МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

1.1. Методологические подходы к проблеме соотношения государства и права

 

Традиционно в науке по вопросу о соотношении государства и права различались два подхода. Первый – этатистский, исходивший из приоритета государства над правом. Согласно этому подходу право рассматривалось как продукт государственной деятельности, как его следствие. Такой подход имел широкое распространение в отечественной юридической литературе. Считалось, к примеру, что право находится в подчинении к государству отношении. Фактическим условием для данного подхода служила политическая практика, склонная видеть в праве некий придаток государства. Теоретической предпосылкой являлось формально-догматическое отношение к понятию права как совокупности нору, издаваемых государством.

Другой взгляд на соотношение государства и права утвердился в русле естественно-правовых воззрений. Сторонники так называемой школы естественного права, выводившие понятие государства из общественного договора, исходили из ограничения государством права, что, по их мнению, вытекало из нерушимости естественного закона и не отчуждаемости основанных на нем субъективных публичных прав индивида. С позиции данного подхода праву принадлежит безусловный приоритет в сравнении с государством. Право возникает до образования государства. Оно старше государства, никакое государство и никакая власть не есть первоначальный источник права.

Есть и третья точка зрения на рассматриваемую проблему, позволяющая в определенной мере интегрировать взгляды сторонников отмеченных позиций и в то же время избежать крайностей в оценке связи государства и права.

Согласно этому подходу связь между государством и правом не имеет столь однозначного причинно-следственного характера (государство порождает право или из права рождается государство). Они (связь) видит более сложной и носит характер двусторонней зависимости: государство и право друг без друга не могут существовать, а значит, между ними имеется функциональная связь.

Рассматриваемый подход позволяет тем самым выявить глубинные связи между государством и правом, избежать односторонности, понять, что дает право государству, и в то же время выяснить истинную роль государства в обеспечении права. Анализ такого рода зависимостей имеет принципиально важное значение для всей общественной практики.

Признание двустороннего характера связи между государством и правом позволяет исключить интерпретацию данного вопроса в духе узко-нормативного подхода к пониманию права («право исходит от государства» и т.п.). В то же время при данном подходе роль государства по отношению к праву не нивелируется, как это вытекает из некоторых концепций так называемого широкого правопонимания. Государственный нигилизм в такой же мере опасен, как нигилизм правовой. Связь государства и права представляется иной: государство не порождает право, не производит его, а является, с одной стороны, зависимом, подчиненной ему силой, а с другой – мощным средством, поддерживающим и усиливающим мощь государства, его потенциал в общественной системе. Государство использует право в качестве средства управления общественными процессами, но лишь в той мере, в какой само право ему это позволяет.

 

1.2. Воздействие государства на право. Роль государства

в обеспечении права

 

Государство является непосредственным фактором создания правовых установлений и главной силой их осуществления. Государственная власть имеет конститутивное значение для самого бытия права как особого институционального образования. Она присутствует в праве и как бы проникает в самую суть права.

Государство опекает право, использует его потенциал для достижения целей государственной политики. В то же время влияние государства на право не следует абсолютизировать и рассматривать в духе этатистских воззрений, признающих право исключительно инструментом государства, его признаком или атрибутом. Не только государство, но и право обладает относительной самостоятельностью, собственными, внутренне присущими ему закономерностями формирования и функционирования, из чего следует, что право имеет по отношению к государству самостоятельное значение. Если и допустимо рассматривать право в качестве инструмента государства, то лишь с оговоркой, что и государство в той же мере является инструментом по отношению к праву.

Наиболее ощутимое воздействие государства на право проявляет в сфере правотворчества и правореализации. Право формируется при непременном участии государства. Однако государство не столько формирует право, сколько завершает правообразовательный процесс, придавая праву определенные юридические формы (нормативный юридический акт, судебный или административный прецедент и др.). В этом смысле государство не является его (права) начальной, глубинной причиной. Государство создает право на институциональном уровне. Причины же возникновения права коренятся в материальном способе производства, характере экономического развития общества, его культуры, исторических традиций народы и пр. Недооценка этого принципиально важного положения ведет к тому, что единственным и определяющим источником права признается государственная деятельность. Именно в этом и заключался основной порок юридического позитивизма. Государство признавалось учредителем права, в буквальном смысле считалось, что оно творит право.

В настоящем государство вмешивается в правообразовательный процесс лишь на определенных его стадиях. Отсюда творческая роль государства в отношении образования права заключается в следующем.

  1. В осуществлении правотворческой деятельности. Государство в соответствии с познанными законами общественного развития, закономерностями стихийного правогенеза определяет потребность в юридической регламентации тех или иных отношений (деятельности), определяет наиболее рациональную юридическую форму (закон, акт исполнительной власти и др.) и учреждает общие нормы, придавая им авторитетом государственной власти формально юридический, всеобщий характер. В буквальном смысле это означает, что государство устанавливает нормы права.
  2. В санкционировании государством норм, которые не имеют прямого государственного характера. Для некоторых правовых систем такой способ «производства» права является преобладающим. Так, образование мусульманского права является характеризовалось как раз тем, что государство санкционировало главным образом те нормы, которые выработаны были мусульманской доктриной. Из истории права известны случаи, когда положениям, выработанным правовой доктриной или появляющимся вследствие толкования применяемой нормы, государство придавало общеобязательное значение.
  3. Государство обеспечивает развитие всей системы источников права. Сообразуя с социально-экономическими потребностями, политической ситуацией в обществе, государство в значительной мере оказывает влияние на выбор типов, методов правового регулирования, государственно-юридических средств обеспечения правомерного проведения. В этом смысле можно сказать, что государство управляет правовой средой общества, обеспечивает её обновление соответственно духу времени.

    Достаточно значимой представляется роль государства в обеспечении реализации права. Назначение государства как раз и проявляется в том, что оно своей деятельностью призвано создавать фактические, организационные, юридические предпосылки для использования гражданами, их организациями предоставленных законом возможностей в целях удовлетворения самых разнообразных интересов и потребностей.

    Государство, далее, обеспечивает охрану права и господствующих правовых отношений. Государственное принуждение является постоянно существующей гарантией, которой подкрепляется право. За ним всегда стоят сила, авторитет государства. Уже сама угроза государственного принуждения охраняет право. Тем самым упрочивает правопорядок, создается режим наибольшего благоприятствуя.

     

    1.3. Воздействие права на государство. Связанность государства с правом

     

    Государство нуждается в праве не менее чем право в государстве. Зависимость государства от права проявляется: 1) во внутренней организации государства и 2) в его деятельности.

  4. Исторический опыт показывает, что для своего существования государство, как организация, нуждается в праве. Право оформляет структуру государства и регулирует внутренние взаимоотношения в государственном механизме, взаимоотношения между его основными звеньями. Посредством права закрепляются форма государства, устройство государственного аппарата, компетенция государственных органов и должностных лиц. Принципиально важное значение права во внутренней организации государства проявляется в том, что оно создает юридические гарантии против возможной узурпации власти одной из ветвей власти. Таким образом, отношения между государственными структурами получают правовое урегулирование, превращаются в правоотношения. С помощью права определяются место, роль, функции частей государственного механизма, их взаимодействие с другими органами и населением. Для федеративного государства четкое разграничение компетенции федерации и её субъектов, федеральных органов и органов членов Федерации является необходимым условием существования федерации как единого, целостного государства.
  5. Известны два метода, посредством которых государство навязывает волю обществу: метод насилия, присущий тоталитарным государства, цивилизованное управление социальными процессами с помощью правового инструментария. Такой метод органично присущ государствам с развитым демократическим режимом.

    Обобщенно можно отметить ряд направлений, характеризующих организующую роль права в отношении государства:

  • Право воздействует на государство при его взаимоотношениях с населением, отдельной личностью. Государство воздействует на граждан через право и в границах правовых требований; в свою очередь, и граждане воздействуют на государство с помощью права. Отсюда ценность права измеряется главным образом тем, в какой мере оно обеспечивает и обеспечивает ли вообще гармоничное и прогрессивное развитие личности.
  • Право легализует государственную деятельность, обеспечивает дозволенность охранительных и принудительных мер государства.
  • Посредством права определяются границы деятельности государства, обозначаются пределы вмешательства в частную жизнь граждан.
  • Право закрепляет специфические интересы наций и народностей и тем самым воздействует на государственную власть в её взаимоотношениях с нациями и народностями.
  • Правовая форма обеспечивает возможность осуществления действенного контроля за деятельностью государственного аппарата и тем самым создает юридические гарантии ответственного поведения государства перед населением.
  • Право выступает в современных условиях языком общения государства не только с населением, но и с другими государствами, мировым сообществом в целом.
  • Право является основным средством легитимации государственного принуждения. Право определяет основания, пределы и формы государственного принуждения.

 

 

2. РОЛЬ ЭКОНОМИКИ В ГЕНЕЗИСЕ ПРАВА

 

Когда имеется в виду установить важность экономического фактора в образовании права, когда утверждается, что право развивается, складывается под условием склада экономических отношений, то против этого невозможно возражать с точки зрения исторической действительности. История права дает немало подтверждений такому положению. Всюду наблюдается образование общественных классов как группировки по общности интересов, которая вызывается сходством и различием в отношении к распределению капитала и труда. Фактическое влияние в государстве обеспечивается за классом, имеющим наибольшую экономическую силу. Соответственно тому политический порядок складывается всегда в пользу предоставления власти экономически сильнейшему классу. Борьба за фактическое влияние в связи с нарастанием новой экономической силы приводит к процессу преобразования государственного права. В эпоху натурального хозяйства, когда основной ценностью является земля, право дает участие во власти землевладельческому классу, окружающему монарха. Постепенно на почве действующего права происходит перестановка богатства. Рядом с поместьем становится торговый и промышленный капитал, который приводит к представительному образу правления с высоким цензом, обеспечивающим соучастие во властвовании дворянства и буржуазии. Далее экономическое движение приводит к появлению большого и сплоченного по интересам пролетариата, давление которого влечет ко всеобщему избирательному праву. Так, резкое изменение в юридическом положении женщины имеет свои корни также и в приобретении женщиной экономической самостоятельности.

Школа экономического материализма считает уголовное право системой карательных мер, направленных к защите положения экономически господствующего класса. Уголовные законы охраняют под страхом наказания те экономические интересы, которым при данном экономическом складе угрожает наибольшая опасность. Всякое изменение в экономическом строе должно логически вызывать передвижение норм уголовного права. С точки зрения экономического материализма вся система права есть не что иное, как регламентированный по параграфам и статьям порядок господства интересов имущих классов над интересами неимущих. Вновь выдвигающиеся экономические интересы господствующего класса заставляют законодателя ограждать их от угрожающей им опасности. Уголовные законы видоизменяются применительно к перестановке экономических интересов. Экономический фактор объясняет сильное карательное реагирование крестьянина на нарушение его имущественных интересов по сравнению с нарушениями против его здоровья, чести, свободы. Экономическая конкуренция выдвигает ряд уголовных законов, обеспечивающих средства борьбы одних предприятий против других. В строгих карах против забастовок проявляется забота о защите интересов предпринимателей против начинающих осознавать свою силу рабочих.

Влияние экономики на право проявляется особенно ярко в области гражданского права, разграничивающего экономические интересы. Конечно, право собственности, свобода договора и институт наследования, тесно связанные с капиталистическим строем, не являются только следствием из него, потому что они сложились задолго до него. Но верно то, что эти институты могут принимать различные образы в применении к различию экономической обстановки. При малоразвитом обмене, при преимущественно потребительной оценке права собственности поначалу строится строгая виндикация: собственник может взять свою вещь, где бы ее ни нашел, по какому бы основанию она ни попала владельцу. Наоборот, при общественном порядке, когда на первое место выдвигается меновая ценность, когда предприятия заинтересованы в беспрепятственном передвижении вещей из одного хозяйства в другое, право собственности строится на начале защиты добросовестного потребителя, собственник не может взять своей вещи у лица, которое приобрело ее добросовестным путем. Свобода договора на протяжении XIX века испытала влияние экономических перемен. До половины этого столетия провозглашался принцип свободы, насколько это требовалось соглашением между работодателем и рабочим, из которых первый считал себя достаточно обеспеченным своей экономической силой. Во второй половине того же столетия, когда сами работодатели оказались в зависимости от крупных предприятий, транспортных, страховых, банковых, свобода договора стала сменяться неизменными условиями договора, начертанными самим законом. В институте наследования индивидуализация семьи, как следствие экономических изменений, подорвавших родовые связи, создает постепенное изменение в направлении сокращения лиц, призываемых к наследованию.

И тем не менее все это доказывает только лишь огромное влияние экономических условий на образование права, однако все же не оправдывает заключение, будто экономический фактор составляет единственную силу, двигающую образование права. В объяснении образования права с точки зрения экономического материализма замечают две ошибки: игнорирование идейного фактора и устранение сознательности в творчестве права.

Пусть экономические условия влияют на идейную сторону. Но психика человека не просто отражение экономики, она имеет свои законы действия и развития. В борьбе за право не все сводится к отстаиванию своих материальных выгод. Борцами за новое право выступают не только те, кто может непосредственно выгадать от изменения, но и те, кто может потерять. Впечатление экономического неравенства, страдание одних при роскоши других, порождает идею несправедливости такого порядка даже в тех, для кого сохранение его составляет прямой расчет. Это объясняется тем, что новое впечатление падает на подготовленную ранее идейную почву и в сочетании с другими представлениями двигает мысль и волю человека в направлении, противоположном его материальным интересам.

С другой стороны, неверна картина образования права, рисуемая экономическим материализмом, и в том отношении, что весь процесс правообразования приобретает характер механический, с устранением сознательности. Экономический материализм как бы не признает сознательную борьбу за право, хотя социал-демократия, принявшая это учение как основу политики, стремилась всем силами развить у рабочих сознательность и организовать их для борьбы. Экономический материализм игнорирует идею психического труда в образовании права. А между тем духовная инициатива и духовная инерция в процессе образования права играют выдающуюся роль.

Исторический процесс и его изображение оказывается не столь закономерным, сколь диалектическим. Переход к капиталистическому строю и от капиталистического к социалистическому состоит в развитии и примирении противоречий. В сущности весь исторический процесс, а следовательно, и процесс правообразования представляется в виде «мертвого механизма», соответствующего процесса в физическом мире. В общественной жизни, как и в природе, все явления таят в себе противоречия, которые рано или поздно положат конец его существованию, превратят его в собственную противоположность. Если теперь принять во внимание, что право только надстройка в экономике и что экономика развивается диалектическим путем, то легко прийти к выводу о предопределенности права, что далеко не верно.

Государственно-правовое воздействие на экономику

Как объект государственно-правового воздействия, экономика представляет собой сложное и развивающееся явление. Археологи установили, что примерно в VII—III вв. до н. э. в жизни человечества произошел переход от присваивающего к производящему хозяйству. Для присваивающего хозяйства (охота, рыболовство, сбор плодов дикорастущих растений) характерно то, что производителем выступает сама природа. Продукты потребления человеком не производятся, а добываются. Правда, для того чтобы добыть зверя или выловить рыбу, необходимы были орудия лова, которые требовалось изготовить, произвести. Таким. образом, некоторые элементы производства свойственны и присваивающему хозяйству. Производящее хозяйство означало качественный скачок: с появлением земледелия, скотоводства, ремесел производителем продуктов потребления все в большей мере становится человек, а точнее, его труд, который постепенно приобретает черты определяющего элемента производственного процесса. Производительный труд вызвал к жизни новый тип общественных отношений — экономические. В производящем хозяйстве труд человека органично соединяется с действием природных сил. Природа действует в искусственных, созданных человеком условиях.

В систему действующих природных сил «встраивается» разумная сила человека, являющаяся катализатором их эффективности. Природный процесс становится элементом производственной деятельности человека.

Экономика представляет собой систему отношений по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ. Цикл экономических отношений начинается с производства материальных благ и завершается их потреблением. Отношения, связанные с распределением и обменом произведенной продукции, носят промежуточный характер.
Становление экономических отношений породило новые институционные формы их закрепления, стабилизации, развития. Государство и право — это социально-политические институты, вызванные к жизни экономикой, потребностями ее развития и регулирования.

Более тесные связи экономика имеет с правом, поэтому вначале рассмотрим воздействие права на экономику.

В первую очередь необходимо подчеркнуть, что право есть наиболее адекватная форма экономических отношений. Последние могут нормально функционировать только и исключительно в правовой форме. Все иные формы (традиционная, религиозно-нравственная, директивно-государственная) не являются оптимальными, поскольку не отвечают потребностям рыночной экономики, искажают или попросту отвергают рыночные начала как безнравственные, анархические, противоречащие духу народа и т. п. Таким образом, право — это не нечто внешнее для экономики. Право — естественная форма экономических отношений.

Экономические отношения, как и любые иные социальные взаимосвязи, могут стабильно функционировать, если они закреплены в нормативной форме. Мы уже отмечали, что нормативные формы разнообразны, но среди них только правовая (это показывает исторический опыт), в наибольшей степени отвечает сущности экономических отношений, их рыночной природе,

Единой юридической основой всех отношений экономического цикла является право собственности. При этом в сфере экономики главным объектом собственности выступает труд человека. В этой связи вещи, деньги, ценные бумаги и другие объекты экономического оборота имеют ценность не сами по себе, а как носители или знаки, символы определенной стоимости, воплощенного в них труда. Вещи как объекты права собственности вторичны, они носители овеществленного труда, придающего им стоимость. И самое главное: обмен трудовой деятельностью, результатами труда (вещами, деньгами и т. д.) осуществляется на основе частного права между равноправными собственниками. Вмешательство государства в данные отношения может быть позитивным, если Посредством такого вмешательства защищаются нарушенные права одной из сторон, и негативным, если при этом ограничивается свобода собственника, т. е. его права.

Право есть способ саморегулирования экономики. Экономика как производство товаров и услуг имеет объективное содержание. Это содержание определено, с одной стороны, характером потребностей населения, а с другой уровнем развития техники, производительности труда, природными условиями. Однако как, каким образом отдельный производитель получает информацию о том, что необходимо производить? Подобные вопросы не возникают в условиях традиционного, натурального хозяйства, свойственного феодализму. Не нужна здесь и регулирующая функция права. В условиях рыночной экономики ситуация иная. Цена на рынке товаров и услуг регулируется соотношением спроса и предложения. Но для этого все собственники должна быть свободны юридически, т.е. должны самостоятельно решать, что производить, в каком количестве, по какой цене продавать. Юридическая свобода — необходимое условие для выявления экономической необходимости. Она дает возможность производителю слышать сигналы рынка и учитывать их. Производитель сам регулирует экономические аспекты своей деятельности и делает это по праву и благодаря праву, с помощью которого его свобода закреплена и защищена.

Итак, право не просто воздействует на экономику, оно — имманентная ее часть. Более того, есть оснований, считать, что становление права как регулятивной системы завершается с появлением развитой рыночной экономики. Это произошло в Европе в XIX в. и выразилось в формировании англосаксонской и романо-германской правовых систем.

Воздействие государства на экономику имеет иной характер. Если право воздействует на экономику, так сказать, изнутри, являясь оптимальной формой экономики и единственно возможной формой рыночной экономики, то государство обеспечивает внешние условия ее функционирования.

Во-первых, государство выполняет функцию защиты страны от нападения извне и тем самым охраняет экономическое пространство внутри страны.

Во-вторых, оно обеспечивает единство общества и его относительную стабильность в условиях, когда общество распадается на классы и социальные слои с различными, подчас противоположными интересами. Внутреннее единство и стабильность общества — также необходимая предпосылка нормального функционирования и развития экономики.

В-третьих, государство выступает и субъектом экономических отношений, взяв на себя некоторые экономические функции, обеспечивающие целостность экономической системы страны. Например, с незапамятных времен государство берёт на себя заботу о денежном обращении, имеет бюджет, осуществляет финансирование образования культуры и др.

В-четвертых, с усложнением в ходе исторического развития экономических связей государство все более активно вмешивается в хозяйственную жизнь с целью воспрепятствовать негативным тенденциям, возникающим в рыночной экономике. Так, в развитых странах Запада государственное регулирование в сфере экономики признается полезным и необходимым. В данном случае речь идет не просто о государственном, а о государственно-правовом воздействии на экономику с использованием публичного права. Направления такого воздействия многообразны: борьба с монополизмом; контроль за качеством продукции с точки зрения ее безопасности для жизни и здоровья потребителей; соблюдение экологических требований в процессе производства и т.д.

Когда воздействие государства на экономику чрезмерно, оно становится негативным, ибо мешает ее свободному функционированию и развитию. Крайним проявлением такого воздействия является огосударствление экономики, при котором государство делается основным собственником на средства производства и берет на себя управление хозяйством. Порочность подобной системы состоит в следующем.

Во-первых, государство «отключает» действие автоматических механизмов согласования спроса и предложения товаров и услуг, т.е. интересов потребителя и производителя. В условиях рыночной системы предприниматель производит то, что нужно потребителю; В противном случае он разорится. Другими словами, потребитель диктует, что и сколько необходимо произвести. Государство-собственник забирает эту функцию себе, осуществляя планирование производства. Мнение государственных чиновников о том, что нужно обществу, потребителю, становится определяющим для производителя. Коллективный разум чиновников госаппарата, не соответствующий коллективному желанию потребителей, порождает диспропорции в общественном хозяйстве, т.е. производство никому не нужной продукции и дефицит того, что необходимо.

Во-вторых, огосударствление экономики порождает отсутствие экономической ответственности предприятий, заводов, фабрик. Экономические результаты для них не имеют особого значения, ибо у рентабельных предприятий государство забирает прибыль, а убыточным предоставляет необходимое финансирование. Ни одно предприятие не может обанкротиться. Обанкротиться может только государство в целом. Однако если страна богата природными ресурсами, дойти до этой черты не так просто.

Государство — организация, которая лишь тратит, ничего не производя. Конечно, оно выполняет полезные функции, без осуществления которых общество не может обойтись. Затраты на них — это, так сказать, нормальная стоимость государственных услуг. Но государство, используя свою силу, может возложить на общество и чрезмерную дань, и тогда затраты ложатся тяжким бременем на экономику, сдерживают ее развитие. Наиболее типичными чрезмерными затратами выступают милитаризация экономики, содержание огромной армии, большого аппарата чиновников и т.д. Индикаторами непомерных государственных расходов являются прямые и косвенные налоги, грабящие население и душащие экономику, быстрый рост инфляции и другие негативные явления.

В-третьих, чрезмерное воздействие государства на экономику выражается в излишней административной заурегулированности экономических отношений. Это ущемляет экономическую свободу, приводит к коррупции государственного аппарата, к возникновению теневой экономики.

Господствующее положение государства в экономике дает ему и некоторые преимущества. Главное из них — возможность очень быстро и беспрепятственно сконцентрировать все необходимые ресурсы (материальные, финансовые, трудовые) для решения отдельных крупных проблем: производства вооружений, освоения целинных земель, строительства новых городов, ведения гигантских промышленных строек, реализации космических проектов и т. д. Но теневой стороной подобных «достижений» становятся снижение жизненного уровня населения, отсутствие демократии, бесправие отдельного человека, пренебрежительное отношение к экологии и др.

На исходе XX столетия человечество стоит перед проблемой, как органически соединить рыночную экономику, социальную политику и экологию. В цивилизованном обществе экономика должна быть социальной и экологичной. Такая трансформация экономики возможна лишь при позитивном воздействии на нее государства и права в условиях, когда высшей ценностью в обществе являются достоинство и права человека и функционирует правовое государство.

 

3. СООТНОШЕНИЕ ПРАВА И ЭКОНОМИКИ В РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ

 

3.1. Соотношение права и экономики в административно-командной системе

 

В марксистской науке господствовало положение о первенстве, главенстве базиса над надстройкой, и юристы последовательно исходили из того, что развитие производительных сил и производственных отношений объективно обусловливает все политические и правовые формы. Правда, в трудах советских ученых указывалось на большие возможности социалистического государства и права эффективно воздействовать на экономику. И это вполне понятно: с октября 1917 г. утверждается беспрекословная практика тоталитарного переустройства экономической жизни. Эту практику освящала теория построения социализма в одной
отдельно взятой и преимущественно отсталой стране, способной
с помощью государства перешагнуть через естественные фазы
развития. Своего рода отступление от классического марксизма
проявляется и в тех положениях, согласно которым «после установления диктатуры рабочего класса законы закрепляют его победу во всех областях общественной жизни и тем самым… как бы «создают» новые общественные отношения, поскольку социалистические общественные отношения не могут сложиться при капитализме»‘.

Уязвимость взглядов советских юристов на соотношение права
и экономики состояла в том, что применительно к социалистическому обществу подчеркивался принципиально иной характер этого соотношения. В таком случае должен был следовать вывод (которого, разумеется, никто не делал), что или наше право, или наша экономика представляют собой нечто иное, нежели экономика и право в общепринятом их значении.

В современных условиях стала совершенно очевидной декларативность многих прежних положений, стало понятно, что желаемое сознательно или бессознательно выдавалось за действительное. Плановое хозяйствование далеко не всегда направлялось на удовлетворение потребностей граждан, не было и провозглашенного гармоничного пропорционального роста производительных сил. Воздействие государства охватывало и производство, и обращение, и потребление. Помимо того, что столь широкая сфера воздействия сама по себе сомнительна, экономическая деятельность государства была далека от подлинно научного обоснования и направлялась не столько законом, сколько партийными директивами и подзаконными актами. Нормативные акты не допускали эксплуатацию человека человеком, но они фактически освящали эксплуатацию человека государством.

Долгое время в советской науке считалось, что экономическая конкуренция различных предприятий возможна была лишь в условиях многоукладной экономики в период восстановления народного хозяйства после гражданской войны. Вообще же наиболее эффективное воздействие на производительные силы и производственные отношения государство оказывает тогда, когда оно выступает и как организация политической власти, и как собственник, распоряжающийся материальными и трудовыми ресурсами, направляя деятельность производственных коллективов и граждан. И хотя в отдельные периоды истории СССР (например, 1964— 1965 гг.) поднимался вопрос об экономической самостоятельности хозяйствующих субъектов, все-таки в реализации известного принципа демократического централизма превалировал откровенный централизм. Система планирования, снабжения, финансирования и другие хозяйственные формы базировались на государственной собственности, исключая какую-либо частную инициативу.

Общая схема соотношения экономики и права представлялась следующим образом: право есть концентрированное выражение политики, а политика — концентрированное выражение экономики. Однако такая схема не учитывала многих реалий. Во-первых, в праве выражается не только политика, но и многое другое. Во-вторых, государственная политика не может сводиться к политике одной политической партии, как это имело место и всеми одобрялось. В-третьих, политика в первую очередь выражала интересы правящих группировок, а не требования народа, не потребности экономики.

Поскольку в силу идеологических причин при существовавшей практике правотворчества в нормативных актах (чаще подзаконных) закреплялась отнюдь не воля трудящихся, предпочтение отдавалось преимущественно командно-административным методам проведения правовых норм в жизнь. Не экономические методы, а прямое государственное руководство, в том числе кооперативными организациями, составляло суть правового режима. Борьба с правонарушениями в экономической сфере только подтверждала практику игнорирования в нормативно-правовых актах интересов производителей и потребителя.

Непоследовательность советских официальных научных теорий состояла в том, что экономические реформы в бывших социалистических странах подавались в качестве полностью соответствующих марксистско-ленинским положениям о роли государства и права в решении экономических проблем. Утверждалось, что во всех странах идет поиск оптимального соотношения централизованного государственного руководства с системой действия экономических факторов. Недоговоренность в теории, лавирование в пропагандистской литературе, заидеологизированность производственных вопросов неблагоприятно сказались на экономической практике и правопорядке.

Не один раз реформы провозглашались, имитировались, даже получали закрепление в партийно-государственных директивах, но уступали место прежнему командному регулированию экономики. И это несмотря на то, что последние пятилетние планы уже не выполнялись. По-прежнему продолжала существовать ориентация на принудительное, монопольное производство и принудительное распределение. План, как известно, рассматривался в
качестве закона, и с помощью такого «закона» часто предписывалось производить никому не нужные товары, капитальные вложения омертвлялись, распылялись, а диспропорции между различными отраслями производства увеличивались. Но зато система плановых регуляторов экономики позволяла кормиться тысячам управленцев, для которых собственные интересы становились важнее интересов дела.

Объявление плана законом совмещалось с практикой, когда министерствам и ведомствам в порядке исключения было разрешено не выполнять отдельные плановые задания и требования законодательства. Соответственно и подчиненные органу управления предприятия могли договориться о невыполнении каких-то актов. Широкие компетенционные нормы позволяли управленческим структурам обходить законы, издавать распорядительные акты, руководствуясь собственными выгодами. Система фактически исключала выполнение хозяйствующими субъектами законодательных актов напрямую, без посредничества административных звеньев. Правовое регулирование вытеснялось тем самым регулированием с помощью оперативных актов индивидуального характера. Множественность, пробельность и противоречивость правового регулирования экономики — характерная черта советской действительности, не изжитая до настоящего времени.

В качестве преимущества марксистско-ленинского подхода к решению экономических вопросов неизменно называлась его научность. Однако факт заидеологизированности теории и методологии делал сомнительными в научном отношении любые выводы и рекомендации. Кроме того, следует отметить большое влияние на массы веры, а не науки. В этой «религии» действию масс придавалось значение гораздо большее, чем требованиям экономики или права.

 

 

 

 

3.2. Западная (капиталистическая) модель соотношение права и экономики

 

 

Буржуазия шла к власти под флагом идей естественного права. Государство при подобном воззрении если и воздействует на экономику, то только такими законами, которые соответствуют естественному праву. Основными же постулатами последнего является священность и неприкосновенность частной собственности, частный характер присвоения. Государство при этом рассматривается не в качестве хозяйствующего субъекта, а как сила, призванная охранять существующие отношения. Чаще всего оно объявлялось «ночным сторожем», независимым арбитром в конфликтных ситуациях.

Добиваясь власти, буржуазия требовала отказа государства от вмешательства в экономику. Свобода собственности и свобода труда — вот основные составляющие западной модели экономической жизни. С точки зрения Адама Смита, патриарха буржуазной экономической науки, каждому человеку, если он не нарушает законов справедливости (то есть естественных законов), предоставляется совершенная свобода преследовать свои интересы и конкурировать своим трудом и капиталом с трудом и капиталом любого другого. Такова была и позиция многих буржуазных правоведов.

В условиях, когда начинают складываться крупнейшие монополии, буржуазное государство активизирует свою экономическую деятельность. Причем не всегда в интересах монополий, как это упрощенно преподносилось у нас некоторое время назад. Антимонопольное законодательство, социальное законодательство, большинство социальных программ буржуазных правительств во многом удовлетворяли интересы профсоюзов и рядовых тружеников. Было, например, явной натяжкой объявлять законы о минимальной заработной плате выражением воли господствующего класса — буржуазии. Делались попытки планирования, но ни государственные инвестиции, ни контрольные меры правительства не устраняли систему частного предпринимательства.

Более того, в последние годы правительства Рейгана, Тэтчер и другие ориентировались на свертывание государственной активности и отход от принципов государства всеобщего благоденствия. Неоконсерваторы подсчитали, что программы помощи со стороны государства не способствуют социальной активности граждан.

Поскольку западная модель отвергает активное государственное регулирование экономических отношений, то возникает вопрос: насколько же велика в таком случае роль закона и иных средств юридического воздействия? Ответ однозначен — она огромна. Причем едва ли не в первую очередь следует указать на роль судебных и арбитражных решений, которыми направляется экономическая жизнь при любой правовой системе. Свободно определив свои обязанности в договоре, сторона рискует потерпеть убытки, если в случае конфликта партнер по соглашению обращается в суд. Разумеется, суд при этом действует в рамках законов.

Однако роль законодательных актов при буржуазной модели экономической свободы заключается в том, что они призваны если не разрешить, то хотя бы сгладить внутренние конфликты системы. И не только классовые, о которых много сказано в марксистской литературе. Главное противоречие вытекает из того, что на знаменах буржуазии в буржуазной революции были начертаны «свобода», «равенство» и «братство». Между тем, как не без оснований указывал еще Токвиль, равенство — политическое,
социальное или экономическое — заключает в себе угрозу для политической свободы и независимости личности. Идеолога американской конституции тревожило, что политическое равенство, правление большинства и сама политическая свобода угрожают праву собственников использовать свою собственность по собственному усмотрению.

От внимания буржуазных политиков не могло укрыться то обстоятельство, что право собственности и управление фирмами создает неравенство граждан в доходах, статусе, квалификации, обладании информацией, в доступности к политическим лидерам и в целом — в прогнозировании жизненного успеха и, следовательно, в шансах на равных участвовать в управлении государством. И юридически, и фактически имеет место неравенство во внутреннем управлении хозяйственными предприятиями.

Вместе с тем немало сторонников имеет точка зрения, согласно которой экономическая свобода, включающая в себя право частной собственности — право собственников самим управлять своими фирмами или делегировать право контроля над ними менеджеру, — так же законна, как и политическая. Поэтому в демократическом западном обществе законы в итоге призваны
освящать недемократизм (неравенство) в экономической сфере. В США, например, весьма злободневен вопрос, до каких пределов естественное право собственности ограничивает полномочия законодательного органа. Долгое время Верховный суд довольно осторожно относился к определению полномочий конгресса и законодательных собраний штатов в этом отношении.

 

3.3. Соотношение экономики и права в переходных период

 

Совместимы ли движение к рынку и устремления к праву и правовому государству? Не только в обыденных представлениях, но и в некоторых научных разработках сказывается настороженное отношение к вопросу о совмещении рынка и права, коммерции и справедливости.

Дело в том, что рынок представлялся нам эдаким присталищем, где сильный всегда выигрывает, где обман и подкуп постоянно
сопутствуют удаче. Наблюдение Марка Твена — делай деньги, как
только можешь и даже честно, если нельзя иначе, — тоже навеяно
рыночными отношениями. В этом расхожем представлении о рынке не много места найдется для понятий о чести и справедливости.

Нигилистической можно охарактеризовать и позицию, сторонники которой отвергают регулируемый рынок. Если идет речь о свободной игре, о столкновении многообразных сил, о жесткой конкуренции и выживании, то какое может быть регулирование? Так иногда ставят вопросы. Но при этом чаще всего отождествляют «регулирование» с госплановской и госснабовской деятельностью эпохи феодального социализма.

Если рыночная стихия и рыночные катаклизмы сдерживаются законом, введены в нормативные рамки, в цивилизованном обществе право и коммерция не только не антиподы, а, напротив, составляющие единого демократического процесса.

Свободное предпринимательство и обмен товарами и услугами, свободная продажа собственного интеллекта и рабочих рук требуют регулирования, но очень осторожного, сдержанного, умеренного. Здесь не годятся жесткие меры отжившей административной системы, диктаторские методы.

Итак, рынок, но регулируемый; регулируемый, но не командным способом; регулируемый, но до известных пределов, в определенных рамках и строго отобранных формах. Границы и способы правового регулирования — вот главная проблема для законодателя, взявшего курс на рыночные отношения. В такой ситуации относительно широкой свободы адресатов велений и дозволений закона правоприменитель (суд, арбитраж) должен самостоятельно и свободно (но в рамках закона) отыскивать то справедливое (правовое) решение, которое всегда конкретно, всегда привязано к данным фактическим обстоятельствам, конкретным участникам рыночных отношений. Иллюстрацией к этому может служить норма Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», согласно которой возможно возмещение морального вреда, причиненного гражданину, и размер его определяется судом (ст. 13).

Возможности правового регулирования в разных областях социальной жизни неодинаковы. Применительно к рыночному хозяйству основными функциями закона являются статическая (закрепление сложившихся реалий) и охранительная. В их свете можно выделить следующие направления в использовании правовой формы.

1. Установление целей экономического развития. Делать это можно по-разному. Более уместен такой подход: не расписывать в законодательном порядке все цели, а дать возможность поступать гражданам и их объединениям в соответствии с принципом «что не запрещено, то дозволено». Запреты устанавливаются на цели, которые по своей природе или по средствам достижения антигуманны.

Было бы наивным полагать, будто рыночные отношения можно с успехом насаждать сверху законодательными и административными мерами. В отношении последних можно рассчитывать на эффект разве лишь там, где они снимают преграды на пути к рынку, создают дополнительные экономические стимулы.

2. Закрепление экономической основы движения к рынку и рыночной динамики. Сегодня уже признано (и в российских законах наиболее определенно) равноправие всех форм собственности, включая частную.

3. Определение круга субъектов рыночных отношений. Разумеется, это не означает расставить по ранжиру и правоспособности всех и каждого. Речь идет о необходимости вывести из-под неоправданного покровительства закона строго ограниченные категории лиц, вполне определенные организации и предприятия.

Особого внимания заслуживает вопрос об участии в предпринимательской и коммерческой деятельности служащих государственного аппарата, работников правоохранительных органов, депутатов. Так, законом США об этике в деятельности государственных органов (1978г.) для государственных служащих, включая Президента, установлено ограничение на занятие должностей вне государственного аппарата. Кодексом должностного поведения палаты представителей конгресса США должностным лицам и служащим запрещено получение каких-либо благ, вне зависимости от источника, если они окажут воздействие на деятельность лица как члена палаты, должностного лица, служащего. Избирательным кодексом Франции (ст. 146) для парламентариев установлена несовместимость мандата с главенством в каком-либо коммерческом предприятии и даже с иным личным участием в таком предприятии. То же правило устанавливается для служащих госаппарата законом о правах и обязанностях государственных служащих.

К сожалению, современная российская практика знает случаи создания и регистрации мощных коммерческих организаций, учредителями которых являются министерства и другие государственные структуры, а должностные лица государства занимают соответствующие посты в коммерческих образованиях.

Статическая функция права в части определения участников
того или иного рода рыночных отношений наглядно иллюстрируется регистрационной деятельностью компетентных государственных органов. Министерством юстиции Российской Федерации зарегистрированы, например, такие организации, как Российский союз молодых предпринимателей. Союз потребителей Российской Федерации, Российский союз частных собственников. Ассоциация женщин-предпринимателей России. Сами наименования названных объединений свидетельствуют о покровительстве со стороны юстиции (в полном соответствии с российскими законами) предпринимательской и коммерческой деятельности.

4. Запрещение и вытеснение юстицией порочных средств ведения хозяйства и коммерции. Не только всеми признанные преступные формы и виды деятельности должны исключаться из рыночной жизни, но и, казалось бы, правомерные. Так, антимонопольное законодательство известно всему цивилизованному миру. Борьба со злоупотреблениями рекламой, товарным знаком, наименованием фирмы и другими — на этом зиждется нормальный рынок.

Принципиальная позиция по поводу способов регулирования экономических и социальных отношений товарного производства
такова: осторожность и еще раз осторожность в инвестиционных
мероприятиях, субсидиях, дотациях в предпринимательстве; определенность и стабильность в отношениях собственности, аренды, банковском деле, валютных операциях. И, конечно, продуманная налоговая политика. Это едва ли не универсальный инструмент. Он позволяет поощрять предпринимательство и обеспечивать его использование и в социальных целях.

5. Регламентация порядка разрешения рыночных дел и споров о праве. Если участники хозяйственных отношений хотят добиться справедливого решения, они могут достигнуть цели только при строгом процессуальном порядке рассмотрения споров. Можно допустить, что стороны вообще игнорируют при разрешении спора государственные структуры и обращаются к своему суду — третейскому. Но тогда они лишаются определенных видов государственной защиты.

6. Установление юридической ответственности. Справедливость требует восстановления нарушенного состояния и возмещения вреда. Рыночная справедливость требует материальной ответственности.

 

 

 

 

 

 

 

 

Литература:

 

  1. С.С. Алексеев, Государство и право, М. 1996 г.;
  2. Венегеров А. Б. Теория государства и права. Ч. 1. М., 1995 г.
  3. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч. Т. 2.
  4. Черниловский З. М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и прав. М., 1996 г.
  5. Корельский В. М., Перевалов В. Д. Теория государства и права. М., 1997 г.
  6. Гумплович Л. Общее учение о государстве. СПб., 1910г.
  7. Каутский К. Материалистическое понимание истории. Т. 2: Государство и развитие общества. М.; Л.,
  8. Лазарев В. В. Общая теория государства и права. М., 1996 г.
  9. С.А. Комаров. Общая теория государства и права М., 1998 г.
  10. Лазарев В.В. Учебник для юридических вузов. М., 1997 г.
  11. Г.Н. Манов. Теория права и государства. М., 1995 г.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->