Становление правового государства и проблема верховенства права

Безусловно, со становлением правового государства неразрывно связаны культурно-исторические предпосылки верховенства права, которые во многом обусловили специфику и определение качественного состояние права. К ним, в частности, могут быть отнесены:

1. Связь идеи верховенства права с формированием и развитием гражданского общества. Развитый в гегелевской «Философии права» принцип опоры государства на институт собственности позволил выделить одну из важных культурно-исторических предпосылок верховенства права: связь с формированием и развитием гражданского общества теперь уже в классическом .

Гражданин, в отличие от подданного, обладает избирательными правами. Добавим, что по Гегелю функции законодательной власти есть «власть определять и устанавливать всеобщее». Это всеобщее определяется и устанавливается в форме законов, принимаемых избираемыми гражданским обществом депутатами: «Так как депутаты направляются для того, чтобы они обсуждали и решали всеобщие дела, то избрание их имеет тот смысл, что облекаются доверием те индивиды, которые лучше делегирующих их разбираются в этих делах, а также и тот, что они защищают не особенный интерес какой-либо общины, корпорации в противовес всеобщему, но утверждают значимость всеобщего». И поскольку гражданский обо-рот, основанный на частной собственности и правовых регулятивах, является результатом развития европейской культуры, это обстоятельство дополнительно аргументирует отмеченный выше исторический факт: правовое государство в современном значении этого понятия следует рассматривать как продукт западноевропейской истории.

2. Установление порядка гражданского общественного состояния, основанного на равенстве членов общества, стало одной из причин появления естественно-правовой трактовки равенства. Теория и философия естественного права ХVII – ХVIII столетий сформулировали принцип формального равенства применительно к отношениям личности и государства. Он послужил в определенном смысле отправной точкой социокультурной детерминированности становления правового государства. Особую значимость в практическом утверждении правового государства имеют не менее фундаментальные принципы и ценности – Свобода, Справедливость, Благо. Однако с точки зрения рассмотрения культурно-исторических предпосылок верховенства права в данном случае выделяется именно значение естественно-правовой трактовки равенства.

В то время когда законодательная власть только выделилась в качестве самостоятельной силы, представляющей власть народа в противовес власти монарха, исследователи полагали, что закон должен выражать «волю всех». Однако реально в политико-правовом пространстве общества наличествует не только и не столько некая абстрактная «всеобщая воля». То, что в классической философии права представляется как всеобщая воля, на деле соткано из множества частных воль и интересов свободных, согласно принципам права, субъектов: «Вся совокупность прав, существующих в данное время в данном обществе, образует правовой порядок (право в собирательном смысле)».

В правопорядке имеются два основных «среза». Это – правовые институты, определяющие характер данного правопорядка и более или менее разрозненные, немногочисленные «отношения», еще не сложившиеся в институты и представляющие собой зарождающиеся части правопорядка. Но могут быть и вырождающиеся «отношения» как продукты распада устаревших правовых институтов. «Правовой порядок есть система отношений, при которой все лица данного общества обладают наибольшей свободой деятельности и самоопределения».

Наличие такой свободы порождает необходимость разделения прав. Регулятором соблюдения отдельных прав и свобод, как и общественной свободы в целом, и является государство, признающее и гарантирующее эти права и свободы при помощи вмененной ему правом обязанности издавать законы и соблюдать их.

Закон, таким образом, выступает как охранительный и регулирующий инструмент внутри правового пространства. Этот инструмент обладает определенной самоценностью и самостоятельностью, им обеспечивается восстановление прав, нарушенных в случае конфликтов, споров и т. п. Однако обязательным условием выступает то, что сам закон должен носить правовой характер, и это выражается в двух требованиях.

Данное требование конституционно закрепляется как принцип связанности законодателя правами человека. Следует также отметить его тесную связь с принципом подзаконности власти. В этом случае речь идет о специальном применении данного принципа: законодательная власть подзаконна закрепляющей основные права Конституции как нормативному акту высшей юридической силы и непосредственного действия.

Во-вторых, содержание и применение законов должны соответствовать принципу формального равенства, а пользование правами, предоставляемыми законом, не может наносить ущерб правам других. Принцип формального равенства предполагает также, что закон нельзя толковать в чью-то пользу, а возможность защиты законных прав равным образом предоставляется всем, а не выступает привилегией. Согласно данному принципу, «правительство должно относиться ко всем своим подданным как к равным.

Ведь нет идей свободы личности, правового строя, конституционного государства, одинаковых для всех времен и народов. Поэтому сам набор конституционно закрепляемых прав и свобод и понимание их содержания являются конкретно-историческими.

Чтобы закон регулировал деятельность государства и его институтов, необходимы определенные политико-правовые условия ограничения государства правом. Важнейшим из них является Конституция. Иначе говоря, в качестве условия выступает наличие Основного Закона, закрепляющего политическое и правовое устройство государства и общества.

Так, например, в безусловном законодательном порядке должны быть определены основы политического, экономического, правового, культурного и духовного развития страны, обусловливающие движение к демократическому гражданскому обществу и правовому государству, неуклонное стремление к общественному состоянию, соответствующему современному уровню развития мировой цивилизации, к обществу, в котором обеспечены благополучие и гражданский мир.

Конституция, как первый по статусу и значению правовой документ, обеспечивает законодательную правовую основу межнациональной стабильности и согласия, динамичного национально-государственного строительства, основанного на принципах уважения человеческого достоинства, прав и свобод личности, нерушимости принципа народного суверенитета как основоположения для понимания и практического воплощения идеи единственности источника государственной власти в республике.

Именно в Конституции законодательно закреплены важнейшие принципы, характеризующие основополагающие начала строительства правового государства, в частности система «сдержек и противовесов», действующая за счет разделения власти. В связи с последним условием важно заметить, что не во всяком обществе и не во всяком типе государства возникает разделение власти.

Классическая теория разделения власти, как она сложилась в ХVII ХVIII веках, подразумевает, что между ветвями власти и внутри каждой из них существует «система сдержек и противовесов». Разделение власти необходимо для ее ослабления, чтобы она не посягала на индивидуальные и общественные свободы. Шарль Луи Монтескье разработал теорию разделения власти в противовес абсолютизму феодальных монархий. Абсолютный монарх принимал законы, подзаконные акты и вершил суд. Идея разделения власти есть средство и результат борьбы буржуазии с феодализмом.

При анализе классической теории разделения власти с современной точки зрения на сущность власти представляется, что первым основанием разделения власти является не членение ее на три ветви, а разделение трех компонент самих институтов государственной власти: субъекта власти, отношения власти и институциональной формы власти, обеспечивающее несводимость власти к господству и подчинению.

В публично-правовом порядке, в который вписывается эта власть, данное разделение, в свою очередь, связано со вторым разделением – уже внутри политико-правового пространства государственности – гражданского общества, общественно-политических институтов и собственно государства как взаимодействующих, но самостоятельных элементов государственности.

Образующее систему «сдержек и противовесов» разделение власти на ветви – лишь конституционно-правовое закрепление двух указанных фундаментальных разделений внутри институтов власти и политико-правового пространства государственности. Принцип разделения власти, который сложился в европейской культуре после Дж. Локка и Щ.Л. Монтескье, – это лишь оформляющий конституционный механизм институционального опосредования для реализации сущностного принципа: не допустить, с одной стороны, обратного совокупления института, субъекта и отношения власти, а с другой, противодействовать «огосударствлению» гражданского общества и политических институтов, поскольку такое совокупление прямо ведет к насилию и произволу.

Разделение власти и ее сдержки и противовесы есть вопрос о практических формах реализации принципов строительства правового государства и имеет не только законодательно-правовое основание и конституционное регламентирование, но и является основой реализации практической политики. В частности, в конституционно-правовом аспекте он, бесспорно, выражает разграничение компетенции государственных органов, основанное на взаимном контроле и взаимодействии. А в рамках политических параметров принцип разделения власти избавляет от тоталитарной организации государственной власти на монопартийной основе и классовой идеологии.

Таким образом, на основе анализа условий ограничения государства правом, выраженным и закрепленным в законе, выделяются данные принципы правового государства, соблюдение которых позволяет ему, с одной стороны, «вписываться» в институционально организованную сферу права и, с другой, гарантировать поддержание правопорядка как подлинно правового порядка отношений в обществе.

С этой точки зрения проблема построения правового государства трактуется как проблема превращения публично-правового порядка в конституционный.

Источник

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->