СУЩНОСТЬ ВЛАСТИ И ЕЕ СТРУКТУРА

Власть — одно из фундаментальных начал общества и политики. Она существует везде, где есть устойчивые объединения людей: в семье, производственных коллективах, различного рода организациях и учреждениях, во всем государстве — в этом случае мы имеем дело с верховной, политической властью.

Можно выделить следующие важнейшие аспекты трактовки власти [9, C. 145].

1. Телеологические (с точки зрения цели) определения характеризуют власть как способность достижения поставленных целей, получения намеченных результатов. «Власть может быть определена как реализация намеченных целей», — пишет Бертран Рассел [3, C. 146].

2. Бихевиористские трактовки рассматривают власть как особый тип поведения, при котором одни люди командуют, а другие подчиняются.

3. Психологические интерпретации власти, исходя из ее бихевиористского понимания как поведения реальных индивидов, пытаются раскрыть субъективную мотивацию этого поведения, истоки власти, коренящиеся в сознании и подсознании людей. Одно из виднейших направлений этого рода — психоанализ. Он трактует стремление к власти как проявление, сублимацию подавленного либидо, представляющего собой подверженное трансформации влечение преимущественно сексуального характера (Зигмунд Фрейд) или же психическую энергию вообще (Карл Густав Юнг). Стремление к власти и особенно обладание ею выполняют функцию субъективной компенсации физической или духовной неполноценности.

4. Системный метод исходит из производности власти не от индивидуальных отношений, а от социальной системы, рассматривает власть как «способность системы обеспечивать исполнение ее элементами принятых обязательств», направленных на реализацию ее коллективных целей [7, C. 386]. Некоторые представители системного подхода (К. Дойч, Н. Луман) трактуют власть как средство социального общения (коммуникации), позволяющее регулировать групповые конфликты и обеспечивать интеграцию общества. Системностью власти обусловливается ее относительность, т.е. распространенность на определенные системы.

5.Структурно-функционалистские интерпретации власти рассматривают ее как свойство социальной организации, как способ самоорганизации человеческой общности, основанный на целесообразности разделения функций управления и исполнения. Власть — это свойство социальных статусов, ролей, позволяющее контролировать ресурсы, средства влияния.

6. Реляционистские (от французского слова «relation» — отношений) определения рассматривают власть как отношение между двумя партнерами, агентами, при котором один из них оказывает определяющее влияние на второго. В этом случае власть предстает как
взаимодействие ее субъекта и объекта, при котором субъект с помощью определенных средств контролирует объект.

Такое понимание власти позволяет раскрыть ее структуру, увязать в единое целое различные ее характеристики.

Основными компонентами власти являются ее субъект, объект, средства (ресурсы) и процесс, приводящий в движение все ее элементы и характеризующийся механизмом и способами взаимодействия между партнерами [10, C.125].

Субъект и объект — непосредственные носители, агенты власти. Субъект воплощает активное, направляющее начало власти. Им может быть отдельный человек, организация, общность людей, например народ, или даже мировое сообщество, объединенное в ООН.

Для возникновения властных отношений необходимо, чтобы субъект обладал рядом качеств. Прежде всего, это желание властвовать, воля к власти, проявляющаяся в распоряжениях или приказах. Помимо желания руководить и готовности брать на себя ответственность субъект власти должен быть компетентным, знать суть дела, состояние и настроение подчиненных, уметь использовать ресурсы, обладать авторитетом. Для политической власти важнейшее значение имеет организованность субъекта. Конечно, реальные носители власти в разной степени наделены всеми этими качествами.

Субъекты политической власти имеют сложный, многоуровневый характер. Ее первичными субъектами являются индивиды и социальные группы, вторичными — политические организации, субъектами наиболее высокого уровня, непосредственно представляющими во властных отношениях различные группы и организации, — политические элиты и лидеры. Связь между этими уровнями может нарушаться. Так, например, лидеры нередко отрываются от масс и даже от собственных партий.

Власть всегда двустороннее, асимметричное, с доминированием воли властителя взаимодействие ее субъекта и объекта. Она невозможна без подчинения объекта. Если такого подчинения нет, то нет и власти, несмотря на то, что стремящийся к ней субъект обладает ярко выраженной волей властвования и даже мощными средствами принуждения.

Ресурсы власти. Реализация, осуществление власти подразумевает взаимодействие между многими ее составными элементами. Законное право разрабатывать и претворять в жизнь решений, от которых зависит создание и распределение ценностей, является самым важным атрибутом государственной власти. Неверие в возможности власти решить вопросы, связанные с обеспечением нормальных условий жизни и быта населения, вызывает его сопротивление государственной власти. Разумеется, возможности власти зависят от ее ресурсов. В широком смысле ресурсы власти представляют собой «все то, что индивид или группа могут использовать для влияния на других» [2, C. 77].

Ресурсы власти так же разнообразны как многообразны средства удовлетворения различных потребностей и интересов людей. Для выделения различных видов ресурсов власти широко распространена классификация ее ресурсов в соответствии с важнейшими сферами жизнедеятельности.

Экономические ресурсы – материальные ценности, необходимые для общественного и личного производства и потребления, деньги как их всеобщий эквивалент, техника, плодородные земли, полезные ископаемые и т.п.

Социальные ресурсы – способность повышения или понижения социального статуса или ранга, места в социальной стратификации. Они частично совпадают с экономическими ресурсами власти.

Культурно-информационные ресурсы – знания и информация, а также средства их получения и распространения: институты науки и образования, средства массовой информации и др.

Принудительные (силовые) ресурсы – оружие, институты физического принуждения и специально подготовленные для этого люди. В государстве их ядро составляют армия, полиция, службы безопасности, суд и прокуратура с их вещественными атрибутами: зданиями, снаряжением, техникой, тюрьмами и т.д. Этот вид ресурсов традиционно считается наиболее эффективным ресурсом власти, поскольку его использование может лишить человека жизни, имущества и свободы – высших ценностей.

Специфическим ресурсом является сам человек – демографические ресурсы. Личность выступает ресурсом власти лишь в одном из своих многочисленных измерений – будучи использована как средство реализации чужой воли. В целом же человек – не только ресурс власти, но и ее субъект и объект.

Использование ресурсов власти приводит в движение все ее компоненты, делает реальностью ее процесс, который происходит по следующим этапам (формам); господство, руководство, организация и контроль.

Ресурсы общества ограничены и распределены неравномерно, что приводит к постоянной борьбе индивидов и групп за их перераспределение, а также к взаимному соперничеству и давлению друг на друга в этой сфере государства и общества, противоборству власти управляющих и влияния управляемых.

Политическая власть характеризуется рядом отличительных признаков: 1) легальностью использования силы в пределах государства; 2) верховенством, обязательностью решений для всякой иной власти, способностью проникновения в любые общественные процессы.; 3) публичностью, т.е. всеобщностью и безличностью; 4) моноцентричностью, наличием единого центра принятия решений; 5 ) многообразием ресурсов [2, C. 79].

Политическая власть, и особенно государство, использует не только принуждение, но и экономические, социальные и культурно-информационные ресурсы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ, ФОРМЫ ВЛАСТИ И ВЛАСТНЫЕ МЕТОДЫ

 

Проявление власти естественно для человека и заложено в биологических, природных и социальных началах его жизни. Командование и исполнение — два универсальных принципа власти, которые нераздельны и взаимодействуют, как и два типа личности — властной и подчиняющейся. Оба эти типа общественно необходимы. Они воспроизводятся в крупных общественных структурах и отношениях между ними, например, государства и общества, правительства и масс, партий и лидеров и т.д.

Координация этих отношений и относится к общественным функциям политической власти. Власть призвана формировать политическую систему общества, политические отношения между государством и обществом, общественными группами, классами, политическими институтами, партиями, гражданами, органами государственного управления. Власть призвана контролировать эти отношения, превращать их по возможности в бесконфликтные и организованные. Власть управляет делами общества и государства на разных уровнях:

— макроуровне высших центральных политических институтов, государственных учреждений, партий и организаций;

— среднем уровне («мезоуровне»), который образуют учреждения регионального, областного и районного масштабов;

— микроуровне, охватывающем непосредственное политическое общение людей, малых групп, самоуправление. На этом уровне формируется политическая культура, складываются мнения, убеждения людей. Этот уровень не является низшим, он составляет политическую ткань общества в целом, включая и все другие уровни власти [2, C. 80].

От функционирования политической власти во многом зависит тип политического режима в обществе, открытость или закрытость общества, характер политических отношений и другие политические характеристики данного государства, включая стабильность, авторитет, разделение и сотрудничество властей, роль оппозиции, демократичность.

Таким образом, к наиболее важным, общественно значимым функциям политической власти можно отнести следующие: поддержание общественного порядка и стабильности; выявление, ограничение и разрешение конфликтов; достижение общественного согласия (консенсуса); принуждение во имя социально значимых целей и сохранения стабильности; управление делами общества.

Использование ресурсов власти приводит в движение все ее компоненты, делает реальностью ее процесс, который характеризуется прежде всего способами и механизмом властвования. Существуют два главных способа властвования (два «лица власти»). Первый из них заключается в побуждении объекта к определенным, угодным субъекту действиям. Второй состоит в обеспечении бездействия подвластных, блокировании нежелательных для руководства видов их поведения [2, C. 80].

Способы властвования имеют сложную и неоднозначную классификацию. Они могут быть демократическими (власть осуществляется при участии в принятии решений их исполнителей), авторитарными (неограниченная власть, не претендующая на полный контроль над подданными), тоталитарными (всеобъемлющий контроль субъекта над объектом), конституционными (правление в рамках закона), деспотическими (всевластие, произвол и беззаконие), либеральными (уважение свободы и прав личности) и др.

Процесс властвования упорядочивается и регулируется с помощью специального механизма власти — системы организаций и норм их устройства и деятельности. Применительно к такому сложному социальному субъекту, как общество (народ), механизмом власти выступают государственные органы и другие политические институты и право.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ, ЕЕ ЛЕГИТИМНОСТЬ

 

Особенности различных элементов власти (субъекта, объекта, ресурсов и процесса) могут использоваться в качестве оснований ее типологии. Наиболее содержательна классификация власти в обществе в соответствии с ресурсами, на которых она основывается, на экономическую, социальную, культурно-информационную, принудительную.

Экономическая власть — это контроль над экономическими ресурсами, собственность на различного рода материальные ценности. В обычные, относительно спокойные периоды общественного развития экономическая власть доминирует над другими видами власти, поскольку «экономический контроль — это не просто контроль одной из областей человеческой жизни, никак не связанной с остальными; это контроль над средствами достижения всех наших целей» [9, C. 286].

С экономической властью тесно связана власть социальная. Если экономическая власть предполагает способность распределения материальных благ, то социальная — распределения позиций на социальной лестнице — статусов, должностей, льгот и привилегий. Современные государства обладают большой социальной властью, с помощью социальной политики они могут влиять на общественное положение широких слоев населения, вызывая тем самым их лояльность и поддержку.

Культурно-информационная власть — это прежде всего власть над людьми с помощью научных знаний, информации и средств их распространения. Кроме того, это моральная, религиозная и некоторые другие виды власти, связанные с подчинением на основе авторитета. В современном обществе из всех видов духовного влияния на первый план выдвигается научно-информационная власть. Знания используются как при подготовке правительственных решений, так и для непосредственного воздействия на сознание людей в целях обеспечения их политической лояльности и поддержки. Такое воздействие осуществляется через институты социализации (школа, другие образовательные учреждения), а также с помощью СМИ.

Информационная власть способна служить разным целям: не только распространению объективных сведений о деятельности правительства, положении в обществе, но и манипулированию — управлению сознанием и поведением людей вопреки их интересам, а нередко и воле, основанному на специальных методах обмана.

Принудительная власть опирается на силовые ресурсы и означает контроль за людьми с помощью применения или угрозы применения физической силы. Принудительную власть не следует отождествлять с властью политической, хотя легальное использование силы в масштабах государства — важнейшая особенность последней.

Различные общественные власти находятся в сложном взаимодействии. Многие политологи, в том числе марксистской ориентации, считают важнейшей среди них экономическую власть, власть собственников средств производства и других общественных богатств.

Политическая власть, испытывая сильное воздействие власти экономической, достаточно самостоятельна и способна превалировать над ней, подчинять ее своим целям. При определенных обстоятельствах доминирующее влияние на общество может оказывать власть духовно-информационная. Ее монопольное использование может обеспечить политической группировке победу на выборах и длительное сохранение своего господства несмотря на неэффективность экономической и социальной политики.

Во взаимодействии различных властей в обществе имеет место так называемый кумулятивный эффект — усиливающееся накопление власти. Он проявляется в том, что богатство повышает шансы человека на вхождение в политическую элиту и доступ к СМИ и образованию; высокая политическая должность способствует накоплению богатства, доступу к знаниям и информационному влиянию; последние же, в свою очередь, улучшают возможности в занятии лидирующих политических позиций и повышении дохода.

Слияние политической, экономической, социальной и духовно-информационной властей при командной роли политики наблюдается в тоталитарных государствах. Демократический же строй предполагает разделение как самих этих властей, так и каждой из них: в экономике — наличие множества конкурирующих центров влияния, в политике — разделение властей между государством, партиями и группами интересов, а также самой государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, в духовной сфере — плюрализм СМИ и других источников знания и информации.

Как уже отмечалось, типологии власти разнообразны. В зависимости от субъектов власть бывает автократическая (самодержавие), олигархическая (группократия) и самоуправленческая (власть всех членов группы или организации). По сферам проявления власть делится на государственную, партийную, профсоюзную, армейскую, семейную и т.п. По широте распространения выделяются: мегауровень — международные организации, например ООН, НАТО и т.п.; макроуровень — центральные органы государства; мезоуровень — организации (областные, районные и т.п.), подчиненные центру, и микроуровень — власть в первичных организациях и малых группах. Возможна классификация власти по функциям ее органов, например законодательная, судебная и исполнительная власти государства; по способам взаимодействия субъекта и объекта власти — демократическая, авторитарная и т.п.

Проявления власти в обществе чрезвычайно многообразны, изменчивы и относительны. Для того чтобы упорядочить их, стабилизировать власть в обществе и сделать ее функционально способной, ее необходимо институциализировать, закрепить в форме политического господства

Политическое господство означает структурирование в обществе отношений командования и подчинения, организационное и законодательное оформление факта разделения в обществе управленческого труда и обычно связанных с ним привилегий — с одной стороны, и исполнительской деятельности — с другой. Оно возникает тогда, когда власть институциализируется, превращается в устойчивые отношения, когда в организации устанавливаются позиции, занятие которых позволяет принимать решения, приказывать, разрешать или запрещать.

Господство неразрывно связано с властью, является формой ее организации в обществе. Политическая власть, опираясь на вооруженную силу, может возникнуть и до установления господства. Однако в этом случае она не сможет долго продержаться и выполнять свои функции в обществе.

Господство — это политический порядок, при котором одни командуют, а другие подчиняются, хотя первые могут находиться под демократическим контролем вторых [9, C. 146].

Господство как институциализировавшаяся власть может по-разному оцениваться гражданами. Положительная оценка, принятие населением власти, признание ее правомерности, права управлять и согласие подчиняться означает ее
легатимность. Легитимная власть обычно характеризуется как правомерная и справедливая. Легитимность связана с наличием у власти авторитета, ее соответствием ценностным представлениям большинства граждан, с консенсусом общества в области основополагающих политических ценностей.

Сам термин «легитимность» иногда переводят с французского как «законность» или «узаконенность». Такой перевод не совсем точен. Законность, понимаемая как действие через закон и в соответствии с ним, может быть присуща и нелегитимной власти.

Большой вклад в теорию легитимации господства (власти) внес Макс Бебер. В зависимости от мотивов подчинения он выделил три главных типа легитимности власти:

1. Традиционная легитимность. Она обретается благодаря обычаям, привычке повиноваться власти, вере в непоколебимость и священность издревле существующих порядков. Традиционное господство характерно для монархий.

2. Харизматическая легитимность. Харизматическая легитимность базируется на вере и на эмоциональном, личностном отношении вождя и массы.

3. Рационально-правовая (демократическая) легитимность. Ее источником выступает рационально понятый интерес, который побуждает людей подчиняться решениям правительства, сформированного по общепризнанным правилам, т.е. на основе демократических процедур. В таком государстве подчиняются не личности руководителя, а законам, в рамках которых избираются и действуют представители власти [Цит. по 3, C. 89].

Рационально-правовая легитимность характерна для демократических государств. Это преимущественно структурная или институциональная легитимность, основанная на доверии граждан к устройству государства, а не к отдельным личностям (персональная легитимность). В современном мире легитимность власти нередко отождествляют лишь с ее демократической легитимностью.

Легитимность власти не ограничивается ее тремя, ставшими классическими типами. Существуют и другие способы легитимации и, соответственно, типы легитимности. Один из них — идеологическая легитимность. Ее суть состоит в оправдании власти с помощью идеологии, вносимой в массовое сознание. Идеология обосновывает соответствие власти интересам народа, нации или класса, ее право управлять. В зависимости от того, к кому апеллирует идеология и какие идеи она использует, идеологическая легитимность может быть классовой или националистической.

В странах командно-административного социализма была широко распространена классовая легитимность. Во второй половине XX в. многие молодые государства в попытках получить признание и поддержку населения очень часто прибегают к националистической легитимации своей власти, нередко устанавливая этнократические режимы.

Идеологическая легитимация основывается на внедрении в сознание и подсознание людей определенной «официальной» идеологии с помощью методов убеждения и внушения. Однако, в отличие от рационально-правовой легитимации, апеллирующей к сознанию, разуму, она — однонаправленный процесс, не предполагающий обратных связей, свободного участия граждан в формировании идеологических платформ или их выборе.

Эффективность власти — это ее результативность, степень выполнения ею своих функций в политической системе и обществе, реализации ожиданий (экспектаций) граждан и прежде всего наиболее влиятельных слоев — элит. В современных условиях легитимность и эффективность власти — два важнейших фактора ее стабильности, доверия к ней и поддержки ее гражданами.

Политическая власть распределена в обществе неравномерно. В любой стране мира, как в древности, так и сегодня, большинство людей не принимает непосредственного систематического участия в политике и управлении государством. Даже в условиях демократии (подробно о демократии см. разд. IV), основанной на признании граждан, народа источником власти, реальными повседневными ее носителями являются политические элиты и лидеры.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4. проблемы совершенствования властных отношений в РФ

 

Согласно Конституции РФ, политическая жизнь на верхнем уровне власти подчиняется принципу разделения властей как антиподу единовластия или полновластия какой-либо структуры или группы. Разделение властей проявляется в том, что: 1) каждый государственный орган наделен своими полномочиями и не может выходить за их пределы; 2) ни один орган не может игнорировать или приостанавливать деятельность конституционно закрепленных институтов [12, C. 35]. Бесконтрольное отправление властных функций исключено. Федеральное Собрание, являясь представительным органом, аккумулирует в себе разные типы представительства: пропорциональное и равноправное от субъектов федерации. Совет Федерации по характеру представительства призван быть тесно связанным с местами, интересами регионов.

Провозглашение принципа разделения властей в качестве доминанты государственного строительства Российской Федерации не исключило преобладания в федеральном центре структур исполнительной власти во главе с Президентом. Еще Б.Н. Ельцин пытался создать сильную исполнительную вертикаль (назначаемые им главы администраций и представите ли президента на местах), заложив в основу складывающегося механизма государственного управления унитаристские начала российской государственности. Не случайно в конце 1991 г. было принято решение образовать правительство, наделенного чрезвычайными полномочиями. Высшие представительно-законодательные институты в большей степени воздействовали на процесс законотворчества, но и там Президент, издавая соответствующие Указы, блокировал те начинания парламентариев, которые, по его мнению, находились в противоречии с намеченным им направлением политических и социально-экономических преобразований.

Политику укрепления вертикальной оси исполнительной власти продолжил и нынешний Президент В.В. Путин, которые направляет свои действия по укрупнению российских регионов.

Согласно Конституции РФ, внутреннюю и внешнюю политику определяет президент. Но политико-правовые возможности президента небеспредельны. Так, меры по охране суверенитета Российской Федерации президент должен принимать в установленном Конституцией порядке. В частности, статус Совета безопасности, который формирует и возглавляет президент, должен определяться федеральным законом. Председатель правительства назначается президентом с согласия Государственной Думы, заместители председателя правительства и федеральные министры — президентом по предложению председателя правительства. Президент представляет, но Государственная Дума назначает Председателя Центрального банка. Президент представляет, но Совет Федерации назначает на должности судей Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда, генерального прокурора. После консультаций с комитетами Федерального Собрания президент назначает и отзывает дипломатических представителей. По Конституции Российской Федерации законодательным органом является Федеральное Собрание, состоящее из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы

Конституция РФ предусматривает систему сдержек и противовесов. Исходя из того, что президент наделен большими полномочиями (он является главой государства, гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина суверенитета, независимости и государственной целостности Российской Федерации), выстроена связка: президент-правительство-федеральное собрание [12, C. 36].

Так Президент может распустить Государственную Думу в следующих случаях: 1) после трехкратного отклонения представленных кандидатур (не одной и той же, но трех кандидатов) председателя правительства; 2) после двукратного выражения Государственной Думой недоверия правительству. Президент не может распустить Государственную Думу в течение года после ее избрания, в течение 6 месяцев до окончания срока ее полномочий.

В свою очередь и Федеральное Собрание наделено определенными правами для влияния на президента. Так, он может быть отрешен от должности Советом Федерации на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения его в государственной измене или совершении иного; тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного суда о наличии в действиях президента признаков преступления и заключением Конституционного суда о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения.

Государственная Дума имеет право выразить недоверие правительству. Президент вправе как согласиться с этим решением и отправить правительство в отставку, так и распустить саму Думу при условии, что она повторно подтвердит свое нежелание работать с таким правительством.

Конституционная связка президент — правительство нужна для стабильности страны и безопасности государства.

В Конституции РФ подчеркивается, что судебная власть есть самостоятельная и независимая ветвь государственной власти. Это положение представляется важной конституционной гарантией осуществления законодательной и исполнительной властей. Вместе с тем и существование самой судебной власти имеет конституционные гарантии. Они выражены в основных принципах деятельности судов: независимости судей и подчинении их только закону, несменяемости судей и их неприкосновенности. Независимость суда как органа государственной власти обеспечивается тем, что финансирование судов производится только из федерального бюджета.

С какими же проблемами сталкивается сегодня российская власть?

Первая проблема — структура власти. Прежнюю систему, названную командно-административной, сломали, однако новую еще предстоит создать и совершенствовать. Существующую сегодня систему можно было бы обозначить как административно-советскую [12, C. 36]. Нынешний Президент претворяет в жизнь политику укрепления центральной власти, одним из таких шагов явилось введение института представителей президента по округам.

Вторая проблема — кадры. Необходим приход во властные структуры профессиональных политиков и экономистов.

Третья проблема— реализация принятых решений. В былые времена исполнение решений держалось на страхе перед тюрьмой и даже расстрелом, позже — на страхе лишиться партбилета, престижной должности, сопутствующих ей благ. Ныне страха нет, но нет и цивилизованного механизма, который обеспечивал бы исполнение решений власти. Принимаемые решения сегодня в большей своей части не опираются на экономическую заинтересованность.

Четвертая проблема — права власти. Во времена командно-административной системы номенклатура чувствовала пределы: это— можно, даже это— сойдет, а вот это— нет, тут надо остановиться. Сегодня власть имущих мало что останавливает. Пресса поднимает вопрос о коррупции власти, о цинизме «верхов, о мафиози чувствующих себя в коридорах власти, как дома» и т. п.

Каковы же основные тенденции отношений власти? Исследования выявили устойчивые тенденции. Первая — укрепление государственной, национальной исполнительной и бюрократической власти. Практика показывает, что государственные органы и бюрократический аппарат стремятся расширить свою власть и функции, используя для этого все имеющиеся средства [12, C. 38]. Конфликт между законодательной исполнительной властями в России возник, разумеется, неслучайно. Верховный Совет РФ стремился ограничить сферу влияния исполнительной власти. В данное время с приходом в Государственную власть пропрезидентского большинства, этот конфликт будет отсутствовать.

Другая тенденция состоит в смещении политической власти от нижних ее звеньев, уровней в сторону центральных, общенациональных правительств. Это характерно для всех цивилизованных стран. В России идет тот же процесс.

Однако в первые годы реформ был провозглашен тезис о наделении нижних уровней власти большими полномочиями. Возможно, это в то время и имело смысл, но это был чисто политический шаг, поскольку без ресурсов (организации, финансов, компетенции, информации, опыта) решить стоящие проблемы невозможно. Сегодня происходит сосредоточение власти в руках центральных правительств и расширение их функций. Нижестоящие органы все чаще играют роль проводников государственной политики, адресатов федеральных фондов. Они принимают решения в рамках общенациональной политики. В основном эта тенденция связана со сложностью современного общества, которое часто представляет собой национальное сообщество. Чтобы решить стоящие перед современным обществом проблемы (экономический спад, инфляция, безработица, экология и др.) необходим общенациональный подход. К тому же на местном уровне не всегда возможно решить многие проблемы, например социальной защиты населения, общественной безопасности, здравоохранения, обеспечения энергоресурсами, транспортом и т. д. Поэтому только политические демагоги могут призывать к передаче всей полноты власти местным органам, оставляя за центром функции координатора.

Вместе с тем не следует драматизировать процесс перемещения власти от законодательных органов к исполнительным. Известно, что принятие решений и законодательная инициатива всегда находились в руках исполнительных органов, а законодательный орган служил противовесом исполнительного, совершенствуя, ратифицируя или отвергая исходящие от него предложения.

Разумеется, не следует забывать, что расширение функций исполнительной власти (это отчетливо просматривается в России) ведет к становлению бюрократического государства, а, следовательно, к росту полномочий бюрократов, которые сегодня уже не являются простыми администраторами [12, C. 37]. Бюрократы прочно связываются с разработкой политики на высшем уровне, выступая в качестве советников, консультантов, лоббистов в органах исполнительной и законодательной власти.

Какая же власть должна быть в России? Она должна быть легитимной, независимой и сильной. Это не возврат к прошлому. Сильная власть не есть власть меча и насилия. Административно-командная система не явила миру сильную власть, а борьба за «новую» власть фактически привела в середине 1993 г. к подрыву самой государственной организации [14, C. 12].

России нужна сильная власть, которая не должна подминать свободу граждан, претендовать на всемогущество. В противном случае она неизбежно скомпрометирует себя.

Власть сильна своей правотой, своим достоинством и поддержкой народа, т. е. соблюдением им закона, доверием, уважением и готовностью участвовать в начинаниях власти. Она должна иметь духовный авторитет, а люди — чувствовать, что это их власть, отражающая их интересы.

Власть должна быть независимой от иностранного капитала, мафиозных структур, каких-либо международных организаций, политических партий, лоббистов, церкви. Сильная власть в государственных делах обязана быть волевым центром страны.

Разумеется, власть, имея в распоряжении аппарат принуждения (силовые структуры), может реализовать свою волю внешней силой, но последняя никогда не заменит внутреннюю силу власти. И в этой связи Конституция Российской Федерации призвана обеспечить преодоление слабости государственной власти и утвердить в России сильную демократическую власть, опирающуюся на закон власть, способную обеспечить законные права граждан, и конституционные свободы; утверждать право, как стержень общественных отношений и самой уметь подчиняться закону, выполнять хозяйственно-созидательную функцию [14, C. 13].

В целом в российской модели федерации воспроизводятся общие черты федерального типа государственного устройства. Одновременно обозначились национальные особенности. В России нет большой опасности отделения какого-либо субъекта федерации, но есть проблема достижения согласия центра и регионов. Как правило, субъекты федерации не ставят вопроса о каком-либо разделении суверенитета, но актуализируют вопрос разграничения полномочий и конкретизации сферы совместного ведения. У республик сложились свои традиции отношений с центром. Однако с развалом советской системы накопленный опыт оказывается ограниченным.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЫВОД

 

Понятие власти является одним из центральных в политологии. Оно дает ключ к пониманию политических институтов, политических движений и самой политики. Парадокс политической власти, способной оборачиваться для человека одновременно и целесообразной силой, и злой волей, во все времена занимал умы философов и писателей. Аристотель и Шекспир, Гете, Ницше и Достоевский, Фуко и Кафка в философских категориях или художественных образах пытались приоткрыть завесу над этим, далеко еще не познанным, феноменом жизни общества и человека.

Власть появилась с возникновением человеческого общества и будет в той или иной форме всегда сопутствовать его развитию. Власть необходима, прежде всего, для воспроизводства человеческого рода. Семейно-родовая форма власти наблюдалась у кочевых народов России. С развитием оседлости постепенно утверждалась племенная власть. Формирование власти территориальной обусловлено необходимостью организации общественного производства, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, а также потребностью регулирования социальных отношений между людьми. С появлением классов и государства кровные, родовые связи были разрушены, моральный авторитет старейшины рода сменился авторитетом публичной власти, которая отделилась от общества и встала над ним.

Власть есть присущее обществу волевое отношение между людьми. Власть необходима, подчеркивал Аристотель, прежде всего, для организации общества, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, для поддержания его целостности и единства.

Власть — понятие правовое, означающее созидание и распределение ценностей согласно общественным интересам. Власть — это законное право принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, и использовать принуждение во имя торжества законов. Правители всегда стремятся создать впечатление правомерности своей власти и законности правления. В обществе, в котором народ с уважением относится к закону и доверяет правительству, требуются минимальные условия для принуждения. Там же, где законность власти не бесспорна, воцаряется беззаконие и сохраняется опасность социальных потрясений.

Политическая власть, охватывая все сферы жизни и моделируя человеческие отношения, предает им статус политических является источником и основой этой политики, т.е власть — первооснова политики…

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  • Барнс. Б. Природа власти. Политология вчера и сегодня. М., 1990
  • Белов. Г. А. Политология. -М.: Наука 2002.
  • Власть: Очерки современной политической философии Запада. М., 1989.
  • Гончаров Д. В., Гоптарева И. Б. Введение в политическую науку. -М.: Юрист, 2000.
  • Гулиев В.Е. Российская государственность: состояние и тенденции// Политические проблемы государства. М., 2002
  • Морозова Л.А. Проблемы современной российской государственности. М., 2001.
  • Парсонс Т. Социальная теория. Нью-Йорк, 1967.
  • Перевалов В.Д., Югов А.А. Проблемы теории и практики законотворческого процесса в Российской Федерации// Российский юридический журнал. 2000. № 7.
  • Политология/ Под ред., Г. В. Полуниной. -М.: Акалис, 2000.
  • Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию. М., 2002.
  • Пушкарева Г. В. Власть как социальный институт// Социально-политический журнал. 2000. №2.
  • Правовая реформа в России: проблемы теории и практики// Материалы Всероссийской научно-практической конференции. СПб., 2003.
  • Радугин. А. А. Политология. –М.: Центр, 2000.
  • Синюков В.Н. О форме федерации в России// Государство и право. 2002. № 7.
  • Хайек Ф. А. Дорога к рабству//Новый мир. 1991. № 7.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->