Исследования детско-родительских отношений

Актуальность проблематики детско-родительских отношений остается неизменно острой на протяжении всего развития психологической науки и практики. В отечественной психологии исследования, посвященные проблеме детско-родительских отношений, носят в основном узко прикладной характер и в большинстве случаев не выходят за рамки психотерапевтического подхода. Клиническими психологами, консультантами и психотерапевтами накоплен огромный опыт работы с проблемами детско-родительских отношений.

Огромный вклад в развитие представлений о специфики отношений между детьми и родителями внесла теория классического психоанализа. Как известно, психоанализ был первой теорией, в которой отношения между ребенком и родителями рассматривались в качестве главного фактора детского развития. Согласно 3. Фрейду и А. Фрейд, мать выступает для ребенка, с одной стороны, как первый и самый важный источник удовольствия, как первый объект либидо, а с другой — как первый законодатель и «контролер». 3. Фрейд придавал значение отделению ребенка от родителей, утверждая, что отход ребенка от родителей должен быть неизбежным для его социального благополучия. В настоящее время внимание многих психологов во всем мире привлечено к проблемам раннего детства. Этот интерес далеко не случаен, так как обнаруживается, что первые годы жизни являются периодом наиболее интенсивного и нравственного развития, когда закладывается фундамент физического, психического и нравственного здоровья. От

того, в каких условиях оно будет протекать, во многом зависит будущее ребенка.

 

К. Роджерс подчеркивает, что именно безусловное позитивное внимание родителя к ребенку, безотносительно к совершаемым им поступкам, обеспечивает полноценное развитие личности ребенка. Ребенок осознает себя через отношение к нему близкого взрослого, и это отношение становится его внутренним самоощущением, сквозь которое он воспринимает окружающий мир. Отношение ребенка к себе и его представление о себе определяют его отношение к близким взрослым. Это положение представляется чрезвычайно важным для понимания специфики взаимоотношений между родителями и ребенком. Поэтому так важно заложить основу Доверительных отношений между ребенком и взрослым, обеспечив эмоционально и психологически благоприятные условия для гармоничного развития ребенка. В некоторых известных работах родительское отношение рассматривается как стабильное, не зависящее от возраста ребенка и общей социальной ситуации развития данного возрастного периода.

 

Гармоничное развитие личности ребенка возможно при наличии здоровья, определяемого

как состояние физического, психического и социального благополучия. Ключевым для воспитателей и психологов будет понятие психического здоровья, включающее благополучие в эмоциональной и познавательной сферах, нервно-психическом состоянии, нормальное развитие характера и формирование личности детей.

 

«Проблемные», «трудные», «непослушные», «невозможные» дети, так же как дети с «комплексами», «забитые», «несчастные» — всегда результат неправильно сложившихся отношений в семье. Как правило, трудности детей служат проекцией отношений в семье. Отказываясь от изолированного, внесемейного контекста анализа детских проблем, мы должны обратить внимание на то, что корни этих проблем формируются в раннем детстве. Именно в раннем детстве закладываются базисные подструктуры личности и установки, которые слабо поддаются коррекции у подростков, а затем у взрослых.

 

 

Проблема детско-родительских отношений определяется сложностью объектной структуры — всем многообразием взаимоотношений детей и родителей, теми нарушениями в детско-родительских отношениях, которые могут оказывать существенное влияние на благополучие ребенка в семье и его дальнейшее развитие.

 

ГЛАВА 1. Возрастные особенности развития ребенка от рождения до семи лет

 

Детство, детский возраст — период жизни ребенка, за который он проходит величайший путь от беспомощного существа, не способного к самостоятельной жизни, до вполне адаптированной к природе и обществу детской личности, уже способной взять на себя ответственность за себя, своих близких.

 

В первое десятилетие жизни психика ребенка проходит такое «расстояние» в своем развитии, что ни один последующий возраст не идет ни в какое сравнение. Это движение обусловлено, прежде всего, онтогенетическими особенностями самого возраста — детство по своей сущности ориентированно природными предпосылками на интенсификацию развития.

 

В период детства интенсивно развивается организм ребенка: росту сопутствует созревание нервной системы и мозга, что предопределяет психическое развитие. В этот

возрастной период ребенок развивается со стороны психических функций, общения,

воли и чувств. Он начинает осознавать свою уникальность и проявлять себя как личность в ответственные моменты жизни.

 

Пройдя путь достижений в предметной, игровой и учебной деятельности, освоив рефлексию на себя и других как способ идентификации с идеалом и с реальными образцами, научившись принимать позицию ответственности, ребенок становится способным релексировать и на всю совокупность жизненных явлений. Конечно, он по-прежнему нуждается в сотрудничестве взрослого, но он уже предпринимает успешные попытки к самостоятельному проникновению в глубинную сущность природы и человеческих отношений.

 

В детстве для ребенка нет ничего естественнее, чем ощущение любви и защищенности в своей семье. Для ребенка семья — источник трепетных эмоциональных переживаний. В ретроспективе жизни каждый человек, обладавший в детстве семейным очагом, бескорыстной любовью близких, с сердечной благодарностью вспоминают эту счастливую пору. Именно в детстве начинают складываться те глубинные различия между детьми, которые во многом предопределяют будущие сущностные характеристики их индивидуальностей, а, следовательно, и выбор жизненного пути.

 

Возрастные этапы психического развития не тождественны биологическому развитию. Возрастная периодизация имеет исторические основания. Каждое общество определяет границы детства, исходя из традиционно сложившихся возрастных периодов человека. Общество предъявляет свои требования к детству как периоду развития в контексте особого внимания к нему самого общества и семьи.

 

В действительности в индивидуальной жизни каждого ребенка высвечивается своя особая социальная ситуация: для одних она обволакивает чистой любовью и развивает душевные и умственные способности, для других она выступает в виде отчужденных условий существования со всеми вытекающими из этого плачевными последствиями. Однако как бы индивидуально ни складывались условия развития ребенка, развиваясь, он проходит путь, приближенный к некоторым общим тенденциям развития во все основные периоды детства.

 

Каждый период детства имеет свои особые, неповторимые достоинства, присущие только определенному этапу развития. Более того, имеются основания считать, что в отдельные периоды детства возникают повышенные, иногда чрезвычайные возможности развития психики в тех или иных направлениях, в затем такие возможности постепенно или резко ослабевают. Это заслуживает самого пристального внимания.

 

Возрастные особенности психики формируются и развиваются в самом процессе взаимодействия ребенка с окружающим миром. Наиболее определенные сдвиги в свойствах нервной системы наблюдаются в раннем детстве, в период бурного физического и

психического развития. В связи с вопросом о возрастном развитии свойств типа нерв-

ной системы также очень важно иметь в виду достоинства каждого детского возраста.

Крайним упрощением было бы думать, что переход от более младших возрастов к

старшим означает только подъем на более высокий уровень, совершенствование этих

свойств. По-видимому, в ходе возрастного развития происходит не только последовательное увеличение возможностей. нервной системы, но и ограничение некоторых ценных сторон ее свойств. Важно учитывать, что возрастные периоды представляют собой

необходимые стадии развития и нельзя «перескочить» через какую-нибудь из них. Каждая новая ступень психического развития ребенка закономерно следует за предыдущей и переход от одной к другой обусловлен не только внешними, но и внутренними условиями.

 

Это говорит о том, как важно обеспечить своевременное формирование тех или иных психологических качеств.

 

Пользуясь словами Э.Эриксона можно сказать, что события первого года жизни формируют у ребенка «основы доверия» в отношении внешнего мира, некоторую внутреннюю убежденность, что он пришел в мир, который его ждал, который ему рад, который для него уютен, добр и которому поэтому ребенок может быть открыт.

 

Важно подчеркнуть, что, если не будет сформировано это чувство базового доверия к миру, то место это не останется пусто его займет чувство «базового недоверия» к миру, боязнь этого мира. Существенно и то, что формирование чувства базового доверия нельзя отложить на потом, потому что если определенная задача развития не решена в отведенное для этого время, то впоследствии это бывает сделать значительно труднее, а порой и невозможно.

 

Вместе с тем младенец уже при рождении обладает немалым запасом практически готовых к употреблению, сложных сенсорных и двигательных способностей — инстинктов, позволяющих ему приспосабливаться к миру и быстро прогрессировать в своем развитии. У новорожденного с рождения, например, имеется немало сложных движений, развивающихся в основном по генетически заданной программе в процессе созревания организма, в том числе рефлекторных, возникающих сразу и без специального обучения с первых часов жизни под воздействием соответствующих внутренних и внешних стимулов, закодированных в качестве ключевых в программах развития этих движений. При рождении у младенца имеются ощущения всех элементарные формы восприятия, памяти, благодаря которым становится возможным его дальнейшее познавательное и интеллектуальное развитие. Они представляют собой генетически заданные структуры или блоки сенсорных систем, из которых непосредственно или при незначительной прижизненной модификации строятся более сложные познавательные структуры. В число таких базовых элементов восприятия можно включить, например, механизмы зрительного, слухового и мышечного сосредоточения, слежения за объектами, их сличения, локализации в пространстве, сохранения в памяти, обработки следов их воздействий.

 

Младенец, которому от рождения всего лишь 1-2 дня, уже способен различать химические вещества по вкусу. Обоняние как один из древнейших и важнейших органов, чувств начинает у него функционировать также сразу после рождения. Такими же особенностями обладают элементарное зрение, движения и слух.

 

Впервые два месяца жизни ребенок демонстрирует способность к рефлекторному повороту головы в ответ на прикосновение какого-либо предмета к уголку рта, сильно сжимает ладони при касании их поверхности, совершает общие не координированные движения руками, ногами и головой. У него имеется также способность зрительного слежения за движущимися объектами, поворота головы в их сторону. В родильных домах дети в первые дни их жизни инстинктивно поворачиваются лицом в сторону окна, из которого льется дневной свет.

 

Младенец способен различать вещества на вкус. Он определенно предпочитает сладкие жидкости другим и даже способен определить степень сладости. Новорожденный ощущает запахи, реагирует на них поворотом головы, изменениями в частоте сердцебиений и дыхания. Эти двигательные и физиологические реакции аналогичны тем, которые наблюдаются у взрослых людей при повышенном внимании и особом интересе к чему-либо.

 

 

• Следует также назвать группу врожденных процессов, способствующих самосохранению и развитию детского организма. Они связаны с регуляцией пищеварения, кровообращения, дыхания, температуры тела, обменных процессов и т. п. Несомненно, урожденными являются сосательные, защитные, ориентировочные, хватательные, опорно-двигательные и ряд других рефлексов; все они отчетливо проявляются уже на втором месяце жизни ребенка.

 

 

Готовность к функционированию с рождения обнаруживают не только основные органы чувств, но и головной мозг.

 

Количество нервных клеток в коре головного мозга у новорожденного почти такое же, как у взрослого человека, однако, эти клетки еще незрелые, а связи между ними слабые. Созревание мозга и организма ребенка, их превращение в мозг и организм взрослого происходят в течение нескольких лет после рождения и заканчиваются только с поступлением в школу. Созревание и развитие мозга находится под прямым влиянием множества разнообразных внешних воздействий и впечатлений, которые получает ребенок от окружающей среды.

 

Проведенные исследования обнаружили, что в мозге ребенка, с момента, рождения которого прошло не более полутора суток, можно зарегистрировать различные электрические потенциалы, возникающие в ответ на воздействия цветовых раздражители на орган зрения. К этому времени мозг уже в состоянии формировать условные рефлексы.

 

Развитие движений ребенка в течение первого года жизни идет очень быстрыми темпами, причем прогресс, достигаемый в этом отношении за двенадцать месяцев, показателен. Из практически беспомощного существа, располагающего ограниченным набором элементарных общих врожденных движений рук, ног и головы, ребенок превращается в маленького человека, не только легко стоящего на двух ногах, но относительно свободно и самостоятельно передвигающегося в пространстве, способного одновременно с движениями ног выполнять сложные манипулятивные движения руками, освобожденными от локомоции (функции обеспечения передвижения в пространстве) и предназначенными для исследования окружающего мира.

 

В этот период происходит начало формирования произвольных движений, и все это относится к первому году жизни.

 

 

Нормативные кризисы развития ребенка от рождения до семи лет.

 

Представление о возрастных кризисах возникает в исследованиях П. П. Блонского, затем развивается в работах Л.С. Выговского. Возрастной кризис — это особый период преобразования социальной ситуации развития: новообразование предшествующего периода разрушает старую социальную ситуацию развития и провоцирует образование новой. По А.Н. Леонтьеву, кризис — свидетельство не совершившегося своевременно перехода. В работах 40-60-х годов кризис трактовался как неблагоприятный синдром (трудновоспитуемость) возрастного перехода. Причиной такого поведения является возникшее у ребенка стремление к новому социальному положению. Фрустрация этого стремления — источник трудностей в поведении. Психологическая трактовка кризиса свелась к педагогической коррекции. Преодоление трудновоспитуемости достигается при адекватном педагогическом ведении возрастного перехода. Позиция Д. Б. Эльконина: кризис — норма онтогенеза, условие кризиса — расхождение между операционально-технической и мотивационно-потребностной сторонами деятельности ребенка.

 

В западной психологии «кризис» и «сенситивный переход» суть синонимы. При-

меняемый термин «переходный период» (стадия), как правило, не связывается с конкретным хронологическим возрастом. Стадиальный характер онтогенеза не признается

исходно; критические периоды как переходные широко не изучаются. В последнее

время интенсивно разрабатывается проблематика «задач развития».

 

Сложившееся на сегодняшний день представление о критических периодах как о

происходящих в силу депривации новых потребностей ребенка оказывается внутренне

противоречивым. Существующие трактовки возрастных кризисов центрируются вокруг

проблемы трудновоспитуемости; при этом логически нарушается суть позитивного

характера возрастного кризиса. Это привело к тому, что в теории критических

возрастов остается нерешенным вопрос о психологическом содержании критического

возраста. Рассмотрим подробнее возрастные кризисы от новорожденности до семи лет.

 

Кризис новорожденности. Кризис новорожденности требует особых методических средств и приемов, выходящих за рамки психологических. В западной традиции психологическое исследование кризиса новорожденности вплетено в иные научные области — физиологию, патофизиологию и др.

 

Л. С. Выгодский выделяет два существенных момента, характеризующих своеобразие психической жизни новорожденного. Первый — преобладание недифференцированных, нерасчлененных переживаний, представляющих «как бы сплав влечения, аффекта и ощущения». Второй — психика новорожденного «не выделяет себя и свои переживания от восприятия объективных вещей, не дифференцирует еще социальных и физических объектов». В качестве свидетельства перехода в следующий возрастной период названа улыбка, которую можно считать первой социальной реакцией.

 

Первая улыбка возникает на фоне общего удовольствия, но ее психологический

смысл не исчерпывается лишь этим. Улыбка и другие экспрессивные средства «и

возникают, и развиваются в общении ребенка с взрослым и для целей общения»

(М.И. Лисина). Таким образом, эмоциональные экспрессии выполняют две функции —

и выразительную, и коммуникативную (С.Ю. Мещерякова).

 

Сравнивая позиции Выгодского и его последователей, с одной стороны, и работы

западных исследователей, с другой, мы обнаруживаем, что начало психической жизни

ребенка описывается как момент дифференциации, вычленения, своеобразного обособления. «Если попытаться назвать центральное и основное новообразование периода новорожденности, — пишет Выгодский, — возникающие как продукт этой своеобразной ступени развития и являющиеся исходным моментом дальнейшего развития личности, можно сказать, что таким новообразованием будет индивидуальная психическая жизнь новорожденного».

 

Кризис первого года жизни. Кризис одного года также остается малоизученным. С одной стороны, этот кризис проходит в семье, не проявляется вне ее в каком-либо воспитательном учреждении, с другой — этот кризис, по терминологии Д. Б. Эльконина, относится к числу «малых», он разделяет два периода одной эпохи — младенчество и ранний возраст.

 

Л. С. Выгодский связывает кризис одного года с возникновением автономной речи и отчасти — с появлением самостоятельной ходьбы. По Выгодскому, появление автономной детской речи приводит к изменению отношения ребенка к среде, тем самым, вызывая к жизни новую ситуацию развития. Таким образом, описывая кризис одного года, Выгодский выделяет в качестве центрального новообразования речь и указывает на динамику в области аффективной сферы.

 

Наиболее важным приобретением первого года жизни становится способность действовать под влиянием не только непосредственно воспринимаемых объектов и ситуаций, но и под влиянием всплывающих в памяти образов и представлений. Это приводит к тому, что ребенок, побуждаясь образом, всплывающим в памяти, настойчиво стремится к предмету своей потребности, обнаруживая в этих ситуациях капризы и иные симптомы, подпадающие под определение «гипобулическая реакция».

 

Л. И. Божович дает подобным, аффективно заряженным представлениям название «мотивирующие представления», полагая их центральным новообразованием первого года жизни. Их появление принципиально изменяет взаимоотношения ребенка с окружающей действительностью, освобождает его от диктата внешних воздействий, т.е. превращает его в субъект, хотя он еще этого и не осознает. Далее Л. И. Божович делает вывод о том, что прямое подавление потребностей, связанных с мотивирующими представлениями, «является причиной фрустрации ребенка», обуславливающей всевозможные негативные формы поведения.

 

Кризис трех лет. Кризис трех лет проработан в концепции Л. С. Выгодского наиболее подробно. Ему посвящена работа «Кризис трех лет», в которой описано «семизвездие симптомов» этого возрастного периода.

 

Первый симптом, на который обращает внимание Л. С. Выгодский, — негативизм.

.Эта поведенческая реакция состоит в том, что ребенок не хочет что-то сделать только

потому, что это предлагает кто-то из взрослых. Негативизм вынуждает ребенка действовать вопреки своему аффективному желанию.

 

Второй симптом — упрямство. Упрямство, в отличие от настойчивости, состоит в

том, что ребенок настаивает на чем-то лишь потому, что он этого потребовал. По

сравнению с негативизмом упрямство проявляется в ситуациях, где исходно ребенок

сам заявил некоторое требование.

 

Третий симптом — строптивость. Строптивость безлична, она направлена скорее

на всю ситуацию воспитания, чем на кого-то конкретно. Здесь сказывается установка

ко всему образу жизни, который сложился до трех лет, по отношению к нормам, которые предлагаются, к интересовавшим прежде игрушкам.

Четвертый симптом — своеволие. Он заключается в «тенденции к самостоятельности». В противоположность первым трем симптомам, своеволие это не протест, а наоборот, стремление к некоторому действию, предмету, ситуации.

Следующие три симптома, по словам Л. С. Выгодского, носят второстепенный характер. Это протест-бунт — поведение начинает носить протестующий характер; обесценивание — например, отрицательное отношение к родителям; деспотизм — желание проявлять деспотическую власть по отношению к близким.

 

Исследование симптомов кризиса позволяет Т. В. Гуськовой ввести представление о поведенческом корреляте центрального новообразования кризиса трех — «гордости за достижение».

 

 

формирование контакта с миром у ребенка от рождения до семи лет.

 

Как известно, контакт с миром формируется в раннем возрасте в семье, и

главным образом, этому способствует общение.

 

Общение — один из важнейших факторов общего психического развития ребенка. Только в контакте с взрослыми людьми возможно усвоение детьми общественно-исторического опыта человечества и реализация ими прирожденной возможности стать представителями человеческого рода.

 

Общение, как и всякая деятельность, предметно. Предметом, или объектом, деятельности общения является другой человек, партнер по совместной деятельности.

Конкретным предметом деятельности общения служат каждый раз те качества и

свойства партнера, которые проявляются при взаимодействии. Отражаясь в сознании

ребенка, они становятся затем продуктами общения. Одновременно ребенок познает и

себя. Представление о себе также входит в продукт общения.

 

Общение с близким взрослым, его психологическая поддержка лишает малыша страха перед неизведанным миром, обеспечивает чувство безопасности, подкрепляет веру в себя, ребенок спокойно начинает вести исследовательскую деятельность, приобретает опыт человеческих отношений.

 

Полноценное общение с ребенком предполагает не просто их совместное пребывание с ребенком необходимо играть. В игре ребенок познает мир, себя, окружающих ‘людей, учится искусству общения.

ценность интеллектуального развития возросла во всем мире, а в нашей стране особенно, и родители с самого раннего детства основные усилия направляют на эту линию развития общения. Ценность развития навыков общения и моральных норм во всех возрастах не является выраженной, и не претерпевают существенных изменений с возрастом ребенка.

 

Установление контакта ребенка с родителями.

прежде чем воспитывать ребенка, надо установить с ним контак4т. В противном случае процесс воспитания неосуществим. Динамика внешних и внутренних целей при организации доверительно-делового контакта такова: на первом этапе внешней целью является перестановка акцентов, а внутренне — установление доверительных отношений с ребенком. На втором этапе внешняя цель может быть обозначена как формирование и подкрепление установки к сотрудничеству.

 

Роль общения в психическом развитии ребенка.

 

Три группы факторов доказывают решающую роль общения, в общем

психическом развития ребенка: 1. Изучение детей – «маугли». 2. Исследование природы

и причин так называемого «госпитализма». 3. Прямое выявление влияния общения на психическое развитие в формирующих экспериментах.

 

Детей — «маугли» изредка находят среди животных, и они всегда привлекают к себе внимание ученых и специалистов. Результаты психологического обследования детей, выросших в изоляции от общества, обнаруживают у них глубокое и необратимое недоразвитие.

 

Явление госпитализма обнаружилось при первых попытках наладить внесемейное воспитание оставшихся без родителей маленьких детей. В конце прошлого и начале нынешнего века появились частные и государственные приюты, которые вскоре превратились в «фабрики ангелов» — так велика была смертность, особенно в первые месяцы и годы жизни детей. Дети, которые оставались жить, резко отставали в общем физическом и особенно психическом развитии: к трем годам они не владели простейшими навыками самообслуживания, не соблюдали опрятность, почти не говорили, плохо поддавались воспитательным воздействиям, проявляли поразительную пассивность или, напротив, суетливость и агрессивность. Описанный комплекс и получил название госпитализма.

 

Р.Спитц, а также другие психологи — сторонники нефрейдистского направления — связывают госпитализм с отсутствием материнского ухода за ребенком.

Общение с взрослым влияет на развитие детей на всех этапах раннего и Дошкольного детства. Нет оснований говорить о том, что с возрастом ребенка роль общения усиливается или уменьшается. Правильнее сказать, что его значение становится все сложнее и глубже по мере того, как обогащается душевная жизнь ребенка, расширяются связи с миром и появляются новые его способности.

 

Влияние общения может также способствовать исправлению дефектов возникших у детей при неправильном воспитании. Влияние общения обнаруживается не только в ускорении обычного темпа развития ребенка, но и в том, что оно позволяет детям преодолеть неблагоприятную ситуацию.

 

Важнейший путь влияния общения на психическое развитие детей состоит в том

что ребенок в контактах с взрослым наблюдает его деятельность и черпает в ней

образцы для подражания. Но на детей, несомненно, воздействует также и общение со своими сверстниками. Отсутствие ограничений и запретов старших способствует

повышенной раскованности детей и их свободному самовыражению.

 

Влияние общения на психическое развитие маленького ребенка происходит

следующим образом: благодаря благоприятным «объектным» качествам взрослого, сочетающимся с его свойствами как субъекта общения; благодаря обогащению взрослыми опыта детей; путем прямой постановки взрослыми задач, требующих от ребенка овладения новыми знаниями, умениями и способностями; благодаря возможности для ребенка черпать в общении образцы действий и поступков взрослых.

 

Критерии потребности в общении у ребенка от рождения до семи лет.

 

Результаты наших наблюдений свидетельствуют о том, что сразу после рождения

ребенок никак не общается с взрослым: он не отвечает на обращения старших, и,

конечно, сам к ним не обращается. А после двух месяцев младенцы вступают во взаимодействие с взрослыми, которое можно считать общением; они развивают особую активность, объектом которой является взрослый, и стремятся привлечь внимание взрослого, чтобы самим стать объектом такой же активности с его стороны.

 

Отправляясь от нашего определения общения, от понимания его предмета и от природы коммуникативной потребности, можно выделить четыре критерия, одновременное наличие которых служит свидетельством того, что у ребенка уже есть потребность в общении.

 

Первым критерием служит внимание и интерес ребенка к взрослому; в этом критерии обнаруживается направленность ребенка на познание взрослого и тот факт, что взрослый стал объектом особой активности детей. Вторым критерием считается эмоциональные проявления ребенка в адрес взрослого; в них обнаруживается оценка взрослого ребенком, наличие у ребенка отношения к взрослому, которое неразрывно связано со знанием о нем. Третий критерий состоит в инициативных действиях ребенка, направленных на то, чтобы привлечь интерес взрослого, проявить себя перед старшим партнером; в этом поведении обнаруживается стремление ребенка познакомить взрослого с собою и самому еще раз увидеть свои возможности через реакции другого человека. Четвертым критерием служит для нас чувствительность ребенка к отношению взрослому, в которой обнаруживается восприятие детьми той оценки, что дает им взрослый, и их самооценки.

 

ГЛАВА 2. Стили родительских отношений

 

В последние десятилетия психология сделала ряд замечательных открытий.

Одно из них — о значении стиля отношения взрослого с ребенком. Как показывает

мировая практика психологической помощи детям и их родителям, даже очень трудные

проблемы с детьми вполне разрешимы, если удается создать благоприятный климат в

семье.

 

В каждой семье объективно складывается определенная, далеко не всегда осознанная ею система воспитания. Здесь имеется в виду и понимание целей воспитания, и формулировка его задач, и более или менее целенаправленное применение методов и приемов воспитания, учет того, что можно и чего нельзя допустить в отношении ребенка. Мы можем выделить четыре тактики воспитания в семье и отвечающие им четыре типа семейных взаимоотношений, являющиеся и предпосылкой и результатом их возникновения: диктат, опека, невмешательство, сотрудничество.

 

Диктат в семье проявляется в систематическом поведении одними членами семейства (преимущественно взрослыми) инициативы и чувства собственного достоинства у других его членов. Родители, разумеется, могут и должны предъявлять требования к своему ребенку, исходя из целей воспитания, норм морали, конкретных ситуаций, в которых необходимо принимать педагогически и нравственно оправданные решения. Однако те из них, которые предпочитают всем видам воздействия приказ и насилие, сталкиваются с сопротивлением ребенка, который отвечает на нажим, принуждение, угрозы своими контрмерами: лицемерием, обманами, вспышками грубости, а иногда откровенной ненавистью. Но даже если сопротивление оказывается сломленным, вместе с ним оказываются сломленными и многие ценные качества личности: самостоятельность, чувство собственного достоинства, инициативность, вера в себя и в свои возможности. Безоглядная авторитарность родителей, игнорирование интересов и мнений ребенка, систематическое лишение его права голоса при решении вопросов, к нему относящихся, — все это гарантия серьезных неудач формирования его личности. Строгий родитель действует в основном силовыми, директивными методами, навязывая свою систему требований, жестко направляя ребенка по пути социальных достижений, при этом блокируя собственную активность и инициативность ребенка.

 

Опека в семье — это система отношений, при которых родители, обеспечивая своим трудом, удовлетворение всех потребностей ребенка, ограждают его от каких-либо забот, усилий и трудностей, принимая их на себя. Вопрос об активном формировании личности отходит на второй план. В центре воспитательных воздействий оказывается другая проблема — удовлетворение потребностей ребенка и ограждение его от трудностей. Родители, по сути, блокируют процесс серьезной подготовки их детей к столкновению с реальностью за порогом родного дома. Именно эти дети оказываются более неприспособленными к жизни в коллективе. По данным психологических наблюдений именно эта категория детей дает наибольшее число срывов в переходном возрасте. Как раз эти дети, которым, казалось бы, не на что жаловаться, начинают восставать против чрезмерной родительской опеки. Если диктат предполагает насилие, приказ, жесткий авторитаризм, то опека — заботу, ограждение от трудностей. Однако результат во многом совпадает: у детей отсутствует самостоятельность, инициатива, они так или иначе отстранены от решения вопросов, лично их касающихся, а тем более общих проблем семьи.

 

Система межличностных отношений в семье, строящаяся на признании возможности и даже целесообразности независимого существования взрослых от детей, может порождаться тактикой «невмешательства». При этом предполагается, что могут сосуществовать два мира: взрослые и дети, и ни тем, ни другим не следует переходить намеченную таким образом линию. Чаще всего в основе этого типа отношений лежит пассивность родителей как воспитателей.

 

Сотрудничество как тип взаимоотношений в семье предполагает опосредованность межличностных отношений в семье общими целями и задачами совместной деятельности, ее организацией и высокими нравственными ценностями. Именно в этой ситуации преодолевается эгоистический индивидуализм ребенка. Семья, где ведущим типом взаимоотношений является сотрудничество, обретает особое качество, становится группой высокого уровня развития — коллективом.

Стили родительского отношения: строгий, объяснительный, автономный, компромиссный, содействующий, потакающий, ситуативный, зависимый.

 

Проблема благополучия ребенка в семье.

 

Ребенок в своем развитии проходит через определенные стадии, но и его родители, семья минуют один закономерный этап за другим, причем у каждого этапа свои специфические задачи, особенности и трудности. В этих условиях динамика роста и взаимоотношений во многом детерминируется такими факторами, как семейные ценности и стили воспитания.

 

Дети в семье — дополнение, обогащение жизни двух людей, связавших себя узами брака. Ребенку нужны оба родителя — любящие отец и мать. Без преувеличения можно сказать, что отношения между мужем и женой имеют громадное влияние на развитие личности ребенка. Конфликтная, напряженная обстановка делает ребенка нервным, плаксивым, непослушным, агрессивным. Трения между супругами, как правило, травмируют психику ребенка.

 

Подобно тому, как неповторима личность каждого человека, индивидуальны от ношения между супругами, столь же сложны и отношения родителей к своему ребенку, неоднозначны стили семейного воспитания.

 

Роль отца и матери в развитии ребенка.

 

Методы воспитания у матерей и отцов нередко противоречивы, несогласованны.

Все это приводит к тому, что у детей не возникают желания усваивать социально приемлемые формы поведения, не формируется самоконтроль и чувство ответственности.

Они всеми силами избегают чего-то нового, неожиданного, неизвестного — из страха,

что при столкновении с этим новым не смогут избрать правильную форму поведения.

Поскольку у них не выработано чувство независимости и ответственности, дети импульсивны, а в сложных ситуациях агрессивны.

 

Роли отца и матери в жизни ребенка на каждом возрастном этапе различны и дифференцированы. Так, в младенчестве главная роль у матери, ребенок зависит от нее и психологически, и физиологически. В раннем дошкольном возрасте ребенок учится общаться с отцом, подражает ему. Для ребенка в эмоциональном плане большое влияние имеет мать, а в плане самореализации — отец. Но для развития гармоничной личности, для освоения и мужских, и женских ролей ребенку необходимы родители обоих полов.

 

Иногда встречаются отцы, у которых «мурашки ползут по телу» при одной мысли о необходимости ухаживать за ребенком. Особенно когда он еще настолько мал, что почти «не похож на человека». Но если уже в первые два года отец предоставит все заботы о ребенке жене, она навсегда может остаться главной во всех вопросах, касающихся ребенка. Позднее гораздо труднее начать исполнять свои отцовские обязанности. Есть опасность, что ребенок просто не воспримет воспитательные воздействия отца.

 

Взаимоотношения с отцом крайне важны для ребенка уже в начале жизни. Э. Фромм также описывал позитивные и негативные стороны в материнской любви, проводя в этом плане сравнительный анализ отцовства и материнства. Многие вещи, проговоренные им, всплывают в современном психологическом консультировании. Необходимо вспомнить, что для Э. Фромма материнская любовь выступала всеохраняющей, всезащищающей и всеохватывающей, в то время как любовь отца была связана с подчинением или бунтом. Привязанность к матери есть естественная, природная привязанность, привязанность к отцу — это искусственная система взаимоотношений, основанная на власти и законе (совесть, долг, закон, иерархия, притеснение, неравенство, подчинение).

 

«Позитив» отношений с отцом заключается в наличии возможности, зависящей от собственной активности ребенка: любовь отца можно заслужить, ее можно добиться.

 

«Позитив» материнской любви — в ее безусловности, данности при рождении. Негативные аспекты любви отца связаны с тем, что добивается отцовской любви именно послушный ребенок. «Негатив» материнской любви состоит в том, что ее невозможно завоевать никак и нечем: либо она есть, либо ее нет. И в этом заключается трагизм для ребенка: если мать не проявляет к нему свою безусловную любовь, «здоровыми» способами, заставляющими его развиваться, он не может добиться ее любви, у него есть только невротические способы: регресс, инфантилизация, снижение с уровня своего развития до состояния ребенка.

 

ГЛАВА 3. Зависимость развития ребенка от детско-родительских отношений.

 

Важность влияния семьи и семейных связей на становление и развитие личности

ребенка стала очевидной. «Семейное воспитание и общественное воспитание взаимосвязаны, дополняют друг друга и могут, в определенных границах даже заменять друг

друга, но в целом они неравнозначны и ни при каких условиях не могут стать таковы-

ми.

 

Семейное воспитание более эмоционально по своему характеру, чем любое другое воспитание, ибо «проводником» его является родительская любовь к детям, вызывающая ответные чувства детей к родителям» (А.И. Захаров).

 

Семья как основа чувства безопасности. Отношения привязанности важны не

только для будущего развития взаимоотношений, — их непосредственное влияние способствует снижению чувства тревоги, возникающего у ребенка в новых или в стрессогенных ситуациях. Так, семья обеспечивает базисное чувство безопасности при взаимодействии с внешним миром, освоении новых способов его исследования и реагирования.

 

Кроме того, близкие являются для ребенка источником утешения в минуты отчаяния и

волнений.

 

Модели родительского поведения. Дети обычно стремятся копировать поведение

других людей, и наиболее часто тех, с которыми они находятся в самом близком контакте. Отчасти это сознательная попытка вести себя так же, как ведут себя другие, отчасти это неосознанная имитация, являющаяся одним из аспектов идентификации с другим.

 

Похоже, что аналогичные влияния испытывают и межличностные отношения. В этой связи важно отметить, что дети учатся у родителей определенным способам поведения, не только усваивая непосредственно сообщаемые ими правила, но и благодаря наблюдению существующих во взаимоотношениях родителей моделей.

 

 

Семья и приобретение жизненного опыта. Влияние родителей особенно велико

потому, что они являются для ребенка источником необходимого жизненного опыта.

Запас детских знаний зависит от того, насколько родители обеспечивают ребенку возможность заниматься в библиотеках, посещать музеи, отдыхать на природе. Кроме того, с детьми важно беседовать.

 

Дети, жизненный опыт которых включал широкий набор различных ситуаций и которые умеют справляться с проблемами общения, радоваться разносторонним социальным взаимодействиям, будут лучше других детей адаптироваться в новой обстановке и положительно реагировать на происходящие вокруг перемены.

 

Дисциплина и формирование поведения. Родители влияют на поведение ребенка, поощряя или осуждая определенные типы поведения, а также применяя наказания или допуская приемлемую для себя степень свободы в поведении ребенка. В детстве именно у родителей ребенок учится тому, что ему следует делать, как вести себя.

 

Общение в семье. Общение в семье позволяет ребенку вырабатывать собственные взгляды, нормы, установки и идеи. Развитие ребенка будет зависеть от того, насколько хорошие условия для общения предоставлены ему в семье; развитие также зависит от четкости и ясности общения в семье.

 

Так, в эпигенетической концепции Э. Эриксона подчеркивается, что в отношениях между родителями и ребенком существует двойственная интенция, которая совмещает в себе чувственную заботу о нуждах ребенка с чувством полного личного доверия к нему. С одной стороны, родители должны оберегать ребенка от окружающих его опасностей, с другой — предоставлять ему определенную степень свободы, а ребенок устанавливает необходимый баланс между требованиями родителей и своей инициативой. В отличие от 3. Фрейда, Э. Эриксон смещает центр анализа с инстинктивных влечений ребенка на его отношения с близкими взрослыми.

 

 

Родительское отношение определяет стиль воспитания ребенка и оценку ребенка

родителем. Стиль воспитания также имеет возрастную динамику: с возрастом ребенка

снижается выраженность ситуативного, содействующего и компромиссного вариантов и

возрастает выраженность объясняющего, автономного и зависимого родительских стилей. Также было показано, что родительское отношение изменяется от преобладания безоценочной к доминированию оценочной позиции родителя.

 

 

ГЛАВА 4. Эмпирическое исследование детско-родительского отношения.

 

Среди используемых методов диагностики родительского отношения преобладают

либо клинические методики, либо западные аналоги, адаптированные для отечественной выборки. Последние десять лет наиболее известным и используемым методом диагностики особенностей родительской позиции по отношению к ребенку является разработанный в 1986 году опросник родительского отношения. При всех своих методика нуждается в некоторой доработке: нечетко дифференцированы друг от друга и недостаточно научно обоснованы выделенные авторами пять шкал родительских отношений. Некоторые формулировки вопросов располагают родителя к выбору социально желательных ответов (например, «Я уважаю своего ребенка») и к игнорированию социально неприемлемых вариантов ответов («Бывают случаи, когда издевательское отношение к ребенку приносит ему большую пользу», «Мой ребенок совершает такие поступки, которые кроме презрения ничего не стоят»). Этот метод имеет в своей основе динамическую двухфакторную модель родительских отношений, предложенную Э.Шеффером и Р.Беллом, где основными факторами являются эмоциональный (любовь-ненависть или неприятие-отражение) и поведенческий (автономия-контроль). Сочетание этих факторов не отражает всей полноты и

сложности родительского отношения, а термин» принятие», традиционно используемый

для описания родительских отношений, явно недостаточен ля характеристики глубин и напряженности родительской любви.

 

Таким образом, потребность в научно обоснованном и четком портативном методе

диагностики родительских отношений остается чрезвычайно актуальной. Такой метод

должен быть терминологически выверен, построен на обоснованных научных представлениях и должен отражать сущность и специфику родительского отношения.

Анализ литературы показал, что наиболее полно и продуктивно данная проблема разработана в западной психологии. Остановимся на основных подходах к анализу родительских отношений.

 

 

Так, в эпигенетической концепции Э.Эриксона подчеркивается, что в отношениях

между родителями и ребенком существует двойственная интенция, которая совмещает в себе чувственную заботу о нуждах ребенка с чувством полного личного доверия к

нему. С одной стороны родители должны оберегать ребенка от окружающих его

опасностей. С другой — предоставлять ему определенную степень свободы, а ребенок

устанавливает необходимый баланс между требованиями родителей и своей инициативой. В отличие от З.Фрейда, Э.Эриксон смещает центр анализа с инстинктивных влечений ребенка на его отношения с близкими взрослыми. Известно также, что он рассматривает развитие в более широком контексте социальных отношений и той исторической реальности, в которой развивается Я ребенка.

 

Э.Фромм, рассматривая родительские отношения как фундаментальную основу развития ребенка, провел качественное различие между особенностями материнского и отцовского к ребенку. Это различие наиболее ярко прослеживается по следующим линиям: 1. условность-безусловность, 2. Контролируемость-неконтролируемость.

Материнская любовь безусловна — мать любит своего ребенка за то, что он есть.

Материнская любовь не подвластна контролю со стороны ребенка, ее нельзя

заслужить (либо она есть, либо ее нет). Отцовская любовь обусловлена — отец любит

за то, что ребенок оправдывает его ожидания. Отцовская любовь управляема, ее можно

заслужить, но ее можно и лишиться. При этом Э. Фромм отмечает, что «речь здесь

идет не о конкретном родителе, а о материнском и отцовском началах, которые в

определенной степени представлены в личности матери или отца». Таким образом, Э.

Фромм выделяет такие существенные характеристики РО, как его двойственность и

противоречивость, а также вводит категорию «начало» в описание этой реальности.

 

Аналогичное противопоставление условной и безусловной любви рассматривается

и гуманистической психологии. К. Роджерс подчеркивает, что именно безусловное

позитивное внимание родителя к ребенку, безотносительно к совершаемым им поступкам, обеспечивает полноценное развитие личности ребенка.

 

В теории привязанности Д. Боулби и М. Эйнсворт привязанность ребенка к матери характеризуется двумя противоположенными тенденциями: стремлением к риску, активному познанию мира, которое уводит ребенка от матери, и стремлением к защите и безопасности, которое возвращает его к ней; и чем надежней привязанность, тем выше инициативность ребенка. С одной стороны, ребенок осознает себя через отношение к нему близкого взрослого, и это отношение становится его внутренним самоощущением, сквозь которое он воспринимает окружающий мир. С другой — отношение ребенка к себе и его представление о себе определяют его отношение к близким взрослым (прежде всего к матери). Это положение представляется чрезвычайно важным для понимания специфики взаимоотношений между ребенком и его родителями.

 

Клиническими психологами была предложена динамическая двухфакторная модель РО, основанная на двух факторах — эмоциональном (любовь-ненависть) и поведенческом (автономия-контроль). Конкретная родительская позиция определяется выраженностью каждого из компонентов и их взаимосвязанностью. Здесь можно отметить, что большинство современных исследований за рубежом опираются на типологию РО, предложенную Д. Бомриндом, который выделил и описал три основных стиля РО: авторитетный, авторитарный и попустительский. Несмотря на то, что данные теоретические модели были предложены более тридцати лет назад, они остаются практически единственными, дающими содержательное описание родительского отношения. Подавляющее большинство современных западных исследований по этой тематике сводится к установлению зависимости между родительским стилем и поведением ребенка.

 

Таким образом, можно видеть, что Ров каждой психологической школе описываются весьма различными понятиями и терминами, которые определяются исходными теоретическими позициями авторов. Вместе с тем, практически во всех подходах можно усмотреть исходную дихотомию, которая занимает двойственность или поляризацию РО. С одной стороны, главной характеристикой родительского отношения является любовь, которая определяет доверие к ребенку, радость и удовольствие от общения с ним, стремление к его защите и безопасности, безусловное принятие и внимание, целостное отношение к нему. С другой – родительское отношение характеризуется требовательно и контролем. Именно родитель приводит

 

 

ребенка к реальности, является носителем общественных норм и правил, оценивает его

действия, осуществляет необходимые санкции, которые обусловлены определенными родительскими установками. Несмотря на различие в терминологии (удовольствие и реальность, любовь и контроль, безусловность и условность и т.д.), эта двойственность прослеживается в большинстве описаний РО, представленных в классических западных теориях.

 

Анализ литературы показывает, что, несмотря на разнообразие терминов, понятий описывающих эти отношения, практически во всех подходах можно заметить, что родительское отношение по всей природе амбивалентно, противоречиво и включает два противоположных момента: безусловный (который включает такие компоненты, как принятие, любовь, сопереживание т.д.) и условный (объективная оценка, контроль, направленность на воспитание определенных качеств).

 

Исходя из вышесказанного, можно предположить, что данные амбивалентные характеристики отражают реальную, объективную двойственность родительской позиции. На наш взгляд, специфика родительского отношения заключается в двойственности и противоречивости позиции родителя по отношению к ребенку. С одной стороны, это безусловная и глубинная связь, с другой — это объективное оценочное отношение, направленное на формирование ценных качеств и способов поведения. Наличие этих двух противоположных начал характерно не только для родительского отношения, но и для межличностных отношений вообще. Человеческие отношения всегда имеют двойственную природу. Другой человек выступает и как совокупность отдельных качеств, которые могут стать предметом оценки, сравнения, познания или воздействия, и как самоценная и целостная личность, не сводимая к частичным проявлениям. Если первый аспект задает границы себя и другого,

порождает обособленность и отдельность, то второй — создает общность и причастность

друг к другу. Эти два начала, которые можно обозначить как предметное (частичное) и личностное (целостное), не являются разными типами или формами отношений. Они образуют два момента, в определенной мере присущих каждому конкретному отношению. Различие конкретных отношений сводится к относительному преобладанию или выраженности каждого из этих двух моментов.

 

 

Своеобразие и внутренняя конфликтность родительского отношения заключается, на наш взгляд, в максимальной выраженности и напряженности обоих моментов. С одной стороны в силу изначального единства, глубинной связи матери и ребенка, материнская любовь является высшим проявлением альтруистического, бескорыстного, т.е. личностного отношения. В силу этого она порождает устойчивую и безусловную любовь, чувствительность к состояниям и переживаниям ребенка, сильную эмоционально-аффективную связь с ним, которая вряд ли может быть описана традиционным термином «приятия». С другой — глобальная ответственность за будущее ребенка порождает оценочную позицию, контроль за его действиями, сравнение его с другими, превращая ребенка в объект воспитания. Все это предполагает реализацию более или менее жесткой воспитательной стратегии, включающей определенную направленность родительских воздействий на будущее, на формирование определенных качеств, ценных с точки зрения родителя, объективную

(а порой необъективную) оценку действий и состояний ребенка и т.д.

 

Поскольку личностное и предметное начало имманентно присущи каждому типу родительского отношения, их можно рассматривать как его структурные направляющие. Конкретные варианты отношения могут определяться относительно выраженностью и содержательным наполнением предметного личностного начала.

 

Сущность родительской заботы предполагает любовь к растущему ребенку, более того, родитель должен желать, чтобы ребенок отделился от них. « Мать должна не только вытерпеть отделение ребенка, но должна хотеть этого, способствовать этому». Здесь родительское отношение претерпевает самый существенный кризис: с одной стороны родитель стремится сохранить свою связь с ребенком, максимально уберечь его от опасностей, с другой — он должен не только мириться с отделением ребенка, но и желать этого, стремиться к этому. В этом конфликте заключается одно из самых сильных противоречий РО.

 

Однако в известных нам работах родительское отношение рассматривается как

стабильное, не зависящее от возраста ребенка и общей социальной ситуации развития

 

 

данного возрастного периода. Мы полагаем, что тип РО и соотношение его

структурных компонентов определяется не только индивидуальными особенностями

родителей, но и возрастом ребенка. Существующие исследования показывают, что в младенческом возрасте максимально выраженным является личностное начало РО. Отношение к младенцу как к целостной, уникальной личности, безусловное и безоценочное принятие, аффективно-личностная связь с ним является необходимым условием формирования самоощущения ребенка, выделенности его Я, становления его активности в общении и предметной деятельности. Что касается предметного начала отношений (требовательности, контроля, оценки определенных качеств, ожидания определенных действий и т.д.), то на первом году жизни оно выражено минимально.

 

Исходя из этого, можно предполагать, что по мере взросления ребенка, нарастания его потребности в зависимости РО качественно преобразуется: Постепенно нарастают требования к ребенку, увеличиваются ожидания определенных действий, поступков, достижений, становится более дифференцированная оценка его качеств, свойств характера, развития его способностей. При этом выраженность личностного начала будет снижаться, хотя оно никогда не исчезает и всегда остается важной составляющей РО.

 

Можно предположить, что характер РО, который определяется преобладанием у родителя предметного или личностного начала, определяет стиль его поведения с ребенком и оценку ребенка родителем. По-видимому, преобладание личностного начала будет проявляться в сочувствии, желании помочь, в сопереживании ребенку и в ориентации на его психологический комфорт, в отсутствии конкретных ожиданий и требований родителей к ребенку. В то время как преобладание предметного начала предполагает наличие определенных требований родителя к ребенку, внешнюю оценочную позицию родителя, достаточно жесткую стратегию поведения родителя, направленную на воспитание ценных с его точки зрения качеств ребенка.

 

Мы понимаем стиль не как определенную стратегию воспитания, а как сочетание различных вариантов поведения родителя, которые в разных ситуациях и в разное время будут проявляться в большей или меньшей степени. Такой подход позволяет построить своеобразный профиль родительского поведения, который отражает наиболее характерный стиль воспитания как в индивидуальном случае для конкретного родителя, так и для группы родителей детей определенного возраста.

Итак, гипотеза нашего исследования состояла в следующем:

 

1. Специфика родительского отношения заключается в двойственности позиции

родителя по отношению к ребенку: в нем всегда присутствует два противоположных начала — личностное (безусловное) и предметное (условное).

 

2. Система детско-родительских отношений имеет определенную возрастную динамику, с вязанную с взрослением ребенка, и изменяется в сторону преобладания начала над личностным.

 

3. Родительское отношение определяет стиль воспитания и оценку ребенка.

 

Для проверки этой гипотезы было предпринято специальное экспериментальное исследование. Первой задачей исследования являлась разработка адекватного метода исследования родительского отношения и изучения его особенностей на возрастных этапах развития ребенка. Метод исследования.

 

Традиционным методом исследования РО является анкетный опрос родителей. Поскольку целью нашей работы было исследование родительского отношения, которое существует на уровне сознания (а не поведения), мы сочли метод анкетного опроса родителей наиболее адекватным и удобным. Вместе с темп поставленные задачи предполагали специальную разработку вопросов, которые позволили бы выяснить интересующие нас показатели. Для решения поставленных задач нами была разработана анкета, позволяющая выявить степень выраженности предметного и личностного начала и особенности стиля

воспитания ребенка. Анкета включает три блока вопросов:

 

В первый, основной блок вошли вопросы, направленные на выяснения степени выраженности предметного и личностного начал РО. Мы предполагали, что личностное отношение будет выявляться в вариантах ответов, отражающих целостное, безоценочное отношение к ребенку, гибкость и лабильность родительского поведения (когда родитель ориентируется на состояние ребенка в конкретной ситуации), в сопереживании ребенку и в ориентации на его психологический комфорт. Поскольку личностное отношение предполагает отсутствие жесткой стратегии воспитания, мы полагали, что оно может также проявляться в неопределенных ответах, типа «затрудняюсь ответить» «не знаю» и пр.

 

Для выявления предметного отношения предлагались варианты ответов,

отражающих конкретные ценностные ориентации родителей по пяти параметрам: 1)

ценность общения и морального развития, 2) ценность интеллекта и умственного

развития ребенка, 3) развитие воли и произвольности, 4) самостоятельности и5)

ценность физического здоровья.

 

Второй блок был направлен на выявление преобладающего стиля поведения родителя с ребенком. Обычно принято выделять несколько стилей родительского поведения (три-шесть), описывающих типичную стратегию поведения родится с ребенком. В спорных ситуациях поведение конкретного родителя относят к какому-либо стилю как преобладающему. Однако, на наш взгляд, картина родительского поведения шире и сложнее, чем ее обычно рисуют. Очевидно, что в реальной жизни многообразие ситуаций, в которых оказываются родители и дети, исключает возможность реализации одного стиля и предполагает осуществление различных вариантов родительского поведения.

 

Второй блок включает проблемные ситуации, (например: ребенок потерялся в крупном магазине; ребенок отказывается надевать шапку в холодную погоду, и боится идти к врачу, ребенок использует нецензурную лексику и т.п.), в которых родителям предлагалось выбрать наиболее приемлемый для них вариант поведения. Каждый вариант ответа соответствовал определенному стилю родительского поведения.

 

Здесь необходимо добавить, что данный метод позволяет выявить особенности стратегии поведения конкретного родителя с ребенком и построить своеобразный индивидуальный профиль родительского поведения, характеризующий его стиль воспитания.

 

В третий блок вошли вопросы, выявляющие родительское отношение к своему ребенку и к себе как к родителю. Наличие оценочной или безоценочной позиции родителя, а также качество или характер этой оценки (положительная, отрицательная или нейтральная) является одним из центральных моментов РО.

 

 

Таким образом, опросник содержит три блока закрытых вопросов (всего 17), направленных на выявление родительского отношения, стиля поведения с ребенком и оценочную позицию родителя. Кроме того, в опросник были включены вопросы социально-демографического характера, выясняющие семейное положение, состав семьи, образование, возраст и социально-демографический статус родителей. Апробация данного опросника осуществлялась в трех возрастных группах родителей: родителей детей раннего возраста (двух лет) родителей дошкольников (пяти лет), родителей детей младшего школьного возраста (восьми лет), всего 130 человек. Выборка была гомогенной по своему семейному и социальному статусу.

 

Исследование проводилось в детских садах № 5, 7, 10, работающих по программе «Радуга», и «Обруч», и в школах № 1, 4 , 5 Краснодарского края г. Тимашевска. Средний возраст родителей составил 25-30 лет, большинство из них имели высшее или среднее специальное образование, состояли в браке и относили себя к среднеобеспеченному социальному слою населения.

 

Анализ результатов.

 

Полученные данные свидетельствуют о том, что во всех возрастах, у всех

родителей в их отношении к ребенку присутствуют как предметное, так и личное

начало.

 

Наши результаты подтвердили предположение о том, что степень выраженности личного отношения снижается с возрастом ребенка, в то время как представляемость предметного отношения возрастает. Такая же тенденция прослеживается при анализе индивидуальных вариантов выраженности личного отношения, где были выявлены группы родителей с ярко выраженным, средне выраженным и невыраженным личностным отношением. Подобное распределение данных говорит о том, что существует определенный процент родителей (около 10%), у которых ярко выраженное личностное отношение к ребенку является устойчивым образованием на протяжении его взросления.

 

 

Более детальный анализ родительских ценностей показал, что наибольшее изменение касается показателей ценности интеллектуального развития, которая стремительно увеличивается с возрастом и достигает своего максимального значения в младшем школьном возрасте. Это естественно объясняется началом учебной деятельности ребенка. Однако любопытно, что показатели значимости интеллекта достаточно высоки и в дошкольном, и в раннем возрасте. Скорее всего, это можно объяснить тем, что в последнее время ценность интеллектуального развития возросла во всем мире, а в нашей стране не особенно, и родители уже с самого раннего детства основные усилия направляют на эту линию развития ребенка, а не на развитие общения. Ценность развития навыков общения и моральных норм во всех возрастах не является выраженным и не претерпевает существенных изменений с возрастом ребенка.

 

Второй по интенсивности возрастных изменений оказалась ценность самостоятельности. По мере взросления ребенка родители все больше сил и внимания уделяют проблеме его автономности, овладения ребенком навыками, которые бы позволили ему отделиться от родителей и вести самостоятельный образ жизни, быть готовым к преодолению различных трудностей.

 

Распределение родительских ценностей внутри одного возраста в основном равномерно в группах родителей 2-х леток и 5-ти леток, а в группе родителей 8-ми леток явное предпочтение отдается ценностям интеллекта и самостоятельности — родители видят перспективу успешности ребенка в развитии его умственных способностей и независимости. Таким образом, результаты показали наличие индивидуальной и возрастной вариативности РО.

 

Обратимся теперь к анализу родительских стилей в разных возрастных труппах. Полученные данные, свидетельствуют о том, что во всех возрастах в большей или меньшей степени присутствуют все выделенные нами стратегии поведения родителей, однако в каждом возрасте их выраженность различна.

 

Полученные результаты свидетельствуют о том, что с возрастом ребенка снижается выраженность содействующего, ситуативного и компромиссного стилей родительского поведения. Выраженность объясняющего, автономного, зависимого стилей, напротив, существенно возрастает.

 

Анализ оценки ребенка родителем показал, что от раннего возраста к младшему дошкольному уменьшается число родителей, относящихся безоценочно к своему ребенку. В то же время возрастает количество родителей, отрицательно и данных. Изучение индивидуальных и половых различий родительского отношения, анализ РО в проблемных ситуациях и расширение возрастного диапазона исследования составляет перспективу данной работы и входит в дальнейшие задачи наших исследований.

 

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ

 

Социальная ситуация психического развития ребенка начиная с младенческого возраста, ситуация неразрывного единства ребенка и взрослого, социальная ситуация комфорта крайне важны для нормального физического и психического развития ребенка. Показателем существования такой социальной ситуации служит положительный эмоциональный фон. Основой положительного фона являются нормальные, человеческие отношения между родителями и детьми.

 

«Первое, что мы должны воспитать у наших детей, и что развивается на протяжении всего детства — это потребность детей в другом человеке; сначала в матери, отце, затем в товарище, друге и, наконец, в коллективе, в обществе».

 

Общение с близким взрослым, его психологическая поддержка лишает малыша

страха перед неизведанным миром, обеспечивает чувство безопасности, подкрепляет веру в себя, ребенок спокойно начинает вести исследовательскую деятельность, приобретает опыт человеческих отношений.

 

Подводя итоги, необходимо отметить, что данная работа носит предварительный характер. Разработанная методика нуждается в некоторой доработке и коррекции. Изучение индивидуальных и половых различий родительского отношения, анализ родительских отношений в проблемных ситуациях и расширение возрастного диапазона исследования составляет перспективу данной работы и входит в дальнейшие задачи наших исследований.

 

Таким образом, выдвинутая нами гипотеза о том, что обеспечение ребенку психологической поддержки со стороны взрослого, в первую очередь матери, приводит к более гармоничному психическому и физическому развитию ребенка, а также правильное родительское отношение играет важнейшую роль для развития ребенка, получила подтверждение.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

1. М.Я.Басов. Методика психологического наблюдения над детьми//Избранные психологические произведения, М., 1975

 

2. Т.Бауэр. Психическое развитие младенца. — М., 1985, 318 стр.

 

3. А.Бертин. Возможности развития. МНПО «Жизнь» 1992, 29 стр.

 

4. Л.Я.Бляхер. История эмбриологии в России 19-20 вв. — М., 1955.

 

5. Дж. Брунер. Психология познания, М., 1977.

 

6. А.Валлон. Психическое развитие ребенка, М., 1968.

 

7. Л.С. Выгодский. Избранные психологические исследования. М.-Л., 1932.

 

8. Л.С.Выготский. Вопросы детской психологии. С.-Пб., 1997.

 

9. А.В. Запорожец. Психологическое развитие ребенка // Избранные психологические труды в 2-х томах. — М., 1986 г.

 

10. М.И.Лисина. Проблемы онтогенеза общения. — М., 1986.

 

11. П. Лич. Младенец и ребенок. — М., 1988.

 

12. Р.С. Немов. Психология. — М., 1995, 492 с.

 

13. Л.Ф.Обухова. Детская психология: теории, факты, проблемы. — М., 1996. 351 с.

 

14. Вопросы психологии. Журнал № 3, 2000.

 

15. Д. Лешли. Работать с маленькими детьми. М.,1991.

 

16. Ж. Пиаже. Избранные психологические труды. — М., 1969.

 

17. Е.В. Субботский. Ребенок открывает мир. ~М., 1991, 206 с.

 

18. Д.Б. Эльконин. Психология детей дошкольного возраста. — М., 1964.

 

19. М.И. Буянов. Ребенок из неблагополучной семьи. М., 1988.

 

20. М.И. Лисина. Общение, личность и психика ребенка. М., 1997.

 

21. В.А. Петровский. Учимся общаться с ребенком. М., 1993.

 

22. К.Н. Поливанова. Психология возрастных кризисов. М., 2000.

 

23. Л.Б. Шнейдер. Психология семейных отношений. М., 2000.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->