ОТВЕТЫ ЮРИСТОВ

Согласно Gai 1.7 ответы знатоков права (юристов) – это суждения и мнения тех, кому позволено создавать право.

Признание за носителями профессионального юридического знания правотворческих функций — естественное следствие практических потребностей существования позитивного права.

Согласно Зщьзюб Шю ыштпю утсркюб Вю 1б2б2б13Ж «…право не может существовать иначе, как при наличии сведущих лиц, посредством которых оно могло бы ежедненво подвигаться к совершенству».

Ius не может быть настолько совершенным и адекватным, чтобы удовлетворять предъявляемым к нему требованиям без постоянной работы по обеспечению соответствия нормы права ее позитивной форме. Такое совершенствование составляет профессиональную деятельность лиц, обладающих специальным знанием, которые предстают своеобразным научным органом коллективного правосознания и оказываются, таким образом, одной из функций правовой системы. Процесс самосовершенствования правовой системы включает в себя все элементы правотворчества; особенность юриспруденции в том, что она обеспечивает внутреннюю целостность (интеграцию) системы, наполняя общие и формальные.

Состязательность процесса в римском праве и слабая юридическая подготовка судей (которые были частными лицами) и адвокатов-ораторов ставили авторитет знатоков на недосягаемую высоту, так что именно право, существующее в суждениях юристов и их выступлениях в судах, стало называться общим для всех частей права наименованием «ius civile».

Большой вклад в разработку римской юриспруденции, истолкование принципов права внесли римские юристы. Вначале они действовали как своеобразные советники. Римляне перед тем, как отважиться на какие-то важные дела: купить или продать землю, заключить заем — шел за советом к юристу.

Составление таких документов требовало специальных знаний. Право Древнего Рима имело строгий формальный характер, несоблюдение формы документа, малейшая неточность лишали данный акт юридической силы. Сама юридическая процедура, формализм совершения сделок требовали неукоснительного знания ее словесной формулы и выполнение определенных жестов и символов. В таких делах консультация юриста, точность правовой формулы заключаемой сделки имели для клиента большое значение. Ошибки в таком деле могли иметь роковые последствия для участников сделки.

В своей деятельности римские юристы превосходно сочетали теорию и практику, отлично знали запросы жизни, правовые ситуации и конфликты, обусловленные всепроникающими воздействиями частной собственности. Они толковали право не по букве, а по смыслу, исходя из практической целесообразности, признания римских граждан равноправными по закону и справедливости. По Цицерону, деятельность юристов выражалась в трех формах:


а. выработке образцовых форм для различных юридических сделок;

б. консультациях по сложным вопросам;

в. советах процессуального характера.

Разработанные юристами формулы и определения достигли уровня искусства. Четкость, лаконизм, афористичность правовых понятий поражали современников. Римские юристы относились к своей деятельности как к своего рода искусству. В отличии от ораторов, выступавших в судах за вознаграждение, юристконсульты Рима давали консультации бесплатно, их удовлетворяли слава, популярность, влияние, которое они приобретали в результате своей деятельности.

Римская юристпруденция включала в себя не только практическую деятельность по составлению исковых формул, обучению праву, но и толкование законов, что весьма существенно. Это требовало в свою очередь не только разъяснения отдельных норм, взятых изолированно друг от друга, но и систематического сопоставления и даже сравнения с правом других народов. Такая потребность стала ощущаться особенно заметно после того, как преторы по делам перегринов вынуждены были все чаще обращаться к нормам права народов.

В процессе толкования права юристы, особенно в сфере имущественных отношений и судопроизводства, дополняли, изменяли, а порой фактически отменяли устаревшие нормы, составляли новые. Творимое юристами право по существу было таким же источником, как и обычное право.

Еще в древности юристы стали толковать, комментировать законы и обычаи с целью их наилучшего применения в судебной практике. Так появились первые примитивные систематизации и обобщения права — интерпретации и диспутации.

К концу третьего века до нашей эры юристпруденция перестала считаться тайным искусством жрецов. Понтифики были вытеснены из сферы толкования обычаев и права. Их место заняли светские юритсты.

Одним из крупных праповедов республики был Квинт Люций Сцевола, который преподовал в юридической школе и написал 18 книг по цивильному праву. У него учился знаменитый Цицерон.

Адвокаты, выступая в процессах, приобретали большую популярность, ораторы в судах пользовались известным уважением, часть из них становились магистратами, нарадными трибунами. Имелось немало продажных стряпчих, в их числе бывшие адвокаты, которые в целях наживы выступали с ложными, сфабрикованными обвинениями. Их усердие оплачивалось четвертой частью имущества осужденного.

Применительно к судопроизводству юристы предложили ряд точеных формулировок: «Не должно быть позволено истцу, что не разрешено ответчику». Эта же мысль содержалась в другом правиле: «Да будет выслушана вторая сторона». Процедура судебного разбирательства тяжбы по имущественным спорам предоставлялась юристам как разновидность борьбы: ичтцы вооружены исками, ответчики — своими возражениями.

В период принципата юристы написали ряд сочинений в виде консультаций, комментариев к цивильному праву, к преторским эдиктам, появились монографии и даже учебники.

Во втором веке нашей эры юрист Клавдий Сатурнин разработал в помощь судьям семь пунктов судоразбирательства: причина преступления, личность преступника и потерпевшего, место, время, качество, количество, последствия. Однако судьи — чиновники придерживались обвинительного уклона и не всегда считали нужным следовать этим рекомендациям.

В «Дигестах» Юстиниана воспроизводились высказывания юристов о необходимой обороне, о соответствии наказания преступлению, о том, что нет вины там, где нет виновного намерения, каждый неосужденный рассматривался как невиновный, судья виновный, когда виновный оправдан. Опьянение как отягощает, так и обнажает преступление.

В период принципата сформировались два основных направления в римской юристпруденции, две школы: прокулианская /по имени ее основателя Прокула/ и сабианская, или касианская. Являясь приверженцами монархии, сторонники первой допускали более широкое толкование республиканских правовых норм. Сабинианцы в вопросах толкования права занимали более консервативную позицию, отдавали предпочтение квиритскому праву. Самым знаменитым представителем прокулианской школы был Лабеон, вторым — Капитон. К концу третьего века нашей эры различия между этими направлениями в юристпруденции практически исчезли.

Расцвет деятельности юристов относится к I-III вв. — эпохе начала принципата. Авторитет юристов, их мнения, заключения по вопросам права оценивались чрезвычайно высоко. Октавиан Август распорядился, чтобы ответ или разъяснения по вопросам права, данные известными юристами, как бы исходили от самого принципса. Со времен Тиберия виднейшие юристы были наделены правом ответа, их заключения по конкретным делам имели официальную силу, обязательный характер для тех судей, где рассматривалось дело, по которому дана консультация. Такого же взгляда на роль юристов придерживался император Адриан. Ответ юриста мог состоять из одного слова: да или нет.

При оценке тяжести преступления или правонарушения в судебном разбирательстве считалось весьма важным обнаружить умысел, наличие злой воли, отграничить вину от преступной небрежности, неосторожности, влияния непреодолимых сил и т. д. «Где есть вина, там есть возмездие». Большое значение придавалось умыслу, злой воле. Цицерон указывал: «Погрешает дух, а не тело, где нет намерения, умысла, там нет вины». Из этого делается вывод, чем злее воля, тем сильнее должно быть наказание. Добровольное признание смягчает вину. Стала пословицей знаменитая формула: «Без закона нет преступления, нет наказания».

Закон, по мнению юристов, прежде всего нацелен на будущее, судья же рассматривает прошлое, т.е. свершившийся факт. Из этого делается вывод: правосудие эффективно там, где существует справедливый и скорый суд, правосудие не может остановиться на полпути, всякое промедление, волокита есть разновидность отказа от правосудия. Правосудие рассматривалось как постоянное и вечное желание государства обеспечить каждому гражданину его права.

Авторитет закона усматривался в неуклонном его исполнении. Широкую известность имела формула: «Да совершиться правосудие, чего бы это не стоило, хотя бы и мир погиб.» и вместе с тем показания для решения суда зачастую добивались от рабов путем жесточайших пыток. Свидетели, свободные граждане, перед допросом давали присягу.

Римские юристы внесли большой вклад в разработку общих принципов цивильного и преторского права. Это позволило властям дать официальное согласие на сближение двух источников права. Огромную исследовательскую работу по систематизации преторского права проделал Сальвий Юлиан. Его теоретические разработки стали основой для официального сближения двух источников права. Сальвий Юлиан систематизировал наиболее ценные в юридическом отношении нормы преторского права, придал ему окончательную редакцию.Составленный им сборник, в котором насчитавалось 90 книг, получил название «Постоянный эдикт». Ему была придана обязательная сила. Впоследствии знаменитые праповеды Павел, Ульпиан написали к этому сборнику множество комментариев, которые позже также были приравнены к источникам римского права. Многие положения «Постоянного эдикта» вошли в свод гражданского права.

Знаменитый Ульпиан написал свыше ста крупных работ по данной проблематике. Широкую известность имел его ученик Модестин. Его высказывания о праве составили одну треть нормативных положений «Дигест» в кодификации Юстиниана.

В начале пятого века императоры Феодосий второй и Валентиниан третий издали эдикт, согласно которому цитаты из пяти знаменитых юристов — Папиниана, Ульпиана, Павла, Модестина, Гая — имели для судей обязательную силу.

Судьи принимали во внимание также комментарии ученых правоведов. Иногда возникали разногласия. Император Константин предписал: «Воизбежание бесконечных споров юристов уничтожить замечания Ульпиана и Павла к тексту Папиниана, так как они не столько исправляют его, сколько портят во имя собственного прославления».

В кодексе Феодосия первоначально канонизировались только пять классиков-юристов Рима: Папиниан, Павел, Ульпиан, Модестин, Гай. При расхождении во мнениях по рассматриваемому вопросу предпочтение отдавалось большинству. При равенстве голосов решающим было мнение Папиниана.

еоретические положения профессора Гая по римскому праву получили силу закона в клдификации Юстиниана. Случай в юристпруденции редчайший. Инструкции Гая — единственный источник классической юристпруденции, который сохранился почти полностью. Они были самам распространенным учебным пособием в школах империи.

Знаменитые ученые-правоведы, классики римского права, как правило, редко выступали в суде, не занимались адвокатской практикой, их не привлекала судебная риторика. Однако некоторые из них занимали важные государственные должности.

Отдельные ученые-правоведы оправдывали неограниченный, божественный характер власти императора. Ульпиан заявил, что поколько народ якобы уступил свою власть императору, то последний вообще не связан законами. Ему принадлежит формула: «Что угодно принцепсу, имеет силу закона».

С другой стороны, история римской юристпруденции сохранила в памяти мужество и стойкость истинных поборников законности и справедливости. К их числу относится самый знаменитый ученый-правовед Эмилий Папиниан, который за высочайшее умение решать архисложные юридические казусы имел прозвище — «Блистательный».

Принцепсы-императоры, привлекали юристов к себе на службу, используя их знания для обоснования своей власти. Многие знаменитые юристы разделяли судьбу своих принципалов, гибли во время дворцовых переворотов. Роль ученых-юристов падает в период подавления неограниченных правителей. Деспоты не нуждались в советах и консультациях, действуя по формуле: «Я ему дело, а он мне закон».

Несмотря на препятствия, трудности, порой действуя на свой страх и риск, ученые-правоведы по собственной инициативе пытались осуществить систематизацию римского права. Первые такие опыты проводились на рубеже 3-4 веков на востоке империи. Составителями первых сводов были Григориан и Гермоген.

Теоретические разработки ученых юристов, возможно, побудили императоров провести кодификацию права. Такая комиссия при императоре Феодосии втором изложила в определенном порядке все императорские конституции, начиная с Константина. Этот свод является важнейшим источником для изучения преобразованной сущности римского права.

Многие из высказываний и положений римских правоведов имели теоретическое значение, и вряд ли они полностью применялись в судебной практике, даже во времена республики. Однако часть сентенций ученых-юристов по кодификации Юстиниана получила силу закона. Отдельные принципы судопроизводства Древнего Рима оказали влияние на форму деятельности буржуазных судов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. экстроординарный процесс

 

Классические юристы говорят о процессуальных средствах, противопоставляя судебные разбирательства с особой процедурой процессу per formulas, предусмотренному законом 17 г. до н.э. как ordo iudiciorum. Эти формы — congnitiones — в классический период разнообразны, но они имеют общие черты, которые получили известную унификацию в постклассический период, когда, с отменой производства per formulas в 342 г. (С. 2,57,1), cognition стала ординарным видом процесса.

Экстраординарный процесс — непосредственное рассмотрение дела судебным чиновником. Он появился в конце республиканского периода. К концу III в. н. э. Новая форма процесса вытеснила формулярный процесс. Причину появления этой формы процесса следует искать в императорской власти. Император искоренял элементы демократии республиканского периода, а именно: избрание судей, бесконтрольное осуществление претором его функций. Кроме того, новая организация империи потребовала введения единообразного устройства гражданской юстиции на всей территории империи.
Экстраординарный процесс проводился императорскими чиновниками. Принцепс мог сам лично рассмотреть любое дело, а мог предать его своему чиновнику. Обычно в Риме и Константинополе (после разделения империи на Западную и Восточную) судебными полномочиями были наделены начальники городской полиции, в провинциях — правители провинций, а по мелким делам — муниципальные магистраты.

Порядок рассмотрения дела был иной, нежели ранее. Процесс от начала до конца вел один чиновник, без деления на две стадии, в присутствии лишь участников (сторон). При неявке истца дело прекращалось, при неявке ответчика — рассматривалось заочно. Допускался отвод ответчиком суда. Стороны и адвокаты давали присягу. Доказательствами являлись показания свидетелей, письменные документы. Характерно, что показания одного свидетеля во внимание не принималось.

Судебные решения были разнообразны по содержанию: уплата денежной суммы, обязанность выдать вещь, необходимость совершить какое-либо действие. Судья мог уменьшить исковые требования потерпевшего. Если судья приходил к выводу о неясности дела, он мог передать его на рассмотрение вышестоящей инстанции. Судебное решение приводилось в исполнение по просьбе истца органами государства. Если ответчик был присужден к выдаче определенной вещи и в течение двух месяцев не передавал ее добровольно, то она изымалась у него принудительно. В том слу-чае, если ответчик не уплачивал соответствующую сумму, на имущество должника накладывался арест, затем оно продавалось по частям с целью удовлетворения судебного решения. Если у должника не было имущества для выполнения судебного решения, он заключался в тюрьму.

В отличие от ранее существовавшего порядка допускалось обжалование судебного решения в вышестоящую судебную инстанцию. Подача жалобы на судебное решение обязывала апелляционную инстанцию рассмотреть дело в полном объеме.

Жалоба подавалась устно по вынесению решения или же в письменном виде в срок не позднее десяти дней после судебного решения. Она вручалась судье, вынесшему решение. Последний передавал жалобу в вышестоящий суд. Жалобы, направляемые императору, рассматривались в Совете императора. Решения Совета по жалобам были окончательными.

Все разбирательство разворачивается перед магистратом или чиновником: исчезает, фигура частного судьи и деление на фазы in jureш тге и apud iudicem. Решение судьи становится приказом государственного органа, и именно; с ним связывается преклюзивный эффект процесса. Сила такого решения зависит от иерархии судебных инстанций, высшей из которых является сам император, поскольку допускается апелляция в высшую инстанцию на решение нижестоящего суда. Ответчик не участвует в установлении процесса, который в случае его неповиновения принимает принудительный характер. Усиление административного произвола в процессе в ущерб строгости формы делает возможным предъявление со стороны ответчика встречных требований истцу в рамках одного разбирательства. Публичный характер производства по частным делам непосредственно связан, с усилением абсолютной власти императора и постепенной деградацией автономии личности в эпоху Империи.

Возникновение cognitiones относится к правлению Августа, который уже в 30 г. до н.э. получает судебную власть как высшая апелляционная инстанция, очевидно, по делам, слушающимся в судах магистратов, в том числе и провинциальных.

Компетенцию судьи первой инстанции Август получает в 23 г. до н.э. вместе с высшей проконсульской властью, не имеющей функциональных (и в определенном смысле — территориальных, поскольку она распространяется и на город Рим) ограничений. Отныне принцепс мог устанавливать судебные процессы, подобно претору.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РАБОВ В ЛИЧНОЙ СФЕРЕ

 

Рим был рабовладельческим государством на всех стадиях своего существования. Собственниками  рабов были главным образом отдельные лица.  Известно,  однако,  и  государственное  рабство    (servi publici), имевшее,        впрочем, второстепенное значение.  Могли быть собствен   никами рабов и муниципии.  Основным принципом, определявшим правовое положение рабов на протяжении всей истории Рима,  было признание рабов не субъектами, а    объектами прав.  Однако формы практического осуществления этого принципа менялись в ходе экономического и политического  развития Рима   и  изменений  идеологии  господствующих   классов. При этом возрастание, особенно в период империи,  числа  правовых норм,  якобы направленных на улучшение положения рабов, шло параллельно с ухудшением фактических условий их жизни. В древнейшее время,  когда раб был нередко жителем соседней  общины,  взятым  в  плен непосредственно господином,  который подарил ему жизнь и знает, что через некоторое время  в новой войне,  может быть,  сам будет взят в плен и    обращен в рабство отцом, братом или  сыном того же раба,  когда число рабов было невелико и рабы жили и работали в постоянном  и  непосредственном общении с рабовладельцем и его семьей и являлись для него лишь подсобной силой, условия жизни рабов  тогда не слишком резко отличались от условий жизни их собственников. 

Рабство носило еще патриархальный характер.  Но  когда с развитием экономического и политического могущества Рима число рабов возросло чрезвычайно,  когда нормальным способом приобретения рабов стала купля и вывезенные,  главным образом из далеких  стран, Азии,  Африки, рабы работали часто в отдаленных от Рима огромных имениях и предприятиях под надзором поставленных рабовладельцами надсмотрщиков, когда, иначе говоря, окончательно сложилась система античного рабства, в которой  господин  является паразитом своих рабов,  тогда положение servi pro nullis habentur отчетливо  вошло  в обиход  и сознание римских рабовладельцев.  И если преторское право и законодательство и  создают  ряд  норм, якобы  направленных  на признание и охрану личности рабов, если складывается т.н. favor libertatis, тенденция толковать  правовые нормы в случае спора в пользу признания человека свободным, то по существу эти нормы направлены одни - на создание более тонких форм эксплуатации рабов, другие - на некоторое прикрытие этой эксплуатации.  Беспощадная эксплуатация рабов вызвала те многочисленные восстания рабов,  которые,  последовательно расшатывая  хозяйство  римского государства и устои его политической жизни, привели Рим к гибели.              

Способы установления рабства. Основным способом установления рабства был плен, захват чужеземца в войне с государством, к которому он принадлежал. Но такой же захват допускался и в отношении чужеземца, с государством которого Рим не состоял в войне, если у Рима в то же время не было договорных отношений с этим государством,  ибо чужеземец, как уже сказано, был, в принципе,  вне права и правовой охраны,  и создать для него какой бы то ни было правовой режим мог только договор с его государством.                                      

Другим основанием возникновения рабского состояния было рождение от матери-рабыни:  заключение брака с рабыней не допускалось, а ребенок, рожденный вне брака, следовал состоянию матери. При этом первоначально ребе-нок признавался рабом, если мать его была рабыней в момент родов,  независимо от ее состояния с момента зачатия ребенка до его рождения. Однако в период империи, в силу приведенного выше правила  infans  concep-tus  pro nato habetur (n.  102),  ребенок признавался свободным, если мать была свободна в какой бы то  ни  было  момент беременности. Это было и одним из проявлений упомянутого уже favor libertatis.                               

Человек,  родившийся свободным, мог, при известных условиях,  быть обращен в раба. Преторский эдикт установил,  что свободный человек,  продавший себя в рабство для того, чтобы затем разделить покупную цену с лицом, которое вчинит иск о признании этого человека свободным (pretii participandi gratia), останется рабом.  В древнейшие времена допускалась в из   вестных случаях продажа римского гражданина в  рабство, но не иначе как за границу –  trans Tiberim, ибо на территории своего государства римский  гражданин, по  воззрениям глубокой древности,  не мог стать рабом:   рабы из  числа  бывших  граждан представляли бы слишком   большую опасность для государства (п.  108). Все эти  основания  установления рабства отпали к периоду империи. Вместо них появились случаи обращения в рабство  уже  на  территории Рима в связи с присуждением судом к определенным наказаниям (servi роепае). Так, обращались в рабство лица,    приговоренные к смертной казни (in ferrum,  ad bestias) или к бессрочной каторге, которая отбывалась в рудниках (in metallum). В силу императорского эдикта 52 г. н. э. свободная  женщина,  вступившая  в  связь  с рабом и не прервавшая ее, несмотря на требование господина, становилась рабыней.                                        

Личное положение рабов. Основной определявший правовое положение рабов принцип servi res  sunt  (рабы  – вещи) исключает,  разумеется,  всякую возможность говорить о каких бы то ни было публичных правах  рабов.  Не несут  они  и публичных обязанностей - служба в римских войсках им недоступна;  налогов они не платят,  ибо они pro nullis habentur (не признаются лицами).            

Точно так же и в сфере частноправовой господин имеет права не по отношению к рабу,  а на раба - так же,  как он имеет права на животное или любую материальную вещь. 

Но раб является вещью своеобразной,  вещью,  наделенной разумом и волею, существование которых рабовладельцу не столько  невозможно,  сколько  невыгодно было отрицать. Поэтому невозможно было безоговорочно применять к  рабу правовые нормы о материальных вещах,  и ряд особых норм составил в совокупности то,  что  называется  личным  и имущественным положением раба в римском частном праве.  

   Не будучи субъектом прав,  рабы, с точки зрения права, не имели семьи. Связь раба с женщиной не признается браком,  matrimonium.  Это -  contubemium,  не  влекущий  за  собою в принципе никаких правовых последствий.  В сфере имущественных отношений раб может  быть  объектом  права собственности индивидуальной и    общей, узуфрукта (п. 221), залога (п. 406). Он может быть предметом сделок: купли-продажи, имущественного найма и т. п. Если рабу причинено телесное  повреждение, над  ним учинено насилие,  соответствующий иск предъявляется не рабом,  а господином, так же как в случаях,  когда  повреждение  причинено  животному  или кем-нибудь испорчена вещь, принадлежащая господину. Отказ  господина  от своих прав не делает раба свободным.

После отказа господина от своих прав одно лишь  изменяется  в  положении раба:  до этого отказа он был servus Marci или servus Tullii - рабом такого-то, после отказа он - servus nullius,  «ничей раб», но все же раб, которого,   так же как и брошенную вещь, может присвоить любое лицо.                                              

Бесправное положение рабов,  как уже  указано,  несколько смягчалось в древнейшее время близостью, в которой они жили с господином.  Поэтому,  рассматривая раба как  вещь,  древнейшее право в то же время считало раба находящимся in dominica potestate так же, как были patria potestate подвластные члены семьи,  но не вещи господина.  Раб допускался в известной мере  к  участию  в отправлении домашнего культа. Место погребения раба охранялось сакральным правом.                            

В период империи ряд законов ограничивает права господина на личность рабов. Закон Petronia (начала н. э.) запретил отдавать раба в труппы гладиаторов; в середине I в.  н.  э.  было установлено, что господин утрачивает права на раба, которого покинул в старости или болезни.

Во II в.  н.  э.  установили такую же уголовную ответственность  за  убийство sine causa своего раба, как за убийство чужого, и пр. Все эти  законодательные меры являются, однако, по выражению одного историка римского  права,  не  столько действительными средствами смягчить зло рабства, сколько свидетельством силы этого зла: именно период империи был периодом расцвета античного рабства, периодом безудержно жестокой эксплуатации рабов. В этой эксплуатации заключалась  основная сущность римского государства,  и ограничить ее оно не могло. Рабство исчезло и сменилось другими  формами эксплуатации с падением римского государства, обусловленным восстаниями рабов. 

Раб, совершивший уголовное преступление (crimen), был беззащитен и подлежал наказанию без суда на основе  imperium магистрата или potestas господина (ius occidendi). В случае совершения delictum раб подлежал выдаче потерпевшему –noxae deditio –в соответствии  законом таблиц XII таблиц. Если господин принимал на себя защиту раба, отстаивая в сущности свое право на него, то проигрыш процесса возлагал на него такую же ответственность, как если бы он совершал деликт сам (Гай,  4. 75). Это же порядок – noxae noxalis – предусматривал закон Аквилия (lex Aquilia)  в случае нанесения рабом ущерба другому собственнику (damnum iniurae datum). Если раб, замысливший воровство, был пойман на месте преступления (furtum manifestum),  то по закону XII таблиц, его, подвергнув бичеванию (verberatio), сбрасывали со скалы (praecipitatio).

4. Опека и попечительство ФУНКЦИОНАЛЬНО ОБЯЗАННОГО ОПЕКУНА И ПОПЕЧИТЕЛЯ

 

Институты опеки (tutela) и попечительства (cura – надзор, забота) связаны с категорией дееспособности: правоспособные лица, в отношении которых право усматривает общий дефект формирования воли, связанный с половозрастными и психическими особенностями личности, и соответствующую неспособность к распоряжению, ставятся под опеку или под надзор дееспособного лица, которое, восполняя указанный недостаток, способствует их участию в обороте.

Лицо sui  iuris в связи с возрастом,  состоянием здоровья  или    некоторым особым положением может нуждаться в помощи    и охране при осуществлении своей гражданской правоспособности. Этим целям служили в римском праве опека  (tutela) над    несовершеннолетними, над  расточителями,  а  также рано утратившая практическое значение опека над женщинами, и попечительство (сига) над безумными, над так называемыми минорами (т.  е. не достигшими 25 лет), над расточителями. Различие между опекой и попечительством выражалось в порядке деятельности опекуна и попечителя.  

Для совершения юридически значимого действия лицом под опекой требуется одобрение и утверждение акта со стороны опекуна.

Опекун  формальным актом согласия (auctoritatis interpositio) придает юридическую силу сделкам, к совершению которых  подопечный  не способен;  попечитель же выражает свое согласие (consensus)  неформально,  возможно  даже неодновременно со сделкой.     

В древнейшие времена опека устанавливалась  в интересах не подопечного,  а лиц, которые были его ближайшими наследниками по закону. Ее основной задачей была охрана имущества подопечного в интересах его наследников.  Поэтому порядок призвания к опеке (если  опекун не  был назначен в завещании) совпадал с порядком призвания к наследованию,  т. е. опекуном являлся ближайший агнат подопечного.                                     

   В древнейшее время опека представляла собою не  обязанность опекуна,  а его право, точнее - власть опекуна над имуществом и личностью подопечного, близкую по содержанию к власти paterfamilias.  Однако посте   пенно права опекуна начинают пониматься как средство    для  осуществления его обязанностей.  Эти изменения, тесно связанные с последовательным ослаблением родовых связей, постепенно превращают понятие опеки, как  власти, в понятие опеки,  как общественной повинности (munus publicum). В связи с    этим, наряду с двумя указанными выше порядками установления опеки (в силу агнатического родства с подопечным и по завещанию paterfamilias), возникает третий порядок: назначение опекуна государством. Вместе с тем постепенно развился  и  контроль  государством    деятельности опекунов.  Устанавливаются особые основания (excusationes),  по которым можно не  принять назначения  опекуном.  Развивается  система  исков к  опекуну в случаях непредставления им   отчета о ведении дел подопечного, и в случаях не только растраты,  но и нерадивого ведении дел.  Затем входит в обычай  требовать от опекуна при вступлении его в должность представления обеспечения (satisdatio rem pupilli salvam fore), а в период империи вводится законная ипотека подопечного на все имущество опекуна.   

Институт опеки нацелен именно на компенсацию дефекта дееспособности, определяемого формально, тогда как обоснования, исходящие их психических особенностей лиц, поставленных под опеку вторичны. С этим согласуется и различие функции опекуна в зависимости от возраста подопечного.

Опекун с необходимостью принимает на себя общее управление имуществом младенца, а также в случае отсутствия подопечного, когда даже ведение дел женщины оказывается у опекуна. В этой ситуации наблюдается функциональное деление собственности, когда статичным и абстрактным собственником имущества является опекаемый, а его распорядителем и управляющим – опекун. Реальные права опекуна определяются, однако, лишь недееспособностью подопечного. После достижения совершеннолетия он выходит из-под опеки подопечного. После достижения совершеннолетия он выходит из-под опеки и оказывается собственником в полном объеме без какого-либо формального акта по передаче права; после смерти опекуна его наследники не имеют на имущество опекаемого никаких прав, сохраняя лишь ответственность в объеме обогащения наследодателя-опекуна перед подопечным.

 

 

5. СОЕДИНЕНИЕ ВЕЩЕЙ

 

В римском праве различают три вида вещей по своему составу:                   

 1) Простые вещи - corpus, quod uno spiritu contine tur - образующие нечто физически связанное  и  одно родное,  не  распадающееся  на составные части (раб,    бревно, камень и т. п.). 

2) Сложные вещи, состоящие  из искусственных соединений разнородных вещей, имеющих между собой материальную связь и  носящих  общее    наименование  -  universitates  rerum  cohaerentium,    например, здание, корабль, шкаф. Части сложных вещей  не терялись  вполне в целом,  они были до их  соединения  отдельными вещами  и  могли даже принадлежать разным лицам.  Права этих лиц определялись в зависимости от свойств соединения и отношений между соединенными вещами. Иногда права других лиц не прекращались и после того,  как  их  вещь стала частью чужой сложной вещи. С другой стороны, соединенные части подчинялись праву, установленному на целое.                                                   

3) Наконец,  третью группу составляли  совокупности раздельных вещей - universitates rerum distantium,  материально не связанных,  соединенных только одним общим назначением и именем,  например,  стадо,  легион. Это - временные хозяйственные или организационные объединения вещей или лиц.                                         

В таких случаях предметами правоотношений могли быть лишь отдельные вещи, входившие в целое. Однако, уступая требованиям оборота,  римляне допускали в области  прав на  эти  вещи также и влияние целостного представления; например,  собственник стада мог истребовать все стадо, доказав  право собственности на большую часть отдельных животных,  ответчику же предоставлялось доказывать, что остальные не принадлежали истцу; при узуфрукте и залоге стада управомоченный должен был нормально  эксплуатировать  именно все стадо,  пополняя убыль из приплода или путем прикупки, убоя и отчуждения негодного материала.  

Вещами побочными или    придаточными (accessorium) являлись вещи, определенным  образом зависящие от главной вещи и подчиненные  юридическому положению последней.  Основными  видами побочных вещей считались: части вещи, принадлежности  и плоды.  Части вещи не имели  юридически  самостоятельного существования.  Когда вещь в целом являлась    объектом юридической  сделки,  то  последствия  этой    сделки распространялись и на все части вещи.  Объектом самостоятельных сделок  часть  вещи  могла  быть лишь в   случаях своего отделения от целого.  Таким образом, нахождение составных частей в составе главной вещи подчиняло их ее юридическому положению и прежние юридические отношения  по  поводу частей считались прекратившимися, пока длилось их соединение. 

Римляне проводили следующие различия:  а) если соединение сопровождалось изменением сущности включенной вещи или нераздельностью полученного соединения,  то права на присоединенную вещь прекращались навсегда для ее собственника,  например, растворенное вино; б) если ни присоединенная, ни главная вещь не меняли своей сущности,  а совокупная вещь, сверх того,  не становилась нераздельной,  то при выделении вещи, присоединенной к главной,  восстанавливалось прежнее юридическое положение присоединенной вещи.             

Так, согласно законам XII таблиц,  при застройке чужого бревна в здание собственник не мог требовать выделения бревна из чужого дома,  пока собственник дома сам не разберет его и не выделит бревна. Тогда бревно снова признавалось собственностью прежнего хозяина и становилось самостоятельным объектом иска (actio de tigno iuncto, rei vindicatio).                                  

Принадлежностью называется вещь,  связанная с другой (главной) вещью не физически,  а экономически:  главная вещь не считается незаконченной,  если  от нее отделена принадлежность;  принадлежность также может существовать  отдельно  от главной вещи;  однако лишь при совместном    использовании той или другой  вещи  достигается  хозяйственный результат (например, замок и ключ). Ввиду самостоятельного физического существования,  принадлежность  может  быть  предметом  самостоятельных    прав на нее.  Однако при отсутствии специальных оговорок  заинтересованных  лиц все правовые отношения, устанавливаемые на главную вещь, считаются   распространяющимися (ввиду  хозяйственной  связи  между обеими вещами) и на  принадлежность  к  ней  (отсюда  афоризм:  "принадлежность  следует судьбе главной вещи").  Плоды. Плодами естественными считались прежде всего  органические произведения вещей,  постоянно и  регулярно получаемые от эксплуатации плодоприносящих вещей, без изменения их хозяйственного назначения, в мире как растительном (огороды, деревья),  так и  в животном (шерсть,  молоко).  Охота на водных и  земельных пространствах  составляла  плод  участков, если они специально были отведены для охоты. Относительно недр земли мнения классиков  расходились,  но  большинство  относило продукцию недр земли к плодам.

Право Юстиниана стало на   ту же точку зрения и относило к плодам продукцию каменных карьеров,  что было в духе охватившего ту  эпоху    интереса к монументальному строительству.  Плоды де   лились на:  a) fructus pendentes - плоды, еще соединенные с производящей их вещью;  б) fructus separati - плоды,  уже отделенные от производящей их вещи; в)  fructus percepti - плоды, не только отделенные, но и захваченные кем-либо для себя     или для  другого.  Они в свою очередь подразделялись на fructus exs-tantes - плоды, наличные в натуре и fructus consumpti - плоды потребленные,  переработанные или отчужденные.  Различали еще категорию  плодов  -  fructus percipiendi,  несобранных  по  упущению,  но подлежащих сбору при правильной хозяйственной эксплуатации вещи.   

Юридическое значение  понятия  плодов  и различия их видов заключалось в различии их правовой судьбы при наличии  права собственности,  какого-либо иного права на плодоприносящую вещь или при установлении особых правоотношений по поводу такой вещи.               

При истребовании вещи собственником путем виндикационного  иска наличные плоды всегда подлежали возвращению собственнику вместе с  вещью.  За  потребленные  же плоды  добросовестный  приобретатель ответственности не нес. Это ограничение прав собственника вещи было объяснено на основе анализа римских источников Л.И.Петражицким, доказавшим, что ограждая добросовестного владельца от требований по поводу потребленных им плодов, римское право стремилось обеспечить устойчивость  хозяйственных отношений, охранить лицо, неправомерно, но добросовестно владевшее чужой вещью, от обременительной обязанности возмещать доходы,  которые были,  может быть,  давно потреблены в ошибочной уверенности, что они принадлежат тому, кто их потребил.                                 

Юридическое  понятие  плодов  было  римскими юристами  расширено и обнимало всякий регулярный доход, как приносимый вещью естественным путем, так и получаемый  на  основании особых правоотношений по поводу плодоприносящей вещи, например, проценты, получаемые с капитала.                          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

 

 

 

 


				

 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->