ПОЛИТИЧЕСКОЕ ГОСПОДСТВО КАК СПОСОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ВЛАСТИ

Проблема власти во всех ее аспектах продолжает занимать умы как профессиональных политиков, так и теоретиков — философов, социологов, политологов, ученых самых различных специальностей. Без преувеличения можно сказать, что любая социально-политическая доктрина отводит проблеме власти и механизмам ее реализации центральное место. Это одна из основных категорий и одна из самых дискуссионных проблем политической философии и политической науки. Концепции власти простираются от проблем рассмотрения этого феномена в рамках коллективного социального действия до акцентирования отдельных сторон обмена санкциями и ресурсами в условиях классического двухстороннего взаимодействия между двумя индивидами в обществе.

В политической науке и политической философии не существует единого теоретико-методологического подхода к анализу феномена власти, интерпретации этого понятия, определению его объема и т.п. Тем не менее категория власти широко применяется в исследованиях любого рода политических отношений — международных, национальных или локальных.

Многие авторы утверждают, что отношения власти являются важнейшей, если не главной и определяющей чертой политических отношений. Различия между политическими системами или глубокие изменения в обществе воспринимаются первую очередь как различия в распределении власти между индивидами, группами и другими социальными единицами.

Констатируется, что власть может быть относительно концентрированной или диффузной, ее носителями могут быть индивиды, страты, классы, профессиональные, этнические, расовые или религиозные группы, наконец, власть может быть относительно большой или малой.

Для характеристики властных отношений часто используется термин «господство». Для того, чтобы власть выполняла общественные прочной и стабильной, она должна быть институциализирована, то есть закреплена в определенных институтах, учреждениях, формах. Тем самым воспроизводятся и закрепляются отношения властвования и подчинения, разделение управленческого труда и связанные с ними привилегии. Тем самым устанавливается определенная социальная иерархия, лестница, и занятие тех или иных ступенек этой лестницы позволяет принимать решения, приказывать, разрешать или запрещать.

Формой общественной организации власти является господство. Господство определяется как механизм осуществления власти, который принимает форму социальных институтов и предполагает деление общества на господствующие и подчиненные группы, иерархию и социальную дистанцию между ними, выделение особого аппарата управления. Господство — это политический порядок, при котором одни командуют, а другие подчиняются, хотя первые могут находиться под демократическим контролем вторых.

Власть — существует везде, где есть совместная деятельность, это необходимый атрибут общественных отношений, суть которого заключается в переводе материальных и духовных интересов и сил в совместное действие. Для того, чтобы обеспечить совместность в любом деле кто-то должен взять на себя инициативу распоряжения. Эта инициатива либо принимается, либо оспаривается. Такова абстрактная модель функционирования власти: господства, доминирования и согласия и подчинения. В реализации же действительного же властного акта дело обстоит гораздо сложнее. Подчинение и сопротивление оказываются переплетенными между собою весьма сложным и для каждого отдельного случая специфическим образом. Наибольший вклад в проблематику власти внесли К. Маркс и М. Вебер.

Власть понимается в современной политической науке, как минимум, в четырех смыслах:

1. Способность, право или возможность распоряжаться кем- либо, чем-либо; оказывать решающее воздействие на судьбы, поведение и деятельность людей с помощью различного рода средств — права, авторитета, воли, убеждения, принуждения.

2. Политическое (социально-политическое) господство над людьми.

3. Система органов управления, близко к понятию политической системы.

4. Лица, органы, обличенные соответствующими административными полномочиями. Более узкое понятие по отношению к политической системе, по-видимому, не включает негосударственные структуры – общественные организации и объединения, часто Церковь.

Специфическим признаком власти является доминирование властной воли. По широко распространенным представлениям на Западе, суть власти выражается такой формулой: «А имеет власть над Б, если А определяет поведение Б». Представляется, что власть можно определить как возможность и способность заставить другого (других) реализовывать собственную волю, волю меньшинства.

Проявления власти в обществе чрезвычайно многообразны, изменчивы и относительны. Для того чтобы упорядочить их, стабилизировать власть в обществе и сделать ее функционально способной, ее необходимо институциализировать, закрепить в форме политического господства.

Марксистская доктрина преимущественно сформировалась как теория классовой борьбы, представляющей собою движущую силу мировой истории и являющуюся главной причиной социальных и политических преобразований в любом обществе. Центром же классовой борьбы всегда были отношения власти, господства и подчинения, государственной организации общества. Исходная позиция в трактовке государства состояла в том, что ни одно государство не представляет интересов общества в целом. Оно есть орган подчинения общества интересам экономически господствующего класса. Государство с самого первого момента своего возникновения есть орган классового господства. С помощью государственных учреждений — организации власти, утвердившейся системы правопорядка, законодательства и системы карательных органов — господствующий класс обеспечивает подчинение трудящихся интересам правящего класса. С этой точки зрения государство рассматривалось как форма диктатуры правящего класса.

Эта точка зрения была сформулирована на основе критического анализа знаменитой работы Гегеля «Философия права». Эмпирический же материал, подтверждавший предложенную Марксом в сотрудничестве с Ф.Энгельсом концепцию государственной власти, черпался — на первых этапах формирования марксистской концепции — из сопоставления содержания парламентских дебатов прусского ландстага с практическими отношениями, сложившимися в немецком обществе к началу 40-х годов. Анализ дебатов в ландстаге по поводу законов о свободе печати, о краже дров, о виноделах мозельского края привел Маркса к следующему выводу: закон не защищает интересы труженика, а способствует укреплению бюрократии и что сама бюрократия обслуживает не интересы общества в целом, как полагал Гегель, а служит частным интересам имущих классов. «Все органы государства, — формулирует Маркс свой вывод со свойственной ему афористичностью, — становятся ушами, глазами, руками, ногами, посредством которых интерес лесовладельца подслушивает, высматривает, оценивает, охраняет, хватает, бегает» [9].

Для Вебера наиболее важно ответить на вопрос о том, почему люди, граждане соответствующего сообщества или государства, соглашаются подчиняться государственным установлениям. Именно в этой связи Вебер разрабатывает свою типологию политического господства и показывает, каковы наиболее существенные мотивы политического поведения в рамках каждого из типов. Прежде всего, он выделяет традиционное господство. Подчинение власти здесь осуществляется на основе норм обычного права, передающихся от поколения к поколению и выполняющих роль важнейших политических традиций. Власть воспринимается в качестве таковой благодаря тому, что «так считали предки». Эти установления сложились в далекой древности. Они переданы нынешним поколениям вместе с заветами отцов, в которых воплотилась мудрость и жизненный опыт данного народа или сообщества людей.

Второй тип господства назван Вебером харизматическим. Главное его отличие состоит в особых отношениях между массой и лидером. Масса, будучи недовольна своим положением, возлагает связывает чаяния и надежды на лучшую жизнь с определенным лицом, которое наделяется в ее сознании сверхъестественной, необычной силой.

Третий тип господства – рациональный. В основе его — совокупность правовых институтов и развитая система представлений о взаимоотношениях государства и гражданина [3].

Политическое господство означает структурирование в обществе отношений командования и подчинения, организационное и законодательное оформление факта разделения в обществе управленческого труда и обычно связанных с ним привилегий — с одной стороны, и исполнительской деятельности — с другой. Оно возникает тогда, когда власть институциализируется, превращается в устойчивые отношения, когда в организации устанавливаются позиции, занятие которых позволяет принимать решения, приказывать, разрешать или запрещать.

Господство политическое – один из способов политического управления, основанный на непосредственном и безусловном повиновении. По определению М.Вебера, политическое господство означает вероятность того, что приказания встретят повиновение у определенной группы людей. Оно нуждается в вере в законность власти.

Господство неразрывно связано с властью, является формой ее организации в обществе. Политическая власть, опираясь на вооруженную силу, может возникнуть и до установления господства. Однако в этом случае она не сможет долго продержаться и выполнять свои функции в обществе.

Господство — это политический порядок, при котором одни командуют, а другие подчиняются, хотя первые могут находиться под демократическим контролем вторых [9, C. 146].

Господство как институциализировавшаяся власть может по-разному оцениваться гражданами. Положительная оценка, принятие населением власти, признание ее правомерности, права управлять и согласие подчиняться означает ее
легатимность. Легитимная власть обычно характеризуется как правомерная и справедливая. Легитимность связана с наличием у власти авторитета, ее соответствием ценностным представлениям большинства граждан, с консенсусом общества в области основополагающих политических ценностей.

Сам термин «легитимность» иногда переводят с французского как «законность» или «узаконенность». Такой перевод не совсем точен. Законность, понимаемая как действие через закон и в соответствии с ним, может быть присуща и нелегитимной власти.

Большой вклад в теорию легитимации господства (власти) внес Макс Бебер. В зависимости от мотивов подчинения он выделил три главных типа легитимности власти:

1. Традиционная легитимность. Она обретается благодаря обычаям, привычке повиноваться власти, вере в непоколебимость и священность издревле существующих порядков. Традиционное господство характерно для монархий.

2. Харизматическая легитимность. Харизматическая легитимность базируется на вере и на эмоциональном, личностном отношении вождя и массы.

3. Рационально-правовая (демократическая) легитимность. Ее источником выступает рационально понятый интерес, который побуждает людей подчиняться решениям правительства, сформированного по общепризнанным правилам, т.е. на основе демократических процедур. В таком государстве подчиняются не личности руководителя, а законам, в рамках которых избираются и действуют представители власти [Цит. по 3, C. 89].

Рационально-правовая легитимность характерна для демократических государств. Это преимущественно структурная или институциональная легитимность, основанная на доверии граждан к устройству государства, а не к отдельным личностям (персональная легитимность). В современном мире легитимность власти нередко отождествляют лишь с ее демократической легитимностью.

Легитимность власти не ограничивается ее тремя, ставшими классическими типами. Существуют и другие способы легитимации и, соответственно, типы легитимности. Один из них — идеологическая легитимность. Ее суть состоит в оправдании власти с помощью идеологии, вносимой в массовое сознание. Идеология обосновывает соответствие власти интересам народа, нации или класса, ее право управлять. В зависимости от того, к кому апеллирует идеология и какие идеи она использует, идеологическая легитимность может быть классовой или националистической.

В странах командно-административного социализма была широко распространена классовая легитимность. Во второй половине XX в. многие молодые государства в попытках получить признание и поддержку населения очень часто прибегают к националистической легитимации своей власти, нередко устанавливая этнократические режимы.

Идеологическая легитимация основывается на внедрении в сознание и подсознание людей определенной «официальной» идеологии с помощью методов убеждения и внушения. Однако, в отличие от рационально-правовой легитимации, апеллирующей к сознанию, разуму, она — однонаправленный процесс, не предполагающий обратных связей, свободного участия граждан в формировании идеологических платформ или их выборе.

Эффективность власти — это ее результативность, степень выполнения ею своих функций в политической системе и обществе, реализации ожиданий (экспектаций) граждан и прежде всего наиболее влиятельных слоев — элит. В современных условиях легитимность и эффективность власти — два важнейших фактора ее стабильности, доверия к ней и поддержки ее гражданами.

Политическая власть распределена в обществе неравномерно. В любой стране мира, как в древности, так и сегодня, большинство людей не принимает непосредственного систематического участия в политике и управлении государством. Даже в условиях демократии, основанной на признании граждан, народа источником власти, реальными повседневными ее носителями являются политические элиты и лидеры.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ЛЕГАЛЬНОЕ ГОСПОДСТВО И ЛЕГИТИМНАЯ ВЛАСТЬ

 

 

Легитимность — сущностное свойство государственной власти. Термин «Легитимность» исторически возник в начале XIX в. во Франции для характеристики государственной власти как власти законной (при этом власть Наполеона рассматривалась как власть самочинно узурпированная и, значит, нелегитимная). С течением времени объем содержания этого термина расширился. Легитимность стала означать не только законность происхождения и способа установления власти, но и такое состояние власти, когда граждане (подданные) государства признают (согласны, убеждены) право данной власти предписывать им тот или иной способ поведения. Из последнего также следует, что существующие государственные институты по крайней мере не хуже, чем любые другие возможные институты, и поэтому им нужно подчиняться.

Легитимность власти наглядно проявляется в ее поддержке населением. Эта поддержка проявляется по-разному. Она находит свое выражение в результатах голосования на выборах парламента, президента, других органов государства, в итогах референдумов, в массовых выступлениях населения в защиту государственной власти при попытках совершения государственных переворотов. О поддержке государственной власти или ее отсутствии могут свидетельствовать опросы населения, анкетирование, проведение публичных мероприятий (скажем, организация общенародного обсуждения проекта конституции).

Большой вклад в теоретическую разработку понятия легитимности внес Макс Вебер.

Согласно разработанной им и ставшей классической теории, Легитимность характеризуют два фундаментальных признака: признание власти, реализуемой существующими институтами государства, и обязанность индивидов ей подчиняться. Одновременно с этим сущностная характеристика легитимности состоит в том, что это именно представление (убеждение) граждан о государственной власти, присутствующее в их сознании. Макс Вебер выделял три основных типа легитимности:

— легитимность, базирующаяся на традиции («традиционная», например, монархическая, власть);

— легитимность, основанная на харизме (священном даре), которой обладает лидер, вождь;

— легитимность, основанная на рациональном (демократическом) устройстве и процедурах государственной власти.

В традиционной легитимности власти обычно выделяют геронтологическую (власть старейшин), патриархальную (власть вождя племени), патримониальную (власть монарха) и другие разновидности.

Харизматическая власть базируется на личной преданности вождю, пророку (Будда, Мухаммед, Цезарь, Наполеон, Ленин, Сталин, Гитлер, де Голль) людей, убежденных в их необыкновенном даре. Власть харизматического лидера чаще не подкреплена легальным (установленным законом) правом на обладание неограниченной властью, что вынуждает его постоянно подтверждать гражданам свою харизму.

Рациональная легитимность — это легитимность государственной власти, при организации и реализации которой строго соблюдаются права человека, общие правовые принципы и правопорядок в целом. Здесь также выделяются демократическая легитимность (власть соответствует волеизъявлению управляемых) и технократическая легитимность (власть сообразуется со способностями управляющих).

Очевидно, что в чистом виде ни один из указанных типов легитимности не существует. Каждому государству соответствует то или иное сочетание типов легитимности.

Сегодня веберовская типология имеет, скорее, историко-познавательную ценность и не является в полной мере актуальным инструментарием современных исследований государства и политической системы. Ушли в прошлое монархические режимы времен Вебера и XIX в. Современные монархии, хотя и продолжают олицетворять единство нации, сколько-нибудь существенной политической роли не играют (исключение составляют исторически переломные моменты, как это было в ХХ веке в Испании или Бельгии), закончился и период широкого распространения харизматических лидеров. Исторический опыт убедительно показал, что харизматические вожди очень быстро перерождаются в тиранов, а их харизма — в хорошо организованный культ возвеличивания лидера.

В широком смысле легитимность — это принятие власти населением страны, признание ее права управлять социальными процессами, готовность ей подчиняться. В узком смысле легитимной признается законная власть, образованная в соответствии с процедурой, предусмотренной правовыми нормами.

Современная рациональная (легальная) легитимность оказывается далеко не однозначным, но многогранным и многоплановым явлением. Обычно в последнем выделяются четыре разновидности:

— плюралистические демократии, которые признаются большинством граждан как легитимные;

— авторитарно-бюрократические режимы, где основные права и свободы соблюдаются лишь частично;

— тоталитарные режимы, не поддерживаемые большинством граждан государства;

— режимы, относительно которых не существует ни признания, ни неприятия тех, кому принадлежит власть. Это беднейшие страны Азии и Африки, где бессмысленно даже ставить вопрос о легитимности власти, поскольку эта проблема отсутствует в сознании людей.

Наряду с типологией обычно выделяются основания (источники) легитимности власти. К ним относятся:

— идеологические принципы и убеждения граждан в государственной власти (политическом строе) как самой справедливой и передовой;

— привязанность к структурам (механизму) и нормам государственной власти, которая базируется на доверии к традиционной и устоявшейся системе власти (традиции парламентаризма в Великобритании, к примеру);

— преданность власти благодаря положительной оценке личных качеств субъектов власти (президента, премьер-министра);

– в отличие от харизматической легитимности, здесь в основу кладется рациональный расчет граждан в их отношении к политическому лидеру (президент США должен обладать персональной легитимностью, но совсем не обязательно быть харизматическим вождем);

— политическое (или государственное) принуждение; оно существует при любом политическом режиме, но, очевидно, чем ниже уровень легитимности, тем сильнее принуждение; в то же время есть граница в использовании силы, перейдя которую государственная власть обретает силу не как источник легитимности, а наоборот, как фактор ее неминуемого падения.

Можно говорить о степени (уровне) легитимности государственной власти. Очевидно, что власть не может быть одинаково легитимна для всех слоев населения, во всех своих проявлениях (субъектах, действиях). Причем чем ниже уровень легитимности, тем больше насилия необходимо для удержания власти отдельным институтам или руководителям государства. Сам президент может быть непопулярным, но это отнюдь не означает недоверия к институту президентства. Если президент избран в соответствии с закрепленными в конституции демократическими процедурами, то реализуемая им государственная власть легитимна, несмотря на степень доверия к нему населения. Сказанное означает необходимость разграничения понятий легитимности власти и доверия к политическим (государственным) институтам или популярности их руководителей.

Следует отличать легитимность первоисточника власти и легитимность органов государственной власти. Легитимность первоисточника власти (властвующего субъекта) находит отражение и юридическое закрепление в конституции страны. Так, п. 2 ст. 3 Конституции Российской Федерации гласит: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Значит, Конституция провозглашает и определяет многонациональный народ России первоносителем и первоисточником государственной власти, тем самым подчеркивая ее легитимность.

Государственные органы приобретают свойство легитимности по-разному. Представительные органы становятся легитимными на основе проведения предусмотренных и регламентированных законом выборов. Эти органы получают властные полномочия непосредственно от первоисточника власти. Органы управления приобретают легитимность путем конкурсного отбора, назначения их чаще всего представительными органами и в порядке, предусмотренном законом.

Легитимными должны быть и осуществляемые органами государства властные полномочия, методы деятельности, особенно метод государственного принуждения.

Нелегитимная власть признается узурпаторской. В узком смысле слова узурпация — насильственный противозаконный захват власти каким-либо лицом или группой лиц, а также присвоение себе чужих властных полномочий. Узурпацией признается, например, нарушение правовых процедур при проведении выборов или их фальсификация. Узурпировать можно и легитимно образованную власть, если ею злоупотреблять, т.е. использовать в противозаконных целях во зло обществу и государству, превышать властные полномочия и т.д. В п. 4 ст. 3 Конституции Российской Федерации сказано: «Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону».

С понятием легитимности тесно связаны проблемы делегитимации государственной власти, особенно актуальные для сегодняшней России. Основные предпосылки делегитимации российской власти лежат, как представляется, в сфере духа, имеют идейные подтексты. Суть происходящих процессов состоит в нарушении консенсуса, который традиционно лежал в фундаменте нашего государства и власти. «Новые русские» вестернизируются, ускоренными шагами идут в европейский дом, в то время как подавляющая часть населения оказывается за чертой бедности, в обстановке бесправия. Властвующая элита и связанные с нею немногочисленные социальные группы замыкаются , в себе и в итоге теряют поддержку населения. Любовь к Отечеству со стороны элиты, в том числе культурной, ставится в зависимость от того, насколько страна соответствует мировым демократическим стандартам. Отсюда недалеко и до оправдания применения насилия власти над «непросвещенным» народом, не желающим добровольно идти по пути «прогресса». В результате все чаще наблюдается разрыв между идеями демократии и социально-политической практикой, склоняющейся к авторитарному режиму.

Политико-правовой фон, на котором обостряются проблемы делегитимации — нарастающая бюрократизация, коррумпированность чиновничества, криминализация общества в целом. Ввиду неразвитости институтов гражданского общества в стране практически не действует контроль «снизу» за исполнительной властью. К этому добавляется затянувшаяся реформа судебной власти. В итоге открылась и активно эксплуатируется возможность «конверсии власти в богатство». Сказанное свидетельствует, скорее, не о делегитимации, а кризисе власти.

Юридическим выражением легитимности власти служит ее легальность, т.е. нормативность, способность воплощаться в нормах права, ограничиваться законом, функционировать в рамках законности. В обществе возможна и нелегальная, например мафиозно-преступная, власть, тяготеющая к жестким формам принуждения, насилия. Если легальная власть опирается на официально признанные, документально закрепленные и известные обществу нормы, то преступная, нелегальная — на неписаные, известные лишь определенному кругу людей правила поведения. Легальная власть стремится стабилизировать общество, утвердить в нем порядок, нелегальная же подобна раковым клеткам, поражающим и уничтожающим здоровую ткань социума.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Понятие власти является одним из центральных в политологии. Оно дает ключ к пониманию политических институтов, политических движений и самой политики. Парадокс политической власти, способной оборачиваться для человека одновременно и целесообразной силой, и злой волей, во все времена занимал умы философов и писателей. Аристотель и Шекспир, Гете, Ницше и Достоевский, Фуко и Кафка в философских категориях или художественных образах пытались приоткрыть завесу над этим, далеко еще не познанным, феноменом жизни общества и человека.

Власть появилась с возникновением человеческого общества и будет в той или иной форме всегда сопутствовать его развитию. Власть необходима, прежде всего, для воспроизводства человеческого рода. Семейно-родовая форма власти наблюдалась у кочевых народов России. С развитием оседлости постепенно утверждалась племенная власть. Формирование власти территориальной обусловлено необходимостью организации общественного производства, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, а также потребностью регулирования социальных отношений между людьми. С появлением классов и государства кровные, родовые связи были разрушены, моральный авторитет старейшины рода сменился авторитетом публичной власти, которая отделилась от общества и встала над ним.

Власть есть присущее обществу волевое отношение между людьми. Власть необходима, подчеркивал Аристотель, прежде всего, для организации общества, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, для поддержания его целостности и единства.

Политическое господство означает структурирование в обществе отношений командования и подчинения, организационное и законодательное оформление факта разделения в обществе управленческого труда и обычно связанных с ним привилегий — с одной стороны, и исполнительской деятельности — с другой. Оно возникает тогда, когда власть институциализируется, превращается в устойчивые отношения, когда в организации устанавливаются позиции, занятие которых позволяет принимать решения, приказывать, разрешать или запрещать.

Господство политическое – один из способов политического управления, основанный на непосредственном и безусловном повиновении. По определению М.Вебера, политическое господство означает вероятность того, что приказания встретят повиновение у определенной группы людей. Оно нуждается в вере в законность власти.

Власть — понятие правовое, означающее созидание и распределение ценностей согласно общественным интересам. Власть — это законное право принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, и использовать принуждение во имя торжества законов. Правители всегда стремятся создать впечатление правомерности своей власти и законности правления. В обществе, в котором народ с уважением относится к закону и доверяет правительству, требуются минимальные условия для принуждения. Там же, где законность власти не бесспорна, воцаряется беззаконие и сохраняется опасность социальных потрясений.

Политическая власть, охватывая все сферы жизни и моделируя человеческие отношения, предает им статус политических является источником и основой этой политики, т.е власть — первооснова политики…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Барнс. Б. Природа власти. Политология вчера и сегодня. М., 1990
  2. Белов. Г. А. Политология. -М.: Наука 2007.
  3. Бурдье П. Социология политики: Перевод с французского / Сост., общ. ред. и предисл. Н.А.Шматко. – М.: Socio-Logos, 1993. – 336 с.
  4. Буренко В.И. Политическая власть как объект социального регулирования: Автореф. дис. …докт. полит. наук. – М., 2000. – 49 с.
  5. Вебер М. Избранные произведения. – М.: Мысль, 1990. – 672 с.
  6. Власть: Очерки современной политической философии Запада. М., 1989.
  7. Гоббс Т. Сочинения. В 2-х т. – М., 1991. – Т. 2. – 344 с.
  8. Гулиев В.Е. Российская государственность: состояние и тенденции// Политические проблемы государства. М., 2002
  9. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. – М.: Политиздат, 1978. – Т. 1. – 448 с.
  10. Морозова Л.А. Проблемы современной российской государственности. М., 2001.
  11. Парсонс Т. Социальная теория. Нью-Йорк, 1967.
  12. Перевалов В.Д., Югов А.А. Проблемы теории и практики законотворческого процесса в Российской Федерации// Российский юридический журнал. 2000. № 7.
  13. Политология/ Под ред., Г. В. Полуниной. -М.: Акалис, 2000.
  14. Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию. М., 2002.
  15. Пушкарева Г. В. Власть как социальный институт// Социально-политический журнал. 2000. №2.
  16. Радугин. А. А. Политология. –М.: Центр, 2000.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->