ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ПРАВОВОЙ НОРМЫ

Понятие нормы права относится к числу важнейших категорий теории государства и права.

Нет в правовой системе другого составного элемента, который был бы связан с иными столь тесно и непосредственно, как нормы права. Любое правовое явление раскрывает и проявляет себя определенным образом только во взаимоотношении и взаимодействии с правовыми нормами. Прежде всего через них, на их основе происходит воздействие государства на правовую систему общества в целом и на составляющие элементы в отдельности.

Значительное внимание разработке учения о юридической норме было уделено видными представителями правовой науки в дореволюционной России (Н.М. Коркунов, Ф.В, Тарановский, Г.Ф. Шершенев и др.). Свое дальнейшее развитие оно получило в работах советских современных российских ученых (Ирг Александров, С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, М.И. Байтин, В.М. Баранов, П.Е. Недбайло, И.Н. Сенякин, Пиголкин, А.Ф. Шебанов и др.).

Право состоит из действующих в данном обществе юридических или правовых норм.

Актуальность темы исследования определяет то положение, что юридическая норма – первичная клеточка права, частица содержания, исходный, структурный элемент его системы. Именно поэтому естественно, что норме права свойственны все основные черты права как особого социального явления. Однако из этого положения не следует, что понятия права и нормы права совпадают. Право и единичная юридическая норма соотносятся между собой как общее и отдельное, которые наряду с чертами сходства имеют и свои особенности.

Отдельно взятая правовая норма или группа норм еще не есть право. Право – это система юридических норм, которая в наиболее полном и общем виде выражает в этих нормах государственную волю, ее общечеловеческий и классовый характер, пронизана едиными закономерностями и принципами, обусловленными экономической и политической структурой общества.

Любая единичная правовая норма приобретает качество, свойственное праву в целом, лишь будучи включенной в его общую систему.

В то же время норма права — относительно самостоятельное явление, обладающее собственными специфическими особенностями, углубляющими и конкретизирующими наши представления о праве, его понятии, сущности и содержании, о механизме регулятивного воздействия на общественные отношения.

Поскольку нормы права — одна из разновидностей социальных норм, на них распространяются общие черты, присущие этим нормам.

Вместе с тем нормы права отличаются от обычаев, нравственных, корпоративных и иных социальных норм специфическими признаками, характерными чертами. К наиболее существенным из них относятся следующие:

1. Норма права единственная в ряду социальных норм, которая исходит от государства и является официальным выражением государственной воли.

Независимо от словесной формулировки, в которой выражена та или иная правовая норма (правомочие, веление, дозволение, запрет и т. п.), всегда представляет собой властное общеобязательное предписание государства относительно возможного и должного, разрешаемого и запрещаемого поведения людей.

2. Норма права отличается от других социальных норм свойственной только ей формальной определенностью, которая проявляется, прежде всего, в том, что правовая норма издается или санкционируется государством и выражается в той или иной установленной или признаваемой им форме. Например, в форме закона или подзаконного нормативного акта, договора с нормативным содержанием, правового обычая.

Формальная определенность связана также со структурой нормы права специфическим внутренним строением и ее представительным и обязывающим характером.

3. Норма права — единственная в ряду социальных норм, которая поддерживается в своей реализации, охраняется от нарушений принудительной силой государства.

4. Нормы права складываются из двух разновидностей общеобязательных правовых предписаний: 1) правил поведения; 2) исходных (отправных, учредительных) норм.

Правила поведения — это непосредственно регулятивные нормы, нормы прямого регулирования. Они отличаются предоставительно-обязывающим характером, то есть устанавливают при наличии соответствующих условий вид и меру охраняемых и гарантируемых государством возможного и должного поведения участников общественных отношений, их взаимные субъективные права и юридические обязанности. Такие правила поведения составляют большую часть правовых норм.

Исходные (отправные, учредительные) нормы, к которым относятся нормы принципы, нормы-дефиниции и т. д., представляют собой нормы опосредованного регулирования. Эти нормы хотя и не являются непосредственно регулятивными, поскольку сами не закрепляют прав и обязанностей субъектов, тем не менее также носят правовой характер; устанавливают (учреждают) общие начала, исходные положения и направления правового регулирования, участвуют в нем опосредованно, действуя в системной связи и единстве с нормами-правилами поведения, детализируются и реализуются через них.

Как свидетельствует практика правовое регулирование не мыслимо без органического сочетания и взаимодополнения в системе права, во всех его отраслях отправных (исходных, учредительных) норм и норм-правил поведения.

5. Будучи, как все социальные нормы, с одной стороны, результатом отражения объективного мира, обобщения информации о нем, с другой – средством обратного воздействия, социальным регулятором отношений между людьми в общечеловеческих и классовых интересах, нормы права и в этом качестве отличаются существенными особенностями. Суть их в том, что юридическая норма, как и право в целом, не просто социальный, а государственный регулятор общественных отношений.

Данное свойство правовой нормы проявляется, с одной стороны, в рассмотренных выше аспектах ее органической связи с государством, с другой — она необходимая юридическая предпосылка правоотношения, единственная среди социальных норм, чье воздействие на общественные отношения влечет для его участников юридические последствия, гарантом которых выступает государство.

Юридическая норма — предписание общего характера. Он рассчитана не на отдельное, разовое отношение, не на каких-либо конкретных лиц, а на множество отношений определенного вида и индивидуально неперсонифицированиых лиц, подпадавших под условия ее действия.

Правовая норма отражает и регулирует наиболее типичные многократно повторяемые отношения между людьми, в упорядочении которых непосредственно заинтересовано и участвует государство. Например, отношения по поводу собственности, политической власти, управления, правосудия, охраны прав и свобод граждан, организации труда, борьбы с преступностью и т. д.

Устанавливая для участников регулируемых отношений охраняемые и гарантируемые государством взаимные субъективные права и юридические обязанности, норма права придает данным отношениям характер правоотношений. При этом юридическая норма сама выступает как абстрактно-типическая модель правоотношения, которое при наступлении предусмотренных в данной норме условий и обстоятельств может возникнуть и действительно возникает в реальной жизни, в процессе правового урегулирования того или иного вида общественных отношений. Тем самым норма права — и в этом также ее существенная отличительная особенность — выступает одновременно и как модель, мера эталон, масштаб соответствующего выраженной в ней государственной волей должного или возможного поведения людей, и как мерило оценки критерий правомерного и неправомерного, законного и противозаконного поведения.

Обобщая рассмотренные признаки, характеризующие юридическую норму, можно сформулировать ее определение. Норма права – это исходящее от государства и им охраняемое общеобязательное формально-определенное предписание, выраженное в виде правила поведения или отправного установления и являющееся государственным регулятором общественных отношений.

Особенности, содержание и назначение большей части правовых норм правил поведения — тесно связаны с их структурой.

Любая такая норма устанавливает для участников регулируемых общественных отношений взаимные права и обязанности, предусматривает фактические обстоятельства, при наличии которых носителями этих прав и обязанностей становятся определенные, конкретные лица — субъекты правоотношений; предупреждает о последствиях нарушения данной нормы. Этому содержанию нормы права — правила поведения — соответствует свойственная только ей структура, внутреннее строение, характеризуемое единством и взаимосвязью составляющих ее трех элементов: диспозиции, гипотезы и санкции.

Гипотеза – это структурный элемент нормы права, указывающий на жизненные условия, фактические обстоятельства вступления нормы в действие, реализации ее диспозиции.

Диспозиция — структурный элемент юридической нормы, в котором определяются права и обязанности субъектов права, устанавливаются возможные и должные варианты их поведения.

Санкция — структурный элемент, предусматривающий последствия нарушения правовой нормы, определяющей вид и меру юридической ответственности для нарушителя ее предписаний.

Главным элементом, сердцевиной юридической нормы, заключенного в ней правила доведения является диспозиция. Исходя из этой посылки, некоторые авторы трактуют диспозицию как само правило поведения, то есть отождествляют диспозицию с нормой права. Такое суждение, однако, трудно признать правильным. Диспозицию нельзя не противопоставлять другим составными элементами правовой нормы, ни отрывать от них. Несмотря на свою приоритетность в структуре правовой нормы, диспозиция сама по себе еще не есть норма права. Только в результате системного объединения, целостного единства трех частей — диспозиции, гипотезы и санкции, обладающих относительной самостоятельностью и своими особенностями, образуется целостное, качественно новое правило поведения.

Каждый из названных элементов имеет в структуре правовой нормы свое особое место и назначение, вследствие чего, по справедливому суждению, сложившемуся в юридической науке, без гипотезы норма бессмысленна, без диспозиции немыслима, без санкции бессильна. Таким образом, структура юридической нормы как логическая взаимосвязь гипотезы, диспозиции и санкции в наиболее общем и кратком виде может быть выражена формулой: «если — то — иначе (в противном случае)».

Научно обоснованная классификация правовых норм позволяет, во-первых, четко определять место каждого вида юридических норм в системе действующего в государстве права; во-вторых, лучше уяснить функции правовых норм и их роль в механизме правового регулирования; в-третьих, точнее определить границы и возможности регулирующего воздействия права на общественные отношения; в-четвертых, совершенствовать правотворческую и правоприменительную деятельность государственных органов.

По функциональной роли в механизме правового регулирования нормы права классифицируются на исходные нормы и нормы-правила поведения, общие и специальные.

По предмету правового регулирования (по отраслевой принадлежности) юридические нормы подразделяются на нормы государственного, административного, финансового, земельного, гражданского, гражданско-процессуального, трудового, уголовного и иных отраслей права.

По субъекту правотворчества, то есть в зависимости от органа, издавшего те или иные юридические нормы, они подразделяются на законодательные нормы, обладающие высшей юридической силой, и подзаконные нормы, содержащиеся в подзаконных нормативных актах, издаваемых на основе и во исполнение закона.

По сфере действия нормы права разграничиваются на нормы общего действия (значения), ограниченного действия, локальные.

Своеобразный вид правовых норм, выделяемых в зависимости от особенностей диспозиции, составляют бланкетные нормы, в которых содержатся лишь общее направление, своего рода каркас правила поведения, тогда как его конкретизация, наполнение определенным содержанием поручается соответствующему государственному органу.

При классификации правовых предписаний по данному критерию некоторые авторы предлагают также различать отсылочные (ссылочные) нормы. Однако для выделения такого вида норм нет оснований, оно происходит в результате смешения правовой нормы со статьей нормативного акта. С учетом структуры юридической нормы отсылочных норм быть не может, но существуют ссылочные статьи нормативных актов, то есть такие, которые отсыпают к другим статьям.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ И СПОСОБЫ ИЗЛОЖЕНИЯ НОРМ ПРАВА В НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТАХ

 

Основным источником (формой) права нашей страны являются нормативные акты, в текстах (разделах, частях, статьях) которых излагаются правовые нормы.

Реальное действие правовых норм непосредственно связано с их внешним выражением, закреплением в официальных документах. Важнейшим и наиболее распространенным из них является нормативный правовой акт. Его характеризуют следующие признаки1:

а) издается компетентными органами государства или в соответствии с конституцией припишется непосредственно населением путем референдума;

б) содержит нормы права, устанавливает, отменяет или изгоняет их;

в) обладает юридической силой, охраняется и обеспечивается государством;

г) имеет вид письменного документа с установленной структурой и необходимыми атрибутами;

д) носит легитимный характер.

Нормативный правовой акт выступает необходимой формой взаимосвязи между законодателем и исполнителем, между абстрактными моделями правового регулирования и конкретными субъектами права. Письменная форма, четкость положения делают его доступным и понятным для граждан, легитимность и стабильность создают основу для обеспечения законности и правопорядка в стране.

Нормативные правовые акты подразделяются по субъектам правотворчества на акты органов представительной власти (законы, постановления, решения) и органов исполнительной власти (указы, постановления, приказы); по юридической силе — на законодательные и подзаконные; сфере действия — на федеральные, акты субъектов федерации, акты органов местного самоуправления, локальные нормативные акты; по времени — на постоянные и временные.

Нормативные акты как внешняя форма выражения правовых норм также имеют структуру (разделы, главы, статьи, параграфы, пункты). Основным структурным элементом нормативного акта является статья. Соотношение нормы права и статьи закона поливариантно, зависит, как уже отмечалось, от структуры фактических общественных отношений, уровня развития отрасли, института или всей правовой системы, замысла законодателя, степени развитое юридической техники и технологии1.

В первом варианте норма права и статья закона совпадают. Учитывая единство потенциальной и реальной структуры правовой нормы, мы находим в статье либо все три элемента (гипотезу, диспозицию и санкцию), либо только один (два), а остальные необходимо выявить логически путем. Но так или иначе по объему и содержанию государственно-властное веление (норма) и нормативное предписание (статья акта) совпадают. Такое соотношение нормы права и статьи закона типично, и к этому должен постоянно стремиться законодатель.

Второй вариант — включение нескольких норм в одну статью закона. Например, ст. 12 Закона РСФСР о крестьянском (фермерском) хозяйстве, регламентирующая порядок платы за землю, содержит пять пунктов, каждый из которых является самостоятельной нормой.

Третий вариант предполагает расположение одной нормы в нескольких статьях. Так, ст. 14 Семейного кодекса содержит условия заключения брака (гипотеза), ст. 10, устанавливают место и порядок заключения брака (диспозиция), а ст. 27, 30 определяют основания и последствия признания брака недействительным (санкция).

При подготовке и принятии нормативных актов обязательно учитываются специфические признаки правовых норм (общий характер, неперсонифицированность, обращенность в будущее и др.) и их структура (каждое правило должно иметь обозначение условий применения и охраняться государством от нарушения). Однако норма права не тождественна статье закона, а структура последней не совпадает со структурой правовой нормы. Это определяется рядом обстоятельств.

В одной статье нормативного акта (и даже в одном нормативном акте) не могут быть выражены в полном объеме все элементы, из которых состоит правовая норма. При подготовке, принятии и издании нормативного акта правовой материал по правилам законодательной техники группируется таким образом, чтобы акт был компактен, а его предписания легко воспринимаемы. Поэтому при подготовке проекта закона или иного нормативного акта его текст делится на разделы, статьи, части статей; в кодексах — на главы, разделы или на общую и особенную части. В начале многих нормативных актов обозначаются положения, имеющие отношение ко всем последующим разделам, связанные со многими или со всеми нормами данной отрасли права. Объединение близких по своим предписаниям норм или их частей в одну статью или раздел нормативного акта позволяет избежать повторений и длиннот. Изложение одной правовой нормы в разных нормативных актах иногда обусловлено различием компетенции органов, определяющих разные части правовой нормы. В разных статьях нормативных актов, а то и в разных кодексах содержатся материально-правовые и процессуальные нормы. В результате элементы одной нормы обычно размещаются в разных статьях нормативных актов, и, наоборот, одна статья может содержать части нескольких норм.

Частицы, элементы правовых норм находят выражение в статьях, пунктах, параграфах текстов нормативных актов в виде определений общего характера, обладающих рядом признаков норм. Те из них, которые представляют собой логически завершенные, обязательные для соблюдения положения, называются нормативными предписаниями. Некоторые нормативные предписания по содержанию и логической структуре («если — то — иначе») близки к правовой норме, но и они не могут применяться без учета общих и других положений законодательства, в соединении с которыми они только и могут образовать норму; другие правовые предписания логически строятся по форме: «если — то»; есть и такие, что не имеют другой структуры, кроме грамматической1.

Формулировка многих правовых предписаний строго зависит от содержания выражаемых ими правовых норм; таковы управомочивающие, обязывающие, запрещающие нормы права. Последние (запрещающие) нередко вообще как бы выносятся за рамки ряда норм и целых отраслей права, в пределах которых находятся охраняемые ими диспозиции, и формулируются как перечни деяний, которые запрещено совершать (составы преступлений и других правонарушений), и санкций, соответствующих качествам и тяжести этих деяний (уголовные кодексы, кодексы об административных правонарушениях, положение о материальной ответственности рабочих и служащих и др.). При помощи этих санкций, как отмечено, охраняются обширные комплексы различных отраслей права; таковы также положения Гражданского процессуального кодекса, регулирующие исполнительное производство: как санкция они связаны с рядом норм гражданского, трудового, семейного, административного, уголовного права; общий характер (по отношению ко всему гражданскому праву) имеет предписание о возмещении убытков. Существование в законодательстве правовых предписаний, выражающих общие для многих норм санкции, облегчает деятельность законодателя — при дальнейшем развитии права учитывается, что новые нормы права (диспозиции) включаются в комплекс норм, уже охраняемый определенной санкцией.

Важное место среди нормативных подписаний занимают обобщения условий действия и применения правовых норм. Таковы содержащиеся в законах и других нормативных актах общие положения о субъектах права, их видах и правовых статусах, об условиях действия нормативно-правовых актов, порядке их реализации, о процедурах решения юридических споров, о правовом режиме различных имуществ и др. Нормативные предписания такого уровня в процессе реализации права осуществляются через правовые нормы, регулирующие поведение отдельных лиц; вместе с тем они имеют самостоятельное значение в системе средств правового воздействия. Особенное значение среди нормативных предписаний имеют законодательные определения основных прав и свобод граждан. Обычно они излагаются в конституциях или в специальных нормативно-правовых актах (Декларация прав человека и гражданина, Билль о правах). После Второй мировой войны ряд основных прав и свобод закреплен в международных документах, положения которых признаны обязательными в Российской Федерации.

Нормы права и статьи законов не всегда тождественны по той причине, что тексту нормативного акта, как и любому литературному произведению, нередко свойственны образность, ориентация на массовое правосознание, обращенность к общественному мнению. Так, для нашего уголовного законодательства традиционны условные, как бы неправильные, формулировки: «преступление (хищение, вымогательство, убийство, клевета, хулиганство, разбой, мошенничество, получение или дача взятки, заведомо ложный донос и т.д.) наказывается…», хотя на самом деле наказывается не преступление, а преступник (вор, убийца, взяточник, хулиган, мошенник, клеветник и т.п.). В законодательстве используются условные термины; например, «молодой специалист» может оказаться по возрасту далеко не молодым работником, осваивающим новую для него специальность и потому имеющим право на некоторые льготы. В ряде статей нормативных актов для смыслового усиления должное описывается как сущее: «Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого»; «Депутату обеспечиваются условия для беспрепятственного и эффективного осуществления его прав и обязанностей». В тех же целях (для смыслового усиления, образного выражения непререкаемости закона) запрещенное порой характеризуется как вообще невозможное: «Никто не может быть произвольно лишен жизни»; «Собственность не может использоваться в целях, противоречащих интересам общества, правам других граждан».

Различие между нормами права и статьями законов и в том, что в тексте нормативного акта могут содержаться не только нормативно-правовые предписания, но и индивидуальные распоряжения, а также обоснования нормативного акта, фактические утверждения, программные положения, призывы, декларации, правила общежития, морально-политические нормы и принципы, не связанные непосредственно с механизмом правового регулирования. Право же состоит из норм, выраженных через правовые предписания. Это различие способно порождать противоречия между правом и текстом закона, которые могут осложняться и обостряться в связи с тем, что в массовом (обыденном) сознании исторически сложилось преобладание преимущественно моральных критериев и норм, а также бытуют порой негативные оценки юридических категорий как сугубо «формальных», а то и «бюрократических», Эти оценки и критерии могут вести к тому, что при обращении к закону часть общественного правосознания признает в нем «своими» и примет только те положения, которые не являются собственно юридическими, а представляют собой описание в тексте закона социальных ценностей, изложение программных положений, выражение общественно-политических, нравственных, идеологических принципов и норм. На практике это противоречие, если в структуре закона собственно, юридические предписания не обособлены от морально-политических и иных положений, может вести к досадным недоразумениям и трагическим разочарованиям («в законе сказано так, а суд решил как-то иначе»).

Во всех странах, где нормативные акты являются основным источником права, существует проблема соотношения «буквы» и «духа» закона, обусловленная тем, что, во-первых, мысль законодателя не всегда достаточно точно выражена в тексте нормативных актов, во-вторых, тем, что текст со временем почти неизбежно устаревает и содержащиеся в нем термины, определения, понятия становятся узки или, напротив, широки для обозначения новых явлений общественной жизни. Поэтому процесс применения и другие формы реализации правовых норм носят в известной мере творческий характер: во-первых, в процессе изучения текстов нормативных актов логически конструируется правовая норма с ее тремя элементами (кто, когда, при каких условиях к чему обязан, на что имеет право, какие меры государственного принуждения применяются в случае нарушения правовой нормы); во-вторых, в процессе конструирования правовой нормы определяется, какие именно положения, содержащиеся в тексте нормативного акта, имеют юридическое значение; в-третьих, может оказаться, что норма права не получила в тексте закона точного выражения и изложения («порядок обжалования незаконных актов», «молодой специалист», «никто не может быть произвольно лишен жизни» и т.п.) и потому текст нормативного акта подлежит не буквальному, а ограничительному или распространительному толкованию.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, обобщая итоги проведенного исследования можно сказать следующее.

Норма права — признаваемое и обеспечиваемое государством общеобязательное правило, из которого вытекают права и обязанности участников общественных отношений, чьи действия призвано регулировать данное правило в качестве образца, эталона, масштаба поведения.

Норма права — критерий правомерности поведения. Именно из этого положения приобретают значение такие качества правовой нормы, как ее формальная определенность, конкретность, позволяющие практику решить юридическое дело. Конкретность содержания не означает вместе с тем непременно казуистического построения правовых норм. Напротив, развитие правовых систем связано с абстрагированием от индивидуальных особенностей регулируемых отношений, формулированием более общих правил, охватывающих суть правовой материи.

Высшая определенность нормы, высшая степень ее формализации достигается в ходе словесно-знаковой материализации воли участников общественных отношений, включая государственную волю на признание и охрану соответствующих правил в качестве правовых.

Государственно-властное веление, получающее логически завершенное, формально определенное закрепление в официальном тексте, выступает в качестве нормативного предписания. Нормативное предписание как бы отождествляется со словесным оформлением государственной воли в статье нормативного акта. Возможно, в этом есть свой резон, если учесть, что предписания специализируются: одни из них призваны в первую очередь выразить суть правила, другие — условия применения данного правила, а третьи — последствия несоблюдения государственной воли. Однако полное представление о правовой норме дает именно ее целостное восприятие, уяснение всех элементов логической структуры. По своей структуре каждая норма включает в себя три элемента (части): диспозицию, гипотезу и санкцию, сущность и содержание которых было также выяснено в ходе выполнения курсовой работы.

Диспозиция указывает на суть и содержание самого правила поведения, на те права и обязанности, на страже которых стоит государство.

Гипотеза содержит перечень условий, при которых норма действует.

Санкция называет поощрительные или карательные меры (позитивные или негативные последствия), наступающие в случае соблюдения или, напротив, нарушения правила, обозначенного в диспозиции нормы.

Норма права не выполнила бы своей регулятивной роли, если бы в ней отсутствовал какой-либо из названных структурных элементов. Поэтому законодатель при формулировании норм обязан выписать каждую часть особо или дать соответствующую отсылку, а тот, кто реализует норму, должен иметь в виду всю связь элементов нормы, с тем чтобы юридически грамотно выстроить свои поступки.

Пониманию правовой нормы, полному представлению о ее назначении и

В ходе исследования выяснено, что своей структурой, а также содержательными признаками норма права отличается от иных проявлений права. Иногда в статье закона формулируется только часть нормы, а другие ее части следует обнаруживать в других статьях или в ином нормативном акте. Отсюда следует необходимость различать норму права и статью закона. Это очевидно еще и потому, что в одной статье нормативного акта содержатся порой две, три нормы и более. Некоторые акты, например уголовно-правовые, специализируются на выражении санкций, обслуживающих нормы иных отраслей права. Прежде всего от индивидуального предписания. Последнее основывается на норме и исчерпывается разовым исполнением. Индивидуальное предписание рассчитано на строго определенный случай, на однократное действие, на конкретных лиц. С другой стороны, норма права отличается от общих принципов права. Последние хотя и носят нормативный характер, все-таки проявляют себя через нормы права, нуждаются в конкретизации, не выходят напрямую на гипотезы и санкции, без чего трудно представить себе определенность правового регулирования.

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. Принята 12 дек. 1993. М., 2003
  2. Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информация. М., 1995.
  3. Лазарев В.В. Общая теория государства и права. М., 2003.
  4. Лившиц Р.З. Теория права. М., 2003.
  5. Марченко М.Н. Теория государства и права. –М.: ООО «Велби», 2002.
  6. Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева.– М.: Юристъ, 2003.
  7. Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М. 2000.
  8. Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. –М.: НОРМА, 2001.
  9. Теория государства и права/ Под ред. М.Н. Марченко М., 2002
  10. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. -М.: Интерстиль, 2003

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->