Антон Семенович Макаренко

Антон Семенович Макаренко – выдающийся представитель советской педагогики. Применение в педагогике его учений позволило установить специфические особенности воспитания подрастающих поколений, как общественного явления, сам его «механизм», т.е. позволило понять, как, каким образом совершается этот процесс.

Воспитание подрастающих поколений общества, как процесс их подготовки к общественно-производственной деятельности, овладения подрастающими поколениями соответствующим производственным опытом и навыками труда есть необходимый процесс овладения всем жизненным опытом, созданным всеми предшествующими поколениями и реализованными как непосредственно в производстве, так и в обобщенном виде в науке, культуре, в языке, в самих людях – в их духовных и физических качествах, в формах общественных отношений, в формах и нормах быта и т.п.

Воспитание подрастающих поколений – это процесс становления детей людьми, как важнейшим элементом производительных сил общества.

Этот процесс воспитания подрастающих поколений есть объективно-закономерное общественное явление, определяющееся «потребностями и способом производства» и присущее обществу на всех стадиях его развития, ибо общество без него не может жить и развиваться.

В своей практической работе и теоретических обобщениях А.С. Макаренко исходил из того, что только в процессе деятельности детей, и обязательно всякой деятельности – учебной, трудовой, бытовой, игровой и т.п. в результате упражнения, вовлеченных в нее естественных сил детей происходит развитие детей.

Нельзя воспитывать грамотного человека без упражнения его в грамотном письме и т.д. А.С. Макаренко говорил: «Истинная сущность воспитательной работы заключается не в разговорах с ребенком, не в прямом воздействии на ребенка, а в организации семьи, личной и общественной жизни родителей и в организации жизни ребенка». Антон Семенович всегда и во всем исходил из того, что «человек не может быть воспитан непосредственным влиянием одной личности, какими бы качествами эти личности ни обладала. Воспитание есть процесс социальный в самом широком смысле».

В содержание воспитательного процесса Макаренко включал все основные элементы человеческой жизни, жизненный опыт человечества, обобщенный в его духовной и материальной культуре: основные научные положения о жизни и развитии природы, общества и человека, передовые принципы и нормы поведения людей – короче говоря, содержание современной жизни общества во всем разнообразии ее проявлений.

Педагогический опыт А.С. Макаренко показывает, что единственно возможным и правильным решением основной задачи педагогического воздействия в наших условиях является превращение скучного, нудного, серого, ничего по существу не дающего уговаривания, распекания, сюсюканья, чем нередко характеризуется и сегодня воспитательная работа в школе, в организацию творческой, трудовой, радостной, красивой и целеустремленной жизни и деятельности детей.

Педагог — прежде всего организатор. Педагог в системе А.С. Макаренко – организующая, руководящая и действительно центральная фигура.

Отношения педагога к ученику должны быть прямыми. Исключительно большое значение в методике непосредственного воздействия имеет личный пример педагога.

Дети могут и должны любить педагога только за хорошее. Плохого педагога дети, как правило, не любят и не уважают. Авторитет педагога и всех работников педагогического учреждения зависит от них самих, от их гражданских и производственных качеств, от их знания своего дела и отношения к нему.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. НАЧАЛО ЖИЗНЕННОГО ПУТИ

    

1 марта 1888 года в городке Белополье Харьковской губернии в семье старшего маляра железнодорожных мастерских Смена Григорьевича Макаренко родился сын Антон, Тося, как его называли родители. Семье Макаренко жилось трудно. Еле-еле удавалось свести концы с концами.

Отец трудился в мастерских с зари до самого вечера, но заработки были скудными. Маленький Тося с детства усвоил твёрдое правило: человек должен трудиться.

Отец всегда был примером для сына. Спустя много лет, когда Семена Григорьевича уже не будет в живых, А.С. Макаренко воскресит многие черты характера и даже внешнего облика дорогого для него человека в одном из героев повести «Честь»: та же честность, та же прямолинейность, та же принципиальность, та же законная гордость своей принадлежностью, к рабочему классу.

А его мать, Татьяна Михайловна! Сколько тепла вмещало сердце этой женщины, сколько энергии, силы, подлинного мужества обнаруживала она в борьбе с трудностями. В доме Макаренко всегда чувствовалась подлинная дружба, взаимное уважение, забота друг о друге. Сюда любили заходить друзья, а их у Макаренко было много. Их встречали весело, радушно, угощали, чем могли, поддерживали дружеским советом, подбадривали шуткой.

Антон рос живым, любознательным мальчиком. Научившись читать в пятилетнем возрасте, он всю свою жизнь не расставался с книгой. Любил он часто расспрашивать отца о том, на что сам еще не мог дать ответа. Вопросы, задаваемые Антоном, были самыми разными: и почему птицы на зиму улетают на юг, и почему хозяин квартиры нигде не работает, а денег у него много, живет, как барин?.. Почему?.. Почему?..

Как ответить на все «почему? » сына, если Семен Григорьевич не получил никакого образования: рано осиротев, он уже мальчиком вынужден был работать.

А вот сыну Семена Григорьевич и Татьяна Михайловна твердо решили дать образование. И Антон в 1895 году поступил учиться сначала в Белопольскую школу, а затем в 1901году в Кременчугское четырехклассное училище. И в Белополье, и в Кременчуге Антон учился отлично, заметно выделяясь среди соучеников глубиной знаний, широтой кругозора.

Вспоминая об ученических годах, Антон Семенович Макаренко с большой теплотой говорил о таких учителях, как Константин Максимович Сальник и Григорий Петрович Каминский. Это они помогли Антону понять и осмыслить то, что уже было заложено в его душе отцом: настоящий человек достоин уважения и надо стремиться стать настоящим человеком. Это они помогли ему разобраться в том, что такое подлинно хорошая книга. Это от учителя словесности Каминского услышал Антон Макаренко о таких людях, как Чернышевский, Добролюбов, Некрасов… На его уроках впервые познал он прелесть вдохновенной поэмы «Слово о полку Игореве». На его уроках слово «учитель» приобрело для юноши особый смысл. Может быть, поэтому, когда родители решили, что после окончания училища сын будет учиться дальше, чтобы впоследствии стать учителем, тот с радостью согласился.

В документе об окончание училища у Антона стояли только пятерки. Проучившись еще год на специальных педагогических курсах, Антон Семенович Макаренко получил свидетельство, которое удостоверяло его звание учителя начальных училищ с правом преподавания в сельских двухклассных училищах Министерствах народного просвещения.

Это было в 1905 году.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. НАЧАЛО ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

«Я очень много над собой работал»

B сентябре 1905 года в двухклассном железнодорожном училище небольшого посада Крюков, что расположен на правом берегу Днепра, стал работать новый учитель – Антон Семенович Макаренко.

Молодой учитель не оставался в стороне от событий. Именно в эти годы Антон Семенович много и упорно занимается изучением марксисткой литературы, штудирует работы Ленина, ближе знакомится с рабочими – железнодорожниками — родителями своих учеников. Макаренко вспоминал впоследствии, что железнодорожная школа благодаря тесной связи с революционными рабочими Крюкова заметно выделялся среди прочих учреждений города.

В 1905 году Антон Семенович Макаренко принимает активное участие в организации съезда учителей Южных железных дорог.

Ученики Макаренко – дети железнодорожников, мастеровых – сначала дичились своего нового наставника. Но как-то незаметно для них самих вышло так, что все чаще и чаще им хотелось задержаться около молодого учителя, послушать, о чем рассказывает Антон Семенович, какую книжку советует почитать, а то и поиграть с ним в снежки, городки и другие веселые игры, до которых учитель оказался большим охотником.

Казалось, он всюду поспевает, этот неугомонный, веселый человек. Удивительно, как у него на все хватало времени.

И уроки у него были не такие, как у других учителей (преподавал Антон Семенович русский язык, черчение и рисование). Антон Семенович в классе был всегда весел, бодр. Сразу умел он увлечь учеников рассказом, а рассказывать он был большой мастер. И при этом каждому, сидящему в классе, казалось, что именно с ним ведет беседу учитель, к нему обращается, от него ждет ответа. Ученики говорили: «Антон Семенович взял меня к себе». С этого «взял к себе » начинался каждый урок. А затем, затаив дыхание, слушали ученики чудесные строки пушкинских стихов, повести Гоголя, Чехова, Короленко.

Антон Семенович искренне, по-настоящему любил детей.

Его живо интересовали ребячьи дела и заботы, он мог помочь в беде, дать совет, развеселить шуткой, он был с ними и в минуту отдыха. Любил Антон Семенович поиграть на скрипке. И тогда долго можно было слушать у здания школы детские голоса, старательно выводящие под аккомпанемент скрипки задушевные мотивы русских и украинских народных песен. А сколько веселых, смешных карикатур рисовал Антон Семенович!

Антон Семенович много времени уделял и родителям своих учеников. Он приходил к ним, интересовался их делами, их взглядами на воспитание детей, давал практические советы. И хотя Макаренко чаще всего оказывался моложе своих собеседников, к его словам прислушивались, старались их запомнить.

Так, Макаренко в пору работы в Долинской школе во многом определил для себя те педагогические принципы, которым следовал в практике последующих лет.

В 1914 году в Полтаве открылся учительский институт. К этому времени Антон Семенович был уже учителем, имевшим стаж педагогической работы. Макаренко остро чувствовал нехватку знаний и решил поступить в институт.

Блестяще сдав вступительные экзамены, Антон Семенович Макаренко был зачислен студентом Полтавского учительского института.

Никто из студентов не знал столько, сколько знал Макаренко. Даты, факты – все это было ему хорошо известно, все вспоминалось к месту, являлось веским аргументом в споре. Казалось, невозможно было подыскать такой вопрос, на который бы не смог ответить Макаренко, назвать книгу, которую бы он не помнил.

Читал Антон Семенович с поразительной быстротой. Но не проглядывал книги, а вчитывался в них, делая пометки и выписки.

В 1916 году Антона Семеновича призвали в царскую армию. Около полугода был он на действительной военной службе, пока в марте 1917 года Макаренко не сняли с военного учета: он был близорук.

Антон Семенович вернулся в Полтавский учительский институт. Макаренко закончил институт первым по успеваемости и был награжден золотой медалью.

После окончания Полтавского учительского института Макаренко едет в Крюков, где жила его овдовевшая мать. Крюков привлекал Антона Семеновича еще и тем, что здесь начиналась его педагогическая работа.

«Я ощущаю в своих руках многие начала путей»

Октябрьскую революцию Антон Семенович Макаренко принял восторженно. По его признанию, она открыла перед ним невиданные перспективы.

Макаренко прекрасно понимал, что значит труд для формирования человека.

Вскоре Макаренко получает новое назначение: он становится директором 10-й полтавской трудовой школы. Но самое интересное и сложное, что стало дело всей его жизни, было ещё впереди.

А началось всё с того, что в сентябре 1920 года Антона Семеновича Макаренко вызвали в губернский отдел народного образования.

И Макаренко, став заведующим Полтавской колонией для правонарушителей, горячо принялся за работу. Четвёртого декабря в колонию прибыли первые шесть воспитанников. Воспитанники не хотели работать, не желали убирать за собой постели, носить воду для кухни, придерживаться какого бы то ни было режима, а воспитателей просто не замечали. Им хотелось есть -– и они добывали себе еду воровством. Они мёрзли и, чтобы затопить печь, разбирали забор или жгли мебель.

Макаренко понимал, что с каждым днем ему становится труднее подчинить своей воли разболтанную группу парней, именуемых в официальных бумагах «воспитанниками». На страницах «Педагогической поэмы» Антон Семенович рассказывал, как произошел этот процесс перевоспитания. Он был длительным и трудным. И первым толчком был случай, хорошо запомнившийся и Макаренко, и воспитанникам.

Антон Семенович как воспитатель мог предъявлять воспитанникам свои требования. И эти требования выполнялись безоговорочно. В гневном возмущении своего воспитателя колонисты увидели «человеческий взрыв», глубокую обиду за общее дело колонии. В него поверили. Пусть еще немного ребят, но уже на них можно было опереться в своих дальнейших действиях.

Макаренко знал, что положительных результатов в деле создания коллектива он добьётся лишь в том случае, если вовлечет своих воспитанников в дела, важные не только для колонистов и колонии, а в дела общегосударственные, даст возможность колонистам почувствовать себя частью огромного коллектива советских людей.

Работа Макаренко в Долинской и Крюковской школах убедила его в том, какое огромное значение для создания коллектива имеет труд, объединяющий людей общностью цели. Теперь же, работая в новых условиях, он особенно хорошо почувствовал, как справедливы были его выводы.

Антон Семенович Макаренко направляет внимание своих воспитанников на такие дела, которые соединили бы их энергию с общей трудовой энергией советского народа.

Жилось колонии в ту пору трудно.

Антон Семенович Макаренко много думал над тем, как организовать коллектив воспитанников. Четко определил для себя Макаренко и что такое коллектив: «…коллектив – это социальный живой организм, который потому и организм, что он имеет органы, что там есть полномочия, ответственность, соотношение частей, взаимозависимость, а если ничего этого нет, то нет и коллектива, а есть просто толпа или сборище ». Многое изменилось в жизни колонистов. Теперь они сознательно стремились к тому, что прежде казалось им лишь требованием дисциплины.

Антон Семенович Макаренко очень четко сформулировал тот принцип, которым руководствовался он в отношениях со своими воспитанниками: «Как можно больше уважения к человеку, как можно больше требовательности к нему».

Макаренко был бесконечно талантлив как педагог и щедр как человек.

И «Педагогическая поэма », и статьи по вопросам педагогики, и письма друзьям раскрывают его педагогические «тайны». И одна из них – в настоящей, по – своему суровой и в то же время беспредельной, огромной любви к своим воспитанникам. Он трудился вместе с ними, он радовался вместе с ними, он учил их в классе, он говорил с ними о первой любви, он ездил с ними отдыхать и составлял планы на каждый «завтрашний день», он заменял на свадьбе отца.

Сила любви Макаренко к детям была такова, что колонисты, даже самые равнодушные, не могли чувствовать её на себе, не могли не отзываться на неё.

Практика убеждала Макаренко в правоте своих позиций.

Антон Семёнович Макаренко работал над «Педагогической поэмой» 10 лет – с 1925 по 1935 год. Он писал об этом времени, что это было время настоящего счастья: «Как ни трудно было мне, моя жизнь в это время была счастливой жизнью».

А в это время на другом конце Харькова по инициативе чекистов строилась великолепное здание для новой детской коммуны. Большой, вместительный дом, светлые комнаты, паркетные полы, высокие потолки, нарядные залы, широкие лестницы, несколько помещений для мастерских. Коммуна по замыслу чекистов должна была стать своеобразным памятником Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому.

Организаторы строительства обратились к Антону Семёновичу Макаренко с просьбой всё «посмотреть с педагогической точки зрения». Макаренко выполнил просьбу чекистов. Вскоре чекисты обратились к Антону Семёновичу с новой просьбой – подготовить открытие коммуны, а также выделить из коллектива горьковцев человек 50 колонистов, которые бы составили ядро коммуны, перенесли бы на новую почву свои традиции и навыки.

Однако при всех трудностях, с которыми сталкивался Макаренко в работе, были для него и новые радости и открытия.

Между тем противники педагогической системы Макаренко продолжали свои нападки. В конце концов договорились они до того, что признали всю предложенную им систему воспитания «несоветской». А в это время чекисты открывали перед Антоном Семёновичем огромные перспективы, необычайные просторы для его педагогических исканий. И Макаренко решился…

3-е сентября 1928 года Антон Семёнович Макаренко ушёл с поста заведующего колонией им. М. Горького, где проработал ровно 8 лет, с 3-его сентября 1920 года, и возглавил трудовую коммуну им. Ф. Э. Дзержинского.

Возглавив коммуну им. Ф. Э. Дзержинского, Макаренко продолжал работать так же напряженно, как и прежде, использую опыт, полученный им в период работы в колонии. Только теперь у него было гораздо больше друзей, потому что никакие злобные статьи и выступления не могли скрыть настоящих успехов. Друзьями Макаренко, друзьями коммуны называли себя в это время и рабочие Харьковского паровозостроительного завода, и рабочие тракторного завода, и шахтёры Донбасса, и моряки крейсера «Червона Украiна», и колхозники окружающих сёл, и лётчики, и артисты Харьковского государственного театра русской драмы.

Коммуны им. Ф. Э. Дзержинского с самого начала своего существования получила название трудовой коммуны. Коммуна начала своё существование на средства, которые добровольно отчисляли из своей зарплаты чекисты.

Антон Семёнович всеми силами стремился к тому, чтобы коммунары не оставались холодными, бесстрастными зрителями. Поэтому часто в коммуне проводились диспуты, обсуждения спектаклей и пьес. Актёры Харьковского театра русской драмы, взявшие шефство над коммуной, были здесь частыми гостями.

Макаренко, горячо любивший искусство, стремился к тому, чтобы его воспитанники любили и ценили его, внимательно следили за событиями культурной жизни.

Очень хотелось Антону Семёновичу, чтобы, познавая прекрасное в искусстве коммунары умели видеть это прекрасное в жизни.

В большом и малом требовал Макаренко от своих воспитанников уважения к человеку, к товарищу.

Уважение к личности каждого коммунара чувствовалось и в том, что в коммуне не было замков, запоров, ключей.

С детства, полюбив природу, полюбив дальние походы, ночевки у костра, Антон Семёнович хотел, чтобы радости походной жизни не прошли мимо его ребят. Он знал, как крепнет дружба в этих походах, как расширяется кругозор, определяются интересы.

В день пятилетия коммуны, 29-го декабря 1932 года, Макаренко был торжественно премирован коллегией Государственного политического управления УССР грамотой и именными золотыми часами. Правление трудкоммуны премировало его грамотой, значком и званием лучшего ударника, а Народный комиссариат просвещения УССР – почётной грамотой.

Макаренко задумал написать несколько работ, в которых хотел обобщить некоторые наблюдения своего многолетнего опыта. Помимо «Педагогической поэмы», над которой работал всё это время, он за два месяца 1930-года написал книгу «Марш 30 года», в которой рассказывал о жизни коллектива дзержинцев в течение первых трёх лет существование коммуны. Через 2 года – опять в течение двух отпускных месяцев – написал повесть «ФД-1».

В начале Антон Семёнович задумал «ФД-1» как продолжение «Педагогической поэмы» и даже послал в редакцию рукопись, озаглавив её «3-я часть «Педагогической поэмы». Но по совету А. М. Горького отказался от этого замысла. «Фд-1» стало самостоятельным произведением, правда, близко примыкающим по стилю к «Педагогической поэме».

В это же время Макаренко пишет ряд педагогических статей и пьесу «Мажор», подписанную псевдонимом Андрей Гальченко. Во всех этих книгах говорилось о дзержинцах, об их труде, учении, характерах, их праздниках и буднях.

4-го июня 1934 года Антон Семёнович Макаренко был принят в члены Союза советских писателей СССР.

В июле 1935-го года Макаренко был назначен на должность помощника Отдела трудовых колоний Народного комиссариата внутренних дел УССР. Он распрощался с коммуной и уехал к месту своей новой работы в Киев.

«Удивительный человечище»

Первого апреля 1939-го года Антон Семёнович Макаренко поехал с переработанным сценарием в Москву, на кинофабрику. В поезде ему внезапно стало плохо. Через несколько мгновений Макаренко скончался. Врачи констатировали внезапную смерть от разрыва сердечной мышцы.

В руках у Макаренко была рукопись – киносценарий. Последние слова, которые он произнёс, были: «Я писатель Макаренко».

Антон Семёнович давно уже был болен, ему был необходим покой и отдых. А он представлял себе счастье только в борьбе и действии, «спокойное счастье» ничегонеделания презрительно называя «свинячьим».

Он постоянно спешил, спешил работать, спешил побольше увидеть, прочитать, узнать, поделиться всем этим с друзьями. Он спешил, чтобы обогнать смерть, которая всё время напоминала ему о себе тревожными перебоями сердца. И друзья, знавшие близко этого человека, хорошо представляют, как шла эта постоянная борьба за лишний день настоящей жизни.

«Он не боялся смерти. Он смотрел на неё только как на помеху в работе и презирал её. В одном из писем этого периода он так и пишет: «Природа придумала смерть, но человек научился на смерть».

Он никогда и никому не навязывал своей дружбы. Но если уже сходился с человеком, то становился ему другом искренним, настоящим, другом – навсегда.

Вот какой это был человек. «Удивительный человечище», — так сказал о нём Горький.

«Советское общество – это общество на великом походе, — писал Макаренко в начале 1939-го года. – Мы живём в то замечательное время, когда человечество закончило какой-то тысячелетний период предварительной жизни и впервые в истории подняло знамя человеческой организации. Мы вооружены стратегией марксизма – ленинизма, мы ведём бой за новое счастье, за новый разум, новую жизнь».

Всю жизнь Макаренко следовал этому принципу.

Макаренко творил жизнь. И жизнь, созданная им, продолжается. И в ней, в этой жизни, большое место принадлежит делам, мыслям, мечтам, надеждам, памяти этого удивительного человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ОСНОВНЫЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ А.С. МАКАРЕНКО

 

Наследие педагога и писателя А.С. Макаренко обычно ассоциируется, прежде всего, с понятием «коллектив». Исследования показывают, что этот термин закрепился в его творчестве лишь в конце 20-х годов.

Исследования показывают также, что используя термин «коллектив», А.С. Макаренко и в последующем, в конце 20-х годов и в 30-е годы, — не отказался от того его смысла, который он имел в виду, прибегая ранее к другим терминам: традиционному – «община» и новому – «коммуна».

Обращение сейчас к термину «община» вносит много нового, принципиально важного не только в макаренковедческие исследования, но и в разработку проблемы коллектива вообще, а через нее — в разработку фундаментальной социально-гуманитарной проблемы взаимоотношения личности и общества с позиций различных социально-этических систем и лежащих в их основе ценностей.

2. В работе, относящейся к марту 1923 года, А.С.Макаренко отметил: очевидные к тому времени воспитательные достижения его колонии им.М.Горького (1920 — 1928 годы) определяются тем, что с самого начала это учреждение встало «на правильный путь» –«путь трудовой общины, определенно прогрессирующей в разных областях ее жизни» (Пед.соч. в 8 томах, М., 1983 — 1986, т.8, с.246). В феврале 1924 года он в своем отчете отразил еще один аспект: «Общее развитие воспитательной системы колонии совершалось по прежнему плану: от авторитарно-требовательного тона к рабочему самоуправлению» (т.1, с.31).

В документе от 1 января 1925 г. говорится: «…Колонийская коммуна представляет собой крепко спаянную, очень дисциплинированную рабочую общину, но в то же время с постоянным веселым и оживленным настроением. Хотя колонийская дисциплина очень требовательна, нам почти не приходится применять наказаний»1.

В авторских материалах А.С. Макаренко 1922 — 1925 годов отмечается: колония «живет тесной общиной»; на основе коллективной трудовой организации «удалось создать крепкую и дружную семью и найти интересные и оригинальные формы внутренней организации»; «Воспитанники и воспитатели к настоящему дню представляют тесную рабочую семью, проникнутую взаимным уважением и преданностью друг другу… В области общинного труда воспитанники колонии являются убежденными хозяевами и прекрасными работниками, сознательно могущими переживать гордое сознание трудящегося и презирать дармоеда» (т.1, с.16, 17, 36). Применяется выражение: «рабочее сообщество» (т.8, с.131).

3. В процессе становления и развития своей «педагогическо- хозяйственной коммуны» А.С. Макаренко преодолевал многие трудности, особенно в области «юридических форм и отношений». Коренным недостатком он считал то, что «в своей экономической жизни детское учреждение не имело никаких прав и всецело зависело от снабжения». В этих условиях, как он утверждал, воспитание не может быть социалистическим, «ибо быть социалистическим — это значит прежде всего быть основанным на активном экономическом коллективном труде и творчестве». «Ряд детских внутренних организаций, взаимоотношений, экономических и юридических форм — вообще вся Конституция учреждения должны создаваться им самим» (т.1, с.35).

Опираясь на педагогический успех трудовой колонии им.М.Горького и трудовой коммуны им.Ф.Э.Дзержинского (1927 — 1935 годы), А.С.Макаренко предпринял пять попыток расширения и дальнейшего развития своего социально-педагогического опыта. В разработанных им проектах (1925, 1927, 1929, 1935 — 1936 годы) четко обозначены идеи, которые лежат в основе его педагогического творчества и которые ему удалось успешно осуществить далеко не в полной мере и не так, как он этого хотел.

Он указывал на неэффективность «мелких воспитательных предприятий», настаивал на необходимости «мощных очагов воспитания» (на 10 — 12 тыс. воспитанников). Они должны быть основаны на «экономном и точном расходовании личных и материальных сил в условиях крупного производства и сложного коммунального быта» (т.1, с.41). Насколько серьезными и достаточно обоснованными были эти его масштабные проекты, говорит тот факт, что в сентябре 1928 г. в Украинском ЦИКе возник план поручить А.С.Макаренко организацию на границе с Афганистаном сети колоний для беспризорных детей на 40 тыс. воспитанников, взятых из Украины («Ты научила меня плакать…» Переписка А.С.Макаренко с женой. Том 1, М., 1994, С.114).

4. Но «коллективно-хозяйственное воспитание», как говорил А.С.Макаренко, требует «организации чисто педагогической системы хозяйства». Это такая организация, которая, во-первых, ставит во главу угла воспитательно-образовательные цели и, во-вторых, учитывает возрастные особенности детей и молодежи. Он имел дело преимущественно с подростками от 12 – 13 лет, выпуская их в жизнь в 18 – 19 лет.

Форма такой организации – «производственная коммуна с полным самоуправлением и наибольшим формальным равенством положений воспитателей и воспитанников». Самоуправление в ней должно строиться «по типу не демократического народоправства, …а демократического централизма, как можно с более широким развитием метода полномочий» (т.1, с.41 — 43).

Говоря о социальной организации «детского общества» и констатируя отсутствие его «образцов», А.С.Макаренко отмечал, что здесь могут быть разные варианты, но все они «должны как можно дальше стоять как от нынешней практики воспитания потребителей, так и от предрассудков педагогической литературы» (т.1, с.54).

В основу воспитания он положил не «логику труда», а «логику хозяйства», которое «должно отличаться развитием, мощностью, прибыльностью, веселым тоном». На этом строится «железная логика коммуны», требующая «быстрого экономного совещания, короткого приказа и короткого исполнения. Но она же требует и организации защиты личности» (там же). Нужно, следовательно, не просто «трудовое воспитание» (воспитание труженика), а «хозяйственное воспитание». Оно должно строиться на «хозяйственной (экономической) заботе». Нужен не «труд-работа» а «труд-забота». Необходимо вырабатывать у людей умения и навыки коллективного хозяйствования, новую систему экономических отношений, развивать принципы трудовой морали.

5. «Труд, дисциплина, быт, образовательная работа, будущее воспитанника и воспитателя — все это должно располагаться по линии экономического прогресса коммуны с учетом центрального основного фактора — экономического прогресса всей страны» (т.1, с.49).

Поэтому в 30-е годы, в период реконструкции народного хозяйства и индустриализации страны, при переходе от основанной преимущественно на сельскохозяйственном труде колонии им.М.Горького к основанной на ремесленном, а затем машинном труде коммуне им.Ф.Э.Дзержинского, — Макаренко ввел многие новые элементы в содержание деятельности своей трудовой общины.

С начала 30-х годов развивается его стремление к «организации серьезного производства, обставленного станками, обладающего строгим технологическим процессом, дающего подготовку по разным разрезам и специальностям, руководимого инженерами и техническим персоналом, достаточно квалифицированным… Такая колония должна обладать и школой на разные вкусы и способности» (т.1, с.208).

6. Характерные черты макаренковской общины-коллектива определяются также составом и численностью воспитанников. Это преимущественно беспризорные дети и несовершеннолетние нарушители, большей частью «полусироты» и «семейные дети», а в последние годы педагогической работы А.С.Макаренко – подростки вообще «без воровского стажа», практически не жившие «на улице». Контингент его воспитанников в среднем составлял от 50 до 500 человек. Соотношение числа воспитанников и педагогов, обслуживающего персонала, мастеров производства и квалифицированных рабочих в оптимальном варианте выражалось как 3 : 1.

Вопрос о специфическом составе детей, с которыми работал А.С.Макаренко, рассматривался и рассматривается нередко так, что его опыт — это опыт перевоспитания «трудных» детей в «закрытом» учреждении, он неприемлем для воспитания «нормальных» детей в учреждениях обычного типа.

Данный вывод игнорирует ряд весьма важных обстоятельств. Во-первых, то, что в гуманитарном знании крупные открытия нередко делались именно на «специфическом» материале. (Классический пример — З.Фрейд, невропатолог и психиатр, создавший общую теорию и метод психоанализа.) Далее, нельзя не учитывать того, что в работе Макаренко в колонии горьковцев и коммуне дзержинцев нашел отражение его 9-летний опыт работы в «нормальной» школе. И главное: его учреждение с самого начала было организовано как «открытое» учреждение (без заборов и сторожей), где действовал принцип добровольного пребывания в нем. «Кому в ней (колонии — А.Ф.) не нравится, может свободно уходить» (т.1, с.218).

«Наша колония представляла собой свободное объединение людей — здесь никого не заставляли жить насильно» (т.7, с.96). Это формальное отсутствие препятствий к уходу из колонии сочеталось с системой морально-психологических средств «удержания личности в коллективе».

7. Другой важнейший принцип – «забвение тяжелого прошлого воспитанников2 — как проявление чувства такта и «деликатности» в отношении к детям с трудной судьбой. 2…С самого начала педагогический коллектив отказался рассматривать цель своей работы как специфическую, отнесся к воспитанникам как к обыкновенным детям…» (А.С.Макаренко сегодня.., с.26).

Но элементы перевоспитания в опыте А.С.Макаренко, несомненно, были. Ему удавалось довольно быстро (в течение 3 — 4 месяцев) доводить вновь поступающих «трудных» детей до состояния «нормы» и дальнейшую работу с ними вести как с обычными детьми. Прохождение этого начального этапа значительно облегчилось после 1924 — 1926 годов, когда, как он говорил, его учреждение представляло собой уже не «правонарушительский коллектив», а обыкновенный, «нормальный коллектив», и начался период «нормальной работы» (т.4, с.139 — 140).

Принципиально не ограничивая себя задачами лишь «перевоспитания» (2исправления»), А.С.Макаренко на опыте работы с «трудными» показал высочайший уровень воспитательных достижений, когда дети, молодежь выводятся в «первые ряды общества». Ему, однако, не удалось осуществить план последовательного «отпочкования», своеобразного «размножения» своего опыта силами его воспитанников. В начале 1925 г. он мечтал: «…Мы представляем собой себе в будущем серьезную, дисциплинированную производственную семью колонистов, крепкую в хозяйстве, просвещенную в знаниях, которая вокруг себя учредит трудовые коммуны бывших колонистов, связанных с ней культурно и экономически» (А.С.Макаренко сегодня.., с.30 — 31).

8. В своих художественно-педагогических произведениях: «Марш 30 года», «ФД-1», «Педагогическая поэма», «Флаги на башнях» – А.С.Макаренко в качестве основы воспитания в педагогическом учреждении показывает сложнейшую гамму полнокровного взаимодействия детства и юности с жизнью взрослых, социальной действительностью. Усиливающееся влияние молодежи на старших в едином трудовом коллективе-общине было важнейшим фактором в его опыте. Это стало одной из главных тем в его пьесах «Мажор» и «Ньютоновы кольца».

9. Уже более полувека макаренковское наследие оказывается в эпицентре борьбы и дискуссий в педагогике, обостряющихся в периоды радикальных социально-экономических преобразований.

Макаренковское творчество – это прежде всего всепоглощающий поиск, осмысление и реализация в педагогике новых ценностей, которые общество вырабатывало в период кризиса, перехода от одного социально-экономического состояния к другому. Педагогическое новаторство А.С.Макаренко, как и других классиков педагогики, по существу является производным от его творческих поисков в «базисных» отраслях социально-гуманитарного знания. Поэтому, как сейчас признается, ему удалось внести ощутимый вклад в развитие социальной и педагогической психологии, этики, социологии, даже медицины (психотерапии). Отмечена его значимость для развития экономической науки.

Но его новаторство в педагогике было столь успешным потому, что строилось на прочном фундаменте исторической преемственности. При этом он обладал исключительной способностью распознавать попытки «старые педагогические предрассудки выдавать за новейшие достижения».

10. Истинную суть борьбы А.С.Макаренко в педагогике составляет отрицание грубо политизированного, вульгарного подхода к социально-педагогическим ценностям. Центральное место в его системе социально-этических воззрений занимает идея социализма и коммунизма, воспринятая в ее историческом развитии, как универсальная ценность. В социализме он видел прежде всего человеческую солидарность, справедливость, уважение к труду, «ценность человеческой личности». «Не может быть воспитания, если не сделана центральная установка о ценности человека» (т.1, с.249).

А.С. Макаренко говорил об общественном «ощущении действительных ценностей», об «интеллектуальном богатстве русского человека, …умеющего различать ценности» (т.6, с.98, 99). Он стремился отразить в педагогике «новые позиции человека на земле, … новые принципы общественной, творческой дисциплины» (т.7, с.178). Его идеал — сообщество, в котором «отдельная личность будет и наиболее дисциплинирована, и наиболее свободна» (т.3, с.457), где будет высоко поднят социальный статус молодежи, дан простор для ее созидательной, творческой энергии.

Макаренковское понимание социалистической идеи и ее реализации в воспитании значительно опережало свое время, было далеко не адекватно теории и практике строящегося в нашей стране государственного социализма. Этим объясняется то, почему педагогическая и литературная деятельность А.С.Макаренко одновременно и поддерживалась властями, и вызывала упорное сопротивление.

11. Макаренковское наследие — уникальный в истории педагогики результат органического сочетания длительной (25 лет) и необычайно успешной практической педагогической работы, теоретической деятельности в педагогике и художественно-эстетического освоения педагогической действительности. Опираясь на эти три главных метода познания в их единстве, А.С.Макаренко вплотную подошел к воспитанию и развитию целостной человеческой личности, в гармонической связи трех ее главных начал: практически-волевого, эмоционально-эстетического и интеллектуально-научного.

А.С.Макаренко — противник индивидуалистической педагогики, возводящей в абсолют материальные блага и культивирующей простое приспособление человека к существующему. Душа его общинно-коллективистской педагогики — социальный оптимизм, устремленность в будущее, идея «возвышения человека» в процессе созидания и творчества.

12. Указанные выше триады: соотношение в человеке практически-волевого, эмоционального и интеллектуального; соотношение индивидуального, коллективно-общинного и общечеловеческого; соотношение прошлого, настоящего и будущего, – как нам кажется, лежат в основе той или иной социально-этической (и религиозной) системы, которая определяет построение соответствующей системы педагогики. Содержание последней всецело зависит от того, каким является решение этих трех проблем в их совокупности.

Наследие А.С. Макаренко – один из вариантов их решения на пути гармонизации девяти указанных «составляющих» процесса нравственного переустройства человека в единстве с прогрессом человечества. Дальнейшее изучение в этом плане духовных учителей Востока, несомненно, откроет новые грани в данном наследии, способствуя переосмыслению и развитию основ современной педагогической теории и практики

 

 

В заключение рассмотрим основные идеи педагогического воспитания, предлагаемые А.С. Макаренко.

Во-первых, воспитание детей в коллективе. Коллектив – это контактная совокупность людей, основанная на следующих принципах: общая цель; общая деятельность; дисциплина; органы самоуправления; связь данного коллектива с обществом. По своей структуре коллектив делится на 2 вида: общий и первичный. Воспитание должно начинаться с первичного коллектива. Это такой коллектив, в котором отдельные его члены находятся в постоянном деловом, бытовом, дружеском и идеологическом объединении. Воспитание должно проходить и через общий коллектив, главное условие существования которого – возможность собраться всем вместе. Коллектив проходит через несколько стадий своего развития. Он их связывает с педагогическим требованием: педагог сам предъявляет требования; создается актив и педагог предъявляет требования к активу; создается общественное мнение, т.е. создается сплоченный коллектив, который предъявляет требования к личности; личность предъявляет требования к самой себе.

Педагогический коллектив – это коллектив и воспитанников и взрослых.

Во-вторых, дисциплина и режим. Дисциплина – это не средство и не метод воспитания. Это результат всей воспитательной системы. Воспитание – это не морализирование, это хорошо организованная жизнь детей. Логика дисциплины: дисциплина должна в первую очередь требоваться от коллектива; интересы коллектива стоят выше интересов личности, если личность сознательно выступает против коллектива. Режим – средство (метод) воспитания. Он должен быть обязателен для всех, точно по времени. Свойства режима: — должно быть целесообразным; точным по времени; обязательным для всех; носит изменчивый характер. Наказание и поощрение. Воспитание должно быть без наказания, если конечно воспитание правильно организовано. Наказание не должно приносить ребёнку моральные и физические страдания. Суть наказания в том, что ребёнок переживает за то, что его осудил коллектив, его сверстники.

В третьих, трудовое воспитание – Макаренко не мыслил свою систему Воспитания без участия в производительном труде. В его коммуне труд носил промышленный характер. Дети работали и учились по 4 часа в день. Открыли вечерний Индустриальный Техникум. Принцип полной самоокупаемости коммуны.

В четвертых, проблема семейного воспитания. Макаренко пишет лекции для родителей о воспитании, в которых есть общие условия семейного воспитания, пишет о родительском авторитете, о трудовом воспитании в семье, о дисциплине, о половом воспитании. Он пишет «Книгу для родителей», рассматривает проблемы педагогического мастерства и педагогической техники.

На мой взгляд, педагогика Макаренко есть непросто теория о воспитании людей, а теория подкреплённая практикой, или даже вернее практика перенесённая в теорию, что немаловажно в таком важном и ответственном деле как педагогика. Прежде чем писать Макаренко прошёл огромный жизненный путь, он работал с детьми разного рода, с детьми разных возрастов, и не только детьми, а также и взрослые постепенно воспитывались под его влиянием.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

список литературы

 

  1. А.С. Макаренко сегодня: новые материалы, исследования, опыт/ Сост. А.А. Фролов. — Н. Новгород, 1922, С.27
  2. Бушканец М.Г., Леухин Б.Д., Хрестоматия по педагогике/ Под ред. З.И. Равкина, М.: «Просвещение», 1976.
  3. Кроль Т. Г. «А.С. Макаренко» — биография. Москва – Ленинград, 1964.
  4. Ложечко А. Б. Воспитатель, учитель, боец. М., 1963.
  5. Макаренко А.С., «Собрание сочинений в 4-х томах, М: «Правда» 1987.
  6. Макаренко А.С. Полное собрание сочинений в 4- х томах. М., 1994.
  7. Педагогические сочинения в 8 томах, М., 1983 – 1986.
  8. Павлова М.П., Педагогическая система А.С. Макаренко. М.: «Высшая школа», 1972.
  9. Фролов А.А., Организация воспитательного процесса в практике А.С. Макаренко/ Под ред. В.А. Сластенина и Н.Э. Фере, Горький: ГГПИ им М. Горького, 1976.
  10. Шабаева М. Ф. История педагогики. М., 1961.

 

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->