ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ СОЦИОЛОГИИ

Социология (фр. sociologie, латин. Societas — общество и греч.— Logos — наука об обществе) — наука об обществе, отдельных социальных институтах (государство, право, мораль и т. п.), процессах и общественных социальных общностях людей. Впервые понятие социология введено в научный оборот еще в середине XIX в. основоположником позитивизма, французским ученым Огюстом Контом. Первоначально социология обозначала обществоведение, но с течением времени предмет социологии непрерывно менялся и уточнялся, сопровождаясь постепенным отделением социологии от философии.

Современная социология — это множество течений и научных школ, которые по-разному объясняют ее предмет и роль, по-разному отвечают и на вопрос что такое социология. Существуют различные определения социологии как науки об обществе. «Краткий словарь по социологии» дает определение социологии как науки о законах становления, функционирования, развития общества, социальных отношений и социальных общностей. «Социологический словарь» определяет социологию как науку о законах развития и функционирования социальных общностей и социальных процессов, о социальных отношениях как механизме взаимосвязи и взаимодействия между обществом и людьми, между общностями, между общностями и личностью.

Социология, в противоположность специальным наукам, изучает не те или иные социальные явления, отдельные специальные стороны или ряды общественных явлений, а изучает наиболее общие родовые их свойства, которые не изучаются ни одной из них.

Социология — это наука о родовых свойствах и основных закономерностях общественных явлений. Социология не просто выбирает эмпирический опыт, то есть чувственное восприятие единственным средством достоверного познания, общественных изменений, но и теоретически обобщает его. С появлением социологии открылись и ‘новые возможности проникновения во внутренний мир личности, понимания ее жизненных целей, интересов, потребностей. Однако социология изучает не человека вообще, а его конкретный мир — социальную среду, общности, в которые он включен, образ жизни, социальные связи, социальные действия. Не уменьшая значения многочисленных отраслей общество-знания, все же социология уникальна способностью видеть мир как целостную систему.

Макро-социологический уровень означает ориентацию на анализ социальных структур, общностей, больших социальных групп, слоев, систем и процессов в них происходящих. Социальная общность, выступающая объектом макросоциологического анализа,— это цивилизация и наиболее крупные ее образования.

Социология — наука о становлении, развитии и функционировании социальных общностей, о социальных процессах и социальных отношениях между общностями, между общностями и личностью, наука об обществе и общественных отношениях.

Под междисциплинарной матрицей социологического знания подразумевается вся совокупность родственных социологических дисциплин, их взаимосвязь, оказываемое друг на друго влияние и интеграция.

Под внутридисицплинарной матрицей социологии понимается совокупность отраслевых направлений социологии, тематических областей и сфер, которые выделились в процессе дифференциации социологического знания и сегодня представляют сложно разветвленную систему.

Под объектом исследования обычно понимают определенную часть окружающего нас материального или нематериального мира, реальность, существующую независимо от нашего знания о ней. Это могут быть физические тела, взаимодействующие друг с другом, живые организмы или человек. Важно то, что все эти объекты окружающей действительности существовали до нашего знания и не зависят от него.

Предмет исследования, напротив, существует только в голове исследователя, т.е. полностью зависит от самого знания и является его частью.

Объектом социологии, как и многих перечисленных выше наук, является общество, рассматриваемое как общность индивидов и взаимосвязей между ними. Наиболее близкими к социологии науками обычно считают антропологию и социальную психологию, что соответствует действительности.

Для лучшего понимания существа предмета социологии важно представить общество как структуру, т.е. не как простое скопление индивидов, случайно взаимодействующих друг с другом, а как целое, состоящее из определенным образом расположенных упорядоченных частей, взаимодействующих между собой в строго определенных границах. Эти части могут включать в себя как простейшие элементы, каковыми являются отдельные личности, так и совокупности этих элементов, или социальные особенности, объединенные по определенным признакам. Опыт изучения структурно упорядоченных систем в естественных и общественных науках показывает, что главное в таком изучении — определить систему связей между отдельными частями структуры.

Используя эту механическую модель для анализа человеческого общества, можно прийти к выводу, что каждый индивид в обществе занимает строго определенную позицию или имеет определенный социальный статус.

Следующим моментом, играющим важную роль в определении предмета социологии, является то обстоятельство, что при изучении социальных структур нужно помнить, что их составляют люди, активно действующие индивиды, способные в результате совместных действий изменять положение отдельных частей структуры относительно друг друга, уровень ограничений поведения и степень свободы каждой части, а также характер взаимоотношений отдельных структурных элементов. Для того чтобы социальные структуры сохранялись в том же виде и не распадались, людям приходится совершать множество совместных однонаправленных действий, подчиненных соответствующим социальным законам. Эта динамическая сторона предмета социологии также должна учитываться при проведении социологических исследований и построении социологических теорий.

Итак, выделив предмет социологии, можем заключить, что социология — это наука, изучающая структуры общества, их элементы и условия существования, а также социальные процессы, протекающие в этих структурах.

В понятие социальной структуры входит не только взаимное расположение индивидов и групп в обществе, но и их взаимосвязи, т.е. взаимные контакты, действия и взаимодействия, осуществляемые как на основе межличностного общения, так и с помощью средств массовой информации.

Развитие социологии показывает, что такой подход к изучению сложного общества (называемый структурным анализом) дает возможность для всестороннего изучения структурных единиц общества (классов, слоев, групп, ассоциаций, личностей), социальных связей между такими единицами (контактов, действий, взаимодействий, социальных отношений, социальных институтов), а также динамики социальных структур (социальных изменений, процессов).

Объект социологии, как и других общественных наук — социальная реальность, а поэтому социология — наука об обществе. Но еще недостаточно для определения предмета социологии. Это лишь определение объекта исследования, который часто совпадает с объектом других общественных наук (история, этнография, право, философия и др.). Социология наука о целостности общественных отношений, обществе как целостном организме; о социальной системе.

Естественно, объектом социологии и есть определенная сфера действительности, обладающая относительной завершенностью и целостностью.

 

2. ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ПОЛИТОЛОГИИ

 

Политология, как следует уже из самого названия, — это наука о политике. Поэтому наличие правильных и ясных представлений о политике — первейшее условие глубокого осознания предмета политологии, ее особенностей и содержания.

«Политика» — одно из наиболее распространенных и многозначных слов в русском языке, да и во многих других языках мира. В повседневной жизни политикой часто называют всякую целенаправленную деятельность, будь то деятельность руководителя государства, партии или фирмы или даже отношение жены к своему мужу, подчиненное определенной цели. Под политикой понимают также искусство возможного, а нередко характеризуют ее как «грязное дело».

Социологические определения политики, основываясь на социологическом подходе, характеризуют ее через другие общественные явления: экономику, социальные группы, право, мораль, культуру, религию. В соответствии с отражаемой сферой общества их можно подразделить на экономические, стратификационные (социальные), правовые, этические (нормативные) и т.д.

Экономические определения политики, наиболее ярко представленные в марксизме и других концепциях экономического детерминизма, характеризуют политику как надстройку над экономическим базисом, как концентрированное выражение экономики, ее потребностей и интересов. Политика как специфическая область общественной жизни в этом случае утрачивает свою самостоятельность, сохраняя лишь относительную, ограниченную автономию. В целом же она определяется объективными экономическими законами, не зависящими от воли политических акторов (субъектов).

Обобщая различные дефиниции, можно определить политику как деятельность социальных групп и индивидов по артикуляции (осознанию и представлению) своих противоречивых коллективных интересов, выработке обязательных для всего общества решений, осуществляемых с помощью государственной власти.

Политология, как следует из буквального перевода самого этого слова, — наука о политике. Такая ее общая трактовка обычно не вызывает особых возражений, хотя вопрос о том, в каком объеме политология изучает политику, является дискуссионным. Исследователи трактуют эту проблему по-разному:

1. Политология — наука, традиционно занимающаяся исследованием государства, партий и других институтов, осуществляющих власть в обществе или воздействующих на нее, а также ряда других политических явлений.

2. Политология — единая наука о политике. Однако она включает не все знания об этой сфере общественной жизни, а лишь те, которые опираются на строго научные, преимущественно эмпирические методы. В содержание политической науки не входят такие общетеоретические дисциплины, опирающиеся на нормативный, ценностный подход, как политическая философия, политическая этика, история политических идей и некоторые другие.

3. Политология — общая, интегральная наука о политике во всех ее проявлениях, включающая весь комплекс наук о политике и ее взаимоотношениях с человеком и обществом: политическую философию, политическую социологию, политическую психологию, теорию политических институтов и прежде всего государства и права и т.д. Понимаемая в этом значении, политология аналогична экономической науке, социологии, философии и другим интегральным наукам, объединяющим соответствующие комплексы знаний о тех или иных сферах жизнедеятельности.

Итак, политология представляет собой единую, интегральную науку о политике, ее взаимодействии с личностью и обществом.

 

3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СОЦИОЛОГИИ

 

Начало XIX в. является кануном возникновения социологии как самостоятельной науки. В это время оформились экономические, социально-политические, теоретические предпосылки ее выделения в самостоятельную отрасль знания. Интенсификация экономической жизни способствовала усилению конфликтности во взаимоотношениях буржуазии и пролетариата, что выражалось в активных выступлениях рабочих (чартистское движение, восстания лионских, силезских ткачей и др.). Массовые действия одного класса и противодействие им со стороны другого класса вели к выработке оформленного классового сознания. Нестабильность производственных отношений порождала потребность в оптимальных, научно обоснованных путях ее преодоления и создания социальной обстановки, в наибольшей степени благоприятствующей развитию экономики.

Социально-политическая жизнь на рубеже XVIII и XIX вв. определялась влиянием Великой Французской революции. Революция, провозгласившая лозунг «Свобода! Равенство! Братство!», обнаружила иллюзорность консолидирующих идей Просвещения и отразилась в социально-политической мысли поляризацией теорий. В начале XIX в. с резкой критикой развивающегося капитализма выступили социалисты-утописты А. К. Сен-Симон (1760—1825 гг.), Ш. Фурье ,1772—1837 гг.), Р. Оуэн (1771 — 1858 гг.). Конструируя идеал социалистического общества, они продолжили разработку принципов организации справедливого общества.

Параллельно с распространением социалистических идей активно развивалась идеология либерализма, в которой идея свободы личности (нации, класса) рассматривалась как главное условие функционирования и прогресса общества. Государство («ночной сторож») признавалось средством обеспечения безопасности личности, неприкосновенности частной собственности, свободы слова, предпринимательства, совести, мнений, но оно не должно было обременять себя вмешательством в экономическую жизнь. В рамках концепции либерализма оптимальное регулирование социально-экономических отношений рассматривалось как спонтанное, осуществляемое через механизм свободного рынка. Концепции либерализма в этот период разрабатывали И. Бентам (1748—1832 гг.), Дж. Остин (1790—1859 гг.) и другие. Их социально-политические представления опирались на созданную А. Смитом (1723—1790 гг.) теорию экономического либерализма.

К числу непосредственных предшественников зарождающейся социологии следует отнести Сен-Симона с его концепцией социальной физики, согласно которой социально-исторический процесс представляет собой поступательное движение человечества от низших общественных форм к высшим; Фюстеля де Куланжа (1830—1889 гг.), сделавшего попытку вывести некоторые социологические закономерности реального социального процесса на основе обобщения исторического материала, уделяя особое внимание точности и надежности первичной информации; А. Кетле (1796 — 1874 гг.), развившего статистический метод как инструмент количественного анализа социальных процессов и явлений.

К середине XIX века социология оформляется как самостоятельная наука. Ее родоначальник О. Конт (1789— 1857 гг.) свое учение, основными частями которого были социальная статика (изучение структур общества, взятых как бы в застывшем виде) и социальная динамика (анализ последовательности социальных изменений), назвал «социальной физикой». Обнаружив, что А. Кетле уже использует этот термин, О. Конт в 1839 г. назвал свое учение социологией. Он определял социологическое знание как знание, основанное на фактах, на эмпирическом и аналитическом исследовании социальных явлений. Это позволяет, по мнению Конта, социологии уйти от абстрактных построений, стать наукой, близкой естествознанию, использующей методы естественных наук и именно поэтому способной решать проблемы общественной жизни. Анализируя проблему взаимосвязи личности и общества, О. Конт считал, что только общество и его социальные институты являются полноправными субъектами социальных отношений, а личность всегда лишь продукт воздействия общества. Семья, а не индивид, утверждал он, составляет ту простейшую целостность, сумма которых образует общество. О. Конт по праву считается «отцом» социологии, поскольку дал науке название, помог определить ее место среди других наук, наметил контуры предмета социологии.

Учение О. Конта получило дальнейшее развитие в социологических концепциях Г. Спенсера (1820—1903 гг.). Их главная идея — изменчивость общества и плавный эволюционизм в его развитии, обусловленные усложнением общества, внутренней дифференциацией социальных отношений и разделением труда. Развитое общество, по Спенсеру, — сложная организация с относительно автономными системами: регулятивной, производящей средства для жизни и распределительной. В главном труде «Основания социологии» Спенсер проводит аналогию между биологическим и социальным организмами и утверждает, что для того и другого свойственна борьба за существование, являющаяся одним из главных принципов социального бытия. Весьма значительным в социальном прогрессе он считал переход от общества, в котором личность целиком подчинена социальному целому, к такому состоянию, при котором социальный организм (государство) лишь способствует саморегуляции индивидов.

2. На вторую половину XIX — начало XX в. приходится расцвет теоретической социологии, развитие социологических теорий, ставших классическими. Данный период — это своего рода социологическое «осевое время». Поэтому внимание к нему особенно пристальное. Анализ классического периода в развитии социологии предполагает решение проблемы систематизации созданных в это время социологических теорий, определения принципа их структурирования, критерия их классификации. Здесь существуют различные подходы.

Чаще всего используется принцип соотнесенности социологической концепции с другими науками (определение неизвестного через известное). Так, выделяют социальный органицизм и социальный дарвинизм (Л. Гумплович, Г. Спенсер и др.), сводящие закономерности эволюции человеческого общества к закономерностям биологической эволюции и выдвигающие принципы естественного отбора, борьбы за существование и выживание наиболее приспособленных в качестве определяющих факторов общественной жизни; социальный механицизм, сторонники которого (А. Кетле, Г. Кэри, В. Парето и др.) пытались объяснить общественную жизнь и поведение человека, распространяя на них закономерности, установленные в физических науках; географическое направление в социологии (Г. Бокль, Л. И. Мечников, ф. Ратцель и др.), отстаивающее решающую роль географической среды в истории общества; психологическое направление (Л. Уорд, Ф. Гиддингс, Г. Лебон, Г. Тард, Ч. Кули и др.), представители которого стремились сводить общественные явления к психическим, искали ключ к объяснению всех общественных явлений и процессов в психических особенностях поведения индивида или общности. Рассматриваются в истории социологии и другие направления. Однако ни одно из них не может включить наиболее значимые, классические социологические концепции.

 

 

4. РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ С ДРЕВНОСТИ И ДО НАЧАЛА 20 ВЕКА

 

На протяжении длительного исторического периода политическая наука была органично вплетена в единую ткань обыденных политических представлений, религиозных и философски-этических взглядов. Исторически первой формой осмысления политики была ее религиозно-мифологическая трактовка. Судя по сохранившимся источникам, во II—I тысячелетиях до н.э. у всех древних народов господствовали представления о божественном происхождении власти и общественно-политического строя и сами эти представления передавались обычно в форме мифов.

Примерно с середины I тысячелетия до н.э. наметилась тенденция рационализации политических взглядов, появляются первые политические категории и дефиниции, а затем и целые концепции, носящие философско-этическую форму. Тем самым закладывается основа собственно теоретических исследований политики. Этот процесс связан прежде всего с трудами Конфуция, Платона и Аристотеля.

Аристотель трактует политическую науку как высшую из всех наук, поскольку она учит людей жить по законам справедливости и права и имеет своей целью общее благо. В работе «Политика», полной житейской и политической мудрости, он писал: «Желанно, разумеется, и [благо] одного человека, но прекраснее и божественней благо народа и государства».

Для своих политических выводов и в частности классификации государств этот выдающийся мыслитель использовал огромный фактический материал — результаты конкретных исследований 158 городов-государств — полисов. Учитывая огромные заслуги Аристотеля в развитии политической мысли, его нередко называют родоначальником, отцом политической науки. Однако это не совсем так, поскольку становление политологии — длительный процесс, в котором соседствуют истина и заблуждение, глубокие проникновения в сущность политических явлений и поверхностные, исторически ограниченные и прямо ошибочные суждения, например утверждение Аристотеля о неполитичности рабов по своей природе.

Политические исследования Аристотеля, как и его предшественников, еще не выделились в самостоятельную дисциплину и были неразрывно переплетены с философскими и этическими идеями. Впоследствии политическая мысль постепенно освобождается от религиозного влияния и философско-этической формы. Так, произведения Цицерона «О республике» и «О законах» уже не содержат каких-либо общефилософских или религиозных рассуждений.

Наиболее четко размежевание политической науки, философии и этики осуществил в XVI в. Н. Макиавелли. Он выделил политические исследования в качестве самостоятельного научного направления, уподобил политические процессы природным явлениям, поставил в центр анализа проблемы государства и власти, разработал целый комплекс методов борьбы за власть. Его творчество не только ознаменовало крупный шаг на пути превращения политологии в самостоятельную науку, но и способствовало сближению теории и практики, подчинению политических исследований решению реальных задач борьбы за власть и ее удержание.

Свое дальнейшее развитие политическая наука получила в трудах Гоббса, Локка, Монтескье, Руссо, Мэдисона, Берка, Мил-ля, Токвиля, Маркса, Энгельса, Ленина и других мыслителей.

Несмотря на наличие достаточно широких политических исследований, вплоть до второй половины XIX в. политология развивалась без самостоятельной дисциплинарной оформленности, главным образом как учение о государстве и политико-философская теория. С этим связаны трудности в определении времени завершения процесса ее формирования. Некоторые ученые считают формальным началом политологии как самостоятельной науки образование в первой половине XIX в. правовой школы в Германии, другие же — преимущественно американские авторы — датируют ее возникновение второй половиной XIX в. и связывают прежде всего с именем Френсиса Лейбера, который в 1857 г. начал читать в Колумбийском университете курс лекций по политической теории и создал необходимые условия для открытия там же в 1880 г. сменившим его Джоном Берджессом высшей школы политической науки.

В последующие годы в Америке создается целая сеть политологических учебных и научных институтов, что позволило учредить в 1903 г. Американскую ассоциацию политических наук, насчитывающую сегодня свыше 16 тысяч членов.

В конце XIX — начале XX в. сам термин «политическая наука» получает признание и распространение и в Европе. В 1896 г. один из виднейших европейских политологов и социологов итальянец Г. Моска называет свой ставший позднее классическим труд «Элементы политической науки».

В начале XX в. процесс выделения политологии в самостоятельную академическую дисциплину в основном завершается. Развитию политических исследований заметно способствовало создание в 1949 г. под эгидой ЮНЕСКО Международной ассоциации политической науки, которая продолжает свою плодотворную деятельность и сегодня.

В России политическая мысль имеет длительную историю и содержит много интересных и оригинальных идей. Современный облик политические исследования приобретают здесь в конце XIX — начале XX в. Заметный вклад в мировую политическую науку внесли М.М. Ковалевский, Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, М.Я. Острогорский и ряд других исследователей, а также марксистские теоретики В.И. Ленин, Г.В. Плеханов и другие.

Бурное развитие политической науки было сильно заторможено, а во многих направлениях и прервано после большевистской революции 1917 г. Политология стала трактоваться как лженаука, буржуазная наука и т.п. Робкие попытки создания «марксистско-ленинской политической науки» и активизации политических исследований успеха не имели. Отдельные политические проблемы анализировались в организационных рамках исторического материализма, научного коммунизма, истории КПСС, теории государства и права и некоторых других сильно идеологизированных дисциплин.

Отношение к политологии начало меняться лишь во второй половине 80-х гг. Сегодня, несмотря на многочисленные трудности, она постепенно занимает подобающее ей место в системе обществознания, оказывает все более заметное влияние на практическую политику, строительство демократической государственности.

 

7. СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ

 

Социальная практика показывает, что для человеческого общества жизненно необходимо закрепить некоторые типы социальных отношений, сделать их обязательными для членов определенного общества или определенной социальной группы. Это прежде всего относится к тем социальным отношениям, вступая в которые, члены социальной группы обеспечивают удовлетворение наиболее важных потребностей, необходимых для успешного функционирования группы как целостной социальной единицы. Так, потребность в воспроизводстве материальных благ заставляет людей закреплять и поддерживать производственные отношения; потребность социализировать подрастающее поколение и воспитывать молодежь на образцах культуры группы заставляет закреплять и поддерживать семейные отношения, отношения обучения молодых людей.

Практика закрепления отношений, направленных на удовлетворение насущных потребностей, заключается в создании жестко закрепленной системы ролей и статусов, предписывающих индивидам правила поведения в социальных отношениях, а также в определении системы санкций для того, чтобы добиться неукоснительного выполнения этих правил поведения.

Системы ролей, статусов и санкций создаются в виде социальных институтов, которые являются наиболее сложными и важными для общества видами социальных связей. Именно социальные институты поддерживают совместную кооперативную деятельность в организациях, определяют устойчивые образцы поведения, идеи и стимулы.

Понятие «институт» — одно из центральных в социологии, поэтому изучение институциональных связей служит одной из основных научных задач, стоящих перед социологами.

В своей повседневной деятельности люди понимают под институтом разные социальные единицы. Это могут быть учебные или научные организации и учреждения, любые крупные целевые организации. Среди социологов нет полного согласия в понимании этого термина. Некоторые ученые применяют его только к крупномасштабным организа-циям (например, к комитетам, объединениям и т.п.), используя для малых организаций термин «группа» или «ассоциация». Такое понимание позволяет различать понятия «институт», «группа» и «ассоциация» исключительно по признаку размера социального объекта и делает непонятными базовые особенности институтов, групп и ассоциаций.

На самом деле, между понятиями «институт» и «группа» имеется существенное внутреннее различие. Если группа — это совокупность взаимодействующих индивидов, то институт является системой социальных связей и совокупностью социальных норм, существующих в определенной области человеческой деятельности, т.е. реализуемых на практике. Представляется, что можно дать следующее формальное определение социального института:

Социальный институт — это организованная система связей и социальных норм, которая объединяет значимые общественные ценности и процедуры, удовлетворяющие основным потребностям общества.

В этом определении под общественными ценностями понимаются разделяемые идеи и цели, под общественными процедурами — стандартизованные образцы поведения в групповых процессах, а под системой социальных связей — сплетение ролей и статусов, посредством которых это поведение осуществляется и удерживается в определенных рамках. Например, институт семьи включает в себя: 1) совокупность общественных ценностей (любовь, отношение к детям, семейная жизнь); 2) общественные процедуры (забота о воспитании детей, их физическом развитии, семейные правила и обязательства); 3) перепле-тение ролей и статусов (статусы и роли мужа, жены, ребенка, подростка, тещи, свекрови, братьев и т.п.), с помощью которых осуществляется семейная жизнь.

Любой социальный институт возникает и функционирует, выполняя ту или иную социальную потребность. Если такая потребность становится незначительной или совсем исчезает, то существование института оказывается бессмысленным, тормозящим общественную жизнь. Такой институт в силу инерции социальных связей некоторое время еще может функционировать как дань традиции, но в большинстве случаев его жизнь довольно быстро прекращается.

Есть важные, в высшей степени необходимые институты, вызванные к жизни непреходящими потребностями. Социологи считают, что таких институтов в развитых обществах всего пять: это институты семейные, политические, экономические, образовательные и религиозные. Кроме того, поскольку ценности и процедуры научной жизни стали очень важными и высокостандартизированными, к важнейшим можно было бы причислить и институт науки. Вместе с тем многие виды деятельности, включая социальную деятельность и медицину, тоже начинают определяться жестко установленными образцами и нормами поведения, обладают системой социальных статусов и ролей и по этой причине могут быть отнесены к институтам.

Несмотря на то что институты и социальные группы — различные научные понятия, они неотделимы друг от друга. Институт, будучи совокупностью взаимосвязей и систем поведения, определяется в конечном счете потребностями людей. Хотя он сам формирует взаимосвязи и нормы, есть люди, между которыми осуществляются эти взаимосвязи и которые используют нормы на практике. Именно люди сами с помощью институциональных норм организуют себя в группы и ассоциации. Таким образом, в каждый институт входит много групп и ассоциаций, определяющих институциональное поведение. Например, институт семьи — это совокупность определенных связей, норм и ролей, которые на практике проявляются в деятельности отдельных малых групп — конкретных семей. Институт образования реализуется через коллективы школ и других учебных заведений, т.е. через определеные социальные группы. Церковь считается институтом, а прихожане отдельной церкви — ассоциацией. Следовательно, институты и социальные группы, а также ассоциации взаимосвязаны, и бессмысленно полностью отделять друг от друга эти понятия и изучать их раздельно.

Итак, институт — это своеобразная форма человеческой деятель-ности, основанной на четко разработанной идеологии, системе правил и норм, а также развитом социальном контроле за их исполнением. Институциональная деятельность осуществляется людьми, организованными в группы или ассоциации, где проведено разделение на статусы и роли в соответствии с потребностями данной социальной группы или общества в целом. Институты, таким образом, поддерживают со-циальные структуры и порядок в обществе.

Процесс институционализации, т.е. образования социального института, состоит из нескольких последовательных этапов:

  1. возникновение потребности, удовлетворение которой требует совместных организованных действий;
  2. формирование общих целей;
  3. появление социальных норм и правил в ходе стихийного социального взаимодействия, осуществляемого методом проб и ошибок;
  4. появление процедур, связанных с нормами и правилами;
  5. институционализация норм и правил, процедур, т.е. их принятие, практическое применение;
  6. установление системы санкций для поддержания норм и правил, дифференцированность их применения в отдельных случаях;
  7. создание системы статусов и ролей, охватывающих всех без исключения членов института.

    Итак, финалом процесса институционализации можно считать создание в соответствии с нормами и правилами четкой статусно-ролевой структуры, социально одобренной большинством участников этого социального процесса. Без институционализации, без социальных институтов ни одно современное общество существовать не может. Именно поэтому беспорядочные ссоры и драки превращаются в высоко-формализованные спортивные поединки, любознательность, желание узнать истину — в упорядоченные научные исследования, беспорядочная половая жизнь — в крепкую семью. Институты, таким образом, являются символами порядка и организованности в обществе.

    Каждый социальный институт имеет как специфические особенности, так и общие признаки с другими институтами.

    Для выполнения своих функций социальный институт должен учитывать способности различных функционеров, формировать стандарты поведения, верность основным принципам, развивать взаимодействие с другими институтами. Неудивительно поэтому, что сходные пути и методы действия существуют в институтах, преследующих совершенно разные цели.

    Они объединены в пять групп.

    Культурные символы.

    Кодексы поведения (устные и письменные).

    Идеология.

    Явные функции социальных институтов:

    к удовлетворению потребностей. Это прежде всего следующие функции.

  8. Функция закрепления и воспроизводства общественных отношений.
  9. Регулятивная функция состоит в том, что функционирование социальных институтов обеспечивает регулирование взаимоотношений между членами общества путем выработки шаблонов поведения.
  10. Интегративная функция. Эта функция включает в себя процессы сплочения, взаимозависимости и взаимоответственности членов социальных групп, происходящие под воздействием институционализированных норм, правил, санкций и систем ролей.
  11. Транслирующая функция. Общество не могло бы развиваться, если бы не было возможности передавать социальный опыт. Каждый институт для своего нормального функционирования нуждается в приходе новых людей. Это может происходить как путем расширения социальных границ института, так и путем смены поколений.
  12. Коммуникативная функция. Информация, произведенная в институте, должна распространяться как внутри института с целью управления и контроля за соблюдением норм, так и во взаимодействиях между институтами. Причем характер коммуникативных связей института имеет свою специфику — это формальные связи, осуществляемые в системе институционализированных ролей.
  13. Явные функции институтов являются ожидаемыми и необходимыми. Они формируются и декларируются в кодексах и закреплены в системе статусов и ролей. Когда институт не справляется с выполнением своих явных функций, его непременно ждут дезорганизация и изменения: эти явные, необходимые функции могут быть присвоены другими институтами.

    Латентные функции. Наряду с прямыми результатами действий социальных институтов существуют другие результаты, которые находятся вне непосредственных целей человека, не запланированы заранее. Эти результаты могут иметь большое значение для общества.

    Таким образом, очевидно, что только с помощью изучения латентных функций институтов мы можем определить истинную картину социальной жизни.

    Не существует такого социального института, который действовал бы в вакууме, в изоляции от других социальных институтов. Действие любого социального института невозможно понять до тех пор, пока все его взаимосвязи и отношения не будут объяснены с позиций общей культуры и субкультур групп. Религия, правительство, образование, производство и потребление, торговля, семья — все эти институты находятся во множественном взаимодействии.

    Социальные институты – устойчивые формы организации и регулирования общественной жизни. Их можно определить как совокупность ролей и статусов, предназначенных для удовлетворения определенных социальных потребностей. Они классифицируются по общественным сферам:

    экономические (собственность, зарплата, разделение труда), которые служат производству и распределению ценностей и услуг;

    политические (парламент, армия, полиция, партия) регулируют использование этих ценностей и услуг и связаны с властью;

    институты родства (брак и семья) связаны с регулированием деторождения, отношений между супругами и детьми, социализацией молодежи;

    институты культуры (музеи, клубы) связаны с религией, наукой, образованием и др;

    институты стратификации (касты, сословия, классы), которые детерминируют распределение ресурсов и позиций.

     

     

     

     

     

    8. ГОСУДАРСТВО КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ: ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ФУНКЦИИ

     

    Центральным институтом политической системы является государство. В его деятельности концентрируется основное содержание политики. Сам термин «государство» обычно употребляется в двух значениях. В широком смысле государство понимается как общность людей, представляемая и организуемая органом высшей власти и проживающая на определенной территории. Оно тождественно стране и политически организованному народу. В этом значении говорят, например, о российском, американском, немецком государстве, имея в виду все представляемое им общество.

    Общими для государства являются следующие признаки:

    1. Отделение публичной власти от общества, ее несовпадение с организацией всего населения, появление слоя профессионалов-управленцев. Этот признак отличает государство от родоплеменной организации, основанной на принципах самоуправления.

    2. Территория, очерчивающая границы государства. Законы и полномочия государства распространяются на людей, проживающих на определенной территории. Само оно строится не по кровнородственному или религиозному признаку, а на основе территориальной и, обычно, этнической общности людей.

    3. Суверенитет, т.е. верховная власть на определенной территории. В любом современном обществе имеется множество властей: семейная, производственная, партийная и т.д. Но высшей властью, решения которой обязательны для всех граждан, организаций и учреждений, обладает государство. Лишь ему принадлежит право на издание законов и норм, обязательных для всего населения.

    4. Монополия на легальное применение силы, физического принуждения. Диапазон государственного принуждения простирается от ограничения свободы до физического уничтожения человека. Возможность лишить граждан высших ценностей, каковыми являются жизнь и свобода, определяет особую действенность государственной власти. Для выполнения функций принуждения у государства имеются специальные средства (оружие, тюрьмы и т.д.), а также органы — армия, полиция, службы безопасности, суд, прокуратура.

    5. Право на взимание налогов и сборов с населения. Налоги необходимы для содержания многочисленных служащих и для материального обеспечения государственной политики: оборонной, экономической, социальной и т.д.

    6. Обязательность членства в государстве. В отличие, например, от такой политической организации, как партия, пребывание в которой добровольно и не обязательно для населения, государственное гражданство человек получает с момента рождения.

    7. Претензия на представительство общества как целого и защиту общих интересов и общего блага. Ни одна другая организация, кроме разве что тоталитарных партий-государств, не претендует на представительство и защиту всех граждан и не обладает для этого необходимыми средствами.

    Определение общих признаков государства имеет не только научное, но и практическое политическое значение, особенно для международного права. Государство — субъект международных отношений. Лишь на основе обладания качествами государства те или иные организации признаются субъектами международного права и наделяются соответствующими правами и обязанностями. В современном международном праве выделяются три минимальных признака государства: территория, народ, объединенный правовым союзом граждан (гражданством), и суверенная власть, осуществляющая эффективный контроль хотя бы над большинством территории и населения.

    Отмеченные выше признаки отличают государство от других организаций и объединений, однако еще не раскрывают его связь с обществом, факторы, лежащие в основе его возникновения и эволюции.

     

    11. ПОНЯТИЕ СОЦИАЛЬНЫХ РОЛЕЙ И ИХ МНОГООБРАЗИЕ

     

    Человек, будучи социальным существом, взаимодействует с различными социальными группами, участвует в кооперированных, совместных действиях. Однако практически не бывает такого положения, когда личность полностью принадлежит к какой-либо одной группе. Например, человек состоит членом семьи как малой группы, но он является еще членом и коллектива предприятия, и общественной организации, и спортивного общества. Входя одновременно во многие социальные группы, он занимает в каждой из них разное положение, обусловленное взаимоотношениями с другими членами группы. Например, директор предприятия, занимающий в данном коллективе самое высокое положение, придя в спортивное общество, будет находиться там на правах новичка и неумехи, т.е. займет низкое положение. Для анализа степени включения индивида в различные группы, а также положения, которое он занимает в каждой из них, и его функциональных возможностей по отношению к каждой группе используются понятия социального статуса и социальной роли.

    Социальный статус обычно определяется как ранг или позиции индивида в группе или группы во взаимоотношениях с другими группами (некоторые социологи используют термин «социальная позиция» как синоним социального статуса).

    Социальная роль — это поведение, ожидаемое от того, кто имеет определенный социальный статус. Статус детей обычно подчинен взрослым, и от детей ожидается почтительность по отношению к последним. Статус солдат отличен от статуса штатских; роль солдат связана с риском и выполнением присяги, чего нельзя сказать о других группах населения. Женщины имею статус, отличный от статуса мужчин, и потому от них ожидается а ведение иное, чем от мужчин. Каждый индивид может иметь большее число статусов, и окружающие вправе ожидать от него исполнен! ролей в соответствии с этими статусами. В этом смысле статус и роя это две стороны одного феномена: если статус является совокупностью прав, привилегий и обязанностей, то роль — действием в рамках это совокупности прав и обязанностей.

    Нормы культуры усваиваются в основном через обучение ролям. Например, человек, осваивающий роль военного, приобщается к обычаям, нравственным нормам и законам, характерным для статуса дан ной роли. Только немногие нормы принимаются всеми членами общества, принятие большинства норм зависит от статуса той или иной личности. То, что приемлемо для одного статуса, оказывается неприемлемым для другого. «Что позволено Юпитеру, не позволено быку», -гласит поговорка. Таким образом, социализация как процесс обучения общепринятым способам и методам действий и взаимодействий является важнейшим процессом обучения ролевому поведению, в результате чего индивид становится действительно частью общества.

    Статус — положение субъекта в системе межличностных отношений, определяющее его права, обязанности и привилегии. В различных группах один и тот же индивид может иметь разный статус. Важными характеристиками статуса являются престиж и авторитет как своеобразная мера признания окружающими заслуг индивида.

    Все социальные статусы можно подразделить на два основных типа: те, которые предписываются индивиду обществом или группой независимо от его способностей и усилий, и те, которые личность достигает своими собственными усилиями.

    Предписанные статусы, и роли. Так как общество представляет собой сложное образование, его институты функционируют эффективно только в том случае, если люди исполняют ежедневно огромное число обязанностей, строго обозначенных внутригрупповыми и межгрупповыми отношениями. Простейший путь достижения согласованного исполнения обязанностей — это разделение всех видов деятельности на множество предписанных ролей и обучение каждой личности с момента ее рождения заранее определенному набору ролей. После первого ролевого обучения, которое начинается в раннем детстве, предписанные роли должны назначаться в соответствии с некоторыми критериями, известными как «путь достижения успеха». Пол и возраст универсально используются в обществе как основа для ролевого предписания. Раса, национальность, классовая и религиозная принадлежность также используются во многих обществах в качестве основы для предписанных ролей.

    Пол и возраст — это только два примера из многих предписанных статусов. Все подобные статусы выключают роли, которые могут успешно выполняться только тогда, когда каждый из индивидов социализируется к предписаниям, относительно этих ролей установленным в обществе.

    Достигаемые статусы и роли. Социальная позиция, которая закрепляется через индивидуальный выбор и конкуренцию, определяется как достигаемый статус. Если каждая личность имеет некоторое количество предписанных статусов, которые назначаются ей в группе или обществе без учета ее индивидуальных способностей или предпочтений, то достигаемые статусы закрепляются с учетом способностей данной личности, ее исполнительности и, возможно, в результате везения.

    Ролевое поведение. В то время как роль является поведением, ожидаемым от индивида, имеющего определенный статус, ролевое поведение является фактическим поведением того, кто играет роль. Ролевое поведение отличается от ожидаемого во многих отношениях: в интерпретации роли, в личностных характеристиках, изменяющих шаблоны и образцы поведения, в отношении к данной роли, в возможных конфликтах с другими ролями. Все это приводит к тому, что нет двух индивидов, играющих данную роль совершенно одинаково. Не все солдаты храбры, не все священники святы, не все профессора могут служить образцами в деле обучения. Разнообразие ролевого поведения может быть значительно уменьшено при жестком структурировании поведения, например, в организациях, где прослеживается определенная предсказуемость действий даже при различном поведении ее членов.

    В то время как ролевое поведение, как правило, состоит в бессознательном исполнении ролей, в некоторых случаях оно является высокосознательным; при таком поведении лицо постоянно изучает собственные усилия и создает желательный образ собственного «Я».

    Было бы идеально, если бы каждая личность могла достигать желаемых статусов в группе или обществе с одинаковой легкостью и непринужденностью. Однако лишь немногие индивиды способны на это. В процессе достижения определенного статуса и исполнения соответствующей социальной роли может возникнуть ролевое напряжение трудности при выполнении ролевых обязательств и несоответствия внутренних установок личности требованиям роли. Ролевое напряжени может повышаться в связи с неадекватной ролевой подготовкой, или ролевым конфликтом, или неудачами, возникающими при исполнена данной роли.

    Неадекватная ролевая подготовка. Обучение исполнению ее социальных ролей может быть успешным только при последовательно подготовке к переходу от одной роли к другой на протяжении все жизни индивида. Маленькая девочка поет колыбельную кукле, Mаленький мальчик строит модель самолета, ученик выполняет сложную техническую работу, данную мастером, студент проходит стажировку должности инженера- все это отдельные моменты непрерывно социализации через опыт, путем обучения навыкам, мастерству и установкам в определенный период жизни для того, чтобы использовать; впоследствии, в следующих ролях.

    Рационализация ролей — один из способов защиты против болезненного восприятия личностью какой-либо ситуации с помощью понятий, которые для нее социально и персонально желательны.

    Разделение ролей снижает ролевую напряженность путем временного изъятия из жизни одной из ролей и выключения ее из сознания индивида, но с сохранением реагирования на систему ролевых требований, присущих данной роли.

    Регулирование ролей отличается от защитных механизмов рационализации и разделения ролей прежде всего тем, что является осознанным и преднамеренным. Регулирование ролей — это формальная процедура, посредством которой индивид освобождается от личной ответственности за последствия выполнения им той или иней роли. Это означает, что организации и общественные ассоциации берут на себя большую часть ответственности за негативно воспринимаемые или социально неодобряемые роли. На практике это выглядит как ссылка индивида на влияние организаций, в силу которого он вынужден действовать определенным образом.

     

     

    13. ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ: СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ

     

    Выборы — важнейший компонент современной политики. Они представляют собой способ формирования органов власти и управления с помощью выражения по определенным правилам (в соответствии с избирательной системой) политической воли граждан. В результате выборов избранные кандидаты наделяются властными полномочиями. Выборы используются в различных демократических организациях: партиях, профсоюзах, добровольных ассоциациях, кооперативах, акционерных обществах и т.д. В данной главе речь идет главным образом о выборах в масштабах государства, всей политической системы.

    Выборы всегда связаны с голосованием. Однако при всей близости этих понятий они имеют и существенные отличия. Выборы обычно понимаются как закрепленный в конституции и других законах относительно регулярный, периодичный процесс избрания состава органов государства. Голосование же не всегда связано с выборами. Оно используется и в различных формах прямой демократии: в референдумах, опросах, принятии коллективных решений на собраниях и т.п.

    Выборы как неотъемлемый элемент демократии несут на себе отпечаток ее различных форм и играют в ее различных моделях неравноценную роль. Сравнительно низка значимость выборов в политических системах, базирующихся на прямых формах демократии, непосредственном участии граждан в подготовке и принятии важнейших государственных решений. В таких случаях властные полномочия избираемых гражданами руководителей государства сильно ограничены, что снижает и политическую значимость самих выборов. Примером такого рода государств являлась древнегреческая Афинская республика в периоды непосредственного правления большинства, решения плебсом на площадях вопросов размера налогов, войны и мира, смены судей и военачальников и т.д.

    В условиях современных демократий выборы — их стержневой механизм, главная форма проявления суверенитета народа, его политической роли как источника власти. Они служат также важнейшим каналом представления в органах власти интересов различных общественных групп. Всеобщие выборы предполагают право участия в них каждого гражданина. Для многих, а в некоторых странах и для большинства граждан они являются единственной формой их реального участия в политике. Они позволяют осуществлять наибольшее влияние на власть: сохранять или сменять парламенты и правительства, обеспечивать их ответственность перед народом, изменять политический курс и т.д.

    Влияние выборов на жизнь современного общества разнообразно и проявляется в их важнейших функциях. В научной литературе выделяются следующие функции выборов:

    — артикуляция, агрегация и представительство разнообразных интересов населения.

    — контроль за институтами власти.

    — интеграция разнообразных мнений и формирование общей политической воли.

    — легитимация и стабилизация политической системы, а также легитимация конкретных институтов власти: парламента, правительства, президента и т.п.

    — расширение коммуникаций, отношений представительства между институтами власти и гражданами.

    — канализация, перевод политических конфликтов в русло их институциализированного мирного урегулирования.

    — мобилизация избирательного корпуса на решение актуальных общественных задач.

    — политическая социализация населения, развитие его политического сознания и политического участия.

    — рекрутирование политической элиты.

    — генерирование обновления общества посредством конкурентной борьбы альтернативных политических программ.

    — конституирование эффективной оппозиции и ее подготовка к выполнению функций политического руководства.

    Вышеназванные функции выборы выполняют лишь в том случае, если сами они организованы демократически. Выборы изначально призваны служить демократии, неразрывно связаны с ее общей концепцией и ценностями. Их главное социальное назначение — адекватно отражая мнение и волю граждан, обеспечить представительство основных общественных групп в органах власти, а также сформировать эффективное правительство.

    Демократические принципы избирательного права включают: 1. Всеобщность — все граждане, независимо от пола, расовой, национальной, классовой или профессиональной принадлежности, языка, уровня дохода, богатства, образования, конфессии или политических убеждений, имеют активное (в качестве избирателя) и пассивное (в качестве кандидатов) право на участие в выборах.

    2. Равенство — каждый избиратель имеет только один голос, который оценивается одинаково, независимо от его принадлежности тому или иному человеку.

    3. Тайна выборов — решение конкретного избирателя не должно быть кому-либо известно.

    4. Прямое (непосредственное) голосование — избиратель принимает решение непосредственно о конкретном кандидате на выборную должность, голосует за реального человека.

    Нормативные основы выборов. Мажоритарная избирательная система

    Избирательный процесс осуществляется по определенным правовым нормам, правилам, содержащимся в конституции и избирательном законе. Главным регулятором выборов является избирательная система, определяющая общие принципы организации выборов, а также способы перевода голосов избирателей в мандаты, властные должности. Главное назначение избирательной системы — обеспечить представительство воли народа, а также сформировать жизнеспособные и эффективные органы власти.

    Существует два основных типа избирательных систем: мажоритарная (альтернативная) и пропорциональная (представительная). При мажоритарной, системе для избрания кандидат или партия должны получить большинство голосов избирателей округа или всей страны, собравшие же меньшинство голосов никаких мандатов не получают. В зависимости от того, какое большинство требуется, мажоритарные избирательные системы делятся на системы абсолютного большинства, которые чаще используются на президентских выборах и при которых победитель должен получить больше половины голосов (минимум 50 % плюс один голос), и системы относительного большинства (США, Великобритания, Канада, Франция, Япония и др.), где для победы достаточно хотя бы на немного опередить других претендентов. При применении принципа абсолютного большинства в случае, если ни один кандидат не получил свыше половины голосов, проводится второй тур выборов, на котором представлены лишь два кандидата, получивших наибольшее число голосов (иногда во второй тур допускаются все кандидаты, набравшие в первом туре голосов больше установленного минимума).

    Каждая из основных избирательных систем имеет свои сильные и слабые стороны. К числу достоинств мажоритарной системы обычно относят: 1) сравнительную легкость формирования правительства и его большую стабильность; 2) формирование устойчивых связей между избирателями и депутатами. Поскольку депутаты непосредственно избираются гражданами определенного округа и обычно рассчитывают на свое переизбрание, то они больше ориентируются на свой электорат, который, в свою очередь, лучше знает депутатов, чем при их избрании в общем партийном списке при пропорциональной системе.

    Наряду с определенными достоинствами, мажоритарная избирательная система имеет и ряд существенных недостатков. Она во многом искажает реальную картину предпочтений и волю избирателей. При ней возможна ситуация, когда партия, пользующаяся меньшей поддержкой избирателей, одержит победу над партией, получившей в целом по стране большинство голосов. Это может быть достигнуто за счет различной степени концентрации в избирательных округах сторонников различных партий.

    Пропорциональная система

    На преодоление этих и некоторых других недостатков мажоритарной системы претендует пропорциональная избирательная система. Ее суть состоит в распределении мандатов пропорционально голосам, полученным партиями или избирательными коалициями. Главное достоинство этой системы — представительство партий в выборных органах в соответствии с их реальной популярностью среди избирателей, что позволяет полнее выражать интересы всех групп общества, активизировать участие граждан в выборах и политике в целом.

    Однако пропорциональная система имеет и определенные недостатки. Важнейший из них — относительно меньшая стабильность правительства. Характерное для этой системы широкое представительство в парламенте различных политических сил очень часто не позволяет какой-нибудь одной партии иметь устойчивое большинство и побуждает к образованию коалиций. Объединение же во многом разнородных по своим целям партий часто приводит к обострению противоречий между ними, к распаду межпартийных коалиций и правительственному кризису. Кроме того, политика правительства, сформированного на базе межпартийной коалиции, отличается большей эклектичностью и меньшей последовательностью.

    Для того чтобы преодолеть чрезмерное партийное дробление состава парламента, ограничить возможность проникновения в него представителей крайне радикальных или даже экстремистских сил многие страны используют т.н. заградительные барьеры, или оговорки, устанавливающие необходимый для получения депутатских мандатов минимум голосов. Обычно он составляет от двух (Дания) до пяти (ФРГ) процентов всех поданных голосов. Партии, не собравшие необходимого минимума голосов, не получают ни одного мандата.

    К недостаткам пропорциональной системы нередко относят и непосредственную зависимость выдвижения депутатов от позиций партийного аппарата, бюрократии, которая может, руководствуясь своими узкогрупповыми интересами, включать в партийные списки и непопулярных людей. Однако возможность такого рода действий зависит от характера внутрипартийных отношений. В партиях с развитой внутрипартийной демократией она минимальна. Кроме того, предотвращение вхождения в состав выборных органов непопулярных людей зависит от принятой в стране разновидности списков для голосования.

    Существуют три основных вида списков для голосования: жесткие списки, когда голосуют за партию в целом и кандидаты получают мандаты в той последовательности, в которой они представлены в партийных списках; полужесткие — в этом случае обязательно мандат получает кандидат, возглавляющий партийный список, распределение же остальных полученных партией мандатов осуществляется в зависимости от полученных кандидатом голосов (преференций); свободные — распределение всех депутатских мест происходит в соответствии с преференциями избирателей.

    Смешанная и консенсусная системы

    В современном мире применяются различные модификации как мажоритарной, так и особенно пропорциональной систем. Многие страны, стремясь максимально использовать достоинства каждой из них и смягчить их недостатки, применяют смешанные системы, сочетающие элементы мажоритарной и пропорциональной избирательных систем. Так, в ФРГ одна половина депутатов бундестага избирается по мажоритарной системе относительного большинства, вторая половина — по пропорциональной системе. Подобная избирательная система использовалась и в России на выборах в Государственную Думу в 1993 и 1995 гг.

    В последние десятилетия некоторые организации (ООН, партии «зеленых» и др.) используют консенсуснуго систему выборов. Она имеет позитивную направленность, т.е. ориентирована не на критику противника, а на нахождение наиболее приемлемого для всех кандидата или избирательной платформы. Практически это выражается в том, что избиратель голосует не за одного, а за всех (обязательно больше двух) кандидатов и ранжирует их список в порядке собственных предпочтений. Так, например, если на пост президента претендуют 5 кандидатов, то голосующий определяет место каждого из них. За 1-е место дается 5 баллов, за 2-е — 4, за 3-е — 3, за 4-е —2, за 5-е—1 балл. После голосования полученные баллы суммируются и по их количеству определяется победитель.

    Ориентируя субъектов политики на определенный порядок борьбы за власть, различные избирательные системы непосредственно влияют на характер партийных систем и всю избирательную кампанию.

     

     

    14. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ: СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ

     

    Партия, будучи таким же посредником в отношениях населения с государством, как и группы интересов, обладает по сравнению с ней значительной спецификой. Более того, функциональные и организационные особенности этой «самой политической» из всех общественных организаций (Р. Доуз) до сих пор служат предметом теоретической полемики относительно ее происхождения и роли в политическом процессе. Возникают ли партии вследствие воплощения естественного для человека духа противоречия (Гоббс) или являются частным случаем политических ассоциаций, формирующихся на основе свободного выбора человека (Токвиль); стремятся ли они подчинить себе все проявления политической активности человека (М. Я. Остро-горский) или же являются механизмами продвижения к власти лидеров (М. Вебер) — все это и сегодня является предметом горячих дискуссий.

    В результате исторического формирования партия заявила о себе как специализированная, организационно упорядоченная группа, объединяющая наиболее активных приверженцев тех или иных целей (идеологий, лидеров) и служащая для борьбы за завоевание и использование политической власти. Воплощая право человека на политическую ассоциацию с другими людьми, партия отображает общегрупповые интересы и цели разнообразных (социальных, национальных, конфессиональных и проч.) слоев населения, их идеалы и ценности, утопии и идеологии. Через этот институт люди выдвигают свои групповые требования к государству и одновременно получают от него обращения за поддержкой в решении тех или иных политических вопросов. Таким образом партия развивает как прямые, так и обратные связи народа и государства.

    От всех других политических институтов, в том числе и групп интересов, партию отличают свойственные ей функции и характерные способы их осуществления, определенная внутренняя организация и структура, наличие политической программы действий, та или иная идеологическая система ориентаций, а также ряд других, менее значимых признаков.

    Длительная история существования партий выкристаллизовала и типичные для нее внутренние группы и объединения. К ним прежде всего относятся лидеры партии; партийная бюрократия; мозговой штаб, идеологи партии; партийный актив; рядовые члены партии.

    Функции политических партий

    Будучи звеном вертикальной связи народа и государства, участвующим практически во всех фазах политического процесса, партия выступает одним из важнейших механизмов распределения (перераспределения) в обществе властных статусов. Прежде всего партия нацелена на борьбу за завоевание и использование политической власти в интересах поддерживающей ее группы населения. Иначе говоря, если группы интересов, как правило, пытаются решать те или иные проблемы в рамках сложившегося режима правления, то партии,’ выдвигая собственную программу решения внутри- и внешнеполитических вопросов, могут выдвигать претензии и на изменение высшей политической власти (как в центре, так и на местах). Однако и при подобном характере политических требований партии чаще всего обеспечивают мирное перераспределение власти между различными общественными силами. В этом смысле они выступают таким механизмом агрегирования интересов граждан, который дает возможность избежать общественных потрясений при изменении баланса политических сил.

    Выдвигая тот или иной набор властных притязаний, партии обеспечивают связь населения с государственными структурами, институциализацию политического участия граждан, заменяют стихийные формы общественно-политической активности населения формами формализованными, подверженными контролю со стороны своих лидеров. В этом отношении партии являются одним из наиболее эффективных средств борьбы с политической апатией и гражданской пассивностью людей.

    Одной из важнейших функций партий является отбор и рекрутирование политических лидеров и элит для всех уровней политической системы. Помимо выдвинутых ими профессиональных политиков, в управлении делами общества и государства нередко самое активное участие принимают и партийные эксперты, аналитики, специалисты.

    Неотъемлемой задачей деятельности партий является углубление связей и отношений между различными ветвями власти, местными и центральными органами государственного управления, разнообразными политическими институтами. Как правило, это происходит в процессе выдвижения партийных программ, определения союзников и противников среди участников политического процесса, включающих, кстати, и иные партийные образования.

    Еще одной важнейшей функцией партий является политическая социализация граждан, формирование у них свойств и навыков участия в отношениях власти. Ведя борьбу за избирателя, преодолевая дефицит информированности населения, партии обращают внимание людей на важнейшие конфликты и пути их преодоления, делают ситуацию, сложившуюся в обществе, понятной для рядовых граждан. Главным средством решения этой задачи является формулирование разногласий с другими политическими силами по основным вопросам общественного развития. Как считает американский ученый Е. Шаттшейдер, «формулирование разногласий — ключевой инструмент в борьбе за власть», и партия, которая сумела четко обозначить свои позиции для общественного мнения, «имеет все шансы стать правящей».

     

     

    15. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ

     

    Многообразие исторических и социокультурных условий политического развития стран и народов привело к возникновению различных партийных структур, отличающихся друг от друга строением, функциями, чертами деятельности. Исторически первые попытки классификации партийных объединений явно тяготели к моральным (подразумевавшим разделение на «хорошие» и «неблагородные» союзы) и количественным (характеризовавшим «большие» и «малые» партии) критериям. Современной же политической наукой разработана гораздо более сложная типологизация партийных институтов.

    Наиболее часто встречающийся критерий типологизации партий — идейные основания их деятельности, подразумевающие деление на доктринальные (сориентированные прежде всего на защиту своей идеологической чистоты), прагмагические, или «патронажные» (3. Ньюмен) — ориентирующиеся на практическую целесообразность действий, а также харизматические, в которых люди объединяются вокруг лидера. При этом в каждом из этих типов существует дальнейшая дифференциация партийных объединений. В частности, среди доктринальных партий принято выделять религиозные (как, например, Швейцарская евангелическая партия) и идеологические многочисленные социалистические, национальные и др.) объединения.

    Весьма характерно для современной политической науки ти-пологизировать партии в зависимости от социальных (аграрные партии), этнических (ультралевая баскская партия «Эрри батасуна»), демографических (женская объединенная партия Бельгии) и культурологических (партии любителей пива в Германии и России) оснований образования этих институтов власти. Важное значение имеет и дифференциация партий с точки зрения их организационной структуры. В данном случае принято выделять партии парламентские (где в качестве первичных образований выступают территориальные комитеты), лейбористские (представляющие собой разновидность парламентских партий, допускающих коллективное членство, в том числе и трудовых коллективов) и авангардные (построенные на принципах территориально-производственного объединения своих членов и демократического централизма). Довольно распространена типизация партий с точки зрения их отношения к правящему режиму: правящие и оппозиционные, легальные и нелегальные, партии-лидеры и партии-аутсайдеры, партии, правящие монопольно и правящие в составе коалиции и т.д.

    Большое распространение в политологии получила классификация французского ученого М. Дюверже, выделявшего в зависимости от оснований и условий приобретения партийного членства партии кадровые, массовые и строго централизованные. Первые из названных отличаются тем, что они формируются вокруг группы политических деятелей, а основой их организационного строения является политический комитет (лидеров, активистов). Кадровые партии формируются, как правило, сверху, на базе различных парламентских групп, групп давления, объединений партийной бюрократии. Они сориентированы прежде всего на участие профессиональных политиков и элитарных кругов, что предопределяет свободное членство и известную аморфность партийной организации. Как правило, такие партии активизируют свою деятельность только во время выборов, когда необходимо организовать поддержку электората.

    Массовые партии представляют собой централизованные образования, хорошо организованные и дисциплинированные, с уставным членством. Хотя и здесь важную роль играют лидеры и аппарат партии, большое значение в них придается общности взглядов, идеологическому единству членов. Массовые партии чаще всего формируются снизу, нередко на основе профсоюзных, кооперативных и иных общественных движений, артикулирующих интересы определенных слоев, профессиональных групп, сторонников известных лидеров и идей. Однако в отдельных случаях формирование партий подобного типа возможно и комбинированным путем, подразумевающим соединение усилий элитарных кругов (парламентских комитетов, общественных комитетов в поддержку того или иного депутата и др.) и рядовых граждан (избирателей). Учитывая разнообразие форм деятельности, направленности и иных аспектов функционирования массовых партий, некоторые теоретики, и в частности Ж. Блондель, выделяли среди них представительные партии западного типа, коммунистические и популистские.

    И наконец, для строго централизованных партий Дюверже считал характерным превращение идеологического компонента в основополагающее, связующее эти организации начало. Для таких партий — а Дюверже относил к ним коммунистические и фашистские — характерны наличие множества иерархических звеньев, строгая, почти военная дисциплина, высокая организованность действий, уважение и почитание политических вождей.

    Устойчивые связи и отношения партий различного типа друг с другом, а также с государством и иными институтами власти образуют партийные системы. Взаимодействуя друг с другом и с государством, партии так или иначе влияют на принятие решений, выявляя тем самым свое место в политической жизни.

    Партийные системы противостоят апартийным, т.е. таким формам организации политической власти, где либо совсем не существует партийных объединений, либо их наличие носит сугубо декларативный характер (как это было, например, в СССР, Албании или происходит и сейчас на Кубе, в Северной Корее).

    Собственно партийные системы принято классифицировать прежде всего по качественным аспектам партийно-государственных (межпартийных и проч.) отношений, а также по их количественному составу. Так, в зависимости от числа партий выделяют однопартийные (неконкурентные) системы, внутри которых различают деспотические и демократические разновидности, много-партибные (конкурентные, состязательные) — с одной доминантной партией, двухпартийные (бипартийные) и мультипартийные.

    типологизация партийных систем по качественным характеристикам их деятельности предпочтительней. В этом контексте, учитывая характер правления, можно говорить о демократических, авторитарных и тоталитарных партийных системах, а учитывая доминирующие в государстве ценности, — о системах социалистических и буржуазных и т.д.

     

    16. ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ МИРОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

     

    Политический процесс представляет собой совокупность действий институциализированных и неинституциализированных субъектов по осуществлению своих специфических функций (дисфункций) в сфере власти, и в конечном счете ведущих к развитию или упадку политической системы общества.

    Применительно к обществу в целом политический процесс раскрывает взаимодействие социальных и политических структур и отношений, т.е. показывает, как общество формирует свою государственность, а государство, в свою очередь, «завоевывает» общество. С точки же зрения внутреннего содержания политический процесс выражает как бы технологию осуществления власти, представляя собой совокупность относительно самостоятельных, локальных взаимодействий субъектов, структур и институтов, связанных теми или иными специфическими целями и интересами в поддержании (или изменении) системы правления.

    при всех различиях теоретической интерпретации политического процесса, считается общепризнанным, что он отображает реальное взаимодействие субъектов политики, сложившееся не в соответствии с намерениями лидеров или программами партий, а в результате действия самых разнообразных внешних и внутренних факторов. Иначе говоря, политический процесс показывает, как индивиды, группы, институты власти со всеми своими стереотипами, целями, предрассудками взаимодействуют друг с другом и государством, реализуя свои специфические роли и функции. А так как ситуации, стимулы и мотивы человеческого поведения постоянно изменяются, политический процесс исключает какую-либо заданность или предопределенность в развитии событий и явлений.

    Раскрывая содержание политики через сложившиеся формы исполнения субъектами своих ролей и функций, политический процесс демонстрирует, как их осуществление воспроизводит одни элементы политической системы, разрушает другие, развивает и творит третьи. Тем самым политический процесс раскрывает как поверхностные, так и глубинные изменения политической системы, характеризует ее переход от одного состояния к другому. При этом важнейшим значением для политического процесса обладает продолжительность или краткосрочность временных периодов данных изменений в формах отправления власти, соотношения сил, способах принятия решений и т.д.

    По значимости для общества тех или иных форм политического регулирования социальных отношений политические процессы можно подразделить на базовые и периферийные. Первые из них характеризуют разнообразные способы включения широких социальных слоев в отношения с государством, формы преобразования интересов и требований населения в управленческие решения, типичные приемы формирования политических элит и т.д. В этом смысле можно говорить о процессах политического участия и государственного управления (принятии решений, законодательном процессе и др.). Периферийные же политические процессы раскрывают динамику формирования отдельных политических ассоциаций (партий, групп давления и т.д.), развитие местного самоуправления, другие связи и отношения в политической системе, не оказывающие принципиального влияния на доминирующие формы и способы отправления власти.

    Каждый из политических процессов обладает и собственным внутренним ритмом, т.е. цикличностью, повторяемостью основных стадий взаимодействия своих субъектов, структур, институтов.

    В конечном счете все частные политические процессы объединены одной и той же потребностью их субъектов повлиять на принимаемые государственной властью политические решения. Поэтому главная задача всех участников различных по значению политических процессов состоит в том, чтобы включить свои интересы и требования в принимаемые институтами государственной власти управленческие решения.

    Институты государственной власти являются важнейшим инструментом учета групповых требований и выработки общеколлективных целей политического развития (политической воли общества). Таким образом, в их деятельности все частные политические процессы выражают тот или иной аспект выработки, принятия и осуществления управленческих решений. От деятельности государственных институтов зависит степень централизации власти и распределения полномочий между группами, участвующими в выработке целей политического развития. Используя свою устойчивость и мобильность, институты государственной власти способны поддерживать даже те нормы и цели (а следовательно, и связанные с ними частные политические процессы), которые не отвечают интересам основной части общества, расходятся с политическими традициями социума и противоречат гражданскому менталитету.

     

     

    18. ПОНЯТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ

     

    Слово «элита» в переводе с французского означает «лучшее», «отборное», «избранное». В повседневном языке оно имеет два значения. Первое из них отражает обладание какими-то интенсивно, четко и максимально выраженными чертами, наивысшими по той или иной шкале измерений. В этом значении термин «элита» употребляется в таких словосочетаниях, как «элитное зерно», «элитные лошади», «спортивная элита», «элитные войска», «воровская элита» и т.п.

    Во втором значении слово «элита» относится к лучшей, наиболее ценной для общества группе, стоящей над массами и призванной в силу обладания особыми качествами управлять ими. Такое понимание слова отражало реальности рабовладельческого и феодального общества, элитой которого выступала аристократия. (Сам термин «аристос» означает «лучший», соответственно, аристократия — «власть лучших».)

    В политической науке термин «элита» употребляется лишь в первом, этически нейтральном значении. Определяемое в самой общей форме, это понятие характеризует носителей наиболее ярко выраженных политико-управленческих качеств и функций.

    Теория элит стремится исключить нивелировку, усредненность в оценке влияния людей на власть, отражает неравномерность ее распределения в обществе, соревновательность и конкуренцию в области политической жизни, ее иерархичность и динамизм. Научное употребление категории «политическая элита» основывается на вполне определенных общих представлениях о месте и роли политики и ее непосредственных носителей в обществе. Теория политической элиты исходит из равноправности и равноценности или даже приоритета политики по отношению к экономике и социальной структуре общества. Поэтому эта концепция несовместима с идеями экономического и социального детерминизма, представленного, в частности, марксизмом, трактующим политику всего лишь как надстройку над экономическим базисом, как концентрированное выражение экономики и классовых интересов. Из-за этого, а также вследствие нежелания правящей номенклатурной элиты быть объектом научных исследований, понятие политической элиты в советском обществоведении рассматривалось как псевдонаучное и буржуазно-тенденциозное и в позитивном значении не употреблялось.

    Политическая
    элита — это составляющая меньшинство общества внутренне дифференцированная, неоднородная, но относительно интегрированная группа лиц (или совокупность групп), в большей или меньшей степени обладающих качествами лидерства и подготовленных к выполнению управленческих функций, занимающих руководящие позиции в общественных институтах и (или) непосредственно влияющих на принятие властных решений в обществе. Это относительно привилегированная, политически господствующая группа, претендующая на представительство народа и в демократическом обществе в той или иной мере подконтрольная массам и относительно открытая для вхождения в ее состав любых граждан, обладающих необходимой квалификацией и политической активностью.

    Ее существование обусловлено действием следующих основных факторов: 1) психологическим и социальным неравенством людей, их неодинаковыми способностями, возможностями и желанием участвовать в политике; 2) законом разделения труда, который требует профессионального занятия управленческим трудом как условия его эффективности; 3) высокой общественной значимостью управленческого труда и его соответствующим стимулированием; 4) широкими возможностями использования управленческой деятельности для получения социальных привилегий (поскольку политико-управленческий труд прямо связан с распределением ценностей); 5) практической невозможностью осуществления всеобъемлющего контроля за политическими руководителями; 6) политической пассивностью широких масс населения, главные интересы которых обычно лежат вне политики.

     

     

    19. ТЕОРИИ ЭЛИТ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТОЛОГИИ

     

    Современные теории элит разнообразны. Исторически первой группой теорий, не утративших современной значимости, являются уже концепции макиавеллистской школы (Моска, Паре-то, Михельс и др.). Их объединяют следующие идеи:

    1. Особые качества элиты, связанные с природными дарованиями и воспитанием и проявляющиеся в ее способности к управлению или хотя бы к борьбе за власть.

    2. Групповая сплоченность элиты.

    3. Признание элитарности любого общества, его неизбежного разделения на привилегированное властвующее творческое меньшинство и пассивное, нетворческое большинство.

    4. Формирование и смена элит в ходе борьбы за власть.

    5. В общем конструктивная, руководящая и господствующая роль элиты в обществе.

    Макиавеллистские теории элит подвергаются критике за преувеличение значения психологических факторов, антидемократизм и недооценку способностей и активности масс, недостаточный учет эволюции общества и современных реальностей государств «всеобщего благоденствия», циничное отношение к борьбе за власть. Такая критика во многом не лишена оснований.

     

    Преодолеть слабости макиавеллистов пытаются ценностные теории элиты. Они считают элиту главной конструктивной силой общества, однако смягчают свою позицию по отношению к демократии, стремятся приспособить элитарную теорию к реальной жизни современных государств. Многообразные ценностные концепции элит существенно различаются по степени защиты аристократизма, отношению к массам, демократии и т.д. Однако они имеют и ряд следующих общих установок:

    1. Принадлежность к элите определяется обладанием высокими способностями и показателями в наиболее важных для всего общества сферах деятельности.

    2. Элита относительно сплочена на здоровой основе выполняемых ею руководящих функций.

    3. Взаимоотношения между элитой и массой имеют не столько характер политического или социального господства, сколько руководства, предполагающего управленческое воздействие, основанное на согласии и добровольном послушании управляемых и авторитете власть имущих.

    4. Формирование элиты — не столько результат ожесточенной борьбы за власть, сколько следствие естественного отбора обществом наиболее ценных представителей.

    5. Элитарность — условие эффективного функционирования любого общества.

    Ценностные представления о роли элиты в обществе преобладают у современных неоконсерваторов, утверждающих, что элитарность необходима для демократии. Но сама элита должна служить нравственным примером для других граждан и внушать к себе уважение, подтверждаемое на свободных выборах.

    Основные положения ценностной теории элит лежат в основе концепций демократического элитизма (элитарной демократии), получивших широкое распространение в современном мире. Они исходят из предложенного Иозефом Шумпетером понимания демократии как конкуренции между потенциальными руководителями за доверие избирателей. Как писал Карл Мангейм, «демократия влечет за собой антиэлитистскую тенденцию, но не требует идти до конца к утопическому уравнению элиты и масс. Мы понимаем, что демократия характеризуется не отсутствием страты элиты, а скорее новым способом рекрутиро-вания и новым самосознанием элиты».

    Сторонники демократического элитизма, ссылаясь на результаты эмпирических исследований, утверждают, что реальная демократия нуждается как в элитах, так и в массовой политической апатии, поскольку слишком высокая политическая партиципация угрожает стабильности демократии. Элиты необходимы прежде всего как гарант высокого качественного состава руководителей, избранных населением. Сама социальная ценность демократии решающим образом зависит от качества элиты. Руководящий слой не только обладает необходимыми для управления свойствами, но служит защитником демократических ценностей и способен сдержать часто присущий массам политический и идеологический иррационализм, эмоциональную неуравновешенность и радикализм.

    Установки ценностной теории о ценностно-рациональном характере отбора элит в современном демократическом обществе развивают концепции множественности, плюрализма элит, являющиеся, пожалуй, наиболее распространенными в сегодняшней элитарной мысли. Их нередко называют функциональными теориями элиты. Они не отрицают элитарную теорию в целом, хотя и требуют коренного пересмотра ряда ее основополагающих, классических установок. В основе плюралистической концепции элиты лежат следующие постулаты:

    1. Трактовка политических элит как элит функциональных. Квалификационная подготовленность к выполнению функций управления конкретными общественными процессами — важнейшее качество, определяющее принадлежность к элите.

    2. Отрицание элиты как единой привилегированной относительно сплоченное группы. В современном демократическом обществе власть распылена между разнообразными группами и институтами, которые с помощью прямого участия, давления, использования блоков и союзов могут налагать вето на неугодные решения, отстаивать свои интересы, находить компромиссы. Сами отношения власти изменчивы, флюидны. Они создаются для определенных решений и могут заменяться для принятия и реализации других решений. Это ослабляет концентрацию власти и предотвращает складывание устойчивого властвующего слоя.

    3. Деление общества на элиту и массу относительно, условно и часто размыто.

    4. В современных демократиях элиты формируются из наиболее компетентных и заинтересованных граждан, которые весьма свободно могут входить в состав элиты, участвовать в принятии решений.

    5. В демократических государствах элиты выполняют важные общественные функции, связанные с управлением. Говорить же об их социальном господстве неправомерно.

    Концепции плюрализма элит широко используются для теоретического обоснования современных западных демократий.

     

    Своего рода идейным антиподом плюралистического элитизма выступают леволиберальные теории элиты. Важнейший представитель этого направления Чарльз Райт Миллс еще в 50-х гг. пытался доказать, что США управляются не многими, а одной властвующей элитой. Леволиберальный элитизм, разделяя некоторые положения макиавеллистской школы, имеет и специфические, отличительные черты:

    1. Главный элитообразующий признак — не выдающиеся индивидуальные качества, а обладание командными позициями, руководящими должностями.

    2. Групповая сплоченность и разнообразие состава властвующей элиты, которая не ограничивается элитой политической, непосредственно принимающей государственные решения, а включает и руководителей корпораций, политиков, высших государственных служащих и высших офицеров. Их поддерживают интеллектуалы, хорошо устроившиеся в рамках существующей системы.

    3. Глубокое различие между элитой и массой. Выходцы из народа могут войти в элиту, лишь заняв высокие посты в общественной иерархии. Однако реальных шансов на это у них немного.

    4. Рекрутирование элиты осуществляется преимущественно из своей собственной среды на основе принятия ее социально-политических ценностей. Важнейшими критериями отбора являются обладание ресурсами влияния, а также деловые качества и конформистская социальная позиция.

    5. Первейшая функция властвующей элиты в обществе — обеспечение своего собственного господства. Именно этой функции подчинено решение управленческих задач. Миллс отрицает неизбежность элитарности общества, критикует ее с последовательно демократических позиций.

    Сторонники леволиберальной теории элиты обычно отрицают прямую связь экономической элиты с политическими руководителями, действия которых, как считает, например, Ральф Милибанд, не определяются крупными собственниками. Однако политические руководители стран развитого капитализма согласны с основными принципами рыночной системы и видят в ней оптимальную для современного общества форму социальной организации. Поэтому в своей деятельности они стремятся гарантировать стабильность общественного строя, основанного на частной собственности и плюралистической демократии.

    20. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО

     

    Лидерство есть везде, где есть власть и организация. Само слово «лидер» в переводе с английского («leader») означает «ведущий», «руководящий». В этом, сохраняющемся и сегодня значении оно уже издавна знакомо всем народам.

    В современной науке, при наличии общности исходных позиций, лидерство характеризуется неоднозначно. Можно выделить следующие основные подходы к его трактовке:

    1. Лидерство — это разновидность власти, спецификой которой является направленность сверху вниз, а также то, что ее носителем выступает не большинство, а один человек или группа лиц.

    2. Лидерство — это управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием решений, это руководящая должность

    3. Лидерство — это влияние на других людей. Однако это не любое влияние, а такое, для которого характерны четыре особенности: во-первых, необходимо, чтобы влияние было постоянным. К политическим лидерам нельзя причислять людей, оказавших хотя и большое, но разовое воздействие на политический процесс, историю страны.

    Во-вторых, руководящее воздействие лидера должно осуществляться на всю группу (организацию, общество).

    В-третьих, политического лидера отличает явный приоритет во влиянии. Отношения лидера и ведомых характеризует асимметричность, неравенство во взаимодействии, однозначная направленность воздействия — от лидера к членам группы.

    В-четвертых, влияние лидера опирается не на прямое применение силы, а на авторитет или хотя бы признание правомерности руководства. Диктатор, силой удерживающий группу в подчинении, — это не лидер, как не является лидером, например, террорист, захвативший заложников, или тюремный надзиратель.

    4. Политическое лидерство — это особого рода предпринимательство, осуществляемое на специфическом рынке, при котором политические предприниматели в конкурентной борьбе обменивают свои программы решения общественных задач и предполагаемые способы их реализации на руководящие должности. При этом специфика политического предпринимательства состоит в персонализации «политического товара», его отождествлении с личностью потенциального лидера, а также в рекламировании этого «товара» как общего блага. Такая интерпретация политического лидерства вполне возможна. Однако она применима главным образом лишь к демократическим организациям: государствам, партиям и т.п.

    5. Лидер — это символ общности и образец политического поведения группы. Он выдвигается снизу, преимущественно стихийно, и принимается последователями. Политическое лидерство отличается от политического руководства, которое, «в отличие от лидерства, предполагает достаточно жесткую и формализованную систему отношений господства—подчинения».

    Эта точка зрения до сих пор достаточно широко распространена в российском обществоведении и связана с его длительной оторванностью от мировой науки и, в частности, с узким, преимущественно психологическим пониманием лидерства как главенствующего положения личности, возникающего стихийно в ходе межличностных отношений в малой группе. Применительно к социологии и политологии с такой трактовкой лидерства никак нельзя согласиться из-за ее односторонности, неучета объективной, антропологической и социальной основы этого феномена, недооценки ведущей роли властного статуса в выполнении функций политического лидерства, связанного с воздействием на большие массы людей.

    Феномен лидерства коренится в самой природе человека и общества. Явления, во многом схожие с лидерством и называемые «протолидерством», встречаются в среде животных, ведущих коллективный, стадный образ жизни, например в стадах обезьян или оленей, в волчьих стаях и т.д. Здесь всегда выделяется наиболее сильная, достаточно умная, упорная и решительная особь — вожак, руководящий стадом (стаей) в соответствии с его неписанными законами, продиктованными взаимоотношениями со средой и биологически запрограммированными.

    Лидерство основывается на определенных потребностях сложно организованных систем. К ним относится прежде всего потребность в самоорганизации, упорядочении поведения отдельных элементов системы в целях обеспечения ее жизненной и функциональной способности. Такая упорядоченность осуществляется через вертикальное (управление—подчинение) и горизонтальное (коррелятивные одноуровневые связи, например разделение труда и кооперация) распределение функций и ролей и прежде всего через выделение управленческой функции и осуществляющих ее структур, которые для своей эффективности требуют, как правило, иерархической, пирамидальной организации. Вершиной такой управленческой пирамиды и выступает лидер (протолидер).

    Институциализация руководящих функций отражается в понятии формального лидерства. Оно представляет собой приоритетное влияние определенного лица на членов организации, закрепленное в ее нормах и правилах и основывающееся на положении в общественной иерархии, месте в ролевых структурах, обладании ресурсами влияния. В противоположность формальному, неформальное лидерство характеризует субъективную способность, готовность и умение выполнять роль лидера, а также признание за ним права на руководство со стороны членов группы (общества). Оно основывается на авторитете, приобретенном в результате обладания определенными личными качествами.

    Оба этих аспекта — формальный и неформальный — характеризуют политическое лидерство. Причем в политике формальный, институциональный аспект является ведущим, поскольку здесь реализация потребностей в самоорганизации и упорядочении деятельности огромного количества людей зависит не столько от индивидуальных качеств (хотя это тоже очень важно), сколько от силы и влияния организации.

    Таким образом, понятие политического лидерства включает два аспекта: формально-должностной статус, связанный с обладанием властью, и субъективную деятельность по выполнению возложенной социальной роли.

    Политическое лидерство представляет собой постоянное приоритетное и легитимное влияние одного или нескольких лиц, занимающих властные позиции, на все общество, организацию или группу. В структуре лидерства обычно выделяют три главных компонента: индивидуальные черты лидера; ресурсы или инструменты, которыми он располагает; ситуацию, в которой он действует и которая оказывает на него влияние. Все эти компоненты прямо влияют на эффективность лидерства.

    Если властные позиции и роли — объективная основа политического лидерства — относительно стабильны, с трудом и достаточно редко подвергаются радикальным изменениям, то личностный, персональный состав лидерства более текуч и подвижен.

     

     

    22. ФОРМЫ И УРОВНИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

     

    Власть — одно из фундаментальных начал общества и политики. Она существует везде, где есть устойчивые объединения людей: в семье, производственных коллективах, различного рода организациях и учреждениях, во всем государстве — в этом случае мы имеем дело с верховной, политической властью.

    Можно выделить следующие важнейшие аспекты трактовки власти.

    1. Телеологические (с точки зрения цели) определения характеризуют власть как способность достижения поставленных целей, получения намеченных результатов.

    2. Бихевиористские трактовки рассматривают власть как особый тип поведения, при котором одни люди командуют, а другие подчиняются.

    3. Психологические интерпретации власти, исходя из ее бихевиористского понимания как поведения реальных индивидов, пытаются раскрыть субъективную мотивацию этого поведения, истоки власти, коренящиеся в сознании и подсознании людей. Одно из виднейших направлений этого рода — психоанализ.

    4. Противоположностью бихевиористскому и психологическому видениям власти является ее системная трактовка. Если первые два направления требуют идти в понимании власти снизу вверх, от индивидов к обществу, руководствуясь реально наблюдаемыми в эмпирическом опыте ее проявлениями, то системный метод исходит из производности власти не от индивидуальных отношений, а от социальной системы, рассматривает власть как «способность системы обеспечивать исполнение ее элементами принятых обязательств», направленных на реализацию ее коллективных целей

    5. Структурно-функционалистские интерпретации власти рассматривают ее как свойство социальной организации, как способ самоорганизации человеческой общности, основанный на целесообразности разделения функций управления и исполнения.

    6. Реляционистские (от французского слова «relation» — отношений) определения рассматривают власть как отношение между двумя партнерами, агентами, при котором один из них оказывает определяющее влияние на второго.

    Основными компонентами власти являются ее субъект, объект, средства (ресурсы) и процесс, приводящий в движение все ее элементы и характеризующийся механизмом и способами взаимодействия между партнерами.

    Субъект и объект — непосредственные носители, агенты власти. Субъект (актор) воплощает активное, направляющее начало власти. Им может быть отдельный человек, организация, общность людей, например народ, или даже мировое сообщество, объединенное в ООН.

    Власть никогда не является свойством или отношением лишь одного действующего лица (органа), конечно, если не иметь в виду власть человека над самим собой, предполагающую подчинение его поведения доводам разума, как бы раздвоение личности. Но это уже психологический, а не социальный феномен.

    Власть всегда двустороннее, асимметричное, с доминированием воли властителя взаимодействие ее субъекта и объекта. Она невозможна без подчинения объекта. Если такого подчинения нет, то нет и власти, несмотря на то, что стремящийся к ней субъект обладает ярко выраженной волей властвования и даже мощными средствами принуждения.

    Особенности различных элементов власти (субъекта, объекта, ресурсов и процесса) могут использоваться в качестве оснований ее типологии. Наиболее содержательна классификация власти в обществе в соответствии с ресурсами, на которых она основывается, на экономическую, социальную, культурно-информационную, принудительную.

    Экономическая власть — это контроль над экономическими ресурсами, собственность на различного рода материальные ценности.

    С экономической властью тесно связана власть социальная. Если экономическая власть предполагает способность распределения материальных благ, то социальная — распределения позиций на социальной лестнице — статусов, должностей, льгот и привилегий.

    Культурно-информационная власть — это прежде всего власть над людьми с помощью научных знаний, информации и средств их распространения. Кроме того, это моральная, религиозная и некоторые другие виды власти, связанные с подчинением на основе авторитета.

    Принудительная власть опирается на силовые ресурсы и означает контроль за людьми с помощью применения или угрозы применения физической силы.

    Политическая власть характеризуется рядом отличительных признаков: 1) легальностью использования силы в пределах государства; 2) верховенством, обязательностью решений для всякой иной власти, способностью проникновения в любые общественные процессы. Политическая власть может ограничить влияние мощных корпораций, СМИ и других учреждений или же вовсе ликвидировать их; 3) публичностью, т.е. всеобщностью и безличностью. Это означает, что политическая власть, в отличие от личной, приватной власти, которая обычно существует в небольших, контактных группах, обращается от имени всего общества с помощью права ко всем гражданам; 4) моноцентричностью, наличием единого центра принятия решений. В рыночном демократическом обществе, в отличие от политической власти, экономическая, социальная и духовно-информационная власти полицентричны. Здесь существует много независимых собственников, СМИ, социальных фондов и т.п.; 5) многообразием ресурсов. Политическая власть, и особенно государство, использует не только принуждение, но и экономические, социальные и культурно-информационные ресурсы.

    Проявления власти в обществе чрезвычайно многообразны, изменчивы и относительны. Для того чтобы упорядочить их, стабилизировать власть в обществе и сделать ее функционально способной, ее необходимо институциализировать, закрепить в форме политического господства. Многие политологи, особенно европейские, считают категорию господства центральной, базовой для понимания политики, а изучение системы политического господства — одной из первейших задач политологии.

    Политическое господство означает структурирование в обществе отношений командования и подчинения, организационное и законодательное оформление факта разделения в обществе управленческого труда и обычно связанных с ним привилегий — с одной стороны, и исполнительской деятельности — с другой. Оно возникает тогда, когда власть институциализируется, превращается в устойчивые отношения, когда в организации устанавливаются позиции, занятие которых позволяет принимать решения, приказывать, разрешать или запрещать.

    Господство как институциализировавшаяся власть может по-разному оцениваться гражданами. Положительная оценка, принятие населением власти, признание ее правомерности, права управлять и согласие подчиняться означает ее легатимность. Легитимная власть обычно характеризуется как правомерная и справедливая. Легитимность связана с наличием у власти авторитета, ее соответствием ценностным представлениям большинства граждан, с консенсусом общества в области основополагающих политических ценностей.

    Макс Бебер. В зависимости от мотивов подчинения он выделил три главных типа легитимности власти:

    1. Традиционная легитимность. Она обретается благодаря обычаям, привычке повиноваться власти, вере в непоколебимость и священность издревле существующих порядков.

    2. Харизматическая легитимность. Она основана на вере в исключительные качества, чудесный дар, т.е. харизму, руководителя, которого иногда даже обожествляют, создают культ его личности.

    3. Рационально-правовая (демократическая) легитимность. Ее источником выступает рационально понятый интерес, который побуждает людей подчиняться решениям правительства, сформированного по общепризнанным правилам, т.е. на основе демократических процедур. В таком государстве подчиняются не личности руководителя, а законам, в рамках которых избираются и действуют представители власти.

     

    24. ОСНОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ. ЛЕГИТИМНОСТЬ И ЛЕГАЛЬНОСТЬ ВЛАСТИ

     

    Политическая власть характеризуется рядом отличительных признаков: 1) легальностью использования силы в пределах государства; 2) верховенством, обязательностью решений для всякой иной власти, способностью проникновения в любые общественные процессы. Политическая власть может ограничить влияние мощных корпораций, СМИ и других учреждений или же вовсе ликвидировать их; 3) публичностью, т.е. всеобщностью и безличностью. Это означает, что политическая власть, в отличие от личной, приватной власти, которая обычно существует в небольших, контактных группах, обращается от имени всего общества с помощью права ко всем гражданам; 4) моноцентричностью, наличием единого центра принятия решений. В рыночном демократическом обществе, в отличие от политической власти, экономическая, социальная и духовно-информационная власти полицентричны. Здесь существует много независимых собственников, СМИ, социальных фондов и т.п.; 5) многообразием ресурсов. Политическая власть, и особенно государство, использует не только принуждение, но и экономические, социальные и культурно-информационные ресурсы.

    Господство как институциализировавшаяся власть может по-разному оцениваться гражданами. Положительная оценка, принятие населением власти, признание ее правомерности, права управлять и согласие подчиняться означает ее легатимность. Легитимная власть обычно характеризуется как правомерная и справедливая. Легитимность связана с наличием у власти авторитета, ее соответствием ценностным представлениям большинства граждан, с консенсусом общества в области основополагающих политических ценностей.

    Сам термин «легитимность» иногда переводят с французского как «законность» или «узаконенность». Такой перевод не совсем точен. Законность, понимаемая как действие через закон и в соответствии с ним, может быть присуща и нелегитимной власти.

    Большой вклад в теорию легитимации господства (власти) внес Макс Бебер. В зависимости от мотивов подчинения он выделил три главных типа легитимности власти:

    1. Традиционная легитимность. Она обретается благодаря обычаям, привычке повиноваться власти, вере в непоколебимость и священность издревле существующих порядков. Традиционное господство характерно для монархий. По своей мотивации оно во многом схоже с отношениями в патриархальной семье, основанными на беспрекословном повиновении старшим и на личном, неофициальном характере взаимоотношений между главой семьи и ее членами. Традиционная легитимность отличается прочностью. Поэтому, считал Бебер, для стабильности демократии полезно сохранение наследственного монарха, подкрепляющего авторитет государства многовековыми традициями почитания власти.

    2. Харизматическая легитимность. Она основана на вере в исключительные качества, чудесный дар, т.е. харизму, руководителя, которого иногда даже обожествляют, создают культ его личности. Харизматический способ легитимации часто наблюдается в периоды революционных перемен, когда новая власть для признания населением не может опереться на авторитет традиций или же демократически выраженной воли большинства. В этом случае сознательно культивируется величие самой личности вождя, авторитет которого освящает институты власти, способствует их признанию и принятию населением. Харизматическая легитимность базируется на вере и на эмоциональном, личностном отношении вождя и массы.

    3. Рационально-правовая (демократическая) легитимность. Ее источником выступает рационально понятый интерес, который побуждает людей подчиняться решениям правительства, сформированного по общепризнанным правилам, т.е. на основе демократических процедур. В таком государстве подчиняются не личности руководителя, а законам, в рамках которых избираются и действуют представители власти.

    Рационально-правовая легитимность характерна для демократических государств. Это преимущественно структурная или институциональная легитимность, основанная на доверии граждан к устройству государства, а не к отдельным личностям (персональная легитимность). Хотя нередко, особенно в молодых демократиях, легитимность власти может основываться не столько на уважении к выборным институтам, сколько на авторитете конкретной персоны руководителя государства. В современном мире легитимность власти нередко отождествляют лишь с ее демократической легитимностью.

    Легитимность власти не ограничивается ее тремя, ставшими классическими типами. Существуют и другие способы легитимации и, соответственно, типы легитимности. Один из них — идеологическая легитимность. Ее суть состоит в оправдании власти с помощью идеологии, вносимой в массовое сознание. Идеология обосновывает соответствие власти интересам народа, нации или класса, ее право управлять. В зависимости от того, к кому апеллирует идеология и какие идеи она использует, идеологическая легитимность может быть классовой или националистической.

    В странах командно-административного социализма была широко распространена классовая легитимность. Во второй половине XX в. многие молодые государства в попытках получить признание и поддержку населения очень часто прибегают к националистической легитимации своей власти, нередко устанавливая этнократические режимы.

    Идеологическая легитимация основывается на внедрении в сознание и подсознание людей определенной «официальной» идеологии с помощью методов убеждения и внушения. Однако, в отличие от рационально-правовой легитимации, апеллирующей к сознанию, разуму, она — однонаправленный процесс, не предполагающий обратных связей, свободного участия граждан в формировании идеологических платформ или их выборе.

     

    27. ФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА

     

    Территориальное устройство. Унитарное государство

    Территориальная организация государства характеризует соотношение целого и частей, центральных и региональных органов власти. Различают две основные формы территориального устройства государства: унитарную и федеративную. Унитарное государство представляет собой единую, политически однородную организацию, состоящую из административно-территориальных единиц, не обладающих собственной государственностью. Оно имеет единую конституцию и гражданство. Все государственные, в том числе судебные, органы составляют единую систему, действуют на основе единых правовых норм. Унитарные государства сформировались преимущественно в странах с мононациональным населением, хотя некоторые из них, например Испания, имеют в своем составе инонациональные образования, пользующиеся автономией, компетенции которой определяются центральной властью.

    Унитарные государства бывают централизованными (Великобритания, Швеция, Дания и др.) и децентрализованными (Франция, Италия, Испания). Централизованные государства могут предоставлять достаточно широкую самостоятельность (самоуправление) местным, низовым органам управления. Однако в них средние уровни управления не обладают значительной автономией и непосредственно ориентированы на выполнение решений центра. В децентрализованных же унитарных государствах крупные регионы пользуются широкой автономией и даже располагают собственными парламентами, правительствами, административно-управленческими структурами и самостоятельно решают переданные им в ведение центральными органами вопросы, как правило, в области образования, коммунального хозяйства, охраны общественного порядка и т.п. Однако в отличие от субъектов федерации в области налогооблажения их компетенции сильно ограничены, что ставит их в сильную финансовую зависимость от центра.

    Федерация и конфедерация

    Главное отличие федерации от унитарного государства состоит в том, что источником власти, субъектами государственного суверенитета выступают в ней как крупные территориальные образования (штаты, земли, кантоны), так и весь народ, состоящий из равноправных граждан. (В унитарном же государстве существует лишь один субъект суверенитета — народ.) Федерация — это устойчивый союз государств, самостоятельных в пределах распределенных между ними и центром компетенций, имеющих собственные законодательные, исполнительные и судебные органы и, как правило, конституцию, а часто и двойное гражданство.

    По своему замыслу федеральный принцип государственного устройства призван обеспечить свободное объединение и равноправное взаимодействие общностей, обладающих значительными этническими; историко-культурными, религиозными, лингвистическими и другими особенностями; создать оптимальные возможности для выражения региональных и других интересов меньшинств, для постепенной подготовки оппозиции к выполнению общесоюзных правительственных функций; приблизить власть и управление к гражданам.

    Федерация строится на основе распределения функций между ее субъектами и центром, зафиксированного в союзной конституции, которая может быть изменена только с согласия субъектов федерации. При этом одна часть вопросов является исключительной компетенцией союзных органов, другая — субъектов федерации, третья — совместной компетенцией союза и его членов. Уважение союзным руководством и всеми субъектами федерации прав и полномочий друг друга контролирует независимый суд, а также обычно двухпалатный парламент, верхняя палата которого формируется из представителей штатов (земель).

    Члены федерации — соучастники общегосударственного суверенитета — фактически не обладают индивидуальным суверенитетом и правом одностороннего выхода из союзного государства. В большинстве союзных конституций содержится право федеральных органов вмешиваться во внутренние дела членов федерации в случае возникновения там чрезвычайных ситуаций: стихийных бедствий или массовых беспорядков.

    Федерация как форма территориального устройства государства показала свою жизнеспособность. Этого нельзя сказать о конфедерации — постоянном союзе самостоятельных государств для осуществления конкретных совместных целей. Ее члены полностью сохраняют государственный суверенитет и передают в компетенцию союза решение лишь ограниченного числа вопросов, чаще всего в области обороны, внешней политики, транспорта и связи, денежной системы. Конфедерации существовали в США (1776-1787), Швейцарии (до 1848 г.), Германии (1815-1867) и некоторых других странах. Эта форма государственного объединения непрочна и обычно либо эволюционирует в федерацию, либо распадается.

    В последние годы на территории бывшего СССР сделана попытка создать Содружество Независимых Государств (СНГ) — союз суверенных государств, координирующих свою деятельность в различных сферах. Такая форма государственных образований не может быть устойчивой и эффективной, поскольку не обеспечивает единство деятельности содружества, не создает властных гарантий выполнения ими своих обязательств. Опыт развития Европейского Союза свидетельствует, что долговременное объединение и сближение государств возможно на пути экономической интеграции и постепенной реализации федеративных принципов.

    Формы территориального устройства и формы правления влияют на строение законодательной и исполнительной властей государства. Не менее важную значимость для нормального функционирования всего государственного механизма имеет судебная власть. Независимое правосудие призвано контролировать соблюдение конституции и законов всеми государственными и общественными учреждениями и гражданами, разрешать возникающие между ними споры, обеспечивать стабильность государственного и общественного строя.

    Вся деятельность современного демократического государства строится на тесном взаимодействии с такими важнейшими институтами политической системы, как партии и группы интересов.

    28. ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ

     

    Строение государства традиционно характеризуется через формы правления и формы территориального (государственного) устройства. В них воплощается организация верховной власти, структура и порядок взаимоотношений высших государственных органов, должностных лиц и граждан. Формы правления делятся по способу организации власти, ее формальному источнику на монархии и республики. В монархии формальным источником власти является одно лицо. Глава государства получает свой пост по наследству, независимо от избирателей или представительных органов власти.

    Существует несколько разновидностей монархической формы правления: абсолютная монархия (Саудовская Аравия, Катар, Оман) — всевластие главы государства; конституционная монархия — государство, в котором полномочия монарха ограничены конституцией. Конституционная монархия делится на дуалистическую (Иордания, Кувейт, Марокко), в которой монарх наделен преимущественно исполнительной властью и лишь частично — законодательной, и парламентскую, здесь монарх, хотя и считается главой государства, но фактически обладает представительскими функциями и лишь частично исполнительскими, а иногда имеет также право вето на решения парламента, которым практически не пользуется. Подавляющее большинство современных демократических монархий — парламентские монархии. Правительство формируется в них парламентским большинством и подотчетно не монарху, а парламенту.

    Монархия была господствующей формой правления на протяжении тысячелетий. В специфической форме она сохраняется и сегодня почти в трети стран мира (например в Великобритании, Швеции, Дании, Испании).

    Парламентская республика

    Современные парламентские монархии, отдавая дань политической традиции и поддерживая тем самым уважение граждан к государству, фактически мало отличаются от республик — второй основной формы правления. В республиках источником власти является народное большинство, высшие органы государства избираются гражданами. В современном мире существуют три основные разновццности республики: парламентская, президентская и смешанная, или полупрезвдентская, хотя история знает и многие другие разновидности республик: рабовладельческую, аристократическую, советскую, теократическую и др.

    Главной отличительной чертой парламентской республики является образование правительства на парламентской основе (обычно парламентским большинством) и его формальная ответственность перед парламентом. Он осуществляет по отношению к правительству ряд функций: формирует и поддерживает его; издает законы, принимаемые правительством к исполнению; вотирует (утверждает) государственный бюджет и тем самым устанавливает финансовые рамки деятельности правительства; осуществляет контроль над правительством и в случае необходимости может выразить ему вотум недоверия, что влечет за собой либо отставку правительства, либо роспуск парламента и проведение досрочных выборов; критикует правительственную политику, представляет альтернативные варианты правительственных решений и всего политического курса.

    Правительство обладает исполнительной властью, а нередко и законодательной инициативой, а также правом ходатайства перед президентом о роспуске парламента. В большинстве стран членство в правительстве совместимо с сохранением депутатского мандата. Это позволяет привлекать в правительство не только лидеров правящих партий, но и других наиболее влиятельных депутатов парламентского большинства и тем самым контролировать парламент, получая одновременно массовую партийную поддержку. Хотя руководитель правительства (премьер-министр, канцлер) официально не является главой государства, реально он — первое лицо в политической иерархии. Президент же фактически занимает в ней более скромное место. Он может избираться либо парламентом, либо собранием выборщиков, либо непосредственно народом. Его политический вес почти не зависит от характера выборов и обычно ограничивается представительскими функциями, мало чем отличаясь от функций главы государства в парламентских монархиях.

    Президентская республика

    Второй достаточно распространенной формой республиканского правления является президентская республика. Ее отличительный признак состоит в том, что в ней президент одновременно выступает и главой государства, и главой правительства. Он руководит внутренней и внешней политикой и является верховным главнокомандующим вооруженных сил. Президент чаще всего избирается прямо народом. Он сам (в США с одобрения сената) назначает членов кабинета министров, которые ответственны перед ним, а не перед парламентом.

    В президентской республике правительство отличается стабильностью. В ней существует жесткое разделение законодательной и исполнительной ветвей власти, их значительная самостоятельность. Парламент не может вынести правительству вотум недоверия, президент же не вправе распустить парламент. Лишь в случае серьезных антиконституционных действий или преступления со стороны президента ему может быть выражен импичмент — он досрочно отстраняется от власти. Однако процедура импичмента очень затруднена.

    Отношения между парламентом и президентом основываются на системе сдержек, противовесов и взаимозависимости. Парламент может ограничивать действия президента с помощью законов и через утверждение бюджета. Президент же обычно обладает правом отлагательного вето на решения парламента. Чтобы нормально выполнять свои обязанности, и парламент, и президент вынуждены сотрудничать, находить общий язык, даже если оба этих института контролируются различными партиями.

    Президентская республика не получила распространения в Западной Европе. В странах же с длительными авторитарными традициями, прежде всего в Латинской Америке, Азии и Африке, а также на территории бывшего СССР, эта форма правления нередко вырождается в «суперпрезидентскую республику». В ней почти вся реальная власть сосредоточивается у президента, который выходит из-под контроля парламента и судебных органов и фактически обладает полудиктаторскими полномочиями, а кое-где (Заир, Малави и др.) даже объявляется пожизненным главой государства.

    Полупрезидентская республика

    Третьей основной разновидностью республики является полупрезидентская, или смешанная республика. Она существует в Австрии, Ирландии, Португалии, Польше, Финляндии, Франции, Болгарии и некоторых других странах. При этой форме правления сильная президентская власть сочетается с эффективным контролем парламента за деятельностью правительства. Полупрезидентская республика не имеет таких устойчивых типичных черт, как парламентская и президентская, и в различных странах тяготеет к одной из этих форм. Ее главная характерная черта — двойная ответственность правительства: перед президентом и перед парламентом.

    Классическим образцом полупрезидентской республики является Франция. В ней президент и парламент избираются независимо друг от друга. Парламент не может сместить президента, который, в свою очередь вправе распустить парламент с обязательным условием объявления даты внеочередных парламентских выборов. Президент является главой государства и верховным главнокомандующим, представляет страну на международной арене, обладает правом отлагательного вето на решения парламента, а также правом единоличного введения чрезвычайного положения, но в период действия такового он утрачивает право распустить парламент.

    Президент, без согласования с парламентом, но учитывая расклад в нем политических сил, назначает главу правительства, вместе с которым они формируют кабинет министров. Глава государства председательствует на заседаниях правительства, утверждает его решения и тем самым контролирует его деятельность. Сам президент не обладает правом законодательной инициативы, но таким правом пользуется премьер-министр, несущий всю ответственность за деятельность правительства. Парламент имеет возможность контролировать правительство через утверждение ежегодного бюджета, а также с помощью вынесения ему вотума недоверия.

     

     

    30. ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ

     

    В современном языке слово «демократия» имеет несколько значений. Его первое, основополагающее значение связано с этимологией, происхождением этого термина. «Демократия» переводится с древнегреческого как «народовластие» или, используя расшифровку этого определения американским президентом Линкольном, «правление народа, избранное народом и для народа».

    Производным от этимологического понимания демократии является ее более широкая вторая трактовка как формы устройства любой организации, основанной на равноправном участии ее членов в управлении и принятии в ней решений по большинству. В этом смысле говорится о партийной, профсоюзной, производственной и даже семейной демократии. Понимаемая в широком значении, демократия может существовать всюду, где есть организация, власть и управление.

    С этимологическим пониманием демократии связаны также и другие — третье и четвертое — значения этого термина. В третьем значении демократия рассматривается как основанный на определенной системе ценностей идеал общественного устройства и соответствующее ему мировоззрение. К числу составляющих этот идеал ценностей относятся свобода, равенство, права человека, народный суверенитет и некоторые другие.

    В четвертом значении демократия рассматривается как социальное и политическое движение за народовластие, осуществление демократических целей и идеалов. Это движение возникло в Европе под флагом борьбы с абсолютизмом за освобождение и равноправие третьего сословия и в ходе истории постепенно расширяет диапазон своих целей и участников. Современные демократические движения чрезвычайно разнообразны. Это социал-демократы, христианские демократы, либералы, новые социальные и другие движения.

    Нормативный подход к демократии

    Понятие демократии как народовластия (и другие производные от него трактовки демократии) является нормативным, поскольку базируется на нормативном подходе к этому феномену, предполагающем построение категории исходя из человеческих идеалов, ценностей и пожеланий. Демократия характеризуется в этом случае как идеал, основанный на таких основополагающих ценностях, как свобода, равенство, уважение человеческого достоинства, солидарность. В первую очередь именно своему ценностному содержанию демократия обязана такой популярностью в современном мире.

    Нормативное понятие демократии имеет как сильную, так и слабую стороны. Его сила состоит в привлекательности содержащихся в нем ценностей, способности увлечь многих людей на практические действия по осуществлению демократического идеала. Слабость же такого определения демократии — в отрыве от действительности, ее идеализации. Реальная демократия нигде и никогда не была властью народа, что означало бы негосударственное, общественное самоуправление. С момента возникновения этого понятия демократия связана с государством, а значит и с принуждением, и в лучшем случае является властью большинства над меньшинством, а чаще всего формой правления хорошо организованного привилегированного меньшинства, в большей или меньшей степени подконтрольного народу. Реальная демократия, как это еще будет более подробно рассмотрено, во многом далека и от демократических ценностей: свободы, равенства и т.д.

    Выявление элемента утопизма, несоответствия между нормативным понятием демократии и реальностью, между идеалом и жизнью является следствием эмпирического подхода к анализу демократии. Такой подход абстрагируется от идеалов и априорных оценочных суждений и требует исследовать демократию такой, какова она есть на деле. В соответствии с выявленными в эмпирических исследованиях свойствами уточняется и даже пересматривается понятие демократии и ее теория. Категория демократии в этом случае строится исходя из реальности, безотносительно к провозглашаемым государством ценностям. Демократия трактуется, например, как форма правления, основанная на конкуренции потенциальных руководителей за доверие избирателей, выражаемое на выборах.

    Конституирующие признаки демократии

    Учитывая взаимосвязь нормативных и эмпирических определений демократии как формы государственного правления, можно выделить ее следующие характерные черты:

    1. Юридическое признание и институциональное выражение суверенитета, верховной власти народа.

    2. Периодическая выборность основных органов государства.

    3. Равенство прав граждан на участие в управлении государством.

    4. Принятие решений по большинству и подчинение меньшинства большинству при их осуществлении.

    Эти требования являются минимальными условиями, позволяющими говорить о наличии демократической формы правления в той или иной стране. Однако реальные политические системы, основанные на общих принципах демократии, весьма существенно отличаются друг от друг, например античная и современная демократии, американская и швейцарская политические системы и т.д.

    При оценке в соответствии с ее первым, важнейшим принципом — суверенитетом народа — демократия классифицируется в зависимости от того, как понимается народ и как осуществляется им суверенитет

    Ограничение народа определенными классовыми или демографическими рамками дает основание характеризовать государства, подвергающие политической дискриминации определенные группы населения и, в частности, не предоставляющие им избирательных прав, как социально ограниченные демократии и отличать их от всеобщих демократий — государств с равными политическими правами для всего взрослого населения.

    Индивидуалистическая, плюралистическая и коллективистская демократии

    Народ, будучи сложной общностью людей, имеет определенную структуру, состоит из конкретных личностей. В зависимости от того, рассматривается ли он как совокупность самостоятельных, свободных индивидов, как взаимодействие различных групп, преследующих в политике свои собственные, специфические интересы, или же как единое, гомогенное целое, субъект, у которого доминируют общие интересы и воля, концепции и реальные модели демократии делятся соответственно на индивидуалистические, плюралистические (групповые) и коллективистские.

    В первом случае непосредственным источником власти считается личность, во втором — группа, в третьем — весь народ (нация, класс). Расхождения в понимании народовластия имеют фундаментальное значение при построении реальных политических систем. Они определяют, например, глубокие, принципиальные различия между классической либеральной, современной западной и социалистической демократиями.

    Прямая, плебисцитарная и представительная демократии

    Суверенитет народа — важнейший конституирующий признак демократии, служащий основанием ее оценки не только с точки зрения понимания самого этого субъекта, но также по форме осуществления им власти. В зависимости от того, как народ участвует в управлении, кто и как непосредственно выполняет властные функции, демократия делится на прямую, плебисцитарную и представительную (репрезентативную).

    В прямых формах народовластия граждане сами непосредственно участвуют в подготовке, обсуждении и принятии решений. Такая форма участия доминировала в античных демократиях

    Важным (вторым) каналом участия граждан в осуществлении власти является плебисцитарная демократия. Различие между ней и прямой демократией проводится не всегда, поскольку обе эти формы участия включают непосредственное волеизъявление народа, однако оно существует. Суть его состоит в том, что прямая демократия предполагает участие граждан на всех важнейших стадиях процесса властвования (в подготовке, принятии политических решений и в контроле за их осуществлением), а при плебисцитарной демократии возможности политического влияния граждан сравнительно ограничены. Им предоставляется право посредством голосования одобрить или отвергнуть тот или иной проект закона или другого решения, который обычно готовится президентом, правительством, партией или инициативной группой

    Третьей, ведущей в современных государствах формой политического участия является представительная демократия. Ее суть — в опосредованном участии граждан в принятии решений, в выборе ими в органы власти своих представителей, призванных выражать их интересы, принимать законы и отдавать распоряжения. Представительная демократия необходима особенно тогда, когда из-за больших территорий или вследствие других причин затруднено регулярное непосредственное участие граждан в голосованиях, а также когда принимаются сложные решения, труднодоступные для понимания неспециалистов.

    Деспотическая, тоталитарная и конституционная демократии

    Важные отличительные качества различных демократических систем позволяет выявить анализ четвертого общего признака демократии — подчинения меньшинства большинству при принятии и осуществлении решений. Такое подчинение может не иметь границ и распространяться на любые стороны жизнедеятельности человека. В этом случае имеет место деспотическая демократия. Она представляет собой абсолютную, ничем и никем не ограниченную власть большинства, связанную с преходящими настроениями масс и произволом. Если же власть большинства требует полного подчинения личности и стремится к установлению над ней постоянного всеобъемлющего контроля, то демократия становится тоталитарной.

    Антиподом таких форм правления является конституционная демократия. Она ставит власть большинства в определенные рамки, ограничивает ее полномочия и функции с помощью конституции и разделения властей и обеспечивает тем самым автономию и свободу меньшинства, в том числе отдельной личности.

     

     

    31. АВТОРИТАРНЫЙ РЕЖИМ

     

    Одним из наиболее распространенных авторитаризма в истории типов политической системы является авторитаризм. По своим характерным чертам он занимает как бы промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией. С тоталитаризмом его роднит обычно автократический, не ограниченный законами характер власти, с демократией — наличие автономных, не регулируемых государством общественных сфер, особенно экономики и частной жизни, сохранение элементов гражданского общества. В целом же авторитарной политической системе присущи следующие черты:

    1. Автократизм (самовластие) или небольшое число носителей власти. Ими могут быть один человек (монарх, тиран) или группа лиц (военная хунта, олигархическая группа и т.д.).

    2. Неограниченность власти, ее неподконтрольность гражданам. При этом власть может править с помощью законов, но их она принимает по своему усмотрению.

    3. Опора (реальная или потенциальная) на силу. Авторитарный режим может не прибегать к массовым репрессиям и пользоваться популярностью среди широких слоев населения. Однако он обладает достаточной силой, чтобы в случае необходимости по своему усмотрению использовать силу и принудить граждан к повиновению.

    4. Монополизация власти и политики, недопущение реальной политической оппозиции и конкуренции. Присущее этому режиму определенное политико-институциональное однообразие не всегда результат законодательных запретов и противодействия со стороны властей. Нередко оно объясняется неготовностью общества к созданию политических организаций, отсутствием у населения потребности к этому, как это было, например, в течение многих веков в монархических государствах. При авторитаризме возможно существование ограниченного числа партий, профсоюзов и других организаций, но лишь при условии их подконтрольности властям.

    5. Отказ от тотального контроля над обществом, невмешательство или ограниченное вмешательство во внеполитические сферы и прежде всего в экономику. Власть занимается главным образом вопросами обеспечения собственной безопастности, общественного порядка, обороны, внешней политикой, хотя она может влиять и на стратегию экономического развития, проводить достаточно активную социальную политику, не разрушая при этом механизмы рыночного саморегулирования.

    6. Рекрутирование политической элиты путем кооптации, назначения сверху, а не конкурентной электоральной борьбы.

    Учитывая эти признаки авторитаризма, его можно определить как неограниченную власть одного лица или группы лиц, не допускающую политическую оппозицию, но сохраняющую автономию личности и общества во внеполитических сферах. При авторитарной политической системе запрещаются лишь определенные, главным образом политические формы деятельности, в остальном же граждане обычно свободны. Авторитаризм вполне совместим с уважением всех других, кроме политических, прав личности. В то же время в условиях авторитаризма граждане не имеют каких-либо институциональных гарантий своей безопасности и автономии (независимый суд, оппозиционные партии и т.д.).

    Авторитарные политические системы очень разнообразны. Это монархии, деспотические, диктаторские режимы, военные хунты, популистские системы правления и др. Авторитарные правительства могут добиваться признания населения не только силой, с помощью массового истребления и запугивания противников, но и более гуманными средствами. На протяжении тысячелетий они опирались главным образом на традиционный и харизматический способы легитимации.

     

     

    32. тоталитарный режим: основные разновидности и характеристики

     

    Общими отличительными признаками тоталитаризма являются стремление к всеобъемлющей организованности общества и полному контролю за личностью со стороны власти, к радикальному преобразованию всей общественной системы в соответствии с революционной по своему характеру социальной утопией, не оставляющей места для индивидуальной свободы и социальных противоречий.

    Идеологизация всей общественной жизни, стремление подчинить «единственно верной» теории с помощью планирования все экономические и социальные процессы — важнейшая черта тоталитарного общества. Различным формам тоталитарной идеологии присущи некоторые общие свойства. Прежде всего это эсхатологическая и телеологическая ориентация во взглядах на общественное развитие. Тоталитарная идеология заимствует у ряда религий хилиастаческие идеи о счастливом завершении истории, достижении конечного смысла существования человека, которым может выступать коммунизм, тысячелетний рейх и т.п. Привлекательная утопия, рисующая манящий образ будущего строя, используется для оправдания огромных повседневных жертв народа.

    В соответствии с логикой тоталитарной системы всеобъемлющая идеологизация общества дополняется его тоталитарной политизацией, гипертрофированным развитием аппарата власти, ее проникновением во все поры социального организма. Всесильная власть выступает главным гарантом идеологического контроля над населением. Тоталитаризм стремится к полному устранению гражданского общества, независимой от власти частной жизни. Политическая система, а точнее, партийно-государственная организация общества, служит стержнем, фундаментом всей социальной и экономической организации, которая отличается жесткой иерархической структурой.

    Ядром тоталитарной политической системы выступает предельно централизованное политическое движение за новый порядок во главе с партией нового, тоталитарного типа. Эта партия срастается с государством и концентрирует в себе реальную власть в обществе. Запрещаются всякая политическая оппозиция и создание без санкций властей любых организаций.

    В то же самое время тоталитарная политическая система претендует на выражение народной воли, воплощение высшей народности, или демократии высшего типа. Она использует безальтернативные, преимущественно аккламационные формы демократии, предполагающие принятие решений без голосования на основе непосредственной реакции участников собрания и создающие видимость всенародной поддержки, но не позволяющие оказывать реальное влияние на процесс принятия решений.

    К собственно политическим чертам тоталитарного общества относятся также наличие мощного аппарата социального контроля и принуждения (службы безопасности, армия, милиция и т.п.), массовый террор, запугивание населения. Слепая вера и страх — главные ресурсы тоталитарного управления. Осуществляется сакрализация верховной власти и ее носителей, создается культ вождей.

    Наряду с общностью основополагающих институциональных черт тоталитарные политические системы имеют и существенные особенности, что позволяет выделить несколько их важнейших разновидностей. В зависимости от господствующей идеологии, влияющей на содержание политической деятельности, их обычно подразделяют на коммунизм, фашизм и национал-социализм.

    Коммунистический тоталитаризм в большей степени, чем другие разновидности, выражает основные черты этого строя, поскольку предполагает полное устранение частной собственности и, следовательно, всякой автономии личности, абсолютную власть государства.

    Фашизм претендует на восстановление или очищение «народной души», обеспечение коллективной идентичности на культурной или этнической почве, ликвидацию массовой преступности.

    Третья разновидность тоталитаризма — национал-социализм

    Национал-социализм имеет родство с фашизмом, хотя очень много заимствует у советского коммунизма и прежде всего революционные и социалистические компоненты, формы организации тоталитарной партии и государства и даже обращение «товарищ». В то же время место класса здесь занимает нация, место классовой ненависти — ненависть национальная и расовая. Если в коммунистических системах агрессивность направлена прежде всего вовнутрь — против собственных граждан (классового врага), то в национал-социализме — вовне, против других народов. Главные различия основных разновидностей тоталитаризма отчетливо выражены в их целях (соответственно: коммунизм, возрождение империи, мировое господство арийской расы) и социальных предпочтениях (рабочий класс, потомки римлян, германская нация).

    Любые тоталитарные государства так или иначе примыкают к трем основным разновидностям тоталитаризма, хотя внутри каждой из этих групп имеются существенные различия, например, между сталинизмом в СССР и диктаторским режимом Пол-Пота в Кампучии.

    39. СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА И СТРАТИФИКАЦИЯ

     

    В любом сложно организованном обществе люди всегда отличаются друг от друга как по врожденным, так и по приобретаемым в процессе жизни характеристикам. В той мере, в какой они обладают одинаковыми чертами и свойствами, они образуют группы; различия же между этими группами создают тот уровень общественной дифференциации, который может иметь самые серьезные политические последствия.

    Отношения общественного равенства и неравенства, а также права и обязанности групп, вытекающие из занимаемых ими общественных позиций (статусов), называются социальной стратификацией. Это понятие характеризует ту постоянно существующую асимметрию в отношениях групп, которая структурирует общество, но всегда является результатом воздействия конкретных социально-экономических и иных общественных отношений в конкретной стране.

    Некоторые специалисты полагают, что социальная стратификация выражает только иерархические связи между группами. Однако большинство ученых все же считает, что это понятие характеризует общественную дистанцию, складывающуюся между людьми не только по вертикали (к примеру, различия в положении генерала и рядового военнослужащего), но и по горизонтали (отношение между тем же генералом и соответствующим ему по рангу работником гражданского сектора в аппарате государственного управления).

    Разносторонность и многообразие социальной стратификации помимо фиксации групповых различий означает также и то, что человек одновременно принадлежит к разным социальным стратам (скажем, в одно и то же время является отцом семейства, членом определенной профессиональной, а также национальной группы, жителем того или иного города и т.д.). Таким образом, социальная стратификация показывает, что человек обладает различными социальными статусами, среди которых, конечно, есть «главный статус» (Н. Мелзер), обусловливающий наиболее важную для человека групповую характеристику.

    Стратификация
    – 1. Социальная дифференциация и неравенство на основе таких критериев, как социальный престиж, самоидентификация, профессия, доход, образование, участие во властных отношениях и т.д. 2. Постоянное ранжирование социальных статусов и ролей в социальной системе.

    Большая часть обществ организована таким образом, что их институты неодинаково распределяют блага и ответственность среди разных категорий людей и социальных групп. Социологи называют социальной стратификацией расположение индивидов и групп сверху вниз по горизонтальным слоям, или стратам, по признаку неравенства в доходах, уровне образования, объеме власти, профессиональном престиже. С этой точки зрения социальный порядок не является нейтральным, а служит достижению целей и интересов одних людей и социальных групп в большей степени, чем других.

    Люди различаются между собой по множеству признаков: полу, возрасту, цвету кожи, вероисповеданию, этнической принадлежности и пр. Но социальными эти различия становятся лишь тогда, когда они влияют на положение человека, социальной группы на лестнице социальной иерархии. Социальные различия определяют социальное неравенство, подразумевающее наличие дискриминации по разным признакам: по цвету кожи — расизм, по полу — сексизм, по этнической принадлежности — этнонационализм, по возрасту — эйджеизм. Социальное неравенство в социологии, как правило, понимается как неравенство социальных слоев общества. Оно и является основой социальной стратификации. В буквальном переводе стратификация означает «делать слои», т.е. делить общество на слои ( stratum — слой, facere — делать). Стратификация может быть определена как структурированные неравенства между различными группами людей. Общества могут рассматриваться как состоящие из страт, расположенных иерархично — с наиболее привилегированными слоями на вершине и наименее — у основания.

    Основы теории стратификации были заложены М.Вебером, Т.Парсонсом, П.Сорокиным и др. Т.Парсонс выделил три группы дифференцирующих признаков. К ним относятся:

    1) характеристики, которыми люди обладают от рождения, – пол, возраст, этническая принадлежность, физические и интеллектуальные особенности, родственные связи семьи и проч.;

    2) признаки, связанные с исполнением роли, т.е. с различными видами профессионально-трудовой деятельности;

    3) элементы «обладания», куда включаются собственность, привилегии, материальные и духовные ценности и т.д.

    Эти признаки являются исходной теоретической основой многомерного подхода к изучению социальной стратификации. Социологи выделяют разнообразные срезы или измерения при определении количества и распределения социальных страт. Это разнообразие не исключает сущностных признаков стратификации. Во-первых, она связана с распределением населения в иерархически оформленные группы, т.е. высшие и низшие слои; во-вторых, стратификация заключается в неравном распределении социокультурных благ и ценностей. По мнению П.Сорокина, объектом социального неравенства выступают 4 группы факторов:

    -права и привилегии

    -обязанности и ответственность

    -социальное богатство и нужда

    -власть и влияние

    Стратификация тесно связана с господствующей в обществе системой ценностей. Она формирует нормативную шкалу оценивания различных видов человеческой деятельности, на основе которой происходит ранжирование людей по степени социального престижа. В эмпирических исследованиях в современной западной социологии престиж часто обобщенно определяется при помощи трех измеряемых признаков – престиж профессии, уровень дохода, уровень образования. Этот показатель называют индексом социально-экономической позиции.

    Социальная стратификация выполняет двойную функцию: выступает как метод выявления слоев данного общества и в то же время представляет его социальный портрет. Социальная стратификация отличается определенной стабильностью в рамках конкретного исторического этапа.

    Социальный статусэто тот относительный ранг, со всеми вытекающими из него правами, обязанностями и жизненными стилями, который индивид занимает в социальной иерархии. Статус может приписываться индивидам при рождении независимо от качеств индивида, а также на основании пола, возраста, семейных взаимосвязей, происхождения, или может являться достигнутым в конкурентной борьбе, что требует особых личных качеств и собственных усилий.

    Достигнутый статус может базироваться на образовании, профессии, выгодной женитьбе и пр. В большинстве западных индустриальных обществ такие атрибуты, как престижная профессия, владение материальными благами, внешний вид и стиль одежды, манеры, приобрели больший вес в определении личного социального статуса, чем происхождение.

    Жизненный статус предполагает наличие социального расслоения по вертикальной шкале

    Статус индивида имеет тенденцию изменяться в зависимости от социального контекста. Например, положение мужчины в родовой группе определяет его положение в общине.

    Статусная группа представляет собой совокупность людей, организованных в иерархическую социальную систему.

    Социальная стратификация — это определенная упорядоченность общества.

    Первый тип социальной стратификации — деление общества на касты.

    Второй тип социальной стратификации – сословный – тоже характеризует закрытое общество, где мобильность строго ограничена, хотя допускается. Сословие, как и каста, было связано с передачей по наследству прав и обязанностей, закрепленных в обычае и законе. Но в отличие от касты принцип наследования в сословиях не так абсолютен, а членство может быть куплено, даровано, рекрутировано. Сословная стратификация характерна для европейского феодализма, но имелась и в других традиционных цивилизациях. Ее образец — средневековая Франция, где общество подразделялось на четыре сословия: 1) духовенство; 2) дворянство; 3) ремесленники, торговцы, слуги (жители городов); 4) крестьяне. В России с Ивана Грозного (середина ХYI века) до Екатерины II шло формирование иерархии сословий, официально утвержденных ее указами (1762 — 1785) в таком виде: дворянство, духовенство, купечество, мещанство, крестьянство. Оговаривалось в указах полувоенное сословие (субэтнос), казачество и разночинцы.

    Классовая стратификация характерна для открытых обществ. Она существенно отличается от кастовой и сословной стратификации. Эти отличия проявляются в следующем:

    — классы не создаются на основе правовых и религиозных норм, членство в них не основано на наследственном положении;

    — классовые системы более подвижны, и границы между классами не бывают жестко очерчены;

    — классы зависят от экономических различий между группами людей, связанных с неравенством во владении и контроле над материальными ресурсами;

    — классовые системы осуществляют в основном связи внеличностного характера. Главное основание классовых различий – неравенство между условиями и оплатой труда – действует применительно ко всем профессиональным группам как результат экономических обстоятельств, принадлежащих экономике в целом;

    — социальная мобильность значительно проще, чем в других стратификационных системах, формальных ограничений для нее не существует, хотя мобильность реально сдерживается стартовыми возможностями человека и уровнем его притязаний.

    Классы можно определить как большие группы людей, отличающиеся по своим общим экономическим возможностям, которые значительно влияют на типы их стиля жизни.

    Западные социологи в ХХ веке используют разные подходы к социальной стратификации: а) субъективный самооценочный, когда опрашиваемые сами определяют свою социальную принадлежность; б) субъективный репутационный, когда опрашиваемые определяют социальную принадлежность друг друга; в) объективный (наиболее распространенный), как правило, со статусным критерием. Большинство западных социологов, структурируя общества развитых стран, делят их на высший, средний и рабочий классы, в некоторых странах еще и крестьянство (н-р, Франция, Япония, страны третьего мира).

    Высший класс выделяется по своему богатству, корпоративности и власти. Он составляет примерно 2% современных обществ, но контролирует до 85-90% капитала. Его составляют банкиры, собственники, президенты, руководители партий, кинозвезды, выдающиеся спортсмены.

    Средний класс включает в себя лиц неручного труда и делится на три группы: высший средний класс (профессионалы — врачи, ученые, юристы, инженеры и пр.); промежуточный средний класс (учителя, медсестры, актеры, журналисты, техники); низший средний класс (кассиры, продавцы, фотографы, полицейские и пр.). Средний класс составляет 30-35% в структуре западных обществ.

    Рабочий класс — класс работников физического труда, составляющий около 50-65% в разных странах, делится тоже на три слоя: 1) рабочие квалифицированного ручного труда (слесари, токари, повара, парикмахеры и др.); 2) рабочие полуквалифицированного ручного труда (швеи, сельхозрабочие, телефонисты, бармены, санитары и др.); 3) рабочие неквалифицированного труда (грузчики, уборщики, кухонные работники, прислуга и пр.).

    Социальная структура означает объективное деление общества на отдельные слои, группы, различные по их социальному положению.

    Любое общество стремится к сохранению неравенства, видя в нем упорядочивающее начало, без которого невозможно воспроизводство социальных связей и интеграция нового. Это же свойство присуще и обществу в целом. Выявить основные принципы иерархического строения общества призваны теории стратификации.

    Незыблемость иерархической структуры общества не означает, что внутри нее не происходят изменения. На разных этапах возможен рост одного и сокращение другого слоя. Эти изменения невозможно объяснить естественным приростом населения. Происходит либо подъем, либо падение значительных групп. И даже относительная устойчивость социальных слоев не исключает миграции отдельных индивидов по вертикали. Эти передвижения по вертикали при сохранении самой стратификационной структуры мы будем рассматривать как социальную мобильность.

    Взаимодействие в обществе обычно приводит к становлению новых социальных отношений. Последние можно представить как относительно устойчивые и самостоятельные связи между индивидами и социальными группами.

    В социологии понятия «социальная структура» и «социальная система» тесно связаны между собой. Социальная система – это совокупность социальных явлений и процессов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих некоторый целостный социальный объект. Отдельные явления и процессы выступают в качестве элементов системы.

    Понятие «социальная структура общества» есть часть понятия социальной системы и объединяет два компонента – социальный состав и социальные связи. Социальный состав – это набор элементов, составляющих данную структуру. Вторым компонентом выступает набор связей этих элементов. Таким образом, понятие социальной структуры включает в себя, с одной стороны, социальный состав, или совокупность различных типов социальных общностей как системообразующих социальных элементов общества, с другой – социальные связи составляющих элементов, различающихся по широте распространения их действия, по их значению в характеристике социальной структуры общества на определенной ступени развития.

    Социальная структура общества означает объективное деление общества на отдельные слои, группы, различные по их социальному положению, по их отношению к способу производства. Это устойчивая связь элементов в социальной системе. Основными элементами социальной структуры являются такие социальные общности, как классы и классоподобные группы, этнические, профессиональные, социально-демографические группы, социально-территориальные общности (город, село, регион). Каждый из этих элементов в свою очередь является сложной социальной системой со своими подсистемами и связями. Социальная структура общества отражает особенности социальных отношений классов, профессиональных, культурных, национально-этнических и демографических групп, которые определяются местом и ролью каждой из них в системе экономических отношений. Социальный аспект любой общности концентрируется в ее связях и опосредованиях с производственными и классовыми отношениями в обществе.

    Социальная структура как своего рода каркас всей системы общественных отношений, то есть как совокупность экономических, социальных и политических институтов, организующих общественную жизнь. С одной стороны, эти институты задают некоторую сеть ролевых позиций и нормативных требований по отношению к конкретным членам общества. С другой стороны, они представляют собою определенные достаточно устойчивые пути социализации индивидов.

    Главным принципом определения социальной структуры общества должен быть поиск реальных субъектов социальных процессов.

    Субъектами могут быть и отдельные индивиды, и социальные группы различных размеров, выделяемые по разным основаниям: молодежь, рабочий класс, религиозная секта и так далее.

    С этой точки зрения социальную структуру общества можно представить как более или менее устойчивое соотношение социальных слоев и групп. Для изучения многообразия иерархически расположенных социальных слоев призвана теория социальной стратификации.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    29. КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕЖИМОВ

     

    Различные политические явления неразрывно взаимосвязаны и составляют определенную целостность, социальный организм, имеющий относительную самостоятельность. Это их свойство и отражает понятие политической системы.

    Появление этой категории непосредственно связано с развитием системного анализа общества Т. Парсонсом. Впервые теория политических систем была детально разработана крупным американским политологом Д. Истоном в 50—60-х гг. нашего столетия. Затем она получила развитие в трудах Г. Алмонда, У. Митчелла, К. Дойча, А. Этциони, Д. Дивайна и многих других ученых.

    Какие виды политических режимов существуют? Их очень много, поскольку на ту или иную разновидность политического режима оказывает влияние множество факторов: сущность и форма государства, характер законодательства, фактические полномочия государственных органов и юридические формы их деятельности, соотношение общественно-политических сил, уровень и стандарты жизни и состояние экономики, формы классовой борьбы или классового сотрудничества. Существенное влияние на вид политического режима оказывают исторические традиции страны, а в более широком смысле – своего рода общественно-политическая «атмосфера», складывающаяся подчас вопреки пожеланиям господствующего в государстве слоя или вразрез с директивными прогнозами. На вид политического режима может оказать воздействие и международная обстановка. На разных исторических этапах формируются различные политические режимы, они неодинаковы в конкретных государствах одного и того же времени.

    Один из критериев определения вида политического режима правовая форма применения тех или иных способов государственной власти. Идет ли этот процесс государственного властвования в установленной правовой форме или царит сплошной произвол, своекорыстное усмотрение «власть предержащих», направлена ли эта правовая форма на защиту основных социальных ценностей, прав и свобод граждан, взаимной органов государства и граждан, или служит лишь фасадом, прикрытием чудовищных злоупотреблений властей, которые за этим фасадом фактически, в интересах самого аппарата государства, его руководителей или даже одного лидера.

    Политический режим, как правило, всегда является политико-правовым режимом и это обстоятельство нельзя упускать из виду. Определение политического режима всегда связано с тем, в каких правовых или антиправовых формах он предстает перед исследователем. Именно конкретная правовая система в содержании своих правоустановительных и правоприменительных актов, в организации политической и судебной власти, закрепленной роли армии и других характеристиках позволяет достаточно точно определять вид политического режима, прогнозировать его динамику.

    Вывод о неразрывной связи политического режима и его правовой формы, подкрепленной историческим анализом и теоретическим рассуждениями в рамках современного социального знания, имеет научное и практическое значение. По виду политического режима подчас обозначают и само государство, его природу, поскольку политический режим воплощает самые основные характеристики государственного властвования.

    Таким образом, изучение методов и способов, с помощью которых государство управляет проживающими на его территории людьми, т. е. политического режима, становится также объективно необходимым для постижения формы (устройства) государства.

    Теория государства в зависимости от тех или иных критериев выделяет виды политических режимов, которые применялись в многовековой истории государственности. Эти виды представляют собой широкий диапазон между авторитарным и демократическим, крайними полюсами на всей шкале политических методов власти.

    Авторитарный режим и его формы

    Авторитарный режим может существовать в разных формах. Но при любой форме авторитаризма государственная власть реально не формируется и не контролируется народом. Несмотря на то, что могут существовать представительные органы, реально они никакой роли в жизни общества не играют. Парламент штампует решения, выработанные правящей элитой во главе с вождем или группой лиц (хунтой, олигархией).

    Реально жизнь в стране направляется правящей элитой, которая себя не ограничивает законом, особенно в части привилегий, льгот. В ее среде выделяется еще более узкий круг людей, небольшая группа высших должностных лиц, осуществляющих политическое руководство. Тогда, когда руководство государства формируется вследствие военного или государственного переворота, авторитарный режим устанавливает клика или хунта. Это режим военной диктатуры. Внутри правящей клики выделяется лидер. Его влияние очень значительно. Однако единолично он не склонен принимать решения. Советы рекомендации, учет мнений, обсуждение того или иного вопроса со всей командой становится для него необходимым. Лидером является обычно сильная, порой харизматическая личность. И хотя общественное венное мнение не обожествляет лидера, не называет его вождем, тем менее оно ориентируется на эту сильную личность.

    При режиме военной диктатуры к власти, как правило, в ходе государственного переворота приходят военные – представители армейских группировок, тех или иных племенных, национальных структур.

    По-видимому, следует отказаться от огульно отрицательной характеристики таких политических режимов. Они являются, как показал XX век, носителями и прогрессивных, и реакционных тенденций и традиций.

    Современные научные, военно-технические достижения формируют в армейской среде высокообразованных, патриотически-настроенных военных специалистов. И порой общественное сознание и настроение этноса ищет выход из жутких экономических и политических кризисных ситуаций в поддержке военной диктатуры, да и появление такой диктатуры в некоторых государствах показывает ее экономическую и социальную эффективность.

    При этом также идет перестройка правовой системы: появляются временные чрезвычайные правовые акты, отменяется действие конституции, формируются новые политические структуры, реформируется судебная система (в крайних случаях появляются военно-полевые суды, расширяется юрисдикция военных трибуналов), усиливается режим исполнительной власти «по вертикали».

    Как правило, некоторые из таких военных диктатур, выполнив свою миссию, эволюционирует в XX веке в демократические режимы, в том числе с монархической формой правления. Но история знает, – и это наиболее типичная ситуация, – резко негативные формы военных диктатур: расправы с инакомыслящими, конфискации имущества и прочие внеправовые методы.

    Зачастую авторитарные режимы в относительно «мягкой» форме осуществляются для проведения реформ, укрепления государства, его целостности, единства, противопоставления сепаратизму, экономическому развалу. В авторитарном государстве управление осуществляется, как правило, централизованно.

    Решения центральной власти, не учитывающие зачастую экономических, национальных, географических, бытовых, религиозных и другие особенностей тех или иных групп населения, исполняются отнюдь не добровольно. В случае отклонения людей от «генеральной линии» применяется принуждение. Использование насилия становится характерным для авторитарного режима. Вот почему авторитарное государство не может существовать без опоры на полицейский и военный аппарат. Суд в таком государстве –вспомогательный инструмент, поскольку широко используются внесудебные методы принуждения людей.

    Оппозиция при авторитаризме не допускается. В политической жизни могут участвовать и несколько партий, однако все эти партии должны ориентироваться на линию, выработанную партией, в противном случае они запрещаются, разгоняются. Оппозиционеры, как организация, так и граждане, жестоко наказываются. Власть применяет к инакомыслящим законные и незаконные методы расправы. Личность в авторитарном государстве фактически не может пользоваться свободами, даже если они и провозглашаются формально, так как отсутствует механизм их реализации, гарантии являются фиктивными. Она – личность лишена также гарантий своей безопасности в ее взаимоотношениях с властью, поскольку власть не стесняет себя в применении принуждения. Провозглашается полный приоритет интересов государства над личностью, а права личности игнорируются. Авторитарная власть осознает, что доверие народа – великая сила, и поэтому она культивирует фанатизм в массах по отношению к себе, используя демагогию и превращая население в простой объект манипуляций. В настоящее время авторитарный режим отнюдь не редкость и встречается во многих странах.

    Одним из видов авторитарного режима являлся деспотический режим, который весьма широко был распространен древнейших государствах азиатского способа производства.

    Деспотический режим (от греческого «despotia» – неограниченная власть) был характерен для монархической формы правления, а именно для абсолютистской монархии, когда неограниченная власть сосредотачивалась в руках одного лица, эмоционально обозначаемого подвластными как деспот, тиран и т. п.

    Деспотия как особая форма государства была выделена еще древнегреческими философами (в частности, Платоном). Этот режим характеризовался крайним произволом в управлении (власть подчас болезненно властолюбивыми лицами), полным бесправием и подчинением деспоту со стороны его подданных, отсутствием правовых и моральных начал в управлении. Для многих государств азиатского способа производства с их общественной, государственной собственностью, принуждением к труду, жестокой регламентацией труда, распределением его результатов, завоевательными имперскими тенденциями деспотический режим становился типичной формой осуществления власти. В деспотическом государстве доминируют карательная, уголовная, жесткая налоговая политика по отношению к народу.

    При деспотии осуществляется жестокое подавление любой самостоятельности, недовольства, возмущения и даже несогласия подвластных.

    Санкции, применяемые при этом, потрясают воображение своей суровостью, причем, как правило, они не соответствуют содеянному, а определяются произвольно. Жестокое подавление применяется весьма широко.

    Очень близок к деспотическому, по сути являясь его разновидностью, тиранический режим. Он также возник в древности, в некоторых островных греческих городах-государствах.

    Тиранический режим – также основан на единоличном правлении. Однако в отличие от деспотии, власть тирана подчас устанавливается насильственным, захватническим путем, часто смещением законной власти с помощью государственного переворота. Она также лишена правовых и нравственных начал, построена на произволе, подчас терроре и геноциде. Следует учесть, что понятие «тирания» имеет эмоциональную и политико-правовую оценку. Когда речь идет о тирании как политическом режиме, используется именно оценка тех жестоких способов, с помощью которых тиран осуществляет государственную власть. В этом смысле власть тирана, как правило, является жестокой. Стремясь подавить сопротивление в зародыше, тиранический режим осуществляет казни не только за выраженное неповиновение, но часто за обнаруженный умысел на этот счет. Кроме того, захватчик власти широко использует превентивное принуждение для того, чтобы посеять страх среди населения. Овладение территорией и населением другой страны обычно связано не только с физическим и моральным насилием над людьми, но и над теми обычаями, которые существуют у народа. Тиранический режим можно было наблюдать в полисах Древней Греции, в некоторых средневековых городах-государствах.

    Тирания, как и деспотия, основана на произволе. Однако если в деспотии произвол и самовластье обрушиваются прежде всего на головы высших должностных лиц, то при тирании им подвержен каждый человек. Законы не действуют, поскольку тираническая власть в большинстве своем и не стремится их создать.

    Еще одной разновидностью авторитарного режима является тоталитарный режим.

    Тоталитарный режим является, как правило, порождением XX века, это фашистские государства, социалистические государства периодов «культа личности». Сам термин появился в конце 20-х годов, когда некоторые политологи стремились отделить социалистическое государство от демократических государств и искали четкое определение социалистической государственности. Тоталитарный режим является крайней формой авторитарного режима. Тоталитарное государство выступает как всеохватывающая, всекорнтролирующая и всепроникающая власть .

    Тоталитарный режим характеризуется, как правило, наличием одной официальной идеологии, которая формируется и задается общественно-политическим движением, политической партией, правящей элитой, политическим лидером, «вождем народа», в большинстве случаев харизматическим.

    Тоталитарный режим допускает только одну правящую партию, а все другие, даже ранее существовавшие партии, стремится разогнать, запретить или уничтожить. Правящая партия объявляется ведущей силой общества, ее установки рассматриваются как священные догмы. Конкурирующие идеи о социальном переустройстве общества объявляются антинародными, направленными на подрыв устоев общества, на разжигание социальной вражды. Правящая партия захватывает бразды государственного управления: происходит сращивание партийного и государственного аппаратов. В результате этого становится массовым явлением одновременное занятие партийной и государственной должности, а там, где этого не происходит, государственными должностными лицами выполняются прямые указания лиц, занимающих партийные посты. Кроме того, осуществляется демагогическая ориентация всех членов общества на якобы имевшие место выдающиеся достижения правящей партии. Монополия на информацию делает это осуществимым.

    В государственном управлении тоталитарный режим характеризуется крайним централизмом. Центром тоталитарной системы является вождь. Его фактическое положение сакрализируется.

    На фоне этого происходит усиление мощи исполнительных органов, возникает всевластие номенклатуры, т. е. должностных лиц, назначение которых согласуется с высшими органами правящей партии или производится по их указанию.

    Тоталитарный режим широко и постоянно применят террор по отношению к населению. Физическое насилие выступает как главное условие для укрепления и осуществления власти.

    При тоталитаризме устанавливается полный контроль над всеми сферами жизни общества.

    Тоталитарный режим использует полицейский сыск, поощряет и широко использует доносительство, сдабривая его «великой» идеей, например борьбой с врагами народа. Поиск и мнимые происки врагов становятся условием существования тоталитарного режима. Именно на «врагов», «вредителей» списываются ошибки, экономические беды, обнищание населения.

    Милитаризация – также одна из основных характеристик тоталитарного режима.

    Тоталитаризм имеет и социальные силы, поддерживающие его. Это люмпенизированные слои общества, социальные структуры, зараженные уравнительной идеологией, социальным иждивенчеством, идеями «равенства в нищете». Тоталитарное государство опирается на архаические, общинные формы земледелия, быта. Патерналистические представления о государстве также питают поддерживающие его структуры.

    Разновидностью тоталитаризма являются режимы, где осуществляется «культ личности», культ вождя – непогрешимого, мудрого, заботливого. На деле же оказывается, что это лишь форма правления, в которой реализуются властолюбивые, порой патологические амбиции тех или иных политических лидеров.

    Государство при тоталитаризме как бы берет на себя заботу о каждом члене общества. Со стороны населения при тоталитарном режиме развивается идеология и практика социального иждивенчества.

    Тоталитарный режим возникает в кризисных ситуациях – послевоенных, в ходе гражданской войны, когда надо жесткими мерами восстанавливать хозяйство, наводить порядок, устранять в обществе распри, обеспечивать стабильность. Социальные группы, нуждающиеся в защите, поддержке и заботе государства, выступают его социальной базой. Как отмечалось, это люмпенизированные слои, но не только. Мощные бюрократические структуры также с помощью тоталитаризма обеспечивают свои притязания на власть и, следовательно, на различные блага. Власть и нужна для получения благ и упреки власть имущих в получении привилегий, льгот, борьба с таким состоянием общества оказывается напрасной. Власть без привилегий и льгот — это «жареный лед».

    Большую роль при тоталитаризме играет политическая практика демагогии, лицемерия, двойных стандартов, нравственного разложения и вырождения.

    Тоталитаризм имеет определенные преимущества при управлении государством за счет быстрых сроков принятия необходимых законов, упрощенных процедур. Но его финальные формы, как об этом свидетельствуют история, представляют печальное зрелище тупика, упадка, разложения.

    Одну из крайних форм тоталитаризма представляет фашистский режим, который прежде всего характеризуется националистической идеологией, представлениями о превосходстве одной наций над другими (господствующей нации, расы господ и т. д.), крайней агрессивностью.

    Фашизм, как правило, основывается на националистической, расистской демагогии, которая возводится в ранг официальной идеологии. Целью фашистского государства объявляется охрана национальной общности, решение геополитических, социальных задач, защита чистоты расы. Главная посылка фашистской идеологи такова: люди отнюдь не равны перед законом, властью, судом, их права и обязанности зависят от того, к какой национальности, расе они принадлежат. Одна нация, раса при этом объявляется высшей, основной, ведущей в государстве, в мировом сообществе а посему достойной лучших жизненных условий. Другие нации или расы, если и могут существовать, то всего лишь как неполноценные нации, расы, они в конечном счете должны уничтожаться. Поэтому фашистский политический режим — это, как правило, человеконенавистнический, агрессивный режим, ведущий в итоге к страданиям прежде всего своего народа. Но фашистские режимы возникают в определенных исторических условиях, при социальных расстройствах общества, обнищании масс. В их основе лежат определенные общественно-политические движения, в которые внедряются националистические идеи, популистские лозунги, геополитические интересы и т. п.

    Милитаризация, поиск внешнего врага, агрессивность, склонность к развязыванию войн и, наконец, военная экспансия определенным образом отличают фашизм от иных форм тоталитаризма.

    В настоящее время фашизм в его классической форме нигде не существует. Однако всплески фашистской идеологии можно увидеть во многих странах. Фашистские идеологи при поддержке шовинистических, люмпенизированных слоев населения активно борются за овладение государственным аппаратом либо по крайней мере за участие в его работе.

    Авторитарному режиму в его разновидностях противостоит демократический режим.

    Демократический режим

    Собственно демократический режим («демократия» от др.-греч. «демос» и «кратос» — народовластие) – это одна из разновидностей режима, основанного на признании принципа равенства и свободы всех людей, участии народа в управлении государством. Предоставляя своим гражданам широкие права и свободы, демократическое государство не ограничивается только их провозглашением, т. е. формальным равенством правовых возможностей. Оно обеспечивает для них социально-экономическую основу и устанавливает конституционные гарантии этих прав и свобод. В результате – широкие права и свободы становятся реальными, а не только формальными.

    В демократическом государстве народ является источником власти. И это становится не просто декларацией, а фактическим положением дел. Представительные органы и должностные лица в демократическом государстве, как правило, избираются, но меняются критерии избрания. Критерием избрания того или иного человека в представительный орган являются его политические взгляды, профессионализм. Профессионализация власти – отличительный признак государства, в котором существует демократический политический режим. В основе деятельности народных избранников должны лежать и моральные начала, гуманизм.

    Демократическое общество характеризуется развитием ассоциативных связей на всех уровнях общественной жизни. При демократии существует институциональный и политический плюрализм: партии, профсоюзы, народные движения, массовые объединения, ассоциации, союзы, кружки, секции, общества, клубы, объединяют людей по различным интересам и склонностям, Интеграционные, процессы способствуют развитию государственности и свободы личности.

    Управление в демократическом государстве производится по воле большинства, но с учетом интересов меньшинства. Поэтому принятие решений осуществляется как путем голосования, так и с использованием метода согласования при принятии решений.

    На новый уровень поднимается система разграничения полномочий между центральными и местными органами. Центральная государственная власть берет на себя только те вопросы, от решения которых зависит существование общества в целом, его жизнеспособность: экология, разделение труда в мировом сообществе, предотвращение конфликтов и т. д. Остальные вопросы решаются децентрализовано, в том числе на уровне местных властей, местного самоуправления. В результате этого снимается вопрос о концентрации, монополизации власти.

    Нормативное регулирование приобретает качественно новый характер.

    Разумеется, и демократический режим имеет свои проблемы: чрезмерное социальное расслоение общества, временами своеобразную диктатуру демократии (авторитарное господство большинства), а в некоторых исторических условия этот режим ведет к ослаблению власти, нарушениям порядка, даже скатыванию к анархии, охлократии, порой создает условия для существования разрушительных, экстремистских, сепаратистских сил. Но все же социальная ценность демократического режима намного выше его некоторых негативных конкретно-исторических форм.

    Следует также иметь в виду, что демократический режим появляется зачастую в тех государствах, где социальная борьба достигает высокого накала и правящая элита, господствующие слои общества вынуждены идти на уступки народу, другим социальным силам, соглашаться на компромиссы в организации и осуществлении государственной власти.

    Демократический режим также знает различные формы, прежде всего наиболее современную – либерально-демократический режим.

    Либерально-демократический режим существует во многих странах. Его значение таково, что некоторые ученые полагают либеральный режим – это, собственно, не режим осуществления власти, а условие существования самой цивилизации на определенном этапе ее развития, даже финальный итог, которым и заканчивается вся эволюция политической организации общества, наиболее эффективная форма такой организации. Но с последним утверждением трудно согласиться, так как в настоящее время идет эволюция политических режимов и даже такой ее формы, как либерально-демократический режим. Новые тенденции в развитии цивилизации, стремление человека уйти от экологических, ядерных и иных катастроф порождают новые формы осуществления государственной власти, например все возрастает роль ООН, появляются международные силы быстрого реагирования, но в то же время растут противоречия между правами человека и наций, народов и т. п.

    В теории государства либеральными называются такие политические методы и способы осуществления власти, которые основаны на системе наиболее демократических и гуманистических принципов.

    Эти принципы прежде всего характеризуют экономическую сферу взаимоотношений личности и государства. При либеральном режиме в этой сфере человек обладает собственностью, правами и свободами, экономически самостоятелен и на этой основе становится политически самостоятельным. В соотношении личности и государства приоритет сохраняется за интересами, правами, свободами личности и т. п.

    Таким образом, экономическую основу либерализма составляет частная собственность. Государство освобождает производителей от своей опеки и не вмешивается в экономическую жизнь людей, а только устанавливает общие рамки свободной конкуренции между производителями, условия экономической жизни. Оно же выступает и в качестве арбитра при разрешении между ними споров. На поздних стадиях либерализма правомерное государственное вмешательство в экономические и социальные процессы приобретает общественно-ориентированный характер, что обусловливается многими факторами: необходимостью рационально распределять экономические ресурсы, решать экологические проблемы, участвовать в мировом разделении труда, предотвращении международных конфликтов и т. д.

    Либеральный режим допускает существование оппозиции.

    При либерализме государственная власть формируется путем выборов, исход которых зависит не только от мнения, народа, но и от финансовых возможностей тех или иных партий, необходимых для проведения избирательных кампаний. Осуществление государственного управления производится на основе принципа разделения властей. Система «сдержек и противовесов» способствует уменьшению возможностей для злоупотребления властью. Государственные решения принимаются, как правило, в правовой форме.

    В государственном управлении используется децентрализация: центральная власть берет на себя решение только тех вопросов, которые не может решить местная власть.

    Разумеется, не следует апологизировать либеральный режим, т. к. и он имеет свои проблемы, главные среди них – социальная защита некоторых категорий граждан, расслоение общества, фактическое неравенство стартовых возможностей и т. п.

    Либерально-демократический режим основан на идеях и практике народовластия, системе разделения властей, защиты прав и свобод личности, при которых важную роль играет судебная власть. При этом формируется уважение к суду, Конституции, правам и свободам других индивидов. Принципы самоуправления и саморегулирования пронизывают многие сферы жизни общества.

    К либерально-демократическому режиму примыкает еще одна разновидность демократии. Это гуманистический режим, который, сохраняя все ценности либерально-демократического режима, продолжает и усиливает его тенденции, устраняя его недостатки. Правда, гуманистический режим, преодолевая противоречия, сбои, только складывается в некоторых странах, выступая идеалом, целью политического развитая современного государства.

    Его правовая форма ориентируется не вообще на личность, на индивида, а на обеспечение здоровья, безопасности, благосостояния, конкретную социальную защиту, поддержку конкретной семьи и личной жизни каждого члена общества. Человек – это цель, а не средство, – вот главный принцип гуманистического режима. Государство не создает состояния социального иждивенчества, а формирует все условия для нормальной творческой работы каждого члена общества. Высокая социальная и юридическая защищенность, утверждение ценности каждой человеческой жизни – эти обязательства государства лежат в практической деятельности всех органов государственной власти.

    Человечество уже тысячелетия ищет наиболее совершенные формы государственной организации общества. Эти формы меняются с развитием самого общества. Форма правления, устройства государства, политический режим – это те конкретные сферы, где этот поиск идет наиболее интенсивно.

    Типология политических режимов:

    а) демократический политический режим;

    б) либеральный политический режим;

    в) авторитарный политический режим;

    г) тоталитарный политический режим.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    35. ДЕВИАНТНОЕ И ДЕЛИНКВЕНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

     

    Практически вся жизнь любого общества характеризуется наличием отклонений. Социальные отклонения, то есть девиации присутствуют в каждой социальной системе. Поэтому умение выявлять причины таких отклонений, находить пути преодоления их негативных форм должно быть свойственным каждому современному человеку.

    Определение причин девиаций, их форм и последствий — важный инструмент социального контроля и управления обществом.

    В недалеком прошлом термин «социальное отклонение» был связан в нашем сознании только с криминальными явлениями — преступлениями, пьянством, наркоманией, проституцией и др. И это неслучайно, ибо они практически везде и всегда считаются отклонениями от существующих социальных норм. Но в этой связи возникает вопрос: только ли подобные явления можно назвать социальными отклонениями и что представляет собой девиация?

    Проблему социальных отклонений изучают криминология, правовая статистика, социология и другие науки. При этом именно социология занимается определением наиболее общих причин и последствий девиации, ее влияния на развитие социальных процессов, указывает путь рационального контроля, предотвращения и ликвидации такого поведения с помощью экономических, социальных и политических мер.

    Возникновение концепции отклоняющегося поведения связано с именем французского социолога Э.Дюркгейма, который в течение всей своей деятельности придавал особое значение выявлению причин порядка и беспорядка в обществе. Социальная интеграция существует, когда члены общества или его группы придают важное значение его нормам и руководствуются этими нормами в своей жизни. Если индивид не желает соблюдать общие нормы, возникает аномия, то есть такое состояние общества, при котором значительная часть его членов, зная о существовании объязывающих их норм, относится к ним негативно или равнодушно. Эта ситуация может быть результатом любого резкого изменения социальной структуры, например, при неожиданный экономических подъемах или кризисах.

    Определяя категорию девиации, необходимо подчеркнуть, что направленность отступлений от установленных норм может быть разной. Эти отступления могут охватывать как полезные отклонения, так и дезорганизующие поступки, социальную патологию — наиболее стойкие, опасные для общества и личности. Таким образом, девиация (социальное отклонение) — это поступки, деятельность людей, социальных групп, не отвечающие установленным в данном обществе нормам или признанным шаблонам и стандартам поведения. При этом, под социальной нормой следует понимать характеристику таких явлений и процессов, которые являются закономерными для данной общественной системы.

    Для того чтобы индивидуальные негативные отклонения от норм приобрели качество социальных необходимы следующие условия:

    1)одинаковая направленность таких отклонений в похожих группах людей в одинаковых условиях;

    2)близость или даже единство причин, из которых они возникают;

    3)наличие определенной повторяемости, стойкости названных явлений.

    То есть социальные отклонения — это не случайные факты, а процессы, которые приобрели определенное распространение в обществе или выявляют к этому тенденцию.

    Социальные отклонения изучаются на индивидуальном и массовом уровне.

    На индивидуальном уровне рассматривается конкретный поступок определенного человека ( либо акт деятельности коллектива, государственной акции в международных отношениях); на массовом — совокупность актов такого вида, система нарушений социальных норм.

    Рассматривая структуру индивидуального отклонения от социальной нормы, прежде всего необходимо подчеркнуть: если социальную норму принять как эталон поступка, то отклонение от этого эталона должно происходить в разных направлениях. Поступок может не отвечать социальной норме по: объективным или субъективным признакам; целям и мотивам, прямым и побочным результатам. Он может быть новаторским или консервативным, полезным или вредным, случайным или типичным и т.д.

    На уровне массового явления социальные отклонения выступают уже как элемент общественной жизни, как одна из его сторон, как нежеланный социальный процесс.

    Определить является ли тот или иной поступок девиацией нелегко. Это связано с тем, что стандарты, типы, шаблоны (социальные нормы) — неоправданны и часто обуславливают разногласия. Наиболее яркие примеры девиации — нечеловеческие поступки, вызывающие почти всегда осуждение (например, убийство, изнасилование). Однако только на этом основании трудно дать точное определение девиации. Даже убийство оправдано (например, во время войны). Кроме того, ожидания, определяющие степень девиантного поведения, со временем изменяются (например, отношения к курильщикам, которые сегодня, в отличие от начала столетия, отождествляются с наркоманами).

    Вторая проблема, возникающая при определении девиации, связана с неопределенностью поведенческих ожиданий. Иногда правила не совсем понятны. Так, всегда ли является девиацией неосторожный переход через улицу? С одной стороны, это запрещено законом, а с другой — очень распространено, и считается полулегальным до тех пор, пока не нарушится работа транспорта и никто не пострадает.

    Если же правила или нормы поведения сформулированы неясно, среди населения могут возникнуть разногласия относительно их законности и правильности. То есть, в плюралистическом обществе девиантное поведение, с точки зрения одного человека, может считаться нормальным для другого человека. Таким образом, всегда важно выяснить реакцию так называемой «публики» на разнообразные виды поведения — речь идет о людях, определяющих, что конкретно является девиантным или недевиантным. То есть люди, с которыми тот или иной человек общается ежедневно — они непосредственно оценивают его или его поведение, а также организации или органы власти, контролирующие его поведение.

    Все эти факторы — относительная природа девиации, неопределенность ожиданий, противоречия в вопросах о правилах — свидетельствуют о недопустимусти навешивания ярлыка девиантности на какой-либо тип поведения при всех обстоятельствах. Но некоторые типы поведения почти всегда считаются такими. Например, почти во всех обществах, человек, отказывающийся разговаривать с другими людьми в течение длительного времени (если это не связано с религиозным ритуалом), считается девиантом.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    23. ФУНКЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ В ОБЩЕСТВЕ

     

    Проявление власти естественно для человека и заложено в биологических, природных и социальных началах его жизни. Командование и исполнение — два универсальных принципа власти, которые нераздельны и взаимодействуют, как и два типа личности — властной и подчиняющейся. Оба эти типа общественно необходимы. Они воспроизводятся в крупных общественных структурах и отношениях между ними, например, государства и общества, правительства и масс, партий и лидеров и т.д.

    Координация этих отношений и относится к общественным функциям политической власти. Власть призвана формировать политическую систему общества, политические отношения между государством и обществом, общественными группами, классами, политическими институтами, партиями, гражданами, органами государственного управления. Власть призвана контролировать эти отношения, превращать их по возможности в бесконфликтные и организованные. Власть управляет делами общества и государства на разных уровнях:

    — макроуровне высших центральных политических институтов, государственных учреждений, партий и организаций;

    — среднем уровне («мезоуровне»), который образуют учреждения регионального, областного и районного масштабов;

    — микроуровне, охватывающем непосредственное политическое общение людей, малых групп, самоуправление. На этом уровне формируется политическая культура, складываются мнения, убеждения людей. Этот уровень не является низшим, он составляет политическую ткань общества в целом, включая и все другие уровни власти.

    От функционирования политической власти во многом зависит тип политического режима в обществе, открытость или закрытость общества, характер политических отношений и другие политические характеристики данного государства, включая стабильность, авторитет, разделение и сотрудничество властей, роль оппозиции, демократичность.

    Таким образом, к наиболее важным, общественно значимым функциям политической власти можно отнести следующие:

    — поддержание общественного порядка и стабильности;

    — выявление, ограничение и разрешение конфликтов;

    — достижение общественного согласия (консенсуса);

    — принуждение во имя социально значимых целей и сохранения стабильности;

  • управление делами общества.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    25. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ВЛАСТИ

     

    В современной литературе существуют различные концепции власти. Так, системные концепции рассматривают власть как свойство политической системы. Т. Парсонс считает, что власть как свойство системы связана с достижением общих целей системы, с организацией. Крозье считает власть вечной. «Власть нельзя ни ликвидировать, ни национализировать. Она, как головы гидры, появляется во все большем количестве и становится сильнее каждый раз, когда считают, что ее обезглавили». Длительное время в истории политической мысли господствовали правовые концепции власти. Гоббс, Локк, Спиноза, Руссо, Кант и другие мыслители считали право первичным, а политику и власть — производными от права. Французские философы XVIII века апеллировали к разуму как единственному судье над всем существующим, требовали установления разумного общества в соответствии с естественными правами человека. Поиск идеального права и государства характерен для Платона и Ф. Бэкона, для коммунистических утопий от Т. Мора до Э. Кабэ. Философское обоснование И. Кантом теории правового государства также базируется на принципе согласованности государственного устройства с правовыми нормами.

    Широкое распространение получили поведенческие концепции власти. Основные идеи поведенческого (бихевио-рального) направления были выдвинуты в 20-30-х годах нашего столетия группой ученых Чикагского университета, которые стали исследовать поведение людей в сфере политики, изучать политический процесс, реальные факты, полагая, что любые ценности должны пройти испытание фактами.

    Бихевиоралисты объясняют политическую жизнь из присущих человеку свойств, поведения, воли, стремления к власти. Политический человек — это человек, стремящийся к власти. В политике все есть власть, и всякая власть есть политика. Но политика — сфера социального взаимодействия, потому индивиды вступают в отношения по поводу власти. Лишь отталкиваясь от воли людей, строится вся политическая материя, приобретая со временем стабильные, устойчивые формы, закрепляясь в политических институтах. Власть этих институтов должна выводиться из отношений власти, в которые вступают люди. Отсюда можно понять, как рождаются и функционируют партии, политические организации, государство. Государственная власть воспроизводится путем концентрации, слияния, столкновения, разъединения, борьбы политических субъектов, их воли к власти.

    Бихевиоралисты рассматривают политические отношения как рынок власти (рыночная модель). Субъекты власти вступают в определенные соглашения, «сделки» ради достижения власти и того, что она дает. Выполнение соглашений зависит от двух факторов: доброй воли участников и наличия внешней силы, вынуждающей соблюдать принятые обязательства. Второй фактор предполагает наличие силы, стоящей как бы над системой, над участниками сделок.

    Если сравнивать политическое взаимодействие с игрой, то в игре побеждает тот, кто выигрывает по правилам. В политической игре выигрыш состоит в увеличении объема власти. Г. Лассуэлл считает, что этот выигрыш определяется участием или возможностью участия в принятии решений. Бывает, что в игре одна сторона не просто нарушает правила, а стремится изменить их, чтобы выиграть. Пресечь такие действия можно только извне. Но если игра охватывает всех, всю политическую систему, то такой силы просто не найдется. Отсюда вывод: политическая игра должна быть самосанкционирующейся. Правила политической игры должны исходить из нее самой, а не навязываться извне.

    Идея саморегулирующегося механизма заимствована бихевиоралистами из американской социально-экономической мысли, где считалось, что регулятором всех экономических отношений является рынок. Эта идея была распространена на сферу политических отношений. Политическая арена становится рынком власти. Власть продается и покупается по правилам торговли: учета спроса и предложения, стремления к выгоде, конкуренции продавцов и покупателей.

    Реальный политический рынок не идеален. Есть обман, нарушение законов, демагогия, шантаж; здесь нужны сила, ловкость, актерство, везение, удача, счастливый случай. Те, кто контролирует собственность, стремятся превратить свои доллары в голоса избирателей, свою собственность — в политическую власть. По Мерриаму, бизнес — диктатор в семье власти. Борьба за власть мотивируется не только целью приобретения власти, но и своим игровым характером. Политика предстает как игровое пространство, где вероятны выигрыши и проигрыши. Основа этого мира — человеческая природа с ее истоками всех импульсов человеческого поведения.

    Реляционистские концепции власти характеризуют власть как межличностное отношение, позволяющее одному индивиду изменять поведение другого. Это отношения субъекта и объекта власти. Они могут быть разными: подавление сопротивления объекта, неравное распределение ресурсов между участниками властных отношений, раздел зон влияния и т.д. Если в одной ситуации властью обладает один индивид, то с изменением сферы влияния роли могут поменяться. Объект власти может стать ее субъектом.

    26. ГОСУДАРСТВО КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ: ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ФУНКЦИИ

     

        В современной учебной литературе государство обычно определяется как политико-территориальная суверенная организация публичной власти, имеющий специальный аппарат, способная делать свои веления обязательными для всей страны. Данная дефиниция синтезирует наиболее существенные черты и признаки государства и в целом приемлема, но в ней слабо отражена связь государства и общества. Поэтому мы считаем, что более точной будет следующая формулировка: государство – это политическая организация общества, обеспечивающая его единство и целостность, осуществляющая посредством государственного механизма управления делами общества, суверенную публичную власть, придающая праву общеобязательное значение, гарантирующая права, свободы граждан, законность и правопорядок.

        Приведенное определение отражает общее понятия государства, но больше подходит к современному государству. В нем подчеркивается, что государство есть политическая организация всего общества, всех его граждан. Оно выполняет жизненно необходимые для общества функции, обеспечивает его единство и целостность, управляет важнейшими общественными делами. В то же время государство призвано всесторонне гарантировать права и свободы граждан, поддерживать надежный и гуманный правопорядок в обществе.

        Понятие государства, его характеристика конкретизируется при раскрытии признаков, отличающих его как от родового строя, так и от негосударственных организаций общества. Иными словами, «анализ признаков государства углубляет знания о нем, подчеркивает его уникальность в качестве ничем не заменимой формы организации общества и важнейшего общественно-политического института». Каковы же эти признаки?


    Территориальная
    организация населения и осуществление публичной власти в территориальных пределах. В догосударственном обществе принадлежность индивида к тому или иному роду обусловливалась кровным или предполагаемым родством. Причем род часто не имел строго определенно территории, перемещался с одного места на другое. В государственно-организовнном обществе кровно-родственный принцип организаций населения потерял свое значение. На смену пришел принцип его территориальной организации. Государство имеет строго локализованную территорию, на которую распространяется его суверенная власть, а население, на ней проживающее, превращается в подданных или граждан государства. Возникают, таким образом, пространственные пределы государства, в которых появляется новый правовой институт – подданство или гражданство.

        С территориальной организацией населения сопряжено не только возникновение государства, но и начало складывания отдельных стран. А потому с этих позиций понятия «государство» и «страна» во многом совпадают.

        От негосударственных организаций государство отличается тем, что олицетворяет все население страны, распространяет на него свою власть. Профсоюзы и политические партии объединяют в свих рядах часть населения, создаются добровольно по тем или иным интересам.

        Публичная власть. Публичной она называется потому, что, не совпадает с обществом, выступает от его имени, от имени всего народа.

        Власть существовала и в догосударственном обществе, но это было непосредственно общественная власть, которая исходила от всего рода и использовалось им для самоуправления. Она не нуждалась ни в чиновниках, ни в каком-либо аппарате. Принципиальная особенность публичной власти состоит в том, что она воплощается именно в чиновниках, т.е. в профессиональном сословии управителей, из которых комплектуются органы управления и принуждения. Без этого физического воплощения государственная власть представляет собой лишь тень, воображение, пустую абстракцию.

        Олицетворенная в государственных органах и учреждениях, публичная власть становится государственной властью, т.е. той реальной силой, которое обеспечивает государственное принуждение, насилие. Решающая роль в реализации принуждения принадлежит отрядам вооруженных людей и специальным учреждениям.

        Государственный суверенитет. Понятие «государственный суверенитет» появилось в конце средних веков, когда потребовалось отделить государственную власть от церковной и придать ей исключительное, монопольное значение. Ныне суверенитет – обязательный признак государства. Страна, его не имеющая, — это колония или доминион.

        Суверенитет как свойство государственной власти заключается в ее верховенстве, самостоятельности и независимости.

        Верховенство государственной власти внутри страны обозначает: 1) универсальность ее властной силы, которая распространяется на все населения, все партии и общественные организации данной страны; 2) ее прерогативы; 3) наличие у нее таких средств воздействия, которыми никакая другая общественная власть не располагается.

        Самостоятельность и независимость государственной власти от всякой другой власти внутри страны и вне ее выражается в ее исключительном, монопольном праве свободно решать все свои дела.

        В Советском Союзе и бывших социалистических государствах государственная власть не была верховной, ни самостоятельной, ни независимой, ибо выше нее была власть партийная. Государство проводило в жизнь партийные директивы, было исполнительным инструментом правящей партии. Все это ослабляло государственную власть, стало одной из причин глубокого кризиса общества и государства.

        Неразрывная связь государства и права. Без прав государство существовать не может. Право юридически оформляет государство и государственную власть и тем самым делает их легитимными, т.е. законными. Государство осуществляет свои функции в правовых формах. Право вводит функционирование государства и государственной власти в рамки законности, подчиняет их конкретному правовому режиму. При такой подчиненности государства праву и формируется демократическое правовое государство.

    Вопросы о государстве, его понятии, сущности и роли в обществе с давних пор относятся к числу основополагающих и остродискуссионных в государствоведении. Это «объясняется по меньшей мере тремя причинами. Во-первых, названные вопросы прямо и непосредственно затрагивают интересы различных слоев, классов общества, политических партий и движений. Во-вторых, никакая другая организация не может конкурировать с государством в многообразии выполняемых задач и функций, во влиянии на судьбы общества. В-третьих, государство очень сложное и внутренне противоречивое общественно-политическое явление».

    Рожденное обществом, его противоречиями, государство само неизбежно становится противоречивым, противоречивы его деятельность и социальная роль. Как форма организации общества, призванная обеспечивать его целостность и управляемость, государство выполняет функции, обусловленные потребностями общества, а, следовательно, служит его интересам. По мнению К. Маркса, государство интегрирует классовое общество, становится формой гражданского общества, выражает и официально представляет данное общество в целом. Кроме того, это организация по управлению делами всего общества, выполняющая общие дела, вытекающие из природы всякого общества. Оно является политической организацией всего населения страны, его общем достоянием и делом. Без государства невозможны общественный прогресс, существование и развитие цивилизованного общества. Однако в классово-антагонистическом обществе государство, выполняя общесоциальные функции, все больше подчиняет свою деятельность интересам самого экономически могущественного класса, превращается в орудие его классовой диктатуры, приобретает отчетливо выраженный классовый характер. Именно в этом наиболее выпукло проявляются противоречивая природа и социальная роль государства.

    При анализе всякого предмета нужно, прежде всего, выяснить его историческое происхождение, а также предпосылки, что имеет прямое отношение и к государству. Без этого нельзя понять сущность государственно-правовых явлений, их роль в жизни общества и логику функционирования.

    Государство не навязано обществу извне: государство есть результат развития самого общества, порождено им.1

    А на основе вышеизложенного в данной главе, можем сделать такой вывод: Государство – это территориальная, суверенная организация политической власти в классовом обществе, делающая свои веления обязательными с помощью законов, опирающаяся на организованное принуждение, обладающая монополией на сбор налогов.

     

     


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->