Наркотизм как социально-правовое явление

Злоупотребление наркотическими веществами и их незаконный оборот уже давно стали одной из наиболее глобальных проблем человечества. Сегодня можно с полным основанием констатировать наличие в нашем обществе прогрессирующего наркотизма как сложного социально-правового феномена, представляющего серьезную общественную опасность и угрозу безопасности государства. Неблагоприятные тенденции, наметившиеся в развитии наркотизма, в настоящее время продолжают сохраняться. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ создает проблему сохранения здоровья народа и общественной безопасности.

Потребность в борьбе с наркотизмом вызвана увеличивающимся с каждым годом количеством потребителей наркотиков, распространенностью немедицинского употребления наркотических веществ среди молодежи, общественной опасностью наркотизма и связанных с ним преступлений. По экспертным оценкам, к 2006 году прогнозируется значительное увеличение потребителей наркотиков среди данной возрастной группы, поэтому особую озабоченность вызывает распространение наркотизма и наркомании именно как среди несовершеннолетних и молодежи, так и более взрослого населения. Около двух третей потребителей наркотиков лица в возрасте до 30 лет.

В Российской Федерации происходит непрерывное увеличение количества преступлений, связанных с наркотиками, ослаблена работа правоохранительных органов по применению действующих законодательств в части привлечения к обследованию и лечению лиц, злоупотребляющих наркотиками

Все это обуславливает необходимость исследования наркотизма с целью повышения эффективности применения специально — криминологических мер, направленных на предупреждение данного негативного, исключительно опасного социального явления.

Вопросы борьбы с наркотизмом, наркоманией и связанными с ними преступлениями нашли достаточно широкое освещение в юридической литературе. Значительное место эти вопросы занимают в работах Г. Л. Аванесов, Ю.М. Антонян, Т.А. Боголюбова, Г. В. Боровской, Э. Г. Гасанов, Л. Д. Гаухман, А.П. Дьяченко, Т. М. Клименко, В.Н. Лопатин, А. А. Майоров, В. Б. Малинин, Л. Н. Рыбакова, С. М. Панов, Л. А. Прохоров, М. Л., Прохорова, С. Ревазов, Л. И. Романова, П. Н. Сбирунов, А. А.Сердюк, Е. И. Цымбал, А. В. Янков и др.

Назрела необходимость помимо анализа современной наркоситуации и исследования общих вопросов отечественного и зарубежного опыта борьбы с наркотизмом и незаконным оборотом наркотиков, целенаправленной разработки научно-обоснованных предложений и рекомендаций по социально-правовой и криминологической профилактике наркотизма

Цель исследования – поиск путей повышения эффективности социально-правовых и криминологических мер противодействия наркотизму.

В соответствии с целью были поставлены следующие задачи, решение которых составляет содержание данной работы:

– дать понятие и привести отличительные признаки наркотизма как социально-правового явления;

– проанализировать основные положения теории криминологической профилактики;

– исследовать общесоциальные меры профилактики наркотизма ;

– рассмотреть и выявить особенности специальных криминологических мер профилактики наркотизма;

– исследование зарубежного опыта мер противодействия наркотизму, а также основных направлений развития международного сотрудничества в области профилактики наркотизма и незаконного оборота наркотиков.

Объект исследования – наркотизм среди населения и связанные с ним проблемы социально-правового и криминологического характера.

Предмет исследования образуют социальные, правовые, криминологические и организационные аспекты, характеризующие наркотизм среди населения России. 

Методологическую основу исследования составляет диалектический метод познания социально-правовых явлений, а также системно-структурный, сравнительно-правовой, статистический, логико-юридический, научные методы исследования

Нормативно-правовой основой исследования явилось действующее законодательство в области борьбы с наркотизмом в Российской Федерации, а также международные правовые акты.

Эмпирическая основой исследования является официальная статистика МВД, Госнаркоконтроля РФ и судебно-следственная практика (изучено 5 уголовных дел).

 

1. ПОНЯТИЕ И ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ НАРКОТИЗМА

 

История человечества доказывает, что наркотизм – устойчивое социальное явление.  Состояние, уровень, динамика негативных социальных девиаций, в том числе и наркотизма, служат своеобразным зеркалом социальной действительности. Сегодня на основе анализа следственной практики и результатов исследований специалисты делают вывод о наличии 3 миллионов россиян, употребляющих наркотики. На мировой рынок наркотиков Россия вышла всего лишь за пять лет – с 1991 по 1996. Уже на начало 2001 года она вошла в пятерку крупнейших производителей и экспортеров синтетических наркотиков и является главным посредником при переправке наркотиков на рынки Западной Европы. Россия безвозвратно теряет поколение своих граждан, которым сегодня от 13 до 25 лет1.

Среди всех негативных социальных явлений, характерных для современного общественного организма, наркотизм занимает одно из ведущих мест2. Содержащийся в нем потенциал опасности создает реальные предпосылки для физическою и нравственного вырождения человечества, его постепенной деградации и дегенерации.

Понятие наркотизма впервые вошло в отечественную научную литературу в первой половине XIX века, и означало «…способ производить без боли хирургические операции, притупляя чувствительность посредством вдыхания паров серного эфира…»3.

Хотя наркотизм имеет под собой биологическую основу, в 20-е и 60-е годы ХХ столетия этот узкий медицинский термин получил расширенное толкование среди советских криминологов. Последующая эволюция понятия наркотизма привела к тому, что оно стало определять общественно опасное явление, связанное с потреблением наркотиков, выражающееся в тех и иных незаконных действиях с наркотическими веществами, над которыми установлен специальный международно-правовой и внутригосударственный контроль.

Социологические определения наркотизма обычно включают в себя социальный и эпидемиологический аспекты, например, «Наркотизм – социальный феномен, выражающийся в относительно распространенном, статистически устойчивом потреблении частью популяции наркотических (или иных токсических, нелегальных психотропных) средств, влекущем определенные медицинские (заболеваемость наркоманией) и социальные последствия»1.

В специальной литературе понятие «наркотизм» появилось не так давно – в семидесятые годы двадцатого столетия. Оно было сформулировано для обозначения негативного социального явления, выражающегося в приобщении граждан к немедицинскому потреблению наркотических и психотропных веществ2. Так, Т.Д. Боголюбова И К.А. Толпекин понимали наркотизм «как социальное явление, сущность которого состоит в приобщении к употреблению наркотиков отдельных групп населения»3. П.Н. Сбирунов определял его как негативное социальное явление, обусловленное неблагоприятными условиями внешней среды и антиобщественной ориентацией личности, которое выражается в незаконном умышленном употреблении наркотические веществ, причиняющем вред здоровью человека и представляющем опасность для общества1. Несколько иное содержание вкладывал в понятие наркотизма В.Н.Смитиенко, полагавший, что «наркотизм это предусмотренная законом совокупность деяний, совершаемых с использованием наркотических веществ и посягающих на здоровье населения и общественную безопасность»2.

Анализ предложенных определений приводит к выводу о том, что в первых двух из них делается акцент на социальный и частично правовой аспекты наркотизма, а третье определение ориентировано, главным образом, на правовую его характеристику. По мнению Прохорова Л.А., М.Л. Прохоровой в связи с вышесказанным ни одно из этих определений не является всеобъемлющим3.

Более точным представляется понятие наркотизма, которое было дано Ю.Б.Леонтьевым, В. П. Лобзяковым и В. С. Овчинским. Они определяли его, как «общественно опасное явление, выражающееся в незаконном потреблении и иных незаконных действиях с наркотическими веществами, над которыми установлен специальный международно-правовой и внутригосударственный контроль»4.

Наркотизм как понятие является более широким и объемным, поскольку включает в себя и медицинские (биологические), и социальные, и правовые аспекты, отражает суть явления, а не только лишь болезни. При этом следует иметь в виду, что понятием «наркотизм» наркомания полностью не поглощается, так как интересуют те черты наркомании, которые непосредственно связаны с наркотизмом и обусловливают его отдельные аспекты как мнения, предопределяют его вредоносность5.

Наркотизм – это негативное социальное явление международного характера, суть которого заключается в приобщении отдельной части населения страны к немедицинскому потреблению наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным международно-правовым и внутригосударственным контролем, а также участии (прямом или косвенном) в организации и осуществлении их нелегального оборота как в национальных рамках, так и в межгосударственных масштабах1.

Итак, наркотизм представляет собой негативное социальное явление, то есть он оказывает отрицательное воздействие на общественный организм, производя в нем нежелательные изменения и деформации.

По масштабности и разнообразию возможного и фактически причиняемого обществу вреда наркотизм, пожалуй, превосходит остальные негативные социальные явления. Его негативность и общественная опасность предопределяются несколькими аспектами: медицинским, социальным, демографическим, экономическим, культурным.

Медицинский аспект опасности (вредоносности) наркотизм обусловлен тем, что осью, вокруг которой формируется это явление, вне всяких сомнений, выступают потребители наркотических средств и психотропных веществ, основная масса которых – наркоманы. Именно наличие этих людей и их потребность в соответствующих препаратах порождают спрос на наркотики, ради удовлетворения которого действует целый механизм нелегального оборота наркотических средств и психотропных веществ. Потребление же указанных препаратов приводит к губительным последствиям. Оно чревато глубоким истощением физических и психических функций человеческого организма.

По оценкам специалистов, мало кому из наркоманов, начавших потреблять наркотики в возрасте от 18 до 25 лет, удается дожить до собственного тридцатилетия2. Средний срок жизни наркомана, потребляющего жесткие наркотики, составляет пять лет3. Согласно результатам проводимых исследований, 90% наркоманов склонны к суициду1. За последние десять лет число смертей от употребления наркотиков увеличилось в двенадцать раз, а среди детей – в сорок два раза2. Ежегодно в РФ из-за наркотиков умирает около 75 тысяч россиян, не доживших до 30 лет3.

Социальная вредоносность наркотизма связана, прежде всего, с рассмотренным выше медицинским аспектом. Это проявляется, во-первых, в том, что наркоман, деградирующий физически и интеллектуально, фактически потерянный для общества человек. Он не может быть полноценным работником, активно участвующим в процессе общественного производства, не способен должным образом выполнять иные позитивные социальные функции (например, проходить службу в Вооруженных Силах, осуществлять управленческую деятельность, активно участвовать в политической жизни государства и т.д.)4. Больной наркоманией не в состоянии дать обществу новых полноценных во всех отношениях (не только в плане физического здоровья) членов. Во-вторых, развитие наркомании влечет моральную и социальную деградацию личности5.

Для наркоманов утрачивают свою значимость такие моральные категории, как добро, совесть, долг, взаимопомощь, ответственность, справедливость, порядочность; такие чувства, как дружба, любовь, сопереживание. Все это также не может не сказаться на положении и роли наркомании в семье, коллективе и обществе6.

Социальная вредоносность наркотизма проявляется, далее, в том, что его распространение наносит обществу огромный материальный ущерб. Лечение и ресоциализация наркоманов требуют от государства и социума весьма значительных сумм, которые могли бы быть использованы для решения важнейших социальных проблем, связанных с развитием здравоохранения, образования, науки, культуры, искусства, с совершенствованием системы охраны экологии и т.д.

Демографический аспект. В сферу систематического употребления наркотиков вовлекаются преимущественно мальчики и юноши. Соотношение наркоманов мужского и женского пола составляет примерно 10:1. Формирование наркотической зависимости ведет к разрушению полоролевого поведения и угасанию сексуальных инстинктов. С другой стороны, смерть от передозировки и несчастных случаев связанных с наркоманией вызывает резкую диспропорцию в соотношении полов.

Культурологический аспект. В результате систематического употребления наркотиков происходит стремительная деградация личности, разрушение нравственных основ поведения. Наркоманская субкультура предстает сегодня как контркультура с гораздо большим потенциалом, нежели потенциал традиционной культуры, которую пытаются ей противопоставить. Как контркультура, наркотизм эксплуатирует глубинные основания культуры, извращая их позитивный смысл.

Психологический аспект. Некоторые исследователи выделяют следующие черты личности молодых людей, которые могут, хотя и не обязательно, стать причиной пристрастия к наркотикам: эмоциональная незрелость, неполноценная психосексуальная организация, садистские и мазохистские проявления, агрессивность и нетерпимость. Способствуют этому также и слабые адаптационные способности, склонность к регрессивному поведению, затруднения в межличностном общении. Эффективная профилактика наркотизма возможна, если она строится как системное воздействие, повышающее возможности самореализации личности в динамичной социальной среде.

Наконец, наркотизм играет роль криминогенного фактора, и в этом проявляется правовой аспект характеристики данного явления. С одной стороны, это обусловлено тем, что немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ выступает в качестве стимулятора преступного поведения. Лица, потребляющие наркотики без назначения врача, стремясь приобрести необходимое количество препарат, вынуждены совершать различного рода преступные деяния. Поскольку свободное обращение наркотических средств и психотропных веществ в Российский Федерации запрещено, над ними установлен жесткий государственно-правовой контроль и на законодательном уровне определен четкий режим их оборота в стране, постольку каждое действие с указанными препаратами, совершенное с нарушением установленного порядка или в обход него, представляет собой правонарушение. Абсолютное большинство этих правонарушений, как следует из предписаний закона, носит характер преступлений1, за исключением незаконных приобретения и хранения наркотических средств без цели сбыта, являющихся административными проступками2.

Источником получения средств для приобретения наркотиков нередко становится совершение преступных посягательств – корыстных и корыстно-насильственных: краж, грабежей, мошенничества, вымогательства и др. По официальной статистике, шесть из десяти имущественных преступлений совершаются наркоманами, большинство из которых в возрасте до тридцати пяти лет3.

Связь немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ с преступностью просматривается в том, что наркоманы, особенно находящиеся в состоянии эйфории, обладают повышенной виктимностью, в связи с чем нередко становятся жертвами преступных посягательств, как правило, насильственного и реже имущественного характера.

С другой стороны, связь наркотизма и преступности проявляется в том, что соответствующий спрос порождает предложение наркотических средств и психотропных веществ. Ради удовлетворения спроса на указанные препараты формируется и функционирует, как уже отмечалось выше, целый механизм нелегального оборота наркотических средств и психотропных веществ, включающий в себя, в том числе, их производство, изготовление, перевозку, пересылку, культивирование наркотикосодержащих растений, осуществляемые в целях сбыта, а равно сам сбыт (или торговлю) ими.

Второй важнейшей чертой внешнего проявления сущности наркотизма выступает его международный характер. «Интернациональность» наркотизма выражается не только и не столько в том, что его проявления характерны для всех без исключения стран мирового сообщества1, а в том, что происходит процесс мощнейшей кооперации и интеграции наркобизнеса и наращивания его позиций в международных масштабах. Сформировался и успешно функционирует мировой рынок наркотических средств и психотропных веществ (само собой разумеется, речь идет о нелегальном рынке названных препаратов). Незаконный мировой оборот наркотиков приносит наркодельцам огромные прибыли, объем которых, по оценкам специалистов, составляет около пятисот миллиардов долларов США в год. Эта сумма равна общей сумме валового национального продукта двух третей государств-членов ООН, а также это – 10 – 13% объема всея международной торговли2.

Несмотря на все усилия, направленные на преодоление наркотика, которые прикладывают государства мирового сообщества как на национальном, так и на международном уровне, наркобизнес и немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ продолжают процветать во всем мире3.

Приведем ряд тенденций развития наркотизма4. Первая из них — продолжение процесса значительного распространения в обществе наркотизма, в том числе расширение девиантной среды наркоманов и потребителей наркотических средств и психотропных веществ, неуклонный рост преступности, связанной с нелегальным оборотом указанных препаратов, облечение ее во все более организованные формы, расцвет наркобизнеса. Следует отметить, что за 2004 год произошел рост наркопреступлений на 12%. В отдельных регионах темпы роста их числа более высоки. Во-вторых, не прекращает расширяться география наркотизма. Российской Федерации нет уже ни одного региона, не охваченного этим явлением. Прочно осваивает свои позиции наркотизм и в сельской местности. Если раньше делался вывод о том, что на эти процессы оказывает влияние, главным образом, миграция населения и сопутствующая ей «миграция» обычаев, традиций, привычек и; и наклонностей, то сейчас акцент следует делать на иных обстоятельствах и социально-экономических причинах (резкое падение жизненного уровня, безработица и т.д.); проникновении метастазов бездуховности из центра на окраины, из города — в сельскую местность; расширении географии деятельности «миссионеров» наркобизнеса, стремящегося как можно широко раздвинуть границы наркорынка; пассивности соответствуют государственных структур и общественных объединений, призванных осуществлять противодействие наркотизму. Территориально изменяется рынок наркотических средств и психотропных веществ. Если еще три года назад работники правоохранительных органов изымали героин лишь в десяти регионах России, то в последние годы героиновая волна захлестнула практически всю страну1. Согласно Отчетам и Обзорам МВД РФ за 1997 – 2004 годы, повсеместное распространение получили также кокаин. ЛСД, наркотики амфетаминовой группы, пришедшие на смену привычным для России десятилетие назад маковой соломке, гашишу, анаше, отдельным видам лекарственных наркотикосодержащих препаратов — омнопону, промедолу, ноксирону.

В Краснодарском крае к концу 2004 г. на учёте в наркологических диспансерах состояло 542 несовершеннолетних, из которых 38 детей в возрасте до 14 лет, 83 девочки. Врачи-наркологи утверждают, что если три четыре года назад средний возраст наркоманов-подростков составлял 16 – 17 лет, то сегодня – 13 – 14 лет2. Таким образом, страна оказалась и ситуации развития процесса деградации значительной части молодого населения, которая, которая должна обеспечивать будущее страны — репродукцию потомства и эволюцию общества. Положение тем более усугубляется, если учесть, что за последние десять двенадцать лет в 6,5 – 7 раз увеличилось число женщин, употребляющих наркотические и психотропные препараты3.

Вторая тенденция обнаруживается в том, что в девиантную среду наркоманов и потребителей наркотических и психотропных препаратов все шире вовлекаются наряду с иными гражданами те группы населения, которые характеризуются относительно лучшими социально-демографическими показателями: более высоким образовательным уровнем, наличием значительных доходов, отсутствием бытовых проблем, проживанием в благополучных семьях и т.д.1.

В-третьих, все более тесной и очевидной становится связь наркотизма российского с международным. В первую очередь, она проявляется, в интеграции российского и международного наркобизнеса и в обогащении национального наркорынка соответствующими препаратами в результате зарубежных поставок, которые пока еще имеют приоритет над местным производством.

Проявляется и следующая – четвертая – тенденция, вызывающая особую тревогу и обеспокоенность за будущее страны. Она связана с демографической характеристикой наркотизма, а точнее, – девиантной среды наркоманов и потребителей наркотических средств и психотропных веществ. Это, во-первых, колоссальное увеличение числа несовершеннолетних потребителей и, во-вторых, все более широкая наркотизация женщин2.

Отмеченные тенденции в динамике наркотизма еще раз свидетельствуют о том, каким, на самом деле, опасным и вредоносным для общества явлением он предстает перед нами на грани XX и XXI веков развития человеческой цивилизации.

 

 

1.2. Общая характеристика преступных посягательств, связанных с нелегальным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

 

Результатом генезиса российского законодательства об ответственности за преступления, связанные с наркотиками, стало принятие Уголовного кодекса РФ 1996 г., в который включены шесть статей (228 – 233), запрещающих эти преступные деяния, объединенные в главе 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» раздела IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка».

Анализ нового законодательства свидетельствует о том, что усилия тех, кто на протяжении многих лет боролся с произволом правоохранительных органов, прокуратуры и суда, заведомо неправомерно обвинявших и осуждавших граждан за деяния, связанные с наркотиками по ст. 228 УК РФ, увенчались успехом.

Указанными статьями УК РФ 1996 г. (в отличие от прежнего УК РСФСР 1960 г.) установлена ответственность, во-первых, за деяния (кроме культивирования), связанные не только с наркотическими средствами, но еще и с психотропными веществами, что является воплощением в российском уголовном законодательстве положений Конвенции 1971 г., а также Конвенции 1988 г.

16 декабря 2003 г. вступил в силу Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации». Этим законом статья 228 УК РФ полностью изменена и дополнена статьями 228 –1 и 228 – 2.

Статьи 228 и 2281УК РФ можно разделить на: а) незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере; б) приобретение или хранение с целью сбыта, изготовление, переработку, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ.

Основным непосредственным объектом преступлений, предусмотренных ст. 228 УК РФ, да и всех остальных преступлений главы 25, связанных с наркотиками, является безопасность здоровья населения.

Прежде всего, хотелось бы отметить, что ст. 228 – 2282УК РФ предусматривает, по сути дела, три самостоятельных состава преступления:

а) незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере (ст. 228);

б) незаконное приобретение или хранение с целью сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст. 2281);

в) нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, а также веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем (ст. 2282).

Отметим, что различна и степень общественной опасности рассматриваемых деяний. Прежде всего, острие уголовной репрессии обращено на преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ с целью сбыта. Речь идет о подпольной торговле наркотиками, их изготовлении в нелегальных лабораториях и иных формах организованной преступной деятельности в рассматриваемой сфере, предметах преступлений, наркотических и психотропных веществ, их аналогов.

Впервые в примечании к статье 228 УК РФ указано, что «крупным размером в настоящей статье, а также статьях 228 – 1 и 229 настоящего Кодекса признается количество наркотического средства, психотропного вещества или их аналога, превышающее размеры средней разовой дозы потребления в десять и более раз, а особо крупным размером – в пятьдесят и более раз. Размеры средних доз наркотических средств и психотропных веществ для целей настоящей статьи, а также статей 228 – 1 и 229 настоящего Кодекса утверждаются Правительством Российской Федерации».

Изменениям была подвергнута и количественная характеристика предмета преступлений, соединенных с незаконным оборотом наркотиков: крупный и особо крупный размеры наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов теперь определяются пропорционально размерам средних разовых доз их потребления, утвержденных постановлением Правительства РФ от 6 мая 2004 г.1

Нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, наркотических средств и психотропных веществ, а также иные деяния, предусмотренные ранее частью 5 статьи 228 УК РФ, выделены в новую статью 2282. Причем в соответствии с внесенными изменениями такая мера, как лишение свободы, может быть применена к виновному лицу лишь в тех случаях, когда названные преступления совершены из корыстных побуждений либо повлекли за собой тяжкие последствия.

Скупка и перепродажа наркотических средств в зависимости от наличия или отсутствия отягчающих обстоятельств квалифицируются по ст. 2281 УК.

Ст. 2281 УК устанавливает ответственность за квалифицированный вид преступления, предусмотренного ч. 2 данной статьи. Опасность рассматриваемого преступления повышается при совершении данного преступления: а) группой лиц по предварительному сговору; б) в крупных размерах; в) лицом, достигшим 18 лет по отношении к несовершеннолетнему.

Часть 3 ст. 2281 УК предусматривает особо квалифицированный состав данного преступления. Это предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 2281 УК деяния, совершенные: а) организованной группой либо в отношении наркотических средств или психотропных веществ; б) лицом с использованием своего служебного положения; в) в отношении лица, заведомо не достигшим четырнадцатилетнего возраста; г) в особо крупном размере.

В заключение следует отметить, что примечанием 1 к ст. 228 УК предусматривается специальный вид освобождения лица от уголовной ответственности. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное на стоящей статьей, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. В то же время не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов изъятие указанных средств, веществ или их аналогов при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Для квалификации деяния по ст. 229 УК РФ не имеет значения, кому именно принадлежат похищенные наркотические средства или психотропные вещества — государственным, общественным, смешанным или частным предприятиям, учреждениям, организациям либо отдельным гражданам, владеющим ими правомерно или противозаконно1.

В случаях же сбора наркотикосодержащих растений и их частей с охраняемых территорий, где они культивируются в хозяйственных целях, сбор этих растений или их частей следует квалифицировать как хищение наркотических средств по ст. 229 УК2.

Часть 2 ст. 229 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, если они совершены: а) группой лиц по предварительному сговору; б) лицом с использованием своего служебного положения; в) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Часть 3 ст. 229 УК РФ предусматривает ответственность за деяния, предусмотренные в ч. 1 и 2 ст. 229 УК РФ, если они совершены: а) организованной группой; б) в отношении наркотических веществ в крупном размере; в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Медведевским районным народным судом Краснодарского края Куталиди, Павлов. Боровский и Немыкин осуждены по ч. 3 ст. 224.1 и ч. 4 ст. 224 УК РСФСР. Они признаны виновными в хищении наркотических средств в крупных размерах и в незаконном изготовлении, хранении, перевозке наркотических средств без цели сбыта.

С 1 по 7 сентября 1989 г. Куталиди, Павлов, Боровский и Немыкин1 на автомашине приехали из г. Георгиевска Ставропольского края в ст. Медведовскую и затем ежедневно ездили по деревням Медведевского района Краснодарского края, где с приусадебных участков Бурмановой, Егошиной, Тумановой, Толстова, Малининой, Смирновой и других владельцев похищали мак, относящийся к наркотическим средствам. Похищенный мак (36,685 кг) они хранили, перевозили, часть переработали и использовали для инъекций.

Кассационная инстанция приговор оставила без изменения.

Председатель Верховного Суда Краснодарского края в протесте поставил вопрос об изменении приговора и кассационного определения в связи с неправильным применением уголовного закона.

Президиум Верховного Суда Краснодарского края 7 октября 1994 г. протест удовлетворил по следующим основаниям.

Согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами», не может рассматриваться как хищение сбор наркотикосодержащих растений на полях сельскохозяйственных предприятий и земельных участках граждан, которые их не сеяли и не выращивали. Такие действия должны квалифицироваться как незаконное приобретение наркотических средств.

Как видно из материалов дела, на приусадебных участках мак, который собирали виновные, рос как сорняк, специально его не сеяли и не выращивали, о чем пояснили в судебном заседании свидетели Егошина, Толстов, Смирнов и др. При таких обстоятельствах действия осужденных не могут квалифицироваться по ст. 224.1 УК и должны быть переквалифицированы на ч. 4 ст. 224 УК как на незаконное приобретение наркотических средств без цели сбыта, совершенное повторно1.

В случаях же сбора наркотикосодержащих растений и их частей с охраняемых территорий, где они культивируются в хозяйственных целях, сбор этих растений или их частей следует квалифицировать как хищение наркотических средств по ст. 229 УК.

Э. Г. Гасанов считает, что применение наркотических или других одурманивающих средств, приводящих потерпевшего в бессознательное состояние и представляющих опасность для жизни или здоровья, необходимо относить к насилию, опасному для жизни или здоровья, и, следовательно, квалифицировать такое применение с целью завладения имуществом либо наркотическими средствами соответственно по п. «в» ч. 3 ст.229 УК РФ2. Данное положение в полной мере соответствует определению физического насилия, согласно которому таковым является «общественно опасное противоправное воздействие на организм другого человека, совершенное против его воли», которое может быть оказано как на наружные покровы тела человека, так и непосредственно на его внутренние органы.3

Уголовно-правовая характеристика склонения к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230 УК РФ). Данное деяние представляет повышенную общественную опасность, так как осуществляется расширенное воспроизводство контингента наркоманов из числа несовершеннолетних и молодых людей.

По ч. 2 ст. 230 УК РФ квалифицируются деяния, совершенные: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в отношении заведомо несовершеннолетнего либо двух или более лиц; в) с применением насилия или с угрозой его применения.

Рассмотрим уголовно-правовая характеристику незаконного культивирования запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ст. 231 УК РФ). Культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества, представляет повышенную общественную опасность, подпитывает деятельность наркомафии1. Предметом преступления являются все сорта наркотикосодержащих растений, как полностью запрещенных в Российской Федерации, так и тех.культивирование которых возможно при наличии соответствующего разрешения.

Диспозиция ч. 1 ст. 231 УК РФ бланкетная, и поэтому необходимо обращаться к нормативным актам, регулирующим правила посева, выращивания и культивирования запрещенных к возделыванию растений.

Следует отметить несогласие Майорова А.А. и В.Б. Малинина с мнением с Э. Г. Гасанова, который считает, что нет состава преступления, если виновный совершает указанные действия, т.е. осуществляет посев, выращивание или культивирование наркотикосодержащих растений без умысла извлечь из этих растений наркотические средства или психотропные вещества2.

Часть 2 ст. 231 УК РФ предусматривает ответственность за деяния, указанные в ч. 1 этой статьи, если они совершены: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в крупном размере.

Одной из наиболее опасных форм распространения наркомании является деяние, предусмотренное ст. 232 УК РФ, т. е. организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств.

По смыслу закона ответственность по ст. 232 УК РФ за организацию либо содержание притона наступает при неоднократном (два и более раза) предоставлении любого жилого или нежилого помещения одним и тем же либо разным лицам для потребления наркотических средств или психотропных веществ. При этом не имеет значения, какую цель — корыстную или иную преследовал виновный»1.

Содержатель притона может быть одновременно и его организатором, который занимается снабжением наркотиками посетителей притона и отвечает за деяния по совокупности преступлений ст. 228 УК РФ и ст. 232 УК РФ, а при склонении к их употреблению и по ст. 230 УК РФ.

Другие лица, способствующие организации или функционированию притона для наркоманов, — охранники, обслуживающий персонал несут ответственность по п. 5 ст. 33 и ст. 232 УК РФ.

Обязательным признаком субъективной стороны деяния является специальная цель — обеспечение потребления наркотических средств или психотропных веществ. Ответственность по ст. 232 УК наступает независимо от того, преследовал ли виновный при этом корыстную цель.

Часть 2 ст. 232 УК предусматривает ответственность за эти деяния, совершенные организованной группой.

Уголовно-правовая характеристика незаконной выдачи либо подделки рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233 УК РФ). Основным объектом рассматриваемого преступления является безопасность здоровья населения. Дополнительным объектом незаконной выдачи рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ, могут выступать интересы службы в той отрасли, где работает субъект преступления (медицина, фармацевтика и проч.).

Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» регламентирует порядок отпуска таких средств и веществ физическим лицам (ст. 25 и 26), а также предусматривает порядок использования наркотических средств и психотропных веществ в медицинских целях (ст.31).

Отпуск наркотических лекарственных средств по неправильно оформленному рецепту образует состав преступления, предусмотренного не ст. 233 УК РФ, а ст. 2282 УК РФ.

Например, при проверке аптеки № 120 были обнаружены 2 рецепта на наркотические лекарственные средства, на которых вместо круглой печати поликлиники стояла печать шоферской комиссии. Следственным отделом при Армавирском ГОВД были возбуждены уголовные дела № 135631 в отношении фармацевта аптеки Богушевич М. И.1, отпустившей наркотические лекарственные средства по неправильно оформленному рецепту, и № 135632 в отношении Видясовой И. А., заверившей подпись главврача поликлиники на рецептах печатью шоферской комиссии вместо главной круглой печати.

Подделка рецепта или иного документа, дающего право на получение наркотического средства или психотропного вещества, полностью охватывается диспозицией ст. 233 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ не требует.

 

1.3. Анализ основных показателей преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов

 

Исследователи проблемы отмечают, что в динамике преступности, связанной с нелегальным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, наблюдается два периода роста. Первый имел место в 1993 – 1996 годах и характеризовался плавным ростом общего числа преступлений рассматриваемого вида – с 50 тысяч в 1993 году до 100 тысяч к началу 1996 года (рост в два раза за три года). Второй наблюдался в 1996 – 1997 годах и отличался резким увеличением числа соответствующих посягательств: до 200 тысяч к концу 1997 года (рост в два раза за год и в четыре раза по сравнению с 1993 годом). В последующий период – с 1998 года по настоящее время – проявляется тенденция, аналогичная направлениям развития изучаемого вида преступности в 1993 – 1996 годах. К концу 2004 года число преступлений и связанных с нелегальным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, выросло по сравнению с концом 1997 года примерно в 1,3 раза, составив около 250 тысяч. При этом в 1998 году наблюдалось некоторое его сокращение — в 0,9 раза, а в 1999 году – вновь рост в 1,3 раза1.

Таким образом, несмотря на некоторые колебания, динамика преступности изучаемого вида характеризуется тенденцией постоянного роста.

По информации Председателя Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ В.В. Черкесова, число лиц, употребляющих наркотики, составляет 4 миллиона человек или около 3 % населения России2.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) на медицинский учет становится только каждый 50-й наркоман. Исследования профессора С. Ревазова говорят о том, что под контроль попадают лишь 10 % больных наркоманией от их общего числа3. Учитывая, что наличие в обществе более 1 % наркоманов представляет собой мутации, более 7 % — ведет к вырождению нации, подтверждается актуальность проблемы управления рисками в профилактике наркотизма среди молодежи.

За последнее десятилетие численность наркопреступлений увеличилась в стране в целом в 15 раз1. В 2003 году на территории России зарегистрировано 181688 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, раскрыто 137364 преступления (77,6 %), в Центральном федеральном округе зафиксировано 32865 фактов, раскрываемость снижена до 66,4 %. По данным УВД Белгородской области, в 2003 году на территории области совершено 1026 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, (в 2002 году – 882), из них в 2003 году раскрыто 968 преступлений, что составило 95,4 % раскрываемости. В Воронежской области в 2003 году зарегистрировано 1942 наркопреступления (в 2002 году – 1964), из них в 2003 году раскрыто 1345 преступлений, что составило 66,3 % раскрываемости. В Костромской области в 2003 году зафиксированно 297 фактов (в 2002 – 311, спад составил 4,5 %).

По состоянию на 01.07.2004 года на территории края прокуратурой, органами внутренних дел, подразделениями и местными органами Управления Госнаркоконтроля РФ по Краснодарскому краю выявлено 3585 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что составило 71 преступление на 100 тысяч населения. Их удельный вес по отношению ко всем выявленным в крае преступлениям составил более 14%. Удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений данной линии составил 29,7% (1063).

Наблюдается профессионализм организованных наркогрупп. По данным Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ФСКН РФ) в России действует 950 наркогруппировок, более 330 из них имеют ярко выраженный этно-клановый характер2. По данным отдела Статистической работы Управления координации и анализа Главного Управления МВД России по Центральному Федеральному округу в 2003 году на территории государства зарегистрировано 3892 организованной группы и преступных сообщества, за аналогичный период 2002 года – 3881. В том числе в Белгородской области в 2003 году — 13 фактов, (в 2002 году – 9), что составляет 1, 3 % от общей структуры наркопреступности в регионе. Из них в 2003 году раскрыто 968 преступлений, что составило 95,4 % раскрываемости. В Воронежской области в 2003 году выявлено 25 организованных наркогрупп (в 2002 году — 20). В Костромской области в 2003 году 25 организованных наркогрупп (в 2002 — 15). К 1 июлю 2004 года в Краснодарском крае выявлено 175 преступлений, совершенных преступными группами. Пресечено 623 преступления, связанных со сбытом наркотических веществ. За совершение наркопреступлений к уголовной ответственности привлечены 3156 человек. Из них: 2855 мужчин, 301 женщина, 51 несовершеннолетний, граждан России 3116, иностранцев 34, жителей других регионов России 62.

Вместе с тем, вызывает озабоченность состояние организации работы в регионе по предупреждению групповых преступлений, совершаемых несовершеннолетними. В целом, сегодня в г. Белгороде 438 несовершеннолетних состоят на учете1.

Структура преступности, связанной с нелегальным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, выглядит следующим образом. Ведущее место в ней — около 59,5% от общего числа зарегистрированных наркопреступлений – занимают незаконные действия с наркотиками и психотропными веществами (приобретение, хранение, и изготовление, переработка, перевозка, пересылка), совершаемые без цели сбыта (ст 228 УК); 37,2% – доля вышеперечисленных деяний, осуществляемых с целью сбыта (ст. 2281 УК); хищения наркотических средств и психотропных веществ (ст .229 УК) составляют примерно 0,29% (в том числе 0,03% — хищения, совершаемые с использованием служебного положения); склонение к их потреблению (ч 1.230 УК) — 0,52 %; организация либо содержание притонов для потребления указанных препаратов (ст. 232 УК) — 0,55%; незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ст. 231 УК), – 1,46%; нарушение установлен тех правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылка, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, а также вещее; в, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем (ч.5 ст.228 УК), — 0,44%; незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст.233 УК), — 0,44%. По данным Краснодарский краевой прокуратуры, в Краснодарском Крае – в 2004 г. эти показатели составляли соответственно 70,5%; 24,1%; 0,11%; 0,49%; 0,69%; 1,21%; 0,74%; деяний, предусмотренных ст. 233 УК, выявлено не было.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ПОНЯТИЕ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ

 

2.1. Основные положения криминологической теории о криминологической профилактике

 

Главным направлением борьбы с преступностью с точки зрения обеспечения спокойствия, безопасности, стабильности общества, прав, свобод и законных интересов граждан является ее предупреждение. В криминологии предупреждение преступности рассматривается как многоуровневая система государственных и общественных мер, направленных на выявление, устранение, ослабление или нейтрализацию причин и условий преступности, преступлений отдельных видов конкретных деяний, а также на удержание от перехода или возврата на преступный путь людей, условия жизни или поведениё которых указывают на такую возможность. Разработка этих мер — конечная задача криминологических исследований, а внедрение этих мер в практику — показатель эффективности исследований.

В криминологической литературе и нормативных актах используются различные термины: «предупреждение», «профилактика», «превенция», «предотвращение», «противодействие», «пресечение». Некоторые авторы пытаются разграничить значение указанных терминов, связывая их с различными уровнями, этапами, направлениями и видами предупредительной деятельности1.

Превенция (предупреждение) преступности — это «…все те меры, которые осуществляются с конкретными намерениями свести к минимуму диапазон и опасность преступлений, будьте снижение возможностей для совершения преступлений или воздействие на потенциальных правонарушителей и население в целом»2.

В большинстве работ, как и в нормативных актах и методических рекомендациях, они применяются как взаимозаменяющие1. В основу разграничения предупредительной деятельности по уровням, направлениям, видам должен быть положен анализ ее содержания.

Исследования проблем профилактики и выработки практических рекомендаций наряду с соблюдением многих условий требует также единых представлений о понятиях и определениях, используемых в теории и практике профилактики преступлений. В действительности же сталкиваемся с неоднозначным их пониманием. Так, в частности, в юридической литературе находим и отождествление понятий «предупреждение преступности» и «профилактика преступлений»2, и диаметрально противоположный подход к общесоциальным мерам профилактики (социально-экономическим, культурным, воспитательным), которые или полностью исключают из понятия «предупреждение преступности»3 или, наоборот, включают в общие меры предупреждения преступности и т.д.

Существенно различаются и позиции относительно компонентного состава системы профилактики преступлений. Например, П.П. Осипов включает в систему профилактики преступности криминологическое предупреждение, уголовно-судебную борьбу и исправительно-трудовое воздействие на осужденных.4 По схеме, предложенной А.Г. Лекарем, система предупреждения включает такие направления, как профилактика (выявление и устранение причин преступлений и условий, способствующих их совершению), предупреждение (установление лиц, намеривающихся совершить преступление, и принятие  к ним мер), пресечение (выявление лиц, уже готовящихся совершить преступление, и принятие к ним мер)1. Известен и подход к предупреждению как системе, включающей два основных блока – уголовно-правовое и криминологическое предупреждение. И это еще не все точки зрения, на которых, в принципе, можно было бы остановиться.

Исходным, концептуальным положением, с которого надо начинать рассмотрение профилактических проблем, является констатация того очевидного факта, что в России  имеет место объективный процесс предупреждения преступности, «который обеспечивается всей совокупностью мероприятий, направленных на развитие и совершенствование общества»2 и выражается в наступлении на преступность как на массовое явление3.

В литературе выделяются две классификации профилактики преступности4. Первая классификация описывает профилактику преступности по объектам воздействия, выделяя первичную, вторичную и третичную профилактику.

Первичная профилактика сконцентрирована вокруг физической и социальной среды, а также факторов, оказывающих влияние на возможности для совершения преступлений, например, архитектурный дизайн застройки, естественный уровень безопасного поведения населения или уровень неблагополучия и нищеты в жилых районах. Первичная профилактика нацелена на предотвращение чего-либо путем воздействия на условия общей среды, а не на индивидов.

Вторичная профилактика ориентирована на индивидов или группы индивидов, которые потенциально имеют риск стать правонарушителями. Здесь предусматривается: оказание поддержки семьям, находящимся на грани распада, детям, имеющим проблемы с учебой, подросткам, которым грозит безработица или бродяжничество.

Третичная профилактика нацелена на индивидов, которые уже совершили преступление. Цель — удержать от повторного совершения преступлений.

В последнее время в данную классификацию стали включать кроме интереса к преступной ситуации и преступнику также и интерес к жертве преступления, которая до последнего времени в лучшем случае выступала лишь свидетелем совершенного против нее преступления и аргументом для осуществления правосудия над преступником. В этом новом подходе классификация профилактических мероприятий выглядит следующим образом (см. табл. 1).

Другая классификация основывается на критерии «направления профилактической деятельности». В соответствии с этим критерием выделяют1: социальную профилактику (социальная политика); ситуационное предупреждение преступности; предупреждение преступности с опорой на население.

Эффективная борьба с преступностью требует всемерного устранения причин и условий, способствующих совершению преступлений, т.е. их предупреждения, профилактики. Еще в древности считали, что лучше, легче предупреждать преступления, чем пресекать их и устранять их последствия. Понятие «предупреждение преступлений» сложилось прежде всего на основе криминологической теории борьбы с преступностью. По словам Г. А. Аванесова, понятие «предупреждение преступления» означает «исторически сложившуюся систему объективных и субъективных предпосылок ликвидации преступности, а также комплекс государственных и общественных мер, направленных на искоренение данного явления, причин и условий, его порождающих»2.

Ряд других авторов также писали, что предупреждение преступности есть социальный процесс, нацеленный на ликвидацию явлений, порождающих преступность. Коробоев А. И., Усс А. В., Ю.В. Голик, например, утверждал, что конечная цель уголовной политики — устранение причин и условий, порождающих преступность3.

Таблица – Классификация профилактических мероприятий

 

Направления превентивных стратегий

Первичная превенция

Вторичная превенция

Третичная превенция

целевые группы:

преступник / ситуация / жертва

общность / ситуация в общине / каждый, кто может стать жертвой

Потенциальный преступник/

Поврежденные объекты /

потенциальные жертвы

осужденные / «hot spots» (ситуация в развитии)/жертва, которой причинен вред

потенциальный / реальный преступник

Примеры мероприятий:

усиление правового сознания и ценностей; позитивная общая превенция; восполнение дефицита социализации; объяснение опасности напр., потребления наркотиков); исправление недостатков социальной структуры

примеры мероприятий:

усиление правосознания и ценностей проблемных групп; негативная превенция;

помощь / поддержка нуждающимся (напр., помощь семье, консультации по воспитанию, консультации школе, организация досуга)

примеры мероприятий:

санкции специальной превентивной направленности; терапия; мероприятия по исправлению; помощь в случае совершения

уголовного преступления; помощь условно осужденным;

создание фонда ресоциализации

ситуации / объекты / место нахождения преступника

архитектура, не дающая

возможности совершения

преступления; обозреваемые застройки;

маркирование объектов/создание преград на пути к ним

повышение издержек при совершении преступления; понижение возможностей (удобных ситуаций) для совершения преступлений; повышение риска раскрытия

преступления; понижение выгоды от совершенного

преступления;

смягчение последствий

преступности («hot spots»)

(воздействие на ситуацию)

жертва 

общие инструкции о методах самозащиты; специальные

инструкции для отдельных групп (детей / пожилых

людей); информация об

общих мероприятиях по повышению надежности и

безопасности (технических /

персональных) 

обучение наиболее вероятных жертв (напр., таксистов, банковских служащих, персонала самолетов); курсы самозащиты; (технич./перс.) защита особенно вероятных

жертв — лиц, объектов

защита жертв; консультирование жертв; обслуживание жертв; помощь; возмещение убытков жертве;

возмещение преступником причиненного ущерба / примирение жертвы и преступника; организация специальных учреждений помощи для пострадавших женщин

 

Преступность — весьма сложное социальное явление, по-разному проявлявшееся на многих этапах истории человеческого общества, и ликвидировать ее вообще, раз и навсегда не под силу любому обществу и правовой, в том числе уголовной политике, ибо преступность есть порождение определенных противоречий, объективно присущих любому человеческому социуму, любому строю, любой формации, что вытекает из самой диалектики социального бытия и человеческого сознания. Г. А. Аванесов то же отмечает, что объект профилактического воздействия — «чрезвычайно сложное явление»1, элементы которого составляют отдельные личности, группы людей, их социальное окружение (в том числе микросреда), факторы, причины, условия, обстоятельства и т. п.

Отсюда можно сделать вывод, что предупреждение преступности это непрерывно, систематически, целенаправленно осуществляемый комплекс тесно взаимосвязанных между собой государственных, общественных и иных организаций, нацеленных на максимальное выявление и всяческую нейтрализацию причин и условий, порождающих преступность и способствующих совершению преступлений. Иначе говоря, это непрерывный процесс, нацеленный на преодоление негативных явлений, обусловливаемых теми конкретными противоречиями, которые присущи социальной сфере человеческого бытия на каждом этапе его исторического развития2.

Исходя из общего определения профилактики преступности и различных форм антиобщественного поведения, выработанного в криминологии, под профилактикой наркотизма следует понимать специфический вид социальной деятельности, осуществляемой как государственными, так и негосударственными органами, организациями (объединениями, формированиями) и учреждениями и направленной на устранение либо нейтрализацию выявленных причин и условий распространения этого негативного социального явления. Воздействуя на комплекс социальных явлений и личностных процессов и характеристик, детерминирующих приобщение личности к немедицинскому потреблению наркотических средств и психотропных веществ, а также включение ее в нелегальный оборот названных препаратов, мы тем самым оказываем влияние на корни, истоки наркотизма1.

Как и любая другая область социального управления, профилактика преступности должна отвечать принципам законности, демократизма, гуманизма и справедливости, научности. Политика в области предупреждения преступности должна быть основана на определенных принципах. Являясь особым видом деятельности в области социального управления, профилактика, как правило, не связана с причинением конкретным лицам лишений и правоограничений. Она направлена на совершенствование общественных отношений, в недрах которых коренятся   причины   преступности.  В этом  смысле предупреждение отвечает принципам гуманизма и рациональности2.

Предупредительная деятельность должна отвечать требованиям эффективности и системности.

Эффективность — нацеленность профилактики на достижение конкретных результатов. Показателем эффективности является замедление темпов роста, стабилизация, снижение уровня реальной, а не регистрируемой преступности и ее отдельных видов в стране, регионе, отрасли социальной жизнедеятельности и т.д., а также качественное повышение социально-профилактической активности населения, государственных и негосударственных хозяйственных, учебных и иных структур, поддержки профилактической работы общественным мнением.

Системность включает: а) подход к предупреждению преступности как к особой области социального управления; б) комплексность мероприятий, взаимодействие субъектов профилактики, достигаемые путем программирования профилактической деятельности, а также правовых и организационных мер по ее координации.

 

 

2.2. Уровни криминологической профилактики

 

В криминологической литературе предлагаются различные классификации мер и уровни профилактики преступности. Оптимальной для программирования и организации профилактической деятельности представляется классификация по следующим основаниям: социальному уровню предупредительной деятельности; объему (массовости охвата); территориальному масштабу; этапу воздействия на объект профилактики; направленности, виду (содержанию) воздействия; субъекту разработки и применения.

В юридической литературе предлагаются различные классификации системы профилактики преступности, в том числе ее классификация по уровню предупредительной деятельности, ее механизму, объему, содержанию, субъектам ее исполнения1.

Так, по уровню предупредительной деятельности выделяются две группы мер: общесоциального и специального, криминологического характера. Такую классификацию поддерживают, например, С. В. Бородин2, Х. Аманов3 и др.

Совокупность общих и специальных мер предупреждения правонарушений при эффективном, последовательном, умелом и решительном их применении позволяет обществу и государству активно бороться с преступностью, преодолевать негативные факторы, ее порождающие, проводя продуманную, научно-теоретически обоснованную правовую, в том числе уголовную политику, базирующуюся на строжайшей законности, справедливости, гуманизме и потому понятную и поддерживаемую обществом, народом.

Общественные меры предупреждения преступности носят фундаментальный характер и имеют определяющее, превалирующее значение, практически эффективны они, в конечном счете, при тесной увязке с мерами специального, криминологического порядка. Социальная профилактика антиобщественных явлений имеет два равных аспекта:

1) глубокое изучение причин и условий сохранения и проявления явных традиций, обычаев, привычек, искривлений индивидуальной психологии и морали, правонарушений любого рода:

2) разработку на этой основе комплекса теоретически обоснованных и практически организованных методов, форм, способов и средств, обеспечивающих максимальное преодоление, нейтрализацию всех наивных факторов, причин и условий), порождающих антиобщественное, противоправное поведение вообще и преступность в особенности, водя из специфики конкретной ситуации в данном обществе на данном этапе его исторического развития.

К общим мерам относятся всестороннее совершенствование экономической, политической, социальной, культурной, духовной сферы общественного бытия, повышение материального и культурного уровня знаний граждан, всего народа, воспитание их в духе высокого правосознания и морали, ответственности перед обществом и собой. В. Н. Кудрявцев, считал, что «высшим уровнем общей профилактики является осуществление крупных социальных мероприятий в штабах всей страны»1. Такое же мнение высказывали Т. Э. Караев2, Ф. Зудин3 и многие другие юристы.

В юридической литературе в профилактике асоциального поведения применительно к ее содержанию традиционно выделяют три уровня. Первый — это общесоциальная профилактика; второй — общая криминологическая профилактика; третий — индивидуальная криминологическая профилактика антиобщественного (в том числе преступного) поведения. Первый уровень профилактики связан с решением глобальных вопросов существования общества: экономических, социальных, политических, идеологических.

Разрешение этих проблем влияет на преступность, ее состояние, структуру, динамику, причины независимо от конкретной формы проявления, а также на все разновидности девиантного поведения (которое может и не признаваться законом преступным, как, например, немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ). Оно выступает необходимой предпосылкой осуществления криминологической профилактики отдельных форм асоциального поведения. Мероприятия рассматриваемого уровня оказывают опосредованное воздействие на весь механизм поведения личности, на причины конфликтов между личностью и обществом, личностью и государством, лежащие в основе формирования той или иной разновидности девиантного поведения. Это воздействие личность претерпевает перманентно в течение всей своей жизни, с момента начала формирования. Осуществление этих мероприятий не имеет перед собой единственной непосредственной цели — предупредить антиобщественное поведение, но, как мы уже отмечали, опосредованное воздействие на проявления личности в обществе оно имеет колоссальное, если не сказать определяющее.

По социальному уровню предупредительной деятельности выделяются три группы мер: общесоциальные; противодействующие социальным патологиям; специальные (криминологические) меры, в том числе «востребованные» меры правового воздействия.

К общесоциальным первого уровня мерам предупреждения преступности относятся преобразования в сфере экономики, имеющие целью, в конечном счете, поднятие жизненного уровня членов общества, качества их жизни. Под этим углом зрения должна оцениваться (несмотря на существенные издержки ее проведения концепция радикальной реформы хозяйственного механизма страны, ориентированная на создание основы эффективной, служащей человеку экономики, стимулирование деловой активности и инициативы людей, их заинтересованности в результатах труда, обеспечение социальной и правовой защищенности различных слоев населения и тем самым на обеспечение устранения, ослабления, нейтрализации ряда криминогенных факторов, лежащих в основе имущественной, экономической, должностной и иной преступности1.

Традиционное разделение предупреждения преступности только на общесоциальное и специальное1 носит, как показывает анализ, в определенной степени условный характер. Имеется обширная совокупность мер, которые соединяют в себе черты общесоциальной и специальной профилактики. С первой их отождествляет то, что цели этих мер гораздо шире, чем цель борьбы с преступностью.

В сфере экономики — это принятие необходимых мер по преодолению последствий экономического кризиса, переход к экономическому росту, подъем экономики страны, проведение независимого и социально ориентированного экономического курса, подъем благосостояния народа и др2.

В социальной сфере — нивелирование процесса расслоения общества на узкий круг богатых и преобладающую массу малообеспеченных граждан, снижение удельного веса населения, живущего за чертой бедности, сокращение уровня безработицы, укрепление фундаментальной ячейки общества — семьи. Мероприятия по восстановлению системы здравоохранения, обеспечению должного уровня охраны и укрепления здоровья граждан. Сюда же следует отнести такие меры, как воспитание законопослушных граждан, создание необходимых условий для осуществления творческой деятельности и функционирования учреждений культуры.

В области политики — совершенствование системы государственной власти России, законодательства РФ, формирование гармоничных межнациональных отношений, сохранение социально-политической стабильности, формирование оптимальных механизмов распределения в обществе, укрепление правопорядка, борьба с коррупцией, обеспечение эффективной защиты личности, общества и государства от преступных посягательств, усовершенствование мер административного, гражданского и уголовно-правового воздействия на нарушителей закона, укрепление системы правоохранительных органов, создание условий для их эффективной деятельности.

В области идеологии — духовное обновление общества, укрепление нравственного и творческого потенциала населения, сближение интересов населяющих страну народов, обеспечение защиты культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения.

Второй уровень профилактики — это общая криминологическая профилактика отдельных форм преступности и разновидностей девиантного поведения, тесно связанного с последней. Иными словами, исходя из предмета настоящего исследования, — это целенаправленная деятельность субъектов профилактики по выявлению и устранению (по возможности) либо нейтрализации причин и условий, способствующих распространению наркотизма в стране. На проблеме общей профилактики наркотизма остановимся более подробно, поскольку мероприятия такого уровня непосредственно направлены на сдерживание распространения названного явления в стране и постепенное его сокращение.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ОБЩЕСОЦИАЛЬНЫЕ МЕРЫ ПРОФИЛАКТИКИ НАРКОТИЗМА

 

3.1. Концептуальные подходы к формированию системы профилактики наркотизма в Российской Федерации

 

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации1 отмечается, что серьёзную угрозу для национальной безопасности России представляет рост масштабов преступности, в первую очередь, организованных её форм, а угрозой физическому здоровью наций является наряду с некоторыми иными факторами рост потребления наркотических веществ. Степень негативного воздействия указанных обстоятельств на состояние безопасности страны увеличивает «отсутствие эффективной системы социальной профилактики правонарушений, недостаточная правовая и материально-техническая обеспеченность деятельности по предупреждению терроризма и организованной преступной и, правовой нигилизм, отток из органов обеспечения правопорядка квалифицированных кадров…»2. Таким образом, на первое место среди факторов усугубления отрицательного влияния различных угроз на безопасность личности, общества и государства Концепция выдвигает отсутствие социальной системы социальной профилактики правонарушений.

Исходя из общего определения профилактики преступности и различных форм антиобщественного поведения, выработанного в криминологии3, под профилактикой наркотизма следует понимать специфический вид социальной деятельности, осуществляемой как государственными, так и негосударственными органами, организациями (объединениями, формированиями) и учреждениями, направленной на устранение либо нейтрализацию выявленных причин и условий распространения этого негативного социального явления. Воздействуя на комплекс социальных явлений и личностных процессов и характеристик, детерминирующих приобщение личности к немедицинскому потреблению наркотических средств и психотропных веществ, а также включение ее в нелегальный оборот названных препаратов, тем самым оказываем влияние на корни, истоки наркотизма.

Следует учитывать, что на формирование мирового опыта преодоления наркотизма, на процесс разработки и осуществления программ профилактики этого явления в отдельных странах оказывают влияние множество различных обстоятельства, как сугубо специфического национального свойства, так и характерные для всего сообщества или ряда государств1.

Несмотря на несовершенство существующих подходов к профилактике наркотизма, следует констатировать, что мировым сообществом тем не менее накоплен значительный опыт борьбы с нелегальным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и с немедицинским их потреблением. Его анализ позволяет выделить три основные модели преодоления наркотизма, существующие в мире: правовую, медицинскую и психосоциальную модель.

Правовая модель доминирующую роль отводит законодательному регулированию проблем, связанных с преодолением наркотизма. Она же предполагает и карательно-репрессивное воздействие на лиц, потребляющих наркотики без назначения врача, в том числе наркоманов, и иных лиц, участвующих в нелегальном обороте наркотических средств и психотропных веществ. Если уголовное наказание оказывает влияние на преступность посредством воздействия на личность преступника, то меры предупреждения направлены на устранение или нейтрализацию причин и условий, порождающих преступность. Поэтому предупредительная деятельность по своему содержанию, масштабам мероприятий и количеству субъектов, участвующих в ней, значительно шире и богаче, чем практика применения уголовного наказания.1

Медицинская модель основана на постулате о том, что злоупотребление наркотиками представляет собой серьезный болезненный процесс, а его распространение носит характер эпидемии. Поэтому медицинская модель отдает предпочтение мерам медицинского характера.

Психосоциальная модель рассматривает потребителя наркотиков через призму разнообразных психологических процессов, происходящих в личности, во взаимодействии с окружающей средой. Этот подход обусловливает многообразие мер преодоления наркотизма, предлагаемых сторонниками данной модели.

Выбор той или иной модели в теории профилактики наркотизма подобны двум основным вопросам философии, ибо ответы на них предопределяют политику, т. е. основные направления этой деятельности, позволяют расставить акценты, определить приоритеты и сформировать четкую концепцию2. Анализ существующих общенациональной и региональных программ противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ свидетельствует о том, что в России отсутствует единый концептуальный подход к проблеме профилактики наркотизма.

Анализ трех предложенных моделей приводит к выводу о том, что сама по себе ни одна из них не содержит в себе потенциала, необходимого для успешной деятельности по профилактике наркотизма. Только правовыми средствами проблему не решить, так как они не способны излечить и реабилитировать наркомана, просветить подростка, дав ему необходимую информацию, и т. д. Если остановиться исключительно на осуществлении медицинских мер, то, по сути, будем бороться в основном только с последствиями, не влияя на серьезные глубокие корни постигшей нас беды. Игнорирование правовых средств, необходимых правовых запретов и ограничений приведет к расцвету наркобизнеса, расширению масштабов немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ. В такой ситуации меры, предлагаемые медицинской и психосоциальной моделями, будут бессильны и бесполезны. Умаление роли медицинских мер приведет к увеличению числа наркоманов и снижению уровня санитарно-просветительской деятельности, которую должным образом способен выполнять только грамотный специалист. Поэтому, не отдавая предпочтения ни одной из рассмотренных моделей, необходимо разумно сочетать в профилактической деятельности меры, предлагаемые сторонниками каждой из них. Каким конкретно должно быть это сочетание, будет зависеть от ситуации, сложившейся в том или ином регионе, от национальных и территориальных особенностей, от специфики девиантной среды наркоманов и ряда других факторов. Эффективность профилактической деятельности прямо пропорциональна оптимальности сочетания элементов всех трех моделей.

В то же время не следует отдавать предпочтение правовым средствам преодоления наркотизма, так как основная роль права в профилактике данного явления — это установление запрета на участие в нелегальном обороте наркотических средств и психотропных веществ и на их немедицинское потребление1.

 Предупреждение преступности реализуется в функционировании единой, всеохватывающей системы профилактики преступлений, имеющей различные объекты воздействия; разные уровни, на которых оно осуществляется; субъекты-реализаторы возможностей системы; соответствующие возможностям формы, методы, технология профилактической работы, основанные на использовании как специально-криминологических, так и общесоциальных мер.

В юридической литературе предлагаются различные классификации мер профилактики наркотизма. Их можно расположить в соответствии с общепринятой классификацией мер предупреждения конкретной формы преступности (общесоциальные, специально криминологические и т. д.). Однако, учитывая специфику самого явления и мероприятий по его предупреждению, целесообразно предложить иную классификацию последних. Возможно классифицировать меры профилактики наркотизма на три основные группы.

1. Меры запретительные. К ним относятся изъятие наркотических средств и психотропных веществ из свободного оборота, а также установление административной и уголовной ответственности за участие в их нелегальном обороте.

2. Меры реабилитирующие. Эту группу образовывают лечение наркомании и мероприятия по ресоциализации и общественной реадаптации наркоманов.

3. Меры ликвидирующие. В эту группу включены меры, устраняющие обстоятельства, способствующие приобщению лица к участию в нелегальном обороте наркотических средств и психотропных веществ, а также к немедицинскому их потреблению. К ним отнесены, в частности, следующие мероприятия: устранение недостатков в воспитательной работе, проводимой на различных уровнях (семья — школа — учебный, трудовой коллектив); осуществление антинаркотической пропаганды; совершенствование деятельности правоохранительных органов, направленной на сдерживание наркотизма; перекрытие источников поступления наркотических средств и психотропных веществ в нелегальный оборот; нейтрализация девиантной среды наркоманов и др.

Каждая из этих моделей объединяет присущие только ей меры, а в совокупности они образуют единый комплекс мероприятий, проводимых в самых различных сферах и способных при грамотном и разумном их осуществлении привести хотя бы к некоторому сокращению распространенности этого пернициозного социального явления1.

На современном еще кризисном уровне социально-экономического развития России социально-правовой контроль как одно из направлений профилактической деятельности является наиболее реалистичным1.

Правовая модель отдает предпочтение законодательным мерам профилактики наркотизма. Это прежде всего установление правового запрета на определенные формы поведения, закрепление на законодательном уровне жестких правил осуществления оборота наркотических средств и психотропных веществ в стране, а также регламентация ответственности за нарушение запрета и соответствующих правил. Однако ограничивать содержание правовой модели лишь законодательными мерами нельзя, ибо их реализация невозможна вне деятельности соответствующих государственных органов и организаций, обеспечивающих исполнение определенных правовых предписаний либо контроль за их соблюдением. Формирование системы профилактики предполагает создание развернутой нормативно-правовой базы на всех уровнях структуры власти, радикальный пересмотр управления этой системой в муниципальных органах, в субъектах федерации и в целом России2. Поэтому в рассматриваемую группу мер профилактики наркотизма целесообразной включить также меры организационного и технического характера. Содержание медицинской модели образуют медицинские меры (т. е. лечение лиц, страдающих наркоманией), а также санитарно- просветительские. И самой объемной по содержанию, конечно же, является психосоциальная модель. Она объединяет реабилитационные меры, информационно-просветительские мероприятия, меры воздействия на группы риска, на девиантную среду наркоманов и целью ее нейтрализации и др. По своему содержанию они весьма разнообразны и осуществляются многими субъектами в отличие от первых двух групп, круг субъектов реализации которых достаточно ограничен.

 

3.2 Социально-психологическая модель профилактики наркотизма

 

Психосоциальная модель профилактики — видение наркомании как явления личностно-психологического, психических процессов, свойств, состояний наркомана, преодоления самого сложного — психической зависимости, а на уровне наркотизма — как социально-психологической закономерности действия обычаев, стереотипов, норм, детерминирующих наркотизм, где главное — межличностные, межгрупповые отношения между людьми, содействующие преодолению наркотизма1.

На общесоциальном уровне предупреждения наркотизма представляет интерес анализ существующих в мире проектов антинаркотического законодательства, которые содержат практически весь спектр воздействий на наркотизм в масштабе страны2:

1) легализация всех наркотических средств и обеспечение их свободной доступности;

2) свободное обращение только наркотических средств, изготавливаемых на основе каннабиса (реализация их везде, в том числе в газетных, табачных и прочих киосках) и контролируемое обращение кокаина и героина (через медицинские рецепты и аптеки);

3) героин как один из самых сильных наркотиков должен находиться под жестким медицинском контролем;

4) недоступность всех видов наркотиков.

В России принят Федеральный закон от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах»3, в соответствии, с которым незаконный оборот наркотиков запрещен.

На общефедеральном уровне важным является организация пропаганды против наркотизма в системе воспитания и образования в стране, в средствах массовой информации. При этом чисто «информационный» метод (о вреде наркотиков для жизни и здоровья человека) больших положительных фезультатов не дает. Необходимо воздействие на эмоциональную сферу детки (например, талантливо поставленным художественным фильмом о жизненной истории наркомана, иногда жестким, максимально правдивым, натуралистичным документальным фильмом), создание телевизионных игровых программ отдельно для детей и взрослых о наркотиках, наркомании, наркотизме, а также информационных программ о правовых мерах борьбы с наркобизнесом в стране.

В плане микросредовой профилактики в нашей стране необходимо взаимодействие на местном уровне органов внутренних дел и отделов здравоохранения для разработки совместных программ, отдельных мероприятий при обострении проблемы наркотизма в регионе1.

Кроме того, необходимо оперативное перекрытие каналов поступления на местный рынок наркотических, психотропных веществ. Осуществить эти можно различными способами, например, за рубежом, родители патрулируют и снимают на видеокамеру места продажи наркотиков, в результате чего торговцы наркотиков вытеснены с улиц. В Рязани, Краснодаре на всех видах транспорта развешены объявления благотворительных организаций по борьбе с наркотиками, где указаны телефоны, позывные пейджера, по которым следует сообщать о местах продажи наркотиков в городе и районах областного центра.

Особую значимость в исследовании вопросов профилактики наркотизма имеет проблема реабилитации (ресоциализации) наркоманов. Несмотря на то, что в специальной литературе ей уделялось и уделяется определенное внимание, стройная система представлений об этом направлении предупреждения распространения наркотизма отсутствует.

Групповая профилактика нашла свое отражение и положительное воплощение в создании в ряде западноевропейских стран, прежде всего в Голландии, Дании, реабилитационных центров для наркоманов, где им оказывается медицинская, психологическая, педагогическая помощь, помощь в трудоустройстве, профессиональном образовании. В настоящее время в России также создается сеть подобного типа реабилитационных центров для наркоманов, алкоголиков, особенно молодежного возраста. Но проблема в том, что эти центры осуществляют лечение на добровольной основе, а пациенты обращаются туда, когда бывает уже слишком поздно, на крайних стадиях заболевания. Поэтому необходимо возрождение сети ЛТП — лечебно-трудовых профилакториев для принудительного лечения наркоманов и алкоголиков.

Индивидуальное предупреждение действует в зарубежных европейских странах через оказание круглосуточной психологической помощи по телефону доверия, при личной встрече в реабилитационном центре или в других местах, которая заключается в основном в попытках специалистов войти в предкриминогенные или криминогенные ситуации, в которых находится лицо, нуждающееся в помощи, и попытаться их разрешить изнутри с тем, чтобы лицо не искало выход от этих ситуаций в наркотике, алкоголе. Подобная практика получила развитие в крупных городах России, но, к сожалению, далеко не все районные и окружные центры охвачены этими телефонами и службами.

Ранняя профилактика решает ряд задач. Лечение на ранней стадии наркоманов, алкоголиков дает возможность: а) предупредить психическую деградацию личности; б) предотвратить профессиональную деформацию, сохранить профессиональнее навыки и умения; в) осуществить лечение на амбулаторной основе без отрыва от обучения и работы, как обычного лечения от соматических и инфекционных заболеваний с тем, чтобы не вызвать ненужного «любопытства» со стороны работодателей; г) исключить прогрессирование заболевания и поражение внутренних органов, прежде всего цирроза печени; д) упредить совершение административных и иных правонарушений, преступлений1.

Реабилитация наркоманов и алкоголиков — это поэтапное воздействие

– первый этап — фармакотерапия с целью очищения от токсинов, вредных микроорганизмов, деинтоксикация, а также выработка отвращения к алкоголю, наркотикам и др.; при этом применяются фармакологическая экстракорпоральная, деинтоксикация («чистка крови» способами гемосорбции, ликворосорбции и плазма-фереза); рефлексотерапия — иглотерапия, гипноз, метод Назаралиева – атропиношоковая терапия, управляемая гипертермия, т.е. нагревание организма человека до 44°, при котором происходит освобождение нервных клеток от нейропептидов и аминов, вызывающих наркозависимость1;

– второй этап – психотерапия – закрепление отвращения, компенсация психической зависимости к наркотикам иной, более жесткой привязанностью — любовью к лицу противоположного пола, к детям, к проявлению своего профессионализма; формирование веры в жизнь, оптимизма, поддержка нормального психического состояния; устойчивое отсечение от микросреды наркоманов и т.п., а главное — продолжительный и устойчивый отрыв от наркозависимости, которая сродни любви2;

— третий этап — собственно реабилитация — восстановление социальных прав, трудовое, жилищное устройство наркоманов и алкоголиков (что можно в полной мере реализовать только в реабилитационных центрах, созданных по типу клубов «Оптималист», обществ АА — анонимных алкоголиков и др.3

Как уже отмечалось, лечение наркомана — это только первый шаг на пути его действительного освобождения от тяжкого недуга. И этот первый шаг, если за ним не последует процесс реабилитации, социальной реинтеграции, никогда не приведет к успеху.

Для того чтобы действительно излечить наркомана, необходимо сделать, как минимум, три шага: 1) снять физическую зависимость от наркотика; 2) вырвать наркомана из девиантной среды, которая крепко держит каждого своего «подопечного»; 3) помочь ему восстановить утраченные позитивные социальные связи, а если это невозможно — установить новые. Второй и третий шаги как раз и необходимо совершать в рамках программ реабилитации и социальной реадаптации наркоманов. Эти программы должны служить достижению цели устранения психологической зависимости от наркотических средств, которая не может быть достигнута, как уже отмечалось, никакими лекарственными препаратами и медицинскими методиками.

В каждом конкретном случае методология предупреждения наркотизма должна быть разработана с учётом реальных существующих местных условий, и, одновременно отвечать условиям универсальности — то конечной целью разработки подобной методологии является социальная технология профилактики наркотизма, приводящая к улучшению наркотической ситуации (в стране или конкретном регионе)1.

Реабилитационная деятельность очень сложна, она требует усилий специалистов различных областей знания (в первую очередь, конечно, психологов, социологов, педагогов), огромных физических, моральных и материальных затрат со стороны социума.

Рассматривая деятельность по реабилитации (или ресоциализации) наркоманов, необходимо выделить и проанализировать ее главные характеристики, к которым следует отнести:

  1. цели и задачи деятельности;
  2. ее содержание;
  3. формы осуществления;
  4. субъектов ее проведения;
  5. правовые основы реализации;
  6. ресурсы, необходимые для ее осуществления;
  7. ожидаемые результаты и предполагаемые возможные издержки деятельности.

    Рассмотрим перечисленные составляющие реабилитационной деятельности.

    Целью реализации программ реабилитации, ресоциализации наркоманов является устранение психологической зависимости лица от наркотического средства или психотропного вещества. Для достижения названной цели необходимо решить ряд задач:

  8. провести курс лечения от наркомании для устранения физической зависимости лица от наркотика;
  9. сгладить, а постепенно и устранить конфликт, возникший между наркоманом и социумом;
  10. нейтрализовать воздействие на реабилитируемого со стороны девиантной среды наркоманов, а в дальнейшем — полностью устранить его связи с указанным социальным образованием и зависимость от него;
  11. по возможности способствовать восстановлению утраченных позитивных социальных связей наркомана (семейных, трудовых и т. д.) либо оказать ему помощь в формировании новых;
  12. содействовать процессу обретения бывшим наркоманом соответствующего позитивного статуса в обществе, а в дальнейшем — его закреплению, а также процессу сублимации, т. е. трансформации влечения к наркотическому или психотропному средству в иные интересы, цели, стремления.

    Вопрос о содержании реабилитационной деятельности является наиболее сложным из всех и требует комплексного подхода, поэтому рассмотрим его в той мере, в какой это доступно для правового исследования. В исследованиях международного характера в содержании процесса реабилитации выделяют три этапа.

    Первый — собственно реабилитация — «круг воспитательных, психологических, профессиональных и социальных мер, направленных на то, чтобы индивидуум, страдающий лекарственной зависимостью, приобрел способность справляться с ситуациями, возникающими в его общине, а также на то, чтобы помочь ему воспользоваться теми возможностями, которые эта община предоставляет людям его возраста» 1.

    Второй — специальная реинтеграция (ресоциализация), которая представляет «окончательные стадии процесса, приводящие к достижению успешного результата, то есть то, что данный человек вновь становится членом общины и участвует в ее жизни»2.

    Третий — закрепление результатов, означающее «меры, направленные на стабилизацию посредством периодических действий результатов лечения и реабилитации»3.

    С предложенной схемой реабилитации вполне можно согласиться, тем более, что ее содержание соответствует тем задачам, которые были определены выше и решение которых необходимо для достижения основной цели рассматриваемой деятельности.

    Однако выделение перечисленных этапов процесса реабилитации — это «лишь канва, сосуд, требующий наполнения его конкретным содержанием»4. Для формирования реальной программы реабилитации и ресоциализации наркоманов необходимо определить вполне точный перечень мероприятий, соответствующих той или иной стадии деятельности.

    Программа реабилитационной деятельности она должна быть двух уровней. Первый уровень — общая программа реабилитации, которая включает в себя подробный перечень необходимых мероприятий без преломления их через «призму» конкретной личности. Второй уровень — персональная программа реабилитации, которая должна формироваться в отношении каждого реабилитируемого с учетом его индивидуальности. Составлению персональной программы должна предшествовать работа с будущим реабилитируемым психологов, социологов, педагогов (если исследуемый несовершеннолетний), медиков.

    Кроме того, отдельно должна быть сформирована общая программа реабилитации и ресоциализации несовершеннолетних наркоманов, выступающая основой для создания персональной программы в отношении конкретного подростка. Такая необходимость обусловлена объективными предпосылками: особенностями психологии подростков, несформированностью их психики, неустойчивостью воззрений, привязанностей, недостаточным жизненным опытом и др. Названные специфические моменты, безусловно, должны быть учтены при составлении соответствующих программ. Не ставя перед собой задачу детального определения содержания программы реабилитации и ресоциализации наркоманов (ибо это возможно только совместными усилиями специалистов различных профилей), назовем лишь основные группы необходимых мероприятий1.

    1. Пробуждение или возрождение интереса к профессии, трудовой деятельности, развитие имеющихся трудовых, профессиональных навыков, обучение профессии (если наркоман ее не имеет) или новой профессии (если к прошлой утрачен интерес или по каким-либо причинам реабилитируемый не способен ею заниматься).

    2. Повышение общеобразовательного и интеллектуального уровней. Приобщение лица к достижениям науки, духовным ценностям, несомненно, будет способствовать преобразованию его внутреннего мира, мировоззрения, переосмыслению сформировавшейся системы ценностных ориентации, интересов, убеждений. Когда же под влияние наркотиков попадают образованные, интеллектуальные люди, мероприятия этой группы помогут им вновь обрести утраченное в результате пагубного пристрастия духовное начало. В городах, районах нужно использовать все возможности для поддержания идеологически, финансово, организационно, методически «сети государственных, благотворительных, коммерческих учреждений по анонимному лечению юных наркоманов или алкоголиков»1.

    3. Возрождение разрушенных либо ослабленных позитивных социальных связей реабилитируемого с семьей, друзьями, трудовым или учебным коллективом, когда это еще возможно; формирование или восстановление коммуникативных способностей, необходимых для нормального общественного бытия.

    4. Творческое развитие выявленных позитивных наклонностей, способностей, увлечений.

    Все эти группы мероприятий направлены на решение задач, стоящих перед программой реабилитации и ресоциализации, на преобразование личности, перестройку ее психологии и переключение энергии негативного влечения лица к потреблению наркотических средств на социально одобряемую деятельность и, в конечном счете, на преодоление психологической зависимости реабилитируемого от наркотика и психотропного вещества.

    Необходимо отметить, что в России в последние годы также стал накапливаться определенный опыт проведения реабилитационной деятельности: программы реабилитации наркоманов реализуются в рамках общественных движений: «За будущее без наркотиков», «Родители за будущее без наркотиков», «Аутрич»2. Созданы и действуют реабилитационные центры в Ленинградской, Калининградской, Свердловской областях; ведется строительство подобных центров для взрослых наркоманов и для несовершеннолетних Саратовской области.

    Говоря о правовых основах реализации программ реабилитации наркозависимых, следует отметить, что, по сути, таковые отсутствуют. Соответствующих нормативных актов, более или менее детально регламентирующих деятельность реабилитационных центров, не существует. По мнению Л.А. Прохорова и М.Л. Прохоровой3, их издание необходимо. Необходимо хотя бы на уровне субъектов Федерации разработать Положение о реабилитационном центре для наркоманов, рассчитанное на центры, действующие как на государственной или муниципальной, так и на негосударственной основе. Насущный характер подобного нормативного акта обусловливается, с одной стороны, спецификой содержания и целей деятельности названных учреждений, а с другой — и наличием потенциальных опасностей, о которых говорилось выше и которые могут реализоваться при правильной организации функционирования реабилитационных центров, превратив последние, по сути, в их противоположность.

    В некоторых регионах России с целью получения необходимых средств для проведения антинаркотической пропаганды и профилактики ВИЧ/СПИДа среди подростков и молодежи, организуются и проводятся многочисленные благотворительные акции. Причем в это дело активно вовлекаются сами несовершеннолетние и молодые люди (школьники, учащиеся ПТУ и колледжей, студенты вузов) — так называемые волонтеры. Среди таких акций — благотворительные концерты и базары, при проведении которых используются элементы антинаркотической пропаганды и пропаганды здорового образа жизни.

    Например, в Краснодаре развернута широкая кампания «Антинарко» по борьбе с наркотизмом, включающая: а) выпуск в местной молодежной газете («Молодежный проспект Кубани») специальной вкладки; б) организацию клубов по интересам, в частности, построена сеть спортплощадок, как в центре города, районных центрах, так и в микрорайонах, особенно в местах торговли наркотиками, клубов в подвалах, комнатах, кабинетах для занятий танцами, чтением; вышиванием, — вязанием, компьютерными играми и т.п.; в) массовые акции, в частности, с привлечением музыкальных «звезд», выступающих с антинаркотической пропагандой; г) создание молодежных отрядов волонтеров «Хочу помочь другому» с привлечением до 2,5 тыс. человек, которые проходят специальное обучение и в дальнейшем работают непосредственно с наркоманами, оказывая им помощь1.

    Можно отметить, как минимум, три полезных эффекта от подобной деятельности: во-первых, она служит источником средств для проведения организацией дальнейшей профилактической работы; во-вторых, вовлеченные в нее подростки и молодежь заняты общественно полезным делом, включаются в процесс противостояния наркотизму, что в определенной мере помогает предотвратить их приобщение к девиантным формам поведения; в-третьих, подобные акции сами по себе являются превентивными мерами, имеющими цель воспрепятствовать дальнейшей наркотизации общества. По такой же схеме можно и нужно проводить мероприятия, направленные на сбор средств для создания реабилитационных центров для наркозависимых. Достижению указанной цели может служить и получающая в настоящее время широкое развитие в России система грантов. Следует подчеркнуть, что способов обретения необходимых ресурсов для проведения реабилитационной деятельности не так уж мало, и положение не представляется столь безысходным, как это может показаться на первый взгляд.

    Последней составляющей в характеристике реабилитационной деятельности являются ожидаемые результаты и ее возможные издержки. Результаты следует подразделить на две группы: результаты ближней перспективы и дальней перспективы. К первой группе следует отнести: снятие психологической зависимости от наркотика у реабилитируемого, восстановление адаптационных свойств личности, т. е. способности приспосабливаться к нормальным условиям существования в обществе. Вторая группа результатов — это полная либо относительно длительная ремиссия, фактическая ресоциализация, реадаптация бывшего наркомана в обществе и в конечном счете — сокращение числа наркозависимых1.

    Естественно, что стопроцентного снятия психологической зависимости от наркотика и фактической реабилитации всех наркозависимых ожидать не приходится. Как было ранее отмечено, что процесс реабилитации очень сложен, трудоемок, связан с психологической перестройкой, переориентацией личности. На него оказывает влияние множество факторов самого разнообразного свойства. Поэтому негативные результаты или же отсутствие позитивных результатов в отдельных ситуациях неизбежны даже при идеально организованной работе.

    Важнейшими мерами, входящими в содержание психосоциальной модели профилактики наркотизма, являются информационно-просветительские меры. Значение деятельности по их реализации трудно переоценить. В докладе, подготовленном Советом по внешней и оборонной политике по проблеме сдерживания наркотизма России, совершенно справедливо отмечается: «В первую очередь необходимо активизировать сопротивление наркотической пандемии самого общественного организма. Необходима мощная информационно-пропагандистская кампания. Она должна быть направлена на молодежь, родителей. СМИ могут и должны сыграть ключевую роль в защите общества от новой напасти»1.

    В литературе вполне обоснованно предлагается ввести в штат учебных и воспитательных учреждений должность врача-нарколога2, который может осуществлять как функции по раннему выявлению лиц, употребляющих наркотики, так и по оказанию помощи в лечении амбулаторно без огласки, а также в проведении регулярной антинаркотической пропаганды.

    Главная задача средств массовой информации заключается в том, чтобы показать, что наркотики — это беда, это загубленная жизнь без нормальной семьи, без любви и дружбы, это серьезные соматические заболевания и психические расстройства, муки абстинентного синдрома, а самое главное — это несвобода, ежеминутная и пожизненная зависимость от наркотика и наркодельца, ставящего свои условия, которым следует подчиняться. Необходимо вырабатывать у граждан, и в первую очередь у детей и подростков, естественное чувство здорового осознанного страха перед наркоманией аналогичного тому, что испытывает человек перед стихийными силами природы, заразными болезнями и который свойственен нам от природы, заложен на генном уровне.

    Детализация превентивной деятельности должна осуществляться в локальных программах профилактики наркотизма в школьной и студенческой среде. Такие программы необходимо разрабатывать в каждом учебном заведении. В них должны быть сформулированы основные задачи профилактической деятельности, круг вопросов, решаемых в процессе ее осуществления; определены имеющиеся и потенциальные ресурсы, необходимые для реализации программы (наличие специалистов, источников информации, организационных структур, источников финансирования, материально-технического обеспечения и т. д.), намечены стратегия и тактика профилактики.

    В заключение еще раз подчеркнем, что при составлении программы следует учитывать состояние наркоситуации в образовательном учреждении, уровень и профиль учебного заведения, уровень обучающегося в нем контингента, степень осведомленности аудитории о наркомании и наркотизме, ее возможности в восприятии и оценке получаемой информации и иные моменты, способные повлиять на осуществление планируемой профилактической деятельности.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    4. СПЕЦИАЛЬНО-КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ МЕРЫ ПРОФИЛАКТИКИ НАРКОТИЗМА

     

    4.1. Правовые меры профилактики наркотизма

     

    Правовая модель профилактики наркотизма объединяет в своем содержании законодательные, а также организационно-технические меры, имеющие целью противодействие осуществлению в стране нелегального оборота наркотических средств и психотропных веществ и преодоление наркотизма в целом.

    Нормативную базу формирования системы законодательных мер профилактики наркотизма составляют международно-правовые акты. Это обстоятельство обусловлено тем, что наркотизм давно перешагнул за национальные рамки и ныне представляет собой явление международного характера, нелегальный рынок наркотических средств и психотропных веществ интернационален, как и связи между представителями наркобизнеса, а проблема борьбы с этим негативным явлением, грозящим мировой катастрофой, приобрела общечеловеческий характер. Преодолеть или хотя бы законсервировать развитие наркотизма в одной отдельно взятой стране в условиях современной интеграции невозможно. Поэтому только согласованный в рамках всего мирового сообщества подход к проблеме наркотизма может обеспечить определенные позитивные сдвиги в ее решении.

    К основным международно-правовым актам, регламентирующим подходы к определению стратегии борьбы с наркотизмом, ориентированной на интегрированные усилия государств — членов ООН, относятся три конвенции: Единая Конвенция о наркотических средствах 1961 года1, Венская Конвенция о психотропных веществ 1971 года1 и Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года1.

    Единая Конвенция 1961 года осуществила объединение ранее принятых международно-правовых норм2 и привела их в соответствие со сложившимися к этому времени реалиями и условиями борьбы с наркотизмом.

    В содержание Конвенции заложены принципиальные положения, определяющие объем законодательных мер, а также основные направления практики борьбы с наркотизмом.

    Основная цель, которую преследует Конвенция, «ограничить исключительно медицинскими и научными целями производство, изготовление, ввоз, вывоз, распределение наркотических средств, торговлю ими и их применение и хранение» (ст. 4). В документе установлен запрет на немедицинское потребление наркотиков: употребление опия внутрь, курение опиума и гашиша, жевание листьев коки и др. Статья 35 Конвенции, определяя меры борьбы с незаконным оборотом наркотиков, устанавливает основные обязанности сторон в этой деятельности: а) принятие внутригосударственных мер для координации превентивных и репрессивных мероприятий против незаконного оборота наркотических средств; б) оказание помощи друг другу в проведении кампаний по борьбе с незаконным оборотом; в) сотрудничество друг с другом и с компетентными международными организациями для проведения этих кампаний.

    В Конвенции впервые на подобном уровне закреплены положения, касающиеся лечения и реабилитации наркоманов. Статья 38 рекомендует государствам обеспечить надлежащие условия для эффективного лечения больных наркоманией, если это позволяют экономические возможности страны.

    Важнейшими выводами Конвенций 1961, 1971 и 1938 годов для формирования системы предупреждения наркотизма являются следующие:

    1. О необходимости координации превентивных и репрессивных мер, определение оптимального их соотношения в профилактической деятельности;

    2. О направленности уголовной репрессии, в первую очередь, против торговцев наркотиками — сбытчиков, нелегально распространяющих наркотические средства в целях получения прибылей за счет причинения невосполнимого ущерба здоровью людей; именно в отношении данной категории лиц предусматривается применение строгих видов наказания, в частности, тюремного заключения или наказания иным способом лишения свободы (например, ст. 22 Конвенции 1971 года);

    3. Об отношении к лицам, злоупотребляющим наркотическими средствами или психотропными веществами: к ним, согласно положениям Конвенций, должны в первую очередь применяться меры, направленные на «раннее выявление, лечение, воспитание, восстановление трудоспособности, возвращение в общество… и на наблюдение за ними после окончания ими лечения» (ст. 20 Конвенции 1971 года). В отношении лиц, злоупотребляющих соответствующими средствами и совершивших правонарушения, связанные с их нелегальным оборотом, статьей 22 Конвенции 1971 года предусмотрена альтернатива: «Стороны могут предусмотреть либо в качестве замены осуждения или наказания, либо в дополнение к наказанию в отношении таких лиц применение мер, предусмотренных статьей 20 Конвенции», то есть мер лечения, реабилитации и социальной реинтеграции. Аналогичное положение содержится и в Протоколе 1972 года, дополнившем Единую конвенцию 1961 года1.

    Поскольку Россия является участником всех трех Конвенций, ее национальная система законодательных мер профилактики наркотизма должно соответствовать установлениям международно-правовых актов.

    В основном, законодательные положения российской системы права в интересующей нас сфере отвечают требованиям принципа верховенства норм международного права и международных договоров Российской Федерации, закрепленного в Конституции РФ (п.4 ст. 15) и в отраслевом законодательстве (в частности, ч.2 ст.1 УК РФ). Так, законами РФ предусмотрен жесткий контроль за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, установлены запрет на совершение с ними действий в целях, противоречащих правовым предписаниям, а также меры ответственности за его нарушение2. В стране сформированы и действуют специализированные государственные структуры, призванные обеспечивать соблюдение антинаркотического законодательства, облеченные для этого надлежащими полномочиями, Однако отдельные правовые установления свидетельствуют о преобладании репрессивного уклона в отношении лиц, страдающих наркоманией и совершающих незаконные действия с наркотическими средствами либо психотропными веществами без цели сбыта. Главным образом, это относится к нормам уголовного закона.

    Российская система законодательных мер профилактики наркотизма включает в себя положения Федерального Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» Уголовного кодекса Российской Федерации, уголовно-исполнительного, административного (например, Кодекс РФ об административных правонарушениях, Закон РФ от 10 апреля 1993 года «О государственной границе Российской Федерации»1 и др.), гражданского законодательства, постановлений Правительства Российской Федерации, утверждающих конкретные правила оборота наркотических средств и психотропных веществ, детализирующих соответствующие законы, а равно ведомственных нормативных актов (например, Министерства здравоохранения РФ, Министерства внутренних дели т.д.).

    Остановимся подробнее на характеристике этих нормативных актов и содержащихся в них положений, которые имеют непосредственное отношение к предмету данного рассмотрения. Базовым является Закон РФ 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» (далее Закон), устанавливающий правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ и в области противодействия их незаконному обороту в целях обеспечения безопасности здоровья граждан. Закон раскрывает основные понятия, имеющие отношение к легальному и нелегальному обороту наркотических средств и психотропных веществ, определяет организационные основы деятельности в сфере их оборота, устанавливает условия осуществления отдельных видов деятельности, связанных с их обращением, формулирует исходные положения, касающиеся противодействия незаконному обороту указанных средств и веществ. Статья 40 Закона гласит: «В Российской Федерации запрещается потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача». В соответствии с этим положением ст. 6.9 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача.

    В сложившейся ситуации, отличающейся небывалым ростом масштабов немедицинского потребления указанных препаратов, в литературе вновь появились предложения о необходимости реанимирования уголовной ответственности за немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ1. По мнению отдельных авторов и практических работников, подобный шаг явится сдерживающим фактором, серьезной преградой на пути приобщения личности к немедицинскому потреблению соответствующих препаратов. Л. А. Прохоров и М.Л. Прохорова считают, что вряд ли сегодня, уже имея этот негативный опыт, следует возвращаться вновь к его повторению2. В литературе совершенно справедливо отмечается, что «желание ввести уголовную ответственность за немедицинское употребление наркотиков отражает беспомощность тех, кто это предлагает, их стремление возложить всю ответственность за распространенность наркомании в обществе на МВД. Это абсурдно, поскольку совершенно очевидно, что органы уголовного законодательства об ответственности за преступления, связанные с нелегальным оборотом внутренних дел не могут вместо общества и государства отвечать за те масштабы, которые принимают у нас социальные болезни»1.

    Направление наркоманов (особенно несовершеннолетних) в исправительные учреждения (а за перечисленные выше деяния закон предусматривает наказание только в виде лишения свободы) влечет за собой ряд серьезных негативных последствий2:

    1) в настоящее время в местах лишения свободы лечение наркомании должным образом не организовано, следовательно, пагубное пристрастие не преодолевается;

    2) жизнь в условиях изоляции от общества в местах лишения свободы «настолько жестока и подавляюща, что сама по себе для наркомана является мощнейшим стимулом для поиска и потребления наркотических средств»3 как привычного уже для него способа ухода от реальной действительности;

    3) в России должная система контроля, которая исключала бы возможность поступления в места лишения свободы наркотических средств или психотропных веществ, фактически отсутствует;

    4) зачастую в ИК/ВК осужденные наркоманы приобщаются к более тяжелым наркотикам, а мононаркоманы превращаются в полинаркоманов. Это обстоятельство объясняется тем, что ассортимент предлагаемых наркотиков в условиях изоляции ограничен, достаточный их выбор отсутствует и нередко приходится потреблять то, что имеется без учета типа зависимости;

    5) в исправительных учреждениях осужденные наркоманы приобретают разнообразный криминальный опыт, не связанный со сферой нелегального оборота наркотических средств или психотропных веществ;

    6) даже если представить, что наркоман излечился в местах лишения свободы (а это весьма иллюзорно), отсутствие программ реабилитации неизбежно приведет его через некоторое время после освобождения в привычную среду, поскольку комплекс практически неразрешимых социально-экономических и иных проблем, с которыми он непременно столкнется, психологическая зависимость от наркотика вновь возродят в нем стремление уйти от действительности привычным и наиболее легким для него образом.

    Представляется, что условное осуждение вряд ли способно исключить разлагающее влияние наркомана на здоровое общество. Если же не эффективна изоляция наркозависимых в местах лишения свободы и не эффективно условное осуждение, есть ли вообще смысл в применении к ним мер уголовной репрессии. Считаем, механизмом воздействия на наркоманов может быть только лишь реализация законодательных положений о добровольном либо принудительном их лечении и реабилитации. Ужесточением карательно-репрессивного режима в отношении этих лиц положительных результатов не добиться1. Острие репрессии должно быть направлено против производителей и сбытчиков наркотических средств и психотропных веществ.

    Тщательно взвесив все pro et contra применительно к сложившейся ныне наркоситуации и в России, и во всем мире можно сделать следующий вывод: искоренение наркотизма является утопией, масштабное сокращение его размахов на сегодняшний день маловероятно, но возможна консервация этого процесса в определенных рамках. Главная задача – создание преград для массового вовлечения в него подростков и молодежи, еще не втянувшихся в потребление наркотических средств и психотропных веществ и в совершение иных незаконных действий с ними. Общество, государство должны придерживаться стратегии сокращения вреда от уже реально существующего и в данных условиях неискоренимого негативного социального явления, принявшего характер хронической социальной болезни.

     

    4.2. Организационные меры профилактики наркотизма

     

    Незаконный оборот наркотических средств и связанная с ним заболеваемость наркоманией превратились сегодня в одну из самых трудных и драматичных проблем. Медицинский, социальный и правовой аспекты предопределяют ее комплексный характер и необходимость всеобъемлющих действенных мер.

    Государственная политика в области противодействия незаконному обороту наркотиков должна быть направлена на решение трех основных задач:

    а) установление строгого контроля за оборотом наркотических средств и психотропных веществ;

    б) постепенное сокращение числа больных наркоманией;

    в) сокращение числа правонарушений, связанных с оборотом наркотиков и психотропных веществ1.

    Базой для прочного перелома ситуации в рассматриваемой сфере могут быть только общие меры по социальной стабилизации общества, изменению к лучшему экономической и психологической обстановки в нем, которые будут способствовать реадаптации маргинальных групп и слоев, а также аутсайдеров и обретению ими жизненных перспектив и психологической уверенности. Тем самым будет решительно ограничен круг лиц, могущих быть втянутыми в потребление наркотиков (психотропных веществ)2.

    Однако и в современных условиях возможно существенное повышение эффективности противодействия преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков. Здесь могут быть осуществлены, а в определенной степени уже осуществляются специальные меры предупреждения преступлений. Они носят законодательный, организационный, информационный, ресурсообеспечивающий, кадровый, методико-технологический, воспитательный, корректирующий (психологический и медицинский), уголовно-правовой характер.

    Значительную роль в организации специальной профилактики играет прежде всего утверждение на правительственном уровне Федеральной целевой программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2002— 2004 гг.» от 23 января 2002 г. N 44 (в ред. Постановления Правительства РФ от 15.07.2003 N 427)1 и ее последовательное осуществление.

    Главной целью программы является обеспечение условий для приостановления роста злоупотребления наркотиками и их незаконного оборота. Впоследствии — поэтапное сокращение наркомании и связанных с ней преступлений и правонарушений до уровня минимальной опасности для общества.

    Программа предусматривает совершенствование законодательства, информационно-аналитического, методического, ресурсного, научного обеспечения противодействия распространению наркотиков, укрепление международного сотрудничества в этой сфере, перенос центра тяжести на комплексность и координацию мероприятий, профилактику злоупотребления наркотиками и их. незаконного оборота. На первом этапе поставлена цель приостановить рост явления, с которым идет борьба, а затем уже обеспечить поэтапное снижение его уровня до представляющего лишь минимальную опасность для общества. Программа является исходной для детализированных программ субъектов Федерации и ведомств. Очень важны в этой же связи и предусмотренные меры по участию общественности в противодействии незаконному обороту наркотиков, как и включение в число основных исполнителей программы, наряду с правоохранительными органами, систем здравоохранения, образования, социального обслуживания, массовой информации.

    В каждом конкретном случае методология предупреждения наркотизма должна быть разработана с учётом реальных существующих местных условий, и, одновременно отвечать условиям универсальности — то конечной целью разработки подобной методологии является социальная технология профилактики наркотизма, приводящая к улучшению наркотической ситуации (в стране или конкретном регионе)1.

    Следует отметить, что в России еще в 1994 г. была создана Правительственная комиссия по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту. Утверждены перечни наркотических средств, психотропных и иных сильнодействующих и ядовитых веществ, номенклатура и квоты ввоза и вывоза этих веществ, порядок лицензирования деятельности, связанной с оборотом наркотиков и психотропных веществ.

    Была введена специализация деятельности органов внутренних дел по предупреждению и раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков: на всех уровнях созданы подразделения соответствующей службы.

    Принимаются меры к ослаблению действия детерминант рассматриваемых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. В частности, восстанавливается диспансеризация учащихся; для работников правоохранительных органов, органов здравоохранения, образования и социального обслуживания разработаны методические рекомендации по антинаркотическому воспитанию и по диагностике случаев приобщения к потреблению наркотиков, психотропных веществ и их «заменителей». Значительно усилена (хотя еще и недостаточно) борьба с притоносодержательством и склонением к потреблению наркотиков и других одурманивающих веществ. Кузнецова Н.Ф. В.В. Лунева считают пробелом уголовного Законодательства, как представляется, стало отсутствие в нем норм об ответственности за склонение взрослых к токсикомании и за содержание притонов для токсикоманов2. Уголовно-правовые меры двойной превенции в этой сфере стали предметом интенсивной научной разработки.

    Быстро расширяется сеть приютов, убежищ, реабилитационных центров для лиц, склонных к потреблению наркотиков и других одурманивающих веществ. Значительная заслуга здесь принадлежит субъектам Федерации, органам местного самоуправления, общественным и религиозным объединениям. Но медучреждений для наркоманов по-прежнему не хватает и применяемые методы лечения далеки от совершенства. Концептуально разработана идея ранней профилактики вовлечения в потребление наркотиков путем косвенного и опережающего воздействия на потенциальных потребителей, формирующего и изменяющего у них социально-культурные ценности и перспективы жизнедеятельности. Но для ее реализации потребуется серьезное ресурсное обеспечение.

    Более быстрое решение возможно относительно правомочий органов, осуществляющих специальную профилактику, так как в свете Конституции и международно-правовых обязательств России элементы правового воздействия, без которых такая профилактика немыслима (включая принудительное лечение, перемещение в другую учебную среду и т.д.), требуют прямых указаний закона на этот счет.

    В целях совершенствования государственного управления и реализации государственной политики в области контроля за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Указом Президента РФ от 11 марта 2003 г. № 306 был создан Государственный комитет Российской Федерации по контролю за этим оборотом (Госнаркоконтроль России). Он начал функционировать с 1 июля 2003 г. Основными его задачами являются:

    – обеспечение контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и осуществление мер по противодействию их незаконному обороту;

    – выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие и предварительное расследование преступлений, отнесенных законодательством РФ к подследственное органов госнаркоконтроля;

    – координация деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по противодействию незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров;

    – участие в разработке и реализации государственной политики в области оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также противодействия их незаконному обороту;

    – создание и ведение единого банка данных по вопросам, касающимся оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также противодействия их незаконному обороту;

    – осуществление в соответствии с международными договорами Российской Федерации взаимодействия и информационного обмена с международными организациями и компетентными органами иностранных государств в области противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также представление интересов Российской Федерации в международных организациях по вопросам противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

    Государственный комитет РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и его территориальные органы (штатной численностью в количестве 40 000 единиц) образуют систему Госнаркоконтроля России. Среди его многочисленных функций наряду с оперативно-розыскной деятельностью, производством дознания и предварительного следствия по уголовным делам данной категории видное место занимает функция осуществления профилактической деятельности по предупреждению незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ, а также незаконного оборота таких средств, веществ и их прекурсоров.

    Следует также привести основные стратегические борьбы с незаконным оборотом наркотических средств на территории Краснодарского края и их незаконному потреблению осуществляется по трем основным направлениям1:

  13. Максимальное ограничение поступления наркотических веществ на территорию Краснодарского края и изъятие наркотиков, уже находящихся на территории края. Реализация этого направления возложена на Управление Госнаркоконтроля РФ по Краснодарскому краю, ГУВД края, УФСБ, таможенные службы.
  14. Организация системы профилактики наркомании.
  15. Организация системы лечения и реабилитации наркозависимых лиц.

    Реализация двух последних направлений возложена на остальных исполнителей программы (департаменты: образования и науки, культуры, здравоохранения, по делам казачества и военным вопросам, по средствам массовой информации, по физической культуре и спорту и т.д.).

    По первому направлению в рамках реализации краевой целевой программы «Комплексные меры противодействия незаконному потреблению и обороту наркотических средств на 2001-2003 годы» укреплена материально-техническая база подразделений, непосредственно осуществляющих борьбу с наркопреступностью.

    Введены дополнительные должности участковых инспекторов милиции в штат ГУВД края для работы по профилактике наркомании в крупных школах и профессиональных училищах. На сегодняшний день в крае работает 405 «школьных участковых», из них 320 за счет средств краевого бюджета и 85 за счет средств муниципальных бюджетов.

    По второму направлению в системе образования края приоритетными являются вопросы организации профилактики злоупотребления психоактивными веществами среди детей и молодежи.

    Анализ ситуации позволил выстроить систему профилактики, состоящую из учебной работы; внеурочной деятельности; работы с семьей и социально-педагогической реабилитации и коррекции, а так же межведомственного взаимодействия, которое координируется краевым экспертным Советом по проблемам профилактики злоупотребления психоактивными веществами среди детей, подростков и молодежи.

    Разработана программа регионального (кубанского) компонента содержания общего образования по валеологии, в которой нашли отражение вопросы профилактики наркомании, ВИЧ-инфекции.

    Антинаркотической Программой края одним из приоритетных направлений деятельности определено создание системы действенной пропаганды, направленной на непринятие наркомании и стремление к здоровому образу жизни. С этой целью в крае развернута мощная информационная антинаркотическая кампания в электронных и печатных средствах массовой информации. Систематически размещаются антинаркотические аудио- и видео- ролики, освещаются результаты реализации целевой программы. Активно размещается наружная антинаркотическая реклама

    В профилактике наркомании среди несовершеннолетних также участвуют органы и учреждения социальной защиты населения.

    Не смотря на большой объем профилактических мероприятий, проблема массового незаконного потребления наркотических, токсических и других психоактивных веществ, распространенности наркомании и токсикомании в крае стоит весьма остро. В Краснодарском крае длительное время сохраняется напряженная, одна из самых сложных среди регионов Российской Федерации наркотическая ситуация. Лишь в последние годы наметилась тенденция к ее стабилизации и даже к перелому в позитивном направлении. В крае проводится активная, многоцелевая, комплексная работа по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту. С 2001 г. реально действует краевая комплексная антинаркотическая программа, интегрирующая целевую деятельность различных ведомств и организаций.

    Таким образом, организационные меры профилактики наркотизма включают целый комплекс специализированных мероприятий:

    — разработка совместно с подразделениями ОВД и заинтересованными министерствами, комитетами и ведомствами (таможни, контрразведки, здравоохранения и др.) комплексных мер по предупреждению незаконного оборота наркотиков;

    — выявление специфических причин и условий, способствующих наркотизму, и принятие мер к их устранению;

    — организация и проведение комплексных оперативно-профилактических операций, направленных на перекрытие каналов и источников незаконного распространения наркотиков;

    — контроль производства, хранения и распределения лекарственных наркотических средств, а также химических веществ и оборудования, применяемого для изготовления наркотиков;

    — выявление лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков, постановка их на учет и принятие к ним предусмотренных законом мер;

    — выявление и изобличение содержателей притонов для потребителей наркотиков, а также других лиц, склоняющих граждан к употреблению наркотических средств.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    5. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ПРОФИЛАКТИКИ НАРКОТИЗМА

     

    Прежде всего, следует отметить, что рост числа преступлений, связанных с наркотиками, характерен не только для России. Их число увеличивается и в других зарубежных государствах, в том числе в странах СНГ, хотя в большинстве из них не столь стремительно, как в России. Так, с 1995 г. количество анализируемых преступлений увеличилось в Грузии на 8%, на Украине на 12%, в Кыргызстане – на 31%, в Казахстане – на 59%. В два раза – в Беларуси и Таджикистане. Наибольший рост этих преступлений произошел в Молдове – почти в четыре раза. В отличие от других стран СНГ число зарегистрированных преступлений этого вида снизилось в Азербайджане на 16%, а в Армении – на 23%1.

    В то же время следует отметить, что в целом картина в странах Европейского союза не столь уж удручающая, – несмотря на некоторый рост по отдельным видам наркотиков в ряде стран, ситуация сейчас далека от эпидемии – число людей, начинающих употреблять наркотики примерно равно количеству людей по тем или иным причинам с ними расстающихся. Это отличает нынешнюю ситуацию от той, что была в 80-х начале 90-х годов, когда во многих странах ЕС наблюдался эпидемический рост в употреблении наркотиков и связанных с ними проблем.

    Государственная политика в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств в зарубежных государствах характеризуется многообразием используемых мер социального и правового контроля. Так, отличительной чертой голландского законодательства можно считать либеральный подход к рассматриваемой проблеме, выражающийся, в частности, в легализации «мягких» наркотиков (прежде, всего, марихуаны).

    Например, в Роттердаме существует сеть объединившихся наркодиллеров, которые получили полуофициальное разрешение на торговлю наркотиками в специальных клубах или подвалах – «бейсментах», в которых продаются не только «легкие» наркотики, но и героин1.

    Ряд европейских УК не предусматривают ответственности за действия, связанные с незаконным оборотом наркотиков (например, УК Дании, Польши, Голландии). Однако это не означает, что подобные действия в этих странах легализованы. Например, в Голландии отдельные разделы уголовного права регулируются особыми уголовными законами и предписаниями местных законодателей. В частности, регламентация ответственности за незаконные действия с наркотиками содержится в Законе об опиуме (Opiumwet) 1928 г.2. Точно так же борьба со злоупотреблением наркотическими средствами в Японии осуществляется не на основе УК, а на положениях Закона о контроле над коноплей 1953 г., Закона об опиуме 1954 г. и Закона о контроле над стимулирующими средствами 1951 г. 3

    В настоящее время в Европе наблюдается некоторая конвергенция подходов к наркотикам: есть некоторые ужесточения политики в либеральных странах – Голландия, Испания, и, наоборот, ее смягчение в странах, опирающихся на репрессивные методы в антинаркотической политике – Швеция, Франция. Во всех национальных политических и законодательных инициативах стран Европы ставится цель реализовать сходные социальные меры и меры по охране общественного здоровья.

    Во-первых, предлагается подходить ко всем наркотическим препаратам в независимости от их легального статуса, то есть, теперь борьбу с наркотиками не будут считать принципиально отличной от борьбы с алкоголем и никотином, так как последние представляют опасность для общественного здоровья подчас не меньшую, чем запрещенные вещества. Для того, чтобы уменьшить количество потребляемого алкоголя и никотина, предполагается ограничить рекламу этой продукции, а также увеличить ее налогообложение.

    Во-вторых, планируется не на словах, а на деле уменьшить ответственность простых потребителей наркотиков, – до сих пор во всех странах ЕС, кроме Норвегии, Нидерландов, Италии и Испании, основными преступлениями, связанными с наркотиками, о которых сообщает полиция, остаются употребление наркотиков и их хранение. Кроме того, продолжается либерализация подхода к легким наркотикам; так, совсем недавно Британским парламентом была принята поправка к закону о наркотиках, в которой уголовная ответственность за потребление марихуаны и хранение ее в небольших количествах заменяется конфискацией этого наркотика и устным предупреждением (на самом деле британские власти не декриминализировали марихуану, а перевели ее из наркотиков класса «B» в наркотики класса «C» (менее опасные). Британцы провели законодательную инициативу, которая снижает максимальное наказание за хранение марихуаны с 5-ти лет до 2-х. Как правило, за преступления с максимальным сроком наказания 2 года или меньше не арестовывают. Это означает, что полиция не имеет права арестовывать без предварительного ордера.

    В-третьих, пришло понимание того, что невозможно просто бороться с самим употреблением наркотиков, оставляя без внимание гибельные последствия наркотизации, такие, как ВИЧ, вирусные гепатиты и преступления ради добычи наркотиков, – именно поэтому во многих странах идет расширение законодательной базы для программ метадоновой поддержки, признанных эффективными в снижении этих вредоносных последствий.

    Среди стран-участниц ЕС растет согласие по поводу того, что эффективный подход к проблеме наркотиков включает в себя снижение сопутствующих заболеваний наркозависимых и смертности связанной с употреблением наркотиков, снятие с них клейма и социального исключения, и передача правдивой, а не основанной на ужасе и страхе информации о различных наркотиках и их потенциальной опасности случайным (нерегулярным) потребителям. У нас же в профилактике по-прежнему используется главным образом концепция запугивания и мифологизации наркотиков, в независимости от степени реальной опасности каждого из них.

    Следует отметить, что среди зарубежных государств достаточно мягким подходом к анализируемой проблеме отличается испанское уголовное законодательство. Так, по ст. 368 УК Испании выращивание, производство или торговля, а также побуждение, способствование или облегчение незаконного потребления наркотиков наказывается тюремным заключением от одного года до трех лет. Если же эти деяния были совершены с веществами, причиняющими тяжкий вред здоровью, максимальный срок лишения свободы составляет от 3 до 9 лет, что вряд ли можно признать чрезмерно строгим наказанием.

    Напротив, в других зарубежных странах борьба с распространением и потреблением наркотиков ведется самыми жесткими средствами, вплоть до смертной казни. К государствам, применяющим подобную уголовную политику, относятся Иран, Малайзия, Пакистан, Сингапур. Так, в Сингапуре за распространение наркотиков предусмотрено наказание в виде смертной казни, причем торговцем наркотиками признается человек, у которого обнаружено более двух граммов героина, трех граммов морфия или пятнадцати граммов марихуаны.

    Свод законов Соединенных Штатов Америки 1948 г. не содержит норм о преступлениях, связанных с наркотиками. Однако, поскольку Свод законов носит рекомендательный характер, ответственность за незаконные действия с наркотиками предусматривается УК отдельных штатов (например, гл. 2925 УК штата Огайо, ст. 221, 222 УК штата Нью-Йорк, гл. 13 УК штата Джорджия).

    Особый интерес представляют уголовно-правовые меры борьбы с незаконным оборотом наркотиков, предусмотренные в УК стран СНГ. Законодательство этих государств во многом сходно с российским, поскольку основано на положениях Модельного УК для государств-участников СНГ 1996 года1, в связи с чем УК этих стран базируются на общих принципах, имеют схожую структуру. Так, УК Республики Казахстан содержит семь статей (ст. 259 – 265), устанавливающих ответственность за незаконные действия с наркотическими средствами или психотропными веществами, пять из которых дословно воспроизводят аналогичные нормы, содержащиеся в УК России2.

    Медицинские исследования свидетельствуют, что больных наркоманией вылечить принудительно вряд ли возможно. Если же лечение наркоманов основывается на принципе добровольности, от пагубного пристрастия может избавиться примерно 80% больных. Поэтому следует не изолировать наркомана в местах лишения свободы, где он нередко продолжает нелегально получать и употреблять наркотики, а направлять его желание и волю на собственное добровольное излечение. Для этого следует перенести акценты государственной политики в отношении наркоманов в систему воспитания, образования, просветительской, предупредительной работы и социального контроля.

    В данном аспекте важное значение имеет положительный опыт зарубежных государств, в которых удалось добиться сокращения числа лиц, употребляющих наркотики. Так, в США борьба с наркоманами законодательными средствами сочетается с масштабной информационно-пропагандистской кампанией, которая, прежде всего, ориентирована на молодежь1.

    Представляет собой интерес представляет и методика, примененная в Германии (Франкфурт-на-Майне), где после многолетней борьбы с наркоманами репрессивными мерами было признано, что подобным образом сократить уровень наркоторговли и наркомании не удается. Принятия в 1992 г программа наряду с интенсификацией полицейских мероприятий (рейды в местах скопления наркоманов и наркоторговцев) предусматривала широкий спектр пропагандистской и социальной работы (создание пунктов пребывания для нуждающихся в помощи, внедрение программы по замещению наркотиков, расширение возможностей консультирования и профилактики).

    В результате число наркоманов в городе сократилось в 6 – 7 раз, на 68% уменьшилось количество смертей от передозировки, сократились случаи преступности, направленной на приобретение наркотиков2.

    Вместо привлечения к уголовной или административной ответственности целесообразно было бы применять в отношении больных наркоманией принудительные меры медицинского характера, например, амбулаторное наблюдение у психиатра-нарколога с обязательным токсикологическим контролем. Это позволит обеспечить эффективный социальный контроль за потребителями наркотиков1. Кроме того, необходимо создать условия для оказания наркоманам бесплатной медицинской помощи.

    Угроза распространения наркобизнеса побудила около 30 стран, мира ввести смертную казнь за преступления, связанные с наркотиками (например, Вьетнам, Египет, Ирак, Иран, Китай, Объединенные Арабские Эмираты, Южная Корея, Соединенные Штаты Америки и др.).

    Среди государств — участников СНГ смертная казнь за продажу наркотических средств в размерах, превышающих небольшой, может быть назначена по УК Узбекистана (ч. 2 ст. 272). Помимо УК Узбекистана, исключительная мера наказания предусмотрена в УК Таджикистана (ч. 3 ст. 200) за незаконные действия с наркотиками с целью сбыта при наличии особо отягчающих обстоятельств.

    Многие УК стран СНГ распространяют положения об освобождении от ответственности на деяния, совершенные как с целью сбыта, так и без нее. Вместе с тем УК Азербайджана (примечание к ст. 226-1) и Киргизии (примечание к ст 246) установили, что за анализируемый деяния освобождение от ответственности возможно лишь при условии, если они были совершены без умысла на сбыт наркотиков. При этом в соответствии с УК Туркменистана (примечание 1 к ст.292) не могут быть освобождены от уголовной ответственности лиця, совершившие незаконные действия с наркотиками с целью сбыта при наличии особо отягчающих обстоятельств, что на наш взгляд, вполне обоснованно.

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Обобщая результаты проведенного исследования, следует сделать следующие выводы.

    Наркотизм как понятие является более широким и объемным, поскольку включает в себя и медицинские (биологические), и социальные, и правовые аспекты, отражает суть явления. Наркотизм представляет собой негативное социальное явление, то есть он оказывает отрицательное воздействие на общественный организм, производя в нем нежелательные изменения и деформации. Его негативность и общественная опасность предопределяются несколькими аспектами: медицинским, социальным, демографическим, экономическим, культурным.

    Тенденция распространения наркотизма имеет крайне негативный показатель. Из года в года число больных наркоманией и лиц, вовлеченных в преступный бизнес, связанный с незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ увеличатся, достигнув в данный момент по некоторым данным пятимиллионного уровня. И что еще страшнее наркомания уже охватывает детей и подростков более раннего возраста. В России число лиц, употребляющих наркотики и психотропные вещества, их аналоги, достигает колоссальной цифры – 4 миллиона человек, или около 3% населения страны. В Краснодарском крае к концу 2004 г. на учёте в наркологических диспансерах состояло 542 несовершеннолетних, из которых 38 детей в возрасте до 14 лет, 83 девочки.

    Результатом генезиса российского законодательства об ответственности за преступления, связанные с наркотиками, стало принятие Уголовного кодекса РФ 1996 г., в который включены шесть статей (228 – 233), запрещающих эти преступные деяния, объединенные в главе 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» раздела IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Указанными статьями УК РФ 1996 г. установлена ответственность, во-первых, за деяния (кроме культивирования), связанные не только с наркотическими средствами, но еще и с психотропными веществами, что является воплощением в российском уголовном законодательстве положений Венской Конвенции о психотропных веществах 1971 г., а также Конвенции Организации Объединенных Наций против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года

    В результате изменений, внесенных в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом № 162-ФЗ, предмет некоторых наркопреступлений был дополнен аналогами наркотических средств и психотропных веществ. Учитывая, что одной из причин ухудшения наркоситуации в стране является увеличение запрещенного оборота наркоаналогов, данный законодательный шаг представляется вполне понятным и своевременным. Однако, несмотря на объективную потребность в соответствующей уголовно-правовой новелле, качественный уровень ее воплощения в тексте уголовного закона оставляет желать лучшего.

    Речь, главным образом, идет о несистемном подходе, проявившемся при отнесении аналогов наркотических средств к числу обязательных признаков составов рассматриваемой группы преступлений. Если посмотреть внимательно, наркоаналоги выступают в качестве альтернативного криминообразующего признака только в составах ст. ст. 228 и 2281 УК РФ, в то время как во всех остальных составах преступлений, где наркотические средства либо являются предметом (ст. ст. 229-230 УК), либо используются при его описании (ст. 232 УК), их аналоги по-прежнему не упоминаются.

    Изменениям была подвергнута и количественная характеристика предмета преступлений, соединенных с незаконным оборотом наркотиков: крупный и особо крупный размеры наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов теперь определяются пропорционально размерам средних разовых доз их потребления, утвержденных постановлением Правительства РФ от 6 мая 2004 г. Тем самым законодательно определены такие признаки преступления, как крупный и особо крупный размеры наркотических средств, которые позволяют судить о том, что объективная сторона данного вида преступления в диспозиции статьи указана. Это дает возможность четко и однозначно определять признаки общественно опасного деяния, дающие основания признавать содеянное преступлением.

    В криминологии предупреждение преступности рассматривается как многоуровневая система государственных и общественных мер, направленных на выявление, устранение, ослабление или нейтрализацию причин и условий преступности, преступлений отдельных видов конкретных деяний, а также на удержание от перехода или возврата на преступный путь людей, условия жизни или поведениё которых указывают на такую возможность.

    В профилактике асоциального поведения применительно к ее содержанию традиционно выделяют три уровня. Первый — это общесоциальная профилактика; второй — общая криминологическая профилактика; третий — индивидуальная криминологическая профилактика антиобщественного (в том числе преступного) поведения.

    Под профилактикой наркотизма следует понимать специфический вид социальной деятельности, осуществляемой как государственными, так и негосударственными органами, организациями (объединениями, формированиями) и учреждениями, направленной на устранение либо нейтрализацию выявленных причин и условий распространения этого негативного социального явления. Воздействуя на комплекс социальных явлений и личностных процессов и характеристик, детерминирующих приобщение личности к немедицинскому потреблению наркотических средств и психотропных веществ, а также включение ее в нелегальный оборот названных препаратов, тем самым оказываем влияние на корни, истоки наркотизма. Возможно выделение трех основных модели преодоления наркотизма, существующие в мире: правовую, медицинскую и психосоциальную модель.

    Применение в профилактике наркотизма какой-либо одной модели не даст максимально возможного результата. Каждая из этих моделей объединяет присущие только ей меры, а в совокупности они образуют единый комплекс мероприятий, проводимых в самых различных сферах и способных при грамотном и разумном их осуществлении привести хотя бы к некоторому сокращению распространенности наркотизма.

    Следует отметить, о довольно различных подходах в праве зарубежных стран к проблеме борьбы и профилактики с наркотизмом, начиная с мягкого отношения, присущего странам Европейского Союза (Испания, Голландия и др.) и стран Азии и Ближнего Востока, где преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических веществ и психотропных веществ карается смертной казнью.

    Предлагаются следующие профилактические мероприятия по предупреждению наркотизма в Российской Федерации, включающие организационные, социальные, психологические, медицинские и правовые меры профилактики:

    1. Максимальное ограничение поступления наркотических веществ на территорию Российской Федерации.

    2. Организация и проведение комплексных оперативно-профилактических операций, направленных на перекрытие каналов и источников незаконного распространения наркотиков;

    3. Организация государственно-национальной системы профилактики наркомании.

    4. Организация бесплатной системы лечения и реабилитации наркозависимых лиц.

    5. Разработка совместно с подразделениями ОВД и заинтересованными министерствами, комитетами и ведомствами (таможни, контрразведки, здравоохранения и др.) комплексных мер по предупреждению незаконного оборота наркотиков;

    6. Выявление специфических причин и условий, способствующих наркотизму, и принятие мер к их устранению;

    7. Контроль производства, хранения и распределения лекарственных наркотических средств, а также химических веществ и оборудования, применяемого для изготовления наркотиков.

    8. Выявление лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков, постановка их на учет и принятие к ним предусмотренных законом мер.

    9. Выявление и изобличение содержателей притонов для потребителей наркотиков, а также других лиц, склоняющих граждан к употреблению наркотических средств.

    10. Необходимо переходить к планомерному отказу от ужесточения мер правового воздействия на лиц, больных наркоманией к воздействию на них мерами социально-медицинского воздействия (лечение, социальная реабилитация, трудотерапия).

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

     

     

    1. Конституция РФ, принята на Всенародном референдуме 12 дек. 1993 г. М., 2001.
    2. Венская Конвенция о психотропных веществ 1971 года: Ратифицирована СССР в 1978 году // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск ХXVII. М, 1978. C. 99 – 121.
    3. Единая Конвенция о наркотических средствах 1961 года: Ратифицирована СССР в 1963 году // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск ХХIII. М, 1970. С. 105 –134.
    4. Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года: Материалы Конференции ООН для принятия Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Вена. 1988 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск ХXIХ. М, 1989. C. 111 – 143.
    5. Международная Конвенция по вопросам регулирования производства, внутренней торговли и потребления готового опия, подписанная р. Женеве в феврале 1925 года // СЗ СССР. 1937.11 отд. № 17. Ст. 106
    6. Международная конвенция по ограничению мирового производства и регулированию распределения наркотиков // СЗ СССР. 1937. и отд. № 17. Ст. 107.
    1. Международная конвенция 1936 года о запрещении незаконной торговли наркотическими веществами, подписанная в Женеве // Leagne of Nations Treaty Series. 1939. Vol. 1998. Р. 299-323
    2. Модельный УК для государств-участников СНГ 1996 года // Информационный бюллетень Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ. 1996. № 10. Приложение
    3. Резолюция 9/1 от 16 февраля 1946 г. ЭКОСОС (экономического и социального Совета) ООН, в соответствии с которой была образована Постоянная комиссия по наркотическим средствам, призванная обеспечивать постоянный надзор за международным контролем над наркотическими средствами, улучшать его, осуществлять полномочия по наблюдению за применением международных конвенций и соглашений относительно наркотических средств, составлять проекты международных конвенций, давать заключения по всем вопросам, касающимся контроля над наркотическими средствами // Бюллетень по наркотическим средствам. 1966. Т. XVIII. № 1
    4. Протокол о наркотиках 1946 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск ХШ. М., 1956. С. 480-483
    5. Протокол третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 1948 г. об установлении международно-правового контроля над синтетическими наркотическими средствами. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск XIV. М., 1957. С. 350-354
    6. Протокол 1953 г. об установлении международно-правового контроля за наркотическим сырьем // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск XIV. М., 1957. С. 371– 375.
      1. Уголовный кодекс РФ 1996 г. Принят 26 мая 1996 г. (с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 марта 2005 г.). М., 2005.
      2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами от 29 мая 2002 г., 24 июля 2002 г., 25 июля и 31 октября 2002 г., 30 июня 2003 г., 4 июля 2003 г., 7 июля и 8 декабря 2003 г., 22 апреля 2004 г., 29 июня 2004 г // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I) Ст. 4921; 2004. № 17. Ст. 1285; № 27. Ст. 2711.
      3. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
      4. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
      5. Кодекс об Административных Правонарушениях РФ: Принят 30 дек. 2001 г. Вступил в действие 01 июля 2002 г.// СЗ РФ. 2002. Ст. 1.
    7. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1947 г, №. 1300 (в ред. Указа Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. № 24) // Собрание законодательства. 2000 № 2. Ст. 170.
    8. Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2002— 2004 гг.» от 23 января 2002 г. N 44  (в ред. Постановления Правительства РФ от 15.07.2003 N 427):  утв. Постановление  правительство РФ 23 января декабря 2002 г. N 826 // Российская газета. 28 января 2002 г.
      
    9. Постановление Правительства РФ от 6 мая 2004 г. № 231 «Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2004. 12 мая.
    10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. №7.
    11. Распоряжение Департамента Медицинского МВД Российской Империи от 15 марта 1847 г. № 134 «О медико-полицейских мерах желательно употребления эфира при производстве операций»// Центральный Государственный исторический архив г. Москвы. Фонд 17. Опись 20. Дело 21. Лист дела 5 // Цит по: Калачев, Б.Ф. и др. Сращивание наркобизнеса с коррупцией на постсоветском пространстве и борьба с этим явлением: Методическое пособие / Б.Ф. Калачев, В.Я. Кикоть, И.С. Моднов. – М.: ВНИИ МВД России, 2001.
    12. Уголовный кодекс Республики Казахстан. Алматы. 1997.
    13.  
    14. Аванесов Г.Л. Криминология. М., 1984.
    15. Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. Москва. 1980.
    16. Аванесов Г.А., Игошев К.Е. Основополагающие начала теории и методологии профилактики правонарушений. М., 1976
    17. Аманов Х. Криминология. Ашгабат, 1991
    18. Антонян Ю.М. О понятии профилактики преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. 1977. № 26. С. 27
    19. Архангельская А. Наркомания: болезнь загоняем внутрь // Известия. 1998. 27 ноября.
    20. Белогуров С.Б. Популярно о наркотиках и наркоманиях. СПб., 1998.
    21. Беляев И.Н. Реабилитационные клубы «Оптималист» и их деятельность // Безопасность и здоровье нации в аспекте преступности. М., 1996. С. 101 – 105.
    22. Боголюбова Т.А., Толпекин К.А. Наркотизм и наркомания: основные направления борьбы и профилактики // Советское государство и право. 1987. № 1.
    23. Боголюбова Т.А Наркотизм: основы частной криминологической теории. М., 2000.
    24. Боровской Г.В. Наркомания: проблемы и пути решения // Российский юридический журнал. 2000. № 3. С. 130
    25. Бородин С. В. Контроль за преступностью в демократическом обществе // Государство и право.1993.№ 10. С.59.
    26. Вступительная статья проф. Д-ра Марка Хрунхауюзена «Некоторые основы и главные принципы Нидерландского Уголовного Кодекса // Уголовный кодекс Голландии. СПб., 2000. С. III
    27. Гасанов Э.Г. Наркотизм: тенденции и меры преодоления. М., 1997.
    28. Гасанов Э. Наркотическая преступность как вид организованной преступности // Законность. 1997. № 11. С. 27– 28
    29. Гасанов Э. Проблемы борьбы с наркотической преступностью // Законность. 1997. № 6. С. 3.
    30. Гасанов Э. Г. Борьба с наркотической преступностью: Международный и сравнительно-правовой аспекты. М., 2000.
    31. Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. М., 1974.
    32. Готлиб Р.М., Романова Л.Ц., Яцков Л.П. Социально-правовые и медицинские аспекты борьбы с тунеядством, пьянством и наркоманией. Владивосток, 1987.
    33. Грехем Д., Беннет Т. Стратегии предупреждения преступности в Европе и Северной Америке. Хельсинки, 1995.
    34. Девиантность подростков: теория, методология, эмпирическая реальность / Я. Гилинский, И. Гурвич, М. Русакова и др.; С.-Петерб. социол. ин-т РАН и др. — СПб.: Мед. пресса, 2001.
    35. Дьяченко А., Четвертакова Е. Ответственность за незаконным оборот наркотиков по УК зарубежных стран // Уголовное право. 2001. № 1. С. 8.
    36. Дьяченко А.П., Цымбал Е.И. Принудительные меры медицинского характера в системе социального контроля над злоупотреблением наркотиками // XIII съезд психиатров России. М., 2000. С. 240.
    37. 3удин В. Ф. Социальная профилактика преступлений. Саратов, 1983.
    38. Жалинский А.Э. Специальное предупреждение преступлений в СССР. Львов, 1967.
    39. Игошев К.Е.., Шмаров И. В. Социальные аспекты предупреждения правонарушений. М.. 1980
    40. Караев Т. Э. Проблемы изучения преступности в современных условиях. Баку, 1992.
    41. Клименко Т.М. Уголовно-правовые проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (особенности юридического анализа и квалификации). Дисс…. канд. юрид.наук. Саратов, 1999.
    42. Конегер П.Е. Вопросы совершенствования уголовного законодательства об ответственности за преступления, связанные с нелегальным оборотом наркотиков // За диктатуру Закона. Проблемы региональной безопасности. Вып. 2. Саратов, 1999. С. 94.
    43. Комплексное изучение системы воздействия на преступность (методологические и теоретические основы). Ленинград. 1978.
    44. Коробоев А. И., Усс А. В., Голик Ю. В. Уголовно-правовая политика. Красноярск, 1991.
    45. Краснопольская И. Спасение от «белой смерти» // Российская газета. 1998. 13 ноября; Она же. До 30 они не доживают // Российская газета. 1999. 12 февраля.
    46. Краткий анализ состояния преступности в России (январь-сентябрь 1999 г.) // Российская юстиция. 1999. № 12.
    47. Краткий анализ состояния преступности в России в 1999 году // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 62
    48. Краткая характеристика состояния преступности в России в 2004 году // Российская юстиция. 2005. № 1. С. 77
    49. Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века / Под ред. А.И. Гурова. М., 2000.
    50. Криминология / Под ред.В.Н. Кудрявцева. В.Е. Эминова. М., 1995.
    51. Криминология / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Э. Эминова. М., 1999
    52. Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунева. –М.: Волтерс Клувер, 2004.
    53. Криминология и профилактика преступлений. М., 1989.
    54. Криминология и организация предупреждения преступлений. М., 1995.
    55. Кyдрявцев В. Н. Криминологическое значение потребностей//Советское государство и право, 1973. № 7. С. 88.
    56. Кудрявцев В.Н. Теоретические основы предупреждения преступности. М., 1977.
    57. Кудрявцев АН. Социальная профилактика правонарушений в социалистическом обществе. М., 1978
    58. Кузина А. Кофе, травка, потанцуем? // Московский комсомолец. 01 ноября 2001 г.
    59. Куликов В. Легкая «дурь» по страшной цене // Российская газета. 2000. 14 января.
    60. Курс советской криминологии: Предупреждение преступности. М., 1986.
    61. Ли Д.А. Преступность как социальное явление. М., 1997.
    62. Лекарь А.Г. Профилактика преступлений. Москва. 1972.
    63. Лелеков В.А., Мусеибов А.Г., Ильяшенко А.Н. Криминологическая характеристика пьянства и наркомании среди несовершеннолетних // Региональные проблемы борьбы с преступностью: Сборник научных трудов. М., 2000.
    64. Леонтьев Ю.Б., Лобзяков В.П., Овчинский В.С. Если спорить не только о терминах // Социологические исследования. 1998. № 3.
    65. Лопатин В.Н. Наркобизнес в России: проблемы политики и права // Право и политика. 2001. № 12. С. 28.
    66. Лунев В.В. Социально-правовой контроль и предупреждение преступности. Проблемы социальной и криминологической профилактики преступлений в современной России. М., 2002.
    67. Майоров А.А., Малинин В.Б. Наркотики: преступность и преступления. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002.
    68. Марцев А.Е. Уголовная ответственность и общее предупреждение преступлений. Омск, 1973
    69. Наркомания в России: угроза нации. Изложение доклада, подготовленного Советом по внешней и оборонной политике // Российская газета. 1998. 3 марта.
    70. Рыбакова Л.Н. Наркотики: примеры противостояния государства и индивида в России и Германии // Наркомания: ситуация, тенденции и проблемы. М., 1999.
    71. Наркомания в России: проблемы, пути их решения // Журнал российского права. 2002. № 1. С. 168.
    72. Обращение Государственной Думы к Организации Объединенных Наций, парламентам государств мира и международной общественности «В XXI век без наркотиков» // Российская газета. 1999. 30 октября: Концепция охраны здоровья населения Российской Федерации на период до 2005 года. Раздел I «Характеристика состояния здоровья населения Российской Федерации» // Российская газета. 2000. 13 сентября.
    73. Организация деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений / Под ред. В.Д. Малкова, А. Ф. Токарева. М., 2000. С. 264.
    74. Отчет МВД РФ о незаконном обороте, производстве и использовании наркотиков для Интерпола за 1993 – 1995 годы: Обзор информации о наркоситуации в России в 1996 году, подготовленный Управлением по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД РФ; Обзор «Результаты деятельности МВД, УВД в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков в 1997 году; Обзор деятельности органов внутренних дел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков за 1998 год, подготовленные Управлением по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД РФ
    75. Панов С. М. Криминологическая характеристика наркотизма среди несовершеннолетних: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Омск, 1993.
    76. Прохорова М.Л. Наркотизм: социально-психологические, криминалистические и уголовно-правовые аспекты. Саратов, 2001.
    77. Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Проблемы профилактики наркотизма: Монография. – Краснодар: Кубанский социально-экономический институт, 2003.
    78. Ревазов С. Наркороссия // Советская Россия. 2003. № 131. С. 44.
    79. Рексед Б., Эдмондсон К., Хан П., Самсом Р.Дж. Руководство по контролю над наркотическими средствами и психотропными веществами (в контексте международных договоров). ВОЗ. Женева, 1984. М., 1987.
    80. Романова Л.И. Наркомания и преступность // Правоведение. 1998. № 2. С. 178 – 179.
    81. Сахаров А.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М, 1961.
    82. Сбирунов П.Н. Криминологические вопросы предупреждения преступления, связанных с наркотическими веществами: Автореф… канд. Юрид. Наук. М., 1985.
    83. Сердюк А. А. Профилактика наркотизма в системе народного образования: методические и организационные аспекты чтения спецкурсов // Профилактика наркомании: организационные и методические аспекты. Итоговые материалы международного проекта / Сост. И. П. Рущенко. — Харьков: Финарт, 2002. — С. 103–124.
    84. Скворцова Л. Жесткий бизнес – жесткое наказание // Российская газета. 1999. 19 марта.
    85. Смитиенко В.Н. Преступления против здоровья населения. Омск, 1972.
    86. Смелая А. Быть порядку в нашем городе // Закон и право. Белгород. 2003. № 4. С. 13.
    87. Сухарев А. Проблемы научно-методического обеспечения системы профилактики //Уголовное право, 1999. № 4. С. 100.

    88. Старков О.В. Предупреждение преступлений. -М.: Юристъ, 2005.

    89. Теоретические основы предупреждения преступности. М., 1977
    90. Уголовное законодательство зарубежных стран. М., 1998.
    91. Фонарев А. Наркоманам нужна инициатива //Аргументы и факты. Региональное приложение для читателей Кубани и Адыгеи. 2003. № 19 (1176).
    92. Хамидов Дж.Х. О мерах предупреждения корыстных преступлении против личности // Наука и образование. 2002. № 1. С. 9.
    93. Цымбал Е.И. Совершенствование мер правового противодействия незаконному обороту наркотиков. // Борьба с незаконным оборотом наркотиков: проблемы уголовного права, криминалистики, прокурорского надзора. М., 2000.
    94. Черкесов В.В. Доклад «О результатах оперативно-служебной деятельности (ФСКН РФ) Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ» // Сборник ГОПУ. 2004. № 2(5).
    95. Шипунова Т.В. Преступность несовершеннолетних и превентивные стратегии // www.narcom.ru
    96. Шишкин Г. По опиумному следу // Эхо планеты. 1997. № 2– 3. С. 35.
    97. Янков А.В. Наркотизм как социальное явление. – М.: Рос. гос. юнош. библиотека, 2001.
    98. http://admkrai.kuban.ru / antinarko/about_work/ Официальный сайт администрации Краснодарского края. Краевая программа «Антинарко»
    99. Дело № 1-798 / 1994 // Архив Прикубанского районного суда г. Краснодара Краснодарского края
    100. Дело № 1-643 /2000 // Архив Прикубанского районного суда г. Краснодара Краснодарского края
    101. Дело № 1-348 /2003 // Архив Прикубанского районного суда г. Краснодара Краснодарского края
    102. Дело № 1-746 /2004 // Архив Прикубанского районного суда г. Краснодара Краснодарского края

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->