ОСОБЕННОСТИ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РУССКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

Русская политическая мысль, истории которой столько же лет, сколько российскому государству, возникла из стремления постичь его природу и специфику, желания сохранить и укрепить его культурно-историческое бытие и национальное своеобразие. Как самостоятельная область научного знания, русская политическая мысль представляет собой систему взглядов на властные отношения в обществе, сущность государства и формы политического устройства, оптимальные для России. Она развивалась во взаимосвязи с российской государственностью, русской философией и нравственной напряженностью национальной культуры, особенностями идейных и духовных традиций, закономерностями и зигзагами отечественной политической истории.

Рассмотрение истории возникновения и развития политической мысли в России представляет собой в настоящее время благодатное поле деятельности для политологов и философов, культурологов, социологов и историков, поскольку существует ярко выраженная потребность обогатить теорию и практику реформаторской деятельности, осуществляемой ныне в нашем обществе, ретроспективным анализом истоков и протекания процесса развития нашей государственности. Изучение истории политическое мысли важно только само по себе, но и для правильного понимания и решения проблем современности.

Если история политической мысли насчитывает тысячелетия, то политология как специфическая самостоятельная наука возникла всего столетие назад. Хотя основной вклад в историю политических идей человечества внесли страны Запада, но и на Востоке политическая мысль формировалась и развивалась интенсивно и плодотворно.

Перед русской мыслью с момента ее зарождения стояли две основные проблемы культурного и государственного развития России: свободы и власти, т. е. проблема освобождения личности и проблема упорядочения государственного властвования, введения его в рамки правомерности и соответствия с потребностями и желаниями населения1.

Сначала русская политическая мысль в целом развивалась в религиозной форме, но с XVIII в. в ней преобладают секулярная (светская) и просветительская тенденции, связанные с эпохой «европеизации» России, начатой Петром I (политические учения Ф. Прокоповича, М М. Щербатова, С. Е. Десницкого и др.).

Политическое развитие России запоздало по сравнению с западноевропейским. В Англии с 1265 г. был создан парламент, во Франции с 1302 — Генеральные штаты (органы представительной власти), в Швейцарии в XVI в. состоялся первый в истории референдум, в период буржуазных революций ХVI – ХVIII вв. в европейских государствах формулируются гражданские права, возникают политические партии и обосновывается политическая идеология либерализма. В России же с XV до начала XX в. отсутствовали признаки полноценного конституционного государства (представительные учреждения, политическое равноправие, свобода личности и т. д.). Россия не прошла «школу» классической буржуазной либеральной демократии и до Февральской революции 1917 г. оставалась самодержавным авторитарно-бюрократическим государством.

Вот почему в русской политической мысли XIX в. был широко представлен консерватизм: от консервативно-романтического социально-политического идеала славянофилов, отстаивавших верность национальной идентичности России, ее монархическо-патриархально-православным традициям допетровской Руси, «русского византизма» К. Н. Леонтьева до официального реакционного монархического консерватизма С. С. Уварова, провозгласившего незыблемость формулы «самодержавие, православие, народность», и К. П. Победоносцева, считавшего конституционные учреждения, земства и суды лишь «ужасной говорильней». Символом русского консерватизма стала идея государственной целостности, национального единства на основе сильной власти, порядка и «православно-соборного» сознания.

До 1861 г. в России существовало крепостное право, поэтому все направления русской политической мысли были ориентированы на решение социальных проблем и аграрного вопроса; в ХIХ – ХХ вв. в политических воззрениях были представлены различные течения революционного радикализма, восходившие к революционно-демократическим идеям XVIII в. А. Н. Радищева. Революционный демократизм был одним из основных направлений политической мысли России XIX в. и охватывал социально-философские и политические концепции декабризма, революционного демократизма 40 – 60-х гг., революционного народничества и марксизма. Если на Западе радикальная идея социальной и политической революции стала терять свое значение во второй половине XIX в., то в монархической и крепостнической России она существовала всегда, оживая в периоды контрреформ, и в начале XX в. переросла в идеологию ленинизма (большевизма).

Особенностями всех течений левого радикализма в России были революционность и недооценка эволюционных факторов социального и экономического прогресса, что способствовало трансформации радикализма в большевизм с его идеей революции как самодовлеющей цели и в троцкизм с идеей «перманентной мировой революции».

Специфику развития государственности, политических традиций и учений России во многом определяло ее «срединное» положение между двумя основными цивилизациями: либерально-демократической, западной (с республиканскими и конституционными традициями, развитыми институтами гражданского общества» приоритетами свободы личности и собственности) и традиционной, восточно-азиатской (с господством общинных отношений, чертами восточной деспотии, подчиненностью личности религии и власти государства).

Проблемы отношения России к Западу и Востоку, к Европе и Азии, национального и государственного занимали в русской политико-социальной мысли важное место и постоянно питали «русскую идею». К ним обращались в XIX в. славянофилы и западники, почвенники и неославянофилы, а в XX в. — евразийцы.

Евразийство — идейное движение 20-х гг. в среде русского послеоктябрьского зарубежья, пытавшееся исходя из тезиса об особом «месторазвитии» России и ее народов обосновать пути развития России как особой цивилизации — Евразии — нового историко-культурного, геополитического феномена. В основе оригинального учения евразийцев (экономиста П. Н. Савицкого, лингвиста и этнографа Н. С. Трубецкого, философа Л. П. Карсавина и др.) лежали четыре основные идеи; 1) утверждение особых путей развития России как Евразии; 2) идея культуры как «симфонической личности»; 3) обоснование идеалов на началах православной веры; 4) учение об идеократическом государстве, т. е. государстве с «единой культурно-государственной идеологией правящего слоя».

Особенностями русской социально-политической мысли по сравнению с западной были менее выраженная тенденция и менее юридически, разработанная процедура защиты прав личности, а также недоверие к праву («правовой нигилизм») связанные с идеализацией общинного коллективизма. Славянофилы и почвенники, с одной стороны, народники и анархисты — с другой, были склонны видеть в патриархальном крестьянстве и общине воплощение духа братской общности, которая может обойтись без писаных законов и не допустить развития индивидуализма.

Для представителей всех течений русского либерализма правовым идеалом было утверждение свободы личности во всех сферах общества, они рассматривали постепенное введение конституционных порядков и строительство правового государства как оптимальный путь социально-политического развития России.

Политическая идеология либерализма есть продукт западной цивилизации, где он имел широкую социальную базу; его истоки восходят к античной полисной демократии, разделению римского права на публичное и частное, ренессансной и реформаторской традициям. В России либерализм не имел таких глубоких исторических корней (восходит к XVIII в.), однако он являлся одной из интеллектуальных черт русской политической мысли, имел свои национальные особенности и оригинальные идеи (прежде всего, консервативный либерализм), отсутствующие в классическом западноевропейском либерализме.

Русский либерализм в своем историческом развитии имел три этапа:

1) «правительственный» либерализм (инициируемый сверху) — охватывал периоды царствования Екатерины II и Александра I; по содержанию — это просветительский либерализм, уповающий на просвещенную ограниченную монархию (конституционные проекты М. М. Сперанского);

2) либерализм пореформенного периода — «охранительный» (или консервативный) либерализм, сочетавший либеральные идеи свободы и реформаторства с консервативными ценностями сильной власти, порядка и преемственности (Б. Н. Чичерин, П. Б. Струве);

3) «новый» (социальный) либерализм начала XX в. — его сутью был синтез идей либерализма и социал-демократии, он провозглашал необходимость обеспечения каждому гражданину – «права на достойное существование»; его теоретики — Н. И. Кареев, П. И. Новгородцев, Б. А. Кистяковский, С. И. Гессен – разрабатывали проблемы правового государства и правового социализма.

Идеи либерализма не получили распространения во многом потому, что в начале века в России доминировали радикальные идеи народничества и марксизма, а либеральное движение не имело социальной базы — средних слоев.

Особенностью русской политической мысли, продолжающей традицию русской философии, является ее антропологическая ориентация, «идея личности как носителя и творца духовных ценностей» (С, Л. Франк), осмысление проблем сущности и существования человека, смысла его жизни.

Русских мыслителей начала XX в. не удовлетворял марксизм, абсолютизирующий массовый подход и «пролетарский мессианизм» вплоть до диктатуры пролетариата, сводящий нравственность к «революционной целесообразности», игнорирующий проблемы духовности и психологии человека.

Наконец, отличительной особенностью русской политической мысли, в сравнении с европейской и американской, была ее подчеркнуто этическая направленность. Для представителей всех направлений отечественной политологии (за исключением русского бланкизма П. Н. Ткачева и идеологии большевизма и сталинизма) анализ политических институтов, процессов и отношений был немыслим вне нравственности, которая была критерием оценки политического поведения властвующих и подвластных, содержания, целей и задач самой политики. Отправной точкой здесь была прочная традиция русской философии — этика христианства, православие. Даже проблема социализма, широко дискутировавшаяся на рубеже веков, была для многих мыслителей проблемой этической.

Односторонний подход некоторых западных ученых, рассматривающих прошлое России и историю ее политической мысли исключительно как «прокладывание пути» к советскому тоталитаризму, равно как и точка зрения «новых патриотов» об отсутствии в интеллектуальной, традиции России правовых и либеральных идей и о наличии лишь национальных, «самобытных» ценностей, понимаемых исключительно в патриархально-религиозном духе, ошибочны и предвзяты.

Изучение взаимодействия и эволюции основных направлений отечественной политической мысли XIX — начала XX в. убеждает нас в ее чрезвычайном многообразии, богатстве, оригинальности и противоречивости, в наличии самых различных теорий, идей и концепций. Познакомимся с некоторыми из них.

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ПРОБЛЕМЫ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ, ВЛАСТИ И ГОСУДАРСТВА В РУССКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ XIX – НАЧАЛА XX В.

 

В XIX в. в России появляются разнообразные направления политической мысли, представители которых по-разному осмысливали центральные проблемы и темы политологии: власти и государственного устройства, свободы личности, «права и прав», форм правления и демократии, оптимальных для России, разрабатывали оригинальные концепции правового государства в рамках религиозно-нравственной традиции и либерализма.

Представителем «правительственного» направления русского либерализма был Михаил Михайлович Сперанский (1772 – 1839) – государственный деятель эпохи Александра I и Николая I, правовед, первый в России теоретик правового государства. Считая государственный строй России деспотическим, он призывал Александра I к установлению конституционной монархии «сверху» путем реформ и создавал свои конституционные проекты. Их суть: 1) царь назначает аристократов-сановников в Государственный совет (типа палаты лордов) как законосовещательный орган при императоре; 2) обязательное разделение властей: исполнительная — у Совета министров, законодательная — у Государственной думы, причем разделение должно быть сверху донизу (от центральной до губернской, уездной и волостной) и власть должна быть выборной на основе имущественного, а не сословного ценза; 3) судебная власть — тоже сверху донизу — должна быть выборной во главе с Судебным сенатом.

Идеи Сперанского о создании выборных дум и реформе суда не были осуществлены, ему удалось лишь преобразовать систему министерств, просуществовавшую до 1917 г., и создать Государственный совет. Он начал формирование просвещенной русской бюрократии, осуществил некоторые церковные реформы, при Николае 1 впервые провел кодификацию русских законов, составил проект конституции Финляндии (Сперанский до сих пор считается национальным героем Финляндии).

Важной вехой в истории русской политической мысли XIX в, была деятельность дворянских революционеров-декабристов, движение которых не было однородным в идейно-политическом плане: в нем выделялись левое, радикальное крыло (Пестель и Южное общество) и более умеренное течение (Северное общество). Но всех декабристов объединяли демократические идеалы Просвещения, ликвидации абсолютизма, крепостничества и сословных привилегий, приверженность западным теориям естественного права и общественного договора. Программными произведениями декабристов были «Русская правда» П. И. Пестеля и проект конституции Н. М. Муравьева.

Так, Павел Иванович Пестель (1793 – 1826) выступал за представительно-демократическую республику, где верховная законодательная власть принадлежала бы однопалатному Народному вече, избиравшему на 5 лет исполнительную власть — Державную думу, одно из пяти лиц которой переизбиралось бы ежегодно. Для контроля за исполнением конституции и «компетенцией» разделения властей он предлагал власть блюстительную — Верховный собор из 120 «бояр», избиравшихся пожизненно, т. е. выдвинул идею современного конституционного суда. Избирательным правом должны были пользоваться все российские граждане с 20 лет, независимо от имущественного ценза, исключая осужденных по суду и прислугу. «Русская правда» провозглашала свободу книгопечатания, вероисповедания, идею народного суверенитета и «право каждого участвовать в государственных делах». В ней отрицалась федерация как «возврат к удельной системе» — причине бедствий России — и провозглашался принцип унитаризма — «единства и неразделимости» Российского государства. Столицей унитарной Российской республики должен был стать Нижний Новгород.

Пестель был сторонником свержения царизма и установления республики через военную революцию и диктатуру временного (на 10 – 15 лет) Верховного правления, которое должно было постепенно ввести конституционное устройство. «Русская правда» была самым радикальным проектом буржуазного переустройства крепостной России из созданных декабристами.

Проект конституции Никиты Михайловича Муравьева (1795 – 1843) был более умеренным и предусматривал не республику, а конституционную монархию: «Русский народ, свободный и независимый, не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства. Все русские люди равны перед законом. Крепостное состояние, разделение людей на 14 классов отменяются. Граждане имеют право составлять общества и товарищества и обращаться с жалобами к Народному вече, к императору». В систему органов государственной власти он заложил принципы разделения властей и федеративного устройства государства, но в отличие от Пестеля будущая Россия представлялась ему федеративным государством.

Демократические тенденции и идея союзной конфедерации всех славянских народов были присущи Обществу соединенных славян, созданному в 1823 г. в Новгород-Волынском под руководством юнкеров братьев Андрея и Петра Борисовых и польского студента Юлиана Люблинского. Общество выступало за «революционное единение» всех славянских народов в демократическую федерацию, членами которой должны были стать Россия, Польша, Богемия, Моравия, Венгрия с Трансильванией, Сербия, Молдавия, Валахия, Далмация и Кроация (Хорватия).

Петр Яковлевич Чаадаев (1794-1856) оказал особое влияние на русскую общественную мысль XIX в. и способствовал формированию всех ее направлений и движений в 30 – 40-е гг.

Полемика славянофилов и западников полтора века назад была основной в политической мысли о судьбе России и ее призвании в мире, и на поставленный ею вопрос — по какому пути идти России — западному или самобытно-русскому — до сих пор ищут ответ «новые западники» (радикал-либералы) и «новые славянофилы» (представители национал-патриотической оппозиции).

Западники (Т. Н. Грановский, С. М. Соловьев, К. Д. Кавелин и др.) считали, что будущее России состоит в ее приобщении к европейской либеральной цивилизации, ее политическим и социально-экономическим институтам (парламенту, частной собственности и т. д.). Они отстаивали идею единства закономерностей развития России и Европы, но преувеличивали «подражательность» и «заимствованность» русской культуры.

В социально-политических воззрениях западников прослеживаются два течения: 1) умеренные западники (Грановский) мечтали о «царстве правового порядка» и считали буржуазный парламентаризм в рамках конституционной монархии, установленной «сверху», идеальной формой государственного устройства для России; 2) представители революционного течения западников (Белинский, Герцен, Чернышевский) разрабатывали свои социалистические концепции.

В отличие от западников славянофилы (А. С. Хомяков, братья К. С. и И. С. Аксаковы, И. В. Киреевский, Ю. Ф. Самарин) акцентировали внимание на самобытности исторического прошлого России и считали, что Россия и Запад — это два особых мира, закономерности развития которых различны. К. С. Аксаков, например, считал, что в основании государства западного лежат насилие, рабство и вражда, а в основании государства русского — добровольность, свобода и мир.

Славянофилы развивали религиозно-нравственную традицию отечественной политической мысли. По их мнению, особенности исторического пути России определяют:

  1. извечное существование крестьянской общины — «мира» —
    единственного уцелевшего гражданского института всей русской истории;
  2. православная религия, по Хомякову,— «соборность», т. е. свободная братская общность и единение людей на принципах любви, «собирание» всех их способностей: чувств, веры, «живознания» — как условий подлинной народной жизни, познания истины и пути нравственного возрождения — в противовес западному рационализму, убившему душевную целостность и живую цельность человеческого бытия; славянофилы считали нравственным, еще «догосударственным» идеалом народа вечевой (общинный) идеал, расчлененный впоследствии на соборный (совесть народа) и авторитарный (власть государства).

    Они проводили идею о «добровольном призвании» власти как начальном моменте русской государственности: власть была «желанна» русскому народу — народу «негосударственному», не претендовавшему на политические права.

    Политическая программа славянофилов была умеренной: 1) отмена крепостного права (источника новой «пугачевщины» и «язвы пролетариата»), а именно — освобождение крестьян с землей, но сохранение общины и вотчинной патриархальной власти помещиков; 2) сохранение самодержавия по принципу «царю — силу власти, народу — силу мнения»; 3) возрождение совещательных земских соборов.

    В пореформенный период под влиянием славянофильства сложились неославянофильство и почвенничество.

    Петрашевцы (М. В. Буташевич-Петрашевский, Н. А. Спешнев и др.) в конце 40-х гг. пытались перенести идеи французского утопического социализма на русскую почву.

    Революционеры-демократы 40-60-х гг. (В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов) считали буржуазный строй более прогрессивным, чем феодальный, критикуя буржуазный парламентаризм за формально-правовое равенство. Для них борьба за демократию в России сливалась с борьбой за социализм, за республику, в которой полностью осуществится идеал народовластия и где свободный человек сможет сформироваться как личность.

    Традиции революционно-демократической идеологии 40 – 60-х в 70-е гг. продолжили народники. Феномен народничества есть своеобразное русское явление, как своеобразным русским явлением были русский нигилизм и русский анархизм. Народничество имело многообразные проявления: консервативное и революционное, материалистическое и религиозное.

    Народничество — это и идеология, включающая комплекс философских, экономических и политических теорий, и политическое движение разночинной интеллигенции и студенчества. Так, наиболее крупной народнической организацией была «Народная воля» (1879 – 1883).

    Острота дилеммы самодержавие — социализм в теориях народников была снята приоритетом идеала некапиталистического пути развития России, ее перехода к социализму через использование коллективистских традиций докапиталистических институтов (общины, артелей). Это была теория, претендующая на обоснование самобытного развития России.

    В вопросах политической программы различные течения внутри революционного народничества объединяла исторически выработанная формула лозунга «Земля и воля». По вопросам тактики революционные народники делились на три основных направления: пропагандисты во главе с П. Л. Лавровым, выступавшие за путь длительной социалистической пропаганды в народе в качестве предварительной работы для свершения революции; заговорщики (бланкисты) во главе с П. Н. Ткачевым, которого Бердяев считал «якобинцем, подобно партии большевиков проповедующим захват власти «революционным меньшинством»; народники-анархисты, теоретиками которых были М. А. Бакунин и П. А. Кропоткин.

    Петр Никитич Ткачев (1844 – 1885/86) считал, что крестьянская община является готовым элементом социализма и что русский народ гораздо ближе к нему, чем народы Запада. Он отмечал: «Подготовить революцию — это совсем не дело революционера. Ее подготовляют капиталисты, помещики, попы, полиция, чиновники, консерваторы, прогрессисты. Революционер делает революцию».

    Теория «героев и толпы», автором которой был Н. К. Михайловский, была очень популярна среди членов организации народников — по преимуществу молодых людей. В ней рассматривалась одинокая личность «героя» как главного творца истории и революции, а «толпе» отводилась пассивная роль.

    Михаил Александрович Бакунин (1814-1876) — основатель и теоретик русского анархизма, имеющий мировую известность. Наряду с вытеснением имени и идей Бакунина из философской литературы в советский период (что отчасти было вызвано его резким расхождением с Марксом по проблемам революции, государства и диктатуры пролетариата), в массовом сознании формировался полукарикатурный облик анархиста как «террориста».

    Воззрения Бакунина унаследовал Петр Алексеевич Кропоткин (1842-1921) — «мятежный князь», этнограф, историк, по словам Б. Шоу,— «один из святых столетия». Он считал возможным сразу же после уничтожения государства и частной собственности перейти к распределению по потребностям, предлагая обобществление всей собственности (земли, фабрик, «жизненных припасов») в общенациональном, а затем — в интернациональном масштабе. Кропоткин характеризовал свой идеал «вольного» (а не «подначального») безгосударственного анархического коммунизма так: «Освобождение производителя от ига капитала. Коммунальное производство и свободное потребление всех продуктов совместной работы. Освобождение его от ярма правительства. Свободное развитие индивидов в группах и групп в федерациях… Освобождение от религиозной морали. Свободная мораль, без принуждения и санкций… переходящая в состояние обычая»1.

    Он был противником «навязывания коммунизма свыше» путем массового красного террора, напоминая Ленину, что «якобинцы» оказались могильщиками Великой французской революции. Кропоткин осуждал «диктатуру партии» большевиков, подменившую власть Советов, и уже в 1920 г. предостерегал, что «Россия стала Советской Республикой лишь по имени».

    Крупнейшими представителями религиозно-нравственной традиции русской политической мысли были В. С. Соловьев и Н. А. Бердяев. Для них государство перестает быть лишь политическим институтом и юридической категорией. Чтобы не превратиться в Левиафана, государство должно быть «деятельно нравственным», подчинить себя религиозному началу, а общество должно иметь духовные основы.

    Владимир Сергеевич Соловьев (1853-1900), сын известного русского историка С. М. Соловьева, выдвинувший национальную религиозно-нравственную философию XIX в. на мировой уровень, до 90-х гг. придерживался идеи «свободной теократии» (т. е. синтеза Вселенской церкви и Всемирной монархии, необходимости слияния духовной и светской властей в «Богочело-веческом союзе»), в которой восторжествуют христианство и справедливость.

    Поиски гармонии интересов общества и свободы личности, сущности демократии, нравственной политики в традиции религиозной философии продолжил Николай Александрович Бердяев (1874 – 1948), создатель системы христианского социализма, экзистенциальной диалектики личности представитель социального иерархизма.

    Главная тема работ Бердяева — свобода личности. Ей противостоит враждебное родовое начало (в образе «Великого инквизитора»), которое в истории проявляется по-разному: в стихии противоположности полов; в истории церкви, сжигающей еретиков; в тоталитарном государстве; в цивилизации, разрушающей духовность и культуру; в безбожном, централизованном социализме, «экзальтирующем» революционную волю и «кол-лективирующем совесть и сознание». Бердяев одним из первых в мировой политологии выявил онтологические (бытийственные) основания и признаки тоталитаризма: 1) претензии частичного и раздельного (отдельной идеи, нации, класса, группы, личности) на всеобщность; 2) всепоглощающие структуры властвования; 3) массовидность системы; 4) машина, разрушающая духовность личности и «омассовляющая» сознание.

    Крупнейшим представителем русского консервативного («охранительного») либерализма рубежа веков был Борис Николаевич Чичерин (1828 – 1904) — правовед, неогегельянец, государственник. Он попытался обосновать необходимость интеграции основополагающих для классического западного либерализма идей свободы, закона и частной собственности с политическими реалиями России рубежа ХIХ – ХХ вв. и попытался примирить самодержавную власть с ростом оппозиционного движения, отстаивающего демократические свободы и конституционный строй. Он различал: 1) «уличный» либерализм толпы, для которой характерны политические скандалы и самолюбование собственным «волнением»; 2) оппозиционный либерализм, сопутствующий любым реформаторским начинаниям, систематически обличающий власть в ошибках и «наслаждающийся благом собственной критики»; 3) охранительный либерализм, ориентированный на осуществление реформ на основе взаимных уступок и компромиссов.

    Главной проблемой общественной жизни Чичерин считал согласование двух противоположных начал — личности и общества, поскольку духовная природа личности состоит в свободе, а общественное начало выражается в законе, ограничивающем свободу. Где нет свободы, там нет субъективного права, а где нет закона, там нет объективного права. По мнению Чичерина, основой права является гражданская свобода личности — равноправность, или формальное равенство, всех перед законом.

     

    3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ РОССИИ В ХХ – XXI ВЕКАХ

     

    Октябрьская революция 1917 г. прервала развитие многих направлении отечественной политической мысли, ставших невозможными в условиях господства идеологии большевизма. В эмиграции оказались сотни деятелей науки и культуры и среди них — крупнейшие русские философы и политологи: П. Б. Струве, Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, И. А. Ильин, С. Н. Булгаков, Г. П. Федотов и др. Представители русского зарубежья принадлежали к разным течениям философской и политико-социологической мысли, но всем им были присущи решительное неприятие октябрьского переворота и «сталинократии», антикоммунизм, вера в посткоммунистическое возрождение России на принципах свободы и на основе нравственно-религиозных ценностей.

    К основным направлениям политической мысли русского зарубежья относятся евразийство, социальный иерархизм (Н. А. Бердяев, С. Л. Франк), неомонархизм (И. А. Ильин, Л. А. Тихомиров, И. Л. Солоневич), христианский социализм, пытавшийся соединить христианство с социализмом (С. Л. Булгаков, Г. П. Федотов).

    Многие идеи, высказанные мыслителями русского зарубежья, актуальны и сегодня для анализа политических процессов в современном российском обществе, для исследования важнейших проблем политической науки. Это и научная критика марксизма П. Б. Струве (первая в истории европейской и русской мысли), его концепция консервативного либерализма, синтезирующего классический либерализм и ценностный, духовно-культурный консерватизм. Это и всесторонний анализ Н. А. Бердяевым и И. А. Ильиным феномена тоталитаризма и выводы последнего о проблемах перехода от тоталитаризма к демократии через авторитаризм (сборник статей И. А. Ильина «Наши задачи», 1956 — своеобразная энциклопедия по политологии). Это и раскрытые Г. П. Федотовым тайны власти большевистского режима, антидемократической и антисоциалистической сущности сталинократии. Большой интерес вызывает предложенная С. Л. Франком оригинальная типология политических идеологий, движений и партий. Он выделяет не один традиционный (и во многом устаревший) политический признак их разделения на правых и левых, а три критерия, три разряда духовных и политических мотивов: 1) чисто философское различие между традиционализмом и рационализмом (жить по вере и обычаям отцов или строить общественный порядок рационально и планомерно); 2) чисто политическое различие между требованиями государственной опеки над общественной жизнью и утверждением начала личной свободы и общественного самоуправления (в этом смысле правый — государственник, сторонник сильной власти, этатист, а левый — либерал); 3) чисто социальный признак, характеризующий борьбу между высшими и подчиненными классами (в этом смысле правый — сторонник аристократии или буржуазии, а левый — демократ или социалист)1. Приведенная типология Франка, предложенная им в 1931 г., весьма актуальна и научно плодотворна для анализа политических партий и движений современной России и может служить методологической основой для их классификации.

    Многие идеи русских политических мыслителей о духовных основах общества, соотношении власти, нравственности и права имеют непреходящее значение и поучительны для всего человечества.

    Бурное развитие политической науки было сильно заторможено, а во многих направлениях и прервано после большевистской революции 1917 г. Политология стала трактоваться как лженаука, буржуазная наука и т.п. Робкие попытки создания «марксистско-ленинской политической науки» и активизации политических исследований успеха не имели. Отдельные политические проблемы анализировались в организационных рамках исторического материализма, научного коммунизма, истории КПСС, теории государства и права и некоторых других сильно идеологизированных дисциплин. Однако их познавательные, эвристические возможности были ограничены догмами официального марксизма и общим положением обществоведения как служанки власти.

    Ведущим теоретиком «большевизма» явился В.И. Ленин. К числу важнейших положений «ленинизма» можно отнести: учение о партии нового типа, построенной на принципах демократического центризма, идею о гегемонии пролетариата, его партии в буржуазно-демократической революции в России и возможности ее перерастания в социалистическую, стратегию и тактику пролетарской партии на различных этапах революционного процесса. Ключевой в лениниской теории является концепция партии нового типа, ее роли и места в Советах – органах власти трудящихся. II Съезд Советов, на котором большинство делегатов представляли РСДПР и партию левых социалистов и революционеров, в октябре принял решение о переходе к нему государственной власти, а В.И. Ленин был избран Председателем Совета народных комиссаров.

    К числу проблемных аспектов учения Ленина можно отнести:

  • положение о руководящей роли одной партии «нового типа» в процессе созидания нового общества; в случае нарушения в ней демократических принципов это сразу бы тяжело отразилось на всем обществе.
  • Однопартийная система преполагала и одну официальную идеологию, что могло привести и привело к ее догматизации.
  • Большевики придерживались»революционной» теории права, в основе которой лежала «революционная сознательность» и партийно-советская целесообразность, что вело к массовым нарушениям закона.

    Ведущей и единственной с 30-х по конец 80-з гг. в СССР идеологией являлся марксизм – ленинизм. Его отличительной чертой являлся подход ко всем явлениям политической жизни, приоритет идей марксизма – ленинизма. Рассматривались такие актуальные вопросы политической теории, как «руководящая роль партии», «закономерности развития социализма» и другие.

    Определенный прогресс в развитии политологических исследований был достигнут после преодоления культа личности Сталина, в период реформаторской деятельности Н.С. Хрущева, когда начали обсуждать пути совершенствования политической системы общества. В 70-е гг. в научный оборот вошли понятия политической системы общества, политического процесса, лидерства и элиты, разрабатывались идеи прав человека, как главной цели конституционного закона и демократии, выдвижения нескольких кандидатов на одно место при выборах.

    В современном российском обществе наблюдается духовно-идеологический кризис, который проявляется в основном в двух формах: 1) в кризисе национальной идентичности, утрате чувства исторической перспективы и понижении уровня самооценки нации; 2) в разрыве единого духовного пространства и утрате национального консенсуса. Новые российские западники считают, что Россия есть загнивающий Восток и войдет в цивилизацию, только став Европой. Новые «самобытники» деградацию России связывают с ее погружением в новое варварство, если она поддастся влиянию стать Западом.

    Отечественная политология подошла на рубеже столетий к отчетливой точке развития, которую некоторые исследователи (например, проф. М.В.Ильин) называют «кризисной», а другие (в частности, президент Академии политической науки проф. С.В.Рогачев) – «качественно зрелой».

    Этот спор, видимо, будет долог, что подтверждает и история развития мировой политической науки. Все же можно констатировать: политология в России сегодня уже состоялась как самостоятельная область социального познания; другое дело, что в обществе, переживающем серьезнейший системный кризис, когда сам объект нашей науки – российская политика – находится в стадии глубочайшей трансформации, политология не может быть отдельным «островом благоденствия».

    Современная российская политическая философия в 90-е годы ставит важнейшие философские вопросы теории политического: анализируется соотношение политической власти и знания, осваивается категория политического, раскрывается проблема смысла в политике, исследуется роль политического знака, анализируется политическая речь и политический язык. Опять и опять встают вечные вопросы политической философии: мораль и политика, политическая справедливость.

    Политология помогает человеку правильно ориентироваться в событиях, иметь свою, не затуманенную пропагандой точку зрения. Многих политических ошибок и бед, которые произошли с нашей страной в прошлом, можно было бы избежать, если бы мы меньше полагались в решениях политических вопросов на «авось» и больше использовали политический опыт, накопленный предшествующими поколениями, глубокие и всесторонние знания отечественных и зарубежных ученых, политическую науку.

    Сегодня в России ренессанс классической и неоклассической политологической мысли. Он может перерасти в новый, постсоветский этап ее развития. Политология легализована, преподается в университетах и академиях, других вузах страны. Наступают времена, когда положительный результат современного развития станет реальностью.

    Безусловно, актуальным ныне становится известное изречение о том, что все происходящее сейчас может быть критически и масштабно осмыслено значительно позже, когда перед изучающими современную историю исследователями возникнет полная картина происшедшего, будут видны реальные результаты, которые можно будет критически оценить.

    Для современных же исследователей, как, впрочем, и для всех интересующихся отечественной политической историей, уже сейчас доступен тот оригинальный по своей сути пласт, который составляет политическая мысль прошлого и настоящего России, который ранее незаслуженно мало изучался. Исторический опыт, который может быть получен в результате анализа истории становления и развития общественно-политической мысли в России, призван оказать неоценимые услуги тем, кто заинтересованно относится к судьбе государства, политической практике его укрепления и модернизации в настоящем и будущем.

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Многовековая история политической мысли, включая ее развитие за последнее столетие в рамках самостоятельной отрасли научного знания – политологии, это длительный, сложный и противоречивый путь подъема человечества на все более высокие ступени самопознания своей политической истории и политической действительности, трудного поиска наилучшей модели политического устройства и развития.

    На этом пути всегда складывались различные мнения, которые нередко сталкивались друг с другом, обеспечивая прогресс в теории и на практике.

    Русская и российская политическая мысль отличается прежде всего своеобразием набора и содержания поставленных и решаемых вопросов, особенностями видения общих для всех стран проблем, отстаиванием в постановке некоторых вопросов, заимствованием основополагающих идей Запада.

    История русской политической мысли — это история самой России, национального политического самосознания. Становление новых российских ценностей возможно лишь на основе исторической преемственности, и в частности в результате изучения отечественной социально-политической мысли.

    В современном мире политология является едва ли не самой важной наукой. В условиях, когда человечество стоит на пороге нового тысячелетия и между державами ведётся активная борьба за мировое господство, стремление людей понять мир политики возрастает. На политической арене разгораются споры, подписываются мирные соглашения и протесты, постоянно меняются правительства и разоблачаются чиновники. Средства массовой информации могут лишь оповещать о происходящем, констатировать факты. Политолог же является своеобразной связующей нитью большой политики и обыкновенного обывателя. «Вне политики» находиться нельзя. Можно ею не интересоваться, не понимать или не одобрять действий правящих элит, но так или иначе, людей всегда волнует судьба государства, в котором они живут.

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Амелин В.Н., Дегтярев А.А. Опыт развития прикладной политологии в России // Политическая наука в России: интеллектуальный поиск и реальность / Отв. ред.-сост. А.Д.Воскресенский. М.,2000.
  2. Бердяев Я. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века // О России и русской философской культуре. Философы послеоктябрьского зарубежья. М., 1990.
  3. Зеркин Д.П. Основы политологии: курс лекций.–Ростов-на Дону: Феникс, 2007.
  4. Кропоткин Я. А. Анархия и ее место в социалистической эволюции. М., 1917 / Реприт. изд. 2005.
  5. Пляйс Я. А. Политическая наука в России на рубеже веков // Бюллетень Высшей аттестационной комиссии Министерства образования Российской Федерации. — 2003. — N 4. — С. 20-25
  6. Политология: Хрестоматия / Сост. М. А. Василик, М. С. Вершинин. М., 2005.
  7. Струве П. Б. О мере и границах либерального консерватизма // Полис. 1994. № 3. С. 133.
  8. Франк С. Л. По ту сторону «правого» и «левого». Статьи по социальной философии // Новый мир. 1990. № 4.


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->