Право, гражданское общество и правовое государство: взаимосвязь и взаимодействие

Нельзя не видеть, что основным институтом, конституирующим гражданское общество, является институт личности. Не только институт является – в категориальном смысле – личностью, но и личность есть институт. Различаются употребление слова «личность» в обыденном языке, личность как предмет научного изучения, личность в духовно-религиозном смысле и институт личности. При этом в обыденном словоупотреблении перечисленные значения могут в различной степени смешиваться.

Идея Личности, личного существования – результат духовного развития человечества. В европейской культуре проблема личности, как известно, имеет достаточно длительную историю, истоки которой восходят к средней классике античности, или более конкретно – к философским взглядам Сократа. Сократ обратил первостепенное внимание на нравственные качества человека, его способность духовными усилиями, разумом постигать свое предназначение, смысл своего бытия и т. д.

Особенное понимание было связано с развитием именно классического правового представления о личности как лице и субъекте гражданско-правовых отношений.

Начиная с Лютера, личность – субъект моральной автономии. С идеей личности также связано представление о том, что человек должен «персонально» отвечать за свои поступки перед Богом и людьми и, следовательно, обладать свободой воли в рамках определенного набора возможностей, по отношению к которым он обладает правом самостоятельного выбора на свой страх и риск.

Вместе с тем, Идея Личности – результат процесса индивидуализации человека, выделения его из сообщества, рода, коллектива, группы. Ее генезису предшествует возникновение индивидуального сознания. Но личность –это не просто индивид. Идея личности опирается на представления о душе, которые психология ассоциирует с психикой, а культурология с «персональным» измерением культурных норм-образцов, культурным типом человека и т.д. Ибо при наличии социокультурных условий, которые являются «духовными опорами», идея личности институционализируется, что происходит далеко не во всякой культуре. Социокультурный институт личности обеспечивает воспроизводство целого ряда новых представлений, касающихся человеческих отношений: о межличностных отношениях, приватной сфере, частной жизни и т. д. Эти представления накладываются на другие, связанные с функционированием в обществе политических, экономических и правовых институтов, прежде всего, на представления о частной собственности, а также о гражданине как активном участнике экономической и политической жизни, обладающем правами. Возникает политико-правовой институт личности, воспроизводящий юридическое понятие личности как лица и представление о личных правах.

Воспроизводство социокультурного института личности выступает культурным фундаментом для устойчивого функционирования и развития политико-правового института личности. В то же время заимствование поли-тико-правового института личности теми культурами, которые, как китайская и японская, не имели ярко выраженного социокультурного института личности, предоставляет благоприятные возможности для создания послед-него. Тип социокультурного института личности, являющегося одной из наиболее устойчивых конститутивных черт общества, гораздо меньше поддается внешнему искусственному воздействию, чем тип политико-правовых институтов. Так, согласно политико-идеологическим постулатам для преобразования института личности из «буржуазного» в институт «социалистической» личности потребовалась, помимо политической, еще одна революция – культурная, последствием которой стало формирование особого типа личности . Такая личность в последующем крайне плохо и неохотно приспосабливалась к новым условиям рыночной экономики. И здесь базовым институтом становится экономический индивид, который и есть «естественный» тип личности. Поэтому нужно лишь преодолеть «извращение» человеческой природы и вернуться к более «естественному» состоянию, чему мешает только «мента-литет». Но менталитет – лишь один из важных компонентов института личности. А экономический индивид также имеет искусственные компоненты, которые когда-то тоже казались противоестественными.

Необходимо отметить, что несомненной актуальностью обладает стратегия на индивидуализм, индивидуальное как форму деятельного, свободного и ответственного саморазвития и самоопределения человека, личности, что является основополагающим условием современного социо-экономико-культурного, политического и правового обустройства и дальнейшего развития и самого человека, и социального целого.

Коль скоро мы намерены строить гражданское общество, то уважение к личности, философию и идеологию личности, философию индивидуализма, знающего меру своей свободы и ответственности, следует восстанавливать.

Политико-правовая трактовка гражданского общества должна отталкиваться не только и даже не столько от абстрактных принципов субстанциального значения гражданского общества для формирования пространства со-временной правовой культуры, пространства правовой организации общественной и государственной жизни. Здесь следует исходить из сущностного определения человека, личности как основного политико-правового института гражданского общества. При этом необходимо опираться на уже известные нам из истории общества и его многочисленных философских систем понятия и принципы, отражающие объективную диалектику социальности человека во всех измерениях его бытия, включая и пространство правовой сферы, и правовой культуры.

Вместе с тем, для устойчивого существования политико-правового института личности, помимо духовной нужны также материальные основы (опоры). Важнейшей материальной опорой личности как политико-правового института является институт собственности.

В истинно-демократических государствах нерушимость института частной собственности признается характерной гарантией индивидуальной свободы – как экономической, так и личной свободы в целом. Право обладать частной собственностью, неприкосновенность частной собственности в этих государствах закреплены как одно из неотъемлемых и неотчуждаемых прав личности. Пользуются покровительством государства и другие формы собственности (коллективная, акционерная, общественная, государственная и т. д.). Конституции истинно-демократических государств закрепляют многообразие и равенство форм собственности. В государствах, провозгласивших себя социальными, утверждается принцип социально-ответственного владения собственностью. Так, в Конституции ФРГ записано: «Собственность обязывает. Пользование ею должно служить общественному благу».

Кроме частной индивидуальной собственности пользуется защитой и признается одним из наиболее значимых правовых институтов межотраслевой институт собственности. При анализе становления и развития общественных и политико-правовых институтов институт собственности должен быть рассмотрен не натуралистически, как продукт господствующих социально-экономических отношений, а как один из принципов институционализации общего блага. Ибо апелляция к идее общего блага в форме признания и защиты собственности опосредует опору правового государства на институт собственности.

Таким образом, во-первых, государством признается и защищается собственность, трактуемая в гражданско-правовом смысле. Во-вторых, государство сохраняет, поддерживает и стремится приумножить собственность, которая по своей правовой природе является «общественным достоянием». И, наконец, в-третьих, в связи с собственностью подданных власть накладывает ограничения на свои действия: как заметил еще Дж. Локк, принятие законов, ведущих к разорению подданных, противоречит естественному праву. Действия же государства, способствующие обогащению подданных (как в прямом смысле, так и в смысле «общественного достояния»), вызывают ответную поддержку государства гражданами.

Институт собственности в ценностном плане тесно связан и с другими рассмотренными выше фундаментальными ценностными идеями (Идеей Свободы, Идеей Равенства, Идеей Справедливости). Например, с Идеей Свободы институт собственности связан через владение, пользование и распоряжение, которые понимаются как возможности. Идея же Справедливости выражается, конечно, не в фактическом равенстве – «все поделить поровну», а в формально-правовом равенстве всех по отношению к «правилам игры» с собственностью, а также в равноправии форм собственности.

С институтом личности тесно связан один из древнейших социокультурных институтов человечества – институт семьи, а, кроме того, институты брака, отцовства и материнства. В XX веке в качестве неотъемлемых и неотчуждаемых прав личности признаны права вступать (или не вступать) в брак, право иметь детей, международное закрепление получили права ребенка. В культурном плане данные институты опираются на идею продолжения рода и базируются на национальных традициях и правовых системах, которые служат основанием для формулировок семейного законодательства. Большое, хотя и не решающее влияние на институт семьи оказывают материальные (социально-экономические) отношения, господствующие в обществе. Правовое (формальное) закрепление свободы в истинно-демократических государствах привело к законодательному закреплению права на развод. Институт брачного контракта, правовое закрепление обязанностей родителей по отношению к детям и детей по отношению к родителям и т. д. – все данные институты касаются и материальных отношений, равенства материнских и отцовских прав. Семья является важнейшим институтом воспроизводства гражданского общества в масштабе смены поколений, имея при этом материальную основу в институте собственности и праве наследования.

В то же время, на основе конституционно закрепленных прав и свобод получили распространение и другие субъекты и институты гражданского общества неполитического характера. Так, с институтом собственности и экономическими свободами связано развитие разнообразных экономических и финансовых институтов, обеспечивающих стабильность инфраструктуры гражданского оборота и предпринимательства. Это банки, биржи, инвестиционные и страховые компании, транспортные сети. «Поверх» них существуют предприятия и другие «производящие» структуры, торговые компании, а также различные организации сервисного назначения: консультационные, юридические, разновидности лизинговых, франчайзинговых, посреднических компаний и т. д. Ценностной идеей экономических институтов является не «получение прибыли», как принято думать, а сохранение и развитие дела, стремление к достижению идеала общего блага через реализацию частного интереса в конкретной области деятельности. Через понятие частного интереса институты экономики и финансов связаны с институтом личности, основываются на нем, вычленяя личные права, относящиеся к распоряжению собственностью и участию в гражданском обороте. При этом получение при-были является не самоцелью, а лишь условием экономической рационально-сти деловой жизни, обеспечивающей устойчивую материальную основу.

Возвращаясь к проблеме политических и правовых процессов, обусловливаемых наличием и деятельностью определенных социокультурных институтов, следует отметить, что перечисленные институты собственности, брака и семьи, экономики и финансов, основанные на институте личности, лишь косвенно влияют на политические процессы. Непосредственно же функцию консолидации индивидуальных воль субъектов гражданского общества и их выражения в публичной политике выполняют общественно-политические институты. Данный тип институтов также опирается на социокультурный институт личности, вычленяя его политико-правовой аспект: человека как обладателя не только гражданских, но и политических прав,

В странах развитой демократии (истинно демократических государствах) участие гражданского общества в политике опосредуется прежде всего политическими партиями и движениями. Условиями такого опосредования являются развитость гражданского общества, а также идеологический и политический плюрализм.

В становлении институтов гражданского общества вполне определенную роль играют и такие образования, как право граждан на свободу объединений и различные права и свободы выражения публичных интересов – свобода мысли, слова, печати, собраний, митингов, демонстраций и т. д., – служат основой деятельности многочисленных институтов и организаций. Это направление началось развиваться с создания или юридической регистрации уже фактически действовавших правозащитных, экологических и женских организаций. В настоящее время все большую роль начинают играть благотворительные и иные объединения, работающие в социальной сфере, а также многочисленные общественные и смешанные организации, занимающиеся конкретными проблемами в той или иной сфере общественной жизни, например, различные общественные центры содействия реформам в конкретных областях, исследовательские организации и т. д.

Вместе с тем, гораздо большее политическое значение, чем прежние «движения», приобрели корпоративные объединения, которые объединенные «внутрикорпоративными» интересами, приобретая институциональную форму ассоциаций, союзов и т. п., функционально становятся политико-правовыми институтами. Их общественная функция – быть посредниками между гражданским обществом, политическая воля которого проявляется в виде множества несогласованных между собой индивидуальных воль, и государством, политическая воля которого, по идее, должна выражать совокупную волю гражданского общества, но реально противостоит ему в виде отчужденной от него воли чиновников, то есть корпорация осуществляет функцию консолидации воли особой части гражданского общества и согласования ее с волей государства. Стоит отметить, историческая живучесть корпоративных структур позволяет предположить, что они сохраняют свое значение и при реформировании отношений, образуя своего рода мостик между двумя противоположными системами хозяйствования. Именно корпоративные структуры становятся основами стабильности новой государственности, постепенно переходя из государственно-бюрократического и кланово-группового в формально-правовое и институциональное состояние. Поэтому, признавая в новой ситуации неадекватность марксистской методологии, базирующейся на классовом подходе, очевидно, более перспективно использовать методологию, опирающуюся на представления об институтах, их ре-формировании, институциональных изменениях. Особенно ограничен данный ряд понятий для правового анализа проблем становления государственности, а также власти и способов воздействия на нее.

Необходимо иметь ввиду, что корпоративные структуры, для того чтобы обеспечить свое влияние на власть, могут действовать как цивилизованным путем, образуя институциональные формы лоббизма, так и неформальным и даже теневым образом, создавая различные «теневые институты», обычно называемые «кланами», «мафиями» и т. д.

Структурные характеристики переходного общества заставляют представителей одной сферы деятельности создавать объединения, а созданные профессиональные объединения, в свою очередь, вынужденно приобретают политические очертания. Такая попытка для защиты и развития определен-ной профессиональной сферы деятельности выйти в политическое пространство выталкивает на поверхность совершенно иные, более глубокие социальные силы и интересы – корпоративные. Например, сравнивая российскую нефтяную элиту с «баронским собранием», один из авторов даже настаивает на том, что сейчас более правомерно обсуждать, «какая Россия нужна топливно-энергетическому комплексу», чем то, какой топливно-энергетический комплекс нужен России.

При переходе к новым общественным отношениям экономический фак-тор становится одним из важнейших в организации власти. Именно топливная и энергетическая сферы теперь образуют основу корпоративного деления в постсоветских государствах.

В условиях пересечения интересов сторонников развития новых сфер деятельности и государства власть стремится создать нормативную базу, установив важные условия работы новых структур и ограничив интересами общего блага цели, которые новые структуры могут ставить перед собой. Не всегда новые законы по содержанию адекватны решению этой задачи. Еще хуже – задержка с принятием нормативных актов, поскольку тогда остаются вовсе не определены «правила игры» новых структур со своими контрагентами, потребителями услуг и т. д. В том же случае, когда такие правила вырабатываются на страх и риск новых структур или вообще стихийно, государство в лице судебной власти уже не может выступить эффективным посредником при разрешении возможных конфликтов. Но там, где вовремя не появляется формальное право, ниша заполняется коммунальным или кланово-групповым «правом силы» в лице теневых структур. Поэтому, даже вполне «приличные» структуры вынуждены лоббировать, а порой и разрабатывать собственные законопроекты,

Вместе с тем, возвращаясь к характеристике институтов гражданского общества, следует отметить, что данный перечень отнюдь не является исчерпывающим. Избирательность в характеристике институтов гражданского общества обусловлена актуальностью и особенностями российского государства.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->