ПОНЯТИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ГРУППЫ И ЭТНИЧЕСКОЙ ОБЩНОСТИ

Одной из сфер общественной жизни, которую изучает современная социологическая наука, являются этнические и межнациональные отношения и взаимодействия.

Исследования в этой области представляются особенно важными в условиях нашей страны, на территории которой сегодня проживают более 70 народов и этнических групп.

Эффективная национальная политика в России немыслима без глубокого социологического анализа существующей системы федеративных отношений, происходящих этносоциальных процессов, которые оказывают серьезное влияние на экономическое, политическое и культурное развитие регионов и страны в целом.

Особенно важным с точки зрения социологии является изучение проблем этнической стратификации, вопросов, касающихся положения этнических меньшинств в современном мире, а также выяснение сущности, причин возникновения и сохранения различных форм этнического негативизма, таких как этнические предрассудки и этническая дискриминация.

Наблюдаемый в течение последних десятилетий устойчивый интерес исследователей к этнической проблематике очевиден и вполне объясним. Мир, в котором мы живем, полиэтничен, многонационален: из около 180 государств, существующих сегодня, лишь 20 считаются этнически однородными (этнические меньшинства составляют в них менее пяти процентов населения). Понятие «этничность» твердо закрепилось в категориальном аппарате многих социальных наук — социальной и культурной антропологии, этнологии, психологии, политологии, социологии.

Вплоть до середины XX столетия многие ученые в сфере социальных наук полагали, ‘что этничность будет постепенно терять свое значение в жизни людей вследствие процессов модернизации, развития гражданского общества и личностного индивидуализма. В частности, недооценка этнического фактора была характерной чертой отечественного обществоведения, многие представители которого на протяжении десятилетий отстаивали абсолютный приоритет классовых отношений, игнорируя при этом важность этнического элемента. Однако историческая практика показала: этничность, а также связанные с ней формы национализма не только сохранили, но и усилили свое значение в социальной, политической и культурной жизни. Нет надобности говорить о том, насколько остро сегодня стоят этнические и национальные проблемы во многих регионах земного шара, в том числе и на территориях бывшего Советского Союза и современной России, где проживает около 170 различных народов.

Именно поэтому крайне актуально рассмотреть и охарактеризовать понятия «этнической общности»

Социетальное общество складывается из взаимодействия различных социальных групп (социально-профессиональные группы и территориальные общности были рассмотрены выше). Одним из существенных факторов социетальной общности выступает этничность — принадлежность индивида к определенной национально-этнической группе, нации или народу.

В этнографической литературе под этносом (этнической общностью) принято понимать устойчивую совокупность людей, проживающих, как правило, на отдельной территории, имеющую свою самобытную культуру, включая язык, и обладающую самосознанием, что обычно выражается в названии этноса — Россия, Франция, Эстония, Дагестан и т.п. Кроме того, любая этническая группа обладает особым чувством, настроением и переживаниями, которые аккумулируются в выражении «мы — группа», призванном подчеркнуть самобытность этноса, сплоченность его членов, их противостояние всем другим окружающим этническим группам с иным культурным строем и психологией. Мы будем употреблять термины «этнос» и «этническая общность» (группа) как синонимы, тогда как в специальной этнографической литературе первый термин употребляется с акцентом на социокультурную особенность этнической группы.

Названные выше общие признаки этнической группы сближают ее с другими социальными образованиями, которые рассматриваются в социологии в качестве социокультурных систем, ибо этнос, как и любая другая значительная социальная группа, обладает своей культурой, ценностно-нормативной структурой, психологией, механизмами социальной интеграции и дифференциации людей. В связи с этим особое внимание следует обратить на специфические черты этнической группы, заметно выделяющие ее среди других социальных образований. Во-первых, это язык данной нации, народности, как главный инструмент общения, коммуникации, формирующий у людей чувство единой лингвистической общности. Знание языка — важнейший критерий идентификации членов этнической группы, т.е. определение его как «своего» или «чужого». Во-вторых, это социально-историческое образование, имеющее, как правило, длительную историю формирования. Общая историческая судьба данного народа, нации, которую ее представители передают из поколения в поколение в устной, фольклорной форме или в виде письменной истории, изучаемой в процессе воспитания подрастающего поколения, — один из факторов объединения представителей данного этноса и формирования у них чувства естественной близости и родственности. Третий признак — наличие специфической материальной и духовной культуры этноса, выражающейся в своеобразии жилищных построек (у многих народов Севера и кочевых племен, например, преобладают не кирпичные строения, а юрты, у этнических групп, проживающих на побережье, жилище может выглядеть в виде свайных построек и т.д.), составе и приготовлении пищи (например, у народов Востока в питании преобладает рис, в Латинской Америке — маис и кукуруза, многие народы Севера употребляют в пишу оленину) и др. Четвертая особенность этнических групп связана с семейно-бытовым поведением — убранство жилья, брачные обряды и традиции (например, обычай у народов Средней Азии брать за невесту «выкуп» — калым), взаимоотношения супругов между собой, детьми и родственниками. Наконец, это нормативы повседневного поведения, этикета — обращения, приветствия, характерные жесты и символы (у многих народов Востока, в отличие от европейских, при встрече принято кланяться, а сама встреча знакомых людей может вылиться в длительный разговор о здоровье и благополучии родных и близких людей). Отметим также и такую немаловажную деталь, как гигиенические правила, отражающие в значительной мере природные условия обитания этноса.1

Специфика социологического подхода к изучению этнических групп заключается прежде всего в том, что в отличие от этнографии, имеющей ярко выраженный исторический и описательный характер, в социологии этнические общности рассматриваются как элементы социальной структуры общества, в тесной связи с другими социальными группами — классами, стратами, территориальными общностями и различными социальными институтами.

Поскольку большинство существующих в современном мире обществ представляют собой полиэтнические государства, то, следовательно, правомерно говорить о том, что социетальная общность представляет собой совокупность различных этнических групп, находящихся друг с другом в определенных взаимоотношениях (этнографы называют межэтническими контактами), образующих определенную систему стратификации — «этническую стратификацию». Правда, следует заранее оговориться, что термин «стратификация», предполагающий неравенство социальных групп и их иерархическую организацию, здесь не всегда оправдан, особенно если иметь в виду современные демократические общества, в которых законодательно закреплено равенство всех наций и народов, населяющих данную страну, и всякое проявление расовой и национальной дискриминации осуждается. Тем не менее почти в любой современной многонациональной стране выделяются титульная, или доминирующая, нация и недоминирующие, так называемые малые, нации, народы.

Несмотря на формально провозглашенные лозунги социального равенства независимо от цвета кожи, проблема взаимоотношений между различными этносами может в определенные периоды времени обостряться. Свидетельств тому немало как в нашей стране, так и за рубежом. Ситуация ярко выраженного социального неравенства, борьбы различных этнических групп за власть характерна для обществ с неустойчивыми политическими режимами, находящихся в процессе модернизации. В условиях индустриального развитого общества с устойчивым демократическим режимом, достаточно высоким уровнем материально-экономического благосостояния этническая стратификация ослабевает и этнический фактор перестает играть существенную роль в общественном развитии, а национальная принадлежность человека заменена гражданством. Скажем, понятие «американец» означает не какую-то особую национальность, проживающую на территории США, а граждан США. Это означает, что политическая идентификация личности вытесняет здесь этническую идентичность, хотя говорить о полной утрате этничности, роли этнического фактора в современной жизни США было бы преждевременным.

В 1960—1970-е годы, в связи с обострением национальных отношений в ряде стран Европы, Америки и странах «третьего мира» на передний план мировых социологических исследований выдвинулась проблема межэтнических отношений. В СССР вместе с возникновением социологической науки также начали проводиться, хотя и весьма немногочисленные, исследования этнических групп и межэтнических отношений. Но эта область, пограничная между этнографией и социологией, в огромной степени была подвержена партий но-идеологическому контролю, так как развитие наций и народностей в СССР подчинялось известным политическим и идеологическим догматам о «расцвете наций при социализме» или о «формировании единой общности — советского народа». Объективные и беспристрастные исследования этнических групп и отношений стали возможными лишь в постсоветские годы, хотя отдельные факты и результаты прошлых исследований могут представлять определенный интерес и в настоящее время. Актуальность их изучения диктуется тем обстоятельством, что современная Россия по-прежнему остается полиэтническим государством и вопросы межнациональных отношений остаются злободневными.

В состав прежнего СССР входили 35 национальных государственных единиц (15 союзных и 20 автономных республик) и 18 национально-государственных образований (8 автономных областей и 10 автономных округов). В каждом из указанных территориальных образований этнический состав, как правило, был смешанным, в него входили представители различных этнических групп, хотя их коренная нация могла проживать на другой территории. Поданным Всесоюзной переписи населения 1979 г., в 10 из 15 союзных республик представители некоренной нации составили свыше ¼ населения данной республики, в том числе в двух из них — Казахстане и Киргизии — даже более половины, в большинстве из 20 АССР свыше половины населения также составляли некоренные национальности. СССР был одним из самых многонациональных государств мира. Самая многочисленная этническая группа – русские, насчитывала 137 млн. человек, затем шли украинцы – 42 млн., узбеки – 12лн., белорусы – 9 млн., казахи – 6,6 млн., татары – 6,3 млн человек и т.д.1 (немцы, греки, поляки и т.д.). Еще около трети нерусского населения (28,5%) живут вне переделов своих национальных образований. Оставшиеся немногим более трети нерусских живут в своих национальных территориальных образованиях (Татарстан, Башкортостан, Чечня, Саха, Мордовия и т.д.), но эти национальности в общем составляют только 6,6% населения России.

Исследования социологов выявили три группы наиболее значимых проблем этнических отношений:

  • взаимоотношения личности и этнической группы, концентрирующиеся в изучении этнической идентификации и этнических различий;
  • этническая стратификация, межэтнические отношения, их динамика и формы, из которых выделяют как мирные формы (кооперацию и конкуренцию), так и немирные — конфликты;
  • влияние системно-структурных механизмов на межэтнические отношения — социальных институтов (религия, экономика, политика и др.).

Изучение вопросов этнической идентификации и этнических различий представляет весьма сложную исследовательскую задачу. С одной стороны, в условиях крупного города, где проживают представители многих национальностей, этнокультурная дифференциация почти неразличима, так как все они живут на одной территории, говорят на одном языке, придерживаются общих норм и ценностей. Урбанизированная среда нейтрализует этничность, национальное происхождение человека, но не уничтожает ее полностью. С другой стороны, в рамках национально-территориальных образований, которых немало в составе России, действуют этнокультурные различия, начиная с национального языка и особой территории и вплоть до особых традиций, обрядов, праздников и т.д. Эта неоднозначность проявления этнических различий приводит некоторых ученых к представлению о том, что различные признаки этнической идентификации национальной принадлежности носят сугубо символический, условный характер и в значительной мере зависят от самого субъекта, индивида, точнее его субъективной интерпретации своей национальной принадлежности.

2. ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ ЛИЧНОСТИ И ЭТНИЧЕСКАЯ СТРАТИФИКАЦИИ

 

Этническая идентификация (идентичность), пожалуй, один из самых популярных терминов в этнической социологии. Обратим внимание прежде всего на сходство и различия данного понятия с термином «социальная идентификация личности», под которым понимаются социально-психологические связи человека с различными социальными группами — семьей, религией, профессиональными и территориальными общностями и др. Понятие «этническая идентификация» отличается от последнего большей конкретностью и емкостью в теоретическом плане, а с точки зрения практической — большей интегрирующей и консолидирующей силой, наиболее ярко выражаясь в таком политическом явлении, как национализм.

Теоретически этническая идентификация базируется прежде всего на осознании общности происхождения, традиции, ценностей, верований, ощущении исторической и межпоколенной преемственности.

Особенности этнической идентификации в значительной мере определяют также два существенных компонента. Во-первых, существует несомненная связь между этнической идентификацией и процессом первичной социализации индивида, происходящей в определенных этнокультурных условиях, которые для индивида усваиваются в качестве устойчивых ценностных образов типа «родной дом», «родная земля», «родители такой-то национальности», «родной язык» и др. Поэтому этнические убеждения и ценности составляют важнейший компонент ценностно-мотивационного ядра личности. Следует оговориться, что подобного рода социализация, формирующая личность с устойчивой системой этнических ценностей, возможна далеко не всегда. В условиях современного индустриального общества с демократической политической системой и поликультурным населением система воспитания и социализации может значительно ослабить роль этнического фактора. Во-вторых, важную роль играют природно-биологические факторы, которые зачастую игнорируются многими социологами и этнографами как в силу присущего им культурного детерминизма, так и по причине возможных обвинений в расизме. Тем не менее присущие человеку от рождения природно-биологические (антропологические) особенности, выражающиеся в наборе определенных антропологических признаков — черты лица, цвет кожи, форма носа, строение тела и т.д., заметно отличающие представителей одного этноса от другого, дополняют и поддерживают устойчивость различных проявлений этничности, служат важной предпосылкой консолидации этнической группы, наряду с собственно культурными маркерами (язык, обычаи, традиции).

Таким образом, тесная связь природно-биологических особенностей человека с культурными признаками этноса определяет своеобразие этнической идентификации, ее роль в общественной жизни, в поведении различных этнических групп, образующих социетальную общность.

Этническая идентификация является одной из важных социально значимых проблем, которую в последние годы усиленно изучают не только психологи, но еще в большей мере социологи и политологи. Для социологов исследование этой проблемы позволяет выявить уровень интеграции, степень включенности человека в этническую группу, а на межгрупповом уровне — определить уровень этнокультурных различий, обособленность этнических групп друг от друга. И социологи, и психологи, изучающие этническую идентичность, сходятся в том, что она играет исключительно важную роль в этнополитической мобилизации, готовности к групповым действиям. Таким образом, по мнению специалистов, этническая идентификация — это не только принятие определенных групповых представлений, готовность к сходному образу мысли и разделения этнических чувств, но и построение системы отношений и действий в различных этноконтактных ситуациях1 и прежде всего в ситуациях этнической напряженности. Последняя сторона вопроса представляется наиболее значимой, так как позволяет предсказать возможные межнациональные конфликты. Обратим внимание на очень важную деталь: утрата этнической идентичности может приводить к фрустрации личности и этноса в целом, как это было в годы советской власти, когда господствовавшая идеология стремилась нейтрализовать различные проявления этничности под флагом создания «единой общности — советского народа».

Известно, что в общественном массовом сознании нередко в качестве весьма существенных признаков этнической идентификации называют внешность человека — черты лица, цвет волос и другие сугубо антропологические (точнее — морфологические) признаки. Однако социологические опросы представителей различных этнических групп свидетельствуют о том, что у представителей европейской расы указанные признаки выражены слабо, у представителей кавказских национальностей они несколько сильнее.

Понятие этнической стратификации выражает социально-этническое неравенство различных этнических групп, их престиж, статус и место в общей иерархии этнических общностей. Конечно, этническая стратификация не существует в чистом виде — в таком случае она вырождается в простые расовые предрассудки. Суть в том, что этническая стратификация теснейшим образом связана с другими признаками социального статуса человека — доходом, образованием, престижем профессии, объемом властных полномочий и др. Однако было бы неверно выводить этнический статус из отдельных измерений статуса, например экономического или политического, как это делают некоторые представители марксистской концепции и сторонники традиционного социологического подхода к стратификации. Вопрос заключается в том, в какой мере правомерно считать национальность аскриптивным, т.е. предписываемым от рождения признаком статуса, который раз и навсегда определяет положение человека в обществе. Вероятно, этническое измерение статуса играло важную роль в условиях доиндустриального общества с присущими ему кастовыми или сословными барьерами. В современном, промышленно развитом, демократическом обществе этничность как показатель социального статуса сама по себе в чистом виде не выступает, без учета других измерений стратификации — экономических, культурных, политических и др., хотя нельзя отрицать самостоятельного значения этого показателя, особенно в условиях обострения межэтнических отношений.

Удобным инструментом для изучения этнической стратификации служит изобретенная в 20-е годы американским исследователем Э. Богардусом шкала социальной дистанции, помогающая выявить престиж, или «предпочтительность», представителей различных наций в общественном мнении. Подобно другим шкалам, она определяет континуум возможных установок представителей одной этнической группы по отношению к другой. Респондентам предлагалось ответить на ряд вопросов, раскрывающих степень доверительности, доброжелательности или, проще, «предпочтительности» по отношению к другим этническим группам.

Изучение межнациональных отношений с применением шкалы Богардуса проводилось и отечественными социологами, но не с целью выяснения неравенства этнических статусов, а в плане определения динамики межэтнических отношений, которые развивались в последние десятилетия в связи с распадом СССР и созданием независимых государств на его территории.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ТИПЫ ЭТНИЧЕСКИХ ОБЩНОСТЕЙ: РОД, ПЛЕМЯ, НАРОДНОСТЬ, НАЦИЯ

 

Началом развития этнических общностей был род, объединявший несколько или много семей. Роды объединялись в тотемические кланы, основанные не на кровном родстве, а на вере в происхождение от общего предка. Объединение нескольких кланов привело к появлению племени. Племена в ходе дальнейшего культурного развития переросли в народности. А народности на высшей стадии своего развития превратились в нацию.

Род это группа кровных родственников, которые ведут свое происхождение от общего предка (по материнской или отцовской линии) и носящих общее родовое имя. Род возник на рубеже верхнего и нижнего палеолита и пришел на смену первобытному человеческому стаду.

Для родового строя характерны первобытный коллективизм, отсутствие частной собственности, классов и моногамной семьи. С родом связано уже и такое явление, как экзогамия (запрет брака внутри рода), в связи с чем он не мог существовать изолированно, и это привело в конечном итоге к объединению их в племена.

Кланы — это родовые союзы, выступающие зачатком политических институтов. Следует также выделить и тотемические кланы, они имели характер семейных союзов с религиозной подоплекой.

Тотемизм это религия, которая основана на культе животных или растений, как будто являющихся предками клана. Существовала вера, что данные животные или растения — кровные родственники членов клана. С кланами связаны и такие явления, как экзогамия (запрещение заключать брак внутри клана), так и эндогамия (запрещалось — вне клана). Хотя кланы были характерны в основном для первобытных обществ, в некоторых формах они сохранились в современных обществах и все еще играют важную роль (Япония, Китай, Индия).

К наиболее древним этническим общностям относятся племена, жизнь и деятельность которых социальных связях. Каждое племя обладало признаками этнической общности: они отличались друг от друга своим происхождением, языком, сложившимися обычаями и традициями, материальной и духовной культурой — от примитивной до относительно высокоразвитой. У каждого племени формировалось свое этническое самосознание. Оно обладало этнонимом (названием). Племена — это форма организации первобытно
общинного строя, который в различные исторические эпохи существовал на разных континентах земли. Существуют они в настоящее время в некоторых частях азиатского, американского, африканского и австралийского континентов.    

Племя это тип этносоциальной общности эпохи первобытно-общинного строя. Племя — более высокая форма общественной организации, оно охватывает большое число родов и кланов.

Для племени характерно: общность территории (даже у кочующих племен область кочевок была ограничена и охранялась ими от других племен), выделение собственного языка или диалекта, своих обычаев и культов, наличие некоторых элементов хозяйственного уклада, самосознания и, самоназвания. Племя имеет уже зачатки внутренней организации: вождя или совет вождей, племенные советы, решающие важные для всех дела и вопросы (например, организация охоты, военного похода, религиозного обряда и т.п.).

С разложением первобытно-общинного строя распадались племена. Появление союзов племен, завоевания и переселения привели к смешению племен, а в конечном итоге к объединению их в народности.

С переходом к цивилизации, при которой на первый план вышли не родовые, а социальные связи между людьми, племя уступило место другому типу этнической общности, — народу. Все народы как этнические общности на стадии цивилизации (будь то народы Древней Греции и Древнего Рима, Египта, Индии или Китая, а в более поздние периоды – народы Франции, Германии или России) всегда отличались и отличаются поныне своими особыми социально-этническими признаками, в том числе особенностями своего происхождения, языка культуры, этнического самосознания и т. д.

Народность — это этническая и социальная общность, которая на лестнице общественного развития следует за племенем и предшествует нации. В отличие от родоплеменной организации, основанной на кровнородственных связях, в народности главное значение имеют территориальные связи, складывается общий язык (им обычно становится язык наиболее развитого племени), развивается общность хозяйственных связей и появляются элементы общей культуры. Нации начинают возникать в рабовладельческую эпоху, этот процесс продолжает осуществляться и в современную эпоху. Развитие капитализма привело к превращению народностей в нации. Процесс этот довольно сложный и может находить свое выражение в разных формах. Например, из одной народности (древнерусская) может образоваться несколько наций, и в то же время из нескольких наций может сложиться только одна. При этом некоторые народности из-за своей малочисленности и недостаточной развитости так и не смогли превратиться в нацию.

В отличие от племен народы достигали в эпоху цивилизации несравненно большей социально-этнической консолидации более высокого (на несколько порядков, как фиксируют этнографы, историки, лингвисты и другие специалисты) развития своего языка, материальной и духовной культуры. Именно в это время начали складываться национальные характеры многих народов, что нашло свое выражение в их национальном сознании и самосознании. Другими словами, племена сменились формирующимися древними народами — нациями, достигшими своего расцвета в последующие исторические эпохи.

Формирование наций, начавшееся с разложения родоплеменного строя, завершилось с развитием машинного производства и капиталистического рынка, связавшего все районы и области той пли иной страны в единый экономический организм. Интенсификация экономического общения неизбежно активизировала политическое и культурное общение людей, что вело к консолидации их как наций, расцвету культуры и национального характера.

Такой подход несколько расходится с тем подходом к проблеме развития исторических общностей людей, согласно которому первобытно-общинные племена развивались в народности, а последние — в нации. При этом народности и нации наделялись по сути одними и теми же признаками, а различались между собой по степени развития данных признаков, подчеркивалось, что со временем народности становятся нациями.

Подобный, как выяснилось, во многом искусственный критерий разграничения наций и народностей не получил сколько-нибудь доказательного научного обоснования. Остается неясным, какую этническую общность, будь то, например, киргизы, чеченцы, якуты, можно считать нацией, а какую — народностью и как определить момент перерастания народности в нацию. Один из известных отечественных этнографов М.В. Крюков не безосновательно утверждает, что, например, Ленин употреблял термины «нация», «национальность», «народность», «народ» в качестве синонимов и что противопоставление наций и народностей было введено Сталиным в 1921 г. в тезисах «Об очередных задачах партии в национальном вопросе». По мнению Крюкова, это было «теоретически несостоятельным и практически вредным», ибо искусственно порождало новые межэтнические противоречия, связанные с тем, что не все этнические общности считали справедливым произвольное отнесение одних из них к нациям, а других — к народностям.

Нации начинают складываться из различных племен и народностей в период преодоления феодальной раздробленности и укрепления централизованных государств, происходящее на основе развития капиталистических экономических отношений и объединения местных рынков в общенациональный.

Принадлежность к определенной нации значит очень много, и это основано на том, что, во-первых, нации очень устойчивы и существуют иногда на протяжении тысяч лет, во-вторых, они создают культурное наследство, в-третьих, индивиды идентифицируют себя с нацией; принадлежность к нации дает каждому индивиду язык, связь с родной землей, место в истории и место в цепи поколений, т.е. основу самоопределения индивида, и, в-четвертых, нации создают сильное ощущение солидарности между членами и антагонизм по отношению к чужим нациям.

Отмеченные особенности часто приводят к тому, что нации выступают источником общественных движений и радикальных идеологий. В связи с этим социологов особо привлекает к себе изучение национализма.

В отечественной и зарубежной литературе можно встретить множество суждений о нациях как этнических общностях, сформировавшихся задолго до капитализма. Так, французский ученый Ж.Э. Ренан (1823— 1892) считал, что нации существовали еще в начале Средних веков, «начиная с конца Римской империи или, лучше, со времени разложения империи Карла Великого…»1. Ренан утверждал, что нацию нельзя сводить к той или иной расе. Раса указывает «на родство по крови», а нации могут складываться в процессе совместной жизни и «перемешивания» представителей разных рас. «Самые большие страны — Англия, Франция, Италия — это те, в которых кровь наиболее перемешана»2. Именно данное обстоятельство характеризует нации этих стран. Поистине нет нации, все представители которой относились бы только к одной расе.

Духовные признаки нации отмечают многие мыслители. Так, французский социолог и социальный психолог Г. Лебон (1841— 1931) исходил из того, что «каждый народ обладает душевным строем столь же устойчивым, как и его анатомические способности». Из этого «душевного строя» проистекают чувства народа, его мысли, верования, искусство, а также различного рода учреждения, регулирующие его общественную жизнь3. Лебон говорил о «душе народа» и о том, что «только она… сохраняет нацию»4. Душа народа — это его нравы, чувства, идеи, способы мышления. Когда портятся нравы, нации исчезают, утверждал Лебон. При этом он ссылался на пример Древнего Рима. Римляне, по его словам, имели очень сильный идеал.

Этот идеал — величие Рима — абсолютно господствовал над всеми душами; и каждый гражданин готов был пожертвовать для него своей семьей, своим состоянием и своей жизнью. В этом была сила Рима. Впоследствии на первый план вышли стремление к роскоши, разврат, что ослабило нацию. «Когда варвары явились у его ворот, его душа уже была мертва»1.

Идею «души народа» как «души нации» поддерживал и развивал немецкий психолог и философ Вильгельм Вундт (1832— 1920). Он справедливо утверждал: чтобы понять душу народа, надо знать его историю. Полезными, по его словам, будут знания по этнологии, искусству, науке, религии, языку и обычаям2.

Австрийский социолог и политик Отто Бауэр указывал на естественные и культурные признаки нации. Он писал, что нация как «естественная общность» исходит из «физически обусловленной наследственности, посредством которой детям передаются свойства родителей»3. Однако главными отличительными признаками нации Бауэр считал ее язык и культуру. «Общность происхождения без культурной общности всегда образует только расу и никогда не создает нации», — утверждал он4. Национальное сознание трактуется им как осознание того факта, что люди сходятся между собой «в обладании известными культурными ценностями», а также в направлении их воли, что и составляет особенности их национального характера. Теоретически национальное сознание есть осознание того, что я и мои соплеменники суть продукты одной и той же истории5.

Развивая весьма актуальную сегодня теорию национально-культурной автономии, Бауэр видел основную задачу в том, чтобы «сделать национальную культуру… достоянием всего народа и таким, единственно возможном образом сплотить всех членов нации в национально-культурную общность».

Обобщая сказанное, можно утверждать, что нация — это особая историческая общность людей, характеризующаяся общностью ее происхождения, языка, территории, экономического уклада, а также психического склада и культуры, проявляющихся в общности ее этнического сознания и самосознания. Национальное в любых своих проявлениях связано с уникальными этническими характеристиками нации. Эта связь может быть выражена в большей или меньшей степени, но от всегда имеет место. Так, экономические или политические отношения приобретают национальное содержание ровно настолько, насколько они связаны с решением этнических проблем жизни народов — наций. За этими пределами они могут оказаться социально-классовыми или какими-то другими отношениями, но не национальными. То же можно сказать и о нравственных, эстетических и других отношениях. Национальный характер они приобретают тогда, когда их социальное содержание органически соединяется с этническим, «переплавлено» с ним.

В дальнейшем будем употреблять термины «этнос», «народ», «нация» как синонимы, т.е. равнозначные по смыслу, скажем русский народ есть русский этнос и русская нация. Объем значение данных явлений и выражающих их понятий и терминов по сути одинаковы. То же относится к украинскому, казахскому, грузинскому или же французскому и немецкому народам (этносам, нациям), соответствующим понятиям и терминам. В настоящее время многие ученые, в том числе весьма известные, демонстрируют именно такой подход к данному вопросу. Как тождественные употребляет понятия «этнос» и «народ» Л.Н. Гумилев1. В.А. Тишков, известный ученый-этнограф, предлагает вместо понятий «народность» и «нация» употреблять одно понятие — «народ»2.

Понятие национальность обозначает этнические признаки не только целых наций, компактно проживающих на определенных территориях, но и всех ее представителей, где бы они ни жили, в том числе на территориях других народов и государств.

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Этническая общность — это исторически сложившаяся на определенной территории устойчивая общность людей, обладающая единством культуры, самосознанием и самоназванием.

Род это группа кровных родственников, которые ведут свое происхождение от общего предка (по материнской или отцовской линии) и носящих общее родовое имя. Род возник на рубеже верхнего и нижнего палеолита и пришел на смену первобытному человеческому стаду.

Для родового строя характерны первобытный коллективизм, отсутствие частной собственности, классов и моногамной семьи. С родом связано уже и такое явление, как экзогамия (запрет брака внутри рода), в связи с чем он не мог существовать изолированно, и это привело в конечном итоге к объединению их в племена.

Кланы это родовые союзы, выступающие зачатком политических институтов. Следует также выделить и тотемические кланы, они имели характер семейных союзов с религиозной подоплекой.

Тотемизм это религия, которая основана на культе животных или растений, как будто являющихся предками клана. Существовала вера, что данные животные или растения — кровные родственники членов клана. С кланами связаны и такие явления, как экзогамия (запрещение заключать брак внутри клана), так и эндогамия (запрещалось — вне клана). Хотя кланы были характерны в основном для первобытных обществ, в некоторых формах они сохранились в современных обществах и все еще играют важную роль (Япония, Китай, Индия).

К наиболее древним этническим общностям относятся племена, жизнь и деятельность которых социальных связях. Каждое племя обладало признаками этнической общности: они отличались друг от друга своим происхождением, языком, сложившимися обычаями и традициями, материальной и духовной культурой — от примитивной до относительно высокоразвитой. У каждого племени формировалось свое этническое самосознание. Оно обладало этнонимом (названием). Племена — это форма организации первобытно
общинного строя, который в различные исторические эпохи существовал на разных континентах земли. Существуют они в настоящее время в некоторых частях азиатского, американского, африканского и австралийского континентов.    

Племя это тип этносоциальной общности эпохи первобытно-общинного строя. Племя — более высокая форма общественной организации, оно охватывает большое число родов и кланов.

Для племени характерно: общность территории (даже у кочующих племен область кочевок была ограничена и охранялась ими от других племен), выделение собственного языка или диалекта, своих обычаев и культов, наличие некоторых элементов хозяйственного уклада, самосознания и, самоназвания. Племя имеет уже зачатки внутренней организации: вождя или совет вождей, племенные советы, решающие важные для всех дела и вопросы (например, организация охоты, военного похода, религиозного обряда и т.п.).

С разложением первобытно-общинного строя распадались племена. Появление союзов племен, завоевания и переселения привели к смешению племен, а в конечном итоге к объединению их в народности.

С переходом к цивилизации, при которой на первый план вышли не родовые, а социальные связи между людьми, племя уступило место другому типу этнической общности, — народу. Все народы как этнические общности на стадии цивилизации (будь то народы Древней Греции и Древнего Рима, Египта, Индии или Китая, а в более поздние периоды – народы Франции, Германии или России) всегда отличались и отличаются поныне своими особыми социально-этническими признаками, в том числе особенностями своего происхождения, языка культуры, этнического самосознания и т. д.

Народность — это этническая и социальная общность, которая на лестнице общественного развития следует за племенем и предшествует нации. В отличие от родоплеменной организации, основанной на кровнородственных связях, в народности главное значение имеют территориальные связи, складывается общий язык (им обычно становится язык наиболее развитого племени), развивается общность хозяйственных связей и появляются элементы общей культуры. Нации начинают возникать в рабовладельческую эпоху, этот процесс продолжает осуществляться и в современную эпоху. Развитие капитализма привело к превращению народностей в нации. Процесс этот довольно сложный и может находить свое выражение в разных формах. Например, из одной народности (древнерусская) может образоваться несколько наций, и в то же время из нескольких наций может сложиться только одна. При этом некоторые народности из-за своей малочисленности и недостаточной развитости так и не смогли превратиться в нацию.

В отличие от племен народы достигали в эпоху цивилизации несравненно большей социально-этнической консолидации более высокого (на несколько порядков, как фиксируют этнографы, историки, лингвисты и другие специалисты) развития своего языка, материальной и духовной культуры. Именно в это время начали складываться национальные характеры многих народов, что нашло свое выражение в их национальном сознании и самосознании. Другими словами, племена сменились формирующимися древними народами — нациями, достигшими своего расцвета в последующие исторические эпохи.

Формирование наций, начавшееся с разложения родоплеменного строя, завершилось с развитием машинного производства и капиталистического рынка, связавшего все районы и области той пли иной страны в единый экономический организм. Интенсификация экономического общения неизбежно активизировала политическое и культурное общение людей, что вело к консолидации их как наций, расцвету культуры и национального характера.

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия. СПб., 1999.
  2. Бромлей А.В. Очерки теории этноса. М., 1983.
  3. Вундт В. Проблемы психология народов. М., 1992.
  4. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. Л., 1990.
  5. Лебон Г. Психология народом и масс. СПб., 2001.
  6. Ренан Э. Что такое нация // Собр. Соч. в 12 т. T IV. М., 1999.
  7. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.
  8. Социоллогия / Отв. ред. В.Г. Осипов. М., 1990.
  9. Тишков В. Народы и государство // Коммунист. 1989. № 1. С. 50.

 

 

 

 

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->