Проблемы политических партий и их участие в формировании госорганов

К ярким представителям «середняков» относятся СПС и РДП «Яблоко». И те и другие по-прежнему обладают стабильной поддержкой демократически настроенных граждан. Но за последние несколько лет правые, потеряв представительство в парламенте, лишились многих избирателей и членов партии. В эту же группу середняков входят «Аграрная партия России» и недавний блок, состоявший из «Российской Партии Пенсионеров» и «Партии Социальной Справедливости». «Партия пенсионеров» сумела привлечь в свои ряды бывших сторонников КПРФ. В результате последовали локальные успехи на региональных выборах, а также относительный успех на выборах в Государственную Думу 2003 года. На федеральном уровне АПР и ПСС («Справедливая Россия») выступали как самостоятельные политические игроки, но добиться серьезного успеха пока не могли (за исключением парламентских выборов 1993 года, когда АПР преодолела 5% барьер и образовала фракцию в Государственной Думе). Зато в регионах они являются реальной политической силой.

Остальные партии малочисленны, а некоторые ассоциируются с маргиналами без широкой народной поддержки. Из них наиболее известны «Национал — Большевистская партия» Эдуарда Лимонова и «Национально-державная партия России». НБП справедливо относят к левым радикалам, а НДПР к правым националистам — державникам. Но ни та, ни другая партии не имеют возможности легально участвовать в политической жизни страны. НБП привлекает к себе внимание путем проведения разовых акций против политиков, деятелей искусств и захвата административных зданий. НДПР «прославилась» благодаря антисемитским высказываниям ее лидеров и попыткой объединения националистических партий и движений России. На сегодняшний день эти объединения продолжают осуществлять свою полулегальную деятельность, окончательно потеряв надежду на обретение официального статуса политической партии.

Справедливости ради стоит упомянуть крохотную партию Валерии Новодворской «Демократический союз». В отличие от тех же НБП и НДПР, ратующих за русский народ, ДС в сущности выступает с антирусских позиций. Отличие лишь в том, что Новодворской позволяются публичные выступления, выдаются разрешения на митинги, а партиям, старающимся, хотя бы на словах, защитить от произвола русских людей, подвергаются гонениям.

Бесспорно, наибольшим влиянием обладают партии, представленные в Государственной Думе. Они имеют возможность непосредственно воздействовать на политическую жизнь страны, располагают правом законодательного голоса, а также доступом к СМИ, через которые могут относительно быстро донести свою позицию до граждан по всем актуальным проблемам. Лишь в одном партии едины: каждая ассоциирует себя с народом. Только СПС и «Яблоко» в союзе с отдельными малочисленными движениями продолжают выступать в поддержку олигархов, неопулярных в обществе.

Кстати, именно крупные партии традиционно участвуют в разделе депутатских кресел, будь то федеральные или региональные выборы. Середняки от случая к случаю, вернее, от одной избирательной компании к другой, пробираются в парламент и получают возможность поучаствовать в «дележе» на почетных условиях. При этом, все выборы в Государственную Думу, начиная с 1993 года, заканчивались успехом хотя бы одной политической партии, которую можно причислить к середнякам.

Но, к сожалению, общероссийские партии, представленные в парламенте, слабо влияют на выработку важнейших политических решений. Так как «роль партий думского большинства в законотворческом процессе немаловажна, но пассивна — в третьей Думе депутаты уступили законодательную инициативу президенту и правительству»1. Хотя нельзя не отметить, что по многим проблемам и злободневным вопросам, на которые исполнительная власть закрывает глаза, партии, обладающие ресурсом на государственном уровне, высказываются довольно открыто и смело, привлекая к ним общественное внимание. Так было с Чечней, с ввозом в Россию ядерных отходов, с положением дел русских, проживающих в Прибалтике.

К сожалению, не многие партии проходят «решето» думской избирательной компании более одного раза. Лишь КПРФ и ЛДПР, повторимся, участвовали и побеждали во всех парламентских выборах, начиная с 1993 года, и сейчас могут называть себя состоявшимися политическими партиями. Коммунисты вообще «располагают не просто некой политической партией, а самой большой и сильной из всех партий в России»1. ЛДПР живет благодаря известности ее лидера Владимира Жириновского. Что для партии скорее является минусом, чем плюсом. КПРФ не так зависит от степени доверия сторонников и членов партии своему руководителю, как ЛДПР. Настоящую проверку на прочность ЛДПР сможет пройти тогда, когда Жириновский снимет с себя полномочия председателя партии и передаст их другому человеку. Люди, голосующие за КПРФ, выражают поддержку скорее не конкретным людям, стоящим у руля партии, а тем жизненным ценностям, которые имеют для них огромнейшее значение.1

«Единая Россия», при всей многочисленности, все же зависит от популярности Президента, поэтому судьба этой партии напрямую связана с отношением к ней исполнительной власти. Да, партийные ячейки ЕР «окутали» всю страну, партия имеет возможность проводить помпезные съезды в Кремле, менять по своему усмотрению думский регламент, искусственно создавать парламентское большинство, устраивать огромные митинги по всей стране. Но у «Единой России» нет самого главного — стабильности. Той стабильности, которая присутствует у КПРФ и ЛДПР. «Единая Россия», по сути, держится на чиновниках, практически поголовно вступивших в партию, и авторитете Президента. А такие члены партии весьма не надежны. И если Кремль к очередным думским выборам подойдет с новой «партией власти», то «Единую Россию» моментально покинут люди, еще вчера заявлявшие о своей приверженности самой «народной партии» России.

Традиционно, российская партийная система подразделяется на правых, левых и центристов.

Наиболее мощно выглядит центр, представленный пропрезидентской партией «Единая Россия». Но, в добавок к выше изложенному, отметим, что у такой «партии власти» есть и минусы. Во-первых, «единороссы» целиком зависят от популярности В.В. Путина, а также позиции кремлевской администрации. Ведь стало уже традиционно, что перед каждой парламентской избирательной кампанией кремлевские политтехнологи создают новую «партию власти». Такая партия ненадежна и в любой момент может рухнуть. Во-вторых, «Единая Россия» вынуждена, во что бы то ни стало, следовать курсу Председателя Правительства РФ Владимира Путина и поддерживать все его, даже самые непопулярные, решения, то есть у этой партии руки связаны изначально. Результаты подобного рода решений могут пагубно сказаться на имидже, а впоследствии на будущем партии. Ведь исполнительной власти, при случае, никто не помешает спихнуть собственные грехи на свою «карманную» партию парламентского большинства. В подобной ситуации лидерам партии, целиком и полностью зависящим от Кремля, нечего будет ответить. И, в-третьих, в «Единой России» подавляются все попытки разворачивания внутренних дискуссий, что ведет к застою и деградации партии. До настоящего времени предложения о начале внутрипартийных дебатов в ЕР пресекались.

Достаточно стабильная ситуация на левом фланге. Там продолжают конкурировать КПРФ и «Справедливая Россия»1. В этом споре наиболее отчетливо просматриваются перспективы «Справедливой России». «Справедливая Россия» не ассоциируют себя с коммунистической идеологией и ВКП(б) — КПСС, не сотрудничает с леворадикальными движениями, вроде «Трудовой России» В.И. Ампилова и НБП Э.В. Лимонова. «Справедливая Россия», в отличие от КПРФ, находится на политической арене гораздо меньше и, соответственно, с нее и спросу меньше. Многие избиратели на думских выборах 2003 отдали свои голоса «Родине», основной части «Справедливой России», потому что потеряли доверие к КПРФ. Решающим аргументом в споре «Родины» и КПРФ оказалась национально-патриотическая риторика и антиолигархическая позиция Рогозина-Глазьева. Данный факт говорит о том, что патриотизм с националистическим окрасом способен твердо укрепиться в общественном сознании, в отличие от зюгановских призывов возврата в советское прошлое.

Но у «Справедливой России» кроме очевидных плюсов, есть и минусы. После победы «Родины» на парламентских выборах 2003 года новоиспеченную партию «затрясло». Начались внутрипартийные «разборки», за которыми последовали оргвыводы и репрессии. На определенном этапе многочисленные сопредседатели «Родины» — Рогозин, Глазьев, Бабурин, Шеин — видели собственную выгоду от сотрудничества. Но после прохождения в Государственную Думу и распределения депутатских кресел, их пути разошлись. Конечно, раскол стал следствием изначального блокового, временного строительства «Родины». Ведь, как таковой партии под названием «Родина» не было. Существовало предвыборное объединение, включавшее в себя небольшие разношерстные объединения. В монолитную политическую партию «Родина» превратилась после выборов. Но к этому времени ее покинули многие известные личности. А раскол фракции «Родина» в Государственной Думе РФ на две части уже вошел в историю новейшего российского парламентаризма. Поэтому, несмотря на перспективность идеологии «Родины», к новым парламентским выборам партия подошла в составе новой коалиционной партии «Справедливая Россия». Сейчас трудно сказать, утвердится ли «Справедливая Россия» на политическом Олимпе. Тем не менее, в настоящий момент конкуренцию КПРФ может составить только «Справедливая Россия».

Чувствительный удар на выборах принял правый фланг. СПС потерпел прогнозируемое поражение. Лидеры радикал-демократов настолько дискредитировали себя и либеральную идею, что за четыре года пребывания в Государственной Думе, растеряли массу сторонников. А вот поражение РДП «Яблоко» целиком и полностью «заслуга» Г.А. Явлинского. Людям попросту надоел «вечный оппозиционер», который занимался критиканством и ничего не делал. В вину Г.А. Явлинскому можно поставить его постоянное нежелание вступать в единую демократическую коалицию. А ведь блок СПС — РДП «Яблоко» мог преодолеть 5% и 7% барьер на выборах в Государственную Думу 2003 и 2007 годов. Теперь, когда планка для прохождения в нижнюю палату российского парламента возросла с 5% до 7%, Явлинский вроде бы соглашался на создание широкой демократической коалиции, но опять таки, во главе с РДП «Яблоко» и, естественно, с самим собой, хотя открыто об этом не говорилось. Правда, проблем от этого не уменьшится, ибо правый фланг российской партийной системы находится в глубочайшем кризисе, хотя именно СПС и РДП «Яблоко» являются самыми популярными партиями правого политического спектра. Но вот в чем парадокс.

У правых партий, активно выступающих за всеобщую избираемость губернаторов, Законодательных Собраний и местного самоуправления, зачастую отсутствуют политические, экономические и кадровые ресурсы для участия в выборах. Правые, порой, не выставляют своих избирательных списков на выборах в местные парламенты. В тех регионах, где СПС или РДП «Яблоко» все же принимают участие в борьбе за депутатские мандаты в местных органах власти, они терпят поражения. Необходимо учитывать и позицию «Единой России», которая объявила себя правоцентристской партией, заняв, таким образом, нишу СПС и «Яблока». Сегодня вновь, как было в 1993,1995,1999 и 2003 и 2007 годах, перед правыми встает вопрос об объединении усилий и создании не просто широкой коалиции, а сильной дееспособной партии. В противном случае, на демократах «старой волны» можно будет поставить точку.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->