ПОНЯТИЕ И ПРЕДМЕТ ПРАВОВОЙ СТАТИСТИКИ КАК ОТРАСЛИ СОЦИАЛЬНОЙ СТАТИСТИКИ

Актуальность темы. Переход к рыночной экономики не только наполнил новым содержанием работы коммерсанта, менеджера, экономиста, но и потребовал глубоких экономических, финансовых, статистических знаний от работников правоохранительных органов, предъявив повышенные требования к уровню их статистической подготовки.

В отличие от других социальных идей и политических ориентаций демократическое правовое государство при верховенстве правового закона и приоритете прав человека и гражданина практически воспринято обществом как будущее государственного строя России. Решение этой задачи связано не только с созданием современного законодательства, обеспечением законности деятельности государства и его органов, муниципальной системы и общественных формирований, надежной, быстрой и справедливой юстиции, независимого правосудия, но с преодолением достигшего опасных пределов правового нигилизма, находящегося ныне на грани беспредела во всех сферах государственной и общественной жизни, и, главное, формирование высокого уровня правовой культуры общества и каждого человека.

Но государство и право имеют не только инструментальное значение и «самостоятельную ценность. Одновременно это право жить цивилизованной жизнью и средство обеспечить человеку соответствующие свободы». К этой цели общество придет только через повышение ответственности, возложенной «на институты государственной власти», решительные действия по экономическому, политическому и социальному реформированию, созданию качественной «правовой базы для таких действий».

Статистические данные отображают развитие отдельных сторон жизни общества и служат информационной базой прогнозирования и принятия управленческих решений. Без использования данных правовой статистики немыслимо совершенствование деятельности правоохранительных органов: судов, прокуратуры, органов юстиции и внутренних дел, адвокатуры.

Задачи исследования:

– анализа предмета правовой статистики и рассмотреть основные ее отрасли;

– исследовать сущность и определить значение правовой статистики.

Теоретической базой исследования являются работы таких авторов как Блувштейн Ю.В., Гернет М.Н., Громыка Г.Л., Кальман А., Корнев С.А., Кузьмичева С.К., Остроумов С.С., Савюк Л.К., Фирсова А.В. и т.д.

 

Статистика как наука и практическая деятельность, охватывающая своими показателями все стороны экономической, политической, культурной и правовой жизни общества и государства, как уже отмечалось, наряду с общей теорией статистики включает отраслевые статистики: экономическую (промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта, связи, труда и тд.) и социальную (демографическую, медицинскую, статистику культуры и т.д.)- Одной из многочисленных отраслей социальной статистики и является правовая статистика.

Сегодня правовая статистика — это основанная на общих принципах и содержании юридических наук система положений и приемов общей теории статистики, применяемых к области изучения правонарушений и мер социального контроля над ними. Социальный контроль представляет собой совокупность норм, институтов и отношений, направленных на обеспечение поведения людей в соответствии с интересами социальной группы, класса, общества в целом1.

Юристы еще со времен Древнего Рима выступают как специалисты в области любых социальных норм и социальных отклонений в целом, а юриспруденция — как наука о всех этих нормах и аномалиях в целях познания их сущности, причин, роли и последствий, как исследование форм и средств установления и поддержания нормативного порядка и надлежащего наказания за его нарушение2.

В научной литературе отмечается, что регулирование и охрана общественных отношений предполагают существование контрольных механизмов, при помощи которых определяется соответствие поведения людей социальным нормам, стимулируется позитивная, полезная для общества деятельность, предупреждается и наказывается негативная, преступная. Эти задачи выполняются системой институтов социального контроля.

Становление социального контроля неразрывно связано с возникновением человеческого общества. По мере развития и усложнения всех общественных отношений быстро развивается и структура социального контроля, совершенствуются его механизмы, растет его значение в функционировании всех социальных систем. Возникают социальные институты, специально призванные осуществлять социальный контроль, — судебные и другие правоохранительные органы или, как их иногда называют, органы охраны правопорядка, другие контролирующие структуры. В литературе вопрос о круге такого рода органов решается по-разному: одни относят к ним большее количество, а другие — меньшее. Такой разнобой — Следствие того, что данный вопрос не определен в законодательном порядке и однозначно не урегулирован, равно как и не решен вопрос о понятии правоохранительной деятельности.1

Исторически, как будет показано ниже, возникновение, становление и развитие правовой статистики связываются именно с этими социальными институтами государства. Вместе с тем в той или иной мере функции социального контроля осуществляют любые социальные институты или группы, государственные или общественные организации, предприятия и учреждения всех форм собственности.

Правовая статистика, как и другие отрасли социальной статистики, имеет два научных обоснования: с одной стороны, общую теорию статистики, с другой — то, что касается именно правовой статистики (правоведение как совокупность юридических наук). Именно правоведение исследует качественные особенности, природу правонарушений как статистическую совокупность, объект исследования правовой статистики и мер социального контроля над ними, реализуемых правоохранительными органами.

Известно, что одно из центральных мест в многоплановой деятельности государства занимает выполнение задач по обеспечению правопорядка и законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, охраны прав и законных интересов государственных и негосударственных организаций, трудовых коллективов, в широком смысле — социального контроля над преступностью и иными правонарушениями. Эти задачи — предмет особой заботы государства и его органов, в первую очередь правоохранительных, что в той или иной форме закреплено в соответствующих нормах Конституции РФ.

Так, ст. 2 содержит четкий императив: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Эта же идея содержится в ч. I ст. 45: «Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется».

Содержание правоохранительной деятельности по социальному контролю над правонарушениями вытекает из задач правосудия, закрепленных в нормах уголовного, административного и гражданского процесса, в соответствующих законодательных актах о демократических принципах организации и деятельности судебной системы, правоохранительных органов, положениях, отвечающих рекомендациям юридической науки.    

Такая деятельность носит социальный характер и может осуществляться не любым способом, а лишь с помощью применения юридических мер воздействия. К ним принято относить меры государственного принуждения и взыскания, регламентируемые нормами соответствующих законов. Например, если имуществу причинен ущерб, не влекущий уголовной ответственности, то может быть возложена обязанность возместить его (ст. 15, 171, 178, 179, 448 ГК РФ), или если по заключенному договору не выполнено обязательство, скажем, об изготовлении какого-либо изделия или оказания каких-то услуг, то возможно применение имущественных санкций (ст. 24, 26, 28, 30 ГК РФ); если кто-то управлял автомобилем в состоянии опьянения, то его можно лишить водительских прав, наконец, если совершено преступление, то может быть назначено наказание, установленное только уголовным законом, или иные меры уголовно-правового характера (ст. 3 УК РФ).

В соответствии с этим правовая статистика, применяя свои специфические методы, должна количественно отразить всю совокупность мероприятий социального контроля над правонарушениями, осуществляемыми государственными органами в целях поддержания в стране режима законности.

Следует заметить, что как понятие «статистика», так и понятие «правовая статистика» многозначны, собирательны. Говоря о многозначности первого из указанных понятий, выше отмечалось, что при его употреблении имеются в виду либо количественное описание (отсюда — описательная статистика) тех или иных общественных явлений вместе со статистическими выводами о их закономерностях, либо как совокупность способов, приемов и методов, с помощью которых получены такие описания и выводы.

Кроме того, сегодня понятие «статистика» в первом смысле — фактологическая база какой-то конкретной науки. Во втором смысле «правовая статистика» — это совокупность способов, приемов и методов исследования явлений, составляющих предмет изучения правовой науки. И в этом смысле она — отрасль правовой науки. Ее цели производны от целей науки как человеческой деятельности, функция которой — выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности, описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет ее изучения, на основе открываемых ею законов, т.е. в широком смысле — теоретическое отражение действительности.

Правовая статистика — понятие собирательное потому, что к ней могут быть отнесены статистические сведения, содержащиеся в статистике многих ведомств, в том числе не относящихся к правоохранительным, например различных контролирующих органов.

Правовая статистика отражает своими показателями, как охраняется личность, защищаются гарантированные Конституцией права и свободы человека и гражданина, все формы собственности и свобода экономической деятельности физических и юридических лиц, общественный порядок и безопасность, конституционный строй Российской Федерации. Из этого следует, что основной целью правовой статистики является учет нарушений законности, рассматриваемых органами МВД, прокуратуры. Федеральной службы безопасности, Федеральной пограничной службы, Департамента налоговой полиции, Государственного таможенного комитета, судами, контрольными и другими органами, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством вправе возбуждать уголовные дела, производить предварительное следствие и дознание, а также осуществлять государственные меры социального контроля за этими правонарушениями.

В юридической литературе читатель встретится и с такими прилагательными при термине «статистика», как «моральная», «уголовная», «судебная», «криминологическая», «криминальная», «процессуальная», «виктимологическая», «юридическая», наконец, «статистика социальных отклонений». Каждое из них— свидетельство зарождения, становления и развития правовой статистики как науки и практической деятельности.

Исторически сложилось так, что факты общественной жизни, которые позволяют судить о нравственном состоянии общества — преступления, гражданско-правовые правонарушения, административные и дисциплинарные правонарушения, аморальные поступки — это все статистика социальных отклонений, или моральная статистика, основоположником которой считается бельгийский статистик А. Кегле.

Однако, справедливости ради, следует сказать, что приоритет в статистическом изучении самых разнообразных явлений, характеризующих «нравственное состояние» общества, и особенно в детальном статистическом исследовании преступности, как доказал профессор С.С. Остроумов, принадлежит А. Н. Радищеву, который еще за 35 лет до напечатания труда А. Кетле разработал обширную программу судебной (уголовной) статистики1.

Моральная статистика ставила своей задачей исследование таких фактов общественной жизни, как, например, преступления, наказания, внебрачная рождаемость, аборты, подкидывание младенцев, детская беспризорность и безнадзорность, венерические болезни, проституция, нищенство, бродяжничество, пьянство, наркомания, самоубийства и др., которые, по выражению ученика А. Кетле Г. Майра (1841 — 1925), позволяли бы делать выводы о состоянии нравственности у людей и вместе с тем были бы доступны массовому наблюдению.

Обоснованно считается, что каждому обществу свойственны такие формы социальных отклонений и в тех масштабах, какие вытекают из конкретно-исторических условий его существования — социальных, экономических, политических, нравственных и пр. В нашей стране показательным в этом отношении является состояние преступности в постсоветский период. В обществе подрывается вера в способность власти остановить натиск преступности, «преступный мир, по существу, бросил вызов государству, вступив с ним в открытую конкуренцию. Появилось немало хорошо организованных преступных групп со своими мозговыми центрами, исполнителями, «судами», «силовыми подразделениями». Эти преступные группы расширяют свое влияние, фактически осуществляют «регулирование» некоторых хозяйственных отношений, даже «защиту» собственников, но уже по своим, криминальным, правилам».

Очевидно, прав академик В.Н. Кудрявцев, когда пишет, что «объем социально отклоняющегося поведения, его структура, причины и тенденции развития позволяют судить о нравственном климате данного общества, уровне законности и правопорядка, степени сплоченности социальных групп, остроте классовой борьбы»1.

Показатели статистики преступности, административных правонарушений, иных негативных явлений — это показатели неблагополучия в социально-экономических, организационно-управленческих, социально-психологических, нравственно-воспитательных и уголовно-правовых отношениях. Именно поэтому правовая статистика до 1989 г. была возведена в ранг государственной тайны.

Исследуемые правовой статистикой правонарушения — это категория конкретно-временная, социальная характеристика которой проявляется, по крайней мере, в четырех моментах: во-первых, это их историческое происхождение; во-вторых, это деяния (действия и бездействия) конкретных людей, их сознательные волевые поступки; в-третьих, тот урон, который они наносят интересам общества, и, наконец, количественно-качественные параметры правонарушений как индивидуального противоправного поведения, так и всей совокупности правонарушений — не статические, застывшие явления, а процессы, которые развиваются в пространстве и времени, испытывают существенные изменения в зависимости от изменений, происходящих в условиях социальной жизни людей2.

Количественные и качественные характеристики массива (множества) правонарушений связаны с тремя признаками статистической совокупности: иррегулярностью, т.е. внешней независимостью отдельных фактов (элементов) — правонарушений, совершенных на данной территории за определенный отрезок времени, относительной устойчивостью и массовостью.

В этом качестве правонарушения могут рассматриваться как во временной плоскости (например, когда изучаемое явление исследуется за квартал, год, ряд лет и т.д.), так и применительно к отдельной территории, региону (скажем, когда количественно-качественные параметры правонарушений фиксируются и изучаются в масштабе страны, в масштабах территории субъекта федерации, города, района). Во всех случаях элементами изучаемой совокупности выступают правонарушение, лицо, виновное в его совершении, и избранная мера государственного социального контроля.

Ученые отмечают довольно тесную взаимосвязь правонарушений (гражданских, административных, уголовных) во времени, хотя в пространственном, физическом смысле они и не образуют системы.

Так случилось, что в дальнейшем практически наиболее разработанной как в научном, так и в организационном отношении частью моральной статистики оказалась уголовно-правовая статистика, под которой в научном плане понимается система положений и приемов обшей теории статистики, применяемых к области изучения преступности, жертв преступлений и реакции со стороны органов уголовной юстиции1. В литературе высказан взгляд на преступность как систему.2

Ю.Д. Блувштейн предпринял попытку обосновать криминологическую статистику как научную дисциплину, представляющую часть криминологии, изучающую количественные характеристики процессов, относящихся к предмету этой науки, в целях выявления их закономерностей. При этом автор указывает на ее отличие от уголовно-правовой статистики; удел последней — только учет и оценка деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры, судов, исправительных учреждений. Конечно, это не так. Статистика, как явствует из изложенного (в любом ее приложении), — это прежде всего метод изучения массовых общественных явлений, к какой бы области они ни принадлежали. А метод е может быть частью какой-либо науки, в том числе и криминологии. При этом Ю.Д. Блувштейн правильно указывал, что предмет криминологической статистики – это прежде всего преступность как определенное социальное явление1. А как массовое явление, добавим мы, она изучается с помощью всей совокупности способов, приемов и методов, т.е. того, что обычно называется собирательным термином «статистический метод», который служит для исследования причинных связей, характеризуемых множественностью причин и действий.

Судебная статистика, которая сегодня трансформировалась в правовую статистику, берет начало в концепции судебного права как совокупности норм, устанавливающих и регулирующих организацию и осуществление правосудия, т.е. судоустройство — гражданское, административное и уголовное, и теоретически обосновывающих их. По аналогии с судебным правом и статистика, отражавшая количественную сторону отправления правосудия, именовалась судебной. Разработка концепции судебного права, отстаивание этой концепции велось и в советской юридической литературе, начиная с конца 30-х годов. Усилия в этом направлении предпринимались прежде всего в Институте государства и права АН СССР. Главная заслуга в ее разработке принадлежала выдающемуся ученому, профессору Н.Н.Полянскому и члену-корреспонденту АН СССР М.С. Строговичу.

Отвечая на вопросы, что исследует правовая статистика и какие методы она для этого применяет, необходимо иметь в виду изложенные выше особенности социальной статистики в узком смысле слова, т.е. как общественной науки, специфической отраслью которой она является.

Исходя из этого следует констатировать, что правовая статистика как отрасль социальной статистики количественно исследует разнообразные стороны правовых нарушений — уголовных, гражданских, административных, их уровень, структуру, динамику и направление развития, причины и условия, им способствующие, всю совокупность мер социального контроля, осуществляемых государством и обществом над этими правонарушениями.

Учитывая то обстоятельство, что правовая статистика исследует не только количественно-качественные параметры правонарушений (состояние, уровень, динамику, структуру), но и детерминирующие их факторы, следует отметить, что сведения о подобного рода явлениях, относящиеся к правовой статистике, содержатся и в различных отраслях экономической и иной социальной статистике (например, медицинской, демографической и др.).

Отсюда предметом правовой статистики и будет количественная сторона (в неразрывной связи с качественными особенностями), во-первых, тех правовых явлении, которые входят в сферу деятельности правоохранительных органов, и, во-вторых, сама многогранная деятельность этих органов.

Таким образом, правовая статистика — это количественная сторона: во-первых, преступлений, лиц, совершивших преступления, и потерпевших от преступлений лиц, а также мер государственного контроля над преступностью; во-вторых, гражданских споров и правонарушений, ставших предметом разбирательства в суде, арбитраже или нотариате; в-третьих, административных правонарушений и мероприятий по их предупреждению со стороны административных и других контролирующих органов.

Показатели правовой статистики играют весьма серьезную роль в улучшении деятельности указанных органов, так как именно они наряду с другими источниками дают возможность установить, как осуществляется правосудие (по уголовным, административным и гражданским делам) и утверждается судебная власть в государственном механизме как самостоятельная и влиятельная сила, независимая в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной, как защищаются основные права и свободы человека, соблюдаются конституционные права граждан в судопроизводстве, как работают органы внутренних дел, прокуратура, следственные, уголовно-исполнительные и другие административные учреждения и контрольные органы.

На современном этапе для обеспечения правопорядка наиболее действенным инструментом является судебный контроль. Судебная власть — стержневой институт, обеспечивающий правопорядок.

В соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» в России действуют федеральные суды, конституционные (уставные) и мировые судьи субъектов РФ, составляющие судебную систему РФ.

К федеральным судам относятся:

Конституционный Суд Российской Федерации;

Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции;

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

К судам субъектов Российской Федерации относятся конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, мировые судьи, являющиеся судьями обшей юрисдикции субъектов Российской Федерации (ст. 4).

Однако само наличие стройной судебной системы автоматически еще не обеспечивает эффективность ее работы. Как отмечалось в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ, «…из-за ее слабости не срабатывают новые принципы управления, не обеспечивается общая эффективность государственной власти. Не выделяя достаточных средств на судебную власть, мы теряем гораздо больше, в том числе и в финансовом отношении… Эффективная судебная система усиливает другие ветви власти, способствует гражданскому миру и общественному согласию, делает организованной и сильной экономику, не говоря уже о коренном перевороте в сознании людей».

Особую роль в условиях рыночной экономики играет система арбитражных судов. Осуществляемое ими правосудие позволяет установить жесткую дисциплину договорных отношений, пресечь экономический произвол чиновников, цивилизованно осуществлять процесс банкротства. Однако, как и в судах обшей юрисдикции, эффективность их работы тормозится из-за недостаточного финансирования и отсутствия правового механизма надлежащего исполнения судебных решений. Принятие законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве» гарантирует исполнение решений суда, будет способствовать значительному повышению уровня договорной дисциплины, ликвидации условий для «криминальной юстиции».    

Большие надежды возлагаются на систему мировых судей, введенных указанным Федеральным конституционным законом.

 

Это позволит изменить ситуацию в сфере контроля за законностью, существенном снижении нагрузки на иные судебные инстанции и сокращении сроков судопроизводства.

Эффективное функционирование правосудия обусловливается наряду с другими факторами сбалансированной численностью адвокатского корпуса, так как в соответствии со ст. 48 Конституции РФ «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом; юридическая помощь оказывается бесплатно».

Далее важно подчеркнуть, что данные правовой статистики учитывают лишь те преступления, которые стали предметом рассмотрения органов уголовной юстиции (в широком смысле), а также те из возникших гражданских правоотношений (жилищных, трудовых, семейных и др.), которые послужили основанием для обращения в суд или арбитраж с гражданским иском о принудительном осуществлении нарушенного права о защите охраняемого законом интереса, о признании права или были подтверждены в порядке нотариального производства. То же самое, соответственно, относится и к административным правонарушениям.

Природа значительной части правонарушений — их латентноеть (скрытый характер) — не позволяет правовой статистике полностью (на 100%) учесть совершенные правонарушения. В этом одна из специфических черт данной отрасли статистики по сравнению с другими отраслями социальной статистики. Последние позволяют охватывать учитываемые объекты с исчерпывающей полнотой (например, данные демографической статистики, статистика народнохозяйственной деятельности, капитального строительства, транспорта, связи и т.д.).

Эти особенности правовой статистики следует постоянно иметь в виду при использовании ее данных, широко привлекая для сравнительной характеристики материалы как экономической, так и других отраслей социальной статистики.

 

 

2. ОТРАСЛИ (РАЗДЕЛЫ) ПРАВОВОЙ СТАТИСТИКИ И ЕЕ МЕСТО В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК

 

Различный характер правонарушений, которые призвана учитывать правовая статистика, а также специфические особенности деятельности учреждений, которые осуществляют практические меры контроля за ними, обусловливают выделение трех самостоятельных отраслей (разделов) правовой статистики, составляющих ее систему:

1) уголовно-правовой, имеющей своим объектом количественную сторону преступности и мер государственного социального контроля над ней (наказания и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений);

2) гражданско-правовой, непосредственный объект которой — количественная сторона гражданских правоотношений, рассматриваемых судом, арбитражем, нотариатом, и вынесенных ими решений;

3) административно-правовой, объектом которой является количественная сторона административных правонарушений и государственных мер социального контроля над ними (мер административного воздействия).

Практически правовая статистика отражает своими показателями все стадии уголовного, гражданского и административного процессов, причем все они характеризуют, с одной стороны, статистику принимаемых правоохранительными органами решений (объем проделанной работы соответствующими органами, например, дознания, прокуратурой, судами и т.д.) и результатов их исполнения, с другой — объективную действительность — социальные явления (процессы и события — абсолютные и относительные размеры тех или иных правонарушений), по поводу которых принимаются эти решения и оцениваются результаты действий.

Самостоятельным подвидом правовой статистики является статистика прокурорского надзора за соблюдением режима законности, количественно отражающей многогранную деятельность прокуратуры как в центре, так и на местах. В первую очередь это надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, надзор за соблюдением прав человека органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, за соблюдением законности в местах содержания задержанных, предварительного заключения, уголовно-исполнительных учреждений. Это надзор за правотворческой деятельностью в субъектах Федерации и координация деятельности по борьбе с преступностью органов внутренних дел, Федеральной службы безопасности, налоговой полиций, таможенной службы и других правоохранительных органов и т.д.

 

Объем их работы, как свидетельствует статистика, растет. Так, в 2002 г., например, в органах прокуратуры рассмотрено 1,5 млн обращений граждан, и 183 тыс. из них признаны обоснованными, нарушенные права граждан восстановлены. Прокуроры выявили и опротестовали за год более 72 тыс. незаконных правовых актов, нарушивших права миллионов людей. В 2004 г. в органы прокуратуры поступило более 1 млн жалоб, 900 тыс. человек побывали на приеме у прокуроров. Более чем в 200 тыс. случаев были приняты меры к восстановлению нарушенных прав граждан. Кроме того, реабилитировано около 36 тыс. жертв политических репрессий. В процессе прокурорской деятельности выявлено свыше 300 тыс. нарушений законов. За тяжкие преступления дано 427 тыс. санкций на арест, направлено в суд 1 млн 213 тыс. уголовных дел. В защиту граждан предъявлено более 170 тыс. исков в суды общей юрисдикции. Опротестовано 54 тыс. приговоров, вынесенных с нарушением законов.

Вопреки заверениям авторов концепции судебной реформы, что процессы приватизации, земельной реформы, коммерциализации торговли приведут в стране к росту внутренних естественных стимулов соблюдения законов, прокурорами только в 2002 г. было выявлено свыше 14 тыс. нарушений законов о собственности и приватизации, свидетельствующих об очевидной коррумпированности и чиновничьем беспределе исполнительной власти. А в 2004 г. выявлено около 2 тыс. преступлений, связанных с приватизацией, в суд направлено 880 у головных дел, в том числе на высокопоставленных чиновников. Это только малая часть той огромной работы по защите прав и законных интересов личности и гражданина, государства, которая делается органами прокуратуры. И это притом, что в органах прокуратуры работают 7090 следователей. А общая штатная численность прокурорско-следственных работников составляет 28 677 человек. Так что можно представить себе нагрузку на каждого сотрудника этих учреждений.

Серьезной проблемой стала задолженность по заработной плате. За 2004 г. прокуратурой было возбуждено около 200 уголовных дел лишь по фактам, где имелись случаи «прокручивания» бюджетных средств либо их нецелевое использование. Много нарушений вскрыто в налоговой сфере, кредитно-финансовых отношениях и т.д. 1

Каждая отрасль правовой статистики – уголовно-правовая, гражданско-правовая и административно-правовая подразделяется на несколько разделов в соответствии с основными стадиями уголовного, гражданского и административного процессов.

Известно, что в соответствии с нормами уголовного судопроизводства уголовное дело с момента его возбуждения и разрешения проходит ряд уголовно-процессуальных стадий: 1) возбуждение уголовного дела; 2) предварительное расследование; 3) предание суду; 4) судебное разбирательство; 5) производство в суде первой инстанции; 6) исполнение приговора; 7) производство в порядке судебного надзора; 8) возбуждение дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Перечисленные уголовно-процессуальные стадии в той или иной мере находят отражение в показателях уголовно-правовой статистики. При этом от стадии к стадии происходит процесс «сжатия» объема («эффект воронки») регистрируемых ею показателей (преступлений и лиц, их совершивших), обусловленный как социально-правовой природой преступности, так и процессуальной деятельностью соответствующих органов уголовной юстиции.

По этому признаку уголовно-правовая статистика, отражающая основные этапы деятельности органов уголовной юстиции по отправлению уголовного правосудия, подразделяется на:

а) статистику органов предварительного расследования, которая учитывает деятельность государственных органов, расследующих преступления и устанавливающих виновных в их совершении лиц; это статистика деятельности органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.

Данный раздел включает, во-первых, учет и регистрацию преступлений, уголовных дел, материалов о преступлениях, разрешенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, а также лиц, совершивших преступления и потерпевших от преступлений, и, во-вторых, учет мероприятий по расследованию преступлений — сроки расследования, меры пресечения, суммы возмещенного материального ущерба, профилактическую работу и т.д.;

б) статистику уголовного судопроизводства, отражающую работу судов всех инстанций по отправлению уголовного правосудия. В этом разделе производится учет, с одной стороны, количественных показателей (число поступивших в суды уголовных дел, их движение, количество осужденных и оправданных лиц, штатную численность и дислокацию судов и т.д.}; с другой — качественных показателей (сроки рассмотрения уголовных дел, направление дел на дополнительное расследование, виды и размеры наказания и т.д.);

в) статистику исполнения приговоров, отражающую деятельность учреждений уголовно-исполнительной системы по реализации назначенного судом уголовного наказания и иных мер уголовно-правового характера за совершение преступлений.

По оперативным данным на 1 января 2005 г., численность лиц, содержащихся в местах лишения свободы, составила 1 009 763 человека, что на 340 человек меньше на аналогичную дату 2004 г.

Раздел статистики исполнения приговоров включает лимитную наполняемость и число тюрем, других исполнительных учреждений, учет различных категорий осужденных по широкому кругу социально-демографических, уголовно-правовых и криминологических признаков, движение контингента осужденных, состояние дисциплины и преступности среди осужденных, а также мероприятия администрации ИТУ по исправлению осужденных и т.д. Здесь также отражается работа судов по условно-досрочному освобождению и замене наказания более мягким.

Показатели уголовно-правовой статистики характеризуют, с одной стороны, деятельность органов предварительного расследования, судов и исполнительно-трудовых учреждений, а с другой стороны, состояние преступности.

В пределах уголовно-правовой статистики находит отражение и статистика прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, и отправлением правосудия по уголовным делам, а также надзор за исполнением законов администрацией органов и учреждений, исполняющих наказание и назначаемые судом меры принудительного характера, администрацией мест содержания задержанных и заключенных под стражу. Все это, как увидим в дальнейшем, играет серьезную роль в улучшении работы этих органов, а также в деле изучения и предупреждения преступности.

Можно говорить не только об уголовно-правовой статистике, но и об уголовно-процессуальной статистике, которая учитывает процессуальную деятельность суда, прокуратуры и органов следствия, что является предметом науки уголовного процесса.

Кроме того, усилиями ученых (М.М. Бабаев, П.С. Дагель. В.И. Полубинский, Д.В. Ривман, Л.В.Франк и др.) обоснован виктимологический аспект изучения преступности, конечная цель которого — выработка определенных мер, позволяющих избегать ситуаций, в которых поводом к совершению преступлений может быть личность или поведение самой жертвы.

Виктимное поведение — это один из типов социально отклоняющегося поведения, имеющего свою специфику. Результаты выборочного обследования грабежей и разбоев по Прикубанскому району Краснодара показали, что основная их масса совершается в отношении лиц, поведение которых не виктимизировано. Лишь четвертая часть грабежей и пятая часть разбоев связаны напрямую с виктимным поведением потерпевших. Но кто эти потерпевшие? В большинстве случаев (17 из 25%, что касается грабежей, и 10 из 18%, что касается разбоев) это пьяницы и алкоголики, наркоманы, бомжи и бродяги, проститутки, гомосексуалисты и лесбиянки, лица, занимающиеся скупкой и перепродажей краденого, криминальными валютными сделками и т.д.; это особый контингент, здесь много виктимологических проблем. Среди потерпевших немало (8 из 25%, что касается грабежей, и 8 из 18%, что касается разбоев) и таких лиц, поведение которых в принципе виктимное, во всяком случае их действия и поступки в какой-то мере стимулировали грабеж и разбой1.

Преступность и виктимность могут анализироваться как процессы социального взаимодействия. «Потерпевший и правонарушитель, — пишет Г.Й. Шнайдер, — фигурируют в социальных процессах возникновения преступности и контроля за преступностью как субъекты, которые взаимно определяют и интерпретируют себя и свои действия»2.

Задачи виктимологии многогранны. Отечественные криминологи и статистики в долгу перед практикой социального контроля над преступностью с виктимологических позиций. Подобные исследования связаны с получением данных, относящихся к особому разделу уголовно-правовой статистики, который, по мнению Профессора С.С. Остроумова, может быть назван статистикой виктимности. Ее основная задача — дать количественную характеристику личности потерпевших и их поведения по следующим направлениям: 1) совершенное преступление, личность обвиняемого и причиненный им вред; 2) демографические, социально-психологические, правовые и другие признаки, характеризующие личности потерпевшего; 3) роль потерпевшего в конфликтной ситуации (его взаимодействие с обвиняемым, его состояние и поведение в момент совершения преступления, вопрос о «вине» потерпевшего — моральной, совместной, гражданско-правовой, уголовной и пр.)3.

Практика восприняла эти новации и отразила в соответствующих документах первичного учета преступлений в разделе «Информация о потерпевших» — п. 30—39 статистической карточки на выявленное преступление (форма № 1), утвержденной указанием Генеральной прокуратуры и МВД России от 5 ноября 1996 г. Дело ученых — на основе осмысления данных статистики виктимности предложить практике адекватные меры профилактики виктимного поведения.

Вторым элементом правовой статистики, является гражданско-правовая статистика. Ее основная цель — учет гражданско-правовых споров, находящихся на разрешении судов обшей юрисдикции и арбитражных судов, а также учет результатов их деятельности по рассмотрению споров. К ней также относится учет и таких гражданских правоотношений, которые, не будучи связаны с правонарушением и не являясь предметом гражданского спора, удостоверяются в административном, нотариальном порядке или в порядке бесспорного судебного производства (например, выдача нотариусом свидетельства о праве наследования, удостоверение завещаний и пр.).

Гражданско-правовая статистика подразделяется на два раздела:

1) статистику гражданского судопроизводства, отражающую работу судов всех инстанций по рассмотрению гражданских споров. Этот раздел включает, во-первых, учет основных процессуальных действий суда: сроки рассмотрения, вынесение решений, рассмотрение дел в кассационной и надзорной инстанциях и пр. Сюда же относится учет деятельности органов прокуратуры в области надзора за работой судов по рассмотрению ими гражданских дел. В данном разделе отражается также деятельность арбитражных судов и нотариата;

2) статистику исполнения судебных решений, освещающую деятельность судебных исполнителей по приведению в исполнение решений судов по гражданским делам.

Аналогичные разделы имеет и административно-правовая статистика.

Учет административных правонарушений осуществляется органами, непосредственно рассматривающими эти дела, в соответствии с компетенцией, закрепленной федеральными законами.

Известно, что наряду с правоохранительными органами, обладающими надзорными и контролирующими функциями, в стране существует множество ведомственных и вневедомственных контролирующих структур. Их эффективность несоизмерима с их количеством, на что особо обратил внимание Президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию.

Правовая статистика в соответствии с указанными выше разделами практически соотносится с оперативными нуждами органов, осуществляющих уголовно-правовую, административно-правовую или гражданско-правовую защиту прав и интересов граждан, общества и государства. Поэтому на практике приходится иметь дело со статистикой милиции, налоговой полиции, прокуратуры, в том числе военной прокуратуры, Федеральной службы безопасности, таможенной службы, судов, государственного и ведомственного арбитража, нотариата, органов системы исполнения наказаний и пр.

Итак, в подразделении уголовно-правовой статистики по стадиям уголовного процесса отчетливо проявляется построение ее применительно к нуждам отдельных ведомств уголовной юстиции и судов, что, однако, не является непреодолимым препятствием в координации их деятельности по государственному социальному контролю над преступностью. «Вместе с тем, — как правильно отмечали В. В. Панкратов и А. Р. Шляхов, — полного слияния ведомственных систем статистики не может произойти, так как каждое юридическое ведомство имеет свои цели, задачи и функции, которые лишь частично решают конечную задачу на общегосударственном уровне»1.

Уяснение сущности и предмета правовой статистики будет Неполным, если хотя бы в самых общих чертах не рассмотреть ее взаимоотношения и связи с другими науками, место в системе современных юридических знаний.

Понятие «место» в системе наук, по мнению академика Б.М. Кедрова, выражает два аспекта: «…во-первых, совокупность всех связей и отношений между данной наукой и непосредственно с ней соприкасающимися науками, а через них и более отдаленными от нее, следовательно, со всей суммой человеческих знаний; это отвечает рассмотрению вопроса с его структурной стороны; во-вторых, определенную ступень развития научного познания, отражающую соответствующую ступень развития самого внешнего мира, а тем самым наличие переходов между данной наукой и непосредственно примыкающими к ней в общем ряду наук, что отвечает рассмотрению вопроса с его исторической и генетической стороны»2.

Напомним, что с момента своего зарождения, становления и последующего развития правовая статистика основывается, с одной стороны, на единых принципах общей теории статистики, а с другой — на положениях тех юридических наук, которые раскрывают социально-правовую сущность отраженной в статистических показателях ее соответствующих отраслей объективной действительности — социальных явлений (процессов и событий).

С этих позиций можно говорить о месте и взаимосвязи как в целом правовой статистики с правоведением, так и ее отдельных отраслей с соответствующими отраслями правовой науки.

Эта связь очевидна. Так, уголовно-правовая статистика находится в неразрывном единстве с уголовным правом и процессом, криминологией, уголовно-исполнительным правом, криминалистикой, определяющими социально-правовую сущность, материальную природу основных объектов ее наблюдения. То есть, еще раз напомним, здесь налицо теснейшая взаимосвязь уголовно-пра-вовой статистики, с одной стороны, и уголовного права и процесса, криминологии, всех наук криминалистического комплекса в особенности, — с другой.

Уголовное право, например, дает критерии, позволяющие отделить преступное поведение от непреступного; отнесение конкретного деяния к числу преступных осуществляется процессуальным решением. Таким образом, уголовное право и уголовный процесс очерчивают границы преступности — объекта наблюдения уголовно-правовой статистики.

Предоставляя указанным наукам соответствующие данные о количественно-качественных параметрах преступности, их изменении во времени и пространстве, о работе органов уголовной юстиции, правосудия, статистика способствует тем самым развитию этих наук, их постоянной связи с практикой. Так, например, данные уголовно-право во и статистики (как и криминологическая информация в целом) позволяют уточнить эффективность действия соответствующих уголовно-правовых норм и учесть эти показатели в процессе правотворчества, при корректировке уголовного закона, т.е. криминализации или декриминализации деяний.

Что касается криминологии, то проводимые ею изучения преступности — это всегда статистико-криминологические исследования, на базе, которых анализируются и оцениваются ее особенности в каждый конкретный период времени. Они призваны обнаруживать рассогласование между количественными и особенно качественными характеристиками преступности и уголовно-правовой политикой государства. Уголовно-правовая политика является отражением скорее внутренней политики государства, чем тенденции современной преступности. Статистико-криминологические показатели — надежные индикаторы, предупреждающие общество о том, что существующие нормы закона уже неадекватны требованиям современного общества и нужна их соответствующая корректировка.

В условиях резко изменившейся ситуации в стране стратегические задачи, стоящие перед уголовно-правовой политикой, остаются неизменными и требуют лишь скорейшего осуществления: через разработку общенациональной программы государственного контроля над преступностью (Основ государственной политики в области борьбы с преступностью), системную реформу законодательства криминального комплекса, коренную перестройку органов уголовной юстиции и судебной системы — переход к качественно иным, более надежным и цивилизованным формам уголовно-правового контроля над преступностью.

 

На достижение этих результатов можно рассчитывать лишь при условии, если наметится «прорыв» в решении основополагающих политических и социально-экономических проблем, агонизирующий казарменный социализм уступит дорогу новым отношениям и на этой основе сформируется общественное согласие, которое и потребует соответствующего правового обеспечения1.

Право, закон — всегда компромисс различных социальных сил, реализующих свое стремление к свободе. И в этом смысле количество уголовно-правовых запретов также должно определяться разумным компромиссом между законодательным ограничением свободы (в виде системы таких запретов) и отсутствием их в отношении некоторых форм антиобщественного поведения, т.е. компромиссом между свободой и ее ограничением2.

Адекватность отражения действительности в процессе правотворчества во многом определяется полнотой и объективностью информации о социальных явлениях и процессах, в значительной мере зависит от состояния и «пропускной способности» каналов поступления такой информации и от восприимчивости к ней самого законодателя. «Из всех областей права наиболее изменчивым является право уголовное: на понятиях о преступлении и наказании с наглядностью отражаются все политические и социальные перевороты народной жизни, и чем быстрее развивается жизнь, тем быстрее совершаются эти реформы»1.

Отрыв уголовно-правовой статистики от криминалистических наук и последних от статистики ведет, как свидетельствует исторический опыт, к бесплодным схоластическим построениям, к уходу от реальной действительности. Говоря о научных основах правовой статистики — статистической методологии как совокупности специфических способов, приемов, методов, с помощью которых она изучает различные явления, в том числе и правонарушения, необходимо исходить из того, что они разрабатываются общей теорией статистики и в определенной мере инвариантны по отношению к конкретному содержанию данных правовой статистики.    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОЙ СТАТИСТИКИ

 

Обращая внимание на значение материалов правовой статистики, в основном следует сказать об уголовно-правовой статистике, что ни в коей мере не умаляет места, роли и значения других ее отраслей. Дело в том, что, как отмечалось, основной и наиболее разработанной отраслью правовой статистики является именно ее уголовно-правовая отрасль, отражающая своими показателями все стадии уголовного процесса, начиная со стадии предварительного расследования и кончая стадией исполнения приговора.

Говоря о научно-практическом значении правовой статистики, необходимо еще раз напомнить, Что оно определяется не столько тем, что статистика как один из важнейших источников социально-правовой информации о преступности и иных правонарушениях сообщает, в каких размерах население страны в целом или отдельных ее регионов участвует в преступных действиях, т.е. статистика является обобщенным выражением государственно-правовых мер контроля над правонарушениями, а тем, что статистика — это один из самостоятельных специфических методов исследования общественных процессов и явлений, позволяющий обнаруживать закономерности ц тенденции правонарушений и давать им количественную оценку.

Иными словами, правовая статистика — это исследовательский инструмент. «Статистический метод, — подчеркивал еще в прошлом веке Н.С. Таганцев, — в изучении преступлений и наказаний может сыграть огромную роль и притом не только в интересах науки, но и практики. Только этим путем можно изучить развитие преступности, — изучить условия, оказывающие на нее свое влияние… С другой стороны, этим путем мы можем получить единственно верный масштаб успешности действий органов судебной власти, иметь постоянный и действительный контроль над ними. Но работы этого рода представляют громадные затруднения — разновидность явлений затрудняет счет, надо хорошо их знать, чтобы разложить на составные элементы»1.

Статистика, как отмечалось, разрабатывает методы количественного анализа, широко используемые другими науками, в том числе и юридическими. А что касается уголовного права, уголовного процесса, криминологии и других криминалистических наук, то они не могут существовать без данных правовой в данном случае уголовно-правовой, статистики. Поэтому специалист в области общественных наук вообще и юридических в частности должен хорошо знать статистику, основные приемы статистического анализа, уметь ориентироваться в вопросах ее теории.

Для обществоведа статистика важна еще и потому, что она, как никакая иная наука, в высшей степени идеологизирована. Умелое использование ее методологического арсенала нечестными руками преследует апологетические цели. Так, статистические данные о преступности используются как правящей элитой для мобилизации поддержки путем периодического объявления «крестового похода» против преступного мира, так и оппозицией — для доказательства неспособности власть предержащих эффективно ограничивать и контролировать ее масштабы. Именно об этом свойстве статистики писал Н.С. Таганцев. В статье «Свод статистических сведений по делам уголовным, возникшим
в 1872 г.», высмеивая модную в 70-х годах XIX в. привычку тогдашней интеллигенции все доказывать статистикой, используя для этого любые статистические данные и жонглируя ими, Таганцев писал: «Статистические данные, статистический метод составляют любимый конек большинства наших современных публицистов, теоретиков и практиков, начиная от самих ученых и кон
чая полуграмотными. Всякий с апломбом доказывает статистикой свою правоту». В то же время, заключает Таганцев, большинство не знает статистику и берут самые «шальные цифры» на веру, лишь бы они подтверждали их точку зрения. Он призывает критически подойти к цифрам и серьезно изучить статистику, которая имеет важнейшее значение для юридической науки и практики»1.

Время, переживаемое Россией, обусловливает трудности различения социально-исторической действительности и видимости (кажимости в философии) на различных уровнях практики, в том числе и юридической — правотворческой, правоприменительной и в особенности правоохранительной. Без подлинно научной статистики здесь не обойтись.

Криминальная реальность — относительная понятийная категория. В большей мере, чем уголовное законодательство, даже идеальное, она определяется иными факторами — социальными, экономическими, политическими процессами, происходящими в обществе переходного периода. Правильно отмечается в литературе, что «в настоящее время мы имеем преступность переходного периода, в котором сильно влияние прежних воззрений, существует оценка ценностей, ориентированная на нормы прошлого, настоящее воспринимается как временный период. Поэтому вновь принимаемые законы часто оказываются неэффективными и их слабая эффективность заложена как в отношении к ним граждан, так и в механизме действий самих законов»1.

Кроме того, и это особенно важно, в новой реальности, обусловливающей не мифическую цель — ликвидацию и искоренение преступности, а контроль над ней, удержание в определенных границах, снижение ее уровня и общественной опасности, эффективное управление этим процессам предполагает наличие высококачественной (научно обоснованной, своевременной, достоверной, полной) информации, являющейся результатом регистрации, обобщения и тщательного изучения массы фактов правонарушении и государственных мер социального контроля над ними.

Решение задач контроля, планирования и управления в сфере деятельности органов уголовной юстиции немыслимо без уголовно-статистической и другой информации, которая является важным средством социального регулирования в этой сфере.

Если иметь в виду, что функционирование институтов социального контроля над правонарушениями связано со значительными материальными затратами (известно, ‘что дешевая юстиция очень дорого обходится народу), то естественно полагать, что правовая статистика обосновывает (или должна обосновывать) соответствующие статьи расходов как федерального, так и местного бюджетов на правоохранительную деятельность и обеспечение безопасности государства. В этом случае уголовно-правовая статистика становится аргументом, позволяющим правоохранительным органам обосновывать свою роль и место в обществе. Как пишет немецкий ученый Г.Й. Шнайдер, «уголовная юстиция и органы применения наказания заинтересованы в том, чтобы «умеренно пугать» общественность и тем самым гарантировать себе получение тех кадровых и материальных ресурсов, которые Понадобятся ей в будущем для решения своих задач по борьбе с преступностью»1.

Информируя законодателя, всех граждан хотя бы о численности и плотности сотрудников правоохранительных органов на 100 тыс. человек населения у нас и в развитых странах, о расходах государства на содержание правоохранительных органов, в частности о том, что заработная плата следователя районного звена органов внутренних дел, в отличие от сержанта американской полиции, не 36 тыс. долл. США в год, а всего лишь 5,5—6 млн руб., она должна убедить налогоплательщика в рациональности распределения средств бюджета.

Уголовно-правовая статистика обеспечивает необходимыми сведениями эмпирического характера (об уровне, состоянии, структуре и динамике преступности, причинах и условиях, способствующих совершению преступлений, личности преступника, социальных последствиях преступности, ее виктимологических аспектах и др.) все основные направления оперативно-служебной деятельности соответствующих правоохранительных органов.

Важным конституционным органом, на который возложены задачи в области обеспечения безопасности личности, общества и государства от преступных и иных противоправных действий, является Совет Безопасности РФ. Естественно, существенное значение в деле реализации им указанных задач имеют материалы правовой (в большей мере уголовно-правовой) статистики. В этих целях Указом Президента РФ от 19 сентября 1997 г. образована Межведомственная комиссия Совета Безопасности РФ по защите прав граждан и общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией (председателем которой (по согласованию) назначен Генеральный прокурор РФ Ю.И. Скуратов). В ее состав входят руководители федеральных органов государственной власти и (или) их заместители, в том числе правоохранительных органов, другие лица.

Важнейшие функции комиссии — разработка основных направлений стратегии и подготовка предложений Совету Безопасности по выработке и реализации государственной политики в этой области, оценка эффективности функционирования системы обеспечения зашиты граждан от преступных и иных противоправных действий и подготовка предложений по ее совершенствованию, анализ и прогнозирование состояния преступности и иных криминальных явлений в целях обеспечения общественной безопасности, обобщение практики борьбы с коррупцией в федеральных органах государственной власти и внесение предложений по профилактике этого вида противоправных действий.

Осуществляя эти функции, комиссия наряду с другими необходимыми материалами и информацией в полном объеме использует данные правовой статистики.

Материалы правовой статистики широко применяются и как средство оперативного руководства вышестоящих органов подчиненными и постоянного контроля за их деятельностью. Количественно фиксируя результаты деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, судов, арбитража и т.д., правовая статистика тем самым помогает выявить типичные недостатки и принять своевременные меры к их устранению в целях укрепления режима законности. Например, показатели статистики МВД позволяют судить о работе его отдельных служб по раскрываемости преступлений, соблюдению сроков расследования, возмещению материального ущерба и т.д.

Важную роль играют материалы статистики и в распространении положительного опыта.

Так как уголовно-правовая статистика дает необходимый материал, характеризующий работу органов уголовной юстиции, она может использоваться и для решения вопросов о дислокации, финансирований правоохранительных органов, планировании штатного расписания, подготовки кадров для этих органов, повышения их квалификации и т.п.

Приведем наглядный пример. В 1994 г. в связи с обвальным ростом тяжких преступлений в Московской городской прокуратуре был образован отдел по расследованию бандитизма и убийств. Этот отдел начал работать параллельно с уже существующими следственными отделами. Общее число следователей возросло с 27 до 37 человек. А когда стало очевидно, что это преобразование не поспевает за развитием событий в криминальном мире, было принято решение объединить параллельные структуры с увеличением штата следователей до 50 человек. Между тем нагрузка на следователей увеличивается едва ли не с каждым днем. Постоянно растет число сложных дел, по которым приходится работать бригадами.

В настоящее время во многих регионах России также созданы специальные подразделения из сотрудников прокуратуры по раскрытию умышленных убийств и бандитизма.

Существенную роль материалы правовой статистики играют в процессе координации деятельности разных структур правоохранительных органов и органов правосудия, преодоления их разобщенности и снятия взаимных претензий1.

Судебная система — сердцевина правоохранительной деятельности. Ее задачам Подчинено выполнение практически всех других правоохранительных функций. Независимо от того, входит или не входит судебная система в правоохранительную, люди, представляющие обе эти системы, не могут с цифрами в руках не общаться в профессиональном плане ради достижения общей задачи — обеспечения российским гражданам права на безопасность. Ранее суды включались в правоохранительные органы и считались частью карательного аппарата. Судьи избирались на сессиях местных Советов и проходили сначала партийный фильтр. Судебная система не была самостоятельной ветвью власти. Существовали органы единой государственной власти, которые выполняли функции наказания. При всей своей специфичности судебная система конституционно входит в единую государственную власть. Оставаясь независимыми и подчиняясь только закону, суды в то же время не могут отрешиться от стоящих перед государством в целом и в области контроля над преступностью задач. И в этом отношении статистика судимости — важный индикатор благополучия (или неблагополучия) общества.

Эта ветвь государственной власти должна стать главным арбитром правового государства, продвижение к которому объявлено одной из основных целей переустройства российской государственности в ближайшем будущем1.

Координируют деятельность органов внутренних дел, органов Федеральной службы безопасности, органов налоговой полиции, органов таможенной службы и других правоохранительных органов Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры.

Координация деятельности этих государственных структур призвана способствовать повышению действенности правовой зашиты личности и ее собственности со стороны судебной власти, органов прокуратуры, МВД, налоговой полиции, ФСБ.

В целях обеспечения координации деятельности указанных органов прокурор наряду с другими мероприятиями истребует статистическую и другую необходимую информацию.

Кроме того, система организационных и юридических средств зашиты прав личности невозможна без разветвленной и доступной инфраструктуры правовой помощи гражданам со стороны таких институтов, как адвокатура и нотариат. Естественно, строгий государственный и муниципальный контроль за их деятельностью основан на соответствующих материалах правовой статистики. Оказание правовой помощи гражданам не должно зависеть от стихии рынка услуг, так как это вызовет нежелательные последствия2.

Третье направление широкого применения материалов правовой статистики — сфера законотворчества. В этом отношении трудно переоценить роль, место и значение правовой статистики, криминологической информации в частности, в определении правовой политики государства в целом и уголовно-правовой в особенности: ее тенденций в сфере криминализации и декри-минализации, пенализации и депенализации, изучения эффективности уголовного наказания как элемента системы социального контроля и достижения его целей (восстановление социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений и т.д.)1.

Объективные показатели состояния преступности, правонарушений в целом и реального контроля над ними имеют важное значение для разработки государственной программы борьбы с ними на длительную перспективу и краткосрочных, как федеральных, так и региональных программ борьбы с преступностью2.

Разработка проектов законов в области различных отраслей права, уголовного и гражданского процесса, а также в области судоустройства не может обойтись без показателей, освещающих распространенность конкретных видов правонарушений, практическое применение отдельных статей действующего законодательства, жизнеспособность тех или иных его норм, прогнозирование правовых изменений и т.д.

Как отмечает Д.А. Керимов, «правовые нормы могут способствовать ускоренному или оптимальному осуществлению одних и замедленному наступлению, а то и вовсе предотвращению других общественных отношений. Для этого законодателю нужна полная и объективная информация».

Информационное обеспечение законотворчества имеет и тот чрезвычайный смысл, что позволяет прогнозировать предстоящие последствия конкретного правового регулирования. Такое прогнозирование не только заранее покажет обоснованность тех или иных законодательных актов либо их обреченность на бездействие, но и помешает принятию правовых установлений, грозящих нормальной общественной жизнедеятельности»1.

Иллюстрируя своими данными практику применения тех или иных законов, характеризуя движение определенных правонарушений, правовая статистика подтверждает целесообразность или, наоборот, нецелесообразность действия в данный период конкретного закона, его эффективность. Отсюда может возникнуть необходимость установления новых форм борьбы с определенными правонарушениями.

Объективно и субъективно обусловленная болезненность перехода от одной системы организации общественного строя к другой требует наблюдения за реакциями населения на происходящие в нем события и процессы. Это, в свою очередь, вызывает необходимость разработки индикаторов — системы интегративных показателей, в том числе и о правонарушениях в целом, и преступности в частности. Их регулярная публикация позволяет на всех уровнях (местном, региональном и государственном) видеть очаги напряженности, определять их устойчивость и общественную опасность и вовремя принимать меры к их минимизации.

Широкое применение материалы правовой (в данном случае уголовно-правовой) статистики имеют и в ведомственном нормотворчестве: подготовке директив, приказов, решений коллегии МВД России, Генеральной прокуратуры РФ.

Трудно переоценить роль и значение материалов правовой (в данном случае судебной) статистики в подготовке руководящих постановлений Верховного Суда РФ (как по уголовным, так и по гражданским делам), имеющих важное значение в отправлении правосудия на принципах законности, обеспечения единообразия применения закона.

Еще одно важное направление использования материалов правовой статистики относится к области теоретического исследования правонарушений и связанных с ними проблем. Давая необходимый эмпирический материал, характеризующий количественно-качественные параметры правонарушений, правовая статистика используется для выработки гипотез и теорий о причинах правонарушений, о влиянии на них некоторых экономических и социальных факторов (например, урбанизации, инфляции и безработицы), дает возможность прогнозировать развитие правонарушений вообще и преступности в частности в том или ином регионе, подкрепляет соответствующие научные рекомендации, положения и выводы и делает их неоспоримыми, доказательными. Обогащая науки криминального комплекса знанием конкретных фактов и явлений, на статистическом уровне она показывает, где, как и при каких условиях совершаются правонарушения, насколько значительна их связь с другими социальными явлениями.

В заключение несколько слов о направлениях использования материалов гражданско-правовой статистики.

На основе ее данных констатируется состояние гражданско-правовых споров и нарушений, ставших предметом разбирательства в суде, определяются их структура и динамика. Это первое направление. Только после этого можно переходить к выяснению причин и условий, способствующих совершению нарушений, что является вторым направлением использования материалов гражданско-правовой статистики. Их реализация, особенно в условиях формирования новых экономических, политических и социальных отношений, современной иерархии социальных ценностей, позволяет разрабатывать конкретные меры по выявлению и устранению причин, приводящих к нарушениям и спорам в области обязательственного, хозяйственного, финансового, налогового, семейного, жилищного, трудового и других отраслей права.

Третьим направлением использования материалов гражданско-правовой статистики следует считать изучение сторон в гражданском процессе — истцов и ответчиков, что несомненно представляет серьезный научный и практический интерес.

Наконец, четвертое направление — изучение всей системы мер предупреждения гражданских споров и нарушений, т.е. эффективности работы прокуратуры, суда, нотариата, контролирующих органов в области рассмотрения таких споров. Уместно подчеркнуть, что указанные направления использования материалов гражданско-правовой статистики тесно связаны между собой, поскольку исследование гражданско-правовых споров и нарушений ведется не изолированно, а в связи с оценкой деятельности соответствующих органов, осуществляющих их рассмотрение.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Статистика — это особая наука, которая составляет количественный каркас, отображающий все необходимые человечеству сведения об окружающем его мире.

Статистика как наука представляет собой целостную систему научных дисциплин: теория статистики, экономическая статистика и ее отрасли, социальная статистика и ее отрасли.

Можно выделить три основные черты предмета статистики: статистика изучает общественные явления; она изучает их с количественной стороны; статистика изучает массовые общественные явления по качественному содержанию.

Правовая или юридическая статистика отражает своими показателями, как охраняется общественный и государственный строй, различные формы собственности, как защищаются гарантированные Конституцией России права и интересы отдельных граждан и юридических лиц.

Основная цель правовой статистики – учёт нарушений законности рассматриваемых органами МВД, прокуратуры, суда и арбитражного суда, а также мероприятий по борьбе с этими нарушениями.

Роль правовой статистики в улучшении деятельности указанных органов весьма серьёзна, т.к. именно она наряду с другими источниками даёт возможность установить, как работают судебные, следственные, исправительно-трудовые и другие административные учреждения, как осуществляется правосудие.

Зная количество совершенных преступлений, учитывая самих преступников, располагая сведениями о нарушении семейных, трудовых, жилищных и других законов, о распространении уголовных и административных нарушений на различных участках экономики, о размерах ущерба от преступлений, принимая во внимание результаты борьбы с ними, органы юстиции получают возможность наиболее эффективно осуществлять возложенные на них задачи в деле укрепления законности и правопорядка

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. «О действенности государственной власти в России». Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 1995. 17 янв.
  2. Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 2000-2004 годы // СЗ РФ. 2000. № 22. Ст. 2696.
  3. Блувштейн Ю.Д. Криминологическая статистика (статистические методы в анализе оперативной обстановки). Минск, 1981.
  4. Вицин С.Е. Системный подход и преступность: Учеб. пособие. М.. 1980.
  5. Гернет М.Ц. Моральная статистика // Избранные произведения. М., 1974. С. 358-401.
  6. Громыка Г.Л. Теория статистики. –М.: Инфра-М, 2003.
  7. Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы: Учебник. М., 1995.
  8. Иванов Л.О. Предмет моральной статистики в историческом аспекте // Сов. государство и право. 1990. № 4.
  9. Журнал гражданского и уголовного права. 1873, № 6. С. 250. 252. Цит. по: Остроумов С С. Очерки по истории уголовной статистики дореволюционной России. М., 1961. С. 188.
  10. Загородников Н.И. Советская уголовная политика: Учеб. пособие. М., 1979.
  11. Кальман А. Хозяйственно правовая система — средство предотвращения экономических правонарушений. Киев, 1995, N 1.
  12. Кедров Б.М. Классификация наук. Т. 2. М., 1965.
  13. Керимов Д. И. Потенциал российского правоведения // Социс. 1997. № 3.
  14. Корнев С.А. Юридическая статистика.–М.: Юристъ, 2000.
  15. Коробеев А.И., Усе А.В., Голик Ю.В. Уголовно-правовая политика: тенденции и перспективы. Красноярск, 1991.
  16. Криминология. М.: Изд-во МГУ, 2004.
  17. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982.
  18. Кудрявцев В.Н. Социальные отклонения. Введение в общую теорию. М., 1984.
  19. Кузьмичева С. К., Соломаха Г. И. Статистика. Ч. I. Основы обшей теории и уголовной статистики. Горький, 1979.
  20. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997.
  21. Лунеев В.В. Содержание и значение моральной статистики // Сов.
    государство, и право. 1990. № 4.
  22. Муров О. Кадровые трудности мешают борьбе с бандитизмом // Центр РШВ. 1995. Январь. № 5.
  23. Наумов А.В. Уголовный закон в условиях перехода к рыночной экономике // Сов. государство и право. 1991. № 2.
  24. Никифоров А. С Контроль над преступностью // Государство и право. 1994. № 4.
  25. Лунев В.В. Юридическая статистика.–М.: Юрист, 2003.
  26. Остроумов С.С. Советская судебная статистика, М., 1976.
  27. Остроумов С.С., Панченко С.Н. Актуальные задачи уголовной статистики и предупреждение преступности // Сов. государство и право. 1971. № 8.
  28. Остроумов С.С., Франк Л.В. О виктимологии .и виктимности // Сов. государство и право. 1976. № 4.
  29. Панкратов В.В., Шляхов А.Р. Правовая кибернетика социалистических стран. М., 1987.
  30. Правовая информатика и кибернетика / Под ред. Н.С. Полевого. М., 2003.
  31. Правовая статистика / Под редакцией Осетрова И.А., –М.: Юрид. лит., 1980.
  32. Правовая статистика / Под редакцией Яковлевой З.Г. -М.: Юрид. лит., 1986.
  33. Савюк Л.К. Правовая статистика.–М.: Юристъ, 2003.
  34. Серебряков В.А. Социальный механизм взаимодействия закона и преступности // Преступность и закон. Тезисы конференции. М., 1996.
  35. Солодовников С.А. Криминологический анализ грабежей и разбоев в системе преступного насилия и их противостояние интересам личности и общества: Дисс. канд. юрид. наук. М., 1997.
  36. Состояние преступности в России за 2004 г. М., 2005.
  37. Социальные отклонения. Введение в общую теорию. М., 1984.
  38. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т. 1. М., 1994.
  39. Шнайдер Г.Й. Криминология: Пер. с нем. / Под общ. ред. и с предисл. Л.О. Иванова. М., 1994.
  40. Шнайдер Г.Й. Криминология: Пер. с нем. / Под общ. ред. и с предисл. Л.О. Иванова. М., 1994.
  41. Фирсова А.В. Правовая статистика. / Под ред. И.Л. Кофф. –М.: ИКЦ «МарТ», 2004.
  42. Франк Л.В. Виктимология и виктимность. Душанбе, 1972

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->