его. Преобразованный текст будет выглядеть следующим образом: «Лицо, совершившее умышленное убийство… наказывается…»1.

Необходимость логических преобразований объясняется внутренней структурой правовых норм. Иногда внутренняя структура норм права не совпадает с внешней формой, выраженной в статье нормативного акта. Структурные элементы правовой нормы (гипотеза, диспозиция и санкция) могут подразумеваться или находиться в других статьях нормативного акта либо в других нормативных актах. Большинство статей Уголовного кодекса построены таким образом, что имеется гипотеза и санкция, а диспозиция подразумевается и должна быть выражена словами:

«Запрещается совершать (не совершать) что-то…». Статьи, предусматривающие ответственность за нарушение Правил дорожного движения, диспозицию содержат в другом нормативном акте.

Используется такой прием, как доведение до абсурда. Например, при анализе понятия «источник повышенной опасности» можно признать таковым не только автомобиль, но и велосипед, гужевой транспорт.

Иногда законодатель в целях лаконичности, экономии места в нормативном акте при формулировании норм права перечисляет какие-либо обстоятельства, имеющие юридическое значение, но не дает их исчерпывающего перечня, а использует обороты «и другие», «в аналогичных случаях».

Поэтому деятельность по уяснению правовых норм требует применения правил формальной и диалектической логики.

Систематическое толкование – это уяснение содержания правовых норм в их взаимной связи, с их местом и значением в данном нормативном акте, института, отрасли нрава в целом. Основное внимание исследователя при этом сосредоточивается на уяснении сущности и содержания нормы права путем сопоставления ее с другими, ранее принятыми нормами, установления ее места и роли в системе этих норм, определения характера ее многосторонних связей с данными нормами.

Данный способ толкования предопределяется внутренними свойствами права, его системностью. Правовые нормы в общей системе правового регулирования связаны между собой многочисленными отношениями. Поэтому, чтобы полностью уяснить ту или иную норму права, необходимо учитывать целый ряд других норм, регулирующих смежные общественные отношения, установить связь между регулятивными и охранительными нормами. Все это помогает правильно понять сферу действия нормы, круг заинтересованных лиц, смысл того или много термина Систематическое толкование позволяет выявить факты коллизий (противоречий) между правовыми нормами. Такой способ толкования важен при применении нормы права но аналогии, т. к. помогает найти норму, наиболее близкую по своему содержанию к конкретному случаю. Наиболее четко этот способ проявляется при сопоставлении норм Общей части отрасли права с Особенной частью.

Систематический прием, или метод, толкования помогает законодателю и правоприменителю выявлять и устранять пробелы и коллизии (противоречия) в законодательстве. Он также эффективен в выявлении старых, формально не отмененных, но фактически не действующих в силу исчезновения ряда прежних общественных отношений (объектов правового регулирования) или по иным причинам правовых норм.

Специально-юридическое толкование основывается на профессиональных знаниях юридической науки и законодательной техники. Такое толкование предусматривает исследование технико-юридических средств и приемов выражения воли законодателя. Оно раскрывает содержание юридических терминов, конструкций и т. д. Это обусловлено тем, что в области законодательной стилистики существует свой язык законов как особый стиль речи и в связи с этим имеются термины и конструкции, специфичные для законотворчества. Поэтому, чтобы правильно осуществить правовую квалификацию обстоятельств дела, дать им юридическую оценку, необходимо раскрыть своеобразие языка законов, т. е. уяснить смысл непосредственно юридических понятий, категорий, конструкций и т. д. Этот способ обусловлен и тем, что наука может формулировать новые юридические понятия и категории, используемые законодателем. Интерпретатор вынужден обратиться к научным источникам, где находит готовый анализ тех или иных терминов норм права, оценочных понятий (тяжкие, последствия, существенный вред, особо крупный размер, неустойка, штраф, залог, поручительство и т.д., которые влияют на практику решения конкретных дел.

С помощью историко-политического толкования выясняются: во-первых, исторические условия издания нормативного акта, во-вторых, социально-политические цели, которые преследовал законодатель, издавая этот акт. Необходимость этого способа вызывается тем, что с помощью лишь установления правовых связей невозможно уяснить глубоко и всесторонне смысл и содержание нормы права обращаясь к истории ее принятия, целям и мотивам, обусловившим введение ее в систему правового регулирования. Этот способ толкования позволяет анализировать также источники, находящиеся вне права: материалы обсуждения и принятия проектов нормативных актов, первоначальные проекты, материалом всенародного обсуждения, различные выступления, мнения и т.д. отечественной литературе, есть «уяснение содержания данного закона по сопоставлению его с другим, ранее существовавшим». Под историческим толкованием разумеется объяснение смысла нормы из сопоставления ее с нормой, действовавшей по тому же предмету в момент установления новой нормы1. Такое понимание историко-политического толкования сохраняет свое значение и в настоящее время.

Историко-политическое толкование помогает выявить такие правовые нормы, которые хотя формально и не отменены, но фактически уже не действуют, т.е. не существует тех общественных отношений, которые норма регулировала.

Широкое использование историко-политического толкования вместе со всеми другими методами толкования дает возможность полностью раскрыть истинный смысл и содержание рассматриваемой нормы или всего нормативно-правового акта.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ВИДЫ ТОЛКОВАНИЯ ПРАВА ПО СУБЪЕКТАМ

 

Деятельность государственных органов, общественных организаций и отдельных лиц по разъяснению норм права — вторая сторона процесса толкования. В зависимости от юридических последствий, к которым приводит разъяснение, различают; официальное и неофициальное толкование.

Толкование-разъяснение представляет собой совокупность выработанных государственными органами, общественными организациями и гражданами рекомендаций и пояснений, направленных на раскрытие подлинного смысла и содержания закона и его норм. В отличие от толкования-уяснения толкование-разъяснение «работает» не «для себя», а «для других»1. Оно не имеет обязательного характера по отношению к каждому закону или каждой норме. Необходимость в нем возникает лишь тогда, когда в процессе толкования-уяснения обнаруживаются в содержании закона или норм неясности, «нестыковки» либо противоречия.

Официальное толкование дается уполномоченными на то субъектами — государственными органами, должностными лицами, общественными организациями, оно закрепляется в специальном акте и имеет обязательное значение для других субъектов. Такое толкование является юридически значимым, вызывает правовые последствия. Оно ориентирует правоприменителей на однозначное понимание правовых норм и их единообразное применение. Неофициальное толкование дается другими субъектами, не имеющего официального статуса, не обладающими по долгу службы полномочиями толковать правовые нормы. Такими субъектами могут быть общественные организации, научные учреждения, ученые, практические работники. Они осуществляют разъяснение норм права в форме рекомендаций и советов. Этот вид разъяснения не имеет юридического обязательного значения и лишен властной юридической силы.

Особенность официального толкования-разъяснения заключается в том, что оно осуществляется компетентными в этой области государственными органами или уполномоченными на то общественными организациями. Официальное толкование облекается в специальную юридическую форму (постановление, инструкция и пр.) и имеет обязательный характер. Для исполнителей толкуемой нормы и правоприменителей оно является обязательным даже тогда, когда они выражают несогласие с толкованием. Основная цель официального толкования-разъяснения — обеспечить единообразное понимание содержания норм права и достижение их одинакового применения1.

Официальное толкование различают двух видов: нормативное (общее) и казуальное (индивидуальное).

Нормативное толкование не ведет к созданию новых правовых норм, оно только разъясняет смысл уже действующих. Сущность его состоит в том, что оно имеет общий характер, является общеобязательным. Такое толкование предназначается для общего руководства в процессе применения права, относится к неограниченному числу случаев и распространяется на обширный круг субъектов. Поэтому термин нормативное толкование носит условный характер.

Нормативное толкование применяется в случаях когда нормы недостаточно очерчены по своей форме, имеют неясность, двойственное понимание при неправильной и противоречивой практике их применения. Оно призвано обеспечить единообразие в понимании и применении норм права. Нормативные разъяснения не имеют самостоятельного значения, они полностью разделяют судьбу толкуемой нормы. Отмена или изменение нормы права нередко приводит к отмене или соответствующему изменению акта толкования. Среди нормативного толкования различают: аутентичное (авторское) и легальное (разрешенное).

Аутентичное толкование означает, что разъяснение смысла применяемых норм исходит от принявшего их органа. Оно основано на правотворческих функциях этого органа, поэтому, издав нормативный акт, правотворческий орган вправе в любое время дать необходимые с его точки зрения разъяснения.

Субъектами такого толкования могут быть все правотворческие органы, например, Государственная Дума РФ.

Юридическая практика знает и другой вид толкования-разъяснения — легальное толкование. Оно носит подзаконный характер и осуществляется теми субъектами, которым это поручено, разрешено. Так, Верховный Суд, не являясь правотворческим органом, тем не     менее имеет право толковать нормативные акты, в том числе и акты, принимаемые высшими законодательными органами.

Казуальное толкование также является официальным, но не имеет общеобязательного значения, а сводится лишь к толкованию правовой нормы с учетом ее применения к конкретному случаю.

Оно дается компетентным органом по поводу рассмотрения конкретного дела и обязательно лишь для него. Цель такого разъяснения — правильное разрешение определенного случая, поэтому оно не имеет значения при рассмотрении других дел.

Казуальное толкование содержится в специальных указаниях разъясняющего характера, актах надзора юрисдикционных и административных органов. Например, в постановлениях и определениях судов второй и надзорной инстанции прямо разъясняется смысл применяемых норм права или когда судья в процессе судебного заседания разъясняет участникам процесса статью, предусматривающую уголовную ответственность за дачу ложных показаний.

Неофициальное толкование – это разъяснение норм права, даваемое не уполномоченными на то субъектами. Оно не принадлежат к числу юридических фактов и не влекут юридических последствий

Неофициальное толкование по внешней форме выражения может быть как устным (разъяснение какой-либо формы права адвокатом, судьей, прокурором в ходе приема граждан, на лекциях и т д), так и письменным (в периодической (течати, в различных комментариях) Хотя такое разъяснение не имеет юридической силы, оно оказывает значительное влияние на правовую жизнь общества и в первую очередь на правотворческий и правореализационный процессы через правосознание соответствующих субъектов. Их моральная сила и влияние основываются на профессиональном авторитете граждан, учреждений и организаций, разъясняющих содержание тех или иных норм или отдельных нормативно-правовых актов.

Среди различных видов неофициального толкования следует выделить обыденное толкование, осуществляемое гражданами в их повседневной жизни, в быту, а также профессиональное (компетентное) толкование специалистами в области государства и права (судьями, адвокатами и др.) в процессе их повседневной деятельности.

Обыденное толкование может осуществляться любым гражданином. В нем выражается уровень правосознания различных субъектов в виде правовых чувств, эмоций, представлений, переживаний в юрисдикционной сфере жизни общества. Особенно это четко проявляется в ходе всенародного обсуждения каких-либо нормативных актов, референдумов. Такое толкование имеет большое значение для соблюдения гражданами юридических обязанностей.

Профессиональное толкование исходит от субъектов, сведущих в правовых вопросах (профессионалов, специалистов в области права), хотя такое разъяснение и не является юридически обязательным. Например, разъяснение норм права адвокатами, судьями, прокурорами во время приема граждан.

Среди неофициального толкования особое место занимает доктринальное (научное) толкование. Оно так же, как и вышеназванные виды неофициального толкования, не имеет юридической силы. Однако более чем другие оказывает влияние на правореализационный процесс в целом и правоприменение, в частности. Доктринальное толкование дается специальными научно-исследовательскими учреждениями, отдельными учеными в статьях, монографиях, комментариях, на лекциях, конференциях и т.д. Его значение определяется убедительностью и авторитетом тех субъектов, которые осуществляют это толкование. Основывается оно на знании закономерностей воздействия права на общественные отношения, создании законодательства, на обобщении практики применения правовых норм. Такое толкование косвенным путем оказывает значительное влияние на правовую жизнь общества.

В Древнем Риме и ряде других государств доктринальное толкование, равно как и другие виды неофициального толкования, в частности консультативная практика юристов, по существу имели не только моральное, но и юридическое значение. Римские юристы благодаря своему весьма высокому положению в обществе и высокому качеству своих правовых толкований и консультаций имели огромный авторитет и влияние на развитие законодательства.

По справедливому замечанию специалистов в области римского права, римские юристы, не имея законодательной власти, тем не менее своей консультативной практикой непосредственно влияли на развитие права авторитетом своих научно-практических заключений. Придавая своими толкованиями закона определенный смысл отдельным нормам, они фактически создавали нормы, приобретавшие затем авторитетность, граничащую с обязательностью1.

В современном мире доктринальному толкованию придается гораздо меньшее значение. Тем не менее оно существует, применяется в разных странах и играет в их правовых системах определенную теоретическую и практическую роль.

При рассмотрении различных форм официального и неофициального толкования следует особо выделить так называемое казуальное толкование. Эта форма толкования в равной мере используется и при официальном, и при. неофициальном толковании. Осуществляется она как уполномоченными на то государственными органами (суд, исполнительные органы и др.), так и негосударственными организациями и лицами (научные учреждения, адвокаты, эксперты и др.)2.

Особенность казуального толкования заключается в том, что оно осуществляется лишь в связи с рассмотрением конкретного дела (казуса). Его необходимость возникает, в частности, тогда, когда нижестоящие правоприменительные органы, по мнению вышестоящих, ^правильно применяют нормы права к конкретным делам, допускают нарушения законодательства. Казуальное толкование (официальное) имеет юридическую силу лишь по отношению к конкретному случаю или делу. Неофициальное казуальное толкование такой силой вообще не обладает.

Наиболее распространенными видами казуального толкования являются судебное и административное толкование.

 

 

 

 

 

 

3. ТОЛКОВАНИЕ ПРАВА ПО ОБЪЕМУ

 

Толкование правовых норм преследует цель выяснения действительного смысла нормы, который имел в виду сам законодатель. Свою волю законодатель формулирует средствами языка. Поэтому словесное выражение его воли может не всегда совпадать с ее действительным содержанием. Результатом толкования должна быть однозначность и полная ясность смысла нормы права1.

Важное значение имеет толкование норм права по объему. Это логическое продолжение и завершение процесса толкования — уяснения смысла и содержания норм права. Вместе с тем оно выступает и как закономерный результат всего предшествующего процесса применения — грамматического, логического, систематического и историко-политического методов. Только с помощью этих методов, благодаря их применению может быть подготовлен исчерпывающий ответ на вопрос, полностью ли совпадают в данной норме или в данном акте буква закона с его духом, следует ли понимать словесное выражение нормы или нормативно-правового акта в целом в буквальном смысле или же необходимо сузить либо расширить их содержание, которое вытекает из их буквального толкования2.

Особенность толкования по объему обусловлена его связью с конечным результатом уяснения и разъяснения смысла правовых норм, от которого зависит практический эффект толкования. В этой связи с результатом толкования различают буквальное (адекватное), расширительное (распространительное) и ограничительное.

Окончательно ответить на данный вопрос можно, лишь используя другие, дополнительные методы — методы толкования норм права по объему. Суть их заключается в определении степени соответствия содержания нормы права ее текстовому оформлению и выражению.

В том случае, когда при рассмотрении нормы права обнаруживается, что смысл и содержание нормы полностью совпадают с ее текстовым оформлением и выражением, когда смысл ее усваивается буквально, говорят о буквальном толковании. Этот метод толкования наиболее распространен в большинстве стран. Он свидетельствует о том, что обычно воля, цели и интересы законодателя достаточно четко и точно отражаются и формулируются в законе и содержащихся в нем нормах.

Толкование буквальное толкование – наиболее типичный и часто встречающийся вид толкования, когда «дух» и «буква» закона совпадают, т. е. словесное выражение нормы права и ее действительный смысл идентичны. Однако так бывает не всегда

В силу объективных или субъективных причин словесное выражение воли законодателя и действительное содержание этой воли, выраженной в правовой норме, могут не совладать. В таких случаях как исключения могут применяться расширительное или ограничительное толкование. При расширительном толковании действительный смысл и содержание правовой нормы шире, чем ее словесное выражение1. Например, законодатель часто использует термин «закон» (судьи независимы и подчиняются только закону). Но истинный смысл слова «закон» состоит в том, что в этом случае имеется в виду все нормативно-правовые акты, а не только акты высших органов власти. То же самое касается и термина «судьи», поскольку имеется в виду и народные заседатели, и присяжные. Ограничительное толкование применимо в тех случаях, когда действительный смысл нормы права уже, чем ее словесное выражение. Например, в норме права записано: «все совершеннолетние дети обязаны содержать нетрудоспособных родителей» Однако не все дети обязаны это делать. От этой обязанности освобождаются нетрудоспособные дети, а также дети, которых родители не содержали и не воспитывали. В данном случае сужается круг субъектов, подпадающих под действие правового предписания. Приведем следующий пример. Например, в ст. 32 (ч. 1) Конституции Российской Федерации предусмотрено, что «граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей»2. Очевидность смысла того, что термином «граждане» в данном случае обозначаются лишь взрослые, дееспособные люди, а не дети или психически и умственно больные взрослые, позволила законодателю избежать конкретизации рассматриваемого положения и используемого термина. Здесь имеет место случай, когда буква закона гораздо шире его смысла и когда требуется его ограничительное толкование1.

Другой вариант возможного несоответствия текстового выражения и содержания нормы права заключается в том, что буква закона может быть уже его логического смысла. В этом случае говорят о необходимости и даже неизбежности использования метода расширительного толкования нормы права. Например, можно прочитать в ст. 29 (ч. 5) Конституции Российской Федерации, что «гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается». Невольно встает вопрос: а как быть с цензурой, в частности, научной информации, которая далеко не всегда может иметь массовый характер? Из практики реализации данной статьи Конституции известно, что она распространяется на гораздо более широкую сферу общественных отношений, чем это указано в ней. Смысловое значение нормы права в данном случае значительно шире, чем ее текстовое выражение.

При расширительном и ограничительном толковании устанавливается действительная воля законодателя, поэтому такое толкование не вносит никакие изменении в истинный смысл нормы права.

Расширительное и ограничительное толкование следует отличать от аналогии закона, хотя между ними существует внешнее сходство. Аналогия предполагает пробел в праве, отсутствие соответствующей нормы права, где определенные факты не охватываются ни текстом, ни смыслом законодательства. Здесь происходит распространение закона на новый круг общественных отношений. При расширительном толковании также факты охватываются смыслом законодательства, хотя в тексте правовой нормы это выражено неточно. Расширительное и ограничительное толкование применимо во всех отраслях права, хотя в литературе имеется и другое мнение.

Однако существуют некоторые изъятия. Не могут толковаться расширительно нормы, содержащие какие-либо ограничения, устанавливающие более строгую юридическую ответственность, санкции правовых норм. Когда в тексте нормативного акта использованы такие обороты, как другие, прочие, иные, и так далее, то это предполагает расширительное толкование закона.

4. Функции толкования. АКТЫ ТОЛКОВАНИЯ ПРАВА: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

 

Толкование как специфическая юридическая дисциплина имеет важное значение для правового регулирования, является необходимым условием существования и развития права, которое выполняет следующие функции1:

1. Познавательная функция, которая вытекает из самого содержания, сути толкования, в ходе которого субъекты познают право, содержание правовых предписаний.

2. Конкретизационная функция. При толковании правовые предписания зачастую конкретизируются, уточняются с учетом конкретных обстоятельств. При толковании правовые предписания зачастую конкретизируются, уточняются с учетом конкретных обстоятельств (особенно ярко эта функция проявляется в процессе функционального толкования).

3. Регламентирующая функция. Толкованием в форме официального разъяснения как бы завершается процесс нормативной регламентации общественных отношений. Это означает, что граждане и организации, а также органы государства и должностные лица, применяющие право, должны руководствоваться не только юридическими нормами, но и актами их официального толкования.

4. Правообеспечительная функция. Некоторые акты толкования издаются для обеспечения единства и эффективности правоприменительной практики. Таковы, например, разъяснения Центризбиркома о порядке применения норм Закона о выборах.

5. Сигнализаторская функция. Толкование нормативных актов позволяет обнаружить их недостатки технического и юридического характера. Это является «сигналом» для законодателя о необходимости совершенствования соответствующих норм.

В конечном счете, толкование как юридическая деятельность служит задачам обеспечения законности и повышения эффективности правового регулирования. В современных условиях его актуальность значительно возросла. Это объясняется тем, что в последние годы законодательство основательно обновилось, в нем появились новые нормы и целые отрасли, разделы права (например, частное право). Правотворчество теперь осуществляется на иных принципах, применяются новые юридические термины и конструкции, совершенно иной тип регулирования. В законодательной практике все шире используется зарубежный опыт. В этих условиях толкование и должно сыграть свою роль как важнейший инструмент познания, реализации и совершенствования права1.

Чтобы получить обязательный характер, результаты официального толкования должны быть формально закреплены. Для этого существуют интерпретационные акты (акты толкования), которые можно определить как правовые акты компетентных государственных органов, содержащие результат официального толкования.

Акт толкования – это один из видов правовых актов. Вопрос о юридической природе актов толкования тесно связан с проблемой сущности толкования, т. е. является ли это правотворческой деятельностью или это средство уяснения и разъяснения смысла существующей нормы права.

В первую очередь нужно отметить, что данные акты являются правовыми. Они издаются компетентными государственными органами, имеют обязательный характер, формально закреплены, их реализация обеспечивается государством. В этом состоит их сходство с иными правовыми актами (нормативными и правоприменительными). По другим же признакам интерпретационные акты достаточно сильно отличатся от нормативных и правоприменительных2.

Так, нормативный акт содержит нормы права, а интерпретационный лишь толкует, объясняет эти нормы. Иначе говоря, толкование при всей своей значимости не может «творить» новые нормы, а интерпретатор не может заменить законодателя. Не имея норм права, интерпретационный акт неотделим от толкуемого нормативного акта. Они разделяют общую судьбу: при утрате нормативным актом юридической силы утрачивает значение и интерпретационный акт. От правоприменительного акта интерпретационный отличается тем, что первый связан с решением конкретного дела, а последний имеет общий характер1.

В литературе высказываются на этот счет различные мнения. Одни авторы склоним считать акты толкования одной из форм (источников) права, другие — утверждают, что таким актом не устанавливаются, не изменяются и не отменяются нормы права2. На наш взгляд, предпочтительнее вторая точка зрения, поскольку многие акты толкования, хотя и являются нормативными (в смысле общеобязательными и исходят от субъектов, которым не предоставлено право нормотворчества (Верховный Суд РФ), Интерпретационные акты как виды правовых актов имеют свои особенности: они не содержат общеобязательных правил поведения — норм права, не имеют самостоятельного значения и действуют в единстве с теми нормативными актами, в которых содержатся толкуемые юридические нормы. Они находятся в зависимости от нормативных актов, обслуживают и разделяют их судьбу.

В науке неоднократно поднимался вопрос о юридической природе актов официального толкования, о том, содержания они нормы права. Основания для постановки подобного вопроса дает действующее законодательство. Так, Закона об Арбитражном суде закрепляет, что «разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда РСФСР обязательны для всей системы арбитражных судов РСФСР». Аналогичные нормы есть и в Законе о прокуратуре и т. д.

Однако судебные органы России обладают правотворческой компетенцией. Их акты — это акты толкования. Судебный прецедент в нашей стране не считается источником кого права. В науке предложено решение указанного противоречия: предписания общего характера, содержащиеся в актах официального толкования, надо считать не нормами права, а правоположениями, которые имеют юридическое значение. Последнее проявляется в том, что правоохранительные органы (например, суды) должны при решении конкретных вопросов учитывать содержание правоположений. Однако правоположения, не будучи юридическими нормами, не могут составлять основу правоприменительных решений. Правотворческие органы в свою очередь должны следить за правоприменительной практикой и но вносить изменения в действующее законодательство, ориентируясь на сформировавшихся правоположениях.

Поскольку интерпретационные акты — акты правовые, то форму выражения и публикуются в официальных источниках. Например, интерпретационные акты Верховного суда РФ издаются в форме постановления Пленума Верховного Суда и публикуются в «Бюллетене Верховного суда РФ». Конституционный суд издает свои акты в форме постановлений, которые публикуются в «Собрании законодательства РФ» в «Вестнике Конституционного суда РФ». Центризбирком свои интерпретационные акты издает в форме разъяснений, которые публикуются в «Вестнике Центральной избирательной комиссии» и в «Российской газете».

Акт толкования необходимо рассматривать и как действие, и как юридический документ, акт уяснения и разъяснения Последний может быть устным или письменным Акт толкования — это официальный, юридически значимый документ, направленный на установление действительного смысла и содержания нормы права. Интерпретационные акты можно классифицировать по различным основаниям1:

1. По внешней форме они могут быть письменными и устными.

Письменные акты толкования имеют определенную структуру, т. е. в них должны присутствовать реквизиты: кто издал этот акт, когда, к каким нормам права (институту, отрасли, нормативному акту) относится, когда вступил в действие. Они могут облекаться в ту же форму, что и нормативно-правовые акты, издаваемые соответствующими органами (указы, постановления, приказы, инструкции и т. д.).

2. По юридической значимости различают акты нормативного толкования и казуального.

Акты нормативного толкования распространяют свое действие на неопределенный круг субъектов и рассчитаны на применение каждый раз, когда реализуется толкуемая норма, в этом смысле они носят общеобязательный характер.

Казуальные: акты относятся к конкретному случаю и касаются конкретных лиц с той точки зрения их можно назвать индивидуальными.

3. Юридическая сила акта толкования и сфера его действия определяются местом органа, его издавшего. Это акты органов власти: исполнительно-распорядительных, судебных, прокурорских и т.д.

4. В зависимости от того, кто издал акт толкования или нормативно-правовой акт, они могут быть аутентичными или легальными. Если акт принимает и толкует один и тот же субъект, — это авторское толкование (аутентичное).

Если норму права толкует субъект, который на это управомочен, которому это право делегировано (разрешено) законом (например, Верховный Суд РФ толкует законы, принимаемые парламентом), — то это легальные акты.

5. Можно выделить акты толкования в различных отраслях права: уголовно-правовые, административно-правовые и т. д.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что толкование права и его результаты играют важную роль в правореализационном процессе. Оно завершает процесс правового регулирования общественных отношений и делает правовые нормы готовыми к реализации различными субъектами

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5. Пробелы в праве и пути их преодоления в практике применения. Аналогия закона и аналогия права

 

Ни одно законодательство не в состоянии учесть все многообразие общественных отношении, которые требуют правового регулирования. Поэтому в практике правоприменения может оказаться, что определенные обстоятельства, имеющие юридический характер, не находятся в сфере правового регулирования. Налицо пробел в праве.

Под пробелом в праве понимают отсутствие в действующей системе законодательства нормы права, в соответствии с которой должен решаться вопрос, требующий правового регулирования1.

Наличие пробелов в праве нежелательно и свидетельствует об определенных недостатках правовой системы. Однако они объективно возможны, а в некоторых случаях и неизбежны. Пробелы в праве возникают по причинам2: 1) в силу того, что законодатель не смог охватить формулировками нормативного акта всех жизненных ситуаций, требующих правового регулирование, 2) в результате недостатков юридической техники, постоянного развития общественных отношений.

Единственным способом устранения пробелов в праве является принятие соответствующим полномочным органом недостающей нормы или группы норм права, Однако быстрое устранение таким способом пробелов не всегда возможно, поскольку связано с процессом нормотворчества. Но органы, применяющие нормы права, не могут отказаться от решения конкретного дела по причине неполноты законодательства. Во избежание этого в праве существует институт аналогий, означающий сходство жизненных ситуаций и правовых норм. Он предусматривает два оперативных метода преодоления, восполнения пробелов — аналогию закона и аналогию права.

Аналогия закона применяется, когда отсутствует норма права, регулирующая рассматриваемый конкретный жизненный случай, но в законодательстве имеется другая норма, регулирующая сходные с ним отношения. Например, Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает отвод общественного обвинителя. Однако решение об отводе этого участника уголовного процесса решается на основе статьи того же кодекса, предусматривающей отвод прокурора.

Аналогия права применяется, когда в законодательстве отсутствует норма права, регулирующая сходный случай, и дело решается на основе общих принципов права. Речь, прежде всего, идет о таких принципах права, как справедливость, гуманизм, равенство перед законом и др. Подобные принципы закрепляются в Конституции и других законах.

Аналогия закона и аналогия права – исключительные средства в праве и требуют соблюдения ряда определенных условии, обеспечивающие правильное их применение. Поэтому для того, чтобы использовать аналогию права, необходимо: во-первых, установить, что данная жизненная ситуация имеет юридический характер и требует правового решения; во-вторых, убедиться, что в законодательстве отсутствует конкретная норма права, призванная регулировать подобные случаи; в-третьих, отыскать в законодательстве норму, регулирующую сходный случай, и на ее основе решить дело (аналогия закона), а при отсутствии таковой опереться на общий принцип права и на его основе решить дело (аналогия нрава), в-четвертых, в решении по делу дать мотивированное объяснение причин применения к данному случаю аналогии закона или аналогии права1. Тем самым обеспечивается возможность проверить правильность решений дела.

Таким образом, применение права по аналогия — это не произвольное разрешение дела. Принятие решения осуществляется в соответствии с государственной волей, выраженной в правовой системе в целом или в отдельных нормах права, регулирующих сходные отношения. Путем аналогии правоприменительный орган пробел в праве не устраняет, а лишь преодолевает. Пробел может быть устранен только компетентным нормотворческим способом2.

Институт аналогии имеет ограниченное применение в праве. В области уголовного права аналогия закона и аналогия права не допускаются, поскольку действует непреложный принцип «нет преступления без указания на то в законе», что служит гарантией защиты личности. В других отраслях права аналогия допускается, а в таких, как гражданское и гражданско-процессуальное право, она прямо закреплена.

 

 

6. ЮРИДИЧЕСКИЕ КОЛЛИЗИИ И СПОСОБЫ ИХ РАЗРЕШЕНИЯ

 

Под юридическими коллизиями понимаются расхождения или противоречия между отдельными нормативно-правовыми актами регулирующая одни и те же либо смежные общественные отношения, а также противоречия, возникающие в процессе правоприменения и осуществления компетентными субъектами (органами и должностными липами) своих полномочий1. Российское законодательство сложное, противоречивое, многоотраслевое образование, в котором масса всевозможных разночтений, ошибок, нестыковок, параллелизмов, несогласованностей, конфликтующих норм и институтов. Будучи по своему характеру территориально обширным и федеральным, оно уже в силу этого содержит в себе возможность различных подходов в решении одних и тех же вопросов, учета национальных и региональных особенностей, интересов центра и мест. В нем одновременно действуют акты разного уровня и разной юридической силы, процессы унификации и дифференциации, объединения и обособления, переплетаются вертикальные и горизонтальные тенденции.

С другой стороны, в практической жизни постоянно складываются такие ситуации, которые сразу подпадают под действие ряда норм. Возникают нежелательные дилеммы и альтернативы. Различные нормы как бы сталкиваются «лбами», пересекаясь в одной точке правового пространства и «претендуя» на регулирование одного и того же отношения. Чтобы устранить коллизию, требуется высокий профессионализм правотолкующего и правоприменяющего лица, точный анализ обстоятельств дела, выбор единственно возможного или     по крайней мере наиболее целесообразного варианта решени2я.    

Разумеется, противоречия можно снять (и они снимаются) путем издания новых, коллизионных, норм. По меткому выражению Ю.А. Тихомирова, это нормы- «арбитры», они составляют так называемое коллизионное право, которое лишь условно можно считать самостоятельной отраслью, ибо его нормы «вкраплены» в другие акты и не существуют изолированно. В Конституции РФ (ст. 71 пункт «п») говорится о том, что к ведению Российской федерации относится «федеральное коллизионное право». Оно и призвано развязывать наиболее тугие узлы противоречий. Однако применение коллизионных норм, то есть непрерывное законодательное вмешательство во все спорные случаи, попросту нереально.

Юридические коллизии, безусловно, мешают нормальной, слаженной работе правовой системы, нередко ущемляют права граждан, создают неудобства правоприменительной практике, затрудняют понимание законодательства рядовыми гражданами. Когда на один и тот же случай приходится два, три и более актов, то исполнитель как бы получает легальную возможность (предлог, зацепку) не исполнять ни одного Поэтому предупреждение, локализация этих аномалий или их устранение является важнейшей задачей юридической науки и практики Между тем, как справедливо отмечается в литературе, проблема правовых коллизий в крупном масштабе у нас до сих пор не ставилась и не решалась.

Причин юридических коллизий много. Одни из них носят объективный характер, другие — субъективный. К первым относятся такие, как противоречивость, динамизм и изменчивость самих общественных отношений, их скачкообразное развитие; отставание («старение») права, которое в силу этой своей «консервативности» не может поспевать за течением жизни В ней то и дело возникают внештатные ситуации, требующие официальной реакции. Право вынуждено на ходу перестраиваться1.

В результате одни нормы отпадают, другие – появляются, но не всегда отменяют прежнего, либо действуют как бы наравне с ними.

Кроме того, законодательство, как уже говорилось, сложная, иерархичная, объективно обусловленная система, которую нельзя произвольно «упростить». Свое влияние оказывают несовпадение и подвижность границ между правовой и неправовой сферами, их расширение или сужение. Наконец, любое национальное право должно отвечать определенным международным стандартам, нравственно-гуманистическим критериям. Все это делает юридические коллизии в какой-то мере неизбежными и естественными. Более того, по мнению Ю А. Тихомирова, было бы упрощением оценивать их только как сугубо негативные явления «Коллизии нередко несут в себе положительный заряд и служат свидетельством нормального процесса, выражают законное притязание на новое правовое состояние».

Еще Гегель отмечал, что «возникновение коллизий при применении законов … совершенно необходимо, ибо в противном случае ведение дела приняло бы механический характер. Если некоторые юристы пришли к мысли, что покончить с коллизиями можно, предоставив многое усмотрению судей, то такой выход значительно хуже, так как решение, принятое только судом, было бы произволом».

К субъективным причинам коллизий относятся такие, которые зависят от воли и сознания людей (политиков, законодателей государственной власти). Это, например, отсутствие должной правовой культуры, демократических традиций, опыта, низкое качество законов и других нормативных актов, пробелы в праве, непродуманность и слабая координация нормотворческого процесса, неупорядоченность правового материала, нечеткая или неполная его систематизация, недостатки в работе соответствующих органов, учреждений, должностных лиц, бюрократизм и другие факторы.

Юридические коллизии проявляются в самых различных формах на разных уровнях, с неодинаковой степенью остроты и с непредсказуемыми последствиями. Это позволяет определенным образом классифицировать данные феномены на четыре группы1:

1) коллизии между нормативными актами или отдельными юридическими нормами,

2) коллизии в правотворчестве (бессистемность, дублирование, издание взаимоисключающих актов),

3) коллизии в правоприменении (разнобой в практике реализации одних и тех же предписаний, необоснованные судебные решения и приговоры,    несогласованные управленческие действия,

4) коллизии полномочий и статусов государственных органов, общественных организаций, должностных лиц, других властных структурных образований.

При этом не следует путать коллизии как противоречия в сфере законодательства и коллизии как социальные межличностные и межгрупповые конфликты (споры, возникающие в практической жизни и подлежащие правовому разрешению).

В широком смысле любое правонарушение, столкновение с законом есть коллизия. Таких противоречий — бесчисленное множество.

В данном случае речь идет о коллизиях в первом, более узком их значении, то есть о противоречиях в правовой сфере.

2. Коллизии между законами и подзаконными актами. Разрешаются в пользу законов, поскольку последние обладают высшей юридической силой (ст. 4 ч. 2; ст. 90 ч. 3; ст. 120 ч. 2 Конституции РФ). В новом Гражданском кодексе РФ также записано: «В случае противоречия указа Президента Российской Федерации или постановления Правительства Российской Федерации применяется настоящий кодекс для соответствующий дел. Особенностью противоречий в том, что они носят наиболее распространенный, массовый характер и причиняют значительный вред.

В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федераций, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует акт субъекта Федерации» (ч. 6).

В последней новелле, обратим внимание, закладывается рискованная для единства России идея приоритетности решений субъектов РФ. Ведь именно с этого началась в начале 90-х годов война законов, а затем и распад СССР. Уже сейчас наблюдаются выходы за пределы установленных для всех прерогатив.

На уровне практического правоприменения компетентные органы и должные лица в случае обнаружения коллизий обычно руководствуются следующими правилами1:

а) если противоречат друг другу акты одного и того же органа, изданные в разное время, то применяется последний по принципу, предложенному еще римскими юристам: позже изданный закон изменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится;

б) если коллизионные акты изданы одновременно, но разными органами, то применяется акт, обладающий высшей юридической силой (например, закон и указ, указ и постановление правительства, постановление правительства и акт отраслевого министерства),

в) если расходятся общий и специальный акты одного уровня (коллизия по горизонтали), то применяется последний; разного уровня (коллизия по вертикали), то общий Подобные акты или нормы иногда называются конкурирующей. Например, в Конституции РФ есть норма о несменяемости судей Конституционного Суда, а в самом законе об этом Суде установлен 12-летний срок. Действует последний.

Вообще, большинство коллизий между различными нормативными актами, в частности между Конституцией и текущими законами, указам, постановлениями, обнаруживаются чаще всего при рассмотрении конкретных гражданских, уголовных и административных дел. До этого расхождения могут оставаться и незамеченными. После того как противоречие вскрылось, встает вопрос о порядке и способ его устранения.

В целом способами разрешения коллизий являются1: 1) толкование; 2) принятие нового акта, 3) отмена старого 4) внесение изменений в действующий; административное, рассмотрение;

Некоторое из этих способов используются одновременно, комплексно.

Конституция предусматривает право Президента РФ приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае противоречия этих актов Конституции РФ и федеральным законам.

Следует иметь в виду, что толкование как способ разрешения коллизии нередко порождает новые, еще более острые коллизии, так как зачастую одни и те же факты и акты интерпретируются различными официальными и неофициальными структурами, общественные группами, лидерами и гражданами по-разному, что, в свою очередь, является выражением их противостояния.

В связи с этим толкование может быть и предвзятым, зависеть от социально-политических ориентации и пристрастий толкующих лиц, уровня их правосознания, места в идеологическом спектре. По-разному трактуется законодательство о приватизации, выборах, налогах, торговле, собственности, предпринимательстве. Сама Конституция вызывает далеко не одинаковые оценки с точки зрения ее общей концепции и легитимности. Причем противоречивость трактовок происходящего в правовой сфере наблюдается не только среди населения, но и в высших эшелонах власти. Даже в Конституционном Суде, призванном толковать соответствующие юридические нормы и акты, нет единства мнении, и некоторые его судьи официально заявляют о своей особой позиции по тем или иным вопросам. В широким смысле под сомнении нередко берется весь курс реформ. Отсюда — разнобой в понимании законов, направленных на осуществление этого курса.

В последнее время особую остроту приобрели противоречия между законами и президентскими указами (законотворчеством и указотворчеством). В результате Госдума вынуждена была принять специальное постановление, в котором обращается внимание на «стремление решать ключевые проблемы не с помощью федеральных законов, а с помощью указов и других подзаконных актов».

Тревога общества была вызвана тем, что под предлогом борьбы с преступностью у силовых структур развязывались руки для возможных произвольных действий в отношении законопослушных, но неугодных граждан, политических противников и т. д., что живо напомнило наше печальное прошлое. Особенно настораживала «каучуковая» формулировка Указа: «при наличии достаточных оснований полагать …», а также увеличение срока задержания по подозрению с трех до тридцати суток.

Понятно, что меры по усилению борьбы с преступностью давно назрели, но формы и методы, выбранные для этого, юридически некорректны. Между тем при желании вполне можно было объединить усилия президентских, парламентских н правительственных структур, включая правоохранительные органы, подготовить и провести в срочном порядке через Гос. Думу требуемый акт в виде закона. Общество получило бы безупречно легитимное основание для развертывания наступления на преступность. При этом, возможно, были бы частично ограничены права граждан, но ограничены законно, в соответствии с Конституцией, вне вопреки ей.

Вообще зачастую тот или иной акт отклоняется только потому, что принят или инициирован конкурирующей структурой, соперничающим органом. Поэтому в основе многих юридических коллизий лежат политические коллизии (нарушение принципа разделения властей, выход различных госорганов за пределы своих полномочий, взаимное вторжение их в компетенцию друг друга, амбиции и соперничество лидеров, лоббизм). Так, к пример, в 1994г в Российской Федерации было издано 72 тысяча незаконных правовых актов, из них 60 тысяч опротестовано прокурорами.

Именно эти причины приводят в конечном счете к войне законов, указов, постановлений. Правовая ситуация неизбежно обостряется.

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Реализация права, т.е. претворение правовых предписаний в жизнь, в поведение людей, невозможно без уяснения содержания юридических норм, выяснения воли законодателя, заключенной в них. Этот процесс выявления воля в юридической науке и практике определяется понятие «толкование права». Толкование — не обычный мыслительный процесс, не просто акт познания, а деятельность (интёллектуально-волевая, организационная), процесс, протекающий во времени. Он включает в себя два самостоятельных коми уяснение и разъяснение.

Проведенное в рамках данной курсовой работы исследование позволяет характеризовать толкование права как специфическую деятельность, как особое социальное явление, как своеобразный фактор правовой культуры, момент существования и развития права, необходимое условие правового регулирования.

Необходимость толкования как процесса имеет место и некоторых других сферах человеческой деятельности, когда текст не может быть доступен, понят без соответствующих раций по интерпретации терминов, языковых знаков (перевод текстов с одного языка на другой, интерпретация нотных знаков, химических формул и т.д.). Под толкованием подразумевается и искусство постижения значения знаков, передаваемых одним сознанием и принимаемых другими сознаниями через их внешнее сражение (жесты, позы, тексты, речь).

В отличие от иных видов толкования толкование права — особая деятельность, чья специфика обусловлена ядом факторов: во-первых, эта деятельность связана с интерпретацией не любых письменных источников, а правовых актов, т.е. объектом его является право — специфическая реальность, обладающая особыми признаками, свойствами, принципами функционирования; во-вторых, толкование в праве, имея целью реализацию правовых предписаний, выступает и необходимым условием правового регулирования; в-третьих, в установленных законом случаях эта деятельность осуществляется компетентными государственными органами; в-четвертых, результаты толкования, когда им требуется придать обязательное значение, закрепляется в специальных правовых (интерпретационных) актах.

Итак, толкование права — это интеллектуально-волевая деятельность по установлению подлинного содержания правовых актов в целях их реализации и совершенствования.

В работе также были исследования основные способы (приемы) толкования правовых норм. Было выяснено, что под способами толкования понимается совокупность приемов и средств, используемых для установления содержания правовых актов. В юридической науке и практике различаются следующие способы толкования: грамматический, логически, систематический, историко-политический, специально- юридический, телеологический и функциональный). Были рассмотрены основные характеристики и основные черты способов (приемов) толкования.

Использование различных способов толкования позволяет интерпретатору правильно и полно выявить волю законодателя, заключенную в тексте нормативного акта.

Нормы права толкуются всеми субъектами, их реализующими. Однако юридическое значение результатов толкования различаются в зависимости от того, что толкует нормы права. И поэтому в работе было также классифицированы виды толкования по его субъектами. По этому основанию выделяют официальное (в свою очередь подразделяется на аутентическое и легальное) и неофициальное (обыденное, профессиональное, доктринальное) толкование.

Виды толкования различают и по объекту толкования, которым может быть либо нормативный акт в целом, либо отдельная норма.

В работе было отмечено, что толкование как особая специфическая деятельность обладает важным значением для правого регулирования и условием существования и развития права, выполняющее определенные функции: познавательная, конкретизационная, регламентирующая, правообеспечительная, сигнализаторская.

В то же время для получения результатам официального толкования обязательного характера, они должны быть формально закреплены в виде интерпретационных правовых актов (актов толкования), которые определяются как правовые акты компетентных государственных органов, содержащих результат официального толкования.

Обобщая вышесказанное, в заключение работы, можно сказать, что толкование как юридическая деятельность служит задачам обеспечения законности и повышения эффективности правого регулирования

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. Принята 12 дек. 1993. М., 2003
  2. ГК РФ. Ч. 2. М., 2003.
  3. УК РФ. М., 1996.
  4. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. М., 1954.
  5. Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информация. М., 1995.
  6. Лазарев В.В. Общая теория государства и права. М., 2003.
  7. Лившиц Р.З. Теория права. М., 2003.
  8. Марченко М.Н. Теория государства и права.–М.: ООО «Велби», 2002.
  9. Новицкий И.Б. Римское право. М., 1999.
  10. Муромцев С. Определение и основное разделение права. М., 1949.
  11. Общая теория права и государства/ Под ред. В.В. Лазарева.– М.: Юристъ, 2003.
  12. Общая теория права/ Под ред. А.С. Пиголкина. М. 2000.
  13. Проблемы теории государства и права/ Под ред. М.Н. Марченко.–М.: Юристъ, 2002
  14. Тихомиров Ю.А. Публичное прав. М., 2000.
  15. Теория государства и права/ Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. –М.: НОРМА, 2001.
  16. Теория государства и права/ Под ред. М.Н. Марченко М., 1995.
  17. Теория государства и права/ Под ред. М.Н. Марченко М., 2002
  18. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. Киев. 1965. С. 70
  19. Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 2000.
  20. Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. М. 1998.
  21. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1961. С. 738
  22. Юридический энциклопедический словарь. М., 1984.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->