Концептуальные подходы к пониманию правового государства

Идея правового государства разрабатывалась и обсуждалась, начиная с развития современной цивилизации. С древнейших времен философы, юристы, политологи в истории правовых учений задавались вопросами: что такое правовое государство, в чем его сущность, каковы цели, задачи и содержание, каково его предназначение; какие формы организации и методы осуществления функций приемлемы для него и др.

Категория «правовое государство» является специфическим и чисто немецким выражением (der Rechtsstaat). В других языковых конструкциях это словосочетание не соединяет такие фундаментальные понятия как право и государство. В английском языке это «rule of law», что переводится как господство права. Для французов его смысл «regne de laois» или «limitation des gouvernants» обозначает соответственно господство, царствование законов или ограничение правителей.

Понятие правового государства, как института, ограничивающего государство рамками Конституции и правовых законов, возникло на рубеже ХVIII – ХIХ веков. Истоки же идей правового государства были отражены во взглядах и трудах Аристотеля, Сократа, Платона, Цицерона. Концепцию о связи права и государства развивали Д.Адамс, Г.В. Гегель, Т.Джефферсон, И. Кант, Д.Локк, Ш.-Л. Монтескье, Д. Медисон, М. Падуанский. Безусловно к вопросам указанного круга обращались и крупнейшие русские юристы: А.С. Алексеев, В.М. Гессен, П.И. Новгородцев, М.М. Ковалевский, Н.М. Коркунов, С.А. Котляревский, Б.А. Кистяковский, Б.Н, Чичерин, Г.Ф. Шершеневич.

Так или иначе, проходя многовековой путь своего развития, данная категория претерпевала различные характеристики. Соответственно, в понимании одних представителей гуманитарного знания, с точки зрения философско-правовой, – правовое государство – это идеальная модель функционирования государства, которая на практике не достижима, а необходима как идеал, к которому можно лишь стремиться. Исторически ни одно из существующих государств не стало по-настоящему правовым, ибо идеальный тип задает логический предел, некий «мыслимый горизонт», а к нему, согласно М.Веберу, разработавшему и использовавшему представление об «идеальном типе», можно только стремиться. «В исторических реалиях не было еще правового государства, выражающего его изначальный замысел и предназначение» – отмечает Е.А. Лукашева.

Другие же, в частности, А.Н. Соколов в своем монографическом исследовании «Правовое государство: от идеи до ее материализации» называет Германию правовым государством и показывает ее путь развития.

Можно предположить, в разные времена у разных мыслителей объяснение идеи взаимоотношений государства и права, закона были различными. Одни связывали правовое государство с частной собственностью и обеспечением привилегированного положения отдельных слоев, групп населения, другие, напротив, доказывали невозможность достижения общественного блага в условиях господства частной собственности и неравенства.

Достаточно часто в юридической литературе встречается точка зрения о том, что экономическими условиями практической реализации идей правового государства является становление рыночных отношений, а политическими условиями выступают буржуазные революции (перевороты). «Антифеодальная борьба революционного класса – буржуазии – опиралась на поиск новых форм взаимоотношений индивида и власти, на необходимость противопоставить феодальному произволу новые принципы, а именно принципы прав человека. Эти принципы были основаны на идее свободы индивида, его раскрепощения жесткой феодальной регламентации всех сфер жизнедеятельности со стороны государства». В основе правового государства, думается, должна лежать правовая экономика, а не командно-казарменная, обреченная на деградацию, как это имело место в СССР, из-за отсутствия внутренних стимулов к труду. Ведь экономико-правовым считается такое общество, в производственных отношениях которого господствует примат рыночного способа эквивалентного обмена и распределения. Например, в Европе за последние годы в общественно-политический и научный оборот вошло выражение «правовое государство и рыночная экономика – близнецы». Однако, иностранные инвесторы не уверенны в защите своих интересов в правовом пространстве России. При этом приводятся многочисленные примеры обмана с российской стороны, непрозрачности наших фирм, нечестности положения и полномочии глав фирм и главных бухгалтеров, неясности расположения центра фирмы и т.д. В этом отношении торговое право Германии четко прописывает все правила «игры», особенно через институт обязательной регистрации фирм судами первой инстанции, где всегда можно получить в течение дня интересующую информацию о той или иной фирме.

Все изложенное свидетельствует о том, что характер связи рыночных преобразований и становление правового государства зависит от господствующих в данной культуре правосознания и правопонимания, выступающих по отношению к становлению правового государства как активно действующие факторы. Так, например, англосаксонский менталитет породил либертарианское правосознание, которое, как справедливо отмечают исследователи, нелюбовь к вмешательству государства возвело в догмат. Таким образом, сами по себе рыночные отношения не требуют правового характера государства как такового. Необходимо лишь то, чтоб государство соответствующим образом реагировало или «включало» аппарат принуждения в случае совершения незаконных действий в гражданско-правовой сфере. Например, в Германии в первой половине XIX века, более приоритетной была задача объединения государства и принятия единых по всей его территории законов, чем обеспечение личных прав и свобод. Для Гегеля, отталкивавшегося от естественно-правовых теорий и основательно разработавшего идею правового государства, «естественные права» были не чем-то, ограничивающим его извне, а тем, что возникает только на его субстанциональной основе. Государство как «шествие Бога в мире» и воплощение Идеи Права логически предшествует естественным правам, выступает их основанием и гарантом. Таким образом, правовое государство видится как явление исключительно многостороннее и сложное, которому присущи следующие принципы:

1.    гарантия свободы отдельного человека (личности) относительно государства: этот принцип находит свое логическое продолжение и конкретизацию в основных правах человека;

2.    правовое равенство, которое конкретизируется во взглядах о том,

что законы должны иметь одинаковую для всех силу действия и что все граждане должны быть одинаково равны перед законом;

3.    правовая безопасность, соизмеримость государственного действия.

К этому принципу относится охрана доверии (т.е. государство обязано возмещать убытки, причиненные им, чтобы сохранять доверие к себе), запрет придания обратной силы закону, требование четкости, определенности за конов и запрета чрезмерности (т.е. государство имеет право вмешиваться в свободу личности только там, где это действительно необходимо, и только в таком объеме, в каком вмешательство не будет превышать соразмерности от ношений к преследуемой цели (требование соразмерности, умеренности);

4. разделение государственной власти, в функциональном и институциональном (организационном) смысле, как важный организационный и политический принцип Конституции, на власть законодательную, исполнительную и судебную практически должно осуществляться посредством государственных институтов, реализующих соответствующие полномочия.

Данная совокупность принципов, безусловно, может выражать лишь один аспект, одно направление исследования искомой категории. Если же учитывать многоаспектность тематики, то приведем точку зрения А.Н. Соколова, который предлагает рассматривать правовое государство в формальном, материальном и техническом смыслах, ибо такое масштабное представление и способно отразить современные положения о правовом государстве.

Так, в формальном смысле слова, правовое государство является государством, в котором законы осуществляются по единообразному предусмотренному порядку, предначертанному в писаной Конституции, при котором все ветви государственной власти, особенно исполнительная власть и правосудие, осуществляются только согласно букве (а не духу) закона. Такое правовое государство характеризуется игнорированием сущностных, содержа-тельных признаков государства и права, в частности, общечеловеческих ценностей прав и свобод, мировых общепризнанных стандартов. В качестве примера можно привести фашистскую Германию. Фашистские юристы на основании того, что в нацистском государстве тоже господствовал закон (но не правовой), провозглашали фашистский рейх «правовым государством». В действительности же основными чертами его были: идея «расового права», «правовой порядок», основанный на абсолютистской воле фюрера и националистической фашисткой идеологии.

Правовое государство в формальном смысле слова, которое может провозглашать себя в качестве конституционного государства, на самом деле может быль и государством бесправия, как уже упомянутая нами нацистская Германия. Ведь формальный взгляд на правовое государство на примере фашистской Германии (господствующее в ФРГ мнение) зарекомендовал себя «как безрезультатный, поскольку закон стал инструментом проявления неограниченной власти определенной тоталитарной партии. В отношении бесправия, облеченного в оболочку закона, формальный принцип правового государства показал себя беспомощным».

Поэтому после 1945 года немецкие юристы пытались дополнить формальный принцип правового государства критериями справедливости. Но «справедливости» может пожелать для себя и тоталитарное государство, даже если оно при этом попирало ногами человеческое достоинство и свободу. Назвать же правовое государство государством справедливости означает, опять же, вернуться, в конце концов, к его формальному определению. Поэтому современные государство веды и требуют, чтобы четко было выражено: какая форма справедливости служит для выражения его сущности. С этой точки зрения правовому государству присущи две характерные особенности как два института. Во-первых, это свобода личности. Во-вторых, связанность и ограничение государственной власти правом, связанность государственного вмешательства так же, как и государственно оформленного уравновешения.

Эти положения, думается, полностью приемлемы и крайне необходимы при конституционном строительстве как в России, так и в других странах, по крайней мере, ближнего зарубежья.

В материальном аспекте правовое государство характеризуется, прежде всего, защитой личности (гражданские и прочие права) и политических свобод человека, а также умеренностью и связанностью правом всего исполнения публичной (государственной) власти.

Свою материальную точку зрения на правовое государство боннский государствовед Ульрих Шойнер сформулировал следующим образом: «Правовое государство является не только государством закономерного управления и всеохватывающего судебного контроля, правовой безопасности и связанности исполнения. Понимаемое в материальном смысле слова оно подразумевает общность, построенную на уважении личной свободы и на принципе умеренной, но прочно учрежденной государственной власти, имеющей целью ее защиту, власти, чей порядок, исходящий от народа, связывает все государственные действия этими основаниями и стремлением к справедливому и равномерному преобразованию человеческих отношений. Короче говоря, правовое государство олицетворяет собой защиту личной и политической свобод гражданина, а также умеренность и связанность правом всего исполнения публичной власти. Правовое государство покоится поэтому на признании определенных традиционных ценностей европейской правовой культуры и на связанности определенных институтов конституционным правом».

Если рассматривать правовое государство как чисто инструментальную структуру, как систему искусственных правовых приемов, при помощи которых регулируется упорядоченная система охраны прав и свобод, то принцип правового государства будет сужен только лишь до технического принципа. А этот последний «не выражает вообще ни цели, ни содержания государства, а лишь вид и характер его осуществления». Фактически речь идет о юридической технике правотворчества и правоприменения.

В начале освещения понятия правового государства мы назвали четыре главных принципа правовой государственности. Если же поставить цель: сконцентрировать характерные черты правовой государственности в развернутом виде, то это будут следующие принципы;

1.    связанность исполнительной власти правом и законом;

2.    ограничение усмотрения и пространства для суждений администрации;

3.    запрет обратной силы законов.

4.    правовое равенство и равное пользование правом;

5.    всеохватывающая судебная защита гражданина от незаконных административных актов;

6.    сформированность, четкость и демократизм административного процесса;

7.    четкость принципов судебного процесса (прежде всего право на обязательное выслушивание в суде каждого – ст. 103, абз. 1 Основного закона ФРГ), т.е. так называемые судебные процессуальные права человека;

8.    принципы преобразования уголовного права (ст.ст. 102 –104 Основного закона, отмена смертной казни и т.д.);

9.    ответственность государства за действия своих органов (ст. 34 Основного закона);

10.    компенсация за вмешательство государства, если оно причинило лицу особый ущерб (ст. 14 Основного закона);

11.    институт конституционной жалобы, которая открывает каждому

гражданину путь в конституционные суды федерации и земель.

Как видим, одним из основополагающих принципов правового государства является обеспечение интересов личности, ее защиты от каких бы то ни было неправовых посягательств. Почему-то во многих отечественных публикациях по правовому государству этот принцип ставят на третье, пятое, седьмое места, выпячивая, как правило, принцип разделения властей. Видимо, это все еще инерция от тоталитарного государства с его этатизмом. А ведь деформация общественного развития начинается там, где сдвигаются приоритеты и во главе угла ставится государство как самодовлеющая ценность. Человеку же и его интересам отводится подчиненное место. Тенденция к смещению приоритетов в отношениях «государство-личность» неизбежно ведет к формированию тоталитарных режимов. Гарантия свободы отдельного человека находит свое логическое выражение и конкретизацию в основных правах человека.

Основополагающим фактором является и то, что изначально идея правового государства была связана с утверждением суверенности народа, гарантированностью его свободы, подчинением государства обществу. Ценностный смысл идеи правового государства как раз и состоит в создании такой системы государственно-правовых отношений, которая обеспечивала бы примат права во всех сферах общественных отношений.

Из развернутого определения понятия правового государства видно, что для правового государства необходимы не только господство права и правовых законов, но и соответствующая правовая организация самой системы государственной власти. Речь идет об учреждении различных государственных органов, четком определении их компетенции, места в системе, характера отношений между собой, способов формирования, форм деятельности и т.д. Ясно, что без надлежащей правовой организации государственной власти, должного разграничения задач, функций и полномочий различных ветвей органов власти, определенного порядка их взаимоотношений не может быть ни господства права, ни правовых законов.

Что касается принципа взаимной ответственности государства и личности, то он обязывает обе стороны нести определенное бремя ответственности. Гражданин обязан соблюдать Конституцию, быть законопослушным, с честью нести обязанности перед обществом и государством. Государство, в свою очередь, в плане поддержания доверия к нему обязано возмещать убытки, причиненные им. Оно должно гарантировать на властной основе свободу в обществе, создавать твердые и устойчивые условия, при которых целостность общества и его надлежащее (естественное) функционирование достигается, главным образом, в силу экономических и духовных факторов, путем реализации общечеловеческих ценностей. Государство обеспечивает реальное народовластие, экономическую свободу и свободу автономной личности. В правовом государстве развертывается весь комплекс институтов государства, раскрывается его потенциал как явления цивилизации и культуры.

Утверждение прав и свобод человека и правового характера государств является общечеловеческим стремлением. Также здесь необходимо иметь в виду то, что «нет единых и одних и тех же идей свободы личности, правового строя, конституционного государства, одинаковых для всех народов и времен, как нет капитализма или другой хозяйственной или общественной организации, одинаковой для всех стран. Все правовые идеи в сознании каждого отдельного народа получают своеобразную окраску и свой собственный оттенок». В тоже время, анализ общемировых тенденций в области правовой культуры свидетельствует о том, что вторая половина и конец XX века характеризуются противоречивыми сдвигами в правопонимании. С одной стороны, становятся актуальными проблемы «естественного права», утверждения международных стандартов в области гарантирования и соблюдения прав человека; институционализируется государственная жизнь на основе Конституции, придается правовой характер отношениям государства и личности, государства и экономической сферы и т.д. С другой стороны, возросло внимание и уважение к региональным и национальным особенностям правовой культуры, которые играют возрастающую роль в образовании национальных государств, региональных государственных объединений как субъектов формирующегося многополярного мира.

Говоря о своеобразии понимания правового государства в рамках каждой правовой культуры, можно сделать вывод, что налицо та интерпретация правопонимания, которая одновременно отдает должное как глобализации в форме утверждения международно-правовых стандартов, так и регионализации в форме признания и уважения особенностей правовой культуры отдельных регионов и образующих их государств.

Таким образом, напрашивается вывод о том, что указанные характеристики правового государства в полной мере отражают суть данного явления, однако, вместе с этим, вырисовывается необходимость рассмотрения важнейшего условия формирования правового государства. Этому вопросу будет посвящен следующий параграф.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->