Сущность, истоки и исторические условия формирования политического тоталитаризма. Основные признаки тоталитаризма

Определяемый в самой общей форме тоталитаризм означает подчинение части — индивида целому — государству, всеобъемлющий контроль со стороны власти над личностью, ее сознанием с целью формирования угодного типа человека, управление обществом на основе определенной идеологической доктрины1.

Тоталитарное государство есть всеобъемлющее государство. Оно отправляется от того, что самодеятельность граждан не нужна и вредна, а свобода граждан опасна и нетерпима. Имеется единый властный центр: он призван все знать, все предвидеть, все планировать, все предписывать. Обычное правосознание исходит от предпосылки: все незапрещенное — позволено; тоталитарный режим внушает совсем иное: все непредписанное — запрещено. Обычное государство «говорит»: у тебя есть сфера частного интереса, ты в ней свободен; тоталитарное государство заявляет: есть только государственный интерес и ты им связан. Обычное государство «разрешает»: думай сам, веруй свободно, строй свою внутреннюю жизнь, как хочешь; тоталитарное государство требует: думай предписанное, не веруй совсем, строй свою внутреннюю жизнь по указу. Иными словами: здесь управление — всеобъемлющее; человек всесторонне порабощен; свобода становится преступной и наказуемой.

Тоталитаризм, как и демократия, — это преимущественно нормативное понятие, обосновывающее и (или) отражающее социальный идеал, который нигде и никогда в полной мере не был реализован. В более или менее полном, завершенном виде тоталитаризм как определенная социальная система представлен в основном лишь в литературных тоталитарных антиутопиях. В реальности же, даже в считавшихся классическими примерами тоталитаризма сталинистстком и национал-социалистическом государствах, власти не удавалось обеспечить полный контроль за гражданами и целиком устранить индивидуальную свободу.1

Поэтому тоталитаризм как понятие отражает прежде всего хотя и различную, но весьма высокую степень контроля государства (и стоящих за ним групп и организаций) над гражданами, их политическим сознанием и поведением. Причем в том случае, когда власти удается осуществлять такой институционально закрепленный контроль над большинством населения, есть основания говорить о тоталитарном государстве (хотя степень тоталитарности даже таких государств может быть различна). Если же основная часть граждан все же сохраняет определенную автономию и свободомыслие, то речь может идти о «предтоталитаризме» — тоталитарных тенденциях или устремлениях властей, но не о тоталитаризме как государственном строе. Очевидно, что грани между тоталитаризмом и предтоталитаризмом подвижны и часто трудно уловимы, однако они существуют и могут быть определены эмпирически.

Или иначе говоря, сущность тоталитаризма состоит не столько в особой форме государственного устройства (демократической, республиканской или авторитарной), сколько в объеме управления: этот объем становится всеохватывающим. Однако, такое всеобъемлющее управление осуществимо только при проведении самой последовательной диктатуры, основанной на единстве власти, на единой исключительной партии, на монополии работодательства, на всепроникающем сыске, на взаимодоносительстве и на беспощадном терроре. Такая организация управления позволяет придать собственно государственной форме любой вид: советский, федеративный, избирательный, республиканский или иной. Следует заметить, что тут важна не государственная форма, а организация управления, обеспечивающая всеохват; — до последнего закоулка городского подвала, деревенского чулана, личной души, научной лаборатории, композиторской фантазии, больницы, библиотеки, газеты, рыбачьей лодки и церковной исповедальни2.

Тоталитаризм – одна из форм, в которых существуют общества, та господствующая система связей, отношений государства и общества, внутриобщественных отношений, которые определяют возможности функционирования данного общества. Сущность общества тоталитаризм не определяет. Он может заключать в себе прогрессивную и социально справедливую на данный момент сущность, и реакционную, агрессивную. Он безразличен к социально- классовым отношениям. И эти сущностные отношения каждый раз надо выяснять конкретно в исторических условиях1.

Термин «тоталитаризм» происходит от позднелатинских слов «totalitas» – полнота, цельность — и «totalis» — весь, полный, целый. Применительно к государству он означает управление социальной системой как целым и всеми ее элементами, в том числе людьми, их сознанием.

В политический лексикон термин «тоталитаризм» впервые ввел для характеристики своего движения Б. Муссолини в 1925 г. В конце 20-х годов английская газета «Тайме» писала о тоталитаризме как о негативном политическом явлении, характеризующем не только фашизм в Италии, но и политический строй в СССР.

Теория тоталитаризма складывается в 40 – 50-е годы и получает развитие в последующие десятилетия. Она широко использовалась Западом в целях идеологической борьбы против коммунистических стран. Первые «классические» теоретические исследования по проблемам тоталитаризма — работы Ф. Хайека «Дорога к рабству» (1944) и X. Аренд «Истоки тоталитаризма» (1951), а также совместный труд К. Фридриха и 3. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956). В последней из этих работ сделана попытка эмпирического обоснования тоталитаризма как понятия, отражающего сталинизм, национал-социализм и другие однотипные политические режимы.

Хотя теория тоталитаризма складывается лишь в середине XX в., идейные истоки этого явления уходят в глубокую древность. Тоталитарные взгляды и прежде всего идеи необходимости полного подчинения части целому, индивида государству, а также тотальной управляемости обществом существуют свыше двух тысячелетий. Так, еще в V в. до Р.Х. Гераклит считал, что обладая мудростью, совершенным знанием, «можно управлять решительно всеми вещами». Достаточно детальное обоснование тоталитарные модели государства получают у Платона, Мора, Кампанеллы, Бабефа, Сен-Симона, Руссо. В более позднее время они развиваются в трудах Фихте, Гегеля, Маркса, Ницше, Ленина, Сореля, Зомбарта и других мыслителей. Пожалуй, не меньший по сравнению с научными работами вклад в арсенал тоталитарной мысли и в том числе в ее критику внесли такие писатели, как Ф. Достоевский, Е. Замятин, О. Хаксли, Дж. Оруэлл и др.

Особенность тоталитарного государства, обычно не принимаемая во внимание, заключалась как раз в том, что оно стремилось к благоденствию граждан, устранению нищеты, невежества, других социальных проблем, правда, весьма своеобразными методами. В теории государство этого типа пыталось сделать жизнь каждого человека достойной как в материальном, так и в духовном смысле. Поэтому не следует сводить сущность тоталитарного полицейского государства только к голому насилию, как это почти всегда имеет место. Один из теоретиков тоталитарного полицейского государства И.-Г.-Г. Юсти писал, что бедность «соблазняет людей ко многим порокам»1. Благополучие, в первую очередь материальное, объявлялось естественным правом человека. В либеральной же теории (особенно у Канта) эта мысль становится объектом беспощадного остракизма. Действительно, там, где нет свободы, где динамичный элемент истории (личность) приносится в жертву государству и обществу во имя так называемого общего блага, общество обречено на застой и стагнацию. Тоталитарное государство стремилось достичь некоего земного рая, исключив при этом человека, и, естественно, было обречено на провал, как и всякая утопическая идея.

Исследуя причины возникновения тоталитарного государства, следует отметить тот факт, что эволюция общества и государства привела к появлению новых сфер человеческой деятельности, неизвестных государствам предшествующих эпох. В орбиту властных и правовых форм вовлекаются самые разнообразные вопросы, с которыми не сталкивалось полицейское государство раннего, «классического типа». Формальный признак тоталитарного государства, т.е. многопредметность административной деятельности, как бы уходит на второй план. С современных позиций о тоталитарном государстве судят не по тому, что оно делает и какую программу оно выполняет, а по тому, какими способами и средствами оно добивается поставленных целей. Иными словами, ключевым моментом для характеристики того или иного политического союза является уже не содержание, а форма осуществления его функций, или еще шире — политико-правовой режим. Правовое государство связано правовым законом и свои властные функции осуществляет в правовых формах. Для тоталитарного государства по сути внеправовая форма является едва ли не главной, и при тех или иных обстоятельствах отбрасываются за ненадобностью и без того шаткие юридические процедуры1.

Историческое развитие, в том числе и эволюция государственных форм, подчиняется внутренним, объективным закономерностям.

История любого государства, может быть, лишь за некоторым исключением попеременно включает в себя эпохи либеральные и авторитарные. При наличии определенных условий тоталитарное государство перерастает в свою противоположность, т.е. правовое государство, и наоборот.

Следовательно, можно очертить комплекс факторов, при наличии которых в той или иной стране может сформироваться полицейское государство, существуют некоторые закономерности, факты, при наличии которых можно прогнозировать развитие тех или иных политических сценариев. При всей условности они могут быть сведены к следующему.

По всей видимости, тоталитарное государство является следствием материализации определений. Оно прямой результат маргинальности, неуверенности, страха перед настоящим и будущим, нестабильностью и кризисом. Формальным признаком эскалации страхов в обществе является стремительный рост охранников, военизированных формирований, замкнутость и закрытость людей. Именно страх и неуверенность подпитывают потребность в «сверхгосударстве».

 

Тираны никогда не появлялись в истории вдруг, случайно, их всегда ждали, на них молились и воздавали им почести, словно богам. Тоталитарное государство всегда актуально там, где народная психология саму возможность позитивных перемен продолжает связывать с личностными качествами политического лидера или его главных оппонентов. Прежде всего, тоталитарное государство является следствием «психологии вождизма», а затем и других факторов1.

Там, где нет развитого гражданского общества, где оно только формируется или приходит в себя после полосы государственного терроризма, всегда актуальной является проблема возврата к прошлому.

В тоталитарном обществе существует «верхи» и «низы» и между ними весьма тонкий слой, из которого затем постепенно вырастает основа гражданского общества — средний класс, который существуя в обществе может противостоять тоталитарному государству.

Хотя следует и отметить тот факт, что тоталитарное государство может стать фактором общественной и политической жизни при отсутствии стабильности в самом широком смысле этого слова. Прежде всего существенную, определяющую роль в развитии общественного организма играет экономическая стабильность, обеспечивающая приемлемый стандарт жизни. Политическая история, в том числе и совсем недавняя, свидетельствует, что гипертрофированная государственность, сосредоточение власти в руках немногих чаще всего имеет место там, где экономические, социальные проблемы принимают крайние формы. В таком обществе практически отсутствуют силы, способные активно противостоять диктатуре. При таком сценарии общество легко жертвует институтами политической демократии во имя ликвидации кризисных явлений, полагая в данном случае, что они являются более мелкой потерей, чем экономическое и социальное благополучие. При таких условиях к власти приходит харизматический лидер, уверовавший в то, что сама нация вручила ему «мандат во спасение» и все, что бы он ни предпринял во имя достижения этой цели, будет с легкостью оправдано. При таких условиях правовые форумы становятся излишними. Вожди XX в. совсем не похожи на тиранов, которых периодически призывали в античных городах-государствах, поскольку тиран оставался формально в рамках закона. Их звали на определенный срок, и, выполнив свою миссию, он удалялся часто с титулом «спасителя отечества». Жертвы тирана исчислялись десятками, вожди и фюреры не разменивались на мелочь и вели свой счет на миллионы. Они приходили всерьез и надолго, и их правление оказывалось, как правило, слишком дорогой ценой за иллюзии1.

Экономически нестабильное общество, раздираемое социальными противоречиями, подверженное сильнейшей имущественной дифференциации, является идеальной почвой для полицейской диктатуры. Экономическая нестабильность порождает нестабильность политическую, и наоборот.

Тоталитарный режим возможен при угрозе целостности государства, прежде всего территориальной.

Тенденцию к превращению в тоталитарное государство имеет тот политический союз, которому угрожает некая военная опасность, прежде всего извне. Эта опасность либо мнимая, что чаще всего и бывает, либо реальная. Экономика такого государства милитаризуется до крайних пределов, все работает на войну. Мощная пропагандистская машина преследует задачу создания образа врага в лице сопредельных либо каких-либо других государств. Полувоенный образ жизни приучает массовое сознание к тому, что только единая, сильная власть, обладающая сверхполномочиями, способна мобилизовать экономические и людские ресурсы в случае каких-либо военных действий. Военизированное общество и государство могут быть только тоталитарными и полицейскими. Тоталитаризм — обратная сторона полувоенного общества и государства.

Тоталитарное государство может сформироваться и как антитеза государству криминальному.

Тоталитарное государство может утвердиться и там, где существуют острые межнациональные проблемы, имеющие тенденции превратиться в этнические войны.

Используя в качестве критерия классификации ведущие формы социального контроля, применяемого тоталитарным режимом, можно выделить три главных типа тоталитаризма: религиозный, политический и информационный (информационно-финансовый). В первом случае главной опорой, носителем тоталитарного порядка выступает церковь, религиозные институты в целом, использующие для управления сознанием масс религиозную идеологию. Во втором случае таким носителем является политическая власть и прежде всего партия-государство, осуществляющая свое господство на базе политической идеологии (официальный марксизм, национал-социализм и т.п.). В третьем случае главной опорой и движителем тоталитаризма служат СМИ, использующие специфическую нерелигиозную и во многом деполитизированнную идеологию, представляющую собой конгломерат идей и ценностей потребительства, индивидуализма, абстрактной, негативной свободы (отсутствие ограничений для экспансии сильного) и успеха как возвышения над другими. Ядром, системообразующим фактором идеологии информационного тоталитаризма выступают ценности сохранения социального статус-кво и политической стабильности1.

В современных условиях примером религиозного тоталитаризма являются Исламская Республика Иран, еще недавно существовавшее государство талибов в Афганистане. В этих странах духовенство с помощью государства осуществляет контроль за мыслями и поведением граждан. В современном мире существует также множество тоталитарных сект, например секта Муна.

Религиозная форма тоталитаризма возможна лишь в тех странах, в которых господствует религиозное мировоззрение и сама религиозная идеология приспособлена для детальной регламентации поведения людей. Примером такой идеологии является ислам, содержащий целый комплекс норм повседневного поведения людей. В тех же странах, где влияние религии относительно невелико и сама она плохо совместима с идеями всеобъемлющего контроля над личностью, возможны иные формы тоталитаризма, наиболее известной из которых выступает политический тоталитаризм. Анализ этого, классического типа тоталитаризма помогает выявить социальные истоки и важнейшие черты тоталитаризма в целом, в том числе и его современной, информационной разновидности1.

Классическая модель тоталитаризма, отождествляющая его с политическим тоталитаризмом, базируется на тех признаках, которые в большей или меньшей степени были присущи сталинистскому режиму в СССР, национал-социалистическому — в Германии и фашистскому (Муссолини) — в Италии. Эти черты она рассматривает как общие признаки тоталитаризма. К ним относятся комплекс черт и прежде всего рационализация и идеологизация общественного сознания.

Тоталитарные системы возникают не стихийно, а на основе определенного идеологического образа. Тоталитаризм — порождение человеческого разума, его попытка поставить под непосредственный рациональный контроль всю общественную и личную жизнь, подчинить ее определенным целям. Поэтому при выявлении общих черт этого типа политической системы отправным пунктом является анализ лежащей в ее основе идеологии и общественного сознания. В идеологии тоталитарная система черпает свои жизненные силы. Идеология призвана выполнять социально-интеграционную функцию, цементировать людей в политическую общность, служить ценностным ориентиром, мотивировать поведение граждан и государственную политику2.

Для политического тоталитаризма характерна монополия власти на информацию, полный контроль за СМИ, нетерпимость ко всякому инакомыслию, рассмотрение идейных оппонентов как политических противников. Этот строй устраняет общественное мнение, заменяя его официальными политическими опенками. Отрицаются общечеловеческие основы морали, а сама она подчиняется политической целесообразности и по существу разрушается. Подавляется индивидуальность, оригинальность в мыслях, поведении и т.п. Культивируются стадные чувства: стремление не выделяться, быть как все, а также низменные инстинкты: классовая или национальная ненависть, зависть, подозрительность, доносительство и т.п. В сознании людей создается образ врага, с которым не может быть примирения1.

В соответствии с логикой тоталитарной системы всеобъемлющая идеологизация общества дополняется его тотальной политизацией, т.е. гипертрофированным развитием аппарата власти, ее проникновением во все поры социального организма. Всесильная власть выступает главным гарантом идеологического контроля над населением. Тоталитаризм стремится к полному устранению гражданского общества, частной жизни. Политическая система, а точнее партийно-государственная организация общества, служит стержнем, фундаментом всей социальной и экономической организации, которая отличается жесткой иерархической структурой2.

Ядром тоталитарной политической системы выступает предельно централизованное политическое движение за новый порядок во главе с партией нового, тоталитарного типа. Эта партия срастается с государством и концентрирует в себе реальную власть в обществе. Запрещаются всякая политическая оппозиция и создание без санкций властей любых организаций3.

В то же время тоталитарная политическая система претендует на выражение народной воли, воплощение высшей народности или демократии высшего типа. Она использует безальтернативные, преимущественно акламационные формы демократии, создающие видимость всенародной поддержки, но не позволяющие оказывать реальное влияние на процесс принятия решений. С помощью псевдодемократических институтов власти обеспечиваются высокая формальная мобилизация и участие в выборах.

К собственно политическим чертам тоталитарного общества относятся также наличие мощного аппарата социального контроля и принуждения (службы безопасности, армия, милиция и т.п.), массовый террор или запугивание населения. Слепая вера и страх — главные ресурсы тоталитарного управления. Осуществляется сакрализация верховной власти и ее носителей, создается культ вождей.

Тоталитаризм пытается создать адекватную себе социальную структуру.

Стремясь найти массовую опору, он провозглашает превосходство определенного класса, нации или расы, дихотомически делит всех людей на своих и чужих. При этом обязательно находится внутренний или внешний враг — буржуазия, империализм, евреи, коммунисты и т.п.

Личность утрачивает всякую автономию и права, становится полностью беззащитной перед всесильной властью, попадает под ее тотальный контроль. Делается попытка сформировать «нового человека», определяющими чертами которого являются беззаветная преданность идеологии и вождям, исполнительность, скромность в потреблении, готовность на любые жертвы ради «общего дела».

Одновременно с ломкой прежней социальной структуры формируется новая. Общество дифференцируется главным образом в зависимости от распределения власти. Обладание властью или влияние на нее становятся основой социальной стратификации, экономических и социальных привилегий. Формируется новый, номенклатурный господствующий класс — главная опора тоталитарного строя. Хотя тоталитаризм, особенно в его наиболее последовательном, сталинистском варианте, осуществляя уравниловку в распределении для большинства граждан, претендует на формирование социально однородного общества, в действительности же он порождает глубокое социальное неравенство1.

Господство идеологии и политики проявляется не только в социальной сфере, но и в экономике. Здесь отличительными чертами политического тоталитаризма являются этатизация, огосударствление хозяйственной жизни, сильное ограничение, а в идеале полное устранение частной собственности, рыночных отношений, конкуренции, планирование и командно-административные методы управления. Устанавливается монополия государства на распоряжение всеми важнейшими общественными ресурсами и самим человеком.

Наряду с общностью основопологающих институциональных черт государства политического тоталитаризма имеют и существенные особенности, что позволяет выделить их несколько важнейших разновидностей. В зависимости от господствующей идеологии, влияющей на содержание политической деятельности, их обычно подразделяют на коммунизм, фашизм и национал-социализм.

Таким образом, приведем признаки тоталитарного государства:

  1. Агаев С.Л. Гитлеризм, сталинизм, тоталитаризм: реальности и понятия// Полис. 1995. №3.
  2. Ачкасов В.А. Россия как разрушающееся традиционное общество // Полис. 2001. №3.
  3.  Ахиезер А. Российский либерализм перед лицом кризиса // Общественные науки и современность. 1993. №1.
  4. Баллестрем К. Г. Апории теории тоталитаризма// Вопросы философии, 1992. № 5.
  5. Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. М., 1998.
  6. Гавров С.Н. Модернизация во имя империи. Социокультурные аспекты модернизационных процессов в России. М., 2004.
  7. Гаджиев К.С. Тоталитаризм: политический аспект. Политическая наука.– М.: СОРОС – Международные отношения, 1994.
  8. Гозман Л.Я. , Эткинд А.М. Люди и власть: от тоталитаризма к демократии. М., 1989.
  9. Заславская Т.И. Современное российское общество: Социальный механизм трансформации: Учеб. пособие. М., 2011.
  10. Игрицкий Ю.И. Тоталитаризм вчера, сегодня,… завтра? // Полис. 1998. №4.
  11. Ильин И.А. Тоталитарное государств// Альманах «Русская государственность». М., 2003
  12. Истягин Л.Г. Исследования по тоталитаризму: в поисках нового обоснования концепции // Полис. 1997. № 2.
  13. Ланцов С.А. Российский исторический опыт в свете концепций политической модернизации // Полис. 2001. №3. С.93.
  14.  Лапкин В.В., Пантин В.И. Ритмы международного развития как фактор политической модернизации России // Полис. 2005. №3. С.44.
  15. Моисеев Н. Агония: размышления о современном тоталитаризме// Свободная мысль. 1999. №5.
  16. Юсти И.-Г.-Г. Основание силы и благосостояние царств, или Подробное начертание всех знаний, касающихся до государственного благополучия. М., 2000.
  17. Ядов В.А. Россия как трансформирующееся общество: резюме многолетней дискуссии социологов // Куда идет Россия?.. Власть, общество, личность. М., 2000.


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->